Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Цикл "Новый Михаил". Книга вторая "Государь Революции" (продолжение)


Цикл "Новый Михаил". Книга вторая "Государь Революции" (продолжение)

Сообщений 631 страница 640 из 997

631

Khalzan написал(а):

Сколько будем строить? Вопрос тоже неоднозначный. Если мы возьмем Проливы, то ближайшие 10-15 лет они будут отнимать основные ресурсы, столичный же регион будет вторичен для инвестирования. И столичный статус ему будет очень нужен для большей привлекательности.  Реально столица может переехать полностью перед самой ВМВ - году в 1940-м.  Если же Царьград мы не возьмем,  то на укрепление нашего Черноморья тоже лет 10 уйдет, и переехать столица сможет не раньше 35-го.

Ресурсы для строительства изыскать можно. Аристократы и буржуазия ведь не раскулачены, не изгнаны, не расстреляны. Вот пусть они и оплачивают строительство.
А изъять средства довольно просто - после того как в ген.плане появятся улицы и нужные государству и городу здания и сооружения (резиденция императора, здание сената, верховного суда, дом правительства, соборы, школы, больницы, мэрия, полицейские участки и тюрьмы и прочее необходимое для функционирования столичного города), территория размечается на участки, которые поступают в продажу по принципу аукциона.
С  видом на "главные здания и сооружения" подороже, на периферии - подешевле.
Также с с землей под рестораны, клубы, гостиницы и прочие объекты бизнеса.

0

632

Дачник написал(а):

Ресурсы для строительства изыскать можно. Аристократы и буржуазия ведь не раскулачены, не изгнаны, не расстреляны. Вот пусть они и оплачивают строительство.
А изъять средства довольно просто - после того как в ген.плане появятся улицы и нужные государству и городу здания и сооружения (резиденция императора, здание сената, верховного суда, дом правительства, соборы, школы, больницы, мэрия, полицейские участки и тюрьмы и прочее необходимое для функционирования столичного города), территория размечается на участки, которые поступают в продажу по принципу аукциона.
С  видом на "главные здания и сооружения" подороже, на периферии - подешевле.
Также с с землей под рестораны, клубы, гостиницы и прочие объекты бизнеса.


В каком-то из романов про Стэна было такое замечание (цитирую по памяти):
"Император, в свое время, поступил мудро, отказавшись от продажи участков на столичной планете, разрешив лишь их долгосрочную аренду. Это позволило ему со временем постоянно наращивать цены, а так же регулировать вопросы нежелательного строительства, просто расторгая договоры аренды или отказывая в их заключении"
Можно, например, устраивать аукционы по вопросам аренды, оговорив заранее условия участия (специфику постройки, внешний вид, профиль деятельности, гражданство собственников) и указав, что цена аренды останется неизменной на весь период предоплаты (но не более стольки-то лет, в зависимости от участка и т.д.).

+1

633

Serdem написал(а):

Товарищи, зачем собственно строить столицу на голом поле? Чем вам тот же Оренбург не нравится? К тому же вы не забыли, что сейчас война как бы идёт и затевать стройку века не очень разумно. Плюсом ко всему повальная коррумпированность среди чиновников съест большую часть тех и так не великих денег, что Россия в состоянии выделить на строительство. Мы всё ещё в долгах как в шелках, не забыли?    

В лучшем случае в Москву бы переехать и то хлеб.


А про СЕЙЧАС никто и не говорит. Москва, без вариантов, на ближайшие 10-15 лет. Вопрос тут звучит так - Москва столица навсегда или это временный вариант на пару десятков лет.

