Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Срез времени


Срез времени

Сообщений 21 страница 30 из 87

21

— Тогда последняя просьба. Как только вы вернётесь к себе, пожалуйста, первым делом перенесите мой сундук в арсенал. Есть у меня подозрение, что Смит где-то рядом.
— Зря вы сомневаетесь в Полушкине, он лучший егерь в губернии. После выступления шляхтечей, многие на каторгу угодили, а как француз в силу вошёл, многие и побежали. Так через наш уезд уже года три как никто бежит.
Едва карета скрылась из поля видимости, мне вновь пришлось переступать порог дома, и первым делом я осмотрел девицу с костылём. Небольшая отёчность в районе лодыжки и незначительные болевые ощущения. Слава Богу, не перелом и не острая форма растяжения. Хотя, увидев на мне пыльник до пят, ружьё с патронташем и сумку с красным крестом, пострадавшая от испуга готова была и станцевать.
— Звать как? — наматывая эластичный бинт на лодыжку, спросил я.
— Руська.
— Маруся… Красивое имя, отзывчивая значит. Авдотья Никитична давно не ела?
— Три дня как.
— А сама?
— И я три дня.
— Позавчера, куда с больной ногой ходила?
— В Абраменки, за едой. Всегда корку давали, а сейчас не дали. — И полились слёзы.
«Да уж, — подумал я, — добрый хозяин Семечкин. Как это он под себя целую деревеньку подмял? Если он вольный хлебопашец, то освобождение от крепости получил лет пять назад или раньше. А если со всей деревней, то только за выкуп, а если нет, должны отрабатывать повинности. Но тут даже мужиков не видно. Ни одного. Что же произошло, если русский человек отказал в куске хлеба? И кому, девочке».
— Ты кроликов любишь? Не кивай, я уже догадался. У меня припрятана пара, пушистые, толстые, уши большие, тёплые. Клевер любят, крапиву. Я сейчас принесу, а ты пока за тётей присмотри.
К контейнеру, укрытому маскировочной сетью с берёзовыми ветками за время моего отсутствия и близко никто не подходил. Сигнальная леска цела, как и подготовленная ракета, на случай вскрытия. Кролики что-то хрумкали в своей корзине, вода у них уже закончилась, морковок нет, а вот питательный корм ссыпался лишь наполовину. Уже не так стеснённые в движениях, они явно предавались любимым занятиям. Умнички, плодитесь, ешьте, пейте и поклоняйтесь своему пророку Тому Остину, который заселил вами целый континент. От вас больше ничего не требуется. Что я сейчас заберу вместе с ними? Тюк со сменной одеждой и сапоги, банку с  лекарствами, настоящие бульонные кубики и самое тяжёлое — билеты с фунтами стерлингов. Тысяч четыреста, больше в рюкзак не влезет. Ах, да… огниво, печку же надо растопить.
Утром прояснились некоторые детали. Авдотья Никитична сумела немного поесть: вечером бульон, а с утра куриное яйцо. И набравшись сил, поведала душещипательную историю. Если до сего дня я считал, что Сашка просто ушедший в пике картёжник (и это самое настоящее проклятие для любой семьи), то к этому горю ещё добавилось и серьёзное заболевание. Цыганка, не иначе как работающая в паре с карточным шулером-французом, нагадала юному офицеру выигрыш в «фараон» целого состояния. Итог не заставил себя ждать. Подпоручик проиграл всё. Влез в долги, сделал ещё одну ставку и пошёл писать письмо родителям. Вопрос чести решали всем миром. Что-то заняли у родственников, что-то у соседей, взяли даже у освобождённых крестьян, а оставшихся крепостных отправили в наём и конце концов переписали на сына именье. Лишившись возможности выкупить земельный надел, Семечкин умолял не отдавать купчую и в итоге ушёл. Продолжал ли играть сын дальше, мать не знала. Несколько раз просил выслать деньги, и приходилось передавать последние крохи. С некоторой долей вероятности, затянув пояса, призрачный шанс выкрутиться из кабалы был, но горе никогда не приходит одно. Случился неурожайный год. Конопля хоть и выросла в цене, но собрали её мизер и все планы погашения кредитов рухнули в один миг. Потом продали лошадей и в самом конце приносящую щенков породистую гончую и всё равно остались с долгами. Хорошо ещё, что не все соседи настаивали вернуть занятое. Зимой Леонтий Николаевич слёг и тихо умер во сне, так и не успев причаститься. Это и стало той причиной, по которой Авдотья Никитична принялась настраивать себя на постриг. Хозяйством с тех пор больше никто не занимался.
