Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Цикл "Новый Михаил". Книга вторая "Государь Революции" (продолжение)


Цикл "Новый Михаил". Книга вторая "Государь Революции" (продолжение)

Сообщений 401 страница 410 из 997

401

Товарищ Не написал(а):

Кстати, в первой части уважаемый Автор обещал встречу ЕИВ Михаила с промышленниками и финансистами. Ждем-с набросков беседы. Можно даже целую серию по типу "Ленин и дети" - ЕИВ Михаил Александрович и люди. Большим успехом пользуются встречи ЕИВ с конструкторами вооружений и техники. Социальная инженерия пользуется куда меньшим успехом. Может попробовать привлечь сестру Ольгу Александровну курировать социальную защиту женщин, в т.ч. и беременных? Попутно с мировой политикой, так сказать...

Товарищ Не написал(а):

Кстати, в первой части уважаемый Автор обещал встречу ЕИВ Михаила с промышленниками и финансистами. Ждем-с набросков беседы. Можно даже целую серию по типу "Ленин и дети" - ЕИВ Михаил Александрович и люди. Большим успехом пользуются встречи ЕИВ с конструкторами вооружений и техники. Социальная инженерия пользуется куда меньшим успехом. Может попробовать привлечь сестру Ольгу Александровну курировать социальную защиту женщин, в т.ч. и беременных? Попутно с мировой политикой, так сказать...


По Ольге программа большая, включая Союз Первых (первопроходцев, пионеров и т.д.), что касается встречи с промышленниками, то буду благодарен за любые подсказки и советы, поскольку начинал писать несколько раз, но не идет пока беседа(((

0

402

Поскольку Россия вернулась в капитализм, большевистские рецепты нам не очень подходят, т.к. подразумевают только государственный капитализм с безвозмездной (в лучшем случае) национализацией. А вот рецепты современной России имеют большее значение. В РИ имеются несколько обособленных укладов экономики. Крупные промышленники, средней руки промышленники - владельцы одной двух фабрик, мелкие промышленники, артельщики и кооператоры. Несколько обособленно стоят купцы, ещё более обособленно - купцы-старообрядцы. Соответственно большой разброс по формам собственности - ОАО, ЗАО, ТОО, семейное предприятие, кооператив, ИП, ИПБОЮЛ. И это ещё без иностранцев, коих в РИ было тоже немало и государственных предприятий.

0

403

Товарищ Не написал(а):

В китайском вопросе России стоит сделать ставку на китайских коммунистов, т.к. Гоминьдан и Чан Кайши изначально ориентируются на САСШ. Вторая русско-японская война - вопрос времени. Нужны надежные союзники. Для этой Истории вероятно противостояние Северо-Западного леворадикального Китая против Юго-Восточного ультраправого по типу современных Южной Кореи и КНДР. Ни того, ни другого по отдельности иметь в соседях не хочется.

Опять торопитесь. Пока Чан Кайши ещё не в первых рядах, он ещё даже женат не на одной их "сестёр Сун", т.е. пока не американкая а японская креатура.  В Китае ещё бодаются Юань Шикай и Сунь Ятсен.  Коммунисты там если и будут то точно не наши.

Товарищ Не написал(а):

Для этой Истории вероятно противостояние Северо-Западного леворадикального Китая против Юго-Восточного ультраправого по типу современных Южной Кореи и КНДР. Ни того, ни другого по отдельности иметь в соседях не хочется.

С чего бы это? Откуда левые радикалы на севере силы наберут? На юге - ещё может быть. Француские социалисты рядом. А на севере реколюционно-консервативная Россия...
Сильного Китая рядоам никто не желает. Но его как дербанили мировые державы с опорой на местных милитаристов, так и будут дербанить... РИ имеет все шансы закрепить и расширить свою зону влияния.
Желания государственного оформления аналогичных зон других Держав тоже стоит поддерживать. Маньчжурская империя будет понятно прояпонская, а Кантонская профранцузская или пропамериканская, Шанхайская вполне может ориентироваться на англичан.... но Больше Китаев - хороших и разных...

Отредактировано Khalzan (29-03-2017 17:53:32)

0

404

Shorcan написал(а):

, что касается встречи с промышленниками, то буду благодарен за любые подсказки и советы, поскольку начинал писать несколько раз, но не идет пока беседа(((

Большая часть тогдашних промышленников объединена не только в Военно-промышленные комитеты... Они ещё и масоны... при этом все российские ложи нерегулярные и к международному масонству имеют весьма вторичное отношение.

