Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Повелитель моря


Повелитель моря

Сообщений 521 страница 530 из 1000

521

03. (Продолжение).

- Не разочаровывайте меня, сеньор Хакоб, - в тихом голосе торговца так явственно прозвенели железные нотки, что управляющий вдруг умолк. В наступившей тишине Анри продолжил всё тем же холодным тоном:
- Не заставляйте меня думать, что вам пора на покой, а мне – искать нового управляющего.
- Но, сеньор капитан, я делал всё, что мог – я бился за каждый бочонок солонины, как за честь своей дочери! – дрожащим голосом возразил марран. – Ещё утром, до того, как начали доставлять пленных, я отправил людей на все ближайшие асьенды обговорить поставки продовольствия. Они уже вернулись и принесли неутешительные известия – асьенда Эль Гран Эстанке оказалась сожжённой пиратами во время вчерашнего нападения, а на остальных уже успели узнать, что их осталось не так много и взвинтили цены на такие выси, что эти пленные англичане, если вы не прикажете передать их заботам губернатора и кабильдо, будут вам стоить дороже, чем негры!
- Сомневаюсь, что город будет кормить их достаточно хорошо, пока многие не сгинут, разбирая завалы крепостной стены, - уже не так холодно сказал Анри. – Кроме того, эти люди у меня уже есть, в отличие от негров. К тому же надежда на освобождение заставит их работать не хуже. Потому позаботьтесь о том, чтобы они не умирали от голода и сообщите сеньору Раулю что есть пленные для расширения каменоломни. Пусть он подсчитает сколько ему нужно людей для удвоения добычи камня и подготовится к их приятию. Если для сопровождения пленных на каменоломню вам понадобятся больше солдат – обратитесь к идальго Фернандесу. И не волнуйтесь так, мой дорогой сеньор Хакоб – всё, что мы сейчас на них потратим, они нам отработают, - придав голосу более тёплых ноток, Анри похлопал по плечу управляющего. – Так что пока берите продовольствие за те деньги, которые просят сейчас, пока они не поднялись ещё выше. Куда вы отправляли людей?
- На Эль Кампо де Каоба и к сеньору Адриану Пас Лара, который, как мне сказали, оказался в городе, - с готовностью ответил сеньор Хакоб. 
Услышав имя владельца Белла Висты, Анри нахмурился.
- Пошлите телеги на Эль Кампо де Каоба, что же касается сеньора Адриана, то я завтра отправлю фрегаты на его асьенду и Виста Дель Мар, поручив капитанам набить трюмы провизией. На Белла Висту я пошлю герра Йоханнеса - он умеет уговаривать несговорчивых, так что через пару дней вы сможете увеличить рацион пленным.
Сеньор Хакоб сокрушённо покачал седой головой, но выражение безмерной печали уже покинуло его длинное худое лицо.
- А как прикажете поступать с английскими офицерами? – деловито спросил он.
- Не держите впроголодь дворян, особенно до того, пока они не напишут письма домой о выкупе после общения с доном Себастьяном и идальго де Муром, - ответил торговец, бросив многозначительный взгляд на аристократа.
- Как вам будет угодно, сеньор капитан, - заулыбался марран, потирая руки. – А как ваши планы насчёт красочной? Я уже нашёл для вас пару человек, но, смею предположить, что из-за вчерашних событий решение по энкомьенде было отложено. Вы уже знаете, на какой день кабильдо перенесло рассмотрение заявок?
- Кабильдо не будет больше заниматься этим вопросом, - спокойно ответил Анри, но внимательным глазам старого еврея не ускользнула хмурая тень, пробежавшая по лицу торговца. – Тем не менее люди нам понадобятся на каменоломне, – продолжал Анри, - сеньору Раулю нужны будут охранники. К тому же губернатор пообещал наградить меня ещё одной асьендой, когда я верну в Белиз сеньору Паулу.
- Да возблагодарит Всевышний сеньора губернатора за его справедливость! – вознёс к небу руки сеньор Хакоб. – Вы уже думали, что будете делать на этой земле? – озаботился управляющий, закончив воздавать хвалу богу.
Анри кивнул:
- Участок обещан довольно щедрый, так что будет у нас и красочная и лесопилка. После похорон займитесь подготовкой всего необходимого для реализации, сеньор Хакоб. После возвращения из похода мне придётся вскоре вновь покинут город, так что заниматься новой асьендой придётся вам.
