Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Врезка


Врезка

Сообщений 21 страница 30 из 36

21

Автор будет признателен за любую критику.
---

Спустя пару минут вернулся Лоунс, поставил на стол корзину.
– Извини, не знал, что тебе нравится, поэтому взял только картошку с мясом и молоко. – На его лице играла скромная улыбка. – Ешь, ехать ещё три часа.
Лори, глотнув молока, отодвинула бутылку.
– Спасибо, но ешь один. Нет аппетита. Кстати, ты говорил о каких-то замерах?
Мужчина показал ей свои наручные часы. Вблизи стало видно, что присутствует четвёртая стрелка синего цвета.
– Индикатор показывает интенсивность выброса рин. Когда идёт пробой, то, окажись вблизи аккумулятор, часть энергии обязательно будет поглощена и стрелка отклонится менее чем на полный оборот.
– И… всё?
– Честное слово.
Лори пихнула ладонью стол.
– И это твои хвалёные замеры?! Ради этого ты меня отвергал?
– Ну, прости уж! – Лоунс поднёс горшочек с картошкой к голове.
Лори закрыла лицо руками.
– Вот даже я, тупая идиотка, понимаю, что это бред! Эту штуку могут поставить в любом месте! Ехать от станции к станции – пустая трата времени…
Лоунс, прожёвывая, протестующе поднял палец.
– Люблю, когда меня учат делать мою работу. Но это проверенная методика, отступать от неё нет никаких причин.
Откинувшись на спинку дивана, Лори сложила руки на груди.
– Тебе методика нужнее живого человека?
Быстро проглотив, Лоунс возразил:
– А если методика спасает людям жизни?
Взгляд девушки скользну к заоконью.
– Опять твои если…
Что-то бумкнуло. Хлопок заставил агатовые глаза стрельнуть в направлении собеседника.
Лоунс, отодвинув еду в сторонку, поставил локоть на стол.
– Ты простой мой помощник, так?
С уст сорвался тихий ох.
Поставив рядом свой локоток, она ухватила ладошкой ладонь.
– На счёт три.
– Четыре!
Две ладони вжались друг в друга, балансируя на тонкой площадке купейного столика.
Лоунс чуть наклонил руку Лори, но не делал попыток прижать запястье к столу, Лори же регулярно переходила в контратаку, заставляя импровизированный шест качаться, подобно маятнику часов.
Так, шатаясь, они боролись чуть дольше минуты, пока, наконец, мужская рука не грохнула соперницу остол.
Лори тут же взорвалась стальным смехом.
– Хитрец, ты просто взял меня измором! – И, сбавив голос, прищурилась: – Ты и в постели такой же?
Лоунс лишь хмыкнул, переводя дыхание.
– Профессионалы побеждают по очкам.
Лори облизнула губы
– Любовь - это нокаут.

Отредактировано Istra32 (01-04-2018 16:19:25)

0

22

Istra32 написал(а):

Автор будет признателен за любую критику.

А что критиковать-то? Текст скучен, да и грамотность слабовата.

Istra32 написал(а):

заставляя импровизированный жест качаться, подобно маятнику часов.
Так, шатаясь, они боролись чуть дольше минуты, пока, наконец, мужская рука не грохнула соперницу остол.

шест? о стол

0

23

Cobra
Спасибо большое)) А то мне уж казалось, что меня вообще не замечают))
Жест или шест? Подумаю. Ваш вариант тоже хорош))
А что делать с этим?
--

Отредактировано Istra32 (30-03-2018 14:07:26)

0

24

Istra32 написал(а):

Жест или шест? Подумаю. Ваш вариант тоже хорош

Интересно, как жест может качаться? Любое движение рукой, головой - уже жест.

Istra32 написал(а):

А то мне уж казалось, что меня вообще не замечают

Потому и не замечают, что скучно пишете.