0

405

Khalzan написал(а):

Опять торопитесь. Пока Чан Кайши ещё не в первых рядах, он ещё даже женат не на одной их "сестёр Сун", т.е. пока не американкая а японская креатура.  В Китае ещё бодаются Юань Шикай и Сунь Ятсен.  Коммунисты там если и будут то точно не наши.

Да, действительно тороплюсь.

0

406

Товарищ Не написал(а):

Поскольку Россия вернулась в капитализм, большевистские рецепты нам не очень подходят, т.к. подразумевают только государственный капитализм с безвозмездной (в лучшем случае) национализацией. А вот рецепты современной России имеют большее значение. В РИ имеются несколько обособленных укладов экономики. Крупные промышленники, средней руки промышленники - владельцы одной двух фабрик, мелкие промышленники, артельщики и кооператоры. Несколько обособленно стоят купцы, ещё более обособленно - купцы-старообрядцы. Соответственно большой разброс по формам собственности - ОАО, ЗАО, ТОО, семейное предприятие, кооператив, ИП, ИПБОЮЛ. И это ещё без иностранцев, коих в РИ было тоже немало и государственных предприятий.


На этот счёт есть и иные мнения.

К примеру С.Покровский опираясь на теорию Ю.Семёнова выдвинул тезис (или это Семёнов выдвинул, а Покровский развернул? Не помню уже), что Февральская революция была попыткой прекратить ползучее становление политаризма. А Октябрь восстановил это движение, но с другими, куда более энергичными рулевыми.

Если это рассмотрение верно, то в случае подавления Февраля может быть всего две возможности дальнейшего развития:

1. Всё в целом остаётся как было, ситуация консервируется, идёт некое развитие промышленности и всего народного хозяйства без изменения структуры общества.

2. Система резко переходит к построению политаризма. И в целом, с учётом отсутствия Гражданской и времени необходимого на просто хоть какое-то восстановления хозяйства после неё, может выйти так, что построение политаризма будет проходить сравнимыми с реалом темпами. Другое дело, что оно будет происходить более плавно, никакого "военного коммунизма" и прочих подобных моментов.

***

P.S. И у большевиков тоже не было исходной установки на полную национализацию, они были вынуждены обстоятельствами на крайние меры. Да и НЭП тоже, что такое как не многоукладность?

0

407

Имеется в вмду, что все мало-мальские крупные объекты - фабрики, заводы, мастерские были национализированы или, как тогда говорили, экспроприированы у бывших владельцев, вне зависимости от их социальной политики в отношении рабочих. Правда, стоит отметить, что большинство предприятий из-за нарушений связей и поставок сырья встали без работы, но вопрос собственности это не сняло. Кроме того были изъяты у владельцев все многоквартирные дома, а также пароходы, баржи, в общем - всё. Стоит отметить, что большевики были весьма озадачены, тем политические лозунги марксистов "Фабрики-рабочим!", мало того, что не работали, ещё и вызывали справедливый гнев старых рабочих, т.к.прежний владелец часто проявлял куда больше заботы о своих рабочих, чем родные власти.

Отредактировано Товарищ Не (29-03-2017 20:34:45)

