Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » "Новый Михаил-2: Государь Революции". Третья тысяча комментариев


"Новый Михаил-2: Государь Революции". Третья тысяча комментариев

Сообщений 181 страница 190 из 409

181

Товарищ Не написал(а):

Его прапрапрапрапрадед Петр I не боялся порвать со старыми обычаями и боярской элитой. Он формировал свою. Ничего этого у Мишеньки нет. Нет у него и запаса времени. Двадцать лет - разговор ни о чем.

У Петра в начале не было реальной власти, а "потешные" войска ГГ Великая война уже воспитала. Старую военную элиту на нижнем и среднем звене на 80% уже почистили... Так что ГГ за 2-3 месяца может вполне собрать своих Семёновцев и Преображенцев - т.е. тот рычаг которым Пётр и "перевернул Россию".

Ognejar написал(а):

Дело не в пессимизме. Просто Россия уже перешла барьер, за которым возможно было бескровное развитие событий. Примерно в 1906 году. ...
Беда в том, что настоящих буйных, то бишь, пассионариев, действительно мало. А университетские профессора в морду гопнику дать не решатся. Кроме Гучкова, пожалуй, но это та ещё сволочь. Михаил может собрать вокруг себя патриотов, но как быть с тем, что половина из них, будущие белые, искренне считают вторую половины, будущих красных, недолюдьми? Ведь таблички на счёт собак и нижних чинов не Николай придумал и не генералы. А крестьяне люто ненавидят дворян, потому, что те «бесчестно» с ними поступили, освободив без земли.

У ГГ опора не на "университетских профессоров", а на боевых офицеров и фронтовиков. Красных среди них пока мало, хотя большинство чуть розовые... А то что кто-то из сегодняшних соратников потом не впишется в "генеральную линию", так и у Петра и у Грозного и у большевиков так было... И здесь не избежать Опричнины, Ночь длинных ножей и Утра стрелецкой казни... но в своё время.

+2

182

Кесарь написал(а):

Да, и книгу надо будет пропагандировать. Это конечно по значению не "Капитал" Маркса для стран социализма в РеИ и не "Майн Кампф" Гитлера для Рейха, но книга для вырисовывающейся альт. реальности весьма и весьма значительная.

Переиздать нужно, а пропогандировать нет. В предисловии сразу написать то что у Вас во втором абзаце коммента ...

Shorcan написал(а):

Тут еще у меня вопрос. Точнее хочу послушать советы. В книге явно недостаточно раскрыта линия Петросовета. В первой книге он как-то невыразительно мелькнул и ушел в подполье. В первой части "Государя Революции", если мне не изменяет память, Петросовет вообще только в одной сцене упомянут, да и то, как-то никак.
Я вот не могу прочувствовать его роль в данном сюжете. Революция не произошла, особых товарищей революционеров там вроде бы нет, поскольку все буйные по тюрьмам, ссылкам и заграницам. То, что есть - отсиживается в подполье.
Какова его роль и влияние в контексте событий книги?

1й Петросовет был создан чисто политтехнологически, реальным органом власти в этой АИ он стать не успел. Арест его Исполкома прекратит деятельность Совета.
ГГ для своих нужд вполне может перехватить этот орган. Назвав Советы -сословными органами Крестьян и Городских рабочих, ГГ момет провести выборы в них под своим контролем. Причем в Питере инициатрами может быть ЦИК Петросовет которому будет предоставлена комфортное помещение для собрания в Петропавловской крепости... Но делать это нужно не ранее чем ГГ будет уверен в своем большинстве в подобном органе...