Управляющий, уже было положивший руки себе на голову, чтобы традиционно начать причитать, вдруг резко передумал и с совершенно серьёзным видом склонил голову:
- Как вам будет угодно, сеньор капитан! Я займусь этим сразу же, как минет угроза голодного бунта. Но, сеньор капитан, было бы справедливо обсудить повышение моего жалования, поскольку новые обязанности потребуют от меня дополнительных затрат сил душевных и физических.
- Справедливо, - с не менее серьёзным видом ответил Анри. – Но мы обсудим это после того, как я смогу оценить ваши усилия, потраченные на будущую асьенду. Сейчас же я хотел бы проститься с людьми, отдавшими свои жизни за наш с вами город, сеньор Хакоб, а затем заняться приготовлениями к экспедиции, - и не дожидаясь возражений управляющего, направился к складам, от которых доносились мерные стуки топоров, а почти всё свободное пространство вокруг них было заставлено гробами из грубых нетёсаных досок. Марран, за годы службы хорошо изучивший «сеньора капитана» и усвоивший, когда и как можно настаивать на своём, а когда лучше помолчать, лишь тяжело вздохнул и покорно поплёлся следом.
Анри, заметив солдат, наблюдающих за тем, как несколько английских матросов укладывают в только что завершённый гроб тело одного из погибших пехотинцев, подошёл к ним и спросил, кто из них старший.
- Я, сеньор, - выступил вперёд невысокий крепко сбитый мужчина лет сорока. – Моё имя Рубен Иглесиас, я капрал абордажников с фрегата «Сокол». Наш капитан приказал нам присматривать тут за пленными.
- Сколько их? – просил Анри, кивнув в сторону гробов.
- Не знаю, сеньор альмиранте, - смутился капрал.
- Около часу назад привезли из госпиталя тридцать восьмого, сеньор капитан, - раздался высокий голос управляющего.
Анри приказал убрать ещё не заколоченные крышки, снял шляпу, перекрестился и, тихо выговаривая слова молитвы: "Вечный покой даруй усопшим, Господи, и да сияет им Свет Вечный, да покоятся они с миром!" – двинулся между гробами, заглядывая в заострённые смертью черты побледневших обескровленных лиц. Жаркое карибское солнце делало своё дело, торопя людей вернуть земле то, что взял у неё когда-то Творец для создания человеческой плоти, /160/ но верные католическим традициям испанцы терпеливо оплакивали почивших, дожидались третьего дня от кончины, не взирая на всё усиливающийся трупный запах. Вот и Анри, верный традициям и по зову благородного сердца ходил сейчас среди гробов, отдавая последнюю честь защитникам Белиза и прося у бога снисходительности к тем, за кого в силу тех или иных обстоятельств не было кому просить. Увидев знакомое лицо, торговец между словами молитвы вставлял его имя, невольно вспоминая связанные с этим человеком моменты своей жизни, а встречая незнакомые лица ещё горячее читал слова обращения к Матери Божьей, прося у неё заступничества за этих мужчин перед сыном её. Увидев среди погибших старого солдата Максима Гомеса, придавшегося к Анри ещё на «Чайку», он присел у его тела, ещё не успевшего упокоится в гробу и ожидавшего своего нового деревянного «дома» на земле, прикрытым старой парусиной. В памяти всплыл эпизод одного из первых боёв, в котором опытный каталонский вояка прикрывал собой молодого отважного торговца. «Покойся с миром, старый солдат!» - мысленно пожелал Анри душе каталонца и, самолично прикрыв лицо погибшего парусиной, поднялся. Неподалёку, вдоль рядов тел, прикрытых парусиной, медленно шёл дон Себастьян с оголённой головой, что-то бормоча. Прислушавшись, Анри различил слова молитвы: «Бенедикта Ту ин мулиерибус эт бенедиктус фруктус вентрис туи Йезус! Санкта Мария, Матер Деи, ора про нобис пеккаторибус нунк эт ора мортис нострэ…». Дождавшись, когда капитан-лейтенант завершил свой траурный обход, торговец насадил шляпу, дал сигнал батракам и, жестом приказав сеньору Хакобу следовать, под удары молотков, заколачивающих крышки гробов, направился к зданию торговой конторы.

