Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » "Новый Михаил-2: Государь Революции". Третья тысяча комментариев


"Новый Михаил-2: Государь Революции". Третья тысяча комментариев

Сообщений 1 страница 10 из 409

1

Для справки:

Часть первая комментариев к "Государю Революции" здесь - Цикл "Новый Михаил". Книга 2: "Великая война. Версия вторая"(Наброски)
Часть вторая здесь - Цикл "Новый Михаил". Книга вторая "Государь Революции" (продолжение)

Итак, начинаем третью часть обсуждений цикла "Новый Михаил". Вниманию коллег представлена книга вторая - "Государь Революции". Как договаривались, начинаю с некой Проды, хотя текст там пока все еще сырой и не дописан до конца фрагмента. Не дописаны размышления о финансах Империи, а так же не коснулись принципов государственного строительства, экономики и самодержавия народа. В общем, приглашаю к обсуждению!

ЦИКЛ «НОВЫЙ МИХАИЛ»
КНИГА ВТОРАЯ
«ГОСУДАРЬ РЕВОЛЮЦИИ»


*        *        *

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. БЛАЖЕННЫ МИРОТВОРЦЫ

ГЛАВА XIII. ДОРОГИ ДАЛЬНИЕ

*        *        *

МОСКВА. КРЕМЛЬ. 12 марта (25 марта) 1917 года.
Чуть челюсть не выскочила. Так зевнул, что не дай бог. Эх, хорошо бы царю-батюшке поспать. Ну, так, чтобы по-взрослому, хотя бы часиков шесть. Да, шесть часиков было бы хорошо, но где взять лишних шесть часов? Это ведь многим так кажется, что Император может делать, все что захочет, но в моей жизни все совсем не так.
Нет, возможно, где-то, когда-то, в каком-то тридевятом королевстве, в котором все скучно и благополучно, монарх и может спать до обеда, но в случае с благословенной моей Империей, никакого спанья и не предполагается. Быть может, когда-то, но уж точно не сейчас.
А в торцевое окно кабинета видна московская зима. Пусть уже сдающая позиции на кремлевском холме, но все еще будь здоров. Та же река за стеной все еще была покрыта льдом и хорошо хоть, если мне память не изменяет, в этом году не предвидится никакого особого затопления новой старой столицы, а то, если бы случилось наводнение образца 1908 года, то я бы сейчас не спасением государства занимался, а спасением собственной шкуры. Шутка ли сказать, вода тогда поднялась на десяток метров и затопила пятую часть Москвы этого времени! Затопило все в округе, волны били о кремлевские стены, и, даже, с Павелецкого вокзала прекратились отправляться поезда (причем последний поезд сумел преодолеть воду лишь с разгону, изображая собой крейсер).
Но, как вы понимаете, наводнение девятилетней давности меня сейчас мало волновало. Ну, разве что тем, что потом, когда-нибудь, нужно будет подумать над системой водоотвода, дабы лишняя вода не топила город, но, опять-таки, тому же товарищу Сталину понадобилось еще и наводнение 1931 года, чтобы таки принять такое решение. Мне же такой срок, вероятно, не понадобится.
Хотя, опять-таки, кто знает, какие будут у меня приоритеты? Сегодня столица в Москве, а завтра вполне может быть где-то на Волге или на Урале. Впрочем, хочешь или не хочешь, но Первопрестольную нельзя держать в запустении. Так что, руки точно дойдут. Вот только когда?
Я потер переносицу. Переезд в Москву пока никак не сказался на снижении моей загрузки. Хотя, нет, сказался, ибо все стало значительно хуже. К хаосу смены власти добавился хаос смены столицы и, как следствие, хаос массовой смены чиновничьего аппарата. Но не это меня сейчас парило, совсем не это.
Взглянув с ненавистью на лежащий передо мной лист бумаги, я попытался сосредоточиться.
Эх, Манифест, Манифест…
Начал его писать в Питере в то утро, когда был фактически подавлен мятеж, а ощущение такое, будто прошло не несколько дней, а, минимум, месяцы. Какие-то слова кажутся слишком мягкими, какие-то вообще устаревшими, а кое-что явно требует добавления.
