Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Корн и Розы


Корн и Розы

Сообщений 41 страница 50 из 125

41

Устомский написал(а):

Так что, мне надо и массовому читателю попытаться угодить: боевка, приключения, дартаньянство,

Устомский, коллега, не могу поверить, что массовому читателю так хочется кровякой из монитора свою морду запачкать.
Массовому читателю хочется запачкать свою морду вражьей кровякой. А для этого нужен образ врага.
Из Эксетера этот образ пока никак не получился. А ведь в этом городе - ставка оккупационной англовской администрации.
Вы же хотели, помнится, выдать валлийцам пулемёт и каску арбалеты и кирки - валлийскую отечественную войну мутить. Вот и прикиньте, как смачно валлийские партизаны проделали бы всю грязную работу за Ваших амазонок, да еще бы без обидок к вашим, и в прибытке себя бы числили: "Чо, получили, козлы городские?!". А сейчас у них реакция - "Бедняги эксетерцы!" "Какие такие сволочи наш собор и церкви поломали, твари?!"

Вобчем, Вы погнались за копейкой писательской, а наломали - на червонец.

Интерес читательский в чём? В сопереживании герою/героям. А тут сопереживать жертвам холокоста саксоцида хочется, а героям - нет. Соответственно - интерес к тексту теряется.

0

42

Максимыч написал(а):

Интерес читательский в чём? В сопереживании герою/героям. А тут сопереживать жертвам холокоста саксоцида хочется, а героям - нет. Соответственно - интерес к тексту теряется.

Гениально! Очень ценно Вы меня прижучили!

Максимыч написал(а):

Массовому читателю хочется запачкать свою морду вражьей кровякой. А для этого нужен образ врага.

Насчет образа врага тоже отлично ! Только вот одна проблема, которая мне важна! Прошу понять - об этом вскольз писалось в 1 романе(тоже беда - прогнал "галопом по европам , выдав Манифест попаданцев, но без подробностей) - так вот какие враги?! Наглы враги? А с какой стати они враги? Рабовладельцы? Так весь мир в это время, использует рабовладение - это нормально с точки зрения экономики, сносно принимается.
Герои - агрессоры! Причем нападают подло - без объявления войны! Не симпатичны они должны быть читателю! И врагов наши герои не видят вокруг. Понимаете, я честно пишу бред! "Диванный каратист", "плюшевый преступник и военный" - не служивший, не судимый, не ходивший в секции самообороны - враг, это солидно, это дар Судьбы, уважай врага, гордись им, считай себе равным. Атланты - считают себя Выше всего мира, они реально забились в тихий уголок и 7 лет пользуются ситуацией "маленькие детки - маленькие бедки" - да какие враги из наглов? Смешно! "псевдо Хиросиму" никто не отменял - прокрасться шпионом и взорвать Тауэр! И погрозить пальчиком - Вестминстер взрывать не будем - Распятого уважаем, но дворец Короля будет следующим, не лезьте в НАШ Корнуолл". Им англия нужна - чтобы детей кровью повязать, не кровью дикарей чернокожих и каннибалов - а именно европейской кровью! Такие вот подлецы.
Но честно, от души Вам еще добавлю. Я лично, Александр из Сибири, который прячется за псевдонимом - уже написал, описал в 1 романе свою точку зрения: эти суки мне за Севастополи ответят! И за войну в Крыму и за Родину в дыму. Мой дед воевал на ВОВ, я помню его рассказы, он катюши перевозил, дядя до Берлина доехал на танке (сын полка танкистов! судьба обалденная). Не испытываю никакой жалости к англосаксам.  Мирный контингент стараюсь беречь. Герой убил крестьянина - все, точка - хватит баловаться. Это будет самым неправлоподобным моментом фантастики - рассуждения штатского пинджака на тему понимания слов Суворова: "Каюсь, кровь проливал ручьями".
Я - с Вашими вниманием и помощью - понял, что значит название этой ветки форума ВВВ - соискатель - это встретить вдохновителей, со-переживающих, со-критикующих - очень ждал этого от комментаторов на других сайтах, там глуховато. Интернетное писательство, с публикацией по главам дает отличный шанс реагировать на мнения читателя, рулить течением и динамикой развития сюжета - если они есть: критики, мнения, и если есть динамика :) и сюжет, а на не набор экшонских картинок - эпизодиков с в стиле комиксов.
Пойду переписывать 4 главу. Надо хоть как-то объяснить читателю свою точку зрения: чего ради напали на Англию, цели какие, может и мораль свою обозначу. А то пока главная отговорка - "эти подростки не просто дети войны, это время войны, поколения войны - когда жизнь человека ничего не стоит! И сопливые стоны о гуманности в стиле 21 века здесь просто не поймут, как и принципиальный атеизм".
Внес часть обмена мнениями в свою ПАМЯТКУ АВТОРУ. И понял: "Перед смертью не напишешься" :) Мой друг (Аматов) сетует : ты графоман пишешь быстрей, чем я читаю. Похоже, мой стиль будет стилем "писающего мальчика котенка" - напрудил в тапок и потом извиняется, объясняется перед читателем: почему он мирных наглов погубил.
п.с.  В голове моей опилки! Уточняю план Константина: глава 1 "2 каррака уходили на восток" и далее обозначены цели Эксетер, Саутгемптон :( что же меня все на восток тянет? на запад от Гастингса лежат все цели Апфии и Константина!

Отредактировано Устомский (05-01-2018 22:36:58)

0

43

.        глава 4. «Я люблю запах меркаптана с утра! Меркаптан пахнет победой!» Легат Константин.

