Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Кинурия


Кинурия

Сообщений 11 страница 20 из 305

11

Когда они прошагали по тропе пару сотен метров, Коля пришёл в себя, и сдавленным голосом спросил:
- Ты уверен, что нам надо идти в это селение?
- Да. Нам надо его хотя бы увидеть. Отпадут сомнения в дурацком розыгрыше, и появится какая-то определённость.
- А если нас там схватят? – Не успокаивался Коля. – Или вообще сразу прибьют?
- Возможно. – Спокойно ответил Саша. – Но разве у нас есть варианты? Вот что мы будем дальше делать? Продолжать сидеть у того водопада? Рано или поздно нас всё равно найдут. Тропа там совсем рядом. По ней ходят. Поплывём вниз – так селения нам не миновать, оно по любому на реке стоит. К тому же, не забывай ещё о такой возможности, что это всего лишь пара приколистов, а селение самое нормальное – с машинами, электричеством и связью.
- Ты сам-то веришь, в то, что сказал? – Скептически спросил Коля.
- Нет. Но убедиться надо. Признаки нашей цивилизации какие? Машины, провода… Ну, внешний вид домов, наконец. Людей даже. Эти-то двое явно не от мира сего… Или нашего. Надо посмотреть на селение. – Подвёл итог Саша.
- А может это какие-то староверы? – Выдвинул версию Коля.
- Ага. Без штанов. Говорящие на непонятном языке. Корякские староверы.
- На коряков они не похожи.
- На русских тоже.
- А может сектанты какие-нибудь? Ну, там, хари кришна и прочее. Живут по заветам предков, не пользуются электричеством и техникой. И говорят на своём выдуманном языке.
- Ты по-английски хорошо говоришь? – Спросил Саша. – Как я на поляне ты говоришь. С жестами ещё понять можно, но до совершенства тебе явно далеко. А эти говорили свободно. Это их родной язык.
- А может… - Не унимался Коля.
- Селение, Коля. Се-ле-ни-е. – По слогам проговорил Саша. – Все ответы находятся там. Или новые вопросы. Но посмотреть надо.
   Дальше они шли молча, не обращая внимания на усталость. Теперь тропа стала широкой, натоптанная множеством копыт коров, с многочисленными лепёшками на ней различной степени свежести. По пути утолили жажду в пересекавшем дорогу ручье, испытывая при этом большие сомнения – стоит ли это делать. В этой части Камчатки пить воду можно было почти везде, хоть прямо из реки. Она была чистейшей, а прохладный климат делал ей безопасной. Но с этой жарой… На всякий случай прошли чуть выше по течению от дороги, и попили там. Пошёл третий час, как они ушли от водопада. По-хорошему, пора бы было возвращаться, но оба понимали, что ситуацию надо прояснить до конца. Долина становилась всё шире, в одном месте, где тропа снова подошла к самому краю террасы, Коля проверил сотовый телефон, достав его из внутреннего кармана ветровки, которую нёс в руках. Связи не было.
   Вскоре они услышали отдельные крики впереди. Вроде, какие-то команды и что-то неразборчивое. А нет. Вот и женский слышен. Слов разобрать было невозможно. А может это просто другой язык. Переглянувшись, друзья прибавили шагу. Между деревьев показалась вырубка, на которой были люди. Прячась за деревьями, ребята, как диверсанты, стали приближаться к свободному пространству, чтобы получше рассмотреть, что там происходит. На самый край выходить не стали, и, присев за камнями, стали наблюдать. Несколько человек, толстыми палками кантовало стволы деревьев к реке. Там был пологий спуск к воде с двумя брёвнами в качестве направляющих. Ну, всё понятно без перевода. Классическое «раз-два взяли!», только не по-русски, а потом «э-эх!». Последнее в переводя не нуждалось. И ещё что-то, возможно, в вольном переложении означающее «… твою мать». Саму реку было не видно, но не сложно догадаться, что таким образом брёвна будут сплавлять ниже по течению. Люди были одеты примерно так же, как и пастухи – в длинных рубашках без воротников, примерно до середины бедра, и голыми ногами. На ногах что-то типа сандалий. Все они были со светлыми волосами до плеч разных оттенков и бородатые. Несколько человек поднялось по склону от реки, явно направляясь за следующим бревном. На другом конце вырубки стояло несколько телег, запряжённых лошадьми, с непонятным грузом. Вокруг них крутилось тоже несколько человек, которых подробно рассмотреть отсюда было невозможно. Брёвна, валявшиеся везде на вырубке, были толстыми, длинными и ровными, как на подбор. Рубили не все деревья, а только те, которые отвечали каким-то стандартам. А значит, это не дрова… И это, скорее всего не сектанты.
   Проверив ещё раз связь на телефоне, и убедившись в её отсутствии, Коля грустно вздохнул.
- Ты по-прежнему хочешь дойти до селения?
- Уже нет. – Мрачно ответил Саша. – Во всяком случае не сегодня. Мы увидели достаточно, чтобы начать обсуждать, что делать дальше всем вместе.
- Попали? – Грустно спросил Коля.
- Вляпались по самое не балуйся. – Сосредоточенно ответил Саша, не сводя глаз с вырубки и людей на ней. – Пора валить.

+3

12

Обратный путь на первых порах казался легче, хотя и шёл с небольшим подъёмом. Ребята на автомате замечали характерные места, мимо которых проходили раньше – вывернутые с корнем деревья, крупные валуны у тропы, характерные изгибы террас и пересекающие тропу ручьи. Вскоре они проходили мимо поляны, где общались с пастухами. Тропа шла совсем близко от края террасы, деревья росли негусто, а кустов почти не было. Поэтому их заметили, девушка встала и снова помахала им рукой. Они помахали им в ответ. Постояли немного, глядя друг на друга, а потом ребята пошли дальше. День клонился к вечеру, они безнадёжно опаздывали к контрольному сроку, условленному с друзьями. Вскоре им навстречу попалась ещё одна девушка, подросток, спускающаяся по тропе сверху. Такая же светловолосая, по сути без причёски, если не считать за неё грубо подстриженную чёлку, с голубыми глазами. Всё та же светло серая рубаха до середины загорелых бёдер, грязные ступни в сандалиях. За плечами у неё была небольшая плоская корзина на толстых лямках, одетых на плечи. Эта смотрела на них тоже с любопытством, но ещё и с некоторой опаской. Саша изобразил на лице самую добродушную улыбку, а Коля, опередив его, брякнул:
- Привет! – И помахал рукой, впрочем, не вытягивая её вперёд.
   Девушка что-то сказала, и не спуская с них глаз, бочком, разминулась с ними на тропе. Немного пройдя молча, Коля сказал:
- А девчонки здесь ничего! Красивые.
- За неё дадут больше, чем она весит. – Философски заметил Саша.
- Думаешь, здесь есть уголовное законадательство?
- Может и нет, но наверняка есть традиции. Поэтому, мой милый друг, держи себя в руках.
- Я просто констатировал факт! – Возмутился Коля.
- Ну, разумеется. – Согласился Саша.
   Вернулись они, опоздав на час. С тропы ничего видно не было – катамаран был причален внизу, за обрывом. Если бы не слабый дымок, поднимавшийся к верху, то можно было подумать, что здесь никого нет. Подойдя к реке, ребята увидели небольшой костерок, с боку от которого висел кан, чтобы не остыл, и Игоря с Сергеем, о чём-то разговаривавших. Спустившись к ним, Саша с ходу выпалил:
- А вот и кавалерия! – И бросил ветровку на землю, а сам направился к речке умыться и освежиться.
- Вы где столько ходили? – Сердито спросил Игорь. – Неужели так трудно было повернуть обратно через два часа?
- Ты девчонку видел? – Вместо ответа спросил Саша.
- Какую девчонку? – Удивился Игорь.
- Тогда подожди. Жрать хочу – сил нет. А без пол литры тут всего не расскажешь. – С этими словами Саша потянулся к лежавшему рядом гермомешку, где должна быть их с Колей посуда. Игорь тем временем достал из речки баклашку уже разведённого спирта, и открутил пробку, ожидая кружки. Прозрачная жидкость про булькала по металлическим ёмкостям, Саша с наслаждением принюхался к гречневой каше с тушёнкой, которую навалил себе в миску, и взял протянутую ему кружку.
- Парни, мы всё-таки встряли! – Начал он. – Ну, будем… - И опрокинул в себя холодную жидкость, разлившуюся теплом по организму. Закусил кашей, хрустнул долькой луковицы, и начал рассказ о увиденном…
   Когда Саша закончил повествование, все молча переваривали услышанное. Желая как-то разрядить атмосферу, он вынес предложение:
- Для начала надо поэкспериментировать с этим облаком над водой. Покидаться туда чем-нибудь…
- Уже… - Буркнул Игорь. Я обвязался верёвкой, Серёга меня держал, а я подобрался как можно ближе к краю водопада и бросал туда разные предметы – палки и камни. Всё пролетает насквозь. Кроме тех предметов, которые попадают в края облака. Эти отскакивают назад.
- Как это? - Удивился Саша.
- Обыкновенно. – Ответил Игорь, пожимая плечами. – Отскакивают, как от стенки. Звук расслышать в этом шуме не получалось.
- Это отчасти объясняет, почему наш катамаран сделал такой кульбит. – Размышлял вслух Саша. – Эта аномалия…
- Портал. – Поправил Сергей.
- Ну… пусть портал. – Согласился Саша. – Имеет твёрдые края, в которые мы упёрлись, и нас опрокинуло течением, забросив в портал. А здесь мы вывалились с высоты. В некотором роде нам повезло. Если бы мы упали здесь вниз головами, а катамаран сверху, неизвестно ещё что было бы.
- Да, уж… повезло… - Со вздохом проговорил Коля.
- Пашки не было? – Ни на что не надеясь спросил Саша.
- Нет, конечно. Было бы странно, если бы он сюда полез. – Устало сказал Игорь.
- Ждать будем? – Задал следующий риторический вопрос Саша.