0

408

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. БЛАЖЕННЫ МИРОТВОРЦЫ

ГЛАВА XIII. ДОРОГИ ДАЛЬНИЕ

ПЕТРОГРАД. ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ КРЕПОСТЬ. 7 марта (20 марта) 1917 года.
- Глазам своим не верю!
- И правильно делаете.
Человек, жестко зафиксированный на грубом деревянном стуле, мог лишь вращать головой, что с успехом и делал, глядя на то, как я усаживаюсь в кресло. Хотя нас и разделял стол, а мой «собеседник» был явно не в гостях, не было тут никаких дешевых приколов, типа света в глаза, стоящего за спиной допрашиваемого мордоворота в кожаном фартуке, многообещающе хрустевшего костяшками разминаемых перед «работой» пальцев, в общем, никакого антуража не было. В комнате вообще больше никого не было, только я и человек напротив.
Более того, я позаботился о том, чтобы нас тут никто не мог подслушать и за нами никто не мог бы подсмотреть. В общем, мы были одни.
Не спеша достал трубку, коробочку с табаком, набил чашу размеренными движениями, и закурил, наслаждаясь ароматным дымом. Было видно, что сидящий напротив меня арестант жадно потянул воздух ноздрями и даже судорожно сглотнул.
Нет, я не стал выпускать струю дыма ему в лицо или делать еще какие-то дешевые фокусы. Зачем? Это удел дешевых детективных романов или не менее дешевых следователей, выбивающих подпись под протоколом о раскрытии очередного «висяка». Но я не следователь, да и нужно мне от него нечто иное.
Я просто сидел и с наслаждением курил. И молчал. Молчал, спокойно рассматривая сидящего передо мной. Рассматривал с тем спокойным интересом, с которым энтомолог рассматривает новый экспонат его коллекции. Причем рассматривает не какое-то жуткое и редкое насекомое, а интересную, хотя и достаточно заурядную бабочку. Эдак, с легким любопытством, но без особых эмоций.
Выкурив половину трубки, я вдруг поинтересовался у арестанта.
- Курить хотите?
Тот как-то замер на мгновение, затем, сглотнув, напряженно кивнул. Я достал из ящика стола пачку папирос, вытащил одну и, подойдя к сидящему вплотную, всунул папиросу ему в рот. Дождавшись, пока человек судорожными затяжками раскурит папиросу от поднесенной мной спички, я помахал спичкой в воздухе и все так же спокойно сел на свое прежнее место.
- Можете гордиться, вам дал прикурить сам Император Всероссийский. – усмехнулся я. – Впрочем, господин Розенблюм, вы вряд ли об этом кому-то расскажете.
Я сделал несколько резких затяжек, возвращая силу огню в чаше трубки, а затем, откинулся на спинку кресла, глядя на Розенблюма сквозь клубы дыма. Тот попыхивал папиросой, пепел падал ему на рубашку. Он с этим ничего поделать не мог, а меня это не волновало.
- Итак, господин Розенблюм, что скажете?
Папироса у него во рту догорела, и, не имея возможности ее вытащить, он, изловчившись, выплюнул ее на пол. Правда, тут же сказал извиняющимся голосом:
- Простите мою неучтивость, Ваше Императорское Величество, но поступить в соответствии с правилами приличий у меня не было возможности.
- Пустое, господин Розенблюм, пустое. Если мне потребуется содрать с вас живого кожу, я не буду искать поводов для этого. Так что оставим это. Итак, повторю вопрос – что скажете?
Тот несколько мгновений смотрел мне в лицо, а затем медленно произнес:
- Я думаю, да простит меня Ваше Императорское Величество, что вы хотите меня купить.
С интересом смотрю на него.
- Аргументируйте.
Розенблюм пожимает плечами, насколько позволяют прижимавшие его к стулу ремни, и спокойно так (как будто он действительно в конторе, а я покупатель) отвечает:
- Простите, Ваше Императорское Величество, но я не нахожу другого объяснения вашему нахождению здесь, да еще и без следователей и прочих помощников. Из этого я позволил себе сделать дерзкий вывод о том, что вам от меня что-то нужно, и что я должен это сделать добровольно. И это «что-то» настолько большое, что для этого я должен буду получить такие гарантии, которых никто кроме вас дать не может. Но, Ваше Императорское Величество, хочу сразу сказать, я подданный Его Величества Георга V, и я не могу выступить против его интересов.
Я усмехнулся.
- Если вы сейчас мистер Сидней Рейли, то спешу вас успокоить, Сидней Рейли будет повешен во дворе Петропавловской крепости вместе с мистером Кроми. Не исключаю, что компанию вам составит и мистер Локхарт…
- Но он же дипломат! – не выдержал арестант.
- Вот незадача, правда? Но вы-то не обладаете дипломатическим статусом? И уж вами-то мой царственный собрат Георг V пожертвует не задумываясь. Так что, если вы – мистер Сидней Рейли, подданный  Георга V, то на этом наш разговор заканчивается, а ваша шея начинает готовиться к петле. Естественно, перед этим вы нам все расскажете, что знаете и о чем только догадываетесь.
- А если не расскажу?
- Расскажете-расскажете. Это Петропавловская крепость, а я не мой брат Николай, так что расскажете вы все, боясь опоздать и что-то забыть. Но я не об этом. Итак, если вы Сидней Рейли, то я встаю и наш разговор окончен. А если вы все же Соломон Розенблюм, уроженец Одессы и мой подданный, то мы с вами еще поговорим. Итак?
- Что вы конкретно от меня хотите? – выдавил вдруг севшим голосом мой визави.
- Вы, чей подданный?
- Но…
- Всего вам хорошего, мистер Рейли.
Я встаю и направляюсь к дверям.
- Согласен, согласен!
Что ж, клиент дозрел. Можно и поговорить. Стою за спиной «потерпевшего» и жестко задаю лишь один короткий вопрос:
- Вы кто?
Сидящий судорожно втягивает воздух в легкие и хрипит:
- Розенблюм…
- Тогда, слушайте сюда, как говорят у вас в Одессе. – говорю я, вновь усаживаясь в кресло. – Я потратил на вас слишком много времени, а потому обойдемся без вступительной речи. Итак, что я от вас хочу. Первое, вы рассказываете все, что знаете о шпионской сети в России, а так же о ваших агентах влияния, и просто дураках, которые вам оказывали услуги. Второе, вы подпишите все, что вам скажут, хорошенько выучите свою роль и выступите на открытом процессе в качестве Сиднея Рейли, где поведаете все, что будет нужно для суда. После чего, Кроми и Локхарт будут повешены, а сотрудничавшему со следствием Рейли смертная казнь будет заменена на каторгу, где он благополучно и погибнет, заваленный породой где-то в шахте. Третье, вы, господин Розенблюм, меняете имя и фамилию, и поселяетесь в одном из охраняемых поселков, где будете служить в качестве консультанта. Качество вашей жизни, будет целиком зависеть от вашего желания быть полезным консультантом. Это не тюрьма и в пределах охраняемого периметра, вы не будете иметь ограничений. Возможно, когда-нибудь, если будете нам очень полезны, мы сможем заключить новую сделку, и вы сможете еще больше расширить уровень своей свободы и уровень комфорта своей жизни.
Сделав паузу, я добавил:
- Вы авантюрист, Розенблюм, авантюрист, чуждый громких слов и пустых принципов. В этой игре вы проиграли. Но у вас появился шанс купить себе жизнь, выполнив все три моих желания. Ваш ответ?
Соломон Розенблюм потер ухо о плечо и усмехнулся:
- Ну, я согласен, чего там…