«Вонючие газы! Вонючие газы!
Без шевеления костями таза,
Получаете свои оргазмы!»
Доносящийся с реки Тамар неестественно громкий голос, гнусавый и противный, сразу напугал жителей Плимута своей неестественной громкостью, а потом началось кошмарное злодейство. В разных частях порта внезапно стало невозможно дышать, настолько противным оказался воздух. Куда там вони от котлов кожевников, эта вонь сразу заставила большинство народа проблеваться, а потом и метнуться в сторону северной дороги Плимута. И дьявольский голос не умолкал, время от времени он прерывался хохотом, потом снова угрожал мирным жителям Плимута:
«Кернев бева - совса мервел!
Хочешь жить - беги на север!»
И для не понимающих языка исконных обитателей Корнуолла шло пояснение на английском: «Корнуольцам жизнь - англичанам смерть! Спасайтесь! Бегите на север!»
Плимут рос вдоль течения Тамара, от реки Плим, городок был небольшой, в длину он растянулся почти на семьсот метров, а вот от реки всего метров двести занимали скромные, небольшие домики англичан. Утром почти всегда слабый ветерок был с реки, и сейчас он нес с особой этот отвратительный запах, дышать которым было совершенно невозможно. И плимутцы побежали, наскоро похватав в руки самое дорогое: оружие, еду, мешочки с серебром - самое ценное что было у англичан.
И вдруг грохот прервал угрозы и предложения гнусного голоса. Те, кто остановились и обернулись посмотреть, увидели как одна за другой рухнули три башни, охраняющие устье Тамара от вражеских кораблей. И высокая «Башня принца», и надежная своей основательностью «Толстуха Мэг», и даже недавно возведенная «Основа короля» словно провалились основаниями под землю, оставив на поверхности земли только свои вершины, грудой обломком свалившиеся над основаниями.
Потом плимутцы увидели чертей! Невысокие, крепенькие фигуры устрашали своими мордами - носы у них были длинные, до самого пояса и в самих мордах нельзя было различить человеческих черт. Черти! Злобные выходцы из преисподней пришли войной на землю Англии: об этом говорило оружие в руках, некоторые шли со щитами. Они стреляли из арбалетов, они ловко орудовали маленькими мечами - и плимутцы побежали дальше, к лесу, в сторону  старого замка Робор.
В городе продолжали грохотать взрывы. Отбежавшие на безопасное расстояние, отдышавшись свежим воздухом, горожане видели страшное: городской замок с арсеналом и казармами стражи, здание главы Плимута, в котором часто столовались чиновники, жившие рядом в уютных домиках - рушились самые большие и крепкие здания города. Их было немного, потому сразу стало заметно и понятно - Плимут разрушен страшными силами.
В подтверждение успеха и торжества врагов с реки донесся торжественный и грозный звук труб. И горожане поняли - захватчики приплыли, а вовсе не армия дьявола напала, не конец света, можно жить, но... как все это было непонятно, пугало своей необъяснимостью - как бороться с этими мерзавцами? Горожане уже устали взахлеб рассказывать о том каких мерзких тварей они видели, и что это за пакость свалилась им на голову. И скопившиеся в толпу несколько сотен человек решили пойти к замку Робор, на восток, к мосту через Плим. Замок охранял дорогу на Эксетер, там есть рыцари, там стража, там помогут. До замка было недалеко, пара часов быстрого шага по ровной, хорошей дороге, ведущей в сторону Эксетера.
Самые отчаянные и дерзкие решили вернуться. И они вернулись, но были встречены неласково. В Плимуте было две широкие улицы, тянулись они от реки Плим в сторону реки Тамар, которая поворачивала на север выше по течению. Пересекали Плим-стрит и Тамар-стрит несколько улочек с традиционными городскими названиями, которые зависели от характера работников, проживающих на них - Кузнечная, Молочная, улица Мясников и другие короткие улочки, с простыми названиями.
И вот на перекрестках главных улиц и встретили плимутцы своих врагов: укрытые большими ростовыми щитами, даже прикрывшись от удара сверху, по улицам не спеша двигались живые маленькие крепости. И огрызались они немилосердно: в сторону подбегающих горожан летели арбалетные болты, не подпуская к себе отчаянных защитников Плимута. Горожане сразу смекнули - это серьезно, это не шайка разбойников, это точно несколько кораблей пиратов приплыли, надо убегать за подмогой. И плимутцы побежали.

Отредактировано Устомский (06-01-2018 14:40:36)

0

44

Легат Константин не парился. Легата Константина не беспокоили мысли о морали, агрессии и наглоциде, он сначала был против того, что они решили свалить на Апфию грязную работу в Эксетере, там нельзя было церемониться. Вспомнил Костя, как усмехнулся тогда Павлов, и резко, почти грубо заметил: «Ты мне жену не позорь, она о конвенциях и гуманности не слышала. Она фурия, бестия Эллады. И наши атлантики, девчонки и мальчишки, ей помогут. Напрочь убитые на всю голову вашим воинствующим фоминизмом».

Воинствующий фоминизм с задорной улыбкой пропагандировал вечерами у костра брат-легат Алексус: «Не мир, но гладиус мы принесем рабовладельцам!»   

С названием религии был смех и грех. Костя и Алексей недолго мудрили. Христианство - Фоминианство... коряво звучит. Православие - Фомаславие... бред. Ислам - Фомам? Ага, «фигвам». Буддизм... Фоманизм? И тогда они заржали, но потом, они переглянулись и стали аккуратно подкрадываться к этой мысли, рассматривать ее со всех сторон.

