Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Хрен знат


Хрен знат

Сообщений 21 страница 30 из 326

21

Ivan70
Вы как-то скользко опровергаете. Нет бы написали: "Я был в Лондоне в 1974 году, посещал место якобы вашей стоянки. Там то, то и то не так". Или сошлитесь на человека, который там был. И вообще, почему я должен доказывать человеку, который абсолютно не в теме то, что не имеет никакого отношения к выложенному тексту? Рассуждайте логически. Вода в доки накачивается насосами, следовательно, она должна быть чистой. В ней не должно быть никаких фекалий, следовательно, туалет должен быть на берегу, сортиры, как и артелка должны быть опечатаны службой капитана порта. Но если вам так хочется, могу написать, что не был три  раза в Лондоне, и вообще советские моряки  Англию никогда не посещали. Эдак лет через 10 начнут говорить, что и советской власти не было никогда. Учите матчасть, картограф.

0

22

Подкова
Вы не удивляйтесь. Мне тоже доводилось спорить с людьми на этом форуме по поводу очевидных для меня вещей. Например, про коррозию (до сквозных дыр) на кораблях нашего ВМФ. Мне тоже пытались доказывать, что такого не может быть. А я их (дыры) видел своими глазами и даже местонахождение особо выдающихся на отдельных кораблях нашего ВМФ до сих пор помню. Думаю, что Ivan70 пишет то, что считает правдой. А вы пишете о том, что видели собственными глазами. То, что должно быть и то, что есть на самом деле, порою изумительно различается. Возможно, и вы где-то мелкие неточности допустили (я не в курсе), а к вам на основании мелкой детальки прицепились и стали критиковать картину в целом, заявляя ее недостоверной. Если вы уверены в том, что пишете, то пишите. Ivan70 человек информированный, но и ему случается ошибаться в деталях. Я не в курсе ситуации с доками в Лондоне, поэтому ни на чью сторону вставать в этом споре не буду. Логические обоснования, что вы приводите, убедительны. Я видел разные верфи РФ, видел и доки. В доках вода гораздо чище, за пределами доков фекалии плавают. Но Ivan70 раскритиковал другой момент. Я не в курсе. Быть может он прав. А потом вы просто сцепились с ним языками и вышел срач. Я и сам с ним сцеплялся не раз, поэтому можете мне поверить, он хорошо информированный человек. Но ошибок признавать не любит, а иногда (редко) все-таки ошибается.

Отредактировано Poloz07 (13-09-2017 12:07:21)

