Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Корн и Розы


Корн и Розы

Сообщений 91 страница 100 из 126

91

Amadis написал(а):

Дорогой друг! Если мы будем исходить из постулата, что "все иностранцы - враги России", то станем, как Северная Корея.

Вы путаете мнение - доксу - частного лица и внешнеполитическую доктрину Государства. Если я лично стану "как Северный кореец", меня это не волнует. Я не готов обсуждать внешнюю политику Северной Кореи - я не желаю обсуждать политику - и фантазировать на тему "кто может быть виновен в развязывании вероятной новой мировой войны".  Не мое это - Вы москвич, Вам виднее, я Томич - аскет и затворник. На уровне болтовни могу заметить - все должно быть гармонично. Культурную Мировую войну Россия проигрывает. Я серьезно воспринимаю свой город культурно оккупированным - думаю и в Москве половина украшений улиц - на иностранном языке.  Согласен! Моя несерьезная книжонка дает возможность намекнуть - патриотизм дело тонкое - врагов государства надо уметь использовать в интересах своей Родины, учиться дипломатии и внешней торговле.
на Ваш риторический вопрос "Вам бы этого хотелось - чтобы все человечество погибло?" я отвечу честно - Мне бы хотелось, чтобы завтра на Земле остались только русские и соседи из бывшего СССР. Идея "Имперского миллиарда" мне близка.
Не забывайте - я автор фантастического юмористического боевика - Вы абсолютно правы - мои герои развязали новый крестовый поход - "мировую войну на уровне Европы". И что? Спеклись быстро и заныли: "Война это плохо. Пора мир заключать". Читаю при правке рассуждения Зубрикова, самому смешно - как ребенок, сначала напакостил, а потом в кусты и "поймите и простите, давайте жить дружно". Автору просто: хочешь описывать мир, готовься к описанию войны.
Повторюсь: на литературном форуме считаю более уместным и полезным обсуждать "политику" в связи с литературной деятельностью. В этом смысле русское АИ выполняет полезную роль. Я кормлю читателя фантазиями: "Русский - значит победитель". Я пишу бред на уровне "соотношение потерь - 7 убитых, 4 калеки против 20 000 трупов противника". Это фантастика, но меня лично такая фантастика радует. ВВВ как авторы создали приятный мне пласт АИ литературы, за 7 лет знакомства с этим жанром я признал - это мое, я хочу писать на тему "Наши там - всех нагнут". Поэтому мы с Вами на этом форуме, а не где-либо еще. Я лично готов проявить лояльность.
Спасибо Вам за обмен мнениями - Конкурс соискателей - значит найти тех, кто поможет в творчестве, Вы мне реально помогли, я внес заметки в свой документ "Автору цикла Прагрессоры", уверен они мне помогут писать ярче, многогранней и приятней для читателя. Максимыч вот выдал мне тапком - сижу, пишу, создаю Врага англичанина - чтобы долго и упорно вел борьбу.

Отредактировано Устомский (14-01-2018 10:38:09)

0

92

.                         Глава 9 «Мы кладем на совесть!» Реклама строительной фирмы XXI века

Легат Константин первым узнал о замысле старейшин Корнуолла породниться с иноземцами. Дело привычное, обычное. Парни посмеивались - у нас для этих церемоний есть мастер церемонного трахтибидоханья, и аханья и оханья - маленький гигант большого секса Алексей Зубриков.
Лешка не сердился, и возмущался больше от желания повыпендриваться.
Дикари, они как котики! Нельзя сердиться на котиков, ну, нагадил в тапок, мерзкий пушистый прощелыга, надо понять и простить. Вздумали породниться с атлантами - можно и породниться.
Он только уточнил у Кости:
- Мы ведь семьдесят две общины им разрешили. Семьдесят две девчонки... многовато будет, напряжно, обиды пойдут, недопонимания. Может, поучаствуете в деле обогащения народа прогрессивным вкладом в генетику? Вы попаданцы или кто?
- Нет, Лешка, - рассмеялся Костя. - Не надо нам семейные очаги ломать. Успокойся. Выберут всего двенадцать девственниц. Там у них свои заморочки, старые обряды, как ты любишь, шаманство, жречество, ведунство, старые боги... я не лезу в это мракобесие, ты меня знаешь, без него хлопот полно. Я уйду в Атлантис на месяц, Витя рванет на Канары с Апфией, там надо повторить жесткие меры, а то расслабились арабы и испанцы, португальцы зашевелились. Жаль Энрике не приплыл с крестоносцами. Хороший принц - толковый, скоро придется помогать арабам в Африке. Апфия мутит поход в Средиземное море, к Греции своей поближе. Нам это пока не надо, но вот Венецию пора прижать. Мы планируем серьезно усилить флот, Лешка. В Средиземном море - галеры рулят. Леша, нам не справиться с гребными кораблями. Им плевать на ветер, они не спешат, пыхтят вдоль бережка потихоньку, все мели знают, они на рывке нас возьмут в абордаж и нам кранты. Пока арабы валандаются у Канар - все отлично, там этим пиратам мы славно отвешиваем на маломерках. Но если вдоль Африканского побережья пустить европейцев... нам тяжко будет. Короче, я уезжаю на месяца полтора. Присмотри за городом.
- Двенадцать девчонок. Это две недели. Это уже рабочий вариант, - успокоился Зубриков. Потом сморщился. - Опять подсунут малолеток. Дикари!
- Ты не волнуйся, они только на конец марта планируют какие-то свои церемонии.
- Ох, ты ж ёжики в лесу, - вдруг улыбнулся Лешка. - С ними зайчики в полях. Старики и старухи мутят Остару!
- Чего? - не понял его Костя.
- День весеннего равноденствия, Костя. Древнейший праздник. Вот отчего они засуетились, они медленные, месяц будут готовиться, в конце марта меня напрягут. Это нормально. Договорюсь я с ними, чтобы по времени накладок не было. Тогда спокойно с Ринатом рвану по Англии - надо нам кончать с этой войной. Они у нас кровавыми слезами умоются, аристократишки поганые.
- И Валуа свою навестишь заодно, - подначил его Лещенко.
- Да, соскучился я по Катрин. С нее и начну. А потом - на злодейства и коварства с чистой совестью. За месяц мы с Ринатом управимся. Как раз до двадцатого марта будем мстю мстить.
- Почему до двадцатого?
- Воскресенье. Новый год у них. День Матери. Остара. Там всего понамешано, ты прав, Костя. Сильный день.
***
Уже к концу января Лансфом мог считаться «сити» - тером, как говорили корнуольцы - городом, в нем постоянно проживало тысяч пять человек, смотреть на этот город было забавно. Атланты отчего-то запретили называть новый город Лансфомтером, «Лансфом» - коротко и ясно. Когда Костя сообщил им корнуольский вариант названия, Зубриков начал ржать, как сумасшедший. Ринат и Витя тоже напряглись, почуяв какой-то подвох. На недоумевающий взгляд Кости Леша высказался: «Лансфомтер. Трансформер, блин! Зовите меня Оптимус. Оптимус Прайм». Все покачали головой на этого бракованного «бамблби».