Узнав всю историю из первых уст, я упросил «тётю» написать Сашке письмо с просьбой приехать за своей долей наследства и как только чернила подсохли, постарался разобраться в хитросплетениях хозяйственно-бытовой части усадьбы. Начнём с жилого фонда. Помещичий дом это высокое деревянное строение «Т» образного вида из двух срубов (пятистенок) по шестнадцать венцов каждый, восемь на шесть метров, соединённых выступающими по фронту метра на два сенями. Парадный вход через крыльцо с навесом и выход во двор через эти же самые сени с обратной стороны. По местным меркам — весьма солидный. Две печи: большая и малая. Крыша застелена дранкой, есть остеклённые окна. Позади жилого здания конюшня, амбар, сенной сарай и маленькая псарня; всё пустующее. Крестьянские избы гораздо проще. Что здесь, что в Абраменках. Два сруба по десять-двенадцать венцов, длиной и шириной до восьми аршин, стоят один позади другого и связываются между собой сплошным рядом брёвен. В Борисовке их четыре, в соседней деревне — шесть. Курных нет, все топятся печью. Каждая изба располагает хозяйственными пристройками и огородом; где большим, где малым. Навскидку, крепкое, зажиточное хозяйство, которое никак не могло стоить прописанной в купчей сумме. Даже в этом Сашку надули. Тем не менее, общее экономическое состояние — катастрофа, ибо всё здесь меряется урожаем! Прибавить к этому, что со смертью хозяина пропал державший здесь всё стержень и весь благопристойный вид, не более чем прочный задел прошлого; становится ясно — актив убыточный. О чём говорить, если что-то где-то росло, то только благодаря личной инициативе бывшего управляющего. Так что первым делом был отправлен посыльный к Семечкину, с просьбой собрать всех кредиторов. И пока утрясался вопрос с займами, Тихон привёз доктора Франца. Тут мне захотелось схватиться за голову. Эскулап настаивал на срочной госпитализации, так как подозревал у Авдотьи Никитичны желудочную чахотку и был сильно удивлён, узнав истинную причину истощения. Впрочем, его осмотр Маруси и пришедших за деньгами крестьян оставил положительное мнение о профессиональных качествах врача. Диагнозы ставил быстро, лечение назначал чётко, по-латыни писал неразборчиво. Каждый был чем-то болен. Даже маленькие дети, настоятельно призванные мной для профилактического осмотра с целью предотвращения эпидемий. Я бы тоже каждому поставил диагноз, если б платили по три рубля за осмотренную душу. Но доктор действительно указывал на недуг, и пусть в большинстве случаев это недоедание и авитаминоз, претензий не выставить. Зато рекламацию предъявляли мне. Леонтий Николаевич брал взаймы серебром, и принимать обратно ассигнациями крестьяне не хотели категорически, ни по какому обменному курсу. Договор есть договор. Сошлись на отсрочке до конца недели. Раз все поедут на Вознесенскую ярмарку , то барин в городе серебра наберёт, а там и рассчитаемся. А к трём по полудню я был приглашён на обед к штабс-капитану, где вечером нас всех ждал сюрприз.
*  В Смоленске проходили две большие ярмарки. Одна в декабре, на базаре за Днепром для промышленных товаров, а вторая  на площади у Молоховских ворот животноводческая (где позже были поставлены торговые ряды, а после склады). Называлась она Вознесенская и начиналась на сороковой день после Пасхи. Продолжалась четыре дня и на второй день уже торговали всем подряд.

