Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Сыскарь из будущего


Сыскарь из будущего

Сообщений 11 страница 20 из 23

11

Влад Холод написал(а):

Эдгар, что бы нормально отвечать на сообщения - нужно мышкой выделить текст и нажать кнопку цитировать. Выделенный текст появится в окне ответа. Так можно делать неограниченное количество раз, и из разных сообщений\постов.

Спасибо, Влад. Буду стараться, чтобы было удобно читателям. Я ведь тоже – только учусь.

0

12

Эдгар написал(а):

Ведь война с Ливонцами продолжается, а на Русь наложено европейское торговое эмбарго.


Это, пардон, каким макаром? Обьединенную евоопейскую политику еще не изобрели, и даже стабильность иблоков все еще воспринимается как исключение.

0

13

Алексей Широ написал(а):

Это, пардон, каким макаром? Обьединенную евоопейскую политику еще не изобрели, и даже стабильность иблоков все еще воспринимается как исключение.


Ганзейский союз (прообраз нынешнего ЕСа) наложил запрет на поставку в Московию вооружения, пороха и стратегического сырья, которое могло быть использовано в военных целях. Вместе со Швецией они блокировали выход Руси к Балтийскому морю. Отсюда и поиски обходных торговых путей через Белое море и контрабанда английского оружия Данией. Враги Руси довольно успешно объединялись и в те времена. И Ливония, и Польша, и Швеция имели свои виды на её земли. Всё по старой поговорке: «Против кого сегодня дружить будем?». Та же история, что и сейчас. Только немного подкорректированная согласно традициям и условиям, того времени.

0

14

Эдгар написал(а):

Ганзейский союз (прообраз нынешнего ЕСа)


Ох, не нравятся мне эти натянутые аналогии... Ганзейский Союз просто не хотел терять "клиентское государство" в лице Ливонии

Эдгар написал(а):

Враги Руси довольно успешно объединялись и в те времена.


Враги Британии довольно успешно объединялись и в те времена, враги Франции довольно успешно объединялись и в те времена, враги Польши, собственно, довольно успешно объединялись постоянно... При тогдашнем устройстве политической системы, короли/цари/князья/электоры вчера могли кричать, что "враги на все времена", а сегодня - бросаться в объятия лобызать в губы и уверять друг друга в вечной дружбе.

Эдгар написал(а):

. И Ливония, и Польша, и Швеция имели свои виды на её земли. Всё по старой поговорке: «Против кого сегодня дружить будем?». Та же история, что и сейчас. Только немного подкорректированная согласно традициям и условиям, того времени.


Ну, я-таки напомню, что конкретно Ливонская Война началась с того, что как раз Россия возымела виды на Ливонский кошелек... и, собственно, ограничься Иван IV этим, никто бы не стал поднимать шум. Но увы, "головокружение от успехов" привело к тому, что кампания, изначально замышлявшаяся как вразумление бессовестного неплательщика - превратилась в "и земельки бы в придачу", и тут уже начали вмешиваться и соседи, имевшие свои виды - правда, не на Россию, а на Ливонию. А на многосторонний конфликт у России просто уже не хватало ресурсов.

0

15

Алексей Широ написал(а):

Ох, не нравятся мне эти натянутые аналогии... Ганзейский Союз просто не хотел терять "клиентское государство" в лице Ливонии


Одними из главными побудительными мотивами для создания Ганзы стали: общая монетарная политика, общие правила торговли, защита от внешней конкуренции, что имеет место и в современном ЕС. Проект «Ливония» изначально создавался, как торговый мост с Восточными землями, но он, со временем, превратился в тяжёлые гири на ногах Западной Европы. Ибо открытая русофобская политика магистра фон Плетенберга заложила основы притеснениям русских купцов и ограничениям в торговле с Московией, а затем и к открытой войне. От его политики страдали в первую очередь купцы, но он забыл, что для ведения войны нужны три вещи: деньги, деньги и ещё раз деньги.