0

93

Городишко претерпел кардинальные изменения за месяц. Сначала пришли атланты и прогнали всех англичан и их прихлебателей. Тогда легионеры не церемонились, и быстро заставили убраться с насиженных мест толпу в пару тысяч человек. Убивали только огрызающихся иностранцев и англичан. Затем в городе начались процессы разрушения и строения. Костик заранее провел новую разметку улиц, и в самом удобном месте, на самом возвышении, на основе Лонстонского замка, атланты принялись строить новый собор - собор Святого Фомы.
Лансфом ожил быстро. Как только местные корнуольцы узнали о странных чужеземцах, они стали подтягиваться к городу, любопытствовали. Каково же оказалось их удивление, когда их встретили довольно дружелюбно - при этом все атланты скрывали свои лица за масками!
Легионеры насмотрелись уже на быт простых англичан и корнуольцев - свиньи живут чище и сытнее в Атлантиде. Дистанция между ребятами и местными образовалась солидная, крепкая, надежная.
А потом корнуольцам предложили потрудиться во славу Святого Фомы - принять участие в строительстве собора и благоустройстве города. И вот тогда народ проникся. Уже через неделю в окрестностях города было не протолкнуться от корнуольцев. Большая часть набросилась на работу. Атланты выдавали задание и оставляли дело под присмотром назначенного ими корнуольца. Потом они принимали работу и расплачивались товарами. Атланты сразу заявили: «А вам золото не нужно?» Сначала корнуольцы ничего не поняли, а потом застыли в шоке, когда эти странные атланты просто пояснили: «У них золота много, они готовы дать корнцам за работу. Вот только зачем корнуольцам золото? Атланты его назад не принимают! Им олово нужно. Олово - металл полезный, а золото... красивое, это да, но толку от него больше нет». Некоторые корнуольцы брали золотом, большинство сразу накинулись на товары повседневного пользования: одежду, еду, инструменты и оружие.
Работа нашлась для всех - даже малолетние подростки получали задание по расчистке и уборке новых улиц. Даже женщин и девчонок припахали атланты. Собор рос быстро, материала от разрушенного замка вполне хватило, чтобы заложить крепкое основание для стен.
Из Атлантиды приплыл грандмастер Луис Сарагоз, тот еще масон, каменщик абсолютно нового поколения - за пять лет общения с попаданцами этот здоровый громила, с умнейшей головой, быстро напитался новыми идеями и поверхностными сведениями. Все слова атлантов надо было проверять и перепроверять. Они сразу заявили - у них на Родине строили из других материалов! Искусственных. Там, далеко на севере, почти нет камня среди льдов. Каменщика это не слишком удивило, о бетоне он знал, глиняный кирпич тоже привычное дело - проверим, попробуем, помощники есть - его, как и всех других мастеров, очень удивило почтение и уважение, которые атланты оказывали людям труда. На острове Атлантида они построили здание Совета - громадину свыше пятидесяти метров высотой, которая притом выглядела очень красиво.
В новой столице Корнуолла атланты строили свой первый собор, чтобы превратить город в место централизации власти Корнуолла. Дикарей надо было воспитывать. Однажды, рассуждая о становлении Москвы, ребята пришли к выводам, которые сочли полезными для своей жизни. Мало захватить власть в Корнуолле. Надо укрепиться в этой «оловянной республике» и учить корнуоллских шахтеров правильному ведению дел, правильной жизни, навязывать им превосходство своего образа жизни. Правильная политика в Корнуолле может быть только одна: «Кругом враги. Точи кайло! Копи болты! Атлантида нам поможет!»
***
При этом на социальное значение фигуры Святого Фомы атлантам было наплевать с высокой колокольни. Они честно заявили всем родным, своим, атлантам: «Дикарям не понять. Они долго будут стремиться к Фоминизму. Только им это будет сложно - из трясины предательства веры так просто не выберешься».
Для самих попаданцев все было просто: Бог это вечное. А вот религия это вторичное. Они определились с тем бредом, который был им знаком: «Не бывает атеистов под огнем». Лаконичная фраза об интересном моменте. Человек привык полагаться на Бога. Но с какой-такой стати человек решил, что Бог помогает? Перед боем человек молится. А после боя находится идиот, который кричит: восславим Господа за помощь. Какой Господь? Его кто-нибудь видел на поле боя? Чудо было? Какая помощь? Человек сам, израненный, из последних сил, с помощью команды сделал работу - выиграл бой. А победу делит с Богом. И в голове откладывается мыслишка: «Господь помог». Не надо такого! Заработал - получи лабриков сполна, и не надо делиться со всякими халявщиками.
***

