Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » «Диверсия Эрлика»


«Диверсия Эрлика»

Сообщений 51 страница 56 из 56

1

"Диверсия "Эрлика"
Повесть.
Жанр. Фантастика. Приключения. Юмор.
Аннотация:Соавторская версия событий в рамках проекта Сима Никина "Обреченный взвод -2"- "Тайна Эрлики".
   События далекого будущего. Вселенная, поделенная  между  Конфедерацией, Британским  Союзом и  Российской Федерацией  планет, подвергается вторжению таинственных инопланетян, условно «галантов».  В результате чего, российская планета –заповедник Эрлика оказывается отсеченной от метрополии. Чудом пережившее катастрофу население Эрлики   вынуждено осваивать способ выживания первобытных  народов. Единственным  островком  цивилизации остается исследовательский  комплекс на  дня океана, защищенный от оружия  пришельцев толщей  воды. Руководство в нем захватили представители Конфедерации, приглашенные в  рамках  международного сотрудничества. Пользуясь своим положением, конфедераты пытаются диктовать свою волю русским. Спустя время, в  руки нового руководства  комплекса попадает  упавший  диск –артефакт  галантов. В Конфедерацию отправляется почтовая  капсула с  сообщением. За инопланетным дисколетом  должен прибыть спецотряд.  Изучение дисколета  поможет  раскрыть секрет  оружия галантов и  спасет  человечество от  гибели, но  скорее  всего превратит  российскую Эрлику в  иностранную  колонию с резервациями для  местного населения. Русские общинники обречены. Они неспособны повлиять на ситуацию: ни вернуть себе подводный  комплекс , ни  противостоять  Конфедерации. Какое  чудо  может спасти их? Но случалось ли такое, чтоб спасали русских, а не они себя с остальными в придачу?




Глава первая .Ривс.
Борн, Директор Центрального Бюро Внешней Пропаганды Конфедерации, глазами пробегал абзацы досье. Он хмурился, по привычке отыскивая между строчек скрытые подвохи.
Люди в его должности наивностью не страдают и прекрасно знают: за любым крупным международным проектом с благими целями всегда стоит политика. А где политика, там и спецслужбы. И никто не собирался верить в альтруизм русских. Просчитать их интересы вроде бы несложно: соблазнить лучшие научные кадры работой в уникальном подводном комплексе, а взамен получить доступ к результатам исследований. Но не слишком ли все очевидно? Послать бы опытного агента разобраться изнутри. Увы, в русской разведке тоже не дураки. Досье каждого приглашенного будет проверено досконально. Да и специфика объекта требует взгляда и знаний профессионала от науки.
Борн уставился на гало-слайд в углу экрана, c которого смотрел типичный выпускник элитного колледжа: подтянутый молодой человек тридцати лет в деловом костюме. Аккуратная стрижка, по данным, результат успешных трансплантационных процедур против облысения. Легкая ироничность кривит тонкие губы, снисходительность прячется в глазах. Лучший выпускник университета. Завидные перспективы. Быстрое продвижение до главы отдела фармакологических изысканий в Океанологическом Институте Конфедерации. Хорошая динамика работы научной группы. По заключению психоаналитиков: отличительные черты — эгоцентризм, амбициозность, желание высокого положения, но без тягот реальной ответственности. Самолюбив, но осторожен. Истеричен, но при наличии стимула, быстро приходит в себя. Хорошо ориентируется по обстановке. Умеет добиваться своего, извлекать пользу из обстоятельств, просчитывать шаги вперед и работать на перспективу.
Заместитель, Эндрю Хапп, ждал, заняв позицию за спинкой кресла начальника: не торопил и в размышления не влезал.
— Думаете, подойдет этот Мэтью Ривс? — оторвался директор от кристалла с информацией.
— Нам нужен управляемый специалист с доступом к исследованиям и не вызывающий подозрений с выходом на личные контакты.
— Компромат? — крутанулся Борн на офисном стуле, уставившись исподлобья на подчиненного.
— Нет, — обескуражил ответом Хапп, — Но любопытная деталь. Личных крупных исследований за парнем не замечено, но лавровый венок светоча науки уже заграбастал.
— Как удалось? — брови шефа сложились домиком.
— Стечение обстоятельств, — пояснил заместитель, позволив нотку иронии в голосе, — Соавтор наиболее заметных наработок отдела.
— И какова доля его соавторства?
— На обложке это не указывается.
— Талант, — ухмыльнулся Борн. — Слабые места? Деньги?
— Отклонил выгодные контракты от двух крупных корпораций на рынке медикаментов.
— Карьера? Власть? — поинтересовался директор, поворачиваясь обратно к столу.
— Точнее, карьера ради власти, — заместитель наклонился к монитору и прогнал информацию до нужного места.
— Тогда нам есть, что ему предложить, — сложил руки на груди шеф.
— Можно начинать разработку?
— Начинайте. И… — помедлил Борн, жестом увеличивая гало - картинку, — подберите кого-нибудь по фактурнее.