Алексей Широ написал(а):

Враги Британии довольно успешно объединялись и в те времена, враги Франции довольно успешно объединялись и в те времена, враги Польши, собственно, довольно успешно объединялись постоянно... При тогдашнем устройстве политической системы, короли/цари/князья/электоры вчера могли кричать, что "враги на все времена", а сегодня - бросаться в объятия лобызать в губы и уверять друг друга в вечной дружбе.


Никто и не говорит о постоянных военных союзах. Их в принципе не могло быть при феодальном способе организации общества. Поэтому я и написал: «Против кого СЕГОДНЯ дружить будем?». Но, сегодня - тоже важно, потому что, если твой враг сколотит хорошую ватагу и побьёт тебя - тогда тебе именно сегодня будет плевать, что скоро наступит завтра, и тогда твой враг перессорится со своими «друзьями». Ты уже будешь побит и растоптан в грязь.

Алексей Широ написал(а):

Ну, я-таки напомню, что конкретно Ливонская Война началась с того, что как раз Россия возымела виды на Ливонский кошелек... и, собственно, ограничься Иван IV этим, никто бы не стал поднимать шум. Но увы, "головокружение от успехов" привело к тому, что кампания, изначально замышлявшаяся как вразумление бессовестного неплательщика - превратилась в "и земельки бы в придачу", и тут уже начали вмешиваться и соседи, имевшие свои виды - правда, не на Россию, а на Ливонию. А на многосторонний конфликт у России просто уже не хватало ресурсов.


Ивану Грозному нужена была не нищая Ливония с её внутренними политическими конфликтами, крестьянскими бунтами и межконфессиональными распрями, а требовалось пробить выход к Балтийскому морю, дабы исключить зарвавшегося посредника из пищевой цепочки. Можно сказать, что с Ливонской войны началась битва за Балтийские морские пути. Но, пока Русь не окрепла в достаточной мере, ей никто не дал бы овладеть морскими портами на Балтике. А наскочить, ограбить и убежать в те времена было «доброй» традицией у всех правителей и делалось это достаточно буднично и частенько, но большой доход сия "забава" государству не приносила. Набеги больше имели местечковое значение. А большая война требует больших ресурсов и чётко поставленную конечную цель, и не всякая экономика её сможет вытянуть. Так что, в отношении ресурсов государства вы правы - они были исчерпаны.

Отредактировано Эдгар (27-07-2017 23:35:04)

0

16

Эдгар написал(а):

Ивану Грозному нужена была не нищая Ливония с её внутренними политическими конфликтами, крестьянскими бунтами и межконфессиональными распрями, а требовалось пробить выход к Балтийскому морю, дабы исключить зарвавшегося посредника из пищевой цепочки. Можно сказать, что с Ливонской войны началась битва за Балтийские морские пути. Но, пока Русь не окрепла в достаточной мере, ей никто не дал бы овладеть морскими портами на Балтике. А наскочить, ограбить и убежать в те времена было «доброй» традицией у всех правителей и делалось это достаточно буднично и частенько, но большой доход сия "забава" государству не приносила. Набеги больше имели местечковое значение. А большая война требует больших ресурсов и чётко поставленную конечную цель, и не всякая экономика её сможет вытянуть. Так что, в отношении ресурсов государства вы правы - они были исчерпаны.


Скажем так: я придерживаюсь точки зрения тех историков, которые не видят в начале Ливонской войны какой-то скоординированной политики... Исходно, это было именно вытрясание долгов из неуживчивого магистра, который отказывался платить законные русские денежки. И уже на волне начальных успехов (орден-таки принудили соблюдать договор и платить по счету), Иван IV, видимо, начал уже строить дальнейшие оптимистические планы. На том все и завалилось: из локального мероприятия с ограниченными целями, война переросла в глобальное, с целями невразумительными.

0

17

Эдгар написал(а):

...Часто оперативный состав состоял сплошь из одних мужиков. И что делать, если срочно нужно «смастерить» приманку противоположного пола. Не переодеваться же самим. Раскусят с километра. Тогда в дело идут добровольцы...