0

94

А потом атланты и корнуольцы достигли первых договоренностей в Белом замке Рестормер. После этого старейшины Корнуолла получили предложение: каждая крупная община, «бар», «бор», «бур», они разнились по названию у разных кланов, может получить в новом городе свое здание, здание для Совета клана, представительства клана в столице Корнуолла. И старики, главные впредставители "бар-боров" метнулись в Лансфом - выбирать себе место поприглядней и солидней.
Оказалось, что все семьдесят два дома - крепких, высотой в три этажа - были практически одинаковы. А они и были все переделаны и перестроены по атлантскому шаблону. Здания теряли любую ценность в качестве объектов обороны. Широкие окна, удобные лестницы для подъема на этажи, на первом и втором этажах были большие залы для приема, на третьем этаже комнаты постоянных жильцов. В самом городе атланты ввели систему постоялых дворов-гостиниц, которые тоже отличались от привычных этому времени мрачных забегаловок.
В Лансфоме было чисто!
От европейцев воняло. И воняло не грязью, а каким-то странным грубым запахом. Первая мысль была спросить: «А чем от вас так попахивает?» В большинстве случаев, простонародье этого времени ходило грязным половину жизни. Люди мылись. Вот только все европейцы были лентяи и недотепы, они часто мыли руки и лицо - грязнули несуразные воображали, что, выставив напоказ чистую витрину, они скроют запах немытых тел. И мылось большинство холодной водой, с обычным примитивным мылом: смешивали жир с золой. А работали простые люди очень много, занимались тяжелым физическим трудом.
Атланты поступили просто: предложили корнуольцам новые сорта мыла: с разными запахами, куски разной формы, разного цвета - понятно, что дикарям приглянулся такой товар. Даже с холодной водой можно было вымыть тело чище, чем с местными жуткими поделками. Кстати, аристократы мылись часто, но от них всякими «недопарфюмами» пахло, вот уж, действительно «отдушки». Парфюм был разный, но самой популярной в Англии была смесь растертых лепестков роз и соли. Лаванда пользовалась популярностью. Пряности - это для богатых.
Легионеры кривились от скопления народа - какие засады? Этих трудяг горцев за двести метров выдавал запах. Впрочем, от  англичан и других европейцев, со своей оригинальной вонючестью, корнуольская гвардия могла спрятаться. Ведь что главное в деле засады? Правильно: сидеть тихо и не бздеть!
У атлантов царством гигиены был Атлантис, там было шикарно с горячей водой - природные источники, даже места «горячего океана» - там было классно. Но и на Мадере было удобно: когда живешь большой «общагой» на несколько сотен человек, вопрос приготовления пищи приходится рассматривать серьезно и грамотно. Кухня атлантов работала от рассвета до заката, и в специальном медном баке всегда можно было набрать маленькое ведерко горячей воды. Дети после физкультуры и занятий физическим трудом поступали просто: смотрели на уровень воды в душе и пополняли  запас горячей воды. По необходимости, набирали ведерко холодной, выливали в бак с технической водой и набирали из него горячую воду, чтобы пополнить душевую. Мылись просто, без мочалок, просто мылом протирали тело и смывали. Куском ткани обтерся, и бегом на новые занятия.
***
Получив свои резиденции в столице, кланы узнали, что обязаны отплатить - благоустроить свои дома, и украсить в полном соответствии со своими вкусами и традициями. Так атланты начали разводить простаков на олово. Разделяй и продавай! Они предоставили корнуольским старейшинам примитивное подобие каталога и намекнули: «Ты на соседа не смотри, ты на свой дом смотри. Купи себе новые витрумы в окно и будет тебе почет и уважение!» Витрум, это стекло на латинском, ребята увидели, что европейцы дуют стекло в полный рост, но все у европейцев было такое корявое и непотребное, что парни напряглись на поиск продвинутой технологии. Кое-как, по всяким книжкам про попаданцев, сообразили примерный рецепт и технологию изготовления стекла. Добились изготовления довольно качественного, прозрачного белого стекла. Но маленькими кусочками, величиной двадцать на двадцать сантиметром. Но все были счастливы и начали учиться работать виражи. Попаданцы знали ценность стекла и - главное - зеркал. В начале этого века венецианцы только-только выкупили патент на производство стекла у фламандцев. Зеркала делали уже целый век! Выдували шар, потом в него через трубку вливали расплавленное олово, которое растекалось ровным слоем по поверхности стекла, а когда шар остывал, его разбивали на куски. Когда парни прочитали этот рецепт, они осознали - венецианцы им не простят покушение на поставки олова. И взяли на заметку: где только возможно - подставлять синьоров.