Ассоциация себя с кроликом перед удавом— не самая лучшая для уважаемого ученого. Если, конечно, можно представить удава с надбровными валиками неандертальца. Взгляд собеседника пригибал к столу, заставляя вспоминать и каяться скопом во всех грехах реальных и мнимых. Попытки рассмотреть по лучше хозяина кабинета заканчивались на квадратном подбородке, словно вырубленном из булыжника. И взор снова возвращался к рукам, возлежавшим на подлокотнике. Собственная правая кисть нудно напоминала о рукопожатии.
Климат - контроль в помещении работал безобразно. Из - за чего холодный воздух упорно лез под рубашку, провоцируя гонки мурашек вдоль позвоночника.
— Прошу извинить, мистер Ривс, не представился. Можете называть меня Саймон, — нарушил тишину голос в стиле диктора, — Благодарим, что нашли время принять наше предложение.
Мэтью кашлянул, прочищая горло. Хотел бы он посмотреть, кто откажет всесильному Бюро. Он уж точно к сумасшедшим не относился.
— Для меня большая честь быть полезным столь уважаемому ведомству.
— Догадываетесь о причинах встречи? — спросил Саймон, наградив улыбкой сфинкса.
— Э, — собрался с мыслями ученый - фармаколог, — возможно, это связано с предложением возглавить научную миссию Конфедерации на российской Эрлике?
— Вам не откажешь в проницательности, господин Ривс. И, что Вы решили?
Сотрудник Института Океанологии заерзал. Возмутительный дизайн кресла никак не давал ему устроиться по удобнее.
Цивилизованный человек создан для свободы. Но у всего есть цена. Свобода достигается с положением. Но чем выше лезешь, тем заметнее становишься. Те, кто выше всегда найдут возможность добавить груза обязанностей, чтоб не слишком спешил. С другой стороны, может, Бюро нужен его отказ для своего человека? Он без проблем уступит.
— Я обдумываю, — начал выкручиваться Мэтью, глазами соотнеся размах плеч хозяина офиса с габаритами кресла. Увы, рассмотреть кожаную спинку не получалось. — Предложение заманчивое. Но мой отдел работает над рядом важных научных проектов, не хотелось бы бросать на пол пути.
Пальцы спецагента сыграли гамму на подлокотнике.
Ривса залихорадило. Лоб покрылся испариной. Курировать важные международные проекты — прямая обязанность Бюро. Навряд ли хоть одно важное предложение делается без согласования с ним. Да, что же здесь за климатическая система? Совершенно нечем дышать.
— Но с другой стороны, — принялся рассуждать вслух фармаколог, борясь с духотой, — масштабы исследований и перспективы впечатляют.
— Впечатляют, — кивнул собеседник невозмутимый, как скала, — Министерские структуры Конфедерации нуждаются в притоке новых кадров. Опытных кадров.
Сделав нажим на последние слова, мистер Саймон взял паузу. Мэтью нервно сглотнул.
— Плодотворная деятельность на пользу общества в рамках крупного международного проекта отличный задел на будущее, — довел до конца мысль агент с каменным выражением на лице.
Лучше с помощью влиятельных людей выкарабкаться наверх, чем катиться вниз. Эту прописную истину разжевывать Мэтью не стоило. Вот только карабкался он последнее время больше по спинам своих подчиненных. Но откажись, и останешься вообще не у дел.
— Все мои скромные способности принадлежат науке и Конфедерации. Я готов работать там, где им найдутся лучшее применение, — с пафосом ответил Ривс и, вздернув подбородок, попытался выдать значимый взгляд глаза в глаза.
Собеседник откинулся на спинку кресла.
— Я рад, что мы не ошиблись в Вас. Можно спросить, что Вам известно об Эрлике?
— Российская планета — заповедник земного типа с большим потенциалом для изучения, Последнее время приоритет отдан изучению океана, — припомнил основную информацию Мэтью, расслабляясь на мягких подушках.
— Возмутительно, что ей владеют русские варвары, — выплеснулось из него.
Саймон поморщился. От чего колючие мурашки вновь кинулись галопом прятаться под волосы Ривса.
— Эрликой владела Хуннская империя, — снизошли агент до пояснений, — Она не пережила последний Звездный передел. А планета в ходе боевых действий лишилась воздуха, пригодного для дыхания людей. Поэтому никто тогда и не возражал против включения Эрлики в состав Российской Федерации. Но со временем Россия изыскала средства для очистки атмосферы. И тут обнаружилась любопытная вещь.