Если так, то тогда всё правильно - в райорганах примерно таким образом всё и происходило.
Нам в начале девяностых было попроще из-за специфики "экспериментального подразделения" - две-три дамы присутствовали в каждом сегменте, а в качестве "приманок", кроме них, ещё и "аналитички" задействовались. :)
Что касается нюансов с личными отношениями, то тоже всё верно - я на свою нынешнюю жену "глаз положил" именно тогда, когда она "приманкой" ходила, а мы "контролировали процесс" (один из моих тогдашних подчиненных позднее женился на второй "приманке"). :)

0

18

Иванов написал(а):

Если так, то тогда всё правильно - в райорганах примерно таким образом всё и происходило.
Нам в начале девяностых было попроще из-за специфики "экспериментального подразделения" - две-три дамы присутствовали в каждом сегменте, а в качестве "приманок", кроме них, ещё и "аналитички" задействовались. :)
Что касается нюансов с личными отношениями, то тоже всё верно - я на свою нынешнюю жену "глаз положил" именно тогда, когда она "приманкой" ходила, а мы "контролировали процесс" (один из моих тогдашних подчиненных позднее женился на второй "приманке"). :)


Привет коллеге от бывшего опера. Ныне круглого пенсионера. Хотя, нет. Пытаюсь каждый день отмерять дистанцию.   http://read.amahrov.ru/smile/yahoo.gif

0

19

(Продолжаю выкладывать Сыскаря)

Глава 2. И снова домовладелец

Толстый Харальд в это время готовился к распитию вечернего, английского чая со сдобной булочкой. Он положил серебряными щипчиками в расписное, фарфоровое блюдце кусочек сахара. Потом, немного подумал и добавил ещё один кусочек и стал медленно помешивать тёмно-янтарную жидкость, предвкушая скорое наслаждение от божественного напитка, привезённого из далёкой, загадочной Индии. «Говорят, что богатства этой дикой страны бесконечны и только благодаря мудрости правительства его величества королевы теперь их везут в цивилизованную Англию, а не оставляют местным дикарям. Ведь они даже достойно оценить своё богатство не в состоянии без помощи англичан, а куда им тогда до развития своей страны. Дикари, что тут другого скажешь!». Мысли домовладельца плыли плавно, не спеша, как и чайный аромат из фарфоровой чашечки, тонко расписанной сценками китайского быта.
Размешав сахар, Толстый Харальд взял в руки тёплую, свежевыпеченную булочку. Осторожно откусил кусочек и уже поднёс чашку с горячим чаем к губам, как дверь внезапно, резко распахнулась и в неё ввалился медведеобразный сподручный в разодранной одежде, с растрёпанными волосами и побитым лицом. Всего полчаса назад Толстый Харальд посылал его обобрать и убить московита. На перепачканном засохшей кровью лице бандита в свете пяти свечей, что стояли в подсвечнике на столе, рядом с ещё исходившим ароматом фарфоровым чайником, хорошо был виден блеск его разъярённых глаз. Казалось, что разбойник был готов разорвать на части несчастного домовладельца. Тот так перепугался, что выплеснул себе на панталоны чуть ли полчашки горячего чая.
– Ты чего припёрся, остолоп?! – заорал, кривясь от боли Толстый Харальд. – Я тебе, когда говорил прийти?! Из-за тебя я ошпарился, бестолочь! Кто за лечебные мази мне платить будет?! И что у тебя с твоей мордой?

Толстый Харальд в полумраке не видел, что за тёмным проёмом двери скрывается Николай. Он был уверен, что бандит пришёл к нему совершенно один. Домовладелец рассерженно отставил кружку на стол, покосился на большие напольные часы, которые глухим ударом оповестили, что сейчас пять часов вечера. Взял со стола белое полотенце и стал им нервно вытирать штанину, одновременно засыпая своего разбойника чередой вопросов:
– Труп московита успели утопить в Темзе? А золото его куда спрятали?

Затем Толстый Харальд брезгливо покосился на разбитое лицо разбойника и недовольно произнёс.
– На тебе кровь московита! Ты бы хотя там же в речке умылся, прежде чем ко мне являться! Тебя уже, наверное, все жильцы дома видели?! Какой ужас! Убить тебя за это мало!