И что интересно, ведь многое из написанного здесь, так или иначе, перекликается с тем многим, что было писано и читано в веке двадцать первом. И порой, если не брать во внимание, что пишу я собственноручно, а не набиваю на клавиатуре компа, то кажется, что продолжаю какую-то дискуссию, которую так и не удалось закончить там – в прошлом будущем, где я был, и где, скорее всего, никогда уже не буду, ибо прожить сто сорок лет мне никак не светит.
Да, какой там сто лет, тут бы до конца года как-то дожить! Ведь это только со стороны может показаться, что я тут такой крутой, сижу себе в Кремле, подавив перед этим два мятежа и одну революцию, и потому я крут, как те яйца. А вот и ничего подобного! Желающих причпокнуть меня табакеркой или кинуть бомбу в постель ничуть меньше не стало. Но не в этом моя головная боль, отнюдь не в этом.
И даже вопрос не в Манифесте, гори он огнем. Вопрос стоит прямой как рельс – как жить дальше? И вопрос не шуточный. Ведь это только так кажется – что там придумывать, ведь есть исторический опыт, есть за столетие наработанные концепции и идеологии, прикинь историю к носу, да и рули себе потихоньку.
Ан, нет, не получается так. Совсем не получается. Начнем с самого простого. Сижу вот я такой тут весь из себя царь-батюшка, царюю себе потихоньку, даже не задаю вопросов, типа, «Кто тут в цари крайний?», ибо «Аз есьм царь», и, как говорится, «иного понимания мы не мыслим», но так ли все безоблачно? Совсем нет, или, как тут говорят, отнюдь. Революция вовсе не отменена. Она случится и случится обязательно. И если я не возглавлю сей процесс, то все выйдет куда хуже, чем в известной мне истории, ведь в моем мире революционное напряжение было существенно сброшено самим фактом Февральской революции, после которой потребовалось несколько месяцев лозунгов и прочей революционной демагогии, прежде чем ситуация дозрела до нового взрыва и нового переворота. В моей истории Июльские события не привели к революции, но ведь в моей нынешней истории и Февральская революция свелась лишь к Февральским событиям! А это значит, что все революционные процессы были лишь загнаны вглубь, но накопленная кинетическая энергия социального взрыва никуда не делась. А это, в свою очередь, значит, что в игру вступают совсем иные механизмы и лозунги. «Долой самодержавие» никуда не делось. «Долой войну» тоже. И всякие там «Долой министров-капиталистов» теперь умножаются на «Долой германских шпионов» и «Да здравствует ответственное министерство!».
То есть, опуская все лозунги и рассуждения, могу сказать следующее – мы (я) тут на пороге революции. И пока, тем что я пришел к власти в качестве Императора, я ничего не решил и никаких противоречий не разрешил.
Социалисты все так же рвутся к власти. И рабочие хотят облегчения. И аристократы ничего не хотят менять. И помещики. И студентики мечтают о невообразимом светлом будущем. И либеральная общественность хочет. А уж крестьяне…
Как правильно писал Булгаков в своей «Белой Гвардии», были «мужицкие мыслишки о том, что никакой этой панской сволочной реформы не нужно, а нужна та вечная, чаемая мужицкая реформа:
– Вся земля мужикам.
– Каждому по сто десятин.
– Чтобы никаких помещиков и духу не было.
– И чтобы на каждые эти сто десятин верная гербовая бумага с печатью – во владение вечное, наследственное, от деда к отцу, от отца к сыну, к внуку и так далее.
– Чтобы никакая шпана из Города не приезжала требовать хлеб. Хлеб мужицкий, никому его не дадим, что сами не съедим, закопаем в землю.
– Чтобы из Города привозили керосин».
И вы думаете, что что-то изменилось? А фигвам, как говорится. Национальная индейская изба.
И оттого, что я чего-то там пообещал и на солдатском сборище объявил, да еще и в газетах пропечатал, что-то изменится? Да как бы не так!
Да и что, только земля главный вопрос? Мир, МИР, МИ-И-ИР! Вот главный вопрос! А дальше уж вариации – «Штык в землю!», «Мир сейчас и немедля!», «Долой войну!», «Айда землю делить!» и так далее.