0

634

Короче, я знаю самый верный, на 100 процентов, способ определить местоположение будущей столицы: автору надо открыть онлайн карту так чтобы в правый край монитора упиралась Москва, а в левый - ну допустим Тобольск (более восточной точки в этой теме вроде не предлагалось...). Затем надо налить бокальчик хорошего коньячку и удобно сесть перед монитором. Закрыть глаза и выпить глоток коньяка хорошенько покатав его под языком и затем, не открывая глаз ткнуть пальцем в монитор. Место куда попадет палец и будет самым верным решением.
Останется отметить это дело допив коньяк   :D

Ну а если серьезно то любое место будет обладать своими достоинствами и недостатками. Будущая столица в любом случае потребует большого количество ресурсов. Поэтому главным критерием отбора я считаю желание Автора книги.
Shorcan, главное чтобы вам потом было писать комфортно и приятно.
Все равно мы - советчики, к единому знаменателю не придем и каждый кулик будет свое болото хвалить.
Поэтому выбирайте место себе по сердцу  и не отвлекайтесь больше на второстепенные вопросы.

Наша задача не в том чтобы подвигнуть ВАС реализовать НАШИ хотелки, а в том чтобы ПОМОЧ ВАМ  реализовать ВАШ творческий замысел, благо вы с этим хорошо справляетесь  :flag:

Отредактировано Дачник (20-04-2017 17:06:38)

0

635

Дачник написал(а):

Короче, я знаю самый верный, на 100 процентов, способ определить местоположение будущей столицы: автору надо открыть онлайн карту так чтобы в правый край монитора упиралась Москва, а в левый - ну допустим Тобольск (более восточной точки в этой теме вроде не предлагалось...). Затем надо налить бокальчик хорошего коньячку и удобно сесть перед монитором. Закрыть глаза и выпить глоток коньяка хорошенько покатав его под языком и затем, не открывая глаз ткнуть пальцем в монитор. Место куда попадет палец и будет самым верным решением.
Останется отметить это дело допив коньяк   

Ну а если серьезно то любое место будет обладать своими достоинствами и недостатками. Будущая столица в любом случае потребует большого количество ресурсов. Поэтому главным критерием отбора я считаю желание Автора книги.
Shorcan, главное чтобы вам потом было писать комфортно и приятно.
Все равно мы - советчики, к единому знаменателю не придем и каждый кулик будет свое болото хвалить.
Поэтому выбирайте место себе по сердцу  и не отвлекайтесь больше на второстепенные вопросы.

Наша задача не в том чтобы подвигнуть ВАС реализовать НАШИ хотелки, а в том чтобы ПОМОЧ ВАМ  реализовать ВАШ творческий замысел, благо вы с этим хорошо справляетесь 

Отредактировано Дачник (Сегодня 17:06:38)


Спасибо за добрые слова и за идею, но боюсь я не выпью столько, чтобы Москва была с правой стороны монитора, а Тобольск с левой)))

0

636

Кесарь написал(а):

«Высочайший эскорт» с такими функциями и полномочиями… На счёт самой службы, вопросов нет, она нужна. Но название… оно продолжает традиции романовского мутного правления с теневыми течениями, переназначением функций относительно персоналий, перетягиванием каната придворными группировками и прочим. Плюс показное западничество и латинизм. «Эксорт ти вашу мать». Зачем это тащить в новое время? Революция на дворе! А то будет как у англичан: «Лорд Печати». Догадайся о функция и полномочиях этого лица… А ГГ вроде как собирается сделать своё правление и свою систему информационным лидером, тем, что привлекает и ведёт людей, и не только внутри страны. Прошлые рецепты символического оформления структур тут не помощники.

Отказ от прошлой прогнившей системы требуется не только по сути, но и символический.

Тут два-три варианта:

- Возвращение к русским истокам доромановского времени, а то и княжеского периода. Ближняя дружина. Особая дружина. Опричный полк. Государева тысяча. И т.п. «Слово и дело», короче говоря. Пойдёт хорошо внутри страны.

- Использование классических греческих образцов византийского времени. Тут советовать не могу за слабым знанием предмета. Вариант не слишком годный внутри страны, да и вовне тоже не слишком. Но всяко лучше романизмов.

- Использование слов в духе нового времени, модерна. Служба представителей ставки. Особая ударная рота. Государев актив 

Лучше всего сочетать первое и третье.

А романо-петровскую мерзость надо оставить позади.


