Продолжение четырнадцатой главы.

***

     Генерал Ваз’зар-Лак’анаэ смотрел в глаза своей смерти, и ему совсем не было страшно.

     «Люди, мои люди останутся живы – и помощь к родной планете все же придет! Остальное… - все остальное не важно».

     Им не повезло: на последнем отрезке пути, у Келродо-Аи, авангард флота вывалился из гипера прямо под пушки вражеских кораблей. Или, вернее будет сказать – под пушки будущего союзника по борьбе? К черту! – генерал никогда не любил политиканского словоблудия: еще час назад оба флота смотрели друг на друга сквозь орудийные прицелы…

     Когда выдернутые из гиперпространства генераторами гравитационной тени, корабли главных сил флота начали, один за другим, аварийно выходить в обычный космос, от авангарда оставались боеспособными всего несколько единиц. Не то, чтобы эти корабли лучше управлялись, или были особо удачливыми – просто, фронт ударной волны от выстрелов импульсных ионных пушек до них не дошел, только и всего. Куда больше было «погасших» иконок, тускло высвечивающихся на дисплеях боевых компьютеров. Истребители, спевшие подняться с полетных палуб «Венаторов»… - тут все было даже еще хуже. Они как раз первыми попали под удар, пытаясь прикрыть развертывающийся в боевые порядки авангард. Те, что с палуб кораблей-носителей подняться не успели, сейчас висели мертвым грузом в их ангарах. В то время как сами эти корабли-носители мертвыми глыбами металла дрейфовали в космическом пространстве. Чтобы просто перезапустить оборудование, после попадания под удар ионного импульса, требовалась пара часов авральной работы экипажа. Здесь у более «примитивных» «Дредноутов», имевших на борту большие экипажи, было значительное преимущество перед более современными, сильно заавтоматизированными «Венаторами», «Аккламаторами» и «Победами» - живые люди от противокорабельного ионного оружия из строя не выходили. Причем, это если никто не будет мешать проведению восстановительных работ. А чтобы заставить поврежденный корабль снова сражаться, времени уйдет раза в два больше! Понятно, если противник это самое время даст.

     Их флоту никто и никакого времени для спасения давать, разумеется, не собирался. Собственно, если бы они, хотя бы чуть-чуть отставали по времени от авангарда, и пришли на место засады всего на полчаса позже, возможно, что второй залп импульсных ионных пушек накрыл бы и их тоже. И судьбу его флота решал бы этот адмирал Старкиллер, в одиночку. Когда уже поступили приказы от верховного командования прекратить огонь, вахтенные офицеры сенсорных постов доложили, что вражеские дредноуты закончили перезарядку своих чудовищных пушек…

     Что же, хвала Силе – адмирал флота Альянса Кен Старкиллер приказам своих боссов подчинился! А мог бы, судя по тем словам, что он высказал им при установлении связи между флотами, и сделать вид, что попросту «не успел» принять этот приказ до того, как его флот снова открыл огонь. И, Ваз’зар-Лак’анаэ был почему-то совершенно уверен, что даже республиканское руководство предпочло бы «поверить» этому заявлению. За проигрыш кто-то должен заплатить, а почему бы, заодно, не списать на неудачников все остальные грехи? В этот раз, так вышло, крайним оказался он, и его люди. Политика, подлая тварь.

   - Скажите, генерал, почему вы отдали приказ стрелять по тем, кто спасался с наших подбитых кораблей, и по тем, кто пытался им помочь? Я бы еще понял, если бы вы были из тех добровольцев, кто присоединился к ВАР во время войны с Конфедерацией Независимых Систем. Однако, вы же давно на военной службе – как я слышал, еще в Юстициарах начинали. Что на всех вас нашло?

     Боль прострелила голову, на мгновение у Ваз’зар-Лак’анаэ буквально раздвоилось все в глазах. «Почему? – я сам бы сейчас хотел узнать – почему я тогда отдал тот проклятый приказ у Карфеддиона, парень!» - генерал с трудом смог привести чувства в порядок. Странная, взявшаяся словно бы ниоткуда головная боль так никуда и не делась, но мысли в голове понемногу прояснились.

   - Сам не знаю, адмирал, честное слово! Когда генерал Джерек озвучил эту идею на военном совете, я очень удивился, так же, как и остальные присутствовавшие там офицеры. Это ведь шло вразрез со всеми обычаями войны. Еще более странно, что эту мысль озвучил джедай. Мне кажется, тогда эту идею никто даже всерьез не воспринял…

     Невольное желание вспомнить неприятные подробности вызвало новый приступ головной боли, и какой-то непонятный звон в ушах. Опасаясь упасть прямо перед голокамерами, генерал попытался за что-нибудь уцепиться. Странно, тело почему-то никак не отреагировало на желание. Впрочем, то, что он яко бы падает, ему тоже показалось… - и, кажется, ни собравшиеся в боевом информационном центре флагмана офицеры, ни его собеседник ничего не заметили…

   - Потом генерал Джерек вообще куда-то пропал, и в дальнейшем все приказы по флоту отдавал исключительно по межзвездной связи. У Карфеддиона его даже не было. Нет, вы не подумайте – я не оправдываю себя! Но.

     Новый приступ, накативший на Ваз’зар-Лак’анаэ, заставил того оборвать речь. Собственное тело почти совершенно не чувствовалось: генералу казалось, что сейчас он не смог бы пошевелить даже мизинцем, не то, что языком нормально работать. С трудом проглотив комок в горле, он все-таки смог усилием воли расслабить лицевые мышцы и открыть рот. Между тем, рука – словно сама по себе! – потянулась к поясу, где висела (странно, зачем я сегодня вообще его взял?) кобура с табельным бластером.

   - Не знаю. Тогда. Это. Казалось. Мне. Совершенно. Правильным…

     Генерал выталкивал из себя слова, как будто через силу. Что с ним? Ваз’зар-Лак’анаэ почувствовал вдруг, что время неумолимо уходит. Невероятным усилием он снова взял себя в руки. Обернувшись к штабным офицерам, генерал четко и внятно произнес:

   - Мой приказ: флот поступает в полное распоряжение адмирала Старкиллера! До тех пор, пока не будет снята угроза для Эриаду, любой его приказ выполнять беспрекословно. Выполнять!

     Дождавшись подтверждения того, что офицеры все поняли правильно, Ваз’зар-Лак’анаэ снова обернулся лицом к командующему силами Альянса. Накатила слабость, генерал почувствовал, что отпущенные ему мгновения уходят…

   - Не понимаю, что со мной твориться. В любом случае – я нахожусь в здравом уме и твердой памяти. Вице-адмирал Гэв Тордин заменит меня – все вопросы можете решить с ним. Главное