0

95

За возможность жить, и постоянно париться над вопросом украшения своей резиденции, корнуольцев обязали принимать участие в поддержании чистоты на улицах, выделить гвардейцев, которые образуют стражу Лансфома - отряд для присмотра за порядком.
Все резиденции украсились флагами святого Пирама и клановыми символами. Корнуольцы узнали, что церкви святого Пирама в столице не будет! Из старых католических церквей осталась только церковь Святой Марии. Все остальные церкви легионеры пустили на строительство собора и материалы для резиденций. Атланты не распространялись про свою веру, церковные обряды, а католических служителей просто изгнали поголовно из Корнуолла. Но старые церкви в маленьких поселках они не трогали, приветствовали образ Святого Пирама и заявили: «Поставьте своих служителей. Каждый будет проверен на предмет лояльности к Атлантиде. Связи с Римом - запрещены! Связи с Лондоном - запрещены! Предатели не выживут, предателей будут топить в океане.
Древний язык, латинский язык - дело нужное, отличное, учите на здоровье. Но службы в церквях лучше бы вести на родном языке. И дети с малого возраста все понимать будут, и те, кому нет необходимости вести дела с атлантами. У Корнуолла есть свой язык, язык предков - зачем от него отказываться? Чем он недостоин для ведения разговора с богами?»
И опять шумело корнуоллское общество. Никакой спокойной жизни не было с этими непоседливыми пришельцами.
Вскоре последовал скандал. Простые, как все приощелыги и проходимцы, корнуольцы сделали честные глаза и пришли к легату Константину с просьбой: «Хотим принять ваше христианство. Мы ведь видим - оно помогает!»
Константин собрал экстренный сбор старейшин кланов и прочитал отповедь на тему: «Вы совсем нюх потеряли? Фоминизм это звучит мощно! Это не для всех! Это истинная, изначальная вера! От самого сына бога. Нет, уважаемые, мы вам не отказываем. Дело в другом. Смотрите заповедь номер пять. Евангелие от Фомы: Иисус сказал: «Познай то, что перед лицом твоим, и то, что скрыто от тебя, - откроется тебе. Ибо нет ничего тайного, что не будет явным». Атланты потому и носят маски - чтобы вы познавали тайное! Фоминизм не принять так просто, под пинками или когда левая нога захочет. За просто так вам впендюрили католичество - вот и возитесь с ним теперь. Евангелие свое мы не скрываем - сдавайте олово - берите и читайте, раскрывайте секреты и тайны». 
Корнуольцы поняли, что к этим хитрым атлантам так просто не подойдешь, и стали подкупом действовать. Они люди честные, и захотели отблагодарить атлантов за резиденции. Костя сразу смекнул, что эти пройдохи с гор смекнули, что если атланты и другие города начнут улучшать своим вниманием - это хорошо для Корнуолла, это полезно и очень выгодно помогать на строительстве.
«Тинтагель хочу!» - громко заявил в ответ на предложение легат Константин. И тонко намекнул корнуольским лидерам, что атланты с удовольствием примут в дар замок на западном побережье Корнуолла. Маленький такой замок - где удобно вести дела с Уэльсом и Ирландией. И с западными шотландцами можно попробовать наладить контакты, парни в килтах тоже - разные, с  ребятами западного побережья стоит покумекать о взаимовыгодном обмене. Атланты вот к МакЛаудам и МакМилланам неравнодушны, и МакКартни им очень нравятся. Еще Леннонов надо поискать, тоже достойные люди могут оказаться, хоть и скандалисты.
***
Вопрос о статусе столицы, особенностях «столичного образа жизни» ребята давно разобрали по косточкам, основательно, на примере России. Как Москва стала столицей? Сложно, трудно, но довольно удобно для развития страны. Расположение к центру от развитых уже городов давало преимущество.