Отредактировано Алексей Борисов (20-04-2017 00:25:54)

+4

22

Алексей Борисов написал(а):

Кролики что-то хрумкали в своей корзине, вода у них уже закончилась, морковок нет, а вот питательный корм ссыпался лишь наполовину. Уже не так стеснённые в движениях, они явно придавались любимым занятиям.

прЕдавались
Проверочное: придаться размышлениям :)

+1

23

Алексей Борисов написал(а):

Эскулап настаивал на срочной госпитализации, так как подозревал у Авдотьи Никитичны желудочную чахотку и был сильно удивлён, узнав истинную причину истощения.

Э... Как-то сложновато доходит смысл, во всяком случае до меня. Истинная причина - нервы?

0

24

Игорь К. написал(а):

Э... Как-то сложновато доходит смысл, во всяком случае до меня. Истинная причина - нервы?


Алексей Борисов написал(а):

— Маруся… Красивое имя, отзывчивая значит. Авдотья Никитична давно не ела?
— Три дня как.

:dontknow:

+1

25

Bespravil написал(а):

. Авдотья Никитична давно не ела?
— Три дня как.

Ну так причина - на нервной почве?

+1

26

Игорь К. написал(а):

Ну так причина - на нервной почве?

По сюжету, еды нет и нервный срыв.  Маруся ходила побираться.
По поводу истощения на нервной почве. Приведу пример. К меня соседка по подъезду, после того как похоронила мужа, буквально за месяц стала похожа на скелет. Увозили в больницу. Сейчас вполне нормальная, худенькая, но далеко не так, как было.

0

27

2. Порох и пули.

       
Пахотная земля Смоленского уезда, пусть и обильно вознаграждая земледельца, из-за своей малочисленности заставлял поселян искать иные пути пропитания. Эта причина, в купе с другими факторами способствовала учреждению различных мануфактур и ремесленных предприятий, предшественников заводов. Семьдесят лет назад прибыльным считалось производства поташа и стекла, потом переключились на лесопилки, смолокурни и бондарнечество, а сейчас популярно полотняное производство. Развивалось бы оно и дальше, как завещал государь Пётр I, ведь кораблям необходимы паруса, армиям палатки, да мало ли чего можно изготовить из пеньки… А вместе с ним рос валовый продукт и как это ни странно прозвучит благосостояние населения, не тех, кто снимает сливки, а огромная масса участвовавших в производстве работников и работниц.  Тех, кто без продыху горбатиться при толчении, трепании и ческе пеньки. Крестьянок, усажанных за прядением из нее пряжи,  мыларей отбеливающих её в чанах, сновальщиков, мотальщиков, ткачей и, конечно же, аппретурщиц . Так что обед у Есиповичей превратился в диспут, на тему как урвать на жизнь и чтоб крестьянину не туго жилось. Из важного можно было вычленить согласие на поездку Елизаветы Петровны. Как водится, дама затребовала к себе внимания, ведь Павлу Григорьевичу сорок три, а ей уже несколько больше и то, что было десять лет назад не обязательно повторится сейчас. К тому же появиться в старом платье не комильфо, а то и вовсе конфуз. Ведь все знают, разницу между уверенной в себе женщине и дурнушке. Да и драгоценностей нет ( с укором на дочь). Выслушал я её, а так как сидела она по левую от меня руку, тихонечко на ухо шепнул, озвучив сумму. Вот после этого, Елизавета Петровна повела себя совсем иначе, отбросила весь спектакль в сторону, в один глоток допила вино и полностью сосредоточилась на деле. Десять лет назад, расширяя производство своего отца, Щепочкин в течении одного месяца скупил около шестисот душ мужского пола в Медынском уезде. Действие понятно: по близости фабрика, мощности, подготовленные специалисты. Но зачем он обратил свой взор на сотню вёрст на запад? Кроме полей конопли между Гряды и Борисовкой ничего нет, а значит, какой-то особой перспективы Павел Григорьевич не рассматривал. Просто каприз: была история с красивой женщиной, пусть помнит мою заботу, и я не забуду. А посему и сейчас найдёт для неё время. Закончив чаепитие, мы вышли во двор, где пёс с кошкой убегали от гуся. Францу рассёдлывали лошадь (он только приехал), а мы так увлеклись зрелищем, что заметили прибежавшего мальчика в тот момент, когда он чуть не уткнулся в Генриха Вальдемаровича.
— Дядя Генрих! Папку убили! Скорее…

Отредактировано Алексей Борисов (20-04-2017 00:42:43)

+2

28

Bespravil написал(а):

:dontknow:

Три дня не ела - причины то разные могут быть. И за три дня не исхудаешь. И сама Маруся не выглядит истощенной, вот и вопрос возник.

0

29

2. Порох и пули.
     