+3

13

- А смысл? – Возразил Игорь. И начал рассуждать, чтобы привести мысли в порядок. – Что он видел? Мы воткнулись во что-то носом, потом нам начало задирать корму. Всё это очень быстро на самом деле, и помочь вообще никак не мог. А потом нас забросило в это облако, из которого мы не появились… Первое, что он мог подумать, что нас всё же засосало в котёл. Но даже в самых плохих случаях, какие-то части катамарана должны были мелькать в пене, погружаясь обратно. В крайнем случае выплюнуть хоть что-то ниже по течению. А значит, он рано или поздно пойдёт потом в низ по течению, искать нас, или то, что от нас осталось. И ничего не найдёт. На это он потратит очень много времени. Разумеется, в этом случае он ни за что не полезет в сам порог, а значит ждать его не за чем. Второй вариант, это если он всё же свяжет наше исчезновение с облаком и подумает о аномалии. Мне кажется, что в этом случае он тем более не должен лезть в порог, потому что природа этой аномалии не известна, и о том, что мы живы, он понятия не имеет. Это только в книжках люди через аномалии попадают в другие миры, и у них начинаются приключения. А так-то, если подумать, это вообще может быть какой-то анигилятор, уничтожающий материю, или совершающий преобразования, не совместимые с жизнью обычного человека.
- Но нас же будут искать. – Утверждающе сказал Саша.
- Конечно, будут. – Согласился Игорь. – Но, во-первых, начнут не скоро. А во-вторых, не найдут.
- Думаешь, никто не обратит внимания на облако?
- С чего бы?
- А если Пашка будет настаивать именно на облаке?
- Ему никто не поверит. Это же чистой воды фантастика. Мы палку бросали в котёл. Там действительно не очень понятно, утонула она, или ещё куда-то делась. Искать конечно будут долго. Всю реку обшарят. МЧС, вертолёты… Ну, пропали люди, бывает…
- Ждать будем? – Спросил Сергей.
- А смысл? – Ответил Игорь. – Даже если сюда вывалится спасатель, обратно он вернуться не сможет. И окажется в таком же положении, как и мы.
- Человеку хоть поможем. – Грустно сказал Сергей. От водопада с таинственным облаком уходить не хотелось.
- Что-то мне подсказывает, что попасть сюда всё же не так просто. – Рассуждал Игорь. – Иначе с этой стороны уже был бы комитет по встрече.
- Вряд ли. – Возразил Саша. – С той стороны места глухие. Возможно, мы вообще первые идиоты, угодившие в эту дурацкую дырку.
- Ну, что же. Подведём итоги размышлений. – Сказал Игорь, разливая по второй. Выпили молча. – Весь сегодняшний день Пашка и Юля будут бродить вдоль реки, в поисках наших останков и вещей. Если не полезли в порог сразу, то потом точно не полезут. Это время уже давно вышло. Дальше у них два варианта. Первый, это бросить катамаран, и с минимальным количеством вещей и продуктов уходить вверх по течению, а потом через отроги хребта в соседнюю долину, к геологам. Это дней пять минимум. Там знакомые люди и связь с цивилизацией через мощные радиостанции. Вызовут МЧС. Это ещё день-два. Итого неделя. Второй вариант, это обнести порог по берегу, и как можно быстрее спускаться к Еловке и дальше к Ключам. Там уже и заявить обо всём случившемся. Это дольше. Дней десять, а то и больше. Плюс те же день-два, пока сюда прибудут спасатели. К тому же, неизвестно, есть ли ниже по течению серьёзные пороги. Проходить вдвоём их будет очень рискованно, а обносить долго и тяжело. В общем, скорее всего он выберет первый вариант. Но что это нам даёт? Кто бы здесь не появился, он окажется в такой же ситуации, что и мы. И не раньше, чем через неделю.
- Он может вывалиться не так удачно, и получить травмы. Тогда мы сможем помочь. – Выдвинул аргумент Сергей.
- Это да. – Согласился Игорь. – Но долго ли мы сможем сидеть на месте? Во-первых, у нас продуктов недели на две максимум. А во-вторых, нас, скорее всего раньше найдут местные.
- Они мне не показались агрессивными. Такое ощущение, что им вообще пофиг, кто здесь ходит. - Вставил Саша.
- Это до поры до времени. Должна же здесь быть какая-то власть? А власти нужно что? Правильно, чтобы все платили налоги. А мы их не платим.
- Мы иностранцы. – Возразил Саша.
- И подданные какого мы государства?
- А что ты предлагаешь?
- Не знаю. – Сник Игорь. - Сидеть на месте глупо, куда-то лезть, страшно.
- Надо контакт налаживать с местными. – Подал голос Коля. – Сходить завтра к пастухам, мне показалось с ними просто. Подарить что-нибудь из вещей, попробовать ещё поговорить, хоть знаками. Может и в селение сходить. Хотя лесорубы выглядели не столь дружелюбно…
- Ну, если бы ты целый день топором махал, а потом таскал брёвна, то в это время тоже не выглядел бы дружелюбно. – Вставил Саша.
- Ладно. Завтра попробуем. – Согласился Игорь. – Только сначала надо основные вещи попрятать. Я тут осмотрел окрестности, и на склоне обнаружил небольшую пещеру… Ну, как пещеру. Это какая-то щель в скале, неглубокая и открытая. Но в верхней части она немного углубляется в склон, и там образуется навес. Места немного совсем, но разобранный катамаран и прочие вещи, которые нам непосредственно сейчас не нужны, там вполне поместятся. Разумеется, упакуем всё тщательно, чтобы не промокло, можно ветками прикрыть, или листвой присыпать. И пойдём завтра все вместе знакомиться с местными реалиями.
  В целом, все были согласны с этим планом, потому что сидеть на месте в ближайшие дни не имело смысла. Не откладывая задуманное в долгий ящик, начали разбирать катамаран, сдули баллоны, и повесили сушиться. А вскоре поставили палатки и улеглись спать.