0

96

«Киев изначально великий город, в отличие от Новгорода, - улыбнулся тогда Витя. - Все просто. Я моряк. Я человек воды. Днепр - великая река. Днепр могучая река. И, стоящий на его берегу, Киев многие века будет процветать в плане торговли и экономики. А Новгород был удобен, пока купцы плавали на жалких суденышках. Новгородцы не застолбили себе места на Балтике. Все. Финал. На нормальной каракке уже сейчас до Новгорода не просто дойти. Кому он нужен, умирающий торговый центр. Иван Грозный в историческом смысле, сделал доброе дело. Он нанес честный удар милосердия умирающему Новгороду. Старинный город умер с честью, истекая кровью. Стал обыкновенным губернским центром, на окраине империи».
Конечно, Новгород оказался не на окраине, но стал скромным и невеликим, с Москвой не сравнить.  Ребята решили обязательно учесть опыт Москвы. Третий Рим. Хитрый городок. Ресурсов никаких: ни железа, ни соли, ни угля, ни золота, ни серебра. Но! Сообразили же: будем ковать административный ресурс! Молодцы москвичи.
Столица, это столичность, которую все провинциалы, в простом смысле, не обидном, жители других провинций, - не любят и фыркают «Масква», а москвичи в отместку фыркают и «понаехалитуткают». Главное в другом - столичность, это и есть сто личностей. Москвич знает, растет с мыслью, что он особый, он администратор, надо будет - поедет в захолустье и наведет там шороху и порядку, потому что он личность, он из Москвы.
Столичный живет в более быстром темпе, он соображает иначе, он воспитан не более культурно, но более сметливо, смело мыслит, принимает решения - у него всегда задница прикрыта родственниками в столице, ему не так страшно, иногда ему даже прикольно на тему «Дальше Магадана не сошлют. Наведу здесь порядок - лучший шанс вернуться с почетом домой».
И все эти планы начинали реализовываться в новой столице нового вассала Атлантиды. Атланты обозначали свое равнодушие к Корнуоллу: «ваша страна - вы сами себе хозяева» - но сказано это было с равнодушным, хладнокровным попранием старых ценностей, всего, что не устраивало завоевателей. Они искоренили сотни привычных вещей: рабство и рабовладение, ростовщичество, старые торговые отношения, католическое влияние, и много, очень много других знакомых корнуольцам с детства жизненных устоев. Корнуолл не взбунтовался по одной причине - все уничтоженное было крепко пропитано потом и кровью англичан. Англы долго ломали и гнули Корнуолл, давили самостоятельность, убивали традиционную культуру - не смогли до конца задавить. Нигде еще не успели, непросто это. Со временем англичане могли создать великий народ - народ, построивший новую империю - Великую, могучую Британскую империю. Атланты начинали рушить фундамент этих перспектив, выбив у Англии почву под ногами. Нагло захватили Корнуолл, замутили волнения в Ирландии и Уэльсе.
***
Атланты не собирались воевать по европейским законам войны. Прежде всего, они дали понять аристократам Англии простую вещь: за убитого легионера - умрут аристократы, правители и предводители стада воинов. Родственники погибших участников похода на Корнуолл могут не беспокоиться о том, что не получат тела погибших для погребения. Это не беда! Можете начинать готовиться к новым похоронам родных в своих замках. Есть две ветви Плантагенетов: Йорки и Ланкастеры. Они еще спасибо скажут за уменьшение поголовья конкурентов в борьбе за власть.
Атланты дистанцировались от Корнуолла. Это важно! Корнуольцы теперь могут развести руками: не виноваты мы, приплыли звери, вырезали англичан. И нам в их замок хода нет. Нам приказали - мы роем олово. Но это был слабенький ход для успокоения совести: все понимали, что при возвращении власти англичан, наказания за бунт последуют страшные, англичане могут вырезать всех корнуольцев, а какая разница «кто там, в шахтах горбатится»? Рабов нагнать на рудники не сложно.
Атланты демонстративно создавали отличный пункт обороны, словно приглашали: атакуйте, вот они мы, совсем рядом, мы не против - дураки, бросившие вызов атлантам, уже поплатились. На Плиме был введен жестокий режим бдительности: «посторонним вход воспрещен» - это для детей, у атлантов стало проще - «Посторонним вход разрешен, наказание - смерть». Абсолютно всем.