Пояснения.

/160/ Имеется в виду библейский сюжет о создании человека: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою.» - . Бытие, глава 2.

Отредактировано Agnes (07-08-2018 00:02:19)

+1

522

У меня вопрос: проходят похороны погибших в бою. Не было ли случайно в те времена каких-то ритуалов именно на этот случай?

+1

523

Череп
в романах А. Перес-Реверте, емнип, погребение на поле боя описывалось довольно буднично. Патер, боевые друзья, прощальное слово командира терции. И традиционные поминки потом.
Возможны использование оркестра и боевого стяга (бандеры).

Отредактировано Пушок (26-07-2018 15:48:36)

+2

524

Череп написал(а):

У меня вопрос: проходят похороны погибших в бою. Не было ли случайно в те времена каких-то ритуалов именно на этот случай?


Пушок написал(а):

Череп
в романах А. Перес-Реверте, емнип, погребение на поле боя описывалось довольно буднично. Патер, боевые друзья, прощальное слово командира терции. И традиционные поминки потом.
Возможны использование оркестра и боевого стяга (бандеры).


В поле и на корабле не церемонились - бой закончился - молитва, торжественная речь и в землю или воду, но тут ведь город. Я думала, что из-за тропического климата уже на следующий день всех похоронят, а оказывается - ни в коем случае! Католики три дня ждут и только на третий день хоронят. Разница с невоенными похоронами лишь в том, что тут обряд оплачивает город, а губернатор за свои деньги заказал поминальный молебен на 9-й день. Я это описывала чуть раньше.

+2

525

Написала следующий эпизод довольно быстро благодаря заготовкам. Муж при этом заглядывал через плечо, почитывая. В итоге, не дочитав даже до половины, сказал что получаестся полная чушь и ... короче, мы с ним сейчас почти не разговариваем. :( Притом объяснить, почему чушь - не смог. Очень надеюсь на то, что вы, мои уважаемые критики-читатели, если вам тоже так покажется, растолкуете мне что не так.   http://read.amahrov.ru/smile/girl_sad.gif 



04.