Фоминизм это звучало! А про феминизм в это время никто и толком не слыхивал, у них на островах феминизма не было, ведь девочки были во всем равноправны мальчикам, трудились как пчелки, у них была своя центурия амазонок, и Апфия Павлова там устраивала пресс жесткий, как в Спарте. Один раз с ней поговорил Аматов и на пальцах объяснил молодой матери, что она перед Богом свой женский долг исполнила - родила девочку - но своих воспитанниц может гнуть как угодно, но ломать их он ей не позволит - организм девочки требует особого ухода, взращивания, чтобы здоровые будущие мамы выросли, а не мускулистые особы, с исковерканным развитием организма. Апфия тогда осознала, утвердила с Ринатом нормы и нормативы упражнений и отстала до скандала. А скандалить она умела: «Почему амазонкам нельзя в минеры?» Объяснили по пунктам: девушка фигура заметная, выдающаяся, а минеру скрытность нужна, незаметность для диверсии. Она просто не видит со стороны, что ее девочки растут вообще вне норм европейцев: гордые, смелые, глаза горят. Да их сразу выцепят в первом же городе. Грим практиковать - да бросьте, риск не оправданный. Да и жаль как-то девчонок с взрывчаткой связывать. Работать с минами все легионеры умели на уровне: где нажать, где поджечь чтобы грохнуло. И хватит. Не надо на таком невысоком холмике огороды городить и возмущения возле мужчин предъявлять.

Перед Константином лежала трудная задача. Его центурия в конце четырехдневного похода и разрушений мелких портов на юге Англии, должна была разобраться с портом Плимутом. Порт был маленький, основан всего три сотни лет назад, на границе Девона и Корнуолла, на берегу бухты, находящейся между устьями рек Тамар и Плим. Его и назвали просто: «Устье Плима». Только с приходом к власти в Корнуолле Черного принца, и стал расцветать этот порт. В него свозилась оловянная руда из Корна, товары из Девона. Витя рассказал, что в их время Плимут был славен для моряков всего парой фактов: здесь жил английский пират и мореплаватель Френсис Дрейк. А еще, именно из Плимута вышел парусник «Мэйфлауэр», который доставил в Северную Америку колонистов. Это были знаменитые «отцы-пилигримы», они основали первое английское поселение с постоянным населением, первой крупное поселение в Новой Англии. Только балбес Зубриков мог их путать с «отцами-основателями», которые замутили штаты, конституцию и весь этот антианглийский бунт.
В Плимуте жили корнуольцы, точнее «керниу», корнцы, как они сами себя называли, но парни не стали так заморачиваться, про «керн» они знали, что это была воспетая Пушкином дама, и еще так называли остроконечное зубило для нанесения углубления, чтобы потом сверлом точно дырку просверлить. Когда они добыли первые основы корнского словаря, Зубриков долго смеялся: «Корнуольский язык - Керуак! Прикольно. Читал этого гомосека, полный бред, но бибоп он уважал - кекс не безнадежен». «Бибоп не джаз, никогда не был и не будет» - сразу отреагировал Виктор. «Ну, а как же ему быть джазом?» - моментально ответил Лешка. Это была их давняя прибаутка, традиционный обмен мнениями поклонников Панасье. Забавно то, что оба они с удовольствием играли боп.
Просто и удобно было действовать центурии Кости - он был совершенно согласен с общим мнением остальных друзей: корнуольцы разные. Те, что добрые труженики, профукавшие свою свободу, роют олово в горах. Это наши клиенты. А всякая предательская шваль, перебежала на сторону англичан, чтобы шпионить за настроением шахтеров. И жалеть их нечего, всех гнать из городов Корнуолла гранатами и бомбами вонючками. Убивать только дерзких, с остальными сами корнуольцы разберутся.