0

183

В.И.Ульянов (Ленин), лидер РСДРП(б), её представитель в Международном Социалистическом бюро (Швейцария).
ПИСЬМА ИЗ ДАЛЕКА
ПИСЬМО 2
НОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО И ПРОЛЕТАРИАТ
Главный документ, которым я располагаю по сегодняшнее число (8 (21) марта), это - номер английской консервативнейшей и буржуазнейшей газеты «Times» (Таймз) 14 от 16/III. со сводкой сообщений о революции в России. Ясно, что источника, более благоприятно - выражаясь мягко - настроенного к правительству Нечволодова и Милюкова, найти нелегко.
Корреспондент этой газеты сообщает из Петербурга от среды 1 (14) марта, когда существовало еще только первое временное правительство, т. е. думский Исполнительный комитет из 13 человек, с Родзянкой во главе и с двумя, по выражению газеты, «социалистами» Керенским и Чхеидзе 15 в числе членов , - следующее:
«Группа из 22 выборных членов Государственного совета, Гучков, Стахович, Трубецкой, профессор Васильев, Гримм, Вернадский и др., отправила вчера телеграмму царю», умоляя его для спасения «династии» и пр. и пр. созвать Думу и назначить главу правительства, пользующегося «доверием нации». «Каково будет решение императора, который сегодня должен приехать, еще неизвестно в данный момент, - пишет корреспондент, - но одна вещь совершенно несомненна. Если его величество не удовлетворит немедленно желаний самых умеренных элементов среди его лояльных подданных, то влияние, которым пользуется теперь Временный комитет республики, но которые не в состоянии установить какого бы то ни было упорядоченного правительства и неизбежно повергли бы страну в анархию внутри, в катастрофу извне...».
Не правда ли, как это государственно-мудро и как это ясно? Как хорошо понимает английский единомышленник (если не руководитель) Гучковых и Милюковых соотношение классовых сил и интересов! «Самые умеренные элементы из лояльных подданных», т. е. монархические помещики и капиталисты, желают получить власть в свои руки, превосходно сознавая, что иначе «влияние» перейдет в руки «социалистов». Почему же именно «социалистов», а не кого-либо еще другого? Потому что английский гучковец отлично видит, что никакой другой общественной силы на политической арене нет и быть не может. Революцию совершил пролетариат, он проявил героизм, он проливал кровь, он увлек за собой самые широкие массы трудящегося и беднейшего населения, он требует хлеба, мира и свободы, он требует республики, он сочувствует социализму. А горстка помещиков и капиталистов, с Гучковыми и Милюковыми во главе, хочет обмануть волю или стремление громадного большинства, заключив сделку с падающей монархией, поддержать, спасти ее: назначьте Львова и Гучкова, ваше величество, и мы будем с монархией против народа. Вот весь смысл, вся суть политики нового правительства!
А как оправдать обман народа, одурачение его, нарушение воли гигантского большинства населения?
Для этого надо оклеветать его - старый, но вечно новый прием буржуазии. И английский гучковец клевещет, бранится, плюет и брызжет: «анархия внутри, катастрофа извне», «никакого упорядоченного правительства»! !
Неправда, почтенный гучковец! Рабочие хотят республики, а республика есть гораздо более «упорядоченное» правительство, чем монархия. Чем гарантирован народ от того, что второй брат Романов не заведет себе второго Распутина? Катастрофу несет именно продолжение войны, т. е. именно новое правительство. Пролетарекая республика, поддержанная сельскими рабочими и беднейшей частью крестьян и горожан, одна только может обеспечить мир, дать хлеб, порядок, свободу.
Крики против анархии прикрывают лишь корыстные интересы капиталистов, желающих наживаться на войне и на военных займах, желающих восстановить монархию против народа.
«... Вчера, - продолжает корреспондент, - социал-демократическая партия выпустила воззвание самого мятежнического содержания, и воззвание это было распространено по всему городу. Они» (т. е. социал-демократическая партия) «чистые доктринеры, но их власть на совершение зла громадна во время, подобное настоящему. Г-н Керенский и г. Чхеидзе, которые понимают, что без поддержки офицеров и более умеренных элементов народа они не могут надеяться на избежание анархии, принуждены считаться со своими менее разумными товарищами и незаметно их толкают к занятию позиции, которая усложняет задачу Временного комитета...»
О, великий английский дипломат-гучковец! Как «неразумно» проболтали вы правду!
«Социал-демократическая партия» и «менее разумные товарищи», с которыми «принуждены считаться Керенский и Чхеидзе», это, очевидно, - Центральный или Петербургский Комитет нашей, восстановленной январской конференциею 1912 года 16, партии, те самые «большевики», которых буржуа всегда ругают «доктринерами» за верность «доктрине», т. е. началам, принципам, учению, целям социализма. Мятежническим и доктринерским ругает английский гучковец, явное дело, воззвание 17 и поведение нашей партии за призыв бороться за республику, за мир, за полное разрушение царской монархии, за хлеб для народа.
Хлеб для народа и мир - это мятежничество, а министерские места для Гучкова и Милюкова, это - «порядок». Старые, знакомые речи!
Какова же тактика Керенского и Чхеидзе, по характеристике английского гучковца?
Колеблющаяся: с одной стороны, гучковец хвалит их, они-де «понимают» (пай-мальчики! умницы!), что без «поддержки» офицеров и более умеренных элементов нельзя избежать анархии (а мы-то думали до сих пор и продолжаем думать, согласно нашей доктрине, нашему учению социализма, что именно капиталисты вносят в человеческое общество анархию и войны, что только переход всей политической власти к пролетариату и беднейшему народу способен избавить нас от войн, от анархии, от голода!). С другой стороны, они-де «принуждены считаться» «с своими менее разумными товарищами», т. е. с большевиками, с Российской социал-демократической рабочей партией, восстановленной и объединенной Центральным Комитетом.
Какая же сила «принуждает» Керенского и Чхеидзе «считаться» с большевистской партией, к которой они никогда не принадлежали, которую они сами или их литературные представители («социалисты-революционеры», «народные социалисты» 18, «меньшевики-окисты» и т. п.) всегда бранили, осуждали, объявляли ничтожным подпольным кружком, сектой доктринеров и т. п.? Где же и когда это видано, чтобы в революционное время, во время действия масс по преимуществу, политики, не сошедшие с ума, «считались» с «доктринерами»??
Запутался бедный наш английский гучковец, не свел концов с концами, не сумел ни целиком налгать, ни целиком сказать правды, и только выдал себя.