+3

14

Глава 2
      Как это не странно, но ночью им никто не мешал, и утром не пришли арестовывать местные компетентные органы. Позавтракав, начали перебирать свои вещи, решая, что им взять с собой, а что спрятать. Оставляли всё, имеющее отношение к водному сплаву – катамаран, насос, вёсла, гидрокостюмы, спасжилеты и каски. Также решили оставить часть еды, упаковав это в гермомешок. Всё остальное укладывали в рюкзаки, в том числе и палатки со спальными мешками. Конечно, брали с собой ружьё и ракетницы с дымовыми шашками, хотя, по уверениями Саши, явной опасности тут для них пока не было, даже от зверья. Когда собрались, втроём потащили водное снаряжение к упомянутой Игорем щели, поднявшись сначала на террасу, а потом и начав карабкаться по заваленному прошлогодней листвой склону. Солнце уже поднялось достаточно высоко, но ещё не прогрело воздух под густой кроной мощных деревьев до вчерашней духоты. Тем не менее крутой подъём и приличный груз заставил их основательно взмокнуть. Так что, когда они дотащились минут через двадцать до заветного места, то пот катил с них ручьями. Отдышавшись, ребята заглянули в расщелину между камней, наполовину заваленную листвой, и действительно обнаружили там небольшую нишу под скальным козырьком. Игорь, вооружившись длинной палкой, на всякий случай потыкал ей по листве, на предметом того, не притаился ли там какой-нибудь гад ползучий, или нет ли там провалов под листвой, в которых можно запросто сломать ногу. Всё было нормально, а листва была плотно слежавшейся. После чего он сам спустился на дно, и, принимая вещи от друзей, уложил их в самом дальнему краю расщелины, куда не должны попадать дождевые воды. Затем нагребли с округи листвы, и полностью засыпали поклажу ими, так что сверху обнаружить её там было невозможно. Разве что обратить внимание на следы вокруг. Но с этим поделать уже ничего нельзя. Как не заметай следы, а опытный глаз наверняка сможет обнаружить признаки деятельности здесь. В общем, выдохнули, и отправились обратно, спустившись довольно быстро.
   После долгих раздумий, ружьё всё же решили убрать в чехол в разобранном виде, приторочив его с боку к Сашиному рюкзаку. Раз по здешним местам бродят одинокие девушки с корзинками, эдакий местный вариант Красной Шапочки, значит здесь всё же относительно безопасно. А поскольку технический уровень местного населения всё же неизвестен, то лучше не смущать их стволом. Если же рассуждать о ценности ружья, как предмета обороны от туземцев, то она была сомнительна. Если только, как отпугивающее средство. Но с этой точки зрения, и дымовые шашки, и сигнальные ракетницы, были намного эффективнее. А они-то были у каждого засунуты в боковые карманы штанов. Одежда, конечно, была на них явно неместного фасона, так что незаметно затеряться явно не получится. Но с другой стороны, ничего яркого, бросающегося в глаза. Хорошо, что они вчера попёрлись не в гидрокостюмах. Вот это одеяние действительно могло шокировать местных. А каски ещё могли навести и на мысли о принадлежности пришельцев к военному сословию. А так – ну, чудики какие-то, ну, болтают не по-местному, и не понимают соответственно ничего. Вопрос лишь о том, откуда они тут взялись. Но ни задать его им, не получить внятного ответа пока никто не сможет… Наверное…
   В общем, подтянув все ремни и лямки, друзья взвалили рюкзаки на плечи, и вышли на тропу, по которой вчера так удачно прогулялись Саша с Колей. Первым делом собирались добраться до поляны с пастухами. И, если они там, то начать налаживать контакт с них. Но не успели.
   Пройдя чуть больше километра, и миновав каньон, они наткнулись на встречную делегацию местных, неожиданно вынырнувшую из-за поворота тропы, огибавшей уступ скалы, и направлявшуюся явно к ним. Это было человек десять разновозрастных мужиков, всё в тех же длинных рубахах. У кого-то засаленных, грязных и рваных, у кого-то почище. В руках у каждого был топор, явно лесорубский, на длинной ручке. Но у двоих были ружья. Причём, явно старинной модификации, с кремневыми замками. Это Саша и Коля, как бывалые реконструкторы, определили с первого взгляда. Вот, тебе и мирные туземцы! Как хорошо, что они спрятали ружьё в чехол. Толку от него против такой толпы точно не много, а вот спровоцировать оно могло.
   Когда толпа приблизилась, а друзья в этот момент остановились, как вкопанные, тихо переговариваясь, то стало видно, что среди туземцев две женщины. Одна с какой-то саблей, висевшей на широком поясе в ножнах, вторая с тем самым топором, который она крепко сжимала сильными натруженными руками. А сзади ещё маячила та самая девчонка, которая им попалась вчера на тропе с корзинкой за плечами. Последовала короткая немая сцена, во время которой обе стороны внимательно изучали друг друга. Один из мужиков, судя по всему старший, и в самой чистой, даже расшитой узорами рубашке, что-то спросил у девчонки. Та затараторила что-то в ответ, указав пальцем на Сашу. Мужик сделал ещё несколько шагов на встречу, и начал говорить. Друзья, естественно, ничего не поняли. Речь его явно не была агрессивной, но и не содержала никакого подобострастия или любезности. Таким тоном, обычно, произносят что-то вроде «прошу следовать за мной до выяснения обстоятельств». Но ручаться за это, разумеется, было нельзя. Пауза затянулась. Ребята не знали, что делать. Местные тоже, судя по всему, были в затруднении. Тогда мужик повернулся боком, и, вытянув руку вдоль тропы, куда и направлялись ребята, с видимым трудом выдавил из себя корявое «пожьалюйста».
   Та-а-ак… Ситуация отчасти становилась более определённой. Во-первых, к ним не относятся явно враждебно и не собираются в ближайшее время причинять вред. А во-вторых, местным всё же известны некоторые русские слова. Значит, они тут точно не первые. Ну, что же, раз просят, то надо следовать рекомендациям. Вскоре всё обязательно должно проясниться.
   Вся процессия двинулась обратно. Три человека шло впереди, иногда негромко о чём-то переговариваясь. Затем ребята. А все остальные шли сзади, что-то бурно обсуждая. Друзья тоже обсуждали случившееся, но единодушно сходились во мнении, что в данной ситуации надо просто подождать дальнейших событий. Всё остальное время молчали.
   Вскоре миновали поляну с коровьим стадом. Всё те же пастухи поднялись из травы, но поскольку процессия не остановилась, то просто помахали им руками. Несколько человек махнули им в ответ и что-то прокричали. Коля тоже помахал пастухам, и ему показалось, что девушка машет в ответ именно ему. Путь продолжался. Вообще, ребята начали уставать. Рюкзаки, хоть и облегченные, со всем барахлом и продуктами весили килограмм по 20-25. Ничего страшного, но обычно, туристы делают небольшие остановки для отдыха каждый час минут на пять или десять. А они уже топали второй час, и когда будет остановка неизвестно. Пока терпели. К счастью, вскоре они дошли до вырубки, где были ещё люди, немедленно обступившие их и с любопытством разглядывавшие. На темноволосых Колю Паперна и Сергея Вайсмана показывали пальцами. Среди местных блондинов они были явно оригинальны.