+2

23

http://read.amahrov.ru/smile/cop.gif

0

24

Дом я узнал издали, каким он когда-то был. Две комнаты, коридор и небольшая прихожая, укрыты в зарослях винограда. Из трубы вьется дымок,  отбрасывая легкую тень на  серебро крыши. Без более поздних пристроек, есть в нем гармония воплощенного замысла.
       В открытые емкости напротив моего огорода, из цистерн сливают жидкий гудрон.  Две смоловозки ожидают погрузки. Возле сторожки, как всегда,  суетится дядя Вася Культя. Он ремонтирует тэн, а напарник готовит шланги. Под ногами пузырится земля. Я всегда обходил это место, а сейчас иду напрямик. Дяде Васе нужно подать руку, извиниться за прошлое.
       Его прозвали Культей из-за согнутой в кисти правой руки. Она у него до плеча в глубоких белесых шрамах — посекло на фронте осколками, и хирурги добавили. Тем не менее, этой рукой он вполне управлялся: мог из ружья стрелять и, даже, стакан держал. Был ли у него дом? — этого я не знаю. Мне почему-то всегда казалось, что он навсегда приписан к смоле. Ночевал дядя Вася в железнодорожной теплушке, снятой с колес и поставленной на высокий фундамент специально для сторожей.
       Мальчишки — народ, по сути своей, жестокий. Леху Звягинцева, который носил корсет, мы дразнили «Горбатым». Сорокалетний даун с соседней улицы был для нас «Сашкою-дурачком».  Деда Корытько, с пробитою насквозь шеей, из-за дефектов речи, мы за глаза называли «Кугук», или «Кецеке».
       Никому на моей памяти дядя Вася не досаждал. Но появилась у нас, пацанов, забава «громить Культю». Летом, когда темнело, мы вброд пробирались на островок, намытый течением между двух рукавов реки (Он граничил с нашим участком и был продолжением огорода). Оттуда сторожка, как на ладони, метрах в пятнадцати по прямой.
       Когда внутри угасал свет, мы начинали бросать комья земли. Считалось особым шиком попасть по железной крыше. Кончались эти погромы всегда одинаково. Дядя Вася долго терпел, потом выскакивал на порог с берданкой в руке и громко палил в воздух. И мы убегали против течения речки, сбивая о валуны босые ступни.
       Сколько ему сейчас, сколько мне? Впрочем, какая разница? Время идет только вперед, нет у него минусовых значений. И то, что я сейчас вижу — только дань благодарной памяти.
       Все у дяди Васи наладилось. Темно зеленый «ЗИС» с черной цистерной в кузове, встал под погрузку. Шофер, пережевывая окурок, одною рукой поправляет шланг, другой вытирает пот.
Жарко. На растущих поблизости деревцах — черный налет сажи. Судя по зеленым плодам, сейчас середина весны.
       Культя идет к рукомойнику, подтягивая штаны. Увидел меня, обрадовался:
       — Здорово, барчук (он всех барчуками дразнит), кто это тебя так?
       Я что-то порываюсь сказать, но он недовольно перебивает:
       — Слушай сюда! Ты слишком не торопись. Не до тебя там. В общем, дождись, когда дед успокоится. Скажешь ему потом, что цемента мешок стоит. Ребята хотят рупчик. Ну, давай! Запарка у нас.
       Мягкая пыль лежит на дороге тонким ковром. Ей припорошены лужи. Двадцать шагов — и я дома. И тут до меня доносятся громкие голоса.
       — Степан, ты прости, Степан! — с надрывом кричит незнакомый голос.       
       — Вон, сволочь пошел! — свирепо орет дед.
       Все верно. Ему, похоже, не до меня. Сторонюсь, отхожу к забору.
       Пьяный мужик в расхристанном пиджаке, спотыкаясь, летит на дорогу. Поднимается, падает на колени.
       — Ты бей меня, бей, только прости!
       — Сволочь! Какая же ты сволочь! — дед толкает его прочь от двора и почему-то плачет.
       Вот тут моя память ошиблась. Этот случай я помню, даже знаю, что сейчас происходит. Человек, который стоит на коленях  — бывший полицай, недавно досидевший свой срок. Когда-то он выдал немцам мою бабушку. Сказал, что ее муж коммунист, бывший председатель колхоза и воюет сейчас в Красной Армии.
А потом моя мама и бабушка прятались у людей в погребах до самого конца оккупации.
       В прошлый раз я видел все это, стоя в проеме распахнутой настежь калитки. А теперь мне ее не открыть…
       Я присел на бревно, лежащее у забора, которое было у нас вместо скамейки и засопел от обиды. Не такой я представлял эту встречу, нет, не такой. Лепеха узнал, дядя Ваня узнал, Культя поздоровался, а дед прошагал мимо. И бабушка хороша! — слышит же, как Мухтар разрывается? Хоть бы вышла, проведала, кто там? Полвека считай, не виделись! Так нет, возится со своими борщами…
       И тут мне реально жрать захотелось. Так захотелось, что хоть криком кричи. Только я это желание в себе придавил. Пожрать я и в больнице успею, когда в лица родные напоследок взгляну.
       А над головой листочки трепещут. Яблоня «белый налив» роняет излишки плодов. Два воробья сорвались с дерева на дорогу. Волтузят друг дружку, как оглашенные — бабу не поделили.
       Тут слышу — мой дед возвращается. Шоркает чеботами, как я поутру. Увидел меня, рядом присел. Ну думаю, сейчас что-нибудь скажет. А он только хмыкнул, да за цигаркой полез. Такая вот, лирика. А что ему? Он наверно, в прошедшем времени, где видит меня каждый день. Эка диковина? — внук. И ведь не скажешь, типа того, что я, мол, сейчас помираю, что попрощаться пришел. Да что там слова? Просто сидеть рядом — это уже счастье. Пахнет от него дымом костра, жареными семечками и табаком. Настоящим табаком, а не разным говном в пачках по сто рублей.

Отредактировано Подкова (13-09-2017 21:16:23)

+4

25

Подкова
Объясняю свою позицию. Я лично не был в Лондоне, но изучал подробнейшие карты и мало того слишком хорошо знаком как с морской практикой, так и логистикой Большого порта Темзы. Вы же сначала заявляете о существовании несуществующего дока Георга четвертого в котором Вы якобы разгружались, а потом вместо того чтобы признать что попутали за давностью лет, с кем не бывает, начинаете наворачивать семь бочек арестантов. При том что по трем королевским докам куча информации в свободном доступе. И уж как устроена система докования я Вам могу лекцию прочитать, это знаете ли одна из моих любимых тем :). Вот я и выразил своё сомнение в приведенных Вами фактах. Можем обсудить в личке, раз уж Вы так остро воспринимаете критику.

+1

26

В первом отрывке не мешало бы подправить момент получения плюхи от покойника.
А то подскальзывается нога, становится больно аж до глаз,и кровь из носа . Обычно тромбофлебитные боли несколько не так протекают.

Отредактировано AD (13-09-2017 13:58:22)

+1

27

Подкова написал(а):

Возле сторожки суетится и падает дядя Вася Культя.

Выражение получилось какое-то не очень понятное.

+1

28

Poloz07 написал(а):

Например, про коррозию (до сквозных дыр) на кораблях нашего ВМФ.

Про цементные ящики, с которыми ходят годами, не все знают.

0

29

Ivan70
Приношу свои извинения. Был неправ. По всему выходит, что это действительно был док короля Георга пятого. Только я не попутал за давностью лет, а тогда еще лоханулся, неправильно перевел, или глянул мельком. На табличке перед воротами цифра была прописана прописью. Всю жизнь был уверен, что стоял в доке Георга четвертого. Можно было бы извиниться и в личке, но здесь нахамил, здесь и каюсь. Еще раз простите. Я просто не въехал в ваш первый пост. Показалось, что вы меня очень ехидно тролите.

Отредактировано Подкова (13-09-2017 17:34:38)

+3

30

AD
Очень дельные замечания. Подумаю и обязательно исправлю.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Хрен знат