Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Лимбо, рассказ


Лимбо, рассказ

Сообщений 1 страница 10 из 12

1

Лимбо – мир после Апокалипсиса. Археологическая экспедиция с Земли, уже почти закончившая работу, получает новые данные. На проверку отправляется группа из трёх человек на вертолёте. При подлёте к объекту пропадает связь с руководителем экспедиции и младший научный сотрудник экспедиции, Никита Яйцев, остаётся на вынужденную ночёвку среди развалин чужого города…

0

2

Баньку Петрович построил знатную: отдельная парилка, мойка на пятерых, купель с ледяной водой. Сложенная по всем канонам печка с каменкой давала жару, а брёвна местного хвойного, сушёные в Пустыне, испускали неповторимый аромат, когда баня остывала. После пара хорошо было чаёвничать за столом, самолично сбитым хозяином, на стульях, сработанных им же, мебели грубой, но надёжной, глядя как редкие пылинки пляшут в ароматном полумраке, подсвеченным лучом света из небольшого окошка.

- Хорошо!.. А-а!.. – размякший от жара Макс мял банную шапочку, чуть не выдёргивая кудри, выбившиеся из-под войлока. – Ой, хорошо!..
- Хватит, может? – Никита бросил веник в таз и опрокинул на товарища бадейку с прохладной водой.
- Ну, хватит, - как-то покорно отозвался тот.
- Нет, ты смотри, я ещё побью, только чтоб не перебрать…
- Да нет, нормально всё, - Макс шумно вздохнул, ткнувшись носом в скамью: - Ой, тьфу, правда хватит… Потащились.
- Погнали. Вот, простыночка, ага…
- Погоди, перевернусь…
- Э-эх!..

Расслабленное тело Максима Иммеля казалось неподъёмным. Вроде тощий, как глиста, эльку носит, а поди подними его – проще бульдозер скантовать. Никита вытащил товарища в предбанник, тяжело плюхнулся на скамью.
- Одеваться будешь?
- Нет, так посижу. Достал этот комбез, а без него… - Макс улыбнулся, развёл руками и от его улыбки, искренней и беспомощной, Никита в очередной раз забыл своё раздражение необходимостью таскать товарища туда-обратно.
- Чай вот… дотянешься?
- Да, нормально. А ты?
- Сейчас, ополоснусь…

В мойке Никита долго тёрся мочалкой, плескался в тазике с надписью синей краской «Для образцов». Слава Богу, здесь в воде не было бесчисленных паразитов, как на южных островах, хоть там и климат помягче.
Макс сидел, блаженно глядя в потолок.
- Помылся?
- Да, хорошо.
- Я налил тебе, остыло, наверное, …
- Спасибо.

Привкус полиэтилена от чайника перебивали цветки с вершины потухшего вулкана, в незапамятные времена образовавшего остров. Под настроение они кипятили чай на костре, в жестяном котелке и тогда чай получался невероятно вкусным, но сегодня возиться не хотелось, так обошлись.
- Хорошо, - Никита откинулся на спинку стула, глубоко вздохнул.
- Отлично. Ещё хочешь?
- Давай.

Стеклянная кружка с эмблемой Олимпиады отяжелела, закрутился у дна одинокий лепесток заварки.
- Ф-фу-ух!.. – Никита потянулся, чуть не сбросив простыню. – Хорошо. Посидим ещё? Или одеваться будешь?
- Да одеваться надо, - Макс виновато посмотрел на товарища.
- Давай.
Никита оделся первым: брюки цвета хаки, перетянутые широким ремнём, футболка, -  куртка на вешалке и высокие ботинки у порога остались до времени. Макс носил одёжку поинтереснее. Сначала из герметичной упаковки достали нижнее бельё. Иммель поднял руки, помогая одеть рубаху, потом приподнял непослушное тело на руках, натягивая брюки тонкой белой ткани. Затем Никита приподнял товарища, дождался, пока тот ухватится за перекладину, специально для этих целей прикреплённую к потолку (Макс и делал), и принялся натягивать ортопедический комбинезон, даровавший Максиму возможность передвигаться без посторонней помощи. Замок-липучка закрылся, мигнули огоньки контрольной панели…
- А теперь я!.. – прорычал Макс и, спрыгнув с перекладины, подхватил на руки Никиту.
- Да тише ты!..
- Ай…

Мускулы комбинезона не успели выйти на полную мощность и парни, хохоча во всё горло, повалились на дощатый пол.
- Да слезай ты, - Макс чуть добавил усилие на руки, и Никита принял вертикальное положение прямо с пола, минуя промежуточные стадии.
- Силён, бычара.
- А то…

К морю вела широкая, хорошо утоптанная тропинка. Время от времени кто-нибудь из экспедиции порывался выложить её камнем или облагородить соответственно своим предпочтениям (а особенно хитропридуманные норовили заставить других), да так и не собрались – по счастью, у Петровича, то есть у Сергея Петровича Пермякова, начальника экспедиции, стройбатовских замашек («Копать от забора и до обеда!») не водилось. Только баню строили всем миром, но тут даже Яночкин, лодырь тот ещё, признал: дело нужное.