Внутреннее название можно перенять от личной охраны Н2 - Личники

0

637

Ближники тогда уж. Личники очень похоже на личинки. Вражеская пропаганда будьте уверены воспользуется.

0

638

Кесарь написал(а):

Ближники тогда уж. Личники очень похоже на личинки. Вражеская пропаганда будьте уверены воспользуется.


«Личники»
На кадрах хроники 1912 года, запечатлевших выход императорской четы нельзя не заметить рослого казака, бережно несущего на руках цесаревича Алексея. Это вахмистр Алексей Пилипенко, состоявший на службе в Собственном Его Величества конвое, а также являвшийся ординарцем и «личником» (телохранителем) русского царя.
Другим известным «личником» Николая II был не менее колоритный казак и меткий стрелок Тимофей Ящик, который два года – с 1914 по 1916 – послужил государю в качестве второго камер-казака, находясь при императоре в его фронтовых поездках.

http://cyrillitsa.ru/past/28796-kak-na- … atora.html

Понятно, что источник странный, но все же.

0

639

Кое что переписал:

ПЕТРОГРАД. ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ КРЕПОСТЬ. 7 марта (20 марта) 1917 года.
- Глазам своим не верю!
- И правильно делаете.
Человек, жестко зафиксированный на грубом деревянном стуле, мог лишь вращать головой, что с успехом и делал, глядя на то, как я усаживаюсь в кресло. Хотя нас и разделял стол, а мой «собеседник» был явно не в гостях, не было тут никаких дешевых приколов, типа света в глаза, стоящего за спиной допрашиваемого мордоворота в кожаном фартуке, многообещающе хрустевшего костяшками разминаемых перед «работой» пальцев, в общем, никакого антуража не было. В комнате вообще больше никого не было, только я и человек напротив.
Более того, я позаботился о том, чтобы нас тут никто не мог подслушать и за нами никто не мог бы подсмотреть. В общем, мы были одни.
Не спеша достал трубку, коробочку с табаком, набил чашу размеренными движениями, и закурил, наслаждаясь ароматным дымом. Было видно, что сидящий напротив меня арестант жадно потянул воздух ноздрями и даже судорожно сглотнул.
Нет, я не стал выпускать струю дыма ему в лицо или делать еще какие-то дешевые фокусы. Зачем? Это удел дешевых детективных романов или не менее дешевых следователей, выбивающих подпись под протоколом о раскрытии очередного «висяка». Но я не следователь, да и нужно мне от него нечто иное.
Я просто сидел и с наслаждением курил. И молчал. Молчал, спокойно рассматривая сидящего передо мной. Рассматривал с тем спокойным интересом, с которым энтомолог рассматривает новый экспонат его коллекции. Причем рассматривает не какое-то жуткое и редкое насекомое, а как интересную, хотя и достаточно заурядную бабочку. Эдак, с легким любопытством, но без особых эмоций.
Выкурив половину трубки, я вдруг поинтересовался у арестанта.
- Курить хотите?
Тот как-то замер на мгновение, затем, сглотнув, напряженно кивнул. Я достал из ящика стола пачку папирос, вытащил одну и, подойдя к сидящему вплотную, всунул папиросу ему в рот. Дождавшись, пока человек судорожными затяжками раскурит папиросу от поднесенной мной спички, я помахал спичкой в воздухе и все так же спокойно сел на свое прежнее место.
- Можете гордиться, вам дал прикурить сам Император Всероссийский. – усмехнулся я. – Впрочем, господин Розенблюм, вы вряд ли об этом кому-то расскажете.
Я сделал несколько резких затяжек, возвращая силу огню в чаше, а затем, откинулся на спинку кресла, глядя на Розенблюма сквозь клубы дыма. Тот попыхивал папиросой, пепел падал ему на рубашку. Он с этим ничего поделать не мог, а меня это не волновало.
- Итак, господин Розенблюм, что скажете?
Папироса у него во рту догорела, и, не имея возможности ее вытащить, он, изловчившись, выплюнул ее на пол. Правда, тут же сказал извиняющимся голосом:
- Простите мою неучтивость, Ваше Императорское Величество, но поступить в соответствии с правилами приличий у меня не было возможности.
- Пустое, господин Розенблюм, пустое. Если мне потребуется содрать с вас живого кожу, я не буду искать поводов для этого. Так что оставим это. Итак, повторю вопрос – что скажете?
Тот несколько мгновений смотрел мне в лицо, а затем медленно произнес:
- Я думаю, да простит меня Ваше Императорское Величество, что вы хотите меня купить.