А далее, мы имеем полную неустойчивость фронта, революционную ситуацию в тылу и общий хаос везде и во всем. Но только, в отличие от моей истории, тут будет все значительно хуже, поскольку не будет той мягкой переходной подушки в виде эпохи Временного правительства, не вернутся из ссылок и Швейцарий всякого рода революционные вожди, а значит, к тому моменту, как все рухнет, не найдется даже тех, кто скажет: «Есть такая партия!»
Мне могут сказать, ну, типа, Главный Герой (то бишь ваш покорный слуга) знает историю, знает на кого поставить, нужно лишь приблизить к себе тех, кто уже зарекомендовал себя в известной истории, и если не передать им власть, то, как минимум, самому назначить их на какие-то посты…
Эх, этих бы советчиков да на мое место! Совет прекрасен! Но не выйдет из него НИ-ЧЕ-ГО! Ничего, от слова совсем!
Во-первых, никаким профессиональным революционерам в их мечтаниях никакой царь-батюшка не нужен ни для чего, кроме как для показательной казни. Они видят во главе революции исключительно себя, и всякая попытка Императора заигрывать с ними обернется для меня лишь гильотинированием где-нибудь на Красной площади на Лобном месте, под громкое улюлюканье «благодарных подданных».
Во-вторых, все эти Ленины и прочие товарищи, вовсе не стремятся ехать в Россию, им вполне хорошо грустится и Швейцариях, а в «Отечестве» ихнем не случилось никакой революции, а потому, не поедут они ни в какую Россию, а будут, как они это и планировали, ждать революционные движения, которые, возможно, произойдут где-нибудь в Германии или Франции, и лишь тогда, они оправятся туда для организации и возглавления процесса «всеобщего освобождения». Ведь ни для кого не является секретом, что тот же Ленин, буквально перед самой Февральской революцией, рассуждал о том, что лишь молодое поколение революционеров может застать революцию. Так что я не вижу никаких предпосылок к их возвращению, даже если царь-батюшка пришлет им персональный пряник и билет до Москвы.
В-третьих,  сидящие по тюрьмам и ссылкам в самой России как-то тоже не для того пошли на сей подвиг, чтобы договариваться с царем. Они это могли сделать и раньше.
В четвертых, все эти замечательные революционные ребята были условно эффективны (или стали таковыми) в режиме полного разрушения всей старой системы, в том числе, системы, которая вообще хоть как-то обеспечивала нормально функционирование всего государственного организма, включая транспорт, организацию, финансы и так далее. Мягко говоря, далеко не факт, что они вообще хоть как-то впишутся в систему без ее коренного уничтожения.
В-пятых, а кто их пустит к рычагам управления, ведь, по сравнению со специалистами «царского режима» революционные товарищи были просто идейными дилетантами в большинстве своем. Даже боюсь представить, что произойдет с теми же железными дорогами при приходе туда «товарищей».
Да и кто такие были те же большевики в марте 1917 года? Да никто! Лишь к лету они начали в России что-то из себя представлять, да и то. И кто тогда? Левые эсэры? Боже упаси! Анархисты? Даже не смешно. Кто тогда?
Парадокс в том, что я не могу не проводить революционных изменений, но вокруг меня нет революционеров! Вообще! То есть мне придется возглавить революцию, дабы не допустить катастрофических потрясений, но, при этом всем, мне не на кого опереться, поскольку революционеры против меня, а те, кто за меня, те вообще не революционеры! Такая вот диалектическая хрень.
Нет, я не могу сказать, что мало тех, кто поддержал бы изменения всем сердцем. Но на организацию процесса, на привлечение энтузиастов своего дела, требуется время, время и деньги. И если с последним вопрос как-то решаем, то вот со временем у меня полный швах!
Поэтому основным вариантом сейчас для меня является опора на тех, кто в моей истории никакой особой революционностью не страдал, то есть на деятелей старого режима и белого движения. И тут единственная надежда, что выполняя повеления Императора они проявят больше гибкости хотя бы потому, что это все же не «мужичье и жиды» захватили власть, а, наоборот, изменения эти инициирует власть законная и даже данная Богом.