Море волновалось. Лёгкий бриз, незаметный в лагере, укрытом вековыми деревьями, гонял волны с кудряшками поверху, пытаясь достать носы ботинок, а повезёт – накрыть с головой и всё упрямился в тщетных попытках, ероша шевелюру Макса. Чужое море, чужой ветер… другой мир.

- Ты что делать будешь, когда вернёшься? – спросил Макс.
Никита пожал плечами. Он сидел подогнув ноги, скрестив руки на коленях и так удобно разместив подбородок на сгибе локтя, что говорить не хотелось.
- Нет, правда, - упорствовал Иммель, - что? Женишься поди?
- Квартиру куплю, - пришлось голову поднимать.
Так этот неугомонный разве отстанет?
- Это понятно, - Макс развалился на песке, подложив руку под затылок. – Мы все чего-нибудь купим, это скучно. Должна же быть… ну не знаю… мечта какая-нибудь…
- Какая?
- Ну вот тебя девушка бросила, и ты в экспедицию записался... так?
- Если ты думаешь, что я из-за девушки сюда припёрся, то зря.

- Обиделся?
- Да нет, почему. Это когда уже было.
- Ну, вот я и говорю – вот она такая сидит в институте… Хотя какой институт – времени прошло, ну, сидит где-нибудь в офисе…
- Замужем она сидит.
- Откуда знаешь?
- Вконтакте переписывался.
- А, - Макс помолчал. – Так что, нет мечты?
- Честно говоря, даже не знаю.
- Уныло как-то. Нафиг тебе квартира, когда институт зашлёт куда-нибудь на Луну.
- Не полечу. Хватит с меня космоса.
- На грунте останешься?

- Вот посижу в своём углу и решу. Пока надоело мне Дальнее Внеземелье, черепки эти.
- Б-р-р-р… - Макс вслед за приятелем зябко повёл плечами, -  да.
Сидели, слушали ветер. По небу бежали облака закрывая солнце – Пси Змеи А – и одни спешили убраться из-под лучей светила, тотчас же начинавших бликовать на волнах, другие долго клубились в вышине, заставляя море отливать свинцом.
- Ну а ты? – спросил Никита.
- Я в фонд пойду, «Врачи без границ», волонтёром.
- Ты же не врач.
- Я выучусь. Пока так, на побегушках буду.
- Ну, хоть жениться не собираешься.
- Пошёл ты…

Макс бросил горсть песка и лениво махнул ногой. Никита благоразумно отскочил подальше - лень ленью, но мускулы костюма могли превратить безобидную оплеуху в смертельный удар. Поделом, в общем-то, шутка кололась: после перенесённой во младенчестве болезни Макс мог двигать только руками да головой, всё остальное ему не подчинялось.

Председатель помял руками лицо. Интерьер зала заседаний нейтральной расцветки, пахнувший приятно и никак чтобы не беспокоить участников долгих дискуссий, надоел своей ненавязчивостью и неспособностью подсказать правильное, сильное решение. Комиссия заседала битый час и всё это время ни Председатель, ни оба зама, ни прокурор не могли добиться связной речи от свидетеля.
Свидетель плакала. Свидетель хотела в туалет. Свидетель шумно глотала воду, вытирала губы надушенным платочком и тут же подкрашивала пухлые ланиты. Её речь сводилась к бесконечным всхлипываниям: «Ах, ну этого не могло быть, Сергей Петрович он такой… ну, вы понимаете…» - и всё начиналось по-новому.
- Изольда Сергеевна, - сказал Председатель, совершенно уже не надеясь на связный ответ.
- Да, да… я слушаю.
Женщина, сидевшая перед ним распахнула большущие голубые глаза. Тщательно сжатые губы демонстрировали присутствующим недалёкие слёзы.
- Изольда Сергеевна, так значит на следующий день вы должны были обследовать горы.
- Да, да, - тщательно и дорого взбитый колтун кудряшек затрясся в такт кивкам, - понимаете, мы же всё работали по пепелищам, развалинам больших городов, Сергей Петрович говорил, что людей мало…
Свидетель поднесла платочек к глазам. Прокурорский работник отчётливо цыкнул зубом, но после глубокого вздоха, заставившего кремовый пиджачок аппетитно приподняться, женщина продолжила:
- Руки не доходили туда, вы понимаете? А съёмка со спутника показывала признаки техносферы, ну, это когда ландшафт размечен прямыми линиями, понимаете?..