С интересом смотрю на него.
- Аргументируйте.
Розенблюм пожимает плечами, насколько позволяют прижимавшие его к стулу ремни, и спокойно так (как будто он действительно в конторе, а я покупатель) отвечает:
- Простите, Ваше Императорское Величество, но я не нахожу другого объяснения вашему нахождению здесь, да еще и без следователей и прочих помощников. Из этого я позволил себе сделать дерзкий вывод о том, что вам от меня что-то нужно, и что я должен это сделать добровольно. И это «что-то» настолько большое, что для этого я должен буду получить такие гарантии, которых никто кроме вас дать не может. Но, Ваше Императорское Величество, хочу сразу сказать, я подданный Его Величества Георга V, и я не могу выступить против его интересов.
Я довольно продолжительное время его разглядывал, а затем все же усмехнулся.
- Если в вашем лице сейчас мистер Сидней Рейли, то спешу вас успокоить, Сидней Рейли будет повешен во дворе Петропавловской крепости вместе с мистером Кроми. Не исключаю, что компанию вам составит и мистер Локхарт…
- Но он же дипломат! – вырвалось у арестанта.
- Вот незадача, правда? Но вы-то не обладаете дипломатическим статусом? И уж вами-то мой царственный собрат Георг V пожертвует не задумываясь, и вы это прекрасно понимаете. Так что, если вы – мистер Сидней Рейли, подданный  Георга V, то на этом наш бессмысленный разговор заканчивается, а ваша недостаточно изворотливая шея начинает готовиться к петле. Естественно, перед этим вы нам все расскажете, что знаете и о чем только догадываетесь.
- А если не расскажу? – с неким вызовом бросил мой собеседник.
- Расскажете-расскажете. Это Петропавловская крепость, а я не мой брат Николай, так что будете рассказывать вы все, спеша и торопясь, боясь опоздать и что-либо из интересующего меня позабыть. Но я не об этом. Итак, если вы Сидней Рейли, то я встаю и наш разговор окончен. А если вы все же Соломон Розенблюм, уроженец Одессы и мой подданный, то мы с вами еще поговорим. Итак?
- Что вы конкретно от меня хотите? – выдавил вдруг севшим голосом мой визави.
- Вы, чей подданный?
- Но…
- Всего вам хорошего, мистер Рейли.
Я встаю и направляюсь к дверям.
- Согласен, я согласен!
Что ж, клиент дозрел. Можно и поговорить. Стою за спиной «потерпевшего» и жестко задаю лишь один короткий вопрос:
- Ваша фамилия?
Сидящий судорожно втягивает воздух в легкие и хрипит:
- Розенблюм…
- Тогда, слушайте сюда, как говорят у вас в Одессе. Слушайте сюда и слушайте ушами. – я вновь усаживаюсь в кресло. – Я потратил на вас слишком много времени, поэтому вступительной речи не будет. Итак, вы делаете то, что я от вас хочу. Первое, вы рассказываете все, что знаете о шпионской сети в России, а так же о ваших агентах влияния, и просто дураках, которые вам оказывали услуги. Второе, вы подпишете все, что вам скажут, хорошенько выучите свою роль и выступите на открытом процессе в качестве Сиднея Рейли, где поведаете все, что будет нужно для суда. После чего, Кроми и Локхарт будут повешены, а сотрудничавшему со следствием Рейли смертная казнь будет заменена на каторгу, где он благополучно и погибнет, заваленный породой где-то в шахте. Третье, вы, господин Розенблюм, меняете имя и фамилию, и поселяетесь в одном из охраняемых поселков, где будете служить в качестве живого консультанта. Качество вашей жизни там, равно как и ваша жизнь в целом, будут целиком зависеть от вашего желания быть полезным консультантом, и, что самое главное, быть живым и достаточно здоровым консультантом. Это будет не тюрьма и в пределах охраняемого периметра, вы не будете иметь ограничений. Возможно, когда-нибудь, если будете нам очень полезны, мы сможем заключить новую сделку, и вы сможете еще больше расширить уровень своей свободы и значительно увеличить уровень комфорта своей жизни.
Сделав паузу, я добавил:
- Вы авантюрист, Розенблюм, авантюрист, чуждый громких слов и пустых принципов. В этой игре вы проиграли. Но у вас появился шанс купить себе жизнь, выполнив все три моих желания. И у вас, возможно, появится шанс сыграть в новую игру по-крупному, как вы это любите. Быть может, это будет самая крупная игра вашей жизни. Итак, ваш ответ?
Соломон Розенблюм потер ухо о плечо и усмехнулся:
- Ну, я согласен, чего там…