+3

15

Старший, разговаривавший с ними, начал что-то обсуждать с лесорубами, или рассказывать им. А ребята в это время сбросили рюкзаки, с наслаждением разминая уставшие плечи. Почти три часа непрерывной ходьбы с грузом изрядно вымотали их, и они радовались возможности отдохнуть. В это время старший то и дело поглядывал на них, явно что-то оценивая и продолжая переговариваться с лесорубами. Потом и сам присел на бревно, явно намереваясь отдохнуть. Поскольку расположились они рядом с телегами, то вскоре пришедшим мужикам из них достали перекусить – хлебные лепёшки, пару небольших кругов сыра и морковь. Всё это они запивали водой из деревянного ведра. Пока ребята думали доставать ли им свои пожитки из рюкзаков, встреченная вчера девчонка поднесла еду и им. Всё то же самое. Вымытая и слегка почищенная, готовая к употреблению морковь, лепёшка, размером с обычный лаваш, а вот сыр явно вкуснейший, источавший аромат свежести.
   Теперь ребята рассмотрели девчонку повнимательней. Узкое вытянутое лицо с тонким носом, пожалуй, чуть тяжеловатый подбородок, близко посаженные большие серые глаза. Телосложение нормальное, стройное. Не было никакого запаха застарелого пота и грязного тела – местные явно следили за собой даже в этой глуши. Разве что ступни в пыли, но это и не удивительно – листва в лесу пыльная, и если гуляешь по ней в сандалиях, то быстро пачкаешь ноги. Даже ногти на ногах были хоть и грубо, но всё же подстрижены.
   Подавая ребятам еду, девчонка тоже с любопытством, и уже без всякой опаски, их рассматривала, заглядывала каждому в глаза. А Коле даже улыбнулась. Саша достал из кармана складной нож, и начал резать мягкий белый сыр толстыми ломтями, раскладывая его на сидушке, вынутой Колей из рюкзака. Лепёшку ломали руками, а огурцами хрустели целыми, хотя и мелькнула мысль, чтобы их сначала помыть. Девчонка живо заинтересовалась и ножом и сидушкой, сделанной из невиданного здесь материала. Но руками никуда не лезла, старалась сдерживаться.
- Может подарить ей ножик? – Спросил Коля.
- Вроде, не женский подарок. – Возразил Саша с набитым ртом.
- Ха! Ты видел, как та девушка на тропе держала саблю? Что-то мне подсказывает, что она очень хорошо умеет с ней обращаться. И не только на деревьях.
- Всё может быть. – Ответил Саша. – Но это-то невинное создание ничего такого не имеет. Мне кажется, что лучше сделать такой подарок тому мужику в расшитой рубашке. Ножей у нас не так уж и много, разбрасываться по пустякам не стоит.
   Тем временем, и старший, и многие, кто был рядом, несомненно заметили нож у ребят, который Саша, порезав весь небольшой круг сыра, положил всё на ту же сидушку. Но вели себя сдержанно, что явно свидетельствовало о некотором уровне культуры, близком по понятиям для наших соотечественников.
- Не жадничай Сань. – Не отставал Коля. – Захотят, всё отнимут. К тому же, видишь, мужик мнётся, наверно, не в их обычаях выклянчивать, а может и принимать подарки от незнакомцев. Как ты ему подаришь его? Пойдёшь с ножом к нему? А кто знает, что у тебя на уме. Навалятся всем скопом, да, скрутят руки. Оно тебе надо? Вот, если бы он рядом сидел, тогда другое дело. В конце концов, он лично для нас ничего не сделал, а девчонка еды принесла. Вот, попить бы ещё… - И после этих слов, Коля начал жестами показывать, что хочет пить.
   Девчонка быстро встала, сходила к телеге, достав оттуда большую деревянную кружку, а на обратном пути прихватила ведро с водой, и принесла к ребятам. Особо не напрягаясь, кстати – крепенькая, хоть и юная.
- Премного благодарны. – С улыбкой сказал Коля не вставая, и приложил правую руку к сердцу, наклоняя голову вперёд.
   Девчонка задорно улыбнулась в ответ, и взялась кончиками пальцев за края рубашки, отводя их в стороны, завела левую ногу за правую, поставила её на носок и слегка присела с удивительной грациозностью. При этом продолжая улыбаться. Да, Коле местные девушки начинали нравиться всё больше и больше.
- Интересно, трусы на ней есть? – Проговорил Коля, улыбаясь.
- Угомонись, кобелина. – Негромко посоветовал Саша, тоже улыбаясь. А потом всё же решил подарить ножик. Тщательно вытер его о листья на валявшейся здесь же ветке от срубленного дерева, и, держа двумя пальцами за середину, протянул его их кормилице и поилице.
   Девчонка явно обрадовалась, глаза у неё вспыхнули, и она схватила предложенное, сжав рукоятку всей ладонью и подняв лезвием высоко вверх на вытянутой руке. А потом начала внимательно разглядывать, наверно, пытаясь понять, как он складывается, поскольку она видела, как этот предмет из обычного бруска превращается в нож. Саша осторожно взял нож обратно, и, держа его перед девчонкой, показал на какой рычажок надо нажимать, чтобы лезвие сложилось. Та сияла от радости, пребывая в явном восторге от такого щедрого подарка. И начала с увлечением складывать нож и раскладывать снова, временами пробуя остроту лезвия на соседнем бревне.
   А потом, к ним снова подошёл мужик в расшитой рубашке, и уже со знакомым жестом руки более уверенно проговорил:
- Пожьалюйста.
- Да, мы готовы. – Ответил Саша, и встал, одевая рюкзак.
   Теперь они шли через частые вырубки, начавшие зарастать молодняком, перемежаемые участками некондиционного леса на каменистых россыпях. Тропа превратилась в явную дорогу. Часа через два лес кончился, отроги хребта ушли в стороны, открывая холмистую равнину, на которой зеленели поля, засеянные чем-то злаковым. А вскоре показалось и большое селение, шедшее в основном вдоль реки. Вокруг него были сплошные огороды, с межевыми столбами между грядок. На них копошились женщины и дети, ведя вечную борьбы с сорняками. Все с интересом поглядывали на диковинных людей, которые шествовали в сопровождении местных. Впрочем, особого ажиотажа это не вызвало. То есть за инопланетян их явно никто не принимал, а забот было и своих полон рот. А где-то вдалеке на фоне пронзительно синего неба возвышался снежный конус огромной горы. Или вулкана. Если они всё же на Камчатке, то это Шевелуч.