*        *        *

+7

409

ПЕТРОГРАД. НАБЕРЕЖНАЯ НЕВЫ. 9 марта (22 марта) 1917 года.
- Господин полковник!
Идущий по набережной военный резко обернулся на знакомый голос и удивленно воскликнул:
- Саша! Как ты здесь?
Они тепло обнялись. Затем старший отнял от себя младшего и всмотрелся в его лицо.
- Все в порядке? Ты не по ранению здесь?
Младший усмехнулся.
- Брат, мне уже тридцать три года, а ты все справляешься о моем самочувствии.
- Для меня ты все равно сопливый мальчишка! – отрезал старший. – Так что не спорь и иди, ешь кашу!
Оба рассмеялись. Затем старший обратил внимание на погоны брата и присвистнул:
- Капитан и пожалован флигель-адъютантом. Это же, за какие заслуги тебе такая честь, Александр? Последнее письмо от тебя было с фронта месяц назад и в нем ничего не предвещало, что обычный фронтовой штабс-капитан через месяц окажется у стен Зимнего дворца, да еще и Императорскими вензелями на капитанских погонах! Признавайся, что ты натворил? Выкрал кайзера?
- Сие есть тайна великая! – попытался отшутиться Мостовский-младший.
- Так, хранитель секретов, ты мне одно скажи – ты сейчас откуда и куда?
Мостовский-старший посмотрел погоны флигель-адъютанта и перевел взгляд на дворец за спиной брата. На флагштоке дворца развивался Императорский штандарт.
Александр Петрович проследил его взгляд и кивнул.
- Николай, все, что я имею право сообщить, это то, что погоны флигель-адъютанта мне вручил сегодня сам Государь Император Михаил Александрович. А так же то, что, как ты понимаешь, я зачислен в Свиту Его Императорского Величества в качестве одного из дежурных офицеров.
Николай Петрович покачал головой.
- Высоко взлетел, брат. Будь осторожен, с таких высот очень больно падать, а дворец, это не полк, где все ясно и понятно. Но если удержишься, то, пожалуй, генерала тебе дадут раньше, чем мне. Впрочем, чего мы на улице-то беседуем. Давай в чайную зайдем что ли. Там и поговорим.
Братья пошли по набережной, вдоль одетого в строительные леса пострадавшего от взрыва крыла Зимнего дворца.
Александр Петрович слушал рассказ брата об его отпуске по ранению, о новостях из дома, о трудностях в тылу и на фронте.
Шел, слушал, смотрел на почерневшие от пожара стены и невольно подумал, что вот так, примерно, выглядит сейчас вся Россия – пострадавшая, местами обгоревшая, местами даже разрушенная, но все равно восстанавливающаяся и возрождающаяся. И над дворцом и над всей Россией сейчас развивается этот Императорский штандарт и стоит сейчас Государь у окна и смотрит на город, смотрит на свою Империю.
Флигель-адъютант Мостовский сегодня впервые увидел Государя, после его восхождения на Престол. Идя на Высочайшую аудиенцию, Александр Петрович гадал, как изменился Император за прошедшее время? Ведь, хоть и прошло совсем мало дней с тех пор, но столько всего случилось в его жизни – и принятие короны, к которой, в этом Мостовский был почему-то уверен, он совершенно не стремился, и подавление двух мятежей, и покушения, и гибель жены от рук каких-то мерзавцев из взбунтовавшегося Волынского полка. Ведь еще десять дней назад в жизни нынешнего Императора ничего этого не было. Каков он теперь, новый Государь Всероссийский?
Михаил Второй встретил его тепло, справлялся о делах в Ставке, о настроениях, о прочих текущих вопросах, а капитан Мостовский вглядывался в бледное и осунувшееся лицо Императора, искал и боялся найти тот слом, который мог произойти в этом, решительном и стремительном человеке. Во всяком случае, десять дней назад тогда еще штабс-капитан Мостовский запомнил его именно таким.
И к своему облегчению, Мостовский не находил в глазах безразличия, апатии или отчаяния. Взгляд был, хоть и уставший, но живой и заинтересованный.
- Ладно, расскажи хоть, как ты очутился в Петрограде? – спросил Николай Петрович брата, когда они разместились в чайной. – Каким ветром ты здесь?
Александр Петрович пожал плечами.
- Знаешь, я сам пока не до конца понимаю, как я здесь очутился. Бывают в жизни такие ситуации, когда ты словно попадаешь в бурную реку, и тебя начинает нести стремительный поток. Несет он тебя очень быстро, ты пытаешься что-то предпринимать, но тебя от этого начинает нести еще быстрее, а ты, чтобы не захлебнуться, начинаешь активнее махать руками, пытаться уцепиться за что-то, и ты, вдруг оказываешься в этом потоке не один, и спасти себя можешь, только спасая кого-то, и этот кто-то очень важен для тебя и ты готов спасти его даже ценой своей жизни…
Мостовский-старший понимающе усмехнулся:
- А потом, выползаешь на берег и видишь у себя на плечах погоны с вензелями, да?
Младший кивнул.
- Да, примерно так и было.
- Ясно. – полковник Мостовский отставил чашку и внимательно посмотрел на младшего брата. – И куда теперь?
- Во Францию.
- За круассанами?
- Да-с. Пришло время съездить на отдых, сменить климат.
- Понятненько. – полковник допил чашку. – Когда едешь?
- Через час отходит судно на Стокгольм. Так что пора мне.
- Понимаю. Что ж, младший, я горжусь тобой. Не посрами там у французов фамилию Мостовских!

*        *        *

+7

410

http://read.amahrov.ru/smile/good.gif 

Shorcan написал(а):

- Понятненько. – полковник допил чашку. – Когда едешь?- Через час отходит судно на Стокгольм. Так что пора мне.- Понимаю. Что ж, младший, я горжусь тобой. Не посрами там у французов фамилию Мостовских!


Думаю, нужно добавить мимики полковнику, улыбка могла бы создать интригу о догадках старшего брата...
И "через час" рано - ещё вещи собирать, да и на посадку то надо прибыть заранее. Или надо добавлять денщика с чемоданом (можно порознь ))
Резануло "не посрами", толи пафосом , толи штампом... Хотя может это сегодняшнее восприятие, а тогда нормальный оборот.
Может положительно подать? "Знаю, брат, не посрамишь ты чужбине нашу фамилию!"

Отредактировано Khalzan (30-03-2017 07:54:41)

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Цикл "Новый Михаил". Книга вторая "Государь Революции" (продолжение)