Отредактировано Shorcan (21-04-2017 00:36:40)

+2

640

МОСКВА. КРЕМЛЬ. 12 марта (25 марта) 1917 года.
Я проводил взглядом ползущий по Красной площади трамвай и покачал головой. Москва производила удручающее впечатление. Нет, умом я понимал, что Москва столетней давности это вовсе не тот сверкающий мегаполис, к которому я привык, но реальность оказалась просто шокирующей. Грязь, трущобы в самом центре города, какие-то хибары, лавки, торговые ряды.
Почему-то в глубине души я ожидал увидеть Первопрестольную, какой ее мог бы видеть в романе профессор Преображенский, но в реальности город напоминал больше впечатления Шарикова или записки метра журналистики этого времени господина Гиляровского. Да, теперь я больше понимал его утверждения о том, что основные клоаки старой Москвы были выкорчеваны лишь при  Советской власти.
Контраст с Петроградом просто шокирующий. Там, пусть и были рабочие кварталы, фабрики и заводы, прочий ужас, но все же это была имперская столица и трущобы были вне поля зрения чистой публики. А вот Москва…
В Москву даже цари не так часто приезжали. Кремль пребывал в явном запустении, да и вообще, не Кремль, а какой-то проходной двор – деревня за стенами. Причем жилая деревня, ибо ходили тут все кому ни лень. Да и вокруг стен Кремля не приведи Господи что творится.
Почему-то вспомнилась какая-то послевоенная фотография, где какие-то ужасающие трущобы и прочие сараи массово стояли в прямой и близкой видимости Кремля. Если не ошибаюсь, где-то в районе бывшей гостиницы «Россия». Или где-то в районе Замоскворечья. Не помню точно, да это и не важно, поскольку халупы массово попадались на послевоенных фото во многих местах города. И, прошу заметить, фотки эти были послевоенными относительно уже той, второй войны, той, которая Великая Отечественная 1941-1945 годов, а отнюдь не нынешней, пафосно именуемой моими нынешними современниками «Великой».
Я поежился. Стоять в марте на кремлевской стене не самое комфортное занятие. Но мне хотелось еще раз посмотреть на Город, посмотреть не из окна персонального автомобиля, не через призму докладов и фотографий, а вот так, сквозь хорошо знакомые зубцы кирпичной стены, на которую в прежней жизни я столько раз смотрел оттуда, снизу, с брусчатки Красной площади. Тогда в моем представлении, за этими стенами была сосредоточена Власть. Нет, я знал, что президент редко бывает здесь и появляется в основном на официальные мероприятия, а все таинство власти осуществляется отнюдь не в этой старой крепости. Но эта крепость с зубчатыми стенами была символом той Державы, которая осталась в далеком будущем.
Сейчас же я сам был Символом, сам был Державой, был Императором огромной страны, который смотрит на нее со стены с зубцами в виде ласточкиного хвоста. Сзади меня Кремль. Тот самый, похожий и непохожий, скорее древний, чем торжественный, скорее требующий ремонта, чем парадный. Требующий капитального ремонта, как и вся моя Держава…
- Я слушаю вас, граф.
За моей спиной аккуратно кашлянули и голос Келлера начал доклад.
- Ваше Императорское Величество, как вы и повелели, в настоящее время развернуты лагеря подготовки частей внутренних войск – два лагеря развернуты под Петроградом, два под Москвой. Идет опрос и отбор выводимых из Петрограда и Москвы запасных частей, точнее тех нижних чинов, которые изъявили желание служить во внутренних войсках…
Я перебил Келлера.
- Граф, мне не нужен доклад из общеизвестных фактов. Об этом пишет даже так обожаемая мной столичная пресса, и судачат в великосветских салонах. Меня интересует то, чего в этих кругах знать не должны – подготовка и боевое слаживание частей, развертывание четырех дивизий внутренних войск к лету в Петрограде, Москве, Киеве и Гельсингфорсе. Меня интересует подготовка этих дивизий к боям в условиях города, оснащение этих частей достаточными средствами усиления, включая пулеметы, броневики и артиллерию. Продолжайте, граф.