Изольда прибавила оборотов и Петрович, придерживая панаму, на полусогнутых побежал к штабу экспедиции. Поляна с дорожками между жилыми модулями плавно пошла вниз – если б за управлением был Макс, взлетали бы с места в карьер, с молодецким гиканьем побрив антенны узла связи, но Макс сидел на обрезе двери. Весь в камуфляже, даже морду полосами раскрасил, карабин наперевес, гарнитура набекрень – Рэмбо и Конан-завоеватель в одном флаконе.
Верхушки деревьев, пик Одинокой горы уползли под брюхо вертолёта, показалось море и дальняя полоска берега, недобрым миражом лежавшего по ту сторону пролива, прозванного Ла-Маншем.

- Ветер хороший, - сказал Макс.
- Хороший, - подтвердила Изольда. – Ты почему машину не заправил, нехороший мальчик?
- Туда-обратно хватит. На месте заглушишь.
- Сколько сидим тут, а всё пацан-пацаном… И кабина дерьмом заляпана – ты что тут вытворял?
- Макс, прикрой дверь, - Никита поморщился на солнце.
- Да нормально…

- Тебе конечно нормально, в комбинезоне-то. Закрой, пожалуйста.

За перепалкой достигли берега. Под ногами поплыла полоса пляжа – прекрасное место для отдыха, десять с лишним километров отсыпанного мельчайшим жёлтым песком побережья. Здесь была куча отелей, южнее и севернее пляж упирался в небольшие города-сателлиты мегалополиса, лежащего километрах в пятидесяти от берега у основания эстуария впадавшей в море реки. Исполинский супер город стал мишенью ракетной атаки в незапамятные времена и мишенью для раскопок четыре года назад. До этого учёных не подпускали к городу военные – под городом обнаружили базу подводных лодок, неподалёку пусковые установки баллистических ракет, системы ПВО, и год с лишним вояки копали позиционный район, то и дело навешивая своим медальки за какие-то там сверхсекретные успехи.   

- Куда лететь? – спросила Изольда.
- В горы, – отозвался Макс. – Ну, где с Петровичем вы гуляли.
- Да там нету ничего.
- Это вы ничего не замечали, голубки…
- А ты, значит, подсматривал?
- Чего я подсматривал? Да я улетел сразу!..
- Где горнолыжный курорт, Макс? – спросил Никита.
- Да, только надо в горы забраться.

- Как там уцелело хоть что-нибудь? – сказала Изольда. – Лавины, сели… любые постройки посносило бы нафиг.
- Пологий склон, поросший лесом, - начал объяснять Максим, - корни деревьев укрепили почву, ну ещё местные постарались, сверху это очень заметно. И домики – белые такие, крыши черепичные. С дырками, правда…
- Голова у тебя с дырками, - проворчала Изольда, больше, правда, для порядка, чем действительно в сердцах. – Как город обойти?
- Севернее возьми. Точно выйдем.

Развалины фонили. Самое малое сто рентген в час у реки, где радиоактивные изотопы мало-помалу уносило в море, а в громадной воронке посреди города, превратившейся в пруд со стеклянными берегами, даже в скафандрах высшей защиты делать нечего. Ветер выгонял пыль с городских улиц, поддерживая устойчивый уровень радиации в окрестностях, солнце выпаривало влагу из пруда, обрушивая радиоактивные дожди за тысячи километров отсюда - Лимбо. Проклятое место.
Предгорья. Холмы, заросшие невысокими деревьями и колючим вьюнком. Вся эта местность раньше цвела дивными садами – деревья время от времени пытались плодоносить, вьюнок был чем-то вроде местного винограда. Полтора столетия без ухода под ядовитыми осадками превратили плодородную равнину в непроходимый терновник с проплешинами погибших растений и то, что издалека казалось буйством красок, вблизи оборачивалось пожухлой листвой на кое-как живых растениях и целыми полями мертвой древесины.