Мэтью наклонился вперед, весь обратившись в слух.
— В отличии от людей природа Эрлики неплохо пережила, как саму экологическую катастрофу, и так и последствия её ликвидации. Более того, завезенные образцы фауны и флоры с других планет земного типа отлично прижились и даже стали скрещиваться с местными видами.
— Феноменально, — выдохнул Ривс.
— Феноменально, — кивнул Саймон, — Загадка достойная разрешения. Русские превратили планету в заповедник и передали под контроль министерства Естествознания. Но поскольку жизнь в большинстве случаев вышла из воды, внимание последнее время переключилось на изучении Океана.
— Для этого русские и создали МОНИК? — догадался фармаколог.
— Именно. И пригласили поучаствовать в проекте все мировое сообщество.
— Безвозмездно? — поморщился скептически ученый - фармаколог.
— Вы умеете глядеть в корень, — одобрил хозяин кабинета. — По условиям международного контракта научные делегации обязаны обмениваться данными и результатами исследований при сохранении прав на материалы самих исследований. Но было бы наивно предполагать, что основной инвестор проекта не оставил себе возможности контролировать и координировать весь объем работ.
— А Конфедерация? — вскинулся Мэтью.
— Увы, — развел руками Саймон, — у нас такой возможности нет. Мы вынуждены играть по чужим правилам.
— Это возмутительно! — воскликнул Ривс, на этот раз совершенно искренне. Он давно отвык работать под внешним контролем, а поползновения русских чего доброго могли поставить под сомнения его непосредственное участие в научных разработках. — Управление МОНИК должно носить только международный характер!
— Так оно и должно случиться со временем. Но, чтоб переломить ситуацию, нужны серьезные аргументы, доказательства и профессиональный взгляд изнутри, — остудил пыл Ривса собеседник.
Очередной сбой в работе климат-контроля вызвал новый приступ духоты, заставившей кровь прилить к вискам фармаколога. Всплывший в мозгу непраздный вопрос лучше было прояснить сразу.
— А русская разведка?
Щека агента Бюро дернулась.
— У нас нет ни малейшего желания вызывать неудовольствие русской разведки и наносить урон делегации Конфедерации ротацией кадров. Все только в рамках оговоренной законной деятельности. Способность разглядеть в мелочах глобальное — не это ли признак высочайшего профессионализма? Не так ли, мистер Ривс?
— Вы умеете убеждать, мистер Саймон, — сделав вздох, выдох, выдавил из себя Мэтью.
Хозяин кабинета положил ногу на ногу, а стальные буравчики глаз вновь сошлись на переносице Мэтью.
— Можно ли расценивать Ваши слова, как согласие на сотрудничество?
— В полной мере, — выпрямился гость в кресле, унимая внутреннюю дрожь, — интересы Конфедерации для меня превыше всего.
— Достойный ответ, мистер Ривс, — спецагент поменял ноги местами, — могу Вас успокоить. Среди русских Вы будете не одни. У наших друзей из Британского союза сильная делегация. Думаю, Вы сойдетесь. Кроме того, Вы сами можете набрать себе команду, хоть всю свою лабораторию берите собой. Детали оговорим позже.
Ученый - фармаколог перевел дыхание – «гора свалилась с плеч». Только потная рубашка липла к телу. Не хватало ещё схлопотать простуду от проклятого сквозняка.
— И последний вопрос, мистер Ривс, — снова привлек внимание Саймон. — Вы знакомы с Марией Вересовой, простите, Улановой?
Приступ кашля лишил гостя дара речи. Бюро и до этого докопалось? До сокровеннейших планов в самых потаенных уголках сознания? Перед мысленным взором всплыл симпозиум Новомосковске - столице Российской галактической Федерации. Ривс в составе научной делегации Конфедерации присутствует на банкете в честь открытия. Звенят бокалы. Мэтью сама общительность и любезность. Ведь связи и знакомства в мире науки значат не меньше, чем в любой другой сфере человеческой деятельности. Опытный взгляд выхватывает из массы приглашенных двух седовласых профессоров - академиков, по - отечески опекающих молодую леди: то ли любовницу, то ли молодую жену?