Из дневника наблюдателя:
«Сейчас у нас уже почти два часа ночи, а в далёком от меня и по карте, и по эпохе Белизе всего лишь будет шесть вечера и Анри, взяв у управляющего кошелёк с деньгами и кожаный шнурок для фляги, направляется с Себастьяном в трактир. Я, в отличие от него, уже валюсь с ног и, поскольку я уверена, что во время его разговоров с капитанами в трактире ничего примечательного не произойдёт, пойду спать. Вот только запишу свои впечатления, пока они свежие. Хотя, думаю, такое я не скоро забуду! Сначала я переживала с Анри за Фернандо и его людей. Но, когда я думала, что самое неприятное позади, моего подопечного пришли арестовывать! Господи, надо ли описывать, что я испытала, когда этот их алькальд предъявил обвинения? Признаюсь честно - за себя я всё же испугалась больше, чем за Анри, хотя этот парень мне очень «прирос» к сердцу. Думаю, необходимо напомнить возможным читателям этого дневника что я не могу покинуть сознание Анри по своему желанию. Вот и сейчас, когда я пишу эти строки, часть моего «я» продолжает находиться в его теле. Это как смотреть одновременно два разных фильма на одном мониторе, поделённом пополам по вертикали. Как это возможно – понятия не имею и не могу ничего с этим сделать. Надеюсь, что пока, потому что я продолжаю искать способ «приходить» и «уходить» когда мне вздумается. А сейчас я словно симбионт в мозгу этого человека из прошлого – я чувствую не только его эмоции и мысли, но и все его ощущения - вкусы и запахи, жару и усталость. По сути, у нас с ним сейчас есть общее тело - его. Чувствует ли он моё состояние – я не имею ни малейшего понятия. Но вот мои мысли и эмоции Анри воспринимает только тогда, когда они очень сильные. Если я думаю «шёпотом», он меня не внимает. Но стоит мне подумать чуть-чуть эмоциональнее, он слышит мои мысли. Вот как сегодня во время обеда у губернатора, когда меня настолько возмутило стремление графини принизить отвагу Анри и его людей, сведя всё к тупости и трусости пиратов, что на это её «говорят» я не удержалась и съязвила, а Анри чуть не ляпнул мадам в ответ нашу поговорку про кур и Рим. Хорошо ещё, что он не говорит всё, что думает и думает, что говорит. Интересно - какие для нас обоих будут последствия, если он меня станет замечать чаще?
До вчерашнего дня я не задумывалась над тем, что будет со мной, если вдруг Анри погибнет. Самый логичный ответ, к которому я прихожу, это то, что его смерть будет моим освобождением, но уверенности в том у меня нет, да и привязалась я уже к этому молодому человеку и мне бы не хотелось, чтобы он умер. Вот только перспектива испытать все возможности «допроса с пристрастием» вместе с Анри, если бы его однажды станут пытать, меня вовсе не прельщает. Потому, как только на суде зашла речь о инквизиции, я тут же вспомнила всё, что когда-либо о ней читала или видела по телевизору. Тут же в голове всплыли Торквемада и «Молот ведьм». У меня чуть сердце от страха не выскочило! Кстати, когда Анри покрылся холодным потом – это было из-за моего испуга, или его? Вопрос интересный, есть над чем думать и что анализировать.
Хорошо ещё что, когда это произошло, у нас было около пяти вечера, мой рабочий день подходил к концу и последний пациент уже ушёл. От пережитого меня так трясло, что пришлось звонить мужу и просить его забрать меня домой на машине. При этом мой голос настолько сильно дрожал, что муж даже не стал расспрашивать, что случилось. Пока он ехал, суд закончился, и я не только успела придумать, как объяснить ему свою неспособность добраться домой самостоятельно, но также нашла в интернете ответ на то, почему мы с Анри так легко отделались.