- Слушаюсь, Государь! – Келлер на мгновение замолчал, собираясь с мыслями, а затем продолжил уже менее бравурным тоном. – Смею доложить Вашему Императорскому Величеству, что кадровый материал новых дивизий крайне слаб, большая часть нижних чинов, как впрочем, и многие офицеры, не имеют боевого опыта. Кроме того, подавляющее большинство нижних чинов являются выходцами из крестьянского сословия и имеют довольно слабое представление о городской жизни вообще и о технике в частности. Большую часть опыта, если так можно выразиться, они получили сидя в казармах Петрограда и Москвы с момента мобилизации и до начала февральских событий, когда многие из них бузили на улицах столиц. Исходя из этих соображений, я оцениваю боеспособность формируемых дивизий внутренних войск скорее как величину отрицательную, ввиду крайней ненадежности и неустойчивости данных частей.
Келлер не сообщил мне ничего нового. Было понятно, что вояки из запасников никакие, а во внутренние войска они записались исключительно с целью уклонения от фронта. И силу из себя они представляли пока сугубо виртуальную, которая пока заключалась лишь в громком утверждении, что идет-де развертывание и боевое слаживание четырех дивизий внутренних войск. Понятно, что громкие слова не могли ввести в заблуждение профессиональных военных, коими был полон высший свет обеих столиц и в салонах с этих «дивизий» откровенно потешались.
И судя по выражению лица Келлера, такие разговоры его тяготили. Да и вообще, герой нескольких войн, «первая шашка России», рубака, ничего и никого не боящийся генерал-фронтовик явно не обрадовался назначению на должность командующего внутренними войсками, и лишь мой прямой приказ удерживал его на этом посту. Хотя я был уверен, что при малейшей возможности он постарается сбросить с себя тыловую должность и убыть в действующую армию.
Но я, в свою очередь, помнил и о том, что исполняя должность генерал-губернатора Калиша, он недрогнувшей рукой подавил местное восстание. Он не дрогнул, не колебался, и приказы отдавал правильные и своевременные.
Я сделал знак генералу, и мы с ним пошли прогулочным шагом по крепостной стене.
- Пока все идет по плану, граф. Вам блестяще удалось вывести большую часть записавшихся во внутренние войска за пределы Москвы и Петрограда. Тем самым мы ощутимо сократили количество опасного своей неустойчивостью вооруженного элемента,  уменьшив тем самым риск того, что они сами станут материалом для нового мятежа.
- Но, простите, Государь, если в ближайшие недели возникнут новые беспорядки в столицах, то мы не сможем быстро перебросить внутренние войска для усмирения мятежа.
Я покачал головой.
- Нет, Федор Артурович, вы же сами только что говорили о нулевой боеготовности этих, прости Господи, дивизий. В ближайшие пару месяцев от них трудно ждать боеспособности. Однако, вместе с тем, я требую от вас полной готовности всех четырех дивизий к первому июля сего года. Именно к первому июля каждая из этих дивизий должна быть развернута в полную готовность у города своей ответственности. Петроград, Москву, Киев и Гельсингфорс мы должны контролировать при любом варианте развития событий. Вам понятно, граф?
- Так точно, Ваше Императорское Величество! – генерал вытянулся и отдал честь.
Кивнув, я сделал знак продолжить нашу прогулку.
- И еще, граф. Я дам распоряжение генералу Гурко оказывать вам полное содействие. В ближайшие несколько месяцев именно от успехов на  тыловом фронте зависит и наша победа в войне, и само существование России, как государства. Поэтому вам в спешном порядке будут прикомандированы офицеры и унтер-офицеры, имеющие боевой опыт. Командный костяк новых дивизий внутренних войск должен состоять из таких ветеранов. Желательно отбирать тех, кто имеет опыт уличных боев и понимает специфику города.