Домовладелец всё частил, а разбойник молчал и только отводил в сторону взгляд.
– Ты что молчишь, бестолковщина, когда тебя твой хозяин спрашивает?!

Рассерженный толстый Харальд завизжал, словно пила, наскочившая на гвоздь. Недовольно взглянул на отводящего взгляд здоровяка и в ярости вскочил с кресла, выбежал из-за стола, и тут же резко остановился. Только теперь он заметил, что руки бандита были завёрнуты назад и связаны. Он недоумённо посмотрел ему в лицо, но тут его отвлёк стук в дверь, хотя та была открыта. Толстый Харальд повернулся на стук и застыл на месте от ужаса – перед ним стоял тот самый московит, который должен был сейчас кормить рыб на дне Темзы.
– Ну, здравствуй, хозяин! Что не приглашаешь меня к себе в гости? Горячим чаем не желаешь ли попотчевать? – спокойно спросил Николай.
– Ты, жив? – запинаясь от страха произнёс домовладелец и стал осторожно пятиться обратно к столу.
– Как видишь! Причём, исключительно твоими молитвами! Ведь здесь, в Лондоне кроме тебя совершенно некому обо мне позаботиться! – безмятежно усмехнулся незваный гость и тут же схватил Толстого Харальда за грудки. – А не хочешь ли поведать – кто приказал тебе меня убить?

Домовладелец побелел лицом, мелко затрясся, стал оглядываться по сторонам, словно искал чьей-то помощи, но здесь ему уже некому было помочь. Он попытался закричать, но тут же получил короткий удар под дых и беспомощно стал хватать открытым, как у рыбы, выброшенной на сушу, ртом воздух. Его взгляд остановился на глазах Николая, и они ничего хорошего ему не сулили. Толстый Харальд тут же обмяк, словно из него выпустили весь воздух.

– В последний раз спрашиваю: кто тебя надоумил меня убить? Считаю до трёх. Не отвечаешь – режу тебя, как зажравшуюся свинью. С громким визгом, морем крови и безо всякого почтения!
– Сэр Френсис Уолсингем, – еле слышно произнёс домовладелец.
– И кем это он у вас в королевстве числится?

Глазки Толстого Харальда беспомощно забегали. Николай поднял руку, чтобы оплеухой привести его в чувство, но домовладелец быстро закивал головой и истошно завизжал:
– Только не бейте меня! Я ужасно боюсь боли! Я сам всё вам расскажу!
– Так кто он?
– Это министр нашей королевы Елизаветы. Он ведает всеми шпионами и соглядатаями в королевстве и за границей. Его боятся и слушаются даже самые отъявленные головорезы. У него есть свои люди не только у нас, но и во всех странах Европы. Поэтому, от него никуда не укрыться и не спрятаться! – Толстый Харальд печально вздохнул и горестно опустил голову. – Теперь мне уже жить осталось совсем не долго! Сэр Френсис Уолсингем доберётся до меня!
– Ну, что ты так вдруг закручинился? Ещё не вечер! Ты мне лучше вот что скажи: чем это вашему министру московские послы так не угодили, что он их одного за другим решил убивать?
– Это политика! Что там наверху замышляют большие люди, нам маленьким человечкам здесь внизу – не дано знать. Мы всего лишь исполнители их высокой воли! Я никак не мог отказать столь влиятельному человеку! Меня бы самого убили! – жалобно всплакнул Толстый Харальд.
– И я всё время под этой трусливой гнидой ходил! – недовольно заревел бандит. – Слёзы льёт, причитает, ну прям как баба, которую застукал муж в постели с чужим мужиком! Тьфу на тебя! Оказывается, ты не честный грабитель, а всего лишь подлизала фараоновская! Да я из-за этой сволоты брата своего потерял!