Конечно, солдаты, которых привёл на площадь Фернандо, несомненно повлияли на решение, принятое губернатором. Что же касается церкви, то, оказывается, в семнадцатом веке всё было уже совсем не так, как во времена Торквемады. Ещё до того, как заговорил падре Игнасио, ко мне вернулась способность нормально мыслить и, пока Анри клялся перед священником и выяснял насчёт энкомьенды, я успела узнать о истории испанской инквизиции много интересного. Оказывается, в ней есть два периода. Так называемая «старая инквизиция» не была централизована. Это были разрозненные группы монахов и священников, которые, так сказать, по зову сердца, боролись по всей Европе с любым инакомыслием, но, конкретно в Испании они не сильно зверствовали, предпочитая переубедить «заблудшего», а не сжечь его. Период «новой инквизиции» начинается с момента соединения Кастилии и Арагона в одну монархию браком Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского. Именно эти двое при поддержке папы Сикста IV в 1478 году и создают самостоятельную структуру, не подчиняющуюся Риму, для насильственной христианизации евреев и мусульман, чтобы превратить Испанию в исключительно католическое королевство.  В 1483 году главой католической инквизиции стал Томас Торквемада и начинается «эпоха костров». Однако, хотя недавно открытые архивы инквизиции и содержат 49 092 досье, только 1,9 % из них были переданы светским властям для исполнения смертного приговора после определения вины обвиняемого. Остальные 98,1 % были либо оправданы, либо получали наказание в виде штрафа, покаяния или обязательного паломничества.
Несмотря на преследование, еврейская община продолжала оставаться сильной благодаря своим богатствам, нажитым или путём крупных коммерческих операций – многие банки, выдававшие ссуды, принадлежали евреям, но и вследствие участия в органах управления, особенно в финансовых ведомствах, что, прежде всего, и навлекало на евреев недоброжелательное к ним отношение со стороны народа. Всё это привело к подписанию правящими монархами сразу же после завершения Реконкисты /161/  указа от 31 марта 1492 года, получившего называние «Альгамбрский эдикт», об изгнании тех евреев, которые до 31 июля этого года откажутся принять христианство. Указ мотивирует это крайнее решение «великим ущербом для христиан от общения, разговоров и связей с евреями, относительно коих известно, что они всегда стараются всевозможными способами и средствами отвратить верующих христиан от святой католической веры и отдалить их от неё и привлечь и совратить их в свою нечестивую веру»
При этом ни сам эдикт, ни иные законы тогдашней Испании не предусматривали ни смерти, ни иного наказания за отказ от крещения. Но так как он делал евреев беззащитными от посягательств на их жизнь и имущество, те, кто не захотел уехать, крестились. Тем не менее часть из них тайно продолжала исповедовать иудаизм. С точки зрения тогдашнего права такие люди были религиозными клятвопреступниками и подлежали суду инквизиции, который мог покарать за это заключением, штрафом или конфискацией имущества, а рецидивистов — сожжением на костре. Тут хотелось бы добавить такую небольшую ремарку - такая казнь была выбрана церковью потому, что она считалась «чистой», потому что при этом не проливалась кровь. Вот такие в то время были понятия гуманизма!
Кстати, тогда же и появляется оскорбительное для евреев прозвище «марран», что на испанском означает «свинья» как символ презрительного отношения очень религиозных испанцев к тем, кто, как они считают, оскверняет их веру своим притворством.