Я покосился на Москву, которая мелькала между зубцов стены. А я сам-то понимаю нынешние города? Здесь-то все работает иначе, чем в мое время. Интернета нет, социальных сетей нет, зато есть сарафанное радио, листовки, агитаторы и прочая местная специфика, роль которых в мое время была сильно снижена техническим прогрессом. И решения здесь люди принимают часто вовсе не такие, какие принял бы таких же условиях мой современник.
- Граф, обратите внимание на такой момент. Я требую, чтобы в каждой территориальной дивизии внутренних войск не проходили службу чины, которые либо родом из тех мест, либо проживали там, либо имеют личные связи и интересы. Я понимаю, что в случае с Петроградом и Москвой этого добиться будет затруднительно, но я настаиваю на этом. И еще, постарайтесь семейных селить при дивизиях. Создайте там необходимые условия, разверните военные городки.
- Простите, Государь, но сделать это за три месяца будет крайне затруднительно. Если чины дивизий будут заняты строительством городков, то я не могу поручиться за их боевую готовность к 1 июля.
Киваю.
- Мы постараемся помочь вам всем, чем только можно. Кстати, те из запасников, кто не пройдет отбор в дивизию, могут записаться в строительные батальоны, которым мы и доверим все необходимое строительство. Только позаботьтесь о том, чтобы стройбатовцы не работали там же, где они ранее служили во внутренних войсках.
- Стройбатовцы? – недоуменно переспросил Келлер. – Простите, Государь, но кто это такие?
Я усмехнулся. Ну, да, откуда ж тут знать, про такие зверские войска, которым и оружие боятся доверить.
- Да, граф, я думаю это верное сокращение для названия служащих в строительных батальонах, не так ли?
- Так точно. – сухо кивнул Келлер.
Вижу фишку он пока не просек. Ну да ладно, привыкнет.
- Помимо военных городков необходимо чтобы строительные батальоны спешно возвели несколько масштабных макетов городских улиц, переулков, домов разной этажности. Буквально по одной стене с каждой стороны улицы. Пусть построят баррикады, чтобы чины внутренних войск могли тренироваться в штурме таких конструкций, в способах проникать в окна верхних этажей, брать под контроль улицу с чердака здания и так далее.
Заметив хмурое выражение на лице генерала, я усмехнулся.
- Да, Федор Артурович, я знаю, что ставлю трудновыполнимые задачи. Но отнеситесь, будьте добры, к этому делу со всей серьезностью. Думаю, что события конца февраля и мятеж 6 марта были лишь разведкой боем. Скоро на нас обрушатся беспорядки такой силы, что мало не покажется никому. Главное помните – за всеми беспорядками стоят вражеские разведки, имеющие своей целью вывод России из войны на условиях практически капитуляции. И если мы допустим революцию, то другого выхода у России просто не будет. Я надеюсь, что через три месяца сам факт развертывания в городах дивизий внутренних войск остудит многие горячие головы, и много стрелять нам не придется. А там, как Бог даст.
Отпустив Келлера, я вновь устремил свой взор на город. Правильно ли я поступил, подписав Манифест о переносе столицы в Москву? Было совершенно очевидно, что город к переезду такой оравы из Питера не готов. Катастрофически не хватало помещений под органы власти, под министерства, под Госдуму и Госсовет, под кучу всего на свете, включая военные и транспортные нужды. Главой комиссии по переезду я назначил Великого Князя Сергея Михайловича, но что он мог сделать в ситуации, когда я повелел спешно перебираться в Москву, да еще и устроить «по дороге» переаттестацию чиновников? Цель моя была понятной и благородной – под мотивировкой переезда отфильтровать неблагонадежных, отсеяв их под маркой того, что не все готовые переезжать из Петрограда в Москву. Да, обоснование чистки не имеет значения, поскольку ее явно нужно было срочно проводить, иначе я останусь без аппарата управления. Но где брать новых, да еще и адекватных чиновников? И куда их размещать?