Отредактировано Cobra (30-03-2018 17:48:01)

+1

25

Сам не отличаюсь  грамотностью,  поэтому  критиковать текст не буду.
Сам пишу похожее произведение - фэнтезийный детектив. Поэтому просто посоветую - немного переписать начало. Чтобы читателей заинтриговало, просто вам надо с первых строк как то заинтересовать людей.
Это или интрига, или близкая для читателей тема, или ещё что то необычное.или притягательная тематика.  А заодно правильный пролог даст нужное настроение для дальнейшего чтения. 
Поэтому просто дружеский совет - переработать начало.

0

26

Cobra
Вариант с шестом принят)) Подредактировал текст.
Станислав
Увы, но я не пишу детектив. Поэтому менять вступление на детективное излишне.
---

Мужчина вытащил платок, и стал утирать пот со лба.
– Вот да! У БВК с ЭВС именно так.
Девушка сделала глоток молока.
– Ты сказал, что на энерговыравнивающих станциях нет инспекторов. А как они тогда называются?
– Кто? Сотрудники ЭВС? Читы или фрайки.
– Это что значит?
– Ну, чит, сокращение от читающий заклинание. Чит или заклинатель, фрайк.
– Не понимаю.
– С Камлонского заклинание – фрайк.
– Глупость. И потом, камлонцы передохли сотни лет назад, кто их сейчас помнит?
Лоунс рассмеялся.
– О, малыш, мощный фундамент переживает века! К тому же, Камлонцы напридумывали столько такого, что нам ещё на сотню лет хватит!
– Не люблю жить прошлым.
– Жаль. Вот скажешь цитату, и твой собеседник сразу поймёт, насколько ты в теме.
Лори, облокотившись на стенку, скрестила руки на груди.
– Так скажи же мне эту чудо-цитату!
Лоунс кашлянул в кулак.
– Ты веришь в бесконечные потери?
Собеседница зашлась в приступе рычащего смеха.
– И это вершина Камлонской мудрости?! Право, их рисовали сильнее!
Лоунс медленно вздохнул, и задал следующий вопрос.
– Ты первый раз так далеко от дома?
– Где ж тут далеко? – Взгляд девушки колыхался вслед за изгибами реки, которая стала немного шире. И вдруг над водой поднялась голова громадной змеи. – Небо! Это что за гадость?
– Гадость? – Голова уже была не видна сидевшей справа от окна Лори, но вот Лоунс отлично видел уменьшающуюся в размерах зверюгу. – Это Ихти, тут полно таких. Удобная живность, летом на нём крестьяне землю пашут, зимой он в спячку впадает.
– Пашут на змее? Это сказка такая?
Мужчина поднял руки ладонями к собеседнице.
– Нет, вовсе нет. Ты просто видела лишь шею и голову, а под водой тело, такое крупное, с ногами-ластами. Он по суше медленно ползёт, зато плуг здоровенный тащит, на десяток ножей, или там молотилку…
Лори подскочила и наставила указательный палец собеседнику в лицо.
– У тебя во рту молотилка без костей! Все знают, что землю на лошадях пашут!
Лоунс, уронив ладони, принялся смотреть в окно.
– Ну, почему, Ихти работает как десяток коней, еду себе сам ищет, и зимой кормить не надо. Медленно, правда, ползает, но да ладно.
Лори бахнула ладонями о столик, перенося вес тела на обеденную подставку.
– Ты сам, чтоль, на нём пахал?
Лоунс отвернул голову чуть сильнее:
– Ты за подключение к сети сколько заплатила?
Лори подалась корпусом слегка назад.
– Две сотни, а что?
Лоунс чуть усмехнулся.
– Ну, вообще по закону это бесплатная процедура.