Позднее главной целью инквизиции становятся протестанты и подозреваемые в приверженности к магическим практикам и сатанизму. Ну а после 1609 года, когда из Испании изгоняются мориски – мусульмане, официально принявшие христианство, потому что их католическая правоверность была поставлена под подозрение, инквизиция становится прежде всего инструментом испанских монархов для избавления от неугодных дворян. Дело в том, что большинство дворян были грандами, а все гранды пользовались неприкосновенностью как для суда светского, так и для трибуналов. А теперь представьте, что королю надо убрать кого-то, имеющего влияние и своё собственное мнение, отличное от мнения короля, не вызывая недовольства кортесов, других дворян и народа. Что для этого нужно сделать? – Шепнуть приближённому священнику нужное имя. И в ближайшее время представитель инквизиции приходит к королю с тем, что есть подозрение что тот самый неугодный гранд увлечён идеями протестантизма и для «установления правды» просит у короля разрешения на арест. Если он его получает, то, используя пресловутые методы дознания при помощи всем нам известных пыточных атрибутов, следователи инквизиции «узнают» нужную «истину». Удобно, не правда ли? Возможно, именно для того, чтобы ещё более упростить этот процесс, Филипп III в 1618 году издаёт указ, согласно которому грандами являются лишь те, кого за величайшие заслуги именует этим почётным титулом король, высшие церковные чины, а из дворян потомственными грандами остаются только представители высшей аристократии – герцоги и их наследники и, само собой разумеется, король и его семейство. Тогда же для выделения грандов от остальных имущих граждан страны уважительное обращение «дон» остаётся лишь для грандов. Все остальные с тех пор просто «сеньоры».
В отношении же простого народа в XVI – XVII веках инквизиция очень даже лояльна. Согласно архивам испанской инквизиции у неё были правила ведения следствия, в которых, например, специально отмечалось, что не подлежат аресту подозреваемые в незначительных преступлениях, типа богохульства, произнесённого в гневе.
Теперь я уже знаю, что после того, как губернатор сказал, что обвинения против Анри были выдвинуты завистником, суд инквизиции ему не грозил. Дело в том, что инквизиторы ещё на предварительном этапе следствия обязаны были расспрашивать, есть ли у подозреваемого враги, которые могли бы оговорить его. Если тот, перечисляя имена врагов, называл среди них свидетеля или обвинителя, то инквизиторам было запрещено принимать в расчёт такие показания. К тому же в «наше» время даже при наличии свидетелей, подтверждающих вину подозреваемого в преступлении против веры, обычно достаточно было «чистосердечно признать вину» и очень эмоционально покаяться. После этого суд или, как там это называлось – аутодафе – заканчивались чаще всего штрафом. Кстати, в это же время по протестантским странам их аналог инквизиции действительно зверствовал. Особенно, если у «подозреваемого в ереси» были деньги. Ведь часть имущества признавшегося под пытками во всех обвинениях и потом казнённого «бескровным» методом - сожжением - делили между собой протестантский инквизитор, который, между прочем, не обязательно должен был быть священником, и доноситель. В общем, не могу сказать, что я воспылала любовью к католической инквизиции, но должна отметить, что её очернили англичане в XIX веке, сильно преувеличив жестокость и количество жертв для того, чтобы на её фоне то, что творили протестанты с так называемыми еретиками или ведьмами, было менее ужасно. Тогда же они оболгали и историю испанской колонизации, в красках расписывая уничтожение индейцев, потому что им надо было отвлечь мир от настоящего геноцида коренного населения Северной Америки. Ведь громогласные заявления в газетах прочли многие, а вот искать правду в документах того времени – удел единиц.  Между прочим, англичане продолжают до сих пор обелять свою историю, отвлекая от неё внимание гипертрофированными фактами, выдернутыми из контекста истории других народов. Например, называют тираном Ивана Грозного, хотя в сравнении с их Генрихом VIII или королевой Елизаветой I, он просто невинный, как младенец!