Здоровяк, с завязанными назад руками, подскочил к Толстому Харальду и уже намеревался сгоряча лягнуть его в причинное место, но нокаут Николая тут же обрушил его на пол. Тяжёлое тело рухнуло на стол. Раздался страшный грохот. Стол перевернулся и на пол полетел фарфоровый чайный сервиз. Он разбился, и бандит оказался лицом в самом центре чайной лужи. Толстый Харальд одновременно с ужасом и жалостью глядел на поверженного здоровяка и пролитый дорогущий чай. Но его ужас и жалость скорее всего были направлены на дорогой индийский чай, а не на своего подельника.
– Не думай, что я тебя защитил от твоего подельника! Я всего лишь хочу от тебя узнать правду, а если не скажешь…
Николай замолк и многозначительно посмотрел на лежащего без сознания здоровяка.
– Спрашивайте, господин посол, я вам всё расскажу! – снова затрясся от страха Толстый Харальд.

Тогда Николай достал из кармана стилет с ручкой из слоновьей кости и задумчиво повертел им, кабы не зная, что с ним предпринять.
– Откуда он у вас? – настороженно спросил домовладелец.
– Так сказать, позаимствовал его у вашего сподручного, – ответил Николай и снова посмотрел на бандита, который начал подавать признаки жизни.
– Так вот куда делся мой дорогой стилет?! А я его уже обыскался, думал, что в моё жилище тайком проникли воры! – закричал Толстый Харальд, шустро подбежал к бандиту, и зло пнул того в то самое место, в которое до этого он хотел пнуть его самого.

Здоровяк тут же сжался и обиженно завыл.
– Как ты посмел украсть у меня стилет?! – продолжал возмущаться домовладелец.
– Тебе он ни к чему был, а мне для дела очень даже сподручная вещица! – в ответ огрызнулся, лежащий на полу бандит. – Ты его сам украл у убитого тобой московита! Он же не твой, а ворованный!
– Вот вам бабушка и Юрьев День! – присвистнул Николай и холодно посмотрел на Толстого Харальда. – Так вот это кто моего земляка, московского посла Барашина, значит, убил? И ты хочешь мне сказать, что это тоже сделано по приказу сэра Френсиса Уолсингема?
Домовладелец быстро взглянул на глухо подвывающего подельника, понуро опустил голову и зло зашипел:
– Он всё врёт! Это он сам убил московского посла, а его труп скинул в Темзу. Я даже не притрагивался к нему!
– А кто мне приказал его ограбить и утопить?! Не ты ли?! – закричал лежащий на полу бандит.
– Так это действительно стилет боярина Барашина! – задумчиво произнёс Николай, не обращая внимания на разругавшихся подельников.

Его взгляд остановился на трости, инкрустированной замысловатым орнаментом из желтоватой слоновой кости. Та скромно лежала на камине, дожидаясь решения своей судьбы. Николай взял с камина трость и повернулся к домовладельцу. Тот тут же замолк, затравленно посмотрел на направленный в его сторону стилет и зажмурился от страха.
– Ну что, глазки свои закрыл? – рявкнул Николай. – Бери бумагу, перо и пиши!

Как у всякого делового человека бумага и перо у Толстого Харальда всегда были под рукой, а точнее – в его секретере. Открыв его, он покосился на московита, который несокрушимым столпом возвышался за его спиной.
– Садись и пиши! – приказал Николай домовладельцу. – «Достопочтимый сэр Френсис Уолсингем!...». Да-да, именно, сэр Френсис Уолсингем! Так вот, пиши дальше. «Настоящим письмом извещаю вас, что данное вами мне поручение выполнить не получилось. А именно: не получилось убить посла царя вся Руси и Московского княжества царя Ивана Грозного Николая Бельского. При помощи моих людей мне удалось его выследить, но, в виду ожесточённого сопротивления посла, убить его так и не удалось. Ваше предыдущее задание, а именно: ликвидировать посла царя всея Руси и Московского княжества Ивана Грозного Барашина Сергея выполнить было гораздо легче, что я и сделал при помощи своих людей. После выполнения прошлого вашего задания я получил соответствующее вознаграждение, что и подтверждаю. В этот раз, после оказанного жестокого сопротивления со стороны посла, мои люди требуют увеличения жалования. Поэтому нижайше прошу вас помочь мне деньгами для скорейшего выполнения вашего поручения. Ваш верный слуга по прозвищу Толстый Харальд». Ниже допиши: «Моё письмо будет передано с верным мне человеком. Деньги для оплаты работы покорно прошу передать мне с вручителем сего письма! Сам я пока буду временно скрываться, так как весьма опасаюсь мести со стороны московского посла! Но это никак не скажется на точности выполнения вашего поручения, сэр Френсис Уолсингем. С великим уважением к вам, Толстый Харальд!». Закончил писать? Тогда поставь число и подпись!