Отредактировано Shorcan (06-05-2017 16:25:28)

+3

2

Или вот, к примеру, вопрос войны и мира. Казалось бы, в чем вопрос? Ведь хорошо известно из истории, что большевики, подписав Брестский мир, дали возможность немцам получить важные стратегические ресурсы (в первую очередь продовольствие) и за счет этого Германия еще какое-то время воевала. Ну, вроде как, не дай немцам ничего получить, и можешь даже не делать резких движений и война в 1918 году, так или иначе, завершится. И ура, мы победители, осталось пойти и получить плюшки.
Логично? А вот и отнюдь вам! Это логично, при соблюдении ряда параметров, среди которых будет и боеспособность русской армии на протяжении ближайших года-полутора (а с чего бы, если Гурко докладывает о том, что и сейчас армия условно боеспособна и усилено разлагается), так же будет порядок в тылу (что тоже не факт), не случится никаких волнений (?), революций (!). Но не это главное. Главное понять, во имя чего это все? Во имя каких таких плюшек Россия должна еще год-полтора воевать? Во имя каких абстрактных понятий о «чести, долге и нашей исторической миссии?» Простите, я для того тут и царь, чтобы быть умнее остальных. И если в это время полно благодушных идиотов, которые все еще пока верят союзникам, то я-то не они, я то знаю, и ход Гражданской войны, и роль союзников и в ней и вообще в подготовке переворотов в России, да и Вторая Мировая война не оставила ни малейших иллюзий, а уж последующие годы… Так что, простите, но в двадцатом веке я не подаю!
Да и что мы получим по результатам Первой Мировой? Ну, кроме громкого звания страны-победительницы? Репарации? Сомневаюсь. Часть германского и австрийского флота? А на кой он нам, даже если что-то дадут? А я уверен, что дадут нам никчемные корыта, которые проще утопить, чем содержать, история доли СССР после Второй Мировой тому пример. Да нечего там делить будет особо, да и не дадут нам англичане завести приличный флот. Да и вообще ничего приличного не дадут.
Хотите Проливы? А Проливы можно заполучить, лишь взяв их силой оружия, да еще и в такой ситуации, чтобы у «союзников» не было возможности этому противостоять, и сил, чтобы потом заставить отдать. А то мы все эти берлинские конгрессы проходили, когда Россия, фактически победившая турок и подписавшая с ними полную капитуляцию, была вынуждена под давлением Англии и Франции подписать «более справедливый» договор и уйти не солоно хлебавши.
И ладно, Бог с ними, с результатами войны, допустим, выкрутились как-то, и получили что-то. И что дальше? Какую страну строить?
Вот так и вижу вопросы, а какой социально-экономической доктрины придерживается Император Всероссийский? Рыночник ли он? А может социалист? Или, чего доброго, коммунист? Демократ ли? А может, мечтает устроить Сатрапию? Западник ли? А может почвенник? Или он ярый сталинист? Придерживается ли он прогрессивного движения глобализации или он махровый протекционист? Сделает ли он народ свободным или вновь загонит в рабство? А может, он за феодализм? А может, просто идиот-самодур?
И вопросов таких сотни, тысячи!
А ответить на эти вопросы очень просто – я реалист. Я не придерживаюсь никакой идеологии, не имею никаких фанатичных взглядов ни на что – ни на идею, ни на экономическую модель, ни на системы выборов, ни на права мужчин, женщин, детей, маленьких собачек и милых кошечек.
Как же так, могут воскликнуть некоторые, ведь не может глава огромного государства не иметь никаких взглядов на то, каким он видит будущее этого государства и народа, это самое государство населяющее!
А вот, представьте себе, взгляды у меня есть. И взгляды это многим из моих современников могли бы не понравиться. Но благо, у меня перед ними есть одно преимущество, поскольку именно я формирую их будущее (и их взгляды), а не они мое (и мои).
Что же касается моих убеждений, то мои убеждения базируются на старой истине – ищи кому выгодно. Можно это выражение перефразировать на «ищи, что эффективно при тех или иных условиях».
Непонятно? Поясню. Например, против ли я глобализации? Да, как Император Всероссийский, я против. Но будь, я, к примеру, президентом США или королем Соединенного Королевства, то я был бы за. То есть не мои убеждения формируют политику государства, а положение государства формирует его политику и, соответственно, мои убеждения.
А ведь эта истина в данное время (впрочем, и в мое время в далеком будущем) далеко не всем очевидна. Есть (и будет) масса прекраснодушных людей (и это не считая профессиональных борцов за денежные знаки, простите, за права и свободы), которые считают, что есть какая-то абсолютная истина, какая-то окончательная правда, универсальная для всех и применимая во всем мире и для всех народов. Ну, прямо как Закон всемирного тяготения или факт восхода дневного светила.