Лори, отодвинувшись ещё сильнее, плюхнулась обратно на кровать.
– Кёте! И тут обобрали! – Внезапно взгляд девушки, прекратив полировать подоконник, уткнулся в Лоунса. – Ты как это сделал?!
Покачивая головой, мужчина ехидно улыбался.
– Тебя так легко обвести… Даже думать не надо. Так говоришь, первый раз родной город покидаешь?
Лори принялась учащённо кивать.
– Ну да. Я сперва хотела в Восьмую столицу…
– Летом? Малыш, там нужно ехать зимой, когда сугробы по… твоё плечо. А летом да, на Юг, где по пляжам золотой песок, что забивается в мозги и не позволяет думать…
Лори, придвинувшись к собеседнику, пощёлкала пальцами перед его лицом.
– Ты сейчас о чём?
– Прости, задумался. Ты что-то спрашивала?
Лори вновь села.
– Расскажи об Академии. В какой она столице?
– В четвёртой… да это и не важно. Академия… как сказать, её смысл в играх.
– И во что там играют?
– Не суть. Главное – кто. Там встречаются люди из разных слоёв общества, узнают друг друга, завязывают знакомства, которые будут поддерживать всю оставшуюся жизнь.
Лори сжала локти и всплеснула ладонями, словно краб щёлкнул клешнёй.
– Ну, вот ты проторчал там пять лет, и как, много знакомств завёл?
– Из тысячи человек моего набора до выпуска дошли 628, среди которых я знаю в лицо около трёх сотен, пять десятков помню по имени. Пройдёт время, и многие из нас окажутся на руководящих постах.
– Многие – это наследные аристократы?
– Именно, только их команды будут родом оттуда, из мраморных стен.
Лори схватила кувшин с молоком, и выпила примерно две трети, после чего протянула Лоунсу.
– Допей, выливать жалко.
Мужчина сделал глоток и отодвинул сосуд.
– Пока что-то не хочется.
Его взгляд устремился к пейзажу окна.
Лори глянула на свои ладошки. Коснулась кольца на указательном пальце и, поставив кувшин на колени, открыла на кольце потайное отделение. Высыпав крупицу белого порошка в кувшин, девушка немного взболтала глиняную посуду.
– Слушай, серьёзно тебе говорю – допей!
– Достала.
Лоунс залпом выпил остатки молока.
– Довольна?
Лори, кивнув, вытянулась на койке и прикрыла глаза.
Минут через пять послышался храп Лоунса.
Строго по расписанию они прибыли на станцию Кроманти в 16:21, а уже в 16:30 небо заполнилось громом пробоя, который был подобен свисту чайника, размером со среднее облако.
На голове Лоунса лежала подушка, принявшая часть шума на себя, и крепкий мужчина даже не повёл бровью.
С первыми лучами солнца поезд, прошедший ещё два пробоя, въехал на вокзал города Шааль.
Лоунс поднялся рыков, кратко глянул на часы, а после обрушил град ударов на ни в чём не повинный столик.
– Проклятье, Лори! Почему ты меня не разбудила!
Лёжа на боку и подперев голову рукой, девушка свободной ладошкой гладила одеяло.
– Я тебя толкала каждый раз, когда шёл гром, ты только отмахивался.
– Я?!
– Именно ты. Говорил – ну ещё немножечко! или вроде этого.
Лоунс метался по крохотному купе, то и дело извергая проклятья.
– Кёте! Кёте, кёте, кёте, кёте! Кончено! Теперь всё кончено! Меня вышвырнут со службы!
Лори, подняв ладошку вверх, вяло повела рукой.
– Ну, ищи в этом положительные моменты. Допустим, ты выспался…