Пояснения.

/161/ Реконкиста (в переводе с испанского – отвоёвывание) - длительный процесс отвоёвывания пиренейскими христианами — в основном испанцами и португальцами — земель на Пиренейском полуострове, занятых маврскими эмиратами. Длилась с 718 по 1492 год.

Отредактировано Agnes (07-08-2018 00:04:16)

+2

526

04. (Продолжение).

Ладно, с инквизицией разобрались. Уже не так страшно, если что. Вдруг тот, кто написал этот донос, повторит попытку и в следующий раз лучше подготовится, тогда мне пригодится всё, что я сегодня узнала. Но, тем не менее, надеюсь, что ничего подобного больше не будет.
Теперь о том, почему губернатору не выгодно избавляться от Анри. Я над этим размышляла всё время, пока Анри и Себастьян обдумывали, кто этот подлец, оболгавший мою «вторую половину». Я решила не лезть лишний раз в мысли Анри за ответами, а поискать их в интернете. Мне удалось найти эти их «Правила для Индий». Кстати, если вдруг этот мой дневник когда-нибудь будет читать человек, не знающий, почему Индий две, объясняю: одну Индию, ту, что мы все знаем, знали и тогда. Но потом Колумб, который должен был найти более короткий путь к Индостану, не огибающий Африку, натолкнулся на Америку. Ну, если уж быть совсем точной, то сначала на остров, который в наше время называется Гаити, а уж потом на Америку, которую он принял за Индию. Когда разобрались, что Америка – не Индия, а название «Америка» ещё не придумали, получились две Индии. Чтобы их различать, одна стала Восточная, то есть Ост-Индия, населённая индусами, а другая Западная, то есть Вест-Индия, населённая индейцами. Когда был открыты южные и северные земли этого огромного континента, его стали называть Новый Свет, а чуть позже - Америка.  Так вот, поскольку Португалия, которая, которая первая наладила торговлю с султанатами на территории Индостана и создала там несколько колоний. была под контролем Испании, управляли и этими, и американскими колониями испанцы. Для этого был создан административный орган, получивший название Совет Индий. Ну, это если коротко. Так вот, этот Совет разработал ряд правил, среди которых было определено не только как должны проектироваться города, но даже на какую сторону должны быть ориентированы двери того или иного здания! С одной стороны, такое единообразие даже сейчас имеет свои выгоды – моя подруга, которая частенько летает отдыхать на Карибское море и посетила немало городов в разных странах на его берегах, уверяла меня что там невозможно заблудиться, потому что всё везде одинаково расположено. Но, с другой стороны, такая жёсткая регламентированность деятельности колоний имела и свои невыгоды.  Дело в том, что в XVII веке Испания не страдала переизбытком населения, что очень сильно сказывалось прежде всего на состоянии её колоний и послужило, в итоге, причиной потери многих территорий в Новом Свете, часть из которых даже не была вообще освоена. Из колоний выкачивались все ресурсы, но особенно серебро и золото. Так же очень сильно ограничивалось развитие промышленности, чтобы вынудить колонистов покупать товары, произведённые в Испании. Но даже построенные в колониях литейные заводы, которые должны были обеспечивать форты и крепости, а также флот, закреплённый за генерал-капитанами, пушками и амуницией, из-за недостаточного финансирования производили практически неспособные к эксплуатации орудия. Более того, государство, финансируя армию и флот, не позволяло управляющим колониями администрациям самостоятельно набирать солдат из переселенцев, покидающих Испанию, погрязшую в долгах. При необходимости усилить гарнизоны фортов и крепостей губернаторы вынуждены были посылать прошения генерал-капитанам или вице-королям, а те, в свою очередь, писали прошения прислать солдат и офицеров Совету Индий. Дело с флотом обстояло ещё хуже, так как денег в казне катастрофически не хватало и сэкономить решили на флоте, специально назначая капитанами только дворян, которые просто вынуждены были на свои деньги покупать и провизию, и амуницию для вверенного им корабля. Благо что в Испании из дворян бедными могли быть лишь идальго – согласно законам дворяне должны были иметь годовой доход не ниже установленного правилами согласно титулу и их совокупности, если их было много. Теряя уровень дохода, дворянин терял и соответствующий ему титул, опускаясь ниже. Так он мог скатиться аж до идальго, т.е. до уровня нетитулованного дворянина, а потерянные им титулы и земли, к которым эти титулы были привязаны, становились вакантными.
Немаловажно было и то, что военный флот в Испании, в отличие от той же Голландии, например, мог иметь только король. Но при этом в Испании очень долго не было ранговой системы, чётко разделяющей военные и торговые корабли. К тому же, во время войны во всех странах Европы практиковалось нанимать полностью укомплектованные пушками, ядрами, командой и провизией суда торговцев. Особенно это было актуально в колониях, терзаемых несметным количеством пиратов, натравливаемых на испанцев англичанами, голландцами и французами. Именно поэтому, если владелец хорошо вооружённого корабля был готов предоставить его для военных действий, администраторы колоний были готовы признать шестидесятипушечный галеон с большим количеством вооружённых наёмников торговым судном. А теперь представьте себя на месте губернатора города, у которого оборонительные сооружения сильно повреждены, а примерно половина солдат убита или ранена. В то же время в вашем порту базируется принадлежащий частному лицу даже не один вооружённый корабль, а целый флот - армада, причём состоящий не из малых галеонов, флейтов и барков, а из многопушечных кораблей с многочисленными командами, состоящими не только из бывалых моряков, но и из опытных канониров и обстрелянных солдат, обученных абордажному и сухопутному боям. И вам достаточно лишь закрыть глаза на то, что на «торговых» кораблях слишком много людей и пушек и выдать владельцу этой армады торговую лицензию, подписать фрахтовый или каперский договор и вы можете рассчитывать на то, что это частное лицо в случае нападения на вверенный вам город окажет помощь в его обороне и, что самое главное – эта помощь вам не стоит ни единого мараведи! В-общем, будь я губернатором, я бы такого «торговца» пыталась привязать к своему городу всеми правдами и неправдами! Так что прав Анри, когда говорил Себастьяну, что губернатору невыгодно избавляться от него.
Ох, что-то я увлеклась пояснениями. Ладно, пока Анри будет набирать добровольцев для похода на лодках по реке и спать, я тоже успею отдохнуть. Не знаю, как долго ему плыть до устья реки, но, надеюсь, что пока я буду на работе, ничего примечательного не произойдёт, а то ещё один такой шок, как сегодня, вернее, для меня это уже вчера, да ещё и, не дай бог, при пациенте – и мне придётся искать новую работу. Ладно, буду думать о хорошем – всё же мне предстоит наверняка увлекательное путешествие по самой полноводной реке Юкатана, притом не покидая родного города! Одно жаль – когда комары кусают Анри, чешемся мы оба. Кстати, я вот подумала, что, возможно, есть и какая-то обратная связь – если, например, Анри будет ранен и я, чтобы не чувствовать его боль, приму обезболивающее – будет ли он чувствовать облегчение? Я же ощущаю опьянение, когда он выпьет алкоголь, благо что он не напивается до беспамятства. Тем не менее надеюсь, что мне не скоро подвернётся случай это проверить.
».