А между тем, нет никакой универсальности и быть ее не может. И это не моя прихоть, не мой махровый реакционизм, а вполне себе научное наблюдение.
Например, вопрос глобализации. Прекрасная идея – давайте отменим все торговые барьеры, отменим все пошлины и квоты, откроем рынки, разрешим свободное перемещение капиталов и рабочей силы и наступит эра всеобщего счастья и равенства, товары станут дешевыми, а люди богатыми и свободными! Разве не так?
Так. Но не совсем, не везде и не всегда. Тут, как и в любом вопросе, нельзя вырывать идею от контекста. Нужно помнить, что всякая идея, в том числе и идея экономическая, это лишь инструмент для достижения кем-то каких-то целей. И вот только не надо мне сейчас рассказывать о таких целях, как всеобщее благополучие, свобода и прочие сказочные прелести. Ибо я человек уставший, измученный «Нарзаном» (не шучу, кстати) и смеяться у меня нет ни сил, ни желания.
Есть множество исторических примеров того, как это все работает, я же ограничусь общими рассуждениями.
Первое.
В глобализации заинтересованы те страны, которые имеют конкурентные преимущества перед другими. Пример – Англия после промышленной революции (проходившей, кстати, в условиях жесточайшего протекционизма) вдруг двигает «в народ» идею упразднения ограничений в торговле, под идеей того, что народы должны получит доступ к дешевым товарам (английским). В самой же Англии необходимость глобализации обосновывалась лозунгом «Англия должна стать мастерской мира!»
Или, к примеру, США. Пока внешняя торговля не регулировалась, дешевые английские товары наводняли американский рынок и на корню убивали любые ростки местного промышленного производства. Например, на 1805 год в США было лишь 5 хлопчатобумажных фабрик, поскольку весь остальной текстиль, вся одежда, все шло из Англии. В 1807 году были приняты законы, которые ограничивали свободную внешнюю торговлю и устанавливали пошлины на английский текстиль. И уже к 1809 году таких фабрик в Америке стало сто, а к 1831 году их число достигло восьмисот. К началу Первой Мировой войны, по сравнению с 1803 годом, мощности хлопчатобумажного производства увеличились в 350 раз. Вряд ли бы это стало возможным, при  продолжении игры в глобализацию, без столетия жесткого протекционизма.
Можно сравнить рост и в других отраслях американской промышленности за этот период. А совершив такой мощный рывок, США, конечно же, стали ярыми сторонниками открытия рынков других стран.
То есть те страны, кто по той или иной причине, сумели вырваться вперед, заинтересован в открытии границ для, во-первых, максимального сбыта своей продукции, а, во-вторых, для уничтожения аналогичной конкурирующей промышленности у тех соседей, которые имели глупость «осчастливить» свой народ доступом к дешевой импортной продукции.
Кстати, поскольку ярая либеральная публика не видит ничего плохого в том, чтобы «наши сограждане платили меньше за товар лучшего качества» у меня всегда возникали сомнения – то ли люди, которые так говорят совсем уж прекраснодушно недалекие, или же они за такие заявления что-то имеют. Иначе никак не объяснить такой идиотизм. Ведь даже ребенку понятно, что получишь ты продукцию дешевле, но дальше наступит бесконечный порочный круг – импорт закрывает отечественное производство, отечественные предприятия закрываются, люди остаются без работы и не получают зарплату, рабочих мест в реальном секторе страны все меньше, импорт все больше, дефицит внешней торговли растет, деньги конвертируются и вывозятся из страны все быстрее (на оплату импортной продукции), внутренний рынок сужается, стране не хватает валюты на закупку импорта, страна берет кредиты, потом страна берет кредиты на оплату процентов по кредитам, потом дефолт и все пошли по миру.
Причем это касается не только промышленной продукции, но и, например, сельскохозяйственной. Где-то урожайность выше и себестоимость продукции ниже. Естественно, при глобальном рынке, чей-то хлеб и овощи с фруктами будут дешевле, чем у конкурентов, которые находятся в менее райских условиях. И тут снова вопрос – пускать ли беспошлинно ту же египетскую картошку и те же турецкие помидоры, если они заведомо на треть дешевле отечественных? Потребителям, конечно, какое-то время будет приятно, но все отечественное сельхозпроизводство пойдет побоку. Далее, смотри схему абзацем выше.