Домовладелец высушил песком чернила и протянул письмо Николаю. Тот взял его и стал расхаживать взад-вперёд по комнате. Он внимательно перечитывал текст. Видя, что московит отвлёкся, неудачливый убийца, тут же рванул к двери, но… споткнулся о вовремя подставленную Николаем ногу. Толстый Харальд растянулся на полу совсем недалеко от своего подельника. Тот сначала ухмыльнулся, а затем, скривив недовольную гримасу, с удовольствием, со всей силы пнул ногой своего хозяина. Теперь уже корчился и выл от боли Толстый Харальд.
– Милые бранятся – только тешатся! – взглянув на сладкую парочку, усмехнулся Николай.

Наблюдая за подельниками, он примерил как стилет входит в трость. Оказалось, просто идеально, мастер явно постарался, чтобы у её владельца в сложной ситуации не возникло заминки. Стилет с лёгким щелчком зашёл в ножны и плотно зафиксировался. Небольшая кнопка в углублении под рукояткой в форме головы льва также легко освобождала стилет и теперь им можно было воспользоваться по назначению. «Жаль, что стилет всё-таки не смог спасти жизнь своего хозяина!», – подумал Николай и подошёл с вынутым из ножен стилетом к лежащим рядышком друг с другом домовладельцу и его здоровяку. Те, увидев недоброе в глазах московита, разом подобрались и стали тревожно следить за его действиями.

0

20

(Окончание 2 главы)

– Как передать письмо сэру Уолсингему?
– Через владельца кабака «Чёрный бык», по прозвищу Чёрный Кромми. Я у него всё время вино для себя покупаю. Всё шито-крыто – никто и не заподозрит, что я через него получаю приказания и деньги от сэра Френсиса Уолсингема.

Толстый Харальд во всю старался угодить Николаю. Он верил, что таким способом можно добиться его расположения и сохранить свою жизнь, а поэтому, старался как можно подробнее всё объяснять и рассказывать.

– Ладно, разберусь я с вашим «Чёрным быком» и Чёрным Кромми. Печать твоя где спрятана?
– Там же, в секретере; и воск там же.
– Очень хорошо! Ну, а с вами – что мне теперь делать, господа убийцы? Френсис Уолсингем заказчик моего убийства, так что, от него мне правосудия ожидать не приходится. Это как у скупого зимой снега выпрашивать, а поэтому, господа убийцы, сегодня я буду для вас и судьёй, и палачом! – тихим, холодным, почти загробным голосом произнёс Николай.
От этого и бандиту, и его хозяину сразу стало не по себе. Они почти разом стали медленно отползать от него подальше, но быстро упёрлись спинами в стену. Теперь уже им ползти некуда и от этого становилось обоим разбойникам ещё страшнее. Николай подошёл поближе и встал рядом с ними. Он с нескрываемым интересом посмотрел на стену.
– А что, господа убийцы! Предоставим воле случая решить вашу судьбу! Поэтому, будучи полномочным послом самодержца всея Руси и Московского княжества царя Ивана Грозного и обладая всеми правами вершить суд от имени царя Руси над врагами нашими на землях Англии, в угоду моему отечеству, повелеваю: наказать граждан Англии за подлое убийство посла Барашина Сергея Мироновича, чесно исполнявшего волю своего правителя на английских землях, бессрочной высылкой его убийц в земли инородные и времена неизвестные! Дальнейшую судьбу высланных мною убийц передаю самому Богу, и таким образом, ни перед государем, ни перед своей совестью за них больше не отвечаю. Да будет так!
Бандит и Толстый Харальд слушали и не понимали в чём дело, но нутром чувствовали, что сейчас должно свершиться что-то весьма нехорошее и непоправимое. Домовладелец стал потихоньку подвывать от страха, глядя на исполинского московита, стоявшего рядом с ним и говорившего на непонятном ему языке.