Стройная фигура затянута в футляр элегантного черного платья. Гибкая шея склоняется под тяжестью русых волос, собранных в узел. Ох, уж эта милая респектабельность.
Навести справки о троице труда не составило: Академики Жемчугов, Столяров и восходящая звезда Российской микробиологии Мария Уланова.
В обществе во многом имидж мужчины делает женщина. Главное - с кем и где появляться. Молодая ученая была недурна собой. Научные достижения вчерашней студентки не предполагали бурной личной жизни, искушенности в общении с мужским полом. Что им мешало стать самой заметной парой симпозиума? Их познакомили в тот же вечер. Руки до сих пор хранили ощущение гибкого девичьего стана во время танца. Слегка кружилась голова то ли от шампанского, то ли от близости высокой упругой груди под черной тканью. Но ухаживания не сложились. Уланова выказывала доброжелательную приветливость представительницы страны-хозяйки, но без малейшей склонности к общению вне симпозиума. Русская умело играла в неприступность. Что ж, c учетом её репутации, она имела право поломаться. Но и Ривс не привык отступать от желаемого. За Вересовой маячили большие перспективы. Он умел ждать. Все женщины одинаковы, и всему свое время.
— Мы встречались на симпозиуме в Новомосковске, — справился с кашлем Мэтью.
— Что Вам известно о ней? - заинтересовался агент.
— Аспирантка на кафедре Академии медицинских наук, ученица академика Жемчугова – главы кафедры клинической фармакологии, любопытные наработки в современных направлениях, — выдал сухой отчет Ривс.
— Вы предлагали ей стажировку у себя в лаборатории? — то ли спросил, то ли уточнил собеседник.
Фармаколог замялся. Пальцы Саймона сыграли медленно гамму на кресле.
— Мне показалось, что это будет полезно для науки Конфедерации, - поспешил ответить фармаколог.
— Но Вам отказали?
— Мое предложение совпало, с важной экспедицией от Академии, - объяснил Мэтью, не горя желанием признаваться в неудаче.
— Обычным врачом в геологоразведочную партию, — дополнил беспощадно хозяин кабинета.
Новость уколола самолюбие ржавым гвоздем. Ривс поморщился, но смолчал.
— Романтичная натура, — отбарабанил хозяин кабинета пару тактов марша на подлокотнике. — Уланова, то есть Вересова, возглавит сектор фармакологических исследований. За неё хлопочет сам Столяров, научный руководитель Комплекса. У Вас будет возможность поработать с ней бок о бок. Полуулыбка скользнула по губам Саймона.
— Правда, на Эрлику заявится не одна, — продолжил агент, качнув ногой в начищенном ботинке. — Супруг назначен координатором геологов. По данным весьма авторитарная личность, помешан на горах. Три года семейной жизни в палатках. Очень романтично, — распробовали на вкус последнее слово.
Климатическая система наконец то заработала в оптимально – комфортном режиме. Ривс с наслаждением откинулся в кресле, закинув нога на ногу. Он оказался прав. Мир Большой науки тесен. Их пути с Улановой - Вересовой обязаны были пересечься. А его игра, по сути, ещё и не начиналась. Муж, здесь скорее, проблема дамы, чем его.
— Романтика — скоропортящийся товар, — самодовольно высказался Мэтью.
— Находите? — усомнился собеседник.
— Все познается в сравнении.
Квадратная челюсть спецагента в размышлении задвигалась, губы выпятились вперед.
— Академик Столяров высоко ценит Вересову и прочит себе в заместители в МОНИК, — заметил Саймон.
— Я выясню за какие заслуги и круг её обязанностей, — ухватил Мэтью суть задания.
Пикантность ситуации добавила плюсов к новой работе. Разбитость отступила, самочувствие Ривса улучшилось. Проснулся азарт игрока. Высокая планка — залог больших достижений. Прибрать Вересову к рукам вместе с МОНИК или МОНИК руками Вересовой? Такая перспектива вызвала легкую эйфорию, подобную глотку шампанского.
Хлопнув по ручке кресла, хозяин офиса встал. Пружина вытолкнула и гостя с кресла.
— Рад был нашему знакомству, мистер Ривс. Надеюсь Конфедерация может на Вас положиться, — «лапа питекантропа» стиснула ученую ладонь во второй раз.
Дверь за спиной въехала в пазы. Оказавшись в коридоре один, Глава отдела фармакологических изысканий облегченно выдохнул и шевельнул кистью. Регенерация костям вроде не требовалась.