+3

16

Когда группа приблизилась к селению, то стало ясно, что здесь нет ни электричества, ни машин, на что они уже, конечно, особо и не надеялись, но всё же стало несколько грустно. Дома были все деревянными, из брёвен, что было естественно, при таких лесах вокруг, крытые дранкой. Окна были затянуты какой-то мутной плёнкой, скорее всего животного происхождения, с массивными ставнями. Фасадами дома выходили прямо на улицу, а остальное пространство было отгорожено высокими деревянными заборами, за которыми виднелись какие-то деревья, наверно, садовые. Так, провожаемые умеренным любопытством, они дошли до участка с большим двухэтажным домом. Им открыли ворота, но внутрь зашли не все, а только мужик, умевший говорить «пожьалюйста», женщина с тесаком, два здоровенных облома с ружьями, и девчонка, осчастливленная складным ножиком. Все остальные разбрелись по селению. Впрочем, на подворье народу хватало. Здесь всё было с размахом, на месте не экономили, что представляло из себя разительный контраст с привычными ребятам дачными участками. Территория этого участка только по фасаду была метров сто. На сколько он уходил вглубь было непонятно, потому что вид был закрыт домом, конюшней и сараями, а дальше явно садовыми деревьями, среди которых ребята однозначно опознали яблоню по зелёным плодам.
   Мужик в расшитой рубашке, начал отдавать какие-то распоряжения, народ засуетился, на ребят особого внимания никто не обращал. Из небольшой пристройки сбоку от дома выносили какие-то вещи. Вскоре, к ним подошёл главный, и указывая рукой на ту же пристройку, повторил своё «пожьалюйста». Ребята подхватили рюкзаки, и двинулись в указанном направлении. Войдя, обнаружили просторную комнату с двумя большими кроватями у стен, массивный стол по середине и две длинные скамейки вдоль него. В углу печка, которая по причине тёплого времени года давно не топилась. Ничего лишнего. Большое окно, затянутое всё той же плёнкой. Только не сплошняком, а разбитое на несколько маленьких секций, и на больших деревянных петлях. Окно было раскрыто настежь. И никаких решёток на нём не было. Через него можно было не то что вылезти, а выйти. Выждав немного, пока ребята осматриваются, мужик бросил короткое «ждать», и вышел.
   Постояв, ребята ожидали услышать звук запираемого замка или задвигаемого засова, но ничего подобного не было.
- Ну, вот и цивилизация. – Подвёл итог Игорь. – Местного разлива… Встряли?
- Связи нет. – Констатировал Коля, включив и снова выключив свой смартфон.
- Не свети его тут особо. – Посоветовал Игорь.
- Само собой. – Согласился Коля. – Он мне будет дорог, как память.
- Уй, блин! – Воскликнул Саша, с размаху плюхнувшись на кровать, прикрытую тонким матрасом. – Деревянная.
- Простота и функциональность. – Резюмировал Сергей.
- Чё делать будем? – Поинтересовался Коля, садясь на другую кровать.
- Ждать. Тебе же сказали. – Ответил Игорь, начиная рыться в рюкзаке. – Гору видели? Это может быть Шевелуч?
- Да, кто ж его знает. – Сказал Саша, доставая карту. – По положению похоже. Больше сказать нечего. Разве что ручьи, впадавшие в нашу речку, примерно в тех же местах и по количеству совпадают. Я считал. И в целом конфигурация долины похожая. Так что очень похоже, что мы всё же на Камчатке, только какой-то резко потеплевшей, и населённой совершенно другими людьми. Отсталыми в сравнении с нами.
- Это ещё неизвестно. – Не согласился Коля. – Мы явно на окраине этой цивилизации.
- Ну, встреть мы здесь геологов, у них было бы и то больше признаков высокоразвитого общества. – Парировал Саша. – А здесь даже ружья старинные. Кремниевые скорее всего. Фитилей я не заметил. Это о чём-то, да говорит. Хотя, согласен – развитие у местных может быть неравномерным.
- В любом случае, ждём. Нас явно держат, чтобы показать кому-то более сведущему. – Подвёл итог Игорь. – И русские слова от старшего прозвучали неспроста. А значит, скоро всё прояснится.
   Со двора послышался топот. Сергей быстро выглянул в окно, а потом сказал, повернувшись к друзьям:
- А вот и гонец поскакал куда-то. Наверно, поведать, что поймали очередных инопланетян.
- На счёт поведать согласен, - сказал Саша, - но вот на счёт инопланетян, нет. Местные, на мой взгляд, довольно пофигистичны к чужакам. Разумеется, если они ведут себя спокойно. А вот, проверять, так ли это в противном случае, мне совсем не хочется.
- Поэтому, будем хорошими мальчиками. – Сказал елейным тоном Коля и скорчил комично-невинную физиономию…
   И всё, как отрезало. К ним никто не заходил, ничего от них не хотел. Во дворе было в целом тихо. Иногда слышались негромкие голоса, о чём-то переговаривавшиеся, через двор ходили люди, чем-то занятые, а перед воротами напротив дома, в тенёчке, ненавязчиво сидела девочка дет десяти, явно не тянувшая на сторожа, а скорее выполнявшая функции тревожного колокольчика. Ребятам наскучило сидеть в комнате, и они выбрались на небольшое крыльцо, но жаркое солнце вскоре загнало их обратно. Впрочем, Коля вскоре отправился к девочке, и жестами начал объяснять, что хочет пить. Девчонка молча сходила в пристройку, очевидно что-то вроде летней кухни, и принесла оттуда большой глиняный кувшин, но пустой. И указала на колодец под забором. Колодец – обычный сруб, глубиной метров пять. С деревянным воротом и верёвкой, намотанной на колесо. Ведро, естественно, тоже деревянное. Зачерпнув воды, Коля, почти не пролив её, наполнил кувшин и отнёс в пристройку ребятам. Попили.
- А сортир у них тут где, интересно? – Поинтересовался Саша.
- Спроси у девчонки. – Посоветовал Игорь.
Саша замялся.
- Неудобно как-то.

Отредактировано Михельсон (19-10-2017 16:23:54)