Николай вынул из кожаного мешочка, который висел у него на шее, вроде талисмана, «золотой грецкий орех». Толстый Харальд даже непроизвольно облизнулся, увидев в свете свечи тёплый блеск слегка красноватого золота, но иноземец зачем-то провёл им по стене и в комнату ворвался свежий порыв тёплого, морского ветра, напоенного запахом соли и водорослей. Вместе с шум морского прибоя и с оглушительным криком неведомых птиц. Домовладелец с бандитом настороженно обернулись. За их спинами вместо стены теперь простирались безбрежные воды неведомого моря, а сами они сидели почти что на самом краю скалы. Где-то далеко внизу кружили и кричали какие-то огромные птицы. Они явно выискивали добычу. Толстый Харальд побелел от страха, хотел отползти подальше от опасного обрыва в пропасть, но не успел. Прямо в комнату просунулась голова хищной птицы. Она оглушительно крикнула, склонила набок голову и посмотрела на Толстого Харальда жутковато-красными глазом. Тот истерично заорал и попытался уползти прочь, но птица разинула огромный, зубастый клюв и схватил его за ногу. Домовладелец болезненно сморщился и теперь он уже кричал не от страха, а от боли. Он попытался бить кулаками по клюву птицы, но это было совершенно бесполезно. Силы были явно неравны. От болевого шока Толстый Харальд на время потерял сознание. Хищница успокоилась и потащила его за собой, в свой неведомый мир. Она вытянула домовладельца на край обрыва, пыталась взлететь, но не удержала свою добычу и, потерявший сознание Толстый Харальд, полетел вниз. Его тело ударялось о выступы скалы, пока не скрылось в пучине беспокойного моря. Хищница недовольно прокричала вслед исчезнувшей в воде добыче, а затем обернулась. Она увидела ещё одну добычу, сидящую совсем недалеко от обрыва. разбойник с округлёнными от страха глазами смотрел на хищницу и как загипнотизированный – совершенно не мог пошевелиться. Птица вновь оглушительно, на этот раз, скорее всего, радостно закричала. Здоровяку от её радости стало совсем не по душе, но птице было всё равно. Она с лёту ловко подхватила его поперёк туловища и потащила к себе, в свой мир. Несколько взмахов мощных крыльев и она уже делала вираж над водами моря. Сегодня ей повезло. Добыча оказалась большой и сытной. Хватит и ей самой, и её птенцам. За ней тут же сорвалась целая дюжина таких же летающих монстров, желающих приобщится к чужому везению. Добыча ещё размахивала руками и что-то кричала, но хищники не обращали никакого внимания на трепыхания жертвы. Что было дальше с разбойником – неизвестно, потому, что доисторический мир стал блекнуть, а через мгновение на своё место встала стена комнаты Толстого Харальда. Как будто ничего и не произошло. Только два человека из этого мира бесследно исчезли в чужом мире, да терпкий запах моря вперемежку с неприятным запахом чудовищного размера птиц остался витать в комнате.