– Заткнись! Помощница! Я не мог проспать, ты понимаешь?! Это всё из-за твоего молочка!
Лори, прекратив щуриться, резко вскочила с койки.
– Что?! Ты меня решил сделать крайней? Сам провалился, и теперь виновных ищешь?! Ты не мужчина!
В повисшей тишине прозвучал хлёсткий, как удар хлыста, звук пощёчины.
Не говоря больше ни слова, инспектор развернулся и вышел из купе.
Облизнув враз пересохшие губы, Лори побежала следом.
В тамбуре Лоунс столкнулся с препятствием в виде двух дружелюбных проводников, настоятельно просящих его предъявить свой билет.
Проверка, длившаяся строго десять секунд, выявила факт фальсификации проездного билета, после чего Лоунс получил приглашение пройти с ними.
Однако вместо сотрудничества с представителями власти, инспектор высказался сугубо критично о квалификации оных и зашагал в направлении дверей.
В данной ситуации обоим служащим железной дороги не осталось ничего, кроме как применить грубую мужскую силу.
Четыре крепкие руки легли на широкие плечи инспектора.
– Пройдёмте!
– Без вас тошно!
Стальные браслеты сомкнулись на запястьях.
И в эту самую секунду грянул пробой.
Зарычав, инспектор БВК попытался взглянуть на свои часы, но потерпел фиаско. Единственное, что ему отчасти удалось, это вывернуть голову и увидеть стоящую поблизости Лори.
Девушка, сложив руки на груди, театрально поджала губы.
Лоунс открыл рот, и пару раз шевельнул челюстью.
Надсадно вздохнув, Лори вступила в игру.
Первым же ударом она отправила в нокаут того, что был крупнее. Со вторым проводником пришлось провозиться, драка длилась больше десяти секунд, но исход был очевиден заранее.
Отцепив ключи, Лори сбросила один из браслетов с Лоунса, и тот тут же поцеловал взглядом синюю стрелку часов.
Гром пробоя затих.
– Ну, что там?
– В норме. Считай, зря старались.
Лори отшатнулась на полшага.
– И это всё?! Я сломала два ногтя, чтобы услышать «зря старались»?!
Словно не замечая свисающих с запястья браслетов, Лоунс вскинул руки.
– Две точки! По твоей вине я пропустил две точки! Теперь мне нужно тащиться обратно к Сентья и начинать всё сначала!
– Ну, вообще-то, со станции Кроманти.
– Кёте, ты хоть представляешь, сколько стоит один пробой? Если я позвоню начальству и скажу, что все пропустил…
– До Лермо ещё  штук десять будет, пусть их отменят…
– Кёте! Они уже проплаченны! Я за всю жизнь не рассчитаюсь!
В это время отправленный в нокаут проводник, держась за голову, стал подниматься на ноги.
– Вы… вы чего? Хоть убежали бы для приличия?
Лори стукнула Лоунса по груди.
– Билеты дай.
Лоунс, отцепив браслеты со второй руки, протянул девушке билеты, и двинул к выходу. Лори закричала на сотрудника железной дороги.
– Их в кассе брали!
Проводник, пошатываясь, ткнул пальцем в место на билете.
– Печать всегда ставят так, чтобы она краешком задевала квадрат, а тут – строго по центру квадрата.
У Лори отвисла челюсть.
– Ну, стоит печать на месте для печати, что с того!
– Она не может там стоять, так только на фальшивых билетах!
– Я тебя сейчас в окошко выкину!
Лоунса уже не было видно, и Лори, приблизившись к проводнику, шепнула:
– Прости. Так было нужно для дела.
– Понимаю. Наблюдение убрали. Беги за инспектором!