0

45

Воинствующий фоминизм принес с собой не только меч, но и гранаты. Гранаты с вонючим химическим составом давали возможность выжить и спастись всем мирным жителям! Ничего слезоточивого, ничего с опасным для здоровья дымом, Аматов нахимичил страшно вонючую смесь, и честно признался: «Дышать минут десять этой дрянью для здоровья вредно, потому что нервные клетки не восстанавливаются. Надеюсь, мало будет таких озабоченных сбором в дорогу припрятанного серебра! Безопасная дрянь, не волнуйтесь».
Общий план действия легионеров был прост: скрытый выход на позиции для атаки, потом работают минеры, за ними идут легионеры, с гранатами. Города в это время были маленькими, не города а... поселки городского типа, наверное, как еще назвать населенные пункты с числом жителей максимум в две тысячи человек? После первого удара легионеры возвращались к позиции, с которой гнали мирных англичан вон из города - забрасывая гранатами-вонючками. И громко оповещая звуком труб и горнов в  какую сторону не надо бежать, более того, даже оповещая в какую сторону уносить свои ноги.
А потом легионеры собирались и пережидали время, пока воздух не очистится от мерзкой вони, подводили итоги нападения, приводили себя в порядок, приходили в себя.
Только потом наступало время для трофейки. Порты юго-запада просто поджигались. Атлантов не заботили трофеи, нечего там было взять с маленьких городишек. Замки никто не атаковал, оставляя их охранять территорию, французские каперы и пираты могли ударить по любому порту юга Англии, не только по близлежащему Кенту.
Таков был план: и ничего в нем не было хорошего для англичан. Попаданцы прекрасно понимали: мирного народа пострадает много, тысячи женщин и детей, стариков и старух. Потому что Атланты нападут подло! Без объявления войны, не предоставив никаких шансов для эвакуации в близстоящие замки,  не давая возможности заранее уйти из города.
Соотношение сил в количественном измерении было далеко не в пользу атлантов: двадцать нагличан на одного. В лучшем случае - пара воинов на атланта. А сколько мужиков схватится за ножи, луки и копья?
Поэтому семь лет шло «оболванивание» детей.
Атлантам был нужен образ врага.
Но какие из наглов враги?! С какой стати они враги? Рабовладельцы? Так весь европейский мир в это время, не отказался от института рабства, использовалось в хозяйстве рабовладение - это нормально еще работало с точки зрения экономики, сносно принималось людьми, хотя церковь уже вела «осуждение».
И врагов не было видно вокруг  - враг, это солидно, это дар Судьбы, уважай врага, гордись им, считай себе равным. Атланты - считали себя выше Всего мира. Они попали с богатством новых технологий, довольно посредственным запасом знаний - не стоит многого требовать от третьекурсников университетов, причем два гуманитария с иняза, ладно хоть Аматов пахал лечфак. Ребята просто реально забились в тихий уголок, на отшибе европейской цивилизации, уселись в благоприятном климате острова Мадейра, и стали воспитывать своих «спартанцев». 7 лет они пользовались ситуацией «маленькие детки - маленькие бедки», пока не накопили пять сотен подростков, причем раннего подросткового возраста - до 14 лет. Крепких, заточенных физическими упражнениями, отлично, много и вкусно кушающих подростков - и абсолютно «оболваненных» идеями «Родства атлантов»: «все атланты - братья и сестры, а остальные - грязь под ногами». Дети распевали вечерами и в походах великую песню Метлы : «Остальное неважно» и им было плевать на весь мир рабовладельцев. 
Против англичан, сразу выбранных первой целью для агрессии в сторону Европы, детей настраивали особо тщательно, они росли с мыслью: «Когда я подрасту, я стану убивать англичан! Смерть проклятым рабовладельцам».
Но принимать англосаксов за настоящих врагов атланты не могли. Да какие враги из наглов? Смешно! «Псевдо Хиросиму» никто не отменял - прокрасться шпионом и взорвать Тауэр? Сложно, но возможно! И погрозить пальчиком - «Вестминстер взрывать не будем - Распятого уважаем, но дворец Короля будет следующим, не лезьте в НАШ Корнуолл».
Попаданцам агрессия в сторону Англии была нужна, чтобы детей кровью повязать, не кровью дикарей чернокожих и каннибалов - а именно европейской кровью! Такие вот они были подлецы - «диалектоническая мораль, это вам не «хухры-мухры» Не мир, но гладиус мы несем миру», как вещал легат Зубриков.
А для него англосаксы во всем были виноваты задним числом, как все европейцы: «Эти сволочи за Севастополи ответят! И за войну в Крыму и за Родину в дыму».
Сложно оно, понимание слов Суворова: «Я проливал кровь ручьями».
Но уже во время операций по Канарским островам, на юге Африки и на островах Карибского моря легаты новоявленной «Атлантиды» окончательно поняли: «Эти подростки не просто дети войны, они все живут во время постоянной войны, поколения войны - когда жизнь человека ничего не стоит! И сопливые стоны о гуманности в стиле 21 века здесь просто не поймут, как и принципиальный атеизм».

0

46

Бог любит троицу. В трех центуриях: легата Константина, Алексуса и Апфии - нашлись сорванцы, которым море было по колено, с самого детства они выделялись своей проказливостью, неугомонностью и тягой ко всяким проделкам, за которые неизменно получали они наказания, порицания от легатов. Но наказывали их не больно, и ругали их без злобы.
Генус, Фелис и Петрос были из тех, кто либо ломают шею, либо живут долго и счастливо, несмотря на все свое сумасбродства. Петрос был невысокий крепыш, в свою центурию Костя отбирал невысоких легионеров, его центурия была «приморской», они часто уплывали на каракке легата-капитана, проявить себя на чужих землях. Никто не мог объяснить, почему над прозвищем Петроса посмеивались все легаты. Нормальное прозвище: «рыбак» - Петрос был самым лучшим в подводной рыбалке, обожал он это дело, со специальным арбалетом под водой на рыб охотиться. И никто не понимал, почему добро посмеивались над ним легионеры объявляя очередное наказание за нарушение норм дисциплины: «Эх, Писькис, Писькис не доведет тебя до добра твоя дурная голова. Два наряда вне очереди, легионеру Письке!»