Считаться с социал-демократической партией Центрального Комитета принудило Керенского и Чхеидзе влияние ее на пролетариат, на массы. Наша партия оказалась с массами, с революционным пролетариатом, несмотря на арест и высылку в Сибирь еще в 1914 году наших депутатов, несмотря на отчаянные преследования и аресты, которым подвергался Петербургский комитет за свою нелегальную работу во время войны против войны и против царизма.
«Факты - упрямые вещи», говорит английская пословица. Позвольте вам напомнить ее, почтеннейший английский гучковец! Факт руководства или по крайней мере беззаветной помощи петербургским рабочим в великие дни революции со стороны нашей партии должен был признать «сам» английский гучковец. Факт колебаний Керенского и Чхеидзе между буржуазией и пролетариатом он должен был признать равным образом. Гвоздевцы, «оборонцы», т. е. социал-шовинисты, т. е. защитники империалистской, грабительской войны, вполне идут теперь за буржуазией, Керенский, войдя в министерство, тоже вполне ушел к ней; Чхеидзе не пошел, он остался колеблющимся между монархическим правительством  буржуазии, Гучковыми и Милюковыми, и «правительством» пролетариата и беднейших масс народа, Советом рабочих депутатов и Российской социал-демократической рабочей партией, объединенной Центральным Комитетом.
Революция подтвердила, следовательно, то, на чем мы особенно настаивали, призывая рабочих к отчетливому уяснению классовой разницы между главными партиями и главными течениями в рабочем движении и в мелкой буржуазии, - то, что мы писали, например, в женевском «Социал-Демократе» 19, №47, почти полтора года тому назад, 13 октября 1915 г.:
«Участие социал-демократов во временном революционном правительстве мы считаем по-прежнему допустимым вместе с демократической мелкой буржуазией, но только не с революционерами-шовинистами. Революционерами-шовинистами мы считаем тех, кто хочет победы над царизмом для победы над Германией, - для грабежа других стран, - для упрочения господства великороссов над другими народами России и т. д. Основа революционного шовинизма - классовое положение мелкой буржуазии. Она всегда колеблется между буржуазией и пролетариатом. Теперь она колеблется между шовинизмом (который мешает ей быть последовательно-революционной даже в смысле демократической революции) и пролетарским интернационализмом. Политические выразители этой мелкой буржуазии в России в данный момент - трудовики 20, социалисты-революционеры, «Наша Заря» (ныне «Дело») 21, фракция Чхеидзе 22, OK, г. Плеханов и т. под. Если бы в России победили революционеры-шовинисты, мы были бы против обороны их «отечества» в данной войне. Наш лозунг - против шовинистов, хотя бы революционеров и республиканцев, против них и за союз международного пролетариата для социалистической революции» *.
Но вернемся к английскому гучковцу.
«... Временный комитет Государственной думы, - продолжает он, - оценивая опасности, стоящие перед ним, умышленно воздержался от осуществления своего первоначального плана арестовать министров, хотя это можно бы было сделать вчера с наименьшими трудностями. Дверь была, таким образом, открыта для переговоров, благодаря чему мы» («мы» = английский финансовый капитал и империализм) «можем получить все выгоды нового режима, не проходя через ужасное испытание Коммуны и анархию гражданской войны...»
Гучковцы были за гражданскую войну в их пользу, они против гражданской войны в пользу народа, т. е. действительного большинства трудящихся.
«... Отношения между Временным думским комитетом, который представляет всю нацию» (это комитет-то четвертой Думы, помещичьей и капиталистической!) «и Советом рабочих депутатов, который представляет чисто классовые интересы» (язык дипломата, слыхавшего одним ухом ученые слова и желающего скрыть, что Совет рабочих депутатов представляет пролетариат и бедноту, т. е. 9/10 населения), «но во время кризиса, подобного настоящему, имеет огромную власть, вызвали не мало опасений среди рассудительных людей, предвидящих возможность столкновения между тем и другим, - столкновения, результаты коего могли бы быть слишком ужасны.
К счастью, эта опасность была устранена, - по крайней мере для настоящего времени» (заметьте это «по крайней мере»!), «благодаря влиянию г. Керенского, молодого адвоката с большими ораторскими способностями, который ясно понимает» (в отличие от Чхеидзе, который тоже «понимал», но по мнению гучковца, должно быть, менее ясно?) «необходимость действовать вместе с Комитетом в интересах его избирателей из рабочего класса» (т. е. чтобы иметь голоса рабочих, заигрывать с ними). «Удовлетворительное соглашение 23 было заключено сегодня (среда, 1 (14) марта), благодаря чему всякие излишние трения будут избегнуты».
Какое это было соглашение, между всем ли Советом рабочих депутатов, каковы его условия, мы не знаем. О главном английский гучковец на этот раз промолчал совсем. Еще бы! Буржуазии не выгодно, чтобы эти условия были ясны, точны, всем известны, - ибо тогда труднее будет для нее нарушить их!
Предыдущие строки были уже написаны, когда я прочел два, очень важные, сообщения. Во-1-х, в парижской консервативнейшей и буржуазнейшей газете «Le Temps» («Время») 24 от 20/III. текст воззвания Совета рабочих депутатов о «поддержке» думского правительства 25, во-2-х, выдержки из речи Скобелева в Государственной думе 1 (14) марта, переданные одной цюрихской газетой («Neue Zurcher Zeitung», 1 Mit.-bl., 21/III.) со слов одной берлинской газеты («National-Zeitung») 26.
Воззвание Совета рабочих депутатов, если текст его не искажен французскими империалистами, является замечательнейшим документом, показывающим, что петербургский пролетариат, по крайней мере в момент выпуска этого воззвания, находился под преобладающим влиянием мелкобуржуазных политиков. Напомню, что к политикам этого рода я отношу, как отмечено уже выше, людей типа Керенского и Чхеидзе.
В воззвании находим две политические идеи и соответственно этому два лозунга:
Во-первых. Воззвание говорит, что правительство (новое) состоит из «умеренных элементов». Характеристика странная, совсем не полная, чисто либерального, не марксистского характера. Я тоже готов согласиться, что в известном смысле - я покажу в следующем письме, в каком именно, - всякое правительство должно быть теперь, после завершения первого этапа революции, «умеренным». Но абсолютно недопустимо скрывать от себя и от народа, что это правительство хочет продолжения империалистской войны, что оно - агент английского капитала, что оно хочет обуржуазивания монархии и укрепления господства помещиков и капиталистов.