+3

17

Дальше сидели молча. Но вскоре, нужда разной степени важности начала припекать всех, и Коля, как наиболее коммуникабельный товарищ, отправился на разведку. У девчонки всё же спрашивать было действительно неловко. Заглянул в летнюю кухню. Там две пожилые женщины о чём-то тихо переговаривались, ощипывая курицу. В дом заглядывать постеснялся, поэтому прошёл за него. Там был сад с различными деревьями, но зрелых плодов на них ещё не было. Возможно, здесь тоже ещё июнь. А вскоре, он углядел у забора специфически выглядевшее сооружение, которое ничем иным, как деревенским туалетом быть не могло. Там было целых пять дверей, очевидно в расчёте на то, что утром многочисленным обитателям подворья туда надо срочно всем и сразу. Тоже, кстати, сооружение, свидетельствующее о некоторой культуре местных. Внутри чисто, деревянный надёжный пол, большая дырка для оправления, правда, без всяких стульчаков. На стенке висит мешочек с засушенными довольно крупными и плотными листьями какого-то растения. Но не лопуха. Сделав дело, Коля отправился обратно, обрадовать товарищей своей находкой.
   Вскоре, вся компания сидела на крыльце, пользуясь тем, что солнце начало скрываться за деревьями и пристройками. Девчонка всячески делала вид, что они её ни капельки не интересуют, но глазами всё равно косила. А ребята тем временем решали, стоит ли им поужинать самостоятельно своими запасами, или подождать, что предложат местные, и предложат ли вообще. Решили подождать. И не ошиблись.
   Сначала с улицы завели шесть коров, которых тут же определили в конюшню, и несколько женщин отправились их доить. Это было слышно по характерному звуку, с которым струя молока бьёт в пустое по началу ведро. Затем потянулись другие люди, с огородов, или ещё откуда-то. Из пристроек стали тоже выходить, направляясь к колодцу. Там, нисколько не стесняясь друг друга, мужчины и женщины снимали с себя рубахи, какое-то подобие трусов, вешали всё это на перекладину, и направлялись в отдельно стоящий длинный домик, из которого вскоре, вместе с довольными голосами и смехом, послышалось журчание стекающей воды. Летний душ в конце трудового дня! Вот это уровень!  Вездесущий Коля тут же направился туда, чтобы рассмотреть всё поближе, справедливо рассудив, что раз они не стесняются друг друга, то постоять-то ему рядом можно. Впрочем, соваться внутрь он сразу не стал, а вежливо стоял снаружи. Но народ подходил ещё, многие с интересом посматривали на невысокого, темноволосого и курчавого Колю, и также без комплексов раздевались, да шли мыться, по мере освобождения мест внутри.  Примерно через полчаса, из домика вышли последние работники. Одна женщина, неопределённого возраста, заметив его нерешительность, что-то сказала ему с улыбкой и махнула рукой в сторону распахнутой двери. Неопределённого, потому что сложена она была великолепно, но грудь была изрядно обвисшей, поперёк плоского живота пролегало несколько складок, и на лице были заметны морщинки. Впрочем, волосы были без седины, но при их светлом оттенке сказать с уверенностью это было трудно.  Пока Коля соображал, она подхватила с перекладины свои трусы, и продела в них стройные ноги. Трусы представляли собой плотную полоску ткани на бёдрах, с завязками в самом низу живота, к которой перпендикулярно была пришита другая, спереди по уже, сзади по шире, закрывавшая пах и интимные места. Впрочем, слишком внимательно разглядывать её Коля не стал, а начал сам раздеваться, чем в свою очередь немало заинтересовал женщину и всех, кто ещё был рядом. В отличии от местных, процесс раздевания у Коли был более сложным, потому что сначала надо было расшнуровать ботинки, снять носки, потом штаны и футболку. Оставшись в трусах-боксерах, Коля замялся. На него явно косились, но также было понятно, что это чистой воды любопытство. Эх, сам смотрел на сиськи, а теперь стесняется! И Коля с максимально спокойным видом снял трусы, положив их на перекладину. Из-за общего волнения, Колин член начал постепенно наливаться, и пока это не стало бросаться в глаза, он быстро отправился внутрь. Ребята, с интересом наблюдавшие от порога за его приключениями, отметили, что хоть его одеждой местные и интересовались, но ничего не трогали.
   Войдя внутрь, Коля осмотрелся, обнаружив пять отделений, разделённых плетёнными из лозы перегородками, и над каждым располагался короткий деревянный раструб, с надетой на него насадкой с мелкими дырочками. Простейший душ! Баки с водой, или скорее всего бочки, располагаются, очевидно, на крыше, где они за день должны прогреваться. Конечно, всё это должно быть деревянное. А может и глиняное. Надо будет глянуть из интереса. Вода перекрывалось простейшей деревянной же затычкой над дырчатой насадкой, сбоку, до которой можно дотянуться, встав на специальный приступок. Но самое удивительное, что в каждом отсеке на стеночке была полочка, на которой лежало мыло! Местные, даже в этой очевидной глуши, были очень привержены к гигиене. Коля вынул затычку, и с наслаждением встал под струи воды, смывавшие с его тела весь пот и грязь. Вода была чуть прохладной. Если проводить аналогии, то в дачном душе с железным баком на крыше, даже в средней полосе, она нагревалась сильнее. Но вполне терпимо. А главное, очень приятно! Мыло было самым обычным, что-то типа нашего хозяйственного. И вскоре, обновлённый Коля, вышел на улицу, где уже никого не было, кроме заскучавших ребят на крыльце.
- Дуйте мыться, свиньи. – Бросил им Коля, сам присаживаясь на крыльцо. – Там хорошо.
    Вскоре, вся компания, освежившаяся и вымытая, вернулась к крыльцу, где их уже поджидала девчонка, которой они подарили ножик. Тоже явно вымытая, с тщательно расчёсанными волосами, благоухавшими чем-то ароматным, и в чистенькой рубашке, расшитой синими и зелёными узорами. Жестами она попросила их следовать за собой, и, заведя за летнюю кухню, усадила за очень длинный стол, где собралось, пожалуй, всё население усадьбы, вместе с хозяином.
   Это был крепкий мужчина лет сорока пяти, с широкой подстриженной рыжей бородой, и тёмно-русыми волосами, чуть короче, чем у остальных. То есть не достигавшими плеч. Из-под густых бровей смотрели внимательные и умные серые глаза. Рядом с ним, с левой стороны, имелись свободные места, на которые он и указал рукой. По другую сторону сидела женщина, про возраст которой тоже было трудно сказать что-то определённое, но явно немолодая. Возможно, его жена. А дальше, уселась та самая девчонка. Детей за столом вообще было много, больше, чем взрослых. А всего здесь собралось человек сорок. Потом все встали, и мужчина во главе стола начал что-то произносить, очень похожее на молитву. При этом все повернулись в сторону заходящего солнца. Руки они держали на груди, крест на крест. В конце все хором произнесли завершающую фразу, и сели. Ребята, из вежливости тоже стояли, не сразу, но всё же сообразив повернуться в ту же сторону. Потом особых церемоний не разводили, каждый накладывал себе сам в глиняные миски, сначала какой-то суп. Заметив нерешительность друзей, хозяин рукой указал на глиняный горшок, стоявший в их части стола, с торчавшим из него деревянным черпаком. Суп оказался с курицей, какими-то травками, ещё свеклой с морковкой, и увесистыми проваренными кусками теста, по аналогии чем-то напоминавшими украинские галушки. По вкусу и сытности выше всяких похвал. Ещё на столе стояли тарелки с сыром, всё теми же лепёшками, редиской и чесноком, который местные потребляли в немереных количествах. Больше никаких разносолов не было. Как, впрочем, и алкоголя. Потом пожилые женщины с кухни принесли кувшины с молоком и горшочки с мёдом. Молоко пили из деревянных кружек, а куски лепёшек окунали в общие горшочки и ели. Ребята заметили, что еды было хоть и в достатке, но не избыточно. Готовившие всё это женщины явно умели рассчитывать её объём на количество человек. И хотя всем хватило на увесистую порцию, на столе ничего не осталось. А те крохи, что всё же остались, были быстро подчищены детьми. Ели молча, поскольку все явно были голодны. А может, такова была традиция. И только когда пили молоко, начались какие-то разговоры, впрочем, быстро закончившиеся, как и еда.

+3

18

Начинало смеркаться. Женщины быстро убирали посуду со стола, и уносили в кухню, откуда слышался привычный в таких случаях звон посуды, и где горело несколько свечей. Люди стали расходиться. Кто в большой дом, кто по отдельным пристройкам. Ребята, провожаемые девчонкой, судя по всему хозяйской дочкой, направились к себе в пристройку. Внутри было уже темновато, и ребята начали искать фонари. Девчонка деловито закрыла окно, что-то поясняя при этом. Тем временем Коля первым достал из бокового кармана рюкзака маленький налобный фонарик на светодиодах, и включил его. Девчонка резко вскрикнула, прижавшись к стене.
- Блин, Коля! – Возмутился Саша. – Ты напугал её!
- Чёрт… - С досадой произнёс Коля. – Как-то не подумал. Но я же в лицо ей не светил. – И при этих словах он повёл лучём по полу в разные стороны, чем напугал девчонку ещё больше. Она снова вскрикнула и бросилась вон из комнаты, в дверях столкнувшись с одним из мужчин, который встречал их в горах с ружьём. Сейчас у него в руках были ножны с саблей, но он её ещё не доставал. Увидев светопреставление, мужик тоже замер, но испуга на его лице не было. Тут Коля догадался выключить фонарь. В комнату зашёл старший. Выражение лица в быстро наступавшей темноте разобрать было уже невозможно, но вряд ли он находился в хорошем настроении.
- Коля, дай фонарь. – Потребовал Саша. И взяв его осторожно приблизился к местным в дверях. На крыльце стоял кто-то ещё с факелом. Поэтому там было значительно светлее. – Мы дико извиняемся, - начал Саша, - за то, что напугали девочку. – И с этими словами он приложил руку к груди и слегка поклонился ей. – Я хочу показать, что это совершенно безобидная вещь. Но полезная. – Разумеется его никто не понял, хотя, жесты могли быть истолкованы, как извиняющиеся, как и сам тон. Потом Саша указал рукой на дверной проём, предлагая выйти на улицу. Под светом факела он сел на крыльцо, и начал объяснять. – Это всего лишь изделие, сделанное людьми. - Держа фонарь перед собой в свете факела, он откинул заднюю крышку и достал оттуда батарейки. - Вот без этого он не будет работать. – Продолжал он, и слегка потряс маленькие цилиндрики в ладони. - Можете посмотреть. – И он протянул фонарик старшему.
   Тот осторожно его взял, повертел в свете факела, провёл пальцем по внутренней камере с клеммами, осмотрел спереди, естественно ничего не поняв, но заинтересовавшись.
- А вот с этим, - Саше пришлось встать, чтобы забрать из рук мужика фонарик, - прибор будет прекрасно работать. – После этих слов Саша, находясь в свете факела, показывал окружающим каждую батарейку, и вставлял внутрь. Потом защёлкнул крышку, и сказал. – А теперь, внимание. Я его сейчас включу, и будет луч света. – И с этими словами он сделала пасс рукой от фонарика в сторону улицы. Держа на виду, медленно поднёс к переключателю палец другой руки, слегка постучал им по нему, и продолжил вещать. – Я сейчас нажму вот на эту кнопочку, и появится свет. Пожалуйста, не пугайтесь. – И передвинул выключатель. Яркий луч на улице был не столь впечатляющ, но всё же вырвал вздох удивления из всех четверых местных. Саша пару раз двинул лучём по сторонам, а потом, снова привлёк внимание к своему пальцу, постучавшему по выключателю, и передвинул его.  Свет погас. Все смотрели восторженно. Ребята тоже, удивляясь дипломатическим способностям товарища. Потом снова включил, потом выключил. А когда включил опять, то, держа луч направленным под ноги, чтобы не ослепить им местных, плавно перевёл его в комнату. Там, в сгустившейся темноте, он смотрелся контрастно, выхватывая из мрака доски, стену и печку. – Очень удобная вещь. – Резюмировал новоявленный дипломат. – И чтобы подтвердить свои добрые намерения, я хочу подарить её вам. – И с этими словами он протянул выключенный фонарик старшему. А сам, прижал руку к груди и слегка наклонил голову.
   Мужик осторожно взял фонарь, повертел в руках, и собрался уже его включить, держа лампочками к лицу. Саша поспешно протянул руку, закрывая фонарь ладонью, и успел сказать:
- Нет! Так держать не стоит. – Мужик посмотрел с недоумением. Тогда Саше вновь пришлось изображать пантомиму, сопровождая её словами. Он взял фонарь, направляя его себе в лицо, а второй рукой, раскрывая ладонь, изобразил нечто, бьющее по глазам. Потом заслонил их тыльной стороной ладони, отворачиваясь. И снова направил фонарь в землю, и только тогда включил и выключил. Ну, и передал его старшему. Неизвестно, понял тот, или нет, но во всяком случае просто повторил Сашины действия, и самостоятельно включил и выключил фонарь, освещая крыльцо. Начал переговариваться со своими спутниками и девчонкой, покачал восторженно головой, и хотел отдать вещь Саше.
- Нет, это подарок. Вам. – Отказался Саша, вытягивая перед собой ладони в отстраняющем жесте. – Подарок. – Повторил он, показывая пальцем сначала на себя, а потом на мужика. И в подтверждение, приложил руку к груди и снова наклонил голову.
   Мужик заулыбался, тоже наклонил голову вперёд, и что-то сказав подобревшим тоном, направился в дом. Ребята выдохнули. А Коля возмутился шутливо:
- Блин, ты подарил мой фонарик, даже не спросив!
- Я подарю тебе свой, если это тебя утешит. – Ответил Саша.
- Спасибо, конечно. Но всё равно жалко. – Пробурчал потерпевший, и все зашли в комнату, закрыв за собой дверь.
   Ночь прошла спокойно, если не считать успевших налететь в комнату комаров, попивших по началу крови. Но когда Игорь разложил по углам тлеющие кусочки фумитокса, то зловредные насекомые забились по щелям и спать больше не мешали. Рано утром их разбудила всё та же девчонка, стоя у открытой двери. Умылись, почистили зубы и побрились, чем вызвали немалое удивление видевших это действие. Потом пошли завтракать за дом, но за большим столом уже никого не было, даже хозяина. Все ушли работать. На завтрак была какая-то каша непонятного происхождения, сдобренная щедрыми кусками масла, по паре яиц, искусно сваренных «в мешочек», хлеб и вездесущий чеснок. Запили опять же молоком, но уже без мёда. А потом пришёл мужик, забегавший вчера с саблей в дом на писк девчонки, и поманил их за собой.