Но сегодня легионер Петрос Рыбак отличился. В бою он давно проявил себя толковым, надежным товарищем. Когда на их «черепашку» вышел довольно большой отряд английских воинов, под предводителем рыцаря на коне, десяток приготовился к обороне. Встали крепче, сдвинули скутумы плотней, приготовились бить гладиусами. И в напряженной тишине вдруг раздался голос Петроса:
- Декан, есть три «пуньки», боевые.
- Петр, зараза! Приказ был «без гранат», - прошипел десятник Максимус.
- Макс, три гранаточки всего, я не специально прихватил, сами завалялись. Готов к метанию!
- Бросай, потом разберемся. Пунь!
Легионеры еще плотней сдвинули щиты, даже убрали кончики гладиусов за стену скутумов. Петр стоял удобно для броска. До англичан было метров тридцать, зря они остановились, сконцентрировались перед ударом по врагам. Из переднего к англичанам ряда щитов сделал шаг вперед один человек и чуть развернув большой щит сторону, швырнул в англичан камень, потом еще один, и еще. Затем воин быстро вернулся в строй и отряд врагов снова выглядел неприступной, пугающей своей правильностью и ровностью стен, маленькой крепостью. Не поняли англичане замысла этого наглеца, сделали свои первые шаги навстречу - пришло время честного боя, лицом к лицу - и вдруг раздались резкие хлопки под ногами, и в англичан полетели грязь, камешки дороги, и куски металла. Ударило и в спину, и под ногами отряда взметнулась земля. И по команде своего командира рванула навстречу оглушенным и оторопевшим англичанам эта коробочка из ровных, прямоугольных больших щитов. Подскочив к врагам, щитоносцы остановились и стали ловко и быстро наносить удары мечами - быстрые, колющие наконечниками, словно укусы метнувшейся змеи, враги кололи английских воинов. Потом, по громкой команде коротко рявкнувшей в шуме схватки, щитоносцы нанесли удар своими щитами - толкнули тех, кто еще стоял на ногах, истекая кровью. И над улицей раздался рев этих щитоносцев: «Бар! Ра!» - толчок и шаг вперед с новым ударом по англичанам большими умбонами щитов, металлическими, заостренной формы, они наносили новые раны, откидывая англичан, и сбивая с ног.
Доблестного рыцаря, сэра Джона Бигсби не стали слушать эти беспощадные мерзавцы. Лошадь сэра Бигсби сразу свалилась с ног, и придавила упавшего вместе  с ней рыцаря. Когда англичане увидели, как спокойно, не обращая внимания на еще сверкающий сталью доспех, и на знатность и возможную ценность пленника, в его тело впились несколько арбалетных болтов - защитники Плимута поняли, надо бежать за подмогой. От отряда в семнадцать человек на ногах оставались всего четыре воина. Один сумел убежать, а вот троих догнали болты захватчиков.
Десяток Максимуса не тратил время на «трофейку» не их забота - легионеры шли по главной улице Плимута и давили англичан, расстреливали из арбалетов, никаких схваток один на один - ровной коробочкой «черепахи» кончали с небольшими группками отчаянных наглецов.
Пройдя до окраины города, всего метров пятьсот-семьсот, десяток развернулся и пошел обратно, контролируя захваченную улицу. Встретили командующего. Легат Константин шел по Тамар-стрит в сопровождении своих порученцев. Тотчас десятник Максимус доложил обстановку. Не забыл и про нарушителя - сдал Рыбака, даже не поморщился, этакий вредина.

«Без потерь обошлось? Вот и хорошо. Легионер Писькис - два наряда в трофейной команде. Раз у тебя гранаты сами завалялись, надеюсь и ценное барахло к тебе потянется. Легионер Петрос, хорошая работа. Выдать шоколадку этому человеку!» - громко провозгласил легат Константинус и весь отряд дружно рассмеялся.
- Чуете, чем пахнет, братья? – громко спросил легат. - Это меркаптан! Вонючее – вонючкам. По англичанам – меркаптаном! Люблю этот запах с утра. Меркаптан пахнет победой!

0

47

Костя был доволен. Хорошая работа. Химия рулит. Ринат в который раз выручил. Пора переходить к третьей части операции по зачистке Плимута:
- Проверить дома! Местных гнать в шею! Допускаем насилие! Дубинками под зад, чтобы шевелились шибче. Подай сигнал, Роберто. Максимус, не забудь, ушки на макушке! Услышал корнский говорок - сразу выясняй чем дышит местный. Выполнять!
Один из порученцев взял горн и протрубил новый сигнал. Вдалеке, через несколько мгновений более громкие трубы повторили новую команду для центурии.
Месяц точно вонять будет Плимут. Неприятно, но пережить можно.
На самом юго-западе от огромного острова Британия выделялся в Атлантический океан полуостров - Корнуолл. Река Тамар протекала с севера на юг, разделив полуостров практически на две равные части: дальняя от Англии - Корнуолл, и ближняя - графство Девоншир. Тамар была границей с древних времен. В глубине полуострова она была неширокой, мосты через нее наводили деревянные, а вот в устье, она на метров пятьсот разливалась, там где был порт Плимут, на километр шириной расходились берега, правда были места, где мысами сближались берега на расстояние всего двести метров.
Атланты решили поставить крепость в устье Тамара, на месте бывшего Плимута. Весь город они решили уничтожить, разобрать и пустить на постройку новой крепости, которую решили назвать просто: Плим. Забавное слово, милое. Зубриков уверял, что на греческом языке, вроде бы, с импортом связанное, с землевладением.
Всю «трофейку» атланты намеревались обменять на олово местным шахтерам. Костя, три месяца провел на Корнуолле, посетил его четыре крупных городка, и Плимут в том числе, жизнь местных он даже не стал описывать, просто сказал, что корнуольцы живут в страшной бедности и нищете. Ужас там голимый и геноцид шахтерского населения.
Вокруг одного крепкого и надежного замка атланты полностью очищали местность от всего лишнего: дома снести до основания, все пустить на строительство и заскладировать, чтобы обменять потом на олово.
Центурия Кости охраняли устье Тамара, строила замок, и наводила контакты с местными. Керуак Костя знал сносно, как и несколько его порученцев - договорятся они с оловодобытчиками. Никуда те не денутся - атланты решили вести себя как добрые хозяева - корнуольцы будут рады новым условиям торговли, о таких ценах и обменах они не могла даже мечтать под гнетом англичан. И свободу они получат, как без этого. Свободу рыть олово! Добыча олова на пользу атлантам - самое достойное занятие для мирных жителей Корнуолла. А мир им атланты обеспечат, уж с этим без проблем: за гранатами и честным гладиусом не заржавеет. Будет вам мир, и дом полная чаша, и новые законы по справедливому труду в шахте, и возможность вооружиться арбалетами, и пострелять девонширцев - все вам будет, вы только олово исправно ройте.

Легат Константин постоял, подумал и кивнул головой: «Пора минеров отправлять на работу, встретим минами рыцарей, нечего здесь вынюхивать, профукали вы Корнуолл, балбесы английские».