0

97

Атланты готовы наносить новые удары по Англии. Готовы обнародовать воззвание к Уэльсу и Ирландии - не лезьте в Корнуолл, копите силы - может и получится восстановить независимость от Англии. Мы ослабим Англию очень сильно. Ждите момента, мы к вам не лезем.
Верхом политического цинизма и насмешки звучали слова упрека к Совету Регентов: «Образумьтесь, негодники! Вы что творите? Так вы заботитесь о наследии великого Генриха? Вы хотите оставить подросшему королю в правление нетронутые атлантами графства Суссекс и Кент с административным центром в Лондоне?»
Этот вопрос тоже давно обсудили попаданцы. Больше всех разорялся Зубриков, у которого, в силу безалаберности и глупости, было хорошо развито чувство лояльности. Леша Зубриков умел подчиняться, быть ведомым, быть частью команды, чтобы чувствовать себя сильнее. Он во всем видел командную работу, что заставляло его возникать с заявлениями: «Да не верю я в Сталина! Я верю в сталинизм. Глупо валить все восторги и приговоры на лидера. Не мог быть Хрущев предателем, не выживет одна «крыса кукурузная» на таком уроне власти! Если бы он был предатель Родины, раскусили бы его. Команда была. У каждого правителя - команда - но обыватель все валит на лидера. А я лидера понимаю и сочувствую ему, мне его, более всего, даже жалко за судьбу, за выбор такой политической роли - быть лидером».
***
Децимация Атлантов была проста и понятна - за каждого убитого легионера будут убиты десять аристократов Англии, из родов, принявших участие в военных действиях против Атлантиды.
Это было дерзкое предупреждение: «Остановитесь, пока не стало поздно - у вас скоро не останется герцогов, графов и баронов. Вы все, в разной степени, но родственники - нам нет никакой разницы, кого карать. Трудно достать герцога, ничего страшного, мы убьем его племянника, кузена, брата, желательно, чтобы герцогом был, но мы и графьями не побрезгуем. Поймите наши слова правильно: каждый платит за свои грехи. И простолюдины свое заплатят, и дворяне тоже будут нести ответственность».
***
И вот уже крадутся в ночи парочка «ниндзей», и шипит обиженный Зубриков: «Почему бы кого-нибудь не замочить в сортире?» Еле слышен шелест спокойных слов Аматова: «Тебе так нравиться нюхать английские какашки? Ты становишься извращенцем Лешка. Не доведет тебя твоя Катрина до добра». «Катенька чистенькая! Я проверял! У нее кожа пахнет лимонными корочками, она ими обтирается. Воображает себя оригинальной. Я выпросил у Апфии флакончик духов, из наших, их тех самых, из прошлого, ну, из будущего. Она узнала, что для Валуа и честно поделилась», - чуть громче обозначил свое возмущение Зубриков.
Продолжать брехню о своих сексуальных похождениях ему не пришлось - они подкрались к дверям  модного дома фламандской бани.
Во время Столетней войны Фламандия входила в состав Бургундии, мощного герцогства, которое постоянно бунтовало против королевской власти. Такие соседи были полезны англичанам. Бургундцы были законодателями европейской моды. Фламандские женщины были крупны, белокожи, пышногруды и обладали сильными, но нежными руками - лучших мойщиц Господь не мог создать. Мыть мужчину в бане позволялось только женщине! И оказывать прочие услуги распаленному горячей водой и сильными, шаловливыми женскими ручками телу - было привычным делом для фламандок. Все они были двойными, а то и «семерными» шпионками на службе герцогов Бургундии и корон Англии и Франции.
Веселая компания молодых аристократов только расслабилась в своих ваннах, с кубками изысканного бургундского вина. Они только начинали разогревать кровь от стылого морозного воздуха там, за стенами, на улицах славного Уинчестера. Знали бы юноши о последствиях своего желания потешить плоть, сидели бы в своих поместьях. Мерзкий Зубриков! Упросил он Аматова: «Не надо трогать Саутгемптон. Остался последний порт у Плантагенетов на юге почти целый. Не будем там мстю корячить!» Ринат пожал плечами, какая разница? Этих Плантагенетов, как крыс чумных, полно по Англии. Вот и заглянули в бывшую столицу древней Британии.

0

98

Дверь в залу с большими бадьями-ваннами неслышно отворилась. Деревянные ванные совсем не напоминали внешним видом бочки недоделанные, нет - они были сделаны весьма изящно, украшены искусной резьбой и восхитительно пахнущими свежими цветами лаванды и роз. Они стояли рядом друг от друга, широкие, невысокие ванны, чтобы сидящий клиент мог свободно дотянуться рукой до стоящего рядом столика, на котором ждали вина и закуски. Расстояние между ваннами было небольшое, ведь так приятно полюбоваться на обнаженную спину, чуть прикрытую пышными волосами мастерицы фламандки, которая чуть нагнулась перед тобой, чтобы ей было удобней мыть твоего соседа. Юноши замерли в предвкушении - вот и добрые фламандки пожаловали! Но это были не фламандки. Совсем не фламандки.
В залу вошли два человека, один сразу выделил знакомое ему лицо - подошел сзади к юному Ричарду Ланкастеру, вдруг достал кинжал и перерезал ему горло. Сначала никто из молодых людей ничего не понял. А потом стало поздно кричать: «Караул!» Слова атланта всех заставили вжаться спинами в борт бадьи и замереть, не привлекая к себе внимания. Говорил незнакомец негромко, но оттого было более страшно:
- Хампфри Глостер, дядя убитого мной юного Ричарда, имел глупость погибнуть в походе на Корнуолл. Его труп мы бросили в реку. Его скушали рыбы. И герцог Глостер превратился в рыбные какашки. Теперь его кушают морские черви. Вы же не хотите, чтобы вас тоже кушали морские черви? Возможно, ваши отцы и дяди не сказали вам, молодые люди, одно новое правило - не надо лезть в Корнуолл. Мы будем наказывать дерзких нахалов просто. Его дядя полез в Корнуолл - и за это я убил молодого Ричарда. Вы еще молоды, вы меня не понимаете. Вы просто посмотрите на труп вашего друга и запомните, просто запомните мои слова: не надо лезть в Корнуолл. Ни вам, ни вашим взрослым. За выходки ваших отцов атланты убьют вас. Надо ехать во Францию, там весело, там фламандки, там турниры и слава. А в Корнуолле -  подводные черви.
Молодые люди что-то слышали, кому-то сочувствовали, но все это было несерьезно. А вот этот труп, который так и не сполз по стене ванной на дно, сидел, пугал своей медленно уходящей из тела жизнью... куда уж серьезней? А потом и второй атлант добавил прау слов:
- Я вас запомнил. Тебя - Роберт Берк, я очень хорошо запомнил. В следующий раз так просто не отделаетесь! Синьор Негоро из Венеции советует в подобном случае отрезать всем непонятливым их пипирки. Берегите свои пипирки!
И два мерзавца спокойно вышли. За дверями Аматов несильно, но болезненно двинул Зубрикову в живот:
- Сволочь, ты Зубрилка! Привязался ко мне со своим фекальным юмором!
- Рыбные какашки - это страшно. Они такие длинные, противные, как ниточки. Я видел в аквариумах. Всю красоту коверкают! Неприкрытое дерьмо и красота в одном аквариуме... слушай, а ведь это очень масштабно в эстетическом плане.
- Заткнись! Ох, и балбес же ты, Лешка, - рассмеялся Ринат. - Пойдем, нас еще один клиент дожидается. А фламандки ничего так, видные дамы.
Он улыбнулся служанке, и они пошли на выход.