Я и так повелел очистить для правительства Дворец Сената, переселив оттуда судебные установления, но было совершенно очевидно, что этого здания не хватит для всех министерств. Я им отдал даже Малый Николаевский дворец, а толку? Места все равно не хватало.
Да что там правительство! Мне самому места не хватало! Большой Кремлевский Императорский дворец произвел на меня просто-таки удручающее впечатление. С тоской побродив по роскошным залам дворца, я понял, почему Императоры до меня там никогда не жили, останавливаясь во время своих редких визитов в Москву в Малом Николаевском дворце. Пафос и роскошь годились лишь для официальных мероприятий, но никак не для реальной жизни и эффективной работы по управлению огромной Империей. Построенный явно не для практического применения, дворец был бестолково организован. Даже, так называемая, Собственная половина дворца предназначалась для чего угодно, но не для практического использования.
Например, все покои царской семьи, включая мой кабинет, находились мало того что на первом этаже, так еще и не в глубине комплекса, а непосредственно на линии прохода и проезда от Боровицких ворот! То есть, все кому ни лень, включая братию кремлевских монастырей, ходили и перевозили телеги прямо под моими окнами. И между этими окнами и публикой под окнами, не был никакого расстояния и никакого толкового охранения. По факту любой «монах» мог швырнуть бомбу прямо в мой кабинет или непосредственно поздравить царя-батюшку «с добрым утром», передав этот привет посредством метания саквояжа с взрывчаткой прямо ко мне в постель! Или вот, например, телега с припасами для монастыря – какая гарантия того, что ее дотошно досматривали в воротах? А не было никакой гарантии. В это время вообще людям было принято верить на слово. Особенно если монах примелькался, то, невзирая на самые громовые мои повеления, я не был гарантирован от простого пофигизма стражи на воротах. Как там? Суровость законов компенсируется необязательностью их исполнения? Это вот про нас.
В общем, переезд прямо с самого начла превращался в ад. В реальное такое адище! Но и сделать тут было ничего нельзя, ведь единственным способом убрать полностью разложившуюся стапятидесятитысячную группировку вооруженных бузотеров из столицы, в нашем случае, был только вариант убрать столицу в другое место. Это, кстати, дало свой эффект почти сразу. Вся эта братия быстро сообразила, что бога за бороду они больше не держат, а с ними никто больше церемониться не собирается. И все, граф Келлер тут же получил множество желающих покинуть Петроград, записавшись в ряды внутренних войск.
Да и перехватить управление властными структурами, можно было только выдернув эти структуры из привычной обстановки.
И, кстати, им еще повезло, что я все же решил перенести столицу в Москву, а не в какой-нибудь Нижний Новгород, как планировал изначально. Там-то точно нет никакой инфраструктуры.
Я еще раз взглянул на город. Да, теперь это уже столица Российской Империи. Надолго ли? Покачав головой, я пошел к дверям башни. Впереди меня ждали трудовые будни российского Императора. И молоко за вредность мне никто не выдаст, хоть журнал «Здоровье» и прямо рекомендует…

*        *        *

+6


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Цикл "Новый Михаил". Книга вторая "Государь Революции" (продолжение)