0

27

Istra32 написал(а):

Спасибо, ешь один. Ты говорил о каких-то замерах?

Можнет так: Спасибо, но ешь один. Нет аппетита. Кстати, ты говорил о каких-то замерах?
Играйте словами.:-)

+1

28

Bmvcher
Спасибки, подредактировал))

0

29

На улице дул тёплый юго-западный ветер, а в стоящей напротив здания вокзала филармонии давали концерт, отзвуки которого мёдом растекались по площади с фонтаном.
Лоунс уже поравнялся со статуями львов, из чьих голов били упругие струи воды, когда его нагнала Лори.
– Стой! Да стой же ты!
Инспектор даже не стал оборачиваться.
– Ты ж эту площадь перепрыгнуть можешь.
– Да ни разу! Я выдохлась!
Лоунс остановился.
– Это ты-то?
– Я! – Лори, остановившись, упёрлась руками в колени. – Там было два рослых мужика покрепче тебя! А ты как баран на бойню шёл!
– Уж прости, я не готовился для рукопашного боя.
– Вот плохо! – Лори распрямилась. – Бывает, что надо и врезать!
– Бывает, что надо и сдержаться.
– А кто мне пел про график?!
Прохожие не слишком оборачивались на парочку, затеявшую ссору напротив фонтана, лишь проходили неспешно мимо.
Лоунс покивал, кусая губы, и положил ладонь на плечо Лори.
– Прости, что я тебя ударил.
Девушка стряхнула руку.
– Лучше бы ты им ударил! Если бы ты признал, что я тут главная, этого ничего бы не случилось!
– Слишком много бы. Случилось то, что случилось. Теперь нужно думать, как это исправить.
Лори, как вчера, ухватилась за лацканы пиджака.
– Почему ты такой непонятливый?! Эти мерзости будут происходить снова и снова, пока время на принятие решения утраивается из-за необходимости согласования! – На лице малышки Винстон навернулись слёзы. – Да эти уроды не успели бы даже наручники достать! Но нет! Тебе захотелось поиграть в обиженного! Как маленькой девушке! Просто встань под мой каблук, и всё!
Нежно, словно они были из железа, Лоунс провел пальцами по пухленькой щеке, размазывая солоноватую жижу.
– Малыш, оглянись вокруг, звучит красивая музыка, на людях светлые одежды, которые так боятся грязи, многие даже забыли свои револьверы дома!
– И что с того!
– Войны нет. К чему нужна твоя вертикализация власти…
– Мы на войне! Да будь тут огневые работы, я бы первая сказала «Благодарения Небесам!». Но ничего подобного и близко нет! Мы не знаем, кто враг!
Лоунс оглянулся, словно ожидал увидеть на площади пусковые установки.
– И кто враг?
– Да кто угодно! Аристократы! Камлонцы! Весь мир! – Лори всхлипнула. – Я просто пытаюсь минимизировать потери!
– Значит, ты в них веришь?
– Во что?
– В бесконечные потери.
Стукнув трижды каблуком по белоснежным камням площади, Лори выдохнула:
– Да! Проклятье, да! Однажды мы потеряем всё, и этот желтый шар погаснет! Но почему я должна страдать до того времени?
Лоунс коснулся пальцами висков.
– Страдать? От чего ты страдаешь?
– Ты! Я… я… – она говорила всё тише пока, наконец, губы её не издали чуть слышный шёпот.
Лоунс взял её ладошки в свои.
– Прости, что ты только что сказала?
– Люблю! Я люблю тебя, слышишь!
Мужчина покачал головой.
– Не могу сказать тебе то же. Даже не могу понять, – мужчина отвёл взгляд, – почему ты это говоришь… чувствуешь… как это сказать… – Он вновь посмотрел ей в глаза. – Я могу лишь оставить тебя своей помощницей, не более.
Лори шмурыгнула носом.
– Зачем? Зачем тебе эта БВК, давай всё бросим и уедим? Далеко-далеко, где нас никто не найдёт! Купим магазин или…
Лоунс положил палец на никогда не знавшие помады губы.
– Я инспектор БВК, вся моя жизнь – это работа. Я… не смогу жить иначе.
Лори дважды порывисто кивнула.
– Хорошо. Ладно. Значит, мы сейчас сядем на обратный поезд и двинем на станцию Кроманти.
– Это бессмысленно. Лучшее, что можно сделать: пойти на местную ЭВС и попробовать договориться о двух новых пробоях. Начальство будет в бешенстве, обычно, такие связи жестко наказывают, но я другого варианта не вижу. И уже после этого поехать на пропущенные места.
– Ты… – Лори, шмурыгнув носом, принялась стирать кулачками потоки со щёк.
Лоунс вытащил носовой платок.
– Сейчас всё пройдёт, не стоит принимать так близко к сердцу рядовую неудачу. Тем более что виноват я, а не ты.
– Ты ничтожен!
– Значит, так. Сейчас двинем до приюта, если повезёт – залетим с этого краю. Нет… что поделать, попробуем другие варианты. Пошли!
Лори стукнула кулачком в мускулистую грудь.
– Неси меня на руках, я устала!
Лоунс вытянулся лицом, но вдруг его губы растаяли улыбкой.
– А волшебное слово?
Короткая мясистая ножка врезалась в пах, заставив мужчину сложиться пополам.
– Ты меня за ребёнка не держи, ничтожество! И вообще, это была не просьба, это приказ! Исполнять!
Лоунс, отдышавшись, выпрямился.
– Малыш, говорю в последний раз. Ты или моя помощница, или ищи для любви другую игрушку. Ну, решай. Сейчас, как ты любишь.
– Я чётко сказала, что к чему.
– Я тоже.
Лори облизнула враз пересохшие губы.
– И что же твои любимые камлонцы говорили в таких случаях?
– Плевать на Камлонцев, я спрашиваю тебя!
Лори выпучила глаза и отошла на два шага.
– Ты… – её пальцы тыкались в воздух, словно девушка была пьяна и пыталась нажать на кнопку лифта, которая двоилась перед глазами. – Ты спрашиваешь меня, а не своих любимых духов прошлого, покрывшихся мукой и пылью? Звон их тюремных цепей уже не затыкает твои ржавые уши?
Лоунс ударил кулаком в ладонь.
– Да. Я спрашиваю именно тебя. Признаёшь меня саро, или едешь в любую столицу.
Нагнувшись и расставив руки с плотно сжатыми кулаками, словно в каждой была тяжёлая сумка, Лори выплюнула:
– Никогда ты не будешь саро!
– Я был инспектором третьего ранга! У меня был свой офис, секретарша и портной!
– Где сейчас тот офис? Сгорел в Хэндо?!
– Решай!
Медленно, словно тело стало деревянным, Лори разжала кулаки и провела ладонями по лицу.
– Знаешь, ты меня удивил. Я обещала свернуть тебе шею после провала, но не сделала этого. Я… я не хочу тебя убивать. Не понимаю, почему так. Наверное, я действительно в тебя влюбилась. Хорошо. Я прощаю тебе этот провал. Но в следующий раз – пощады не жди.
Подойдя к фонтану, девушка умыла лицо и вновь посмотрела на Лоунса.
– Хорошо. Ты - саро. Даю слово выполнять твои приказы. Доволен?
Лоунс тут же влепил ей пощёчину.
Девушка зажмурилась, несколько секунд вздрагивала всем телом, но осталась стоять. Мужчина улыбнулся.
– Вот и славно, а теперь пошли в приют. Сразу скажу, там народ тёртый, на нож наденут, не поморщатся. Так что советую следить за словами.
По краям площади стояли в два ряда тележки, запряженные лошадьми.
Разило конским помётом, свежей краской и вином, в большинстве случаев пары лошадей были подобраны не в масть, многие кони тяжело дышали.
Лоунс выбрал бричку с невысокими лошадками и давно небритым кучером.
Возница не стал торговаться, лишь попросил деньги вперёд и, отсчитав трясущимися руками сдачу, направил пегих вглубь городских улиц.
Лори, поёжившись от тряски, прижалась к Лоунсу.
– Саро, почему ты выбрал именно этого пьяницу?
– Лошади одной масти. Такие тянут почти одинаково и выше шансы доехать без лишних остановок.
– Тогда все извозчики должны делать так!
Сидящий сразу перед молодыми возница истошно засмеялся, и звуки эти весьма походили на лошадиное ржание.
Лоунс лишь печально вздохнул.
– Как правило, на бричках просят деньги за час, везут как можно дольше, а после выбивают всё по минутам.
Лори пожала плечами.
– Ну, не знаю. Отец имел свою лошадь.
Возница вновь даль о себе знать, на мгновение повернув голову:
– А твой папаша был большая шишка?
Лори поморщилась, но дала ответ.
– Можно и так сказать, хотя эта фразочка из репертуара его врагов. Он был начальник городской стражи.
– Тянивяжи?
– Именно. Я, кстати, тоже вязать умею, так что прикуси свой не в меру длинный язык.
– Эй, красавица, чего так чешешь!
– На дорогу смотри. Саро, так какой план?
Лоунс надул губы, и тут же шумно выдохнул.
– Нет никакого плана, сперва придём в приют, если получится, заручимся их поддержкой. Если нет, пойдём в ЭВС с голой спиной.
– Так ты же сказал ехать прямо к ЭВС?
– Сказал, да. Видишь ли, я понятия не имею, где в этом городе приют.
Трижды хлопнув ресницами, Лори прекратила смотреть на Лоунса и стукнула возницу по плечу.
– Эй, чучело одвуконь, где тут приют, о котором инспектор БВК толкует?
– БВК! – присвистнул извозчик. – В нашем, почитай, штук пять будет. Значит, напротив ямы ореховой стоит…
– Филармонии? – На всякий случай уточнила девушка. – Оркестровая яма?
– Того да. Потом, есть, стоит прям у общины…
– В деревне? – На сей раз уточнять полез Лоунс.
– Так, именно. Вам какой именно нужен?
– Ближайший, пьянь, ближайший!
Возница натянул вожжи.
– Так, а самый близкий, выходит, вам пешком был ближе!
Лоунс покачал головой.
– Нет, официальное представительство не мой случай. Следующий ближний самый?
– А, ну так ближний напрямик сюда два разворота!
Не говоря больше ни слова, извозчик хлестанул лошадей, выводя на новый курс.
Однотипные дома белого кирпича пестрили по обеим сторонам, застилая глаза и мешая ориентироваться спокойно, тем ярче резануло взгляд здание желтого цвета.
– Вот, стало быть, фасоль БВК!
– Фасад, пугало! – Лори отвесила щелбаны  в давно не мытую голову. – Господин инспектор сейчас по своим делам пройдётся, а мы тут его подождём.
Возница закивал, а Лоунс отбыл внутрь архитектурного изыска.
Лори перебралась на козлы.
– Чего, ещё денег хочешь?
– Кто ж их не хочет, красавица!
Лори придвинулась ближе.
– А может, ещё чего хочешь?
Извозчик, кинув взгляд на дом напротив, первый этаж которого был отдан под магазин, в витрине которого стояла бочка пива, жадно облизнул губы.
– Хотеть-то ещё никому вредно не было, да не то пиво, что на уме.
Лори тихо всхлипнула.
– Эх, одно пиво… ладно, я не о том. Покатаешь нас сегодня по городу?
– На день нанять хочешь?
– Ровно да.
Возница неспешно покачал головой.
– Инспекторские дела, понимаю. Опять какие ужасы стряслись. Неужто в нашем городе будет?
– Не будет. Даю слово. Можешь так жене и передать.
Старик покачал головой.
– В земле лебёдушка моя.
Лори клацнула зубами,  прикусив язык, и тут же заговорила вновь.
– Лошадей чем кормишь? Овёс или пшено?
Извозчик махнул рукой, словно разрешал кому-то.
– Да кактусом, он дёшев.

0

30

Лоунс вышел из здания и крикнул точный адрес.
Бричка тронулась.
Лошади, отдохнув, веселее тащили по улицам типовой застройки.
Уже к полудню прибыли к зданию приюта.
Такое же, как остальные, оно отличалось лишь подъездом: единственным на весь дом. Коридорная система хоть и затрудняла бегство при пожаре, но дарила свои плюсы в мирное время.
Широкая площадка у дверей спускалась к тротуару наполовину ступеньками, наполовину пандусом.
На крыльце их уже ждали.
Невысокий стройный блондинчик с сахарной рожей. Одет он был в белую рубашку и черные штаны, какие могли носить как мужчины, так и женщины.
В руках он держал бумагу, где корявым почерком было написано имя Лоунс.
Увидев его, Лори протёрла глаза.
– А он… тут работает?
Лоунс покачал головой.
– Это приют для сотрудников БВК. Искалеченных, ушедших на пенсию либо в отставку. Для всех, кто ещё может и хочет работать.
Лори легко, словно летя, вбежала по ступенькам крыльца и остановилась напротив блондинчика.
– А ты увечный или просто придурок?
Парень смущенно улыбнулся и, вытащив блокнот, написал ответ.
Лори, не поверив и не спрашивая разрешения, полезла пальцами в рот незнакомца.
Язык действительно отсутствовал.
За спиной девушки Лоунс поднял левую руку со сжатым кулаком, и оттопырил мизинец.
Парень кивнул, в ответ показывая большой палец на правой.
Лоунс поднялся по ступенькам и положил руку на плечо Лори.
– Ладно, пошли внутрь. Веди! – Последнее уже блондинчику.
Троица направилась в недра здания.
Каждый из трёх этажей пронизывал длинный коридор, кончающийся балконом с одной стороны и выходом на лестничную клетку с другой. Одна сторона коридора была утыкана, как ёжик, дверьми, а вторая широкими окнами выглядывала на улицу. Под потолком висела старинная люстра, огромная и золочённая.
В самой лестничной клетки стоял грузовой лифт, кажущийся нелепым в низком здании.
На пути постоянно встречались люди, у многих в руках были кружки кофе, большинство одеты в домашние халаты золотистого отлива.
Лори, крутя голову, таращилась по сторонам:
– Саро, богатенько живут твои увечные.
Лоунс, приобняв девушку, тихо ответил.
– Смею сообщить, что каждую рину они зарабатывают для себя сами. Помни главное, мы в гостях.
Блондинчик довёл их до последней комнаты третьего этажа, и остановился, распахнув перед ними дверь.
Лоунс, вздохнув, перешагнул порог.
Лори шмыгнула следом.
Дверь тихо закрылась у них за спинами.
Просторная комната больше походила на офис, чем спальню: крупный стол у одной стены, лежак у другой.
У окна стоял мужчина.
Высокий, некогда крепкий, но уже осунувшийся старик с выцветшими волосами цвета весеннего снега. Впрочем, брови выделялись: ярко-черные, время не тронуло их.
Неспешно, будто делая им одолжение, незнакомец подошёл к гостям.
Лоунс тем временем стянул с себя галстук. На пол полетел пиджак, рубашка, майка лодочкой.
Лори, вытаращив глаза, рассматривала мускулистую грудь и покрывающие её татуировки.
Два черепа. Один был исполнен синей краской, другой – красной.
Владелец дома покивал, и кратко бросил:
– Можешь одеваться. Тем более что бумаги на тебя я уже листал.
– Пером легко испортить. – Лоунс не спешил хвататься за одежду.
– Верю, кто с тобой?
– Сиротка, – инспектор сглотнул. – Подобрал из жалости.
Покивав, хозяин расстегнул единственную пуговицу пиджака.
– Сиротке есть восемнадцать?
Лоунс до хруста сжал кулаки, вздувая мышцы, словно накачивая их воздухом.
Старик тот час же похлопал Лоунса по щеке.
– Но-но, не стоит. Я и больше вытворял, когда кровь в голове играла. Вина?
– Простите, только чай.
И в этот самый момент Лори выплюнула.
– А мне винца! С лимоном.
Незнакомец впервые посмотрел на девушку, и протянул ей руку.
– Виктор Беннет, главный тут.
Лори, какое-то время покусывая губу и сверля взглядом собеседника, сплюнула на пол и вложила хрупкую ладошку в предложенную пядь.
– Винстон Лори, старший над немыми.
Виктор кивнул.
– Прекрасно понимаю. – Резко, причиняя боль, Виктор развернул ладошку Лори тыльной стороной наверх, и бросил короткий взгляд на украшавшую запястье татуировку. – Как любопытно, вторая столица, северный район. Сенутже, глянь, ты тоже это видишь?
Лоунс кивнул.
– Ровно то же самое.
– А я вижу чуть больше. Исходная татуировка сведена, осталось только блёклое пятно, поверх нанесено вот это.
Лори облизнула враз пересохшие губы.
– Я из южного района. Мой родитель после смерти…
Виктор, всё так же смотря на Лоунса, продолжил.
– Сенутже, тебя могу принять, но это… ей здесь не место.
Лоунс, сглотнув, звонко стукнул зубами.
– Я ручаюсь за неё.
– Вот как? – Виктор, пройдя к своему рабочему столу, взял нож и протянул его Лоунсу. – Убей.
Лоунса словно ударили в лицо, он мгновенно побледнел, а зрачки, до того суженные так, что иголку не просунешь, расширились как по заказу.
– Но… я…
Виктор выдвинул подбородок вперёд:
– Ты.
Медленно, словно шестерёнки тела забыли смазать, Лоунс взял в руку нож.
Поработал кулаком, жмакая рукоять, набрал в грудь воздуха, повернулся к Винстон и, словно проснувшись, нанёс короткий колющий снизу вверх, целясь в правый глаз.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Врезка