Граф Хэмпшир готовился к отъезду во Францию. Неуютно становилось на землях старой доброй Англии. Проклятые атланты! Принес же дьявол их к английским берегам! Сидели бы в своей проклятой Атлантиде, как сидели все эти века - чего им в Англии понадобилось? Понятно чего - олово. Какая наглость. И воюют они мерзко и неправильно. Так благородные люди войны не ведут! И понес же черт племянника в этот поход на Корнуолл... хотя, он сам позволил молодому Джону покрасоваться в компании таких славных воинов. Какая беда, какое несчастье...

0

99

«Бонджорно, синьор Панталони», - раздался голос из угла. Граф обернулся и замер. «Какой Панталони? Почему Панталони?» - были его первые мысли, пронесшиеся в голове в ответ на это дикое приветствие.
- Вам привет от синьора Себастьяна Перрейро, торговца черным золотом, - добавил второй незнакомец.
- Томас Уэстон граф Хэмпшир, к вашим услугам, - холодным тоном представился граф. - Что вы делаете в моем поместье?
- Пришли забрать свое, Уэстон. Прощай, - с этими словами один незнакомец резко взмахнул рукой и граф почувствовал сильный удар в горло, от которого сразу задохнулся, а потом он понял, почему кровь, почему он не может кричать и вызвать слуг, почему так темно в глазах.
Один из незнакомцев негромко заметил:
- Если подумать, смысл фразы «К вашим услугам» просто нахален. Ты только вдумайся, Ринат, это значит: «Я готов, чтобы вы мне служили». Каков нахал, слуг он выискал!
- Прикольно. Нож забери, - тихо ответил ему Аматов.
Скоро они покинули притихшее поместье Уэстонов.

После гибели Томаса Монтегю графа Солсбери, удача отвернулась от мужчин этого славного рода - сразу четверо Монтегю погибли в один день, когда неизвестные напали на них во время охоты, мерзавцы просто сожгли дворян и слуг вместе с охотничьим домиком.

Ричард де Бошам граф Уорик погиб в Корнуолле.  Молодая вдова, Изабелла ле Диспенсер, дочь и наследница Томаса ле Диспенсера, графа Глостера, после смерти мужа приняла в наследство и графство Уорик. Изабелла была из Йорков. Ее дедушка был первый герцог Йорк, а бабушка была дочерью короля Кастилии и Леона. И ребята сидели и думали, что делать. Зубриков вдруг заметил:
- Она красивая, молодая, власть у нее в крови. Не поймет, если ее послать в монастырь, как Офелию. Не откажется от власти и мира. Но трогать ее нельзя - не поймут нас девочки.
- Беременная она. Отбой, Лешка, мы не звери, - согласился Ринат. - Пускай родит наследника или наследницу. Здесь уже в полный рост женщины титулы наследуют.
- Слушай, Ринат, а может к ней подкатить с предложением: «Мы тебя не трогаем! Но выкупи свою жизнь. Жизнь за жизнь. Ведь есть у тебя родственник из Йорков, которого ты ненавидишь! Который всю жизнь портит. Имя! Скажи нам имя, и мы тебя освободим от него».
- За что ты так ее не любишь, Леша?
- Помнишь, я признался, что немного антисемит. Потому что боюсь евреев - слишком они умные. Я еще и англичанок недолюбливаю, потому что боюсь. Ринат, ты только подумай, две королевы сделали великую Британию: Елизавета и Виктория. И у нас тоже в Англии королева неплохо рулила. Я, правда, имени ее не помню. Да там еще и Маргарет Тэтчер была!
- Елизаветой, кажется, королеву звали. А железная леди, там порядки навела, это точно, - задумчиво поддержал тему Ринат. Потом подумал и добавил. - Да глупости все это, Лешка. Сам себе противоречишь! Ты же против культа личности, ты за коллегиальное управление. Елизавета - никто, афиша - точнее, мощная афиша, Елизавета это о-го-го! Но вместе с ней команда работала. И у Виктории была мощная команда.
- А почему тогда английские короли через одного: не дурак, так полудурок? Где команда?
- Так развлекаться любили! И команде отдохнуть надо иногда. Это полезно для власти: накопить богатств, а потом дурак все прохохочет на любовниц и любовников. Опять надо работать, мир меняется, надо искать новые пути облапошивания соседей.
Велика была удача юной графини: и ребенка она ждала, и ни одна девочка из корпуса амазонок не погибла при нападении на Англию.
И не спеша шли по Англии два монаха, и после их появления в новых замках надевали траур.