0

48

. глава 5 «Suum Cuique - Каждому своё - Одним плюшки и печеньки, другим сушки и мученья». Легат Зубриков

Примерно за год до нападения, Константин Лещенко на три месяца уплыл в Корнуолл. Ему было не трудно сыграть роль важного молодого купца из Португалии. Во время своего визита в Корнуолл Костя выяснил несколько фактов, которые были важны тем, что были неприятны для ребят. С древних времен, как и положено в горах, там на каждой горе был свой король, и было их много, и вымерло их не меньше в итоге сопротивления и борьбы за свою независимость и право «как всегда, как при дедах» наживаться на труде простых оловодобытчиков. Оказалось, что верхушка древней аристократии частично выжила. Понятно, что выжили самые сговорчивые и трусливые, которые на протяжении нескольких веков поддерживали всех вторженцев-завоевателей Корнуолла: сначала римлян, потом англосаксов, потом датчан, а в конце концов они прогнулись под нормандцев Вильгельма.

Сейчас центрами английской власти в Корнуолле выступали три небольших городка: Ланстон, Бодмин, Труру - они располагались на примерно одинаковом расстоянии в пятьдесят километров друг от друга по центру полуострова и были связаны древней римской дорогой - главной сухопутным путем Корнуолла.
Ланстон был город древний, небольшой, примерно в 2 километрах к западу от пограничной реки Тамар, поэтому его часто называли «воротами в Корнуолл». Оказалось, что название городка не имеет никакого отношения к слову «копье-ланс». Лан на местном языке значит церковь, в городе давно стояли монастырь и церковь святого Стефана, и «ланстефн» постепенно стал Ланстоном. В городке был один из самых древних Корнуоллских монетных дворов. На холме, над городком возвышался замок, во всех смыслах Ланстон был столицей графства Корнуолл.
Бодмин располагался на юго-запад от Ланстона, в самом центре графства Корнуолл. В городке процветал культ святого Петрока, чья церковь была самой крупной церковью Корнуолла. Бодмин жил оловом - он был центром руководства всеми процессами добычи, продажи поставок олова, городок был оловянным сердцем Корнуолла. Рядом ним было место таинственное, окутанное древними легендами и тайнами - Гоэн Брен — холмистое болотистое урочище, мелкие озера и вересковые пустоши, места исключительной суровой природной красоты и загадочности. 
Согласно легендам Артурова цикла, именно на одном из озёр Гоэн Брен король Артур получил меч Эскалибур.
Труру был еще мелким поселком, основанным лет 300 назад норманнами. Расположен в месте слияния рек Кенуин и Аллен, образующих реку Труру. Сейчас город подрастал за счет необходимости контролировать самую южную, дальнюю часть Корнуолла. К 21 веку он станет центром Корнуолла, сейчас не представлял никакого интереса для атлантов.

Местом встречи со старейшинами Корнуолла атланты избрали примечательный замок. О, это был удивительный замок. Не так далеко от Плимута, всего в десятке километров на юг от Бодмина, и почти в центре Корнуолла стоял знаменитый замок Ресторэ - замок Расслабления. «Замок Расслабухи!» - поправил Зубриков Костика, когда они слушали его рассказ о достопримечательностях Корнуолла. Это действительно был «замок расслабухи». Построенный из белого известняка, он удивлял всех своей абсолютно нестандартной круглой конструкцией. Замки строили прямоугольными, так проще было. А вот этот был красавчик, который изначально строился скорее с эстетическими целями, нежели оборонительными. Об этом говорили его большие оконные проемы, вряд ли способные защитить его обитателей от стрел осаждающих. Зубчатые стены замка высились на холме над долиной реки Фоуи, где-то в километрах 30 от Плимута. К нему даже не была проложена приличная дорога, скорее аккуратная, ухоженная неширокая дорожка в роще деревьев. С дороги связывающей Бодмин и Плимут белоснежный замок даже не было видно. Он словно прятался, избегал мирской суеты и проблем.
Издалека все кажется прекрасным, так и известковые стены замка сверкают чистотой, производя на того кто увидел его впервые неизгладимое впечатление - замка из сказки. Его аккуратно выверенную круглую форму внешних стен повторяют наполненный водой ров и внутренний двор замка. Нарушают (или, если угодно, подчеркивают) эту гармонию лишь башня главного единственного входа с подъемным механизмом моста и боковая пристройка к замку - украшенная  удлиненными окнами небольшая часовня. Замок был построен для принца Эдуарда Вудстогского. В историю Англии он вошёл под именем Чёрного принца. Прозвище он заслужил, благодаря своим доспехам черного цвета. Этот королевский наследник прожил славную жизнь. Его первое сражение случилось, когда принцу не было и 15 лет. А к 18 годам он  уже командовал армией и одержал несколько побед над французами. К концу жизни Черному принцу принадлежала вся Аквитания - богатая винная область на юге Франции. В белом замке Эдуард наслаждался богатыми пиршествами и знатными охотами на королевских оленей. Их, кстати, в местных окрестностях водится немало. О тех славных временах напоминает каменная кладка огромной кухонной печи в одном из внутренних помещений замка. «Так Эд, Черный принц еще и к Вудстоку отношение имеет! Наш был кекс, понимал толк в вечеринках. Фильм видели? «История рыцаря», там молодой этот самый... Джокера который играл - он Черного принца на турнире не побил, а тот его потом помиловал. Прикольное кинцо!» - выдал Зубриков очередную байку.