– Что это за крики здесь только что были? – прокричал вбежавший в комнату молодой алхимик. – И запахи какие-то странные! Пахнет морем и какими-то животными!
– Не животными, а птицами – птеродактилями! – поправил Николай.
– Птеродактилями? – недоумённо, по слогам произнёс Рональд.
– Ну да, это такие огромные птицы, доисторические птицы. Они жили на нашей земле где-то сто миллионов лет назад и имели огромный размах крыльев. Примерно, сорок футов – по-вашему измерению.
– Не может такого быть! Не бывает на свете птиц таких размеров! – категорично заявил алхимик.
– Бывают-не бывают, а Толстого Харальда с его подельником эта птичка запросто к себе утащила, – пожал плечами Николай и засунул стилет обратно в трость.
– Как? Нашего домовладельца утащила доисторическая птица? – удивился Рональд.
– Твой «волшебный грецкий орех» помог наказать бандитов! – рассмеялся Николай.
– Значит мой «Дьявольский камень» утащил их прямо в Ад!
– В Ад не в Ад, а оттуда им уже точно не вернуться! Кстати, не знаешь, у твоего хозяина наследники имеются?
– Вроде, слышал, что со всеми своими родственниками он рассорился ещё лет двадцать назад!
– Родственная ссора – это просто забава для утешения самолюбия, а делёж наследства – это уже святое! Так что, непременно родственнички и приедут, и придут, а кто не сможет приехать или прийти – тот обязательно приползёт на праздник дележа награбленного! Ладно, обговорю этот вопрос с сэром Томасом Грешема, думаю, что он посодействует мне в приобретении этого дома. И станет тогда это здание – первым официальным посольством и собственностью Московского княжества и всея Руси в вашем Лондоне, то бишь – в королевстве Английском. Так сказать, в качестве материальной компенсации за организованное королевским министром, сэром Френсисом Уолсингемом, убийстве русского посла!
– Так дом этот, наверное, очень дорого стоит? Вряд ли наш министр пойдёт вам в таком деле навстречу, – засомневался Рональд.
– Жизнь русского посла и жизнь главного казначея вашего королевства тоже, наверное, немалых денег стоит? – усмехнулся Николай и лукаво посмотрел на молодого алхимика. – Или за убийство своего посла Московскому княжеству сразу войну вашему королевству объявить стоит? А что? Нашлём на ваш Лондон казанских татар – во веселье они вам устроят! Просто – закачаешься!

Рональд сразу насупился. Впал в задумчивость и после некоторой паузы произнёс:
– У нашего королевства и так уже натянутые отношения с Испанией. Вот-вот война между нашими королевствами может вспыхнуть. Так испанцы ещё и французов на свою сторону перетягивают, а если к ним и Московия присоединится, то не дай Бог, что с нашей Англией может стать! Лучше уж худой мир, чем добрая ссора!
– А ты посмотри! Ты у нас не только алхимик, но ещё и политолог! – сделал удивлённый вид Николай.
– Кто-кто? – не понял Рональд.
– Профессия такая через некоторое время появится. Политологи будут изучать политическую жизнь различных государств, взаимоотношения государств между собой, взаимоотношения правителей и народов. В общем, будут изучать как лучше управлять государством.
– Ты что, астрологией занимаешься, что будущее наше пытаешься предсказать? Я не очень им доверяю. Во-первых, не у всех получается верно предсказать, а во-вторых, это всего лишь теоретическое предположение отдельного человека. На самом деле всё может быть совершенно по-другому! Мне вон, одна цыганка нагадала, что я вместе с пришельцем из других времён буду летать по воздуху на железной птице! И что, я должен верить какой-то выжившей из ума старухе? – недоверчиво усмехнулся Рональд. – Ведь, не пришельцев из будущего, ни железных птиц на свете не бывает!
– Нет, мой дорогой алхимик, я не теоретик, а самый, что ни на есть, настоящий практик! С твоей помощью я стал как раз вот этим путешественником во времени и пространстве! Ну, а полетать на железной птице и сделать себе механическую руку вместо утерянной– это вполне реально! – рассмеялся Николай и похлопал по плечу удивлённо глядящего на него молодого учёного. – Может и наших учёных ты ещё сможешь чему-то полезному научить!
Николай не стал объяснять, что он понимает под словами – «наших учёных», но Рональд заподозрил, что Николай скрывает что-то очень важное и знает гораздо больше, чем говорит. Вопросов он больше задавать не стал. Придёт время – странный знакомец, если захочет, сам всё ему расскажет.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Сыскарь из будущего