0

100

.                                            Глава 10 «Он сказал - поехали». Николай Добронравов

Старая, но сразу видно - красавицей была в молодости - жрица вдруг спросила у Леши:
- Ты видел Распятого бога?
- Конечно, - сразу признался Зубриков, и усмехнулся. - Да я его сто раз видел! Это точно.
Жрица внимательней посмотрела в глаза атланта, и прошептала, довольно громко: «Ты не лжешь». «Конечно, не лгу», - подумал Лешка, не уточняя, что фильмов про Христа он видел несколько. А зачем уточнять? Все равно им не объяснишь, что такое кино. Зубриков и сам не в зуб ногой не понимал ничего в вопросе «Как это делается? Как работает кинокамера?»
А вот в ритуалах Лешка уже начинал соображать. Раньше он читал про них. На Канарах ему часто приходилось принимать участие в ритуалах. Настоящих, изначальных, первобытных - жутковатых. На Канарах он давно заделался своим. И теперь ему было интересно: что нового могут показать ему корнуольцы. Прямо любопытство его грызло. «Кельты - они прикольные. Морды в синий цвет вайдой раскрашивают, "чингачгуки" недоделанные, и боги у них любопытные», - улыбнулся Лешка.
Они уже подошли к небольшой долинке, со всех сторон укрытой от ветров невысокими холмами. Пейзаж был удивительный. Рукотворный. В центре долины возвышался ствол дерева, с аккуратно срубленными ветвями у подножия и чуть выше, на пару метров от земли. Вершина дерева была голой - ветви отрублены коротко, неаккуратно, разной длины - они торчали уродливыми, корявыми обрубками во все стороны, украшенные тряпочками, амулетиками, и прочими фетишками, которые так любят развешивать на ритуальные деревья все дикари и ритуалисты.
Близилось время рассвета, но в долинку лучи солнца еще не попадали, хоть верхушки холмов уже начинали четче проглядываться на фоне неба.
Леша подошел к стволу и сразу увидел свое место - с одной стороны ствол выделялся. Кора давно стерлась, и ствол был голый, но выглядел грязным, темным, почти не отличаясь от сосновой коры дерева.
Зубриков прислонился к стволу спиной и стал ждать продолжения. Жрецы не зевали, быстро и крепко прихватили тело кожаными ремнями, чтобы он не свалился с ног, не отвалился от ствола сосны. Когда одна жрица протянула к его губам кубок, Леша отпил довольно приятного настоя на травах. «Вкусненько. Отравить меня вздумали? Наивные - после переноса нас не отравишь! Голову если отрубить - тогда беда. А яды, раны - это так, временные неприятности, которые мы переживем, - усмехнулся Зубриков. - А вот к дереву они меня грамотно поставили: лицом к могиле солнца. Удобно, не будет глаза слепить. Долгий день ему стоять». Он не сомневался - выстоит - и не такие ритуалы видали!
Сосна, на которой «распяли» жертву, стояла почти в центре поляны, по которой сновали корнуольцы, радостные и довольные. И этого было не скрыть раскраской синими узорами на их лицах. Пришел хороший день. Они его встретят, как и много веков назад, как их предки, встретят по старинному обычаю.
Светало. Ловкие жрецы несли большой оловянный котел. Котел был простой работы, грубой, совсем не изукрашенный, но очень большой - как в кельтских мифах о волшебном котле Дагды.
Водрузили его жрецы на три высоких, крепких камня, почти в полуметре над землей, и стали разводить огонь. Зубриков на это смотрел с интересом: «Потешные парни, и что они замыслили? Олово точно плавится в костре, в костре температура под девятьсот градусов, у этих неумех и восемьсот наберется - но все равно - олово плавится при трехстах точно! Хотя, там вода, она будет температуру отнимать... или не будет, и тогда прогорит котелок?» Но все рассуждения нашего страдальца развеялись, когда он увидел, что жрецы принесли еще несколько плоских камней и расположили их вокруг котла. Леха понял - не расплавится у них котел, будут температуру ровную поддерживать. Понятное дело, надо же чем-то занять себе целый день. Он вздохнул: «Висю тут, как Один недоделанный - глаз мне не выкололи. И Распятого тоже не стали из меня изображать - без гвоздей обошлись - у них ума могло хватить, если бы узнали, что я бессмертный. А чего тогда не поковырять гвоздиками тушку бессмертного попаданца? Вот бы они чухнулись! Кровотечение затягивается у нас, если слабое. Порезы от меча вообще не беда, даже шрама не остается на следующий день! Жаль нельзя им чудо показать - порезать себя, и кровищи напустить побольше, и спрятаться в землянку - а потом через сутки выйти к ним с чистым телом. А шрамов-то нету! Вот бы они офонарели! Нельзя такие слухи в народ распускать. Мы, «маклауды» - народ скромный».
После "попадания" в прошлое организмы ребят изменились. Ринат Аматов, который учился на третьем курсе лечфака, все еще копил факты, "собирал анамнез", изучал историю их необычной, сильной регенерации. Толком ничего не изучил, но работу в этом направлении не оставлял.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Корн и Розы