Отредактировано Устомский (07-01-2018 13:57:34)

0

49

Атланты назначили замок местом встречи для старейшин крупных корнуоллских поселков - анхенден стенне - старейших оловодобытчиков. А захват его прошел неинтересно и просто: два десятка легионеров на ночь глядя убежали к нему и все там грамотно  и тихо привели в порядок: прирезали кого надо, кого надо запугали и приказы отдали встречать новых хозяев. И даже пару легионеров осталось присмотреть за хозяйством. Ага, как же, присмотреть! На оленей поохотиться и пошнырять по округе хотелось ребятишкам. После недели пребывания в Англии все привыкли к мерзкому климату. На юге - в Корнуолле он был сносный, чуть холодней, чем на Атлантисе, но привычней.
На встречу со старыми корнуольцами поехали Аматов и Зубриков. Константин разруливал ситуацию в Лансфоме, уже припахав местных к возведению собора Святого Фомы - марку надо было держать, да и сплавлять трофеи. Местные были удивленны тем, что работа находилась и женщинам, и подросткам, всем по силам - всем по нраву нашлись и дело и барахло из трофеев.
Первым шоком для седых шахтеров стал манус-контроль - их всех заставили показать свои ладони - и некоторых чуть не отправили восвояси: «Какой ты корнуоллец, у тебя руки без мозолей! Да ты наверное, гвас - прислужник англичашек? А ну-ка гвас, получай в глаз!» Но легионеров контроллеров успокоили - есть и знахари, и служители маленьких церквушек святого Пирина, не всем же олово добывать.
Старики вошли в замок, в котором даже голые стены поражали чистотой, настраивали на возвышенный лад, на значимость предстоящего Совета и чинно уселись по кругу, места всем хватило. В центра залы стол непонятный для них медный сосуд со стеклянными стенками, и светился он ярким светом, отлично освещая все вокруг, но никакого дыма, ни запаха пламя не давало. Старики дивились и ждали хозяев. Дождались. В зал вошли два атланта, оба в традиционных масках. Правда ради беседы со старейшинами они сменили стальные маски на тканевые, закрывающие верхнюю половину лица. Настораживало это. Как вести дела с людьми, которые прячут свое лицо от тебя? Можно ли им доверять? Непонятно.
Но и отношение атлантов к исконным жителям Корнуолла было неоднозначно, да и не могло оно быть простым.

Корнуольцы мало чем отличались от рабов. У юных атлантов это было вбито в голову: атланты несут свободу забитому народу. Но без соплей - все эти рабы, корнуольцы, валлийцы, ирландцы, и прочие шотландцы - все они дикари и слабаки, раз не сумели достойно выжить, отвоевать себе свободу. Посмотрим, на что они годятся. Атлантам корнуольцы нужны, нужно их олово. И против рабовладельцев с материка удобно воевать на чужой земле - пусть приплывают, повеселимся, за участие в вечеринке атланты возьмут плату дукатами.

В Корнуолле жили своеобразным родоплеменным укладом, кланами, один род у одной шахты с оловом, в которой и рылся всю свою жизнь. Жили они: «как крысы и свиньи» - этими словами Костя просто сказал кем стали корнуольцы, и ребята его прекрасно поняли - одних загнали в шахты, других сделали предателями своего народа, всем нужны стукачи и приказчики.
Корнуольцы жили в своей экономической зоне. Цены у них были завышены в три-четыре раза по сравнению с Лондоном. Двадцать пенсов за стальной клин. В Лондоне такую железяку можно было купить за пять пенсов.
И оружие корнуольцам не продавали, сами они располагали лишь примитивными кузнями, в которых можно было слегка починить «всю железку» по хозяйству. Арбалет в Лондоне стоил шестьдесят пенсов, болты по паре пенсов за штуку.
Шахтеры вообще не имели возможности торговать оловом. Добыл олово, сдай в «общий котел» клана. Набрали партию - приехал торговый агент из города в деревушку клана, и забрал все олово, взамен выдав товары. Торговцы, понятное дело, были англичанами, или ренегатами из корнуольцев, которые породнились с англами и перебрались в города. Города... одно слово, называть эти поселки, с численностью в три-четыре тысячи человек населения, городами было смешно.
Атланты намеревались все эти «города» разрушить, уничтожить всякое напоминание о власти англичан и устроить корнуольцам этакие «фермы, только шахты». Создать несколько десятков «частных кооперативов», на основе кланового хозяйства и вести дела с ними через два-три военно-торговых центра: и военную помощь оказать в случае внезапной угрозы с моря, и торговлю поставить на выгодных для обоих сторон условиях.
Атлантам было что предложить шахтерам - ткани, инструменты, еду, оружие. На всем атланты спокойно делали накрутку стоимости на сто процентов в свою пользу - не могли они уподобляться  мерзким английским торгашам, которые имели прибыль в четыре сотни процентов с вещей, и тысячу процентов с олова. Корнуольцы не знали цену олова. Хотя, цену диктовал тот самый перевоз, который «за морем телушка - полушка, да рубль за перевоз».

Атлантам хотелось устроить в Девоне плацдарм выжженной земли, для поигрушек с англичанами, валлийцами и ирландцами в постоянную вялотекущую войну. Это же просто замечательно для всех властьимущих: иметь место, куда всегда можно сплавить всех «недовольных властью», прочих забияк и бузотеров: валите в Девон! Там - или грудь в серебре, или морда в дерьме - но живыми с таких экспедиций мало кто возвращается. Главное, тогда о нормальном хозяйствовании в Девоншире можно забыть, а там было олово. И Корнуолл станет отличным «монополистом» по добыче олова - атлантам только того и надо. И перманентные мелкие военные партизанские операции корнуольцев послужат хорошей школой для подростков легионеров. Атланты смогут участвовать в боях: и в качестве военных советников, и просто в качестве замаскированных под корнуольцев бойцов.