+4

3

Причем, что интересно, отечественные либералы, при этом будут радостно потирать руки и говорить, мол, сами виноваты, не смогли приспособиться к беспощадным условиям рынка!
И тут, если опустить матерные выражения, просто хочется спросить – а каким это образом, вот так, с бухты-барахты, без продуманной государственной программы, без многих лет разумного протекционизма, сначала максимально поддерживающего отечественного производителя, а затем, постепенно, повышающего конкурентность на рынке за счет плавного снижения пошлин (причем не ниже реально обоснованного уровня), вот как без всего этого отечественный производитель сможет выстоять в конкурентной борьбе, если ему вдруг устроили «шоковую терапию» и просто толкнули под паровоз глобального рынка? А никак. Ибо у отечественного производителя есть только три пути в этом случае:
1. Его купят продвинутые иностранные конкуренты и закроют, дабы не путался под ногами.
2. Его по дешевке прихватизируют и угробив за какое-то время все основные фонды, все так же закроют.
3. Сочетание пунктов 1 и 2 – иностранные конкуренты купят, прихватизируют и угробив за какое-то время все основные фонды, все так же закроют.
Никаких других вариантов, при внезапном открытии рынка для иностранных товаров в наших условиях просто нет.
Все те же либеральные экономисты мне возразят – как же так мол, почему же будут только закрывать? Вот, во многих странах мира строят, придут и к нам иностранные инвестиции…
А не придут! Много инвестиций пришло в Россию после 1991 года? Если не считать тех денег, которые сначала были вывезены (украдены) из страны, а затем, уже как иностранные деньги, были вновь ввезены? Да, как бы не очень-то много. Так, кое-где, да и то, в основном в добычу и переработку сырья. И причина тут не в какой-то там лени и воровстве русских, не в плохом правительстве (куда ж без этого, но не только в этом вопрос) и даже не в нашей дремучести, а просто в условиях климата.
У нас, даже в южных широтах случается зима, да такая, что Европе часто и не снилось, а про США и говорить нечего. Любые наши помещения нужно отапливать минимум полгода за год. А это все неизбежно отражается на себестоимости продукции, делая ее при прочих равных заведомо неконкурентоспособной. Поэтому и будут вкладывать туда, где тепло, где шорты и майка достаточная одежда для рабочего круглый год, и где не надо ему платить много (в том числе ввиду его малых затрат), а к нам вкладывать не будут, ибо заведомо дорого и заведомо неконкурентоспособно.
Так и слышу поучительные вопли, мол, нечего сидеть на старых технологиях, нужно развивать электронику, заниматься программированием и прочим хайтеком!
Ну, во-первых, при свободном перемещении рабочей силы все эти программисты и прочие специалисты очень быстро окажутся на Западе, так что все это разговоры в пользу бедных, а, во-вторых, господа, какой нахрен хайтек? Какие нахрен программисты? У меня, блин, за кремлевскими окнами, на минуточку, 1917 год! Страна голая, босая и полуграмотная! Россия 1917 года это почти как Юго-Восточная Азия середины двадцатого века, но только у нас, блин, очень холодно! Толком нет промышленности, толком нет дорог, толком нет специалистов. В России даже моторов не производят толком! А все что делается, делается на коленке, без чертежей, как те же стратегические бомбардировщики «Илья Муромец». И давайте в такую страну, которая только-только начала пытаться что-то делать, вот так вот возьмем и откроем настежь ворота мировой торговли! Впрочем, многие правительства при братце Коле именно это и делали. Именно поэтому, и потому что деятели типа Витте провели идиотскую и преступную денежную реформу, привязав рубль к золоту (да еще и по чудовищному соотношению обеспечения!) Россия и оказалась должна всем и очень много. Да так много, что и через сто лет продолжала платить.
Так что тут уж я меры буду предпринимать.
Теперь второе. Кому выгодно.
Про государства я уже отметил выше, но государства, чаще всего, это некая абстракция, как демонстративный фасад тех сил, которые движут механизмы и нажимают пружины. Я говорю об олигархии. Вновь представляю истерические завывания либеральной публики, которая высмеивает это мое утверждение. Думаю, что эпитеты и ярлыки мне сейчас бы навесили роскошные. Но, плевать я хотел на ярлыки. И олигархи, кстати, тоже.
В глобализации, в первую очередь, заинтересованы олигархи, и я бы даже сказал олигархи международные. Знаю-знаю, сейчас опять будут ироничные выражения, высмеивающие «мировое правительство», «теорию заговоров» и прочие Бильдербергские клубы. Но я не скажу ничего нового и ничего неожиданного.