Отредактировано Биталина (05-01-2018 18:28:06)

+2

51

Настуран написал(а):

Биталина
Я как-то раньше это пропустил, а сейчас заметил. Вы пишете два произведения параллельно? Качество понижается в 2 раза. Лучше сосредоточиться на чем-то одном.

Не согласна. Это чисто индивидуально. Писать параллельно и по очереди -разные вещи. Пока долго находишься в одном "мире", глаз замыливается, переключение на другую реальность позволяет потом взглянуть свежим взглядом на сотворенное). "Диверсия " и "Техпорт" - два разных проекта. Для "Диверсии" уже существует написанный до конца черновик, и сейчас я его  плотно редактирую и переписываю. Для продолжения работы над "Техпортом" мне сначала надо знать и учесть  все недочеты.

Отредактировано Биталина (10-05-2018 14:08:25)

0

52

«Да, вы тут все неплохо устроились», — едва не присвистнул майор на пороге кабинета Ривса, уютного офиса в пастельных тонах с аквариумом в полстены и бутылкой дорогого виски на столе. За недолгое пребывание в подводном комплексе десантник уже успел заметить, что забытые соотечественники влачили существование вполне в комфортных условиях. В памяти поневоле всплыло заросшее лицо старика – аборигена, желающего только одного, чтобы   железяки – роботы подальше убрались от полянки с могилами родных.
Линдгрен прошел к столу и без приглашения развалился в глубоком кресле, c наслаждением вытянув ноги. Ну, чем не салон для медитации?
— Позвольте угостить, — засуетился Мэтью со стаканом виски для майора.
— Позже, — остановил его Пауль, выпрямляясь в кресле.
— Почему не сообщили, что галанты выжигают металл? — Сразу в лоб спросил он.
— Мы сообщили…, — начал опешивший Ривс и осекся. Его глаза растерянно забегали от военного к невозмутимой британке. 
Большего майору и не требовалось. Значит, это господа из Бюро подстраховались. Интересно, кого ни будь они сочтут нужным уведомить или не будут сеять панику до последнего? На Альте, в любом приличном доме есть подвал с запасами, но кто туда спускается кроме слуг? Раздражение Линдгрена усиливалось. То ли от запаха парфюма, то ли от измотанности за последние сутки начала болеть голова.
— Как скоро будет готов артефакт к погрузке? — перешел Командир «ИГЛЫ» к главному.
— Дней десять должно хватить, — заколебался с ответом Мэтью.
— Что?! В моем распоряжении три дня, пока галанты на хвост не сели, — ошеломил Ривса майор.
— Но это невозможно, —запротестовал глава научной миссии, — мы не знали точно о Вашем прибытии. Нам нужно завершить исследования и провести консервацию объекта. Это не обычный механизм, а своего рода чужеродный организм. Нужна минимум неделя.
— И галанты давно не прилетали, — вставила Коул.
Нахмурив брови, Линдгрен обвел взглядом соотечественника и британку. Неделя его устраивала, именно к этому сроку заместитель брался привести в порядок и подготовить к полету челнок из русского бункера. Но штатским, лучше не давать расслабляться.
— Пять дней, — отрезал майор, — а там посмотрим.
Ривс за столом выдохнул и потянулся снова к бокалам. Маргарет в кресле напротив поправила локон и положила ногу на ногу.
— А что с русскими учеными, персоналом? Они здесь? — задал десантник последний вопрос, стремясь до конца войти в курс дела и оправдать полномочия представителя Конфедерации на чужой планете.
Рука Мэтью дрогнула, и стакан был поставлен обратно. Британка поджала губы и зыркнула на Ривса.