+3

19

Оказалось, что их решили припахать к заливке бочек над душем водой. Естественно, что никаких насосов здесь не было, а процесс осуществлялся незамысловатым вычерпыванием воды из колодца ведром, переливанием её в другое, а потом уже выливанием содержимого в бочку, оказавшуюся действительно деревянной. Точнее, нескольких бочек, стоявших на крыше. Ребята не возражали, тем более, что сами же пользовались нехитрым приспособлением. Распределились. Один доставал воду из колодца и переливал в ведро, другой носил, третий стоял на лестнице и передавал её четвёртому, стоявшему на крыше и выливавшему в бочку. Мужик ушёл, девчонка тоже, повесив на плечи давешнюю корзинку и выйдя в ворота.
   За этим занятием их застал некий гость, пожаловавший на подворье. Его встретил мужик, подкинувший ребятам работу, и о чём-то разговаривал в стороне. Гость был необычный. Во-первых, он был с бритым лицом и имел ещё более короткие волосы, чем хозяин. Во-вторых, его рубаха, если можно так сказать, была длинной, значительно ниже колен, закреплённая чем-то на правом плече, а левую сторону груди оставлявшая открытой. Так же, через правое плечо, повторяя верхний край одежды, была перекинута блестящая цепочка из какого-то металла, вроде из меди, с круглой бляхой на левой стороне. А в-третьих, пришедший был явно в теле. Нельзя сказать, что он заплыл жиром, но телеса под одеждой чувствовались, и лицо было слегка заплывшим. Это был первый толстый человек, которого они здесь встретили вообще. Даже явно пожилые женщины, подававшие еду, были сухопарыми и подвижными. В движениях же этого человека чувствовалась неторопливость сибарита. Впрочем, ближе он подходить не стал, ограничившись осмотром со стороны. А потом и вовсе ушёл. Тем временем ребята залили бочки до верху, и сели отдыхать в тени раскидистого дерева, предчувствуя надвигающуюся скуку. Все были при деле, кроме уже другой девочки, но тоже лет десяти, что сидела у ворот, выполняя роль звоночка.
   Тогда Коля сходил в пристройку, достал из запасов несколько карамелек и пошёл знакомиться. Сначала угостил, съев одну сам, и показывая, как надо разворачивать фантик. А потом, показал пальцем на себя и представился. Девочка сообразила, и показав рукой на себя, назвала своё имя. Ребята, сидевшие неподалёку, всё это прекрасно слышали. А потом началось ознакомление с окружающей действительностью. Коля показывал на то на забор, то на ворота, то на дом, то вообще на небо, и спрашивал, что это. Девчонка называла, а Коля, проявив предусмотрительность, записывал на листке бумаги тонким автоматическим карандашом. Этот процесс вызвал у девчонки огромный интерес. Она с любопытством наблюдала, как из-под тонкого грифеля на гладкой и белой бумаге появляются загадочные закорючки. Когда количество окружающих их предметов, и простейших действий, которые можно было показать жестами, закончилось, Коля завершил свои языковые изыскания, и вернулся к друзьям.
   Пока что с уверенностью можно было сказать, что фонетически местный язык был прост для русских, потому что не содержал каких-то сложно-произносимых звуков. Но в нём не было абсолютно ничего общего по звучанию ни с родным для ребят, а также с известным английским или другими европейскими языками, которых ребята, впрочем, толком не знали. Оставалось ещё, конечно, неясным, насколько здесь сложны правила построения фраз и прочие нюансы, но хотя бы произношение радовало.
   Потом было безделье до обеда. Собралось немного народу, в основном дети. Появился хозяин, о чём-то переговоривший с мужиком, дававшим ребятам задание с утра. Поели скудно. Лепёшки, сыр, мелко порезанная морковка и вода. Саша раздал за столом всем конфеты. Детям очень понравилось. И, желая выяснить степень свободы, с помощью жестов и слов с Колиной бумажки, попытался объяснить, что они хотят погулять по селению. Хозяин очень удивился, что они уже знают некоторые слова из их языка, но когда ему что-то сказала девочка-сторож, удовлетворённо кивнул и задумался. Потом подозвал какого-то мальчика подростка, и поговорил с ним. А после этого, обратился к Саше. Среди его речи были слова «селение» и «дорога». Больше ничего Саша не понял. И мужик показал рукой сначала на пацана, а потом на ворота. Саша поблагодарил его, и вместе с друзьями направился на выход.
   Поскольку друзья прихватили с собой ещё несколько листов бумаги, то прогулка вышла более познавательной – вокруг хватало много новых предметов, а пацан с удовольствием давал пояснения про них. Они быстро вышли на центральную площадь, сейчас пустынную. Там стояло какое-то явно культовое сооружение, деревянное, представлявшее из себя большой дом с фронтоном, украшенным изображением солнца, каких-то растений, и людей, искусно вырезанных на плотно подогнанных досках. Весь этот пейзаж был подпёрт резными колоннами из толстых брёвен. На крыльцо тут же выкатился давешний толстяк, и, прикрывшись рукой от солнца, внимательно посмотрел на гуляющих. Всё остальное селение было довольно однотипным, ничего особого друзья больше не увидели. На небе снова появилась частая гребёнка из перистых облаков, что, как они уже знали, предвещает в здешних местах скорую перемену погоды. Если это, конечно, те ещё места.
   Вскоре дорога вывела их на берег более крупной реки. Если соотноситься с прежней географией, то это должен быть аналог Еловки. Впрочем, сильно обмелевшей. Метров сорок в ширину, но с довольно быстрым течением. Но далеко не таким стремительным, как в горах. Выйдя на берег, они обнаружили пологий спуск к небольшому песчаному пляжу. Захотелось искупаться, тем более, что жара стояла сильная. Саша жестом показал пацану, что они хотят искупаться, не забыв поинтересоваться, как этот процесс называется у них, и записал. Потом все разделись. Пацан полностью. Ребята, прикинув, что после купания в трусах будут выглядеть комично с мокрыми задницами на штанах, а плавок у них нет, тоже разделись, и занырнули в холодную воду. Пацан плавал, как рыба, но его поразил стиль кроля, который ему показал Саша. А когда продемонстрировал ещё и баттерфляй, то у него глаза загорелись восторгом. Потом немного обсохли на солнце, оделись, и отправились назад.
   И тоска до самого ужина, который немного оживили пришедшие с работы люди. На ночь решили выпить разведённого колодезной водой спирта, закусывая тушёнкой из вскрытой банки. Теоретизировали о своих дальнейших перспективах.