Среди этого безобразия намётанный взгляд нет-нет угадывал остатки человеческого жилья. Кое-где проводились раскопки, где-то деревья сбились в кучу так, будто прокладывали себе дорогу через каменную кладку или бетонные плиты и под прозрачным дном кабины то и дело белели куски штукатурки. Иногда, словно складывались кусочки мозаики, становилось ясно: вот здесь у подножья холмов вилась дорога, а здесь защитная полоса делила два поля. 
Изольда опустила светофильтры – солнце блестело на вершинах гор. Невысокий горный хребет, вздыбившийся пару эонов назад, когда плита дрейфующего материка подмяла под себя нынешнее дно океана, на севере служил местной кладовой полезных ископаемых, на юге центром позиционного района и поэтому срытый ракетными ударами до основания. Центральная часть хребта, не столь богатая ценными породами, служила рекреацией для мегалополиса. Большинство тамошних построек снесли землетрясения и лавины, поэтому большую часть времени исследовали предгорья, копались на побережье, в горы выбираясь только полюбоваться диковинными видами и во время одной из таких прогулок Макс наткнулся на горную деревню, не тронутую, по его уверениям, ни временем, ни бомбардировками. 

- Ну и где она? – в голосе Изольды прорезалось напряжение – вертолёт потряхивало в воздушных потоках.
- Видишь, по склону дорога идёт?
- Не вижу… А, вижу.
- Вот она идёт за ту вершину, там горнолыжка старая, помнишь?
- Ну…
- Потом по ущелью, а потом во-он между этих пиков. Там такая долина, речка и от реки до середины пика деревня.
- Да не было там отродясь ничего…

Никита понимал недовольство Изольды: экспедиция официально числилась завершённой, «Академик Черток» уже шёл снимать их с грунта и, честно говоря, за десять лет планета-могильник осточертела всем. А тут Иммель покинул шабашку…
- Да просто кое-кто халатно отнёсся к аэрофотосъёмке, - это был выпад в сторону Никиты, он занимался обработкой снимков, сделанных дроном.
- Э, э, ты потише там… 
- А я что, я ничего, - безмятежно отозвался Иммель и открыл дверь десантного отсека. – Изольда Сергеевна, притормозите вот тут. Прогуляюсь по холодку…
- Во-во, иди, Максимушка, - Изольда заложила лихой вираж, чуть не выкинув Макса. – Проветри мозги.

Макс прыгнул, когда до изгиба горной дороги оставалось снижаться метров пять. Изольда выругалась, орудуя рычагами. Из кабины было видно, как щуплая фигурка с карабином наизготовку пружинисто движется по горному серпантину.
Вояка, блин.

Весь он такой: в экспедицию не брали, что экспедиция, в Институт не хотели зачислять – дошёл до Президиума РАН, выложил академикам красный диплом со школы, блестящие результаты вступительных экзаменов и свидетельство об окончании первых двух курсов экстерном. Пытались оставить на административной работе в Институте – добился настоящего полевого задания. В экспедиции числился на должности младшего лаборанта, но знал о планете больше всех – писал отчёты за Пермякова, готовил материалы для документальных фильмов о планете, а начальник экспедиции вкатил ему выговор. Как будто за дело – Иммель собирался устроить подводную фотосъёмку (или охоту если никто не узнает) в лагуне у острова, и Никиту подбил, когда же Пермяков проведал о готовящейся эскападе – дело опасное, кроме местных хищников угодить под радиацию как нечего делать – всё взял на себя и начальниково следствие ведут колобки на Максе и закончилось.