Весь вопрос в свойстве такой субстанции, как олигарх. Ведь олигарх, это не просто очень богатый человек, это сращение власти и денег, это мышление в масштабах воистину мировых, это хорошо знакомое всем явление, как наднациональные и международные корпорации. Олигархи, это уже не просто предприниматели, которые просто реагируют на рыночную конъюнктуру, они сами ее формируют, принимая те или иные решения.
Начиная со времен Древнего мира и по настоящее время, создание искусственного дефицита, организация перебоев с поставками продовольствия, организация искусственного голода, организация войн разного масштаба – все это инструменты для взвинчивания цен, получения (чуть не написал «зарабатывания») сверхприбылей на дефиците продовольствия, одежды, на военных заказах - все это было, есть и будет.
Те же российские купчины и крупные землевладельцы, при полном попустительстве правительства, вывозили хлеб при наличии регулярного голода в стране. И когда обвиняют Сталина в вывозе хлеба во время голода, в некоторое оправдание тому можно отметить, что на вырученные деньги шла индустриализация. А в случае с дореволюционными голодами, все прибыли спускались на роскошь и развлечения верхушки.
В общем, подводя итог вопроса о глобализации, скажу следующее – я противник глобализации для России в обозримом будущем. Во всяком случае, пока власть в моих руках этого не будет. Стране сначала нужно дать обрасти жирком, развить промышленность, транспорт, науку и технологии. А для гарантий, что очередному господину Витте не придет в голову это переиграть, контроль над установлением квот и пошлин на внешнюю торговлю я оставлю в своих руках. И эмиссию денежных знаков тоже. Кстати, после окончания войны и выборов нового правительства новым парламентом, я планирую назначить генерала Нечволодова главой Госбанка Российской Империи.
И, да, золотое обеспечение рубля так же будет отменено, как элемент глобализации, как вредное явление, плодящее долги государства, сдерживающее его развитие и способствующее вывозу капитала за рубеж.
Кстати, о золоте. Позволю себе привести довольно большую цитату из книги «От разорения к достатку» моего нынешнего премьера генерала Нечволодава, который так описывает процесс гениального мошенничества при вводе золотого рубля:
«…нашим Министром Финансов Стат-Секретарем Витте  был испрошен ВЫСОЧАЙШИЙ Указ от 29 августа 1897 года, о введении унас золотой валюты; при этом, как я уже указал, вес нового рубля, предварительно искусственно фиксированного с 1892 года, путем внешних займов, в курсе 2 2/3 франков золота, — был определен в 17,424 долей чистого золота.
Одновременно с переходом на золотую валюту, мы перевели на новый рубль весом в 17,424 долей золота и все наши прежние долговые обязательства, заключенные в серебряных рублях, весом в 4 золотника и 21 долю серебра, согласно манифесту 20 июня 1810 года.
Этим же новы золотым рублем должна была впредь производиться расплата и по всем ранее заключенным частным обязательствам в рублях серебром, так как с введением нового закона, серебро демонтизировалось и осталось лишь разменной монетой, без всякой оговорки.
А из этого получилось следующее: один только наш государственный долг по внутренним займам, перешедший большей частью в руки заграничных банкиров, составлял в 1897 году — 3.000.000.000 рублей, весом каждый 4 золотника 21 доля, а потому выражался весь в весе слитка серебра в 4.394.531 пуд.
Переводя же этот 3.000.000.000 долг на новый золотой рубль в 17,424 доли золота без оговорки, мы увеличили  его вес в серебре на 1.581.469 пудов, так как в 1897 году — рубль в 17,424 доли золота соответствовал не рублю в 4 золотника 21 доля серебром, а почти 7-ми золотникам серебра.
Этим правительство добровольно  увеличило наш государственный долг на стоимость всего количества 1.581.469 пудов серебра, т.е. на 1.600.000.000 рублей и при том в долговом обязательстве уже на золото.
Казалось бы, правительство имело полное нравственное право при переходе на новую валюту указать в новом законе по этому вопросу, что старые обязательства, в серебряных рублях в 4 золотника 21 доля, — будут расплачиваться по стоимости серебра этого же веса, и что в стоимости серебра этого же веса могут погашаться и все частные сделки, заключенные до нового закона.
Владельцам обязательств, т.е. банкирам, это было бы не выгодно, но это было бы выгодно  стране.
Указания этого, однако, не было, хотя об этом своевременно  и раздавались энергичные  голоса в печати.
Таким образом, с введением золотой валюты, мы не только, по примеру других стран, попали в тяжелую золотую кабалу, но и увеличили всю свою прежнюю задолженность на 50%. На 50 же % произошло и увеличение ежегодного платежа % по этой задолженности, вследствие перевода их с рублей серебром весом 4 золотника 21 доля — на рубли золотом весом 17,424 доли.
Результаты закабаления нас в золото не замедлили проявиться с математической точностью: началось сейчас же необыкновенно быстрое разорение
».