0

50

Легат Аматов говорил простыми словами, резкими фразами, рубил правду на кровоточащие куски:
- Корнуолл богат оловом. Может похвастать рыбой. Вы - шахтеры и рыбаки. Мы дадим вам хлеб, масло, мясо, ткани, инструменты и серебро. Мы дадим вам оружие: арбалеты и болты. Вы даете олово, вы делитесь властью. Сотни лет вас грабили англичане. Для них вы - животные, которые должны рыться в шахтах, чтобы процветало их королевство. Для нас вы - корнуольцы, народ страны достойной лучшей жизни. Ваши горы богаты оловом - вы должны жить богаче, сытнее, лучше. Мы вам поможем.
С этими словами он протянул старикам несколько стальных зубил, клиньев которыми шахтеры рубили руду. Клинья пошли по рукам, старики с пониманием кивали седыми головами, в этом инструменте они разбирались. А Зубриков подхватил нить беседы:
- Зацените металл, старики! Гвелс, по-вашему значит - супер! Мы не совсы ладдер, не ворюги англичашки! За четверть от их грабительской цены поставим такие полезности. И хлебушек, и ткани, все у нас дешевше выйдет! Все равно мы на вашем олове свое наварим! Но зачем вас дурить? Это не по-божески. Господь велел делиться. Деватгар - Бог вас любит! Дал вам горы. Вы нам олово, мы вам вкусняшки. Все счастливы и танцуем ламбаду, я ваших девчонок-мерхес потом научу.

Примитивный стальной клин - одно их главных орудий шахтера. Зубриков раньше думал, что шахтеры кирками там в шахтах машут - грандмастер Мигель из Толидо ему объяснил, что бред это все. Сначала шахтеры клиньями рубят породу, с обратной стороны кайла есть молоток. А потом добивают остатки породы острым «клювом» кайла. А кирками шахтеры редко пользуются. «Может, это в более продвинутую эпоху начнут кирками махать? Или против угля сойдет и кирка - он же мягче олова, наверное?» - потом пытался разобраться Леша. На что Ринат махнул рукой и посоветовал ему не забивать мозги лишними печалями: «Никакого прогрессорства - пусть роют олово по старинке. Мало ли им в голову взбредет, разбогатевшим шахтерам-горцам». «Да, нам свои баски не нужны. А вот идею футбола им нужно подкинуть. Пусть не «Барселона», так «Корнувона» какая-нибудь появится, будет прикольно» - усмехнулся Зубриков.

Зубриков и Аматов играли роли «простой и сложный полицейский». Леша отвечал за простые наезды, а Ринат был глава, властный, спокойный воин.
Потом настало время для дискуссий, для обмена мнениями, время потраченное впустую, но обычай должно было соблюсти. Перебранки то стихали, то возникали из оброненного слова:
- Англичане расстреляют нас из луков! - вдруг заметил один из старейшин.
- Из каких луков! Не будет никаких боев в открытом поле, - спокойно отвечал Ринат. - Это ваши горы, какие поля? Засады, арбалеты, охота! Вы - охотники, совсы - дичь.
- Они пришлют армию. Вы их убьете. Мы не сможем.
- А ты кто такой? - сразу поднял вопрос Зубриков. - Если ты из Кернова, анхенден, сколько ты англичан убил, старик? Кто здесь скажет слово в твою поддержку? Кого ты поддержал в бою?
- Мой дед добывал олово. Мой отец добывал олово, я добываю олово, - с достоинством ответил старый шахтер.
- Так сиди и не вякай, добытчик, когда говорят о войне! Я воин, убийца англичан, - колотил себя в грудь Зубриков. -  Я ведь не лезу в шахту. В шахте я сопляк в сравнении с твоим сыном, потомственным добытчиком олова - стенне. Зачем ты отвлекаешь нас от важных вопросов, уважаемый? Тибьяковса - думай, что говоришь! Мы будем учить ваших сыновей убивать за свои горы, за своих матерей и жен, и за вас, стариков. Вы этого хотите?
- Мы привезли пять тысяч арбалетов, - резко и просто выносил старикам мозг Аматов. - У вас столько борзых юнцов не найдется. Болты есть. Готовьте олово на обмен. От сотни выбранных вами воинов ждем одного человека, самого мудрого. Не надо самого меткого, не надо самого дерзкого и храброго, надо спокойного, и чтобы мог знания передать. Пятьдесят ваших людей, возраст не важен. Вас, каждого их вас мы ждем. Пришло ваше время умереть с честью. Назначим место, сроки - мы хорошие учителя, обучим тонкостям стрельбы из арбалетов. Желательно, чтобы умели считать до ста. Не умеет считать до двадцати - не подходит.
- Зачем считать до ста? - спросил один из стариков.
- Я в твою шахту не лезу. И знаний не прошу, как олово добывать. Ты мастер, я воин. Не задавай вопросов - сойдешь за умного молчаливого человека, - сухо ответил Ринат.
- «Ум надобен тем, кто далеко забрел. С усмешкой будут смотреть на невежду, что сел среди мудрых», - весело добавил Зубриков. - Это Старшая Эдда, мудрость древних людей с севера, датчан, ваших знакомых. Понимать надо.
Старики усмехнулись, корнуольцы давным-давно что-то мутили с датчанами, но не срослось у них с викингами крепко организоваться против англов.
Когда Костя рассказал об этом Леше, тот сразу ответил: «И хорошо, что не срослось - датчане очень опасные европейцы! Вдуматься страшно: карликовое королевство, а тихой сапой и грозной мощью, в разные века по-разному - отстояли свою крохотную Данию, вцепились в пролив на Балтику и стали насмерть за свои права, за свою Данию. Уважаю. Гамлет - вот образец истинного датчанина: и ядом, и кинжалом, и подделкой документов не брезговал для мести, настоящий принц датский. И в итоге честно на дуэли резался, и умер как викинг, с оружием в руках - прямым ходом, бухать в свою Вальхаллу».

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Корн и Розы