- Скажите, пожалуйста, Арастун Гедимович… - Председатель помолчал, собираясь с мыслями, - каким образом подбирался состав экспедиции?
- Пожалуйста, уточните вопрос, - Арастун Гедимович Мамедгасанов, начальник секции исследования цивилизаций Института гражданской космонавтики удобно уселся на стуле. В лучике света сверкнули начищенные до блеска ботинки.
- А вы, как будто, не первый раз таким образом отчитываетесь, - прокурорские работники обладают даром задавать неудобные вопросы, подумал Председатель. Но подмечено верно.
- Дальнее Внеземелье, дорогой, - отозвался Мамедгасанов, - это, знаешь ли, такое место…
Глаза из-под кустистых бровей чуть насмешливо рассматривали Комиссию. Хороший костюм, аромат дорогого парфюма – кинозвезда, прямо.
- Да, - сказал Председатель, спеша прекратить перепалку, - хотелось бы узнать, проводилось ли психологическое тестирование для членов экспедиции или, может быть, кто-то избежал процедуры. Как экспедиция прошла боевое слаживание до подъёма на орбиту и проводились ли занятия непосредственно во время полёта к планете.
- Все результаты есть в компьютере Института, - начальник секции пожал плечами, - можете ознакомиться с текстами, есть видео… Это стандартные процедуры, без них человек не может отправиться в космос.
- Видите ли, - прокурорский зашелестел бумагами, - мы, конечно, ознакомились и с текстовыми файлами, и видео посмотрели… Вопросов после этого только прибавилось. Вот, к примеру, начальник западного крыла экспедиции, Пермяков Сергей Петрович…
- Квалифицированный специалист, почти десяток публикаций в отечественных и зарубежных журналах, большой опыт преподавательской и исследовательской работы…
- Снят с должности за растрату средств, выделенных на ремонт дома отдыха.
- Дело закрыто, - не сразу нашёлся Арастун Гедимович.
- Да, закрыто. Хорошо, про Иммеля пока не спрашиваю, это отдельный разговор. Младший научный сотрудник Никита Сергеевич Яйцев – записался в экспедицию после того, как была расторгнута помолвка с невестой.
- Что там у них произошло - не наше дело, - запротестовал Мамедгасанов. - И потом, не Яйцев заварил кашу, он реагировал на происходящее. И реагировал достойно.

Отредактировано Последний (12-10-2017 20:28:39)

0

3

На кой военным МЕЖЗВЕЗДНОЙ цивилизации древнее барахло вымершей планетарной цивилизации? В музее поставить?

Последний написал(а):

Баньку Петрович построил знатную: отдельная парилка, мойка на пятерых, купель с ледяной водой. Сложенная по всем канонам печка с каменкой давала жару, а брёвна местного хвойного, сушёные в Пустыне, испускали неповторимый аромат, когда баня остывала. После пара хорошо было чаёвничать за столом, самолично сбитым хозяином, на стульях, сработанных им же, мебели грубой, но надёжной, глядя как редкие пылинки пляшут в ароматном полумраке, подсвеченным лучом света из небольшого окошка.


Sigh. Это другая планета с активной и развитой биосферой. Даже если каким-то чудом условия на ней позволяют людям находиться без специального оборудования (что есть невообразимая удача...), аллергены и местная микрофлора едва ли позволят такие вольности.

Последний написал(а):

Никита понимал недовольство Изольды: экспедиция официально числилась завершённой, «Академик Черток» уже шёл снимать их с грунта и, честно говоря, за десять лет планета-могильник осточертела всем. А тут Иммель покинул шабашку…


Они за десять лет изучили биосферу совершенно нового мира? Не верю.

0

4

Алексей Широ написал(а):

На кой военным МЕЖЗВЕЗДНОЙ цивилизации древнее барахло вымершей планетарной цивилизации? В музее поставить?

Вот о том же подумал и я. Но в фэнтези логика не очень нужна. :)

0

5

Последний написал(а):

- Видишь(ЗПТ) по склону дорога идёт?

Обращение, выделяется запятой. 

Последний написал(а):

Макс прыгнул, когда (ДО?) изгиба горной дороги оставалось снижаться метров пять.

Опечатка.

0

6

Алексей Широ написал(а):

На кой военным МЕЖЗВЕЗДНОЙ цивилизации древнее барахло вымершей планетарной цивилизации


Организация связи, противоракетной обороны, логистические цепочки - да мало ли... Военное дело и сейчас-то непростая наука, а уж будущем... МЕЖЗВЁЗДНОЙ - это, извините, чванство. Майк Тайсон сказал, по-моему: как только боец посчитает себя великим - он проиграл.

Алексей Широ написал(а):

Это другая планета с активной и развитой биосферой.


Предполагается возможность адаптации к местным условиям. Возможно, экспедиция отправлена именно в таком составе потому что не каждый способен принять микробиологическую обстановку чужого мира.

Алексей Широ написал(а):

Они за десять лет изучили биосферу совершенно нового мира


Основная часть личного состава уже покинула планету. Персонажи остались вещички паковать. Так что за десять лет, толпой... почему нет?

0

7

Вездеходчик написал(а):

Опечатка.


Спасибо, поправил

0

8

Последний написал(а):

Организация связи, противоракетной обороны, логистические цепочки - да мало ли... Военное дело и сейчас-то непростая наука, а уж будущем... МЕЖЗВЁЗДНОЙ - это, извините, чванство. Майк Тайсон сказал, по-моему: как только боец посчитает себя великим - он проиграл.