Пахотная земля Смоленского уезда, пусть и обильно вознаграждая земледельца, из-за своей малочисленности заставлял поселян искать иные пути пропитания. Эта причина, в купе с другими факторами способствовала учреждению различных мануфактур и ремесленных предприятий, предшественников заводов. Семьдесят лет назад прибыльным считалось производства поташа и стекла, потом переключились на лесопилки, смолокурни и бондарнечество, а сейчас популярно полотняное производство. Развивалось бы оно и дальше, как завещал государь Пётр I, ведь кораблям необходимы паруса, армиям палатки, да мало ли чего можно изготовить из пеньки… А вместе с ним рос валовый продукт и как это ни странно прозвучит благосостояние населения, не тех, кто снимает сливки, а огромная масса участвовавших в производстве работников и работниц.  Тех, кто без продыху горбатиться при толчении, трепании и ческе пеньки. Крестьянок, усажанных за прядением из нее пряжи,  мыларей отбеливающих её в чанах, сновальщиков, мотальщиков, ткачей и, конечно же, аппретурщиц . Так что обед у Есиповичей превратился в диспут, на тему как урвать на жизнь и чтоб крестьянину не туго жилось. Из важного можно было вычленить согласие на поездку Елизаветы Петровны. Как водится, дама затребовала к себе внимания, ведь Павлу Григорьевичу сорок три, а ей уже несколько больше и то, что было десять лет назад не обязательно повториться сейчас. К тому же появиться в старом платье не комильфо, а то и вовсе конфуз. Ведь все знают, разницу между уверенной в себе женщине и дурнушке определяет наряд по последней моде. Да и драгоценностей нет ( с укором на дочь). Выслушал я её, а так как сидела она по левую от меня руку, тихонечко на ухо шепнул, озвучив сумму. Вот после этого, Елизавета Петровна повела себя совсем иначе, отбросила весь спектакль в сторону, в один глоток допила вино и полностью сосредоточилась на деле. Десять лет назад, расширяя производство своего отца, Щепочкин в течении одного месяца скупил около шестисот душ мужского пола в Медынском уезде. Действие понятно: по близости фабрика, мощности, подготовленные специалисты. Но зачем он обратил свой взор на сотню вёрст на запад? Кроме полей конопли между Гряды и Борисовкой ничего нет, а значит, какой-то особой перспективы Павел Григорьевич не рассматривал. Просто каприз: была история с красивой женщиной, пусть помнит мою заботу, и я не забуду. А посему и сейчас найдёт для неё время. Закончив чаепитие, мы вышли во двор, где пёс с кошкой убегали от гуся. Францу рассёдлывали лошадь (он только приехал), а мы так увлеклись зрелищем, что заметили прибежавшего мальчика в тот момент, когда он чуть не уткнулся в Генриха Вальдемаровича.
— Дядя Генрих! Папку убили! Скорее…
До дома в Васелинках мы добрались, словно на крыльях. Разгорячённые лошади ещё топтались и пытались выровнять дыхание, а я с Генрихом и Францем уже забегали в распахнутые ворота. Не пускавший чужих на порог пёс, в этот раз сидел смирно и лишь когда прошёл Тимофей с Ваней, жалобно заскулил. Иван Иванович лежал на кровати застланной жёлтым ковром с тряпкой на голове, в одних кальсонах, а возле него хлопотала маленькая темноволосая женщина явно восточной внешности. Сидевший на табурете до нашего прихода широкоплечий мужчина в крестьянской одежде встал, и отодвинувшись в сторонку обращаясь к Генриху Вальдемаровичу произнёс:
— Вот, ваше благородие, таким и нашли.
— В смысле, голым? — уточнил Генрих.
— Истинно так, — подтвердил мужик, — в одних портах с язвой на темечке.
Тут стоит отметить, что в девятнадцатом столетии, глагол «убили» не совсем означал насильственную смерть. Убить могли, причинив существенный вред здоровью, лишить сознания и просто сильно ударить. А вот, словосочетание убить до смерти, означало уже конец жизненного пути.
Франц осмотрел лежащего без сознания Полушкина и выдал вердикт:
— Ударили чем-то тяжёлым и одновременно мягким. Кожный покров не повреждён.
— Платок с песком, — после некоторого размышления, сказал Генрих. — Когда скрасть кого тихо надо, первое средство. В суконку песочек, бечёвочкой затянуть и на палку, как кистень. Турок и пикнуть не успевал, даже феска не слетала.
Вечером, Иван Иванович пришёл в себя, а уже с утра смог поведать что же произошло и это не очень понравилось всем присутствующим. Сыском беглых Полушкин стал заниматься чуть ли ни с момента поселения. Крепостных у него не было, доходного дела тоже и всё, что он умел, в мирной жизни применить оказалось невозможно. Поначалу стал заниматься охотой, да так успешно, что извёл всех волков, терроризирующих окрестные леса не одно столетие. Количество хвостов шло на сотни пока в какой-то момент эти хищники ему приглянулись, и во дворе появился щенок по кличке Серый. С этих пор отставной поручик стал внимательнее прислушиваться к рассказам помещиков, от которых бежали крепостные. А спустя пару лет, весь уезд знал, к кому надо обращаться. Крепкой памятью запомнили Полушкина и ссыльные шляхтичи, за поимку которых платила уже казна. Секрет же удач заключался в том, что перед любым делом Полушкин занимался анализом и сбором информации. То есть прекрасно представлял возможные маршруты беглых и как приобретённый бонус — неплохо ориентировался в лесу, но всё это не составляло и четверти успеха. Основа заключалась в сети осведомителей. В каждом населённом пункте, через который мог пройти объявленный в розыск, находился человек, часто бывший солдат, который сообщал о подозрительных личностях. Так что когда я обсуждал сроки, Иван Иванович только подсчитывал, какие деревни он успеет посетить.
— Кто бы мог подумать? Федот одноногий… И как я просчитаться то смог? Я ж сразу просёк как портрет ему показал. Сбледнул лицом иуда, взопрел. И видел же сукин-сын… За тридцать серебряников продался… Смит ваш у него прятался. Хитрый зараза, ловко схоронился. Тит меня у околицы с лошадьми ждал, а как понял, что нет меня долго, так шукать. В общем, всю одёжку содрали и двадцать пять рублей ваших прихватили. Подвёл я вас, не послушал.
«И как сие понимать, — задал я себе вопрос, — вымышленный Смит появился на самом деле»?
— То есть у них день перед нами в запасе?
— Не, Генрих Вальдемарович. С концами. У Федота лошади и он мою систему знает. Они уже на пути к Орше.
— Схожу-ка во двор, — сказал я, поняв, что ничего интересного больше не услышу.
Как только я покинул комнату, штабс-капитан наклонился к уху Иван Ивановича и что-то тихо спросил.