— Они все погибли при налете галантов, — выдавил из себя теперешний глава МОНИК, рассматривая этикетку на бутылке.
— Когда отправились оказывать помощь на берег после первого налета, — дополнила Коул, поменяв ноги.
— И на берегу никто не уцелел? — уточнил Пауль, наблюдая за реакцией агентов.
— Выжила небольшая кучка русских, но без металлов они быстро опустились до уровня первобытных людей, — пояснила Коул, облизнув накрашенные губы.
— Но МОНИК-русский проект, — удивился майор, — почему их не взяли сюда?
— Абсурд!
— Это невозможно!
В один голос вскричали Мэтью с британкой.
— Облучение галантов могло вызвать мутации и сделать выживших опасными для других, — затараторил Ривс. — Мы, как руководители миссий, не могли подвергнуть такому риску граждан Конфедерации и Британии. А позже выяснилось, что русских аборигенов подмял под себя и запугал глава геологического центра Владимир Вересов. Это настоящий варвар и деспот!
Мэтью остановился перевести дух. В поле его зрения снова попала бутылка с виски. С трудом отведя от неё взгляд, само назначенный глава МОНИК продолжил:
— С этим мужланом совершенно невозможно вести цивилизованный диалог. Нам с большим трудом удалось уговорить его на небольшой обмен.
— Обмен? — поднял брови майор.
— Во имя гуманности мы делимся с русскими аборигенами лекарствами. А они поставляют нам материалы для опытов и время от времени оказывают услуги по сервисному осмотру технических систем, — пропела британка.
От мельтешения рыб в аквариуме клонило в сон, глаза слипались. Виски раскалывались. Мозг отказывался воспринимать информацию. Но Линдгрен с усилием вычленил главное:
— То есть русские бывают на МОНИК?
— Только, когда нам надо и не больше трех, четырех человек за раз, — продолжала сиреной гипнотизировать Коул. — У них нет катеров, мы забираем их из грота на берегу. Не волнуйтесь, им сюда самим не добраться.
— Отлично, — встряхнулся Пауль, — надеюсь обойдется без сюрпризов. Завтра я подробней хочу ознакомиться с системой наблюдения и охраной комплекса. А сейчас предлагаю пойти всем спать.
Линдгрен поднялся и, пожав руки агентам, оставил их одних. В коридоре первым делом он расстегнул ворот комбинезона. Тем для размышлений хватало. Пауль потер лоб и забрался на гравиакар, предоставленный в его распоряжение, вместе с навигатором.
Как не старались Ривс с британкой, командира «ИГЛЫ» они смогли убедить только в одном: некий русский Владимир им здорово насолил. Интересно, как ему удалось с берега прищемить хвосты этой парочке под водой?
С другой стороны, у каждого своё задание и своё начальство. Его задача: в сжатые сроки вытащить артефакт с Эрлики и доставить в Конфедерацию.
Гравикар шустро скользил по безлюдным коридорам и вскоре доставил военного в гостевой сектор. Удобных кают хватило на всех.
Бросив машинку у дверей, cпецназовец вошел в номер и уперся взглядом в очередной аквариум с рыбешками, задернутый на половину жалюзями. Только сейчас майор сообразил — это окна в океан.
Стянуть одежду и принять ионный душ хватило десяти минут. И наконец, блаженство. Майор растянулся на кровати и закрыл глаза.
Впереди ждала неделя вынужденного, но заслуженного отдыха. Все шло по плану. На дне пришельцы не страшны, посторонним не добраться, сюрпризов не предвиделось.

Отредактировано Биталина (17-06-2018 22:20:38)

0

53

ГЛАВА ВОСЬМАЯ.ВО ИМЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ.