«С введением золотой валюты получился поистине заколдованный круг: — золото только переходит из одних рук в другие и обратно, но при этом одни непомерно богатеют все в возрастающей прогрессии. А другие, в той же прогрессии, все более и более разоряются и впадают первым в рабство, без всякой надежды когда либо выбраться из него».

+5

4

Khalzan написал(а):

St-serjant
Лыко - мочало, начинай сначала. Обсудили уже. Автор в синапсе да и в названии уже ясно изложил что ГГ - ГОСУДАРЬ РЕВОЛЮЦИИ. От социализма (полиархии) ему не уйти, а вот с тогдашними российскими "социалистическими партиями" ему не по пути. Низовку он на динамике загребать будет, а руководство в основном отстреливать придётся.

Речь совсем не о том что необходимо в обязательном порядке ставить Сталина примьер-министром, а о том что от "Заводы - рабочим! Земля - крестьянам!" никуда не деться! Как не деться и от коллективизации с индустриализацией - конечно если гг лелеет надежду на то что Россия сумеет выстоять в Великой Отечественной Войне... А для индустриализации, в свою очередь, кроме коллективизации потребуются: и чистки недовольного дворянства и олигархии, и борьба с вредителями, да и много чего еще из того что уже было в реальной истории. Без Сталина обойтись можно, но без "Модели Сталина" обойтись не получится...

Khalzan написал(а):

Свою идеологию ГГ может в духе времени назвать "Государственный социализм", эпитеты "народный", "демократический" заняты, "этно-"  будет непонятно, а "национальный" сильно попахивает для ГГ и читателя. Правда Ульянов или Бронштейн быстро социализм ГГ "имперским" или  "державным" назовут, что тоже правильно и красиво...


По мне так "Державный Социализм" звучит вполне достойно!)

+1

5

St-serjant написал(а):

По мне так "Державный Социализм" звучит вполне достойно!)

Да, красиво, Ильич переиначит в "Великодержавный"   http://read.amahrov.ru/smile/orator.gif  Что тоже красиво.   http://read.amahrov.ru/smile/wink.gif

0

6

Shorcan написал(а):

«…нашим Министром Финансов Стат-Секретарем Витте  был испрошен ВЫСОЧАЙШИЙ Указ от 29 августа 1897 года, о введении унас золотой валюты; при этом, как я уже указал, вес нового рубля, предварительно искусственно фиксированного с 1892 года, путем внешних займов, в курсе 2 2/3 франков золота, — был определен в 17,424 долей чистого золота.Одновременно с переходом на золотую валюту, мы перевели на новый рубль весом в 17,424 долей золота и все наши прежние долговые обязательства, заключенные в серебряных рублях, весом в 4 золотника и 21 долю серебра, согласно манифесту 20 июня 1810 года.

Витте однозначно сцука, но в его части ГГ может только могилку срыть. А вот обратный фортель (фиксируем долг не в золоте, а в рублях и отменяем золотое обеспечение...) готовить надо.

+1

7

Земгор Михаилу надо прошерстить. Там собрались
а) небедные люди
б) люди, имеющие отношение к Февралю
В общем, есть, что конфисковать, и повод тоже есть.

+1

8

В копилку :
"Революционная ситуация непременно возникает там, где правительство и его учреждениям не удается одушевить и направить силы, которые высвобождаются в народе войной.
Георгий Катков «Февральская революция»"

0

9

Я бы вообще ввел новую формулу:

"МЫ, Император и Народ Всероссийский..."

"Сообщаем Империи и прочим землям о НАШЕМ Решении"

и подпись

"Государь, от имени Народа и Народ именем Императора"

Отредактировано Shorcan (06-05-2017 21:23:54)

+2

10

Ну пока что он Собор ещё не провёл, да и Председателем Президиума Верховного совета не является, чтобы от имена народа вещать.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » "Новый Михаил-2: Государь Революции". Третья тысяча комментариев