***

— Что в портмоне было то?
— А хрен его знает. Мы с Федотом всю баньку обыскали, под каждым углом землю простучали. Ни котомки, ни дряни этой жёлтой, ничего. Топор и тесак у меня.
— Как так получилось?
— Зарезал я Смита. Мы когда в баньке вязать его стали, Федот деревяшкой своей зацепился и гад этот вывернулся. Заорал что-то не по-нашему и кистенём меня. Хорошо, шапка баранья на голове была. А у меня рука сама пошла, как учили.
— Плохо учили, раз простых дел сполнить не можешь. Стареешь Иван Иванович. По следам хоть прошлись?
— А как же. Тит пробежался до последней лёжки. Даже в дупло лазал. Я что думаю, ведь не просто так Смит бежал именно в тот день. Может, передать, кому успел?
— Может… Тут же каждый гувернёр картавый носом водит. И не факт, что портмоне в ночь побега выкрали. Федота хоть оставил за банькой наблюдать?
— Обижаете… Если что, внучок его вмиг весточку принесёт.
— Ладно, будем надеяться на лучшее.
— А сам, как думаешь, что там было?
— То, Иван Иванович не твоего ума дело. Ты лучше с оказией, попроси из ружья нашего гостя пострелять. Всё, шаги слышу.

Отредактировано Алексей Борисов (20-04-2017 20:48:01)

+4

30

Алексей Борисов написал(а):

Как только я покинул комнату, штабс-капитан наклонился к уху Иван Ивановича и тихо спросил:— Что в портмоне было то?— А хрен его знает. Мы с Федотом всю баньку обыскали, под каждым углом землю простучали. Ни котомки, ни дряни этой жёлтой, ничего. Топор и тесак. — Как так получилось?— Зарезал я Смита. Мы когда в баньке вязать его стали, Федот деревяшкой своей зацепился и гад этот вывернулся. Заорал что-то не по-нашему и кистенём меня. Хорошо, шапка баранья на голове была. А у меня рука сама пошла, как учили.— Плохо учили.

Тут такое дело...
Авторская воля - это святое
Но если от реальности отталкиваться - каким образом ГГ мог слышать происходивший без него разговор?
(Это вообще одна из самых распространенных ошибок  авторов: писал-писал от первого лица, потом ВНЕЗАПНО! (с) - хрясть! - и написал вдруг о том, причем все от того же первого лица! - в чем это первое лицо никак участвовать не могло. Тут уж надо было либо сразу такие ставки время от времени давать, либо данный прием не применять))

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Срез времени