+3

20

Под утро пошёл дождь. Сначала моросящий, а потом забарабанивший по крыше в полную мощь. Завтракали прямо в летней кухне, к которой оказывается была пристроена комната, выполнявшая роль столовой. Внутри было душно и тесно. После завтрака лишь небольшая часть людей разбрелась по своим делам, остальные остались на подворье. Тоска…
   Днём заходила хозяйская дочка. Узнавали от неё новые слова, показывали разные свои вещи, которые её очень интересовали. Кончалась бумага… Поняв, что им нужно, она вскоре принесла им местное изделие – небольшие желтоватые мягкие листочки, на которых было, наверно, удобно писать всякие записки и деловые заметки гусиным пером. Тонкий карандаш при малейшем неосторожном движении их царапал.
   Дождь лил два дня с небольшими перерывами. Утром, когда выглянуло всё же солнце, они попытались снова отпроситься погулять, но хозяин задумчиво покачал головой, и среди прочих объяснений, которые ребята плохо поняли, бросил сакраментальное "ждать» по-русски. Это означало, что сегодня должно что-то произойти.
   День тянулся невообразимо медленно, ребята, наполнив водой бочки в летнем душе, томились от безделья, коротая его в подобии беседы с девочкой у ворот. И только вечером наступили изменения, ознаменовавшие новый этап их пребывания в этом мире – на подворье прибыли гости. Это было восемь человек верхом на лошадях, вооружённых ружьями и неким оружием, напоминавшим то ли палаши, то ли просто тяжёлые шпаги, с несколькими заводными лошадьми. Эти были все в штанах, плотно облегавших мускулистые ляжки, сапогах и в таких же длинных рубашках зелёного цвета с красной грудью. На головах красовались широкополые шляпы с перьями. Нет, не страусовыми, что-то попроще. К слову сказать, среди них было две женщины, которые опознавались по более тонким и жилистым фигурам, и холмикам грудей под тонкой материей. Все были очень коротко стрижены, «под горшок», с бритыми висками и затылками.  Хозяин их явно ждал. Он о чём-то коротко переговорил со старшим, показывая на ребят, сидевших на крыльце. А потом прибывшие начали деловито рассёдлывать лошадей и чистить их от налипшей на них грязи – дорога после прошедших дождей наверняка ей изобиловала. Затем лошадей завели в конюшню, а люди отправились в небольшую пристройку, отведённую им хозяином для отдыха, и, наверно, ночлега.
- Сдаётся мне, что это явно по наши души. – Задумчиво проговорил Коля.
- Да, было бы наивно полагать, что наша идиллия продлится долго. – Согласился Игорь. – Главное, чтобы из нас не начали изгонять демонов.
- Жалко, что мы к водопаду так и не сходили. Пятый день прошёл. Глянуть бы, что там и как. – Со вздохом сказал Сергей.
- Не судьба. – В тон ему подвёл итог Саша.
   Ребята повздыхали ещё о неизбежном, продолжая сидеть на крыльце. Вернулась хозяйская дочка после очередной прогулки в горы, со своей неизменной корзинкой за плечами. Ребята уже знали, что именно она приносит сыр и творог, наверно с какой-то дальней фермы в горах. Килограмм по пятнадцать за раз. Девочка, которой лет четырнадцать. Часов пять туда, столько же обратно. Сухонькая, жилистая, шустрая. Крутая! И это хозяйская дочка, которая могла бы, наверно, вообще ничего не делать. Но, очевидно, хозяин был иного мнения. А может это вообще было не в местных традициях – бездельничать. Разгрузив корзину на кухне, она прошла в дом, и вскоре вышла оттуда с чистой рубашкой в руках. Старая была сильно перепачкана грязью. А ноги вообще были вымазаны до колен. Грустно посмотрев, как она деловито разделась у душа и исчезла в нём, ребята продолжили ждать.
   Собирались работники. Когда они привели себя в порядок, ребят никто не позвал ужинать. Позвали потом. Вместе с солдатами. За столом сидел хозяин, и угощал их вином. Когда основная еда была поглощена, хозяин обратился к ребятам, поясняя свою речь жестами. Он махал рукой куда-то на юг, в сторону высокой заснеженной горы, часто повторял слово «Парменон», но было это название или имя, было непонятно. Мелькали слова «храм» и «жрец»…
- К инквизиторам повезут местным. – Мрачно резюмировал Коля.
- Не каркай. – ответил Саша. – Мне кажется, что всё не так уж и плохо.
В самом деле. Люди здесь были просты и бесхитростны, эмоции на их лицах читались легко. И вся речь хозяина скорее всего была призвана их утешить и обнадёжить. Понять суть мешало плохое знание местного языка, пока что ограничивавшееся исключительно названиями предметов. Впрочем, легче от этого не становилось, их уводили куда-то явно далеко от этих мест и от злополучного водопада, ведь с того момента, как с подворья ускакал гонец в первый вечер, прошло пять дней. Значит, путь не близкий. А главное, неизвестность впереди. Но выбора у них, похоже нет.
   Ночь прошла в тяжких раздумьях. Напротив их двери постоянно дежурили два солдата, возможно, чтобы они просто не натворили глупостей. Утром, когда покормили работников, позавтракали и они с солдатами. А потом, хозяин с помощью жестов и слов объяснил им, что пора собираться в дорогу и отправляться в путь. Сборы были недолги, потому что не надо было собирать палаток и прочее снаряжение, которое обычно является непременным атрибутом туристического лагеря. Побросали мелочёвку в рюкзаки, подтянули ремни, тщательно расправили носки на ногах и зашнуровали ботинки – можно отправляться в путь. Оказалось, что заводные лошади предназначены для них. Или по крайней мере для их вещей. Это стало ясно, когда старший из солдат показал на их рюкзаки, а потом на лошадей. На их сёдлах по бокам имелись специальные крюки. Когда ребята сняли рюкзаки с плеч, солдаты быстро обвязали их верёвкой, сделав незатягивающиеся петли, которые и надели на крюки, для верности притянув поклажу к бокам лошадей ремнями с пряжками. Это обрадовало, потому что идти налегке намного проще. Хозяин произнёс напутственную речь, из которой они ничего не поняли, и попрощался с ними, уйдя в дом. Пока вся процессия выходила через ворота, хозяйская дочка стояла на крыльце и помахивала им рукой, что было, конечно, очень трогательно.

+3


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Кинурия