Воззвание заявляет, что все демократы должны «поддержать» новое правительство и что Совет рабочих депутатов просит и уполномочивает Керенского принять участие во думском правительстве. Условия - проведение обещанных реформ еще во время войны, гарантия «свободы культурного» (только??) развития национальностей (чисто кадетская, либерально-убогая программа) и образование особого Комитета для надзора за действиями нового правительства, Комитета, состоящего из членов Совета рабочих депутатов и из «военных» 27.
Об этом Комитете надзора, относящемся к идеям и лозунгам второго порядка, речь пойдет особо ниже.
Назначение же русского Луи Блана, Керенского, и призыв к поддержке нового правительства является, можно сказать, классическим образцом измены делу революции и делу пролетариата, измены именно такого рода, которые и погубили целый ряд революций XIX века, независимо от того, насколько искренни и преданы социализму руководители и сторонники подобной политики.
Поддерживать правительство войны, правительство реставрации пролетариат не может и не должен. Для борьбы с реакцией, для отпора попыткам Романовых и их друзей восстановить монархию и собрать контрреволюционное войско, необходима совсем не поддержка Гучкова и К°, а организация, расширение, укрепление пролетарской милиции, вооружение народа под руководством рабочих. Без этой главной, основной, коренной меры не может быть и речи ни о том, чтобы оказать серьезное сопротивление восстановлению самодержавия и попыткам отнять или урезать обещанные свободы, ни о том, чтобы твердо встать на путь, ведущий к получению хлеба, мира, свободы.
Думский «социалист» Скобелев говорил, если верить вышеназванному источнику, что «социальная (? очевидно, социал-демократическая) группа и рабочие имеют лишь легкое соприкосновение (легкий контакт) с целями нового правительства», что рабочие требуют мира и что, если продолжать войну, то весной все равно будет катастрофа, что «рабочие заключили с обществом (либеральным обществом) временное соглашение (eine vorlaufige Waffenfreundschaft), хотя их политические цели, как небо от земли, далеки от целей общества», что «либералы должны отказаться от бессмысленных (unsinnige) целей войны» и т. п.
Эта речь - образец того, что мы назвали выше, в цитате из «Социал-Демократа», «колебанием» между буржуазией и пролетариатом. Либералы, оставаясь либералами, не могут «отказаться» от «бессмысленных» целей войны, которые определяются, кстати сказать, не ими одними, а англо-французским финансовым капиталом всемирно могучей, сотнями миллиардов измеряемой силы. Не либералов надо «уговаривать», а рабочим разъяснять, почему либералы попали в тупик, почему они связаны по рукам и по ногам, почему они скрывают и договоры царизма с Англией и проч. и сделки русского капитала с англо-французским и проч. и т. д.
Если Скобелев говорит, что рабочие заключили с либеральным обществом какое ни на есть соглашение, не протестуя против него, не разъясняя его вреда для рабочих с думской трибуны, то он тем самым одобряет соглашение. А этого делать никак не следовало.
Прямое или косвенное, ясно выраженное или молчаливое одобрение Скобелевым соглашения Совета рабочих депутатов с «новым», но по сути по прежнему монархическим правительством есть колебание Скобелева в сторону буржуазии. Заявление Скобелева, что рабочие требуют мира, что их цели, как небо от земли, далеки от целей либералов, есть колебание Скобелева в сторону пролетариата.
Чисто пролетарской, истинно революционной и глубоко правильной по замыслу является вторая политическая идея изучаемого нами воззвания Совета рабочих депутатов, именно идея создания «Комитета надзора» (я не знаю, так ли он именно называется по-русски; я перевожу вольно с французского), именно пролетарски-солдатского надзора за Правительством.
Вот это дело! Вот это достойно рабочих, проливавших свою кровь за свободу, за мир, за хлеб для народа! Вот это -реальный шаг по пути реальных гарантий и против царизма, и против монархии, и против монархистов Гучкова - Львова с К0! Вот это - признак того, что русский пролетариат, несмотря ни на что, ушел вперед по сравнению с французским пролетариатом в 1848 г., «уполномочивавшим» Луи Блана! Вот это - доказательство, что инстинкт и ум пролетарской массы не удовлетворяется декламациями, восклицаниями, посулами реформ и свобод, званием «министра по уполномочию рабочих» и тому подобной мишурой, а ищет опоры только там, где она есть, в вооруженных народных массах, организуемых и руководимых пролетариатом, сознательными рабочими.
Это - шаг по верному пути, но только первый шаг.
Уже понятно что этот «Комитет надзора» не успел стать  учреждением даже чисто парламентского, только политического типа, т. е. комиссией, которая будет «задавать вопросы» Государь и его правительству  и получать от него ответы, тогда это все же останется игрушкой, тогда это - ничто. Новый буржуазный царь Михаил быстро закрыл рот таким вопрошателям, а его пулемётчики «самоуполномченному за пролетариат Керенскому».  Царизм вывернулся и из поддержанного Петросоветом «думского правительства» снова явилось правительсво царское буржуазно-помещечье. 
Господам Чхеидзе и Скобелеву дано было ещё раз (а Керенскому и в последний) убедится в пагубности подобного соглашательства, в том, что никакая революционная фраза не может победить царизм без опоры на пролетарские массы, без отказа от метаний в сторону буржуазии, без лишения поддержки всех, кто идёт на соглашения с царизмом.   У царя Михаила и любого Романова не было бы шансов устоять, если бы указанный «Комитет надзора»  перешел к созданию, немедленно и во что бы то ни стало, действительно всенародной, действительно всех мужчин и всех женщин охватывающей рабочей милиции или рабочего ополчения, которое бы не только заменило перебитую и устраненную полицию, не только сделало невозможным восстановление ее никаким ни монархически-конституционным ни демократически-республиканским правительством ни в Питере ни где бы то ни было в России, - тогда передовые рабочие России действительно становятся на путь новых и великих побед, на путь, ведущий к победе над войной, к осуществлению на деле того лозунга, который, как говорят газеты, красовался на знамени кавалерийских войск, демонстрировавших в Питере на площади перед Государственной думой: «Да здравствуют социалистические республики всех стран!»
Это важнейший урок февральско-мартовских революционных событий в Петрограде!  Архиважный и архисвоевременный урок для русских и европейских революционеров!
Н. Ленин
Цюрих, 22 (9) марта 1917 г.
P. S. Я забыл пометить предыдущее письмо 20 (7) марта.
Впервые напечатано в 1924 г. в журнале «Большевик» № 3-4    Печатается по рукописи

+2

184

Khalzan написал(а):

В.И.Ульянов (Ленин), лидер РСДРП(б), её представитель в Международном Социалистическом бюро (Швейцария).
ПИСЬМА ИЗ ДАЛЕКА
ПИСЬМО 2
НОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО И ПРОЛЕТАРИАТ
Главный документ, которым я располагаю по сегодняшнее число (8 (21) марта), это - номер английской консервативнейшей и буржуазнейшей газеты «Times» (Таймз) 14 от 16/III. со сводкой сообщений о революции в России. Ясно, что источника, более благоприятно - выражаясь мягко - настроенного к правительству Нечволодова и Милюкова, найти нелегко.
Корреспондент этой газеты сообщает из Петербурга от среды 1 (14) марта, когда существовало еще только первое временное правительство, т. е. думский Исполнительный комитет из 13 человек, с Родзянкой во главе и с двумя, по выражению газеты, «социалистами» Керенским и Чхеидзе 15 в числе членов , - следующее:
«Группа из 22 выборных членов Государственного совета, Гучков, Стахович, Трубецкой, профессор Васильев, Гримм, Вернадский и др., отправила вчера телеграмму царю», умоляя его для спасения «династии» и пр. и пр. созвать Думу и назначить главу правительства, пользующегося «доверием нации». «Каково будет решение императора, который сегодня должен приехать, еще неизвестно в данный момент, - пишет корреспондент, - но одна вещь совершенно несомненна. Если его величество не удовлетворит немедленно желаний самых умеренных элементов среди его лояльных подданных, то влияние, которым пользуется теперь Временный комитет республики, но которые не в состоянии установить какого бы то ни было упорядоченного правительства и неизбежно повергли бы страну в анархию внутри, в катастрофу извне...».
Не правда ли, как это государственно-мудро и как это ясно? Как хорошо понимает английский единомышленник (если не руководитель) Гучковых и Милюковых соотношение классовых сил и интересов! «Самые умеренные элементы из лояльных подданных», т. е. монархические помещики и капиталисты, желают получить власть в свои руки, превосходно сознавая, что иначе «влияние» перейдет в руки «социалистов». Почему же именно «социалистов», а не кого-либо еще другого? Потому что английский гучковец отлично видит, что никакой другой общественной силы на политической арене нет и быть не может. Революцию совершил пролетариат, он проявил героизм, он проливал кровь, он увлек за собой самые широкие массы трудящегося и беднейшего населения, он требует хлеба, мира и свободы, он требует республики, он сочувствует социализму. А горстка помещиков и капиталистов, с Гучковыми и Милюковыми во главе, хочет обмануть волю или стремление громадного большинства, заключив сделку с падающей монархией, поддержать, спасти ее: назначьте Львова и Гучкова, ваше величество, и мы будем с монархией против народа. Вот весь смысл, вся суть политики нового правительства!
А как оправдать обман народа, одурачение его, нарушение воли гигантского большинства населения?
Для этого надо оклеветать его - старый, но вечно новый прием буржуазии. И английский гучковец клевещет, бранится, плюет и брызжет: «анархия внутри, катастрофа извне», «никакого упорядоченного правительства»! !
Неправда, почтенный гучковец! Рабочие хотят республики, а республика есть гораздо более «упорядоченное» правительство, чем монархия. Чем гарантирован народ от того, что второй брат Романов не заведет себе второго Распутина? Катастрофу несет именно продолжение войны, т. е. именно новое правительство. Пролетарекая республика, поддержанная сельскими рабочими и беднейшей частью крестьян и горожан, одна только может обеспечить мир, дать хлеб, порядок, свободу.
Крики против анархии прикрывают лишь корыстные интересы капиталистов, желающих наживаться на войне и на военных займах, желающих восстановить монархию против народа.
«... Вчера, - продолжает корреспондент, - социал-демократическая партия выпустила воззвание самого мятежнического содержания, и воззвание это было распространено по всему городу. Они» (т. е. социал-демократическая партия) «чистые доктринеры, но их власть на совершение зла громадна во время, подобное настоящему. Г-н Керенский и г. Чхеидзе, которые понимают, что без поддержки офицеров и более умеренных элементов народа они не могут надеяться на избежание анархии, принуждены считаться со своими менее разумными товарищами и незаметно их толкают к занятию позиции, которая усложняет задачу Временного комитета...»
О, великий английский дипломат-гучковец! Как «неразумно» проболтали вы правду!
«Социал-демократическая партия» и «менее разумные товарищи», с которыми «принуждены считаться Керенский и Чхеидзе», это, очевидно, - Центральный или Петербургский Комитет нашей, восстановленной январской конференциею 1912 года 16, партии, те самые «большевики», которых буржуа всегда ругают «доктринерами» за верность «доктрине», т. е. началам, принципам, учению, целям социализма. Мятежническим и доктринерским ругает английский гучковец, явное дело, воззвание 17 и поведение нашей партии за призыв бороться за республику, за мир, за полное разрушение царской монархии, за хлеб для народа.
Хлеб для народа и мир - это мятежничество, а министерские места для Гучкова и Милюкова, это - «порядок». Старые, знакомые речи!
Какова же тактика Керенского и Чхеидзе, по характеристике английского гучковца?
Колеблющаяся: с одной стороны, гучковец хвалит их, они-де «понимают» (пай-мальчики! умницы!), что без «поддержки» офицеров и более умеренных элементов нельзя избежать анархии (а мы-то думали до сих пор и продолжаем думать, согласно нашей доктрине, нашему учению социализма, что именно капиталисты вносят в человеческое общество анархию и войны, что только переход всей политической власти к пролетариату и беднейшему народу способен избавить нас от войн, от анархии, от голода!). С другой стороны, они-де «принуждены считаться» «с своими менее разумными товарищами», т. е. с большевиками, с Российской социал-демократической рабочей партией, восстановленной и объединенной Центральным Комитетом.
Какая же сила «принуждает» Керенского и Чхеидзе «считаться» с большевистской партией, к которой они никогда не принадлежали, которую они сами или их литературные представители («социалисты-революционеры», «народные социалисты» 18, «меньшевики-окисты» и т. п.) всегда бранили, осуждали, объявляли ничтожным подпольным кружком, сектой доктринеров и т. п.? Где же и когда это видано, чтобы в революционное время, во время действия масс по преимуществу, политики, не сошедшие с ума, «считались» с «доктринерами»??
Запутался бедный наш английский гучковец, не свел концов с концами, не сумел ни целиком налгать, ни целиком сказать правды, и только выдал себя.
Считаться с социал-демократической партией Центрального Комитета принудило Керенского и Чхеидзе влияние ее на пролетариат, на массы. Наша партия оказалась с массами, с революционным пролетариатом, несмотря на арест и высылку в Сибирь еще в 1914 году наших депутатов, несмотря на отчаянные преследования и аресты, которым подвергался Петербургский комитет за свою нелегальную работу во время войны против войны и против царизма.
«Факты - упрямые вещи», говорит английская пословица. Позвольте вам напомнить ее, почтеннейший английский гучковец! Факт руководства или по крайней мере беззаветной помощи петербургским рабочим в великие дни революции со стороны нашей партии должен был признать «сам» английский гучковец. Факт колебаний Керенского и Чхеидзе между буржуазией и пролетариатом он должен был признать равным образом. Гвоздевцы, «оборонцы», т. е. социал-шовинисты, т. е. защитники империалистской, грабительской войны, вполне идут теперь за буржуазией, Керенский, войдя в министерство, тоже вполне ушел к ней; Чхеидзе не пошел, он остался колеблющимся между монархическим правительством  буржуазии, Гучковыми и Милюковыми, и «правительством» пролетариата и беднейших масс народа, Советом рабочих депутатов и Российской социал-демократической рабочей партией, объединенной Центральным Комитетом.
Революция подтвердила, следовательно, то, на чем мы особенно настаивали, призывая рабочих к отчетливому уяснению классовой разницы между главными партиями и главными течениями в рабочем движении и в мелкой буржуазии, - то, что мы писали, например, в женевском «Социал-Демократе» 19, №47, почти полтора года тому назад, 13 октября 1915 г.:
«Участие социал-демократов во временном революционном правительстве мы считаем по-прежнему допустимым вместе с демократической мелкой буржуазией, но только не с революционерами-шовинистами. Революционерами-шовинистами мы считаем тех, кто хочет победы над царизмом для победы над Германией, - для грабежа других стран, - для упрочения господства великороссов над другими народами России и т. д. Основа революционного шовинизма - классовое положение мелкой буржуазии. Она всегда колеблется между буржуазией и пролетариатом. Теперь она колеблется между шовинизмом (который мешает ей быть последовательно-революционной даже в смысле демократической революции) и пролетарским интернационализмом. Политические выразители этой мелкой буржуазии в России в данный момент - трудовики 20, социалисты-революционеры, «Наша Заря» (ныне «Дело») 21, фракция Чхеидзе 22, OK, г. Плеханов и т. под. Если бы в России победили революционеры-шовинисты, мы были бы против обороны их «отечества» в данной войне. Наш лозунг - против шовинистов, хотя бы революционеров и республиканцев, против них и за союз международного пролетариата для социалистической революции» *.
Но вернемся к английскому гучковцу.
«... Временный комитет Государственной думы, - продолжает он, - оценивая опасности, стоящие перед ним, умышленно воздержался от осуществления своего первоначального плана арестовать министров, хотя это можно бы было сделать вчера с наименьшими трудностями. Дверь была, таким образом, открыта для переговоров, благодаря чему мы» («мы» = английский финансовый капитал и империализм) «можем получить все выгоды нового режима, не проходя через ужасное испытание Коммуны и анархию гражданской войны...»
Гучковцы были за гражданскую войну в их пользу, они против гражданской войны в пользу народа, т. е. действительного большинства трудящихся.
«... Отношения между Временным думским комитетом, который представляет всю нацию» (это комитет-то четвертой Думы, помещичьей и капиталистической!) «и Советом рабочих депутатов, который представляет чисто классовые интересы» (язык дипломата, слыхавшего одним ухом ученые слова и желающего скрыть, что Совет рабочих депутатов представляет пролетариат и бедноту, т. е. 9/10 населения), «но во время кризиса, подобного настоящему, имеет огромную власть, вызвали не мало опасений среди рассудительных людей, предвидящих возможность столкновения между тем и другим, - столкновения, результаты коего могли бы быть слишком ужасны.
К счастью, эта опасность была устранена, - по крайней мере для настоящего времени» (заметьте это «по крайней мере»!), «благодаря влиянию г. Керенского, молодого адвоката с большими ораторскими способностями, который ясно понимает» (в отличие от Чхеидзе, который тоже «понимал», но по мнению гучковца, должно быть, менее ясно?) «необходимость действовать вместе с Комитетом в интересах его избирателей из рабочего класса» (т. е. чтобы иметь голоса рабочих, заигрывать с ними). «Удовлетворительное соглашение 23 было заключено сегодня (среда, 1 (14) марта), благодаря чему всякие излишние трения будут избегнуты».
Какое это было соглашение, между всем ли Советом рабочих депутатов, каковы его условия, мы не знаем. О главном английский гучковец на этот раз промолчал совсем. Еще бы! Буржуазии не выгодно, чтобы эти условия были ясны, точны, всем известны, - ибо тогда труднее будет для нее нарушить их!
Предыдущие строки были уже написаны, когда я прочел два, очень важные, сообщения. Во-1-х, в парижской консервативнейшей и буржуазнейшей газете «Le Temps» («Время») 24 от 20/III. текст воззвания Совета рабочих депутатов о «поддержке» думского правительства 25, во-2-х, выдержки из речи Скобелева в Государственной думе 1 (14) марта, переданные одной цюрихской газетой («Neue Zurcher Zeitung», 1 Mit.-bl., 21/III.) со слов одной берлинской газеты («National-Zeitung») 26.
Воззвание Совета рабочих депутатов, если текст его не искажен французскими империалистами, является замечательнейшим документом, показывающим, что петербургский пролетариат, по крайней мере в момент выпуска этого воззвания, находился под преобладающим влиянием мелкобуржуазных политиков. Напомню, что к политикам этого рода я отношу, как отмечено уже выше, людей типа Керенского и Чхеидзе.
В воззвании находим две политические идеи и соответственно этому два лозунга:
Во-первых. Воззвание говорит, что правительство (новое) состоит из «умеренных элементов». Характеристика странная, совсем не полная, чисто либерального, не марксистского характера. Я тоже готов согласиться, что в известном смысле - я покажу в следующем письме, в каком именно, - всякое правительство должно быть теперь, после завершения первого этапа революции, «умеренным». Но абсолютно недопустимо скрывать от себя и от народа, что это правительство хочет продолжения империалистской войны, что оно - агент английского капитала, что оно хочет обуржуазивания монархии и укрепления господства помещиков и капиталистов.
Воззвание заявляет, что все демократы должны «поддержать» новое правительство и что Совет рабочих депутатов просит и уполномочивает Керенского принять участие во думском правительстве. Условия - проведение обещанных реформ еще во время войны, гарантия «свободы культурного» (только??) развития национальностей (чисто кадетская, либерально-убогая программа) и образование особого Комитета для надзора за действиями нового правительства, Комитета, состоящего из членов Совета рабочих депутатов и из «военных» 27.
Об этом Комитете надзора, относящемся к идеям и лозунгам второго порядка, речь пойдет особо ниже.
Назначение же русского Луи Блана, Керенского, и призыв к поддержке нового правительства является, можно сказать, классическим образцом измены делу революции и делу пролетариата, измены именно такого рода, которые и погубили целый ряд революций XIX века, независимо от того, насколько искренни и преданы социализму руководители и сторонники подобной политики.
Поддерживать правительство войны, правительство реставрации пролетариат не может и не должен. Для борьбы с реакцией, для отпора попыткам Романовых и их друзей восстановить монархию и собрать контрреволюционное войско, необходима совсем не поддержка Гучкова и К°, а организация, расширение, укрепление пролетарской милиции, вооружение народа под руководством рабочих. Без этой главной, основной, коренной меры не может быть и речи ни о том, чтобы оказать серьезное сопротивление восстановлению самодержавия и попыткам отнять или урезать обещанные свободы, ни о том, чтобы твердо встать на путь, ведущий к получению хлеба, мира, свободы.
Думский «социалист» Скобелев говорил, если верить вышеназванному источнику, что «социальная (? очевидно, социал-демократическая) группа и рабочие имеют лишь легкое соприкосновение (легкий контакт) с целями нового правительства», что рабочие требуют мира и что, если продолжать войну, то весной все равно будет катастрофа, что «рабочие заключили с обществом (либеральным обществом) временное соглашение (eine vorlaufige Waffenfreundschaft), хотя их политические цели, как небо от земли, далеки от целей общества», что «либералы должны отказаться от бессмысленных (unsinnige) целей войны» и т. п.
Эта речь - образец того, что мы назвали выше, в цитате из «Социал-Демократа», «колебанием» между буржуазией и пролетариатом. Либералы, оставаясь либералами, не могут «отказаться» от «бессмысленных» целей войны, которые определяются, кстати сказать, не ими одними, а англо-французским финансовым капиталом всемирно могучей, сотнями миллиардов измеряемой силы. Не либералов надо «уговаривать», а рабочим разъяснять, почему либералы попали в тупик, почему они связаны по рукам и по ногам, почему они скрывают и договоры царизма с Англией и проч. и сделки русского капитала с англо-французским и проч. и т. д.
Если Скобелев говорит, что рабочие заключили с либеральным обществом какое ни на есть соглашение, не протестуя против него, не разъясняя его вреда для рабочих с думской трибуны, то он тем самым одобряет соглашение. А этого делать никак не следовало.
Прямое или косвенное, ясно выраженное или молчаливое одобрение Скобелевым соглашения Совета рабочих депутатов с «новым», но по сути по прежнему монархическим правительством есть колебание Скобелева в сторону буржуазии. Заявление Скобелева, что рабочие требуют мира, что их цели, как небо от земли, далеки от целей либералов, есть колебание Скобелева в сторону пролетариата.
Чисто пролетарской, истинно революционной и глубоко правильной по замыслу является вторая политическая идея изучаемого нами воззвания Совета рабочих депутатов, именно идея создания «Комитета надзора» (я не знаю, так ли он именно называется по-русски; я перевожу вольно с французского), именно пролетарски-солдатского надзора за Правительством.
Вот это дело! Вот это достойно рабочих, проливавших свою кровь за свободу, за мир, за хлеб для народа! Вот это -реальный шаг по пути реальных гарантий и против царизма, и против монархии, и против монархистов Гучкова - Львова с К0! Вот это - признак того, что русский пролетариат, несмотря ни на что, ушел вперед по сравнению с французским пролетариатом в 1848 г., «уполномочивавшим» Луи Блана! Вот это - доказательство, что инстинкт и ум пролетарской массы не удовлетворяется декламациями, восклицаниями, посулами реформ и свобод, званием «министра по уполномочию рабочих» и тому подобной мишурой, а ищет опоры только там, где она есть, в вооруженных народных массах, организуемых и руководимых пролетариатом, сознательными рабочими.
Это - шаг по верному пути, но только первый шаг.
Уже понятно что этот «Комитет надзора» не успел стать  учреждением даже чисто парламентского, только политического типа, т. е. комиссией, которая будет «задавать вопросы» Государь и его правительству  и получать от него ответы, тогда это все же останется игрушкой, тогда это - ничто. Новый буржуазный царь Михаил быстро закрыл рот таким вопрошателям, а его пулемётчики «самоуполномченному за пролетариат Керенскому».  Царизм вывернулся и из поддержанного Петросоветом «думского правительства» снова явилось правительсво царское буржуазно-помещечье. 
Господам Чхеидзе и Скобелеву дано было ещё раз (а Керенскому и в последний) убедится в пагубности подобного соглашательства, в том, что никакая революционная фраза не может победить царизм без опоры на пролетарские массы, без отказа от метаний в сторону буржуазии, без лишения поддержки всех, кто идёт на соглашения с царизмом.   У царя Михаила и любого Романова не было бы шансов устоять, если бы указанный «Комитет надзора»  перешел к созданию, немедленно и во что бы то ни стало, действительно всенародной, действительно всех мужчин и всех женщин охватывающей рабочей милиции или рабочего ополчения, которое бы не только заменило перебитую и устраненную полицию, не только сделало невозможным восстановление ее никаким ни монархически-конституционным ни демократически-республиканским правительством ни в Питере ни где бы то ни было в России, - тогда передовые рабочие России действительно становятся на путь новых и великих побед, на путь, ведущий к победе над войной, к осуществлению на деле того лозунга, который, как говорят газеты, красовался на знамени кавалерийских войск, демонстрировавших в Питере на площади перед Государственной думой: «Да здравствуют социалистические республики всех стран!»
Это важнейший урок февральско-мартовских революционных событий в Петрограде!  Архиважный и архисвоевременный урок для русских и европейских революционеров!
Н. Ленин
Цюрих, 22 (9) марта 1917 г.
P. S. Я забыл пометить предыдущее письмо 20 (7) марта.
Впервые напечатано в 1924 г. в журнале «Большевик» № 3-4    Печатается по рукописи