Отредактировано Agnes (07-08-2018 00:06:37)

+2

527

Agnes написал(а):

Вот и сейчас, когда я пишу эти строки, частью своего мозга я продолжаю находиться в его теле. Это как наблюдать две разные картинки на одном мониторе, поделённом пополам по вертикали


Возможно, лучше сказать: "частью своего сознания"? Ибо мозг, это материальный объект, а сознание -нет.

И вообще, как сказал один милейший доктор: :playful:

+1

528

Череп написал(а):

Возможно, лучше сказать: "частью своего сознания"? Ибо мозг, это материальный объект, а сознание -нет.

Я хотела избежать повтора, но да, так звучит хуже. Спасибо, вернусь к первоначальному варианту. А доктор этот один из моих самых любимых докторов! :)

А вот так лучше:
"Вот и сейчас, когда я пишу эти строки, часть моего «я» продолжает находиться в его теле."?

Отредактировано Agnes (27-07-2018 19:16:43)

+1

529



Agnes написал(а):
если вам тоже так покажется, растолкуете мне что не так.

По #525 очень даже требуется "пройтись карандашом", да.
Хотя "полная чушь" — перебор, по-моему. Ей-ей, перебор.

Для начала: шибко много близких повторов, больше всего местоимений "я" (это даже выделить трудно, их около трех десятков), "меня" и "мне".
Про остальное (подробности письмом) постараюсь добавить в этот пост сегодня же.

И не переживайте чрезмерно. Все получится. :)

+1

530

ИнжеМех
Спасибо! 

ИнжеМех написал(а):

Для начала: шибко много близких повторов, больше всего местоимений "я" (это даже выделить трудно, их около трех десятков), "меня" и "мне".

Да, я это вижу, но как обойти - не нашла. К тому же хотелось чтобы текст был не только информационный, но и передавал эмоции героини.

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Повелитель моря