Приблизительная аналогия: современная армия с энтузиазмом раскапывает по подвалам старые телеграфные аппараты XIX века и винтовки времен Крымской Войны. Ибо ну а вдруг? :)

Последний написал(а):

Предполагается возможность адаптации к местным условиям. Возможно, экспедиция отправлена именно в таком составе потому что не каждый способен принять микробиологическую обстановку чужого мира.


Да дело не в принять-не принять, как вы с аллергиями-то справитесь?

Последний написал(а):

Основная часть личного состава уже покинула планету. Персонажи остались вещички паковать. Так что за десять лет, толпой... почему нет?


Sigh. Потому что это би-о-сфе-ра. В ней миллионы, если не десятки миллионов видов. Она - по сути дела главное, что интересует на планете (ибо только биосфера, если из нее можно извлечь пользу, в состоянии оправдать колонизацию). Мы на старушке-Земле-то до сих пор находим новые виды. А вы говорите о совершенно другой планете. Тут не "десять лет", тут десятилетия нужны, и десятки тысяч человек персонала.

0

9

Алексей Широ написал(а):

Ибо ну а вдруг?


Крымская война и планетарная система обороны, система противоракетной обороны это две большие разницы. Аналогия не верна.

Раз уж о Крымской войне... Вот вам атака лёгкой бригады. Пример халатного отношения командира к своим обязанностям по отношению к подчинённым и союзникам, полное пренебрежение системами коммуникации, элементарной тактикой боя. Изучению подлежит.

Алексей Широ написал(а):

как вы с аллергиями-то справитесь?


Ну справились как-то 

Алексей Широ написал(а):

В ней миллионы, если не десятки миллионов видов.


Видами другие занимались. Другая толпа народу. А может и эти же. Как угодно

Алексей Широ написал(а):

(ибо только биосфера, если из нее можно извлечь пользу, в состоянии оправдать колонизацию)


Оправдать колонизацию? Никакие ништяки не способны оправдать колонизацию, о ней и речи нет. Смысл космической деятельности лежит не в материальной сфере, всё, что нам нужно для выживания есть в Солнечной системе. Космическая деятельность нужна нам только и только как способ воспитание нового человека, космена, чьи высокие моральные и физические качества заставили кое-кого тут назвать ГГ "Редкого гостя" сладким. А это не ГГ сладкий, это мы ххххххххх.

Отредактировано Последний (12-10-2017 21:05:39)

0

10

Последний написал(а):

Крымская война и планетарная система обороны, система противоракетной обороны это две большие разницы. Аналогия не верна.


Аналогия верна. Военных межзвездной цивилизации технологии планетарной могут заинтересовать разве что в историческом аспекте.

Последний написал(а):

Раз уж о Крымской войне... Вот вам атака лёгкой бригады. Пример халатного отношения командира к своим обязанностям по отношению к подчинённым и союзникам, полное пренебрежение системами коммуникации, элементарной тактикой боя. Изучению подлежит.


Подлежит. Только вот военные не перекапывают поля сражений Крымской Войны. Они читают труды историков. :)

Последний написал(а):

Оправдать колонизацию? Никакие ништяки не способны оправдать колонизацию, о ней и речи нет. Смысл космической деятельности лежит не в материальной сфере, всё, что нам нужно для выживания есть в Солнечной системе. Космическая деятельность нужна нам только и только как способ воспитание нового человека, космена, чьи высокие моральные и физические качества заставили кое-кого тут назвать ГГ "Редкого гостя" сладким. А это не ГГ сладкий, это мы ххххххххх.


Единственное что реально может оправдать колонизацию иных звездных систем - это как раз биогенные ресурсы. То есть то, что породила эволюция на планетах с биосферой. Флора, фауна... все, что может быть как-то полезно: экзотические пряности, фармацевтика, шкуры/мех, экзотические материалы, просто симпатичные зверюшки для разведения как домашних питомцев.

Последний написал(а):

Космическая деятельность нужна нам только и только как способ воспитание нового человека, космена, чьи высокие моральные и физические качества заставили кое-кого тут назвать ГГ "Редкого гостя" сладким. А это не ГГ сладкий, это мы ххххххххх.


Эм... не понимаю. Ну, назвали героя "сладким". Что тут такого?  :huh: Казалось бы, новый человек из-за этого комплексовать не должен.

P.S. Другое дело, что именно как "новый человек" герой пока что довольно неубедителен.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Лимбо, рассказ