За какие числа будут следующие письма и примерно о чем?

P.S. Цифры в конце предложений (сноски) я удаляю

0

185

Khalzan

Впервые напечатано в 1924 г. в журнале «Большевик» № 3-4.    Печатается по рукописи - насколько это корректно в сложившейся ситуации? Где будет издаваться этот самый "Большевик" в 1924 г?

0

186

Shorcan написал(а):

За какие числа будут следующие письма и примерно о чем?

А за каким и о чём нужно? В РеИ 3е "О Пролетарской милиции" (продолжение финальной мысли (мной сильно сокращённой)  второго письма) датировано 11 (24)марта 1917г., 4е "Как добиться мира?" следующим днем, 5е "Задачи революционного пролетарского государственного устройства" - 26 марта (8 апреля) (писалось 20-26м (7-12ап) 1917г.
В тот же период (12(25)марта )написана "Революция в России и задачи рабочих всех стран"  и реферат (лекция) "О задачах РСДРП в русской революции"( 16-17 (29-30) марта. Последняя работа напечатана почти сразу - 31 марта и 2 апреля 1917г. в газете "Volksrecht".

Shorcan написал(а):

P.S. Цифры в конце предложений (сноски) я удаляю

Конечно, у меня слабый инет и приходится грузить через самартфон...

з.ы. Думаю что третье письмо реала неактуально b пойдёт частично на основательно переработанные 4 и 5.  Насколько полно Письма нужны в тексте - решать Вам, пишу что-бы самим понимать всю канву ленинской мысли... часть сентенций можно подать в записках товарищам (втч швейцарцам) и ответах СМИ, которые у Ильича были более лаконичны.    http://read.amahrov.ru/smile/orator.gif

+1

187

Shorcan написал(а):

Впервые напечатано в 1924 г. в журнале «Большевик» № 3-4.    Печатается по рукописи - насколько это корректно в сложившейся ситуации? Где будет издаваться этот самый "Большевик" в 1924 г?

Бог весть...
Реально это были письма товарищам в Россию.
Думаю ГГ может их получить после их обнаружения у одного из товарищей...
Упоминание же  "Большевика" можно оставить в сноске для отсыла к РеИ или заменить:
Печатается по " Великая русская революция в письмах и документах. М.1932, т.2 , Издательство Российского Императорского  исторического общества"

+1

188

Khalzan написал(а):

А за каким и о чём нужно? В РеИ 3е "О Пролетарской милиции" (продолжение финальной мысли (мной сильно сокращённой)  второго письма) датировано 11 (24)марта 1917г., 4е "Как добиться мира?" следующим днем, 5е "Задачи революционного пролетарского государственного устройства" - 26 марта (8 апреля) (писалось 20-26м (7-12ап) 1917г.
В тот же период (12(25)марта )написана "Революция в России и задачи рабочих всех стран"  и реферат (лекция) "О задачах РСДРП в русской революции"( 16-17 (29-30) марта. Последняя работа напечатана почти сразу - 31 марта и 2 апреля 1917г. в газете "Volksrecht".

Конечно, у меня слабый инет и приходится грузить через самартфон...

з.ы. Думаю что третье письмо реала неактуально b пойдёт частично на основательно переработанные 4 и 5.  Насколько полно Письма нужны в тексте - решать Вам, пишу что-бы самим понимать всю канву ленинской мысли... часть сентенций можно подать в записках товарищам (втч швейцарцам) и ответах СМИ, которые у Ильича были более лаконичны.


Я полагаю, что нужно для начала выложить как есть, а там посмотреть, как читатель переварит. Переварят не все, но и оригинального Ленина читать довольно непросто. Так что текст достаточно аутентичный.

Что касается дат и тем.
№3 12 марта (25 марта) - "Как добиться мира?"
№4  "Задачи революционного пролетарского государственного устройства". Тут по датам нужно определиться дополнительно. Ориентировочно  13 марта (26 марта)

По остальным двум нужно подумать

0

189

Khalzan написал(а):

Бог весть...
Реально это были письма товарищам в Россию.
Думаю ГГ может их получить после их обнаружения у одного из товарищей...
Упоминание же  "Большевика" можно оставить в сноске для отсыла к РеИ или заменить:
Печатается по " Великая русская революция в письмах и документах. М.1932, т.2 , Издательство Российского Императорского  исторического общества"


Последнее, ИМХО, более соответствует духу повествования

0

190

Shorcan написал(а):

Что касается дат и тем.№3 12 марта (25 марта) - "Как добиться мира?"

Т.е. ещё до мирных инициатив ГГ?  Впрочем их ВИЛ может раскритиковать попутно в следующем Письме )))

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » "Новый Михаил-2: Государь Революции". Третья тысяча комментариев