Тигриный оскал Линдгрена на видеопанели не предвещал ничего хорошего. Под свирепым взглядом офицера Мэтью съёжился, с трудом подавив желание сползти под стол.
Как же его достал за неделю десантник! Спрашивается: ну, что тебе нужно? Все развлечения комплекса вместе с дамским вниманием к твоим услугам: солярий, тренажеры, выпивка. Местный цех гонит приличные, между прочим, виски из морского сырья. Нет, же неймётся солдафону: засел в Операторской, ввел комендантский час. Ещё немного и строем ходить заставит. Мало Ривсу упрямого варвара - геолога на берегу, вечно недовольного и с претензиями. Этот ещё на голову свалился, раскомандовался. А здесь между прочим не полигон, ученые - не бойцы, а Мэтью - не юнец  для помыкания! Но с военным не поспоришь, сейчас он - власть. А десять спецназовцев - сила.
— Ривс, где ваши люди? — рыкнул офицер с экрана. - Вы ручались, что сюрпризов не будет. Им пора возвращаться.
Майор и не пытался скрывать раздражение
Под взглядом военного Ривс втянул голову плечи. Захотелось выпить.  А то он не ведал, что рейс затягивался.  Уже с полчаса, уставившись на бокал с виски, Мэтью просчитывал вероятность провала и его  последствия.   Несколько часов назад глава МОНИК добился у майора разрешения для Брюно и Веласкиса на обычную встречу с русскими: забрать животных для завершения срочных эксперимента и, чтобы не вызвать подозрений у аборигенов. И с тех пор Ривс сидел, как на иголка. Он то знал: нарваться на русских и будет настоящим крахом.
— Вы сами же наблюдаете за амфибией! — вскинулся Мэтью. Функции главного пульта управления давно уже были продублированы на его личный комм. И поэтому для не было секрета, что сейчас видит майор. Хотя десантнику знать об этом и не стоило.
— Не держите меня за дурака, Ривс! Я вижу, что катер торчит у берега, — процедил Линдгрен сквозь зубы. — Но почему он там торчит?
— Задержка при погрузке, возможно, — выдавил ученый муж, лихорадочно соображая, как отделаться от военного, — такое бывает.
— Вы ответите за последствия!
— Ещё ничего не случилось! — сделано возмутился Мэтью, наблюдая одним глазом за точкой катера, прилившей к линии суши на экране гидрофона.
Майор сузил глаза, пристально рассматривая главу МОНИК. В это время амфибия наконец то отклеилась от берега и вышла в океан.
«Вот видите», — чуть не ляпнул Ривс, но вовремя прикусил язык. Офицер тоже заметил движение, его внимание переключилось. И он перестал буравить главу МОНИК взглядом.
Пришел сигнал с амфибии. Брюно Мартин связался с Операторской и запросил доступ в северный док. Это был условный сигнал, что поездка удалась. С плеч Мэтью свалилась гора. Снова захотелось выпить, но уже за удачу. Однако расслабиться не получилось.
— Ваши люди объявились, — сообщил Линдгрен уже известное Ривсу. — Зачем им северный док?
— Ближе к лабораториям. В чем Вы их подозреваете?! — оскорбился Мэтью.
— Моя задача пресекать проникновение посторонних на объект, — оскалился военный.
— Перекройте доступ в этот сектор. Все равно на время выгрузки положено вводить режим биокарантина. — принялся объяснять ученый муж, — на время распределения животных по лабораториям и ионизации помещений.
При упоминании карантина Пауль поморщился, но советом воспользовался. К удовольствию Ривса   дверная панель – переборка   отрезала дальний сектор от центральной части.
«То то же, дорогой, — усмехнулся про себя Мэтью, — и на тебя найдется управа»
Все шло по плану. Теперь можно было не боятся чужих глаз и действовать спокойно.

0

54

* * *
Утром к Ривсу в кабинет заявились члены администрации: гориллоподобный Мартин Брюно с широкоплечим брюнетом Сезаро Веласкесом в сопровождении британца Кеннета Хаббарда, технического директора комплекса. Состав визитеров удивил и насторожил Ривса. Что могло быть общего у приятелей – здоровяков с «правой рукой» Маргарет Коул? К сухопарой главе британского сектора Мэтью всегда относился с известной долей настороженности. Союзники то – они союзники, но дамочка себе на уме.
Потоптавшись перед столом шефа, троица попросила выбить у командира десантников разрешение отплыть на берег за животными. Просьба ещё больше озадачила Мэтью. И он потребовал объяснений. В конце концов, зоопарк комплекса не пустовал, и ждать отбытия десантников оставалось сутки.
Посетители замялись, обменялись взглядами. И горбоносый Веласкес просветил шефа об открытии британки – толстухи Солли Кюре. Ученой даме удалось обнаружить в мозгу  гигантских крысаков неизвестный вид паразитов-«симбиотов» - полип величиной до двух дюймов. Под его воздействием у животного менялись повадки, исчезали видовые инстинкты. Кюре внедрила в сам полип микрочип, применяемый в нейрохирургии, и электрическими импульсами смогла влиять уже на него. Обратная пересадка уже закодированного паразита в мозг животного превратила крысу в запрограммируемую игрушку. Опыты на селайских лемурах дали неплохой результат. И Толстая Солли, как её звали за глаза, горела желанием передать через союзников материалы цивилизованному сообществу. Но сначала хотелось довести эксперимент до конца. К сожалению полипы больше одной пересадки не выдерживали и погибали при смене хозяина. Срочно требовалась новая партия крысаков   хотя бы с одним, двумя паразитами для подстраховки.
— Крыс наловить несложно. Может и с кем нибудь по крупнее повезет, — буркнул Брюно.
— А не повезет Маракевичем обойдемся, — припечатал Сезаро .
— Как Маракевичем? — поразился Мэтью, выпрямившись в кресле.
— Эксперимент надо завершить. Пока военное здесь, — поспешил вмешаться Хаббард. — Аборигенов - техников трогать нельзя пока. Русский дайвер самый подходящий.  Солли вживит ему полип, потом удалит. Считает, все обойдется.
— А если нет? — заерзал Ривс.
— Идея создать  великую высококультурную нацию на Эрлике – Ваша, — напомнил холодно британец.
— Кто-то должен её обслуживать. Вам решать — припер он Мэтью к стенке.
Конфедерат заколебался. Вадим Маракевич - единственный, кто из старого персонала не рванул спасать людей на берег, и прижился при новых хозяевах МОНИК. Первые два года он, как мог справлялся с мелкими техническими неполадками, пока случайно не столкнулся на берегу с выжившими земляками. Через него и удалось выйти на заносчивого геолога и договориться об услугах русских техников. Даже спустя пятнадцать лет Мэтью жгло от злости и унижения. Босяки на берегу с наглостью посмели диктовать ему условия. Если бы не внезапный сбой в системе очистки и канализации, он бы подождал, пока дикари не приползли бы сами за лекарствами.
— Маракевич – оператор промышленного робота, — засомневался Ривс.
— Он затаскивал артефакт в аквакар.
— Тем более, — заметил британец, — Не много ли знает?
— А если на русских нарветесь? — встревожился глава МОНИК.
— Наплетем о вирусе, карантине, повреждении кабеля, — пожал плечами Брюно, — мол приплыли сообщить.
— Посидим сутки в заложниках. Не убудет, — поддержал Веласкес.
— Хорошо. Я поговорю с майором, — поддался на уговоры Мэтью. Идея в правду, того стоила. Ради науки, дайвером можно было и попользоваться.
* * *

0

55

Прочитал с удовольствием. Мои замечания надеюсь не обидят Вас. Пишу лишь из желания помочь сделать текст лучше.

Биталина написал(а):

За недолгое пребывание в подводном комплексе десантник уже успел заметить, что забытые соотечественники влачили существование вполне комфортных условиях.


Предлог "В" после слова "вполне" просится, или нет? Или же "вполне" нужно написать раздельно?

Биталина написал(а):

— Позвольте угостить, — засуетился Мэтью со вторым стаканом за виски.


засуетился со стаканом за виски - сложно,не понятно. Не то пошел за виски, не то вместо предлога "за" нужно ставить "с".

Биталина написал(а):

— Почему не сообщили, что галанты выжигают металл? — сразу в лоб спросил он.


После вопросительного знака с большой буквы.

Биталина написал(а):

Большего майору и требовалось.


"не" пропущено.

Биталина написал(а):

Маргарет в кресле напротив поправила волокон и положила ногу на ногу.


наверное, локон?

Биталина написал(а):

Мы, как руководители миссий, не мог подвергнуть такому риску


не могли.

Я так понял по хронологии последний и предпоследний отрывки нужно поменять?

+1

56

Спасибо за оценку и внимательность. Как не стараюсь, все равно что то пропускаю. Уже поправила. До последний отрывок хронологически раньше предыдущего, объясняет предисторию. Не очень понятно?

Отредактировано Биталина (17-06-2018 22:24:29)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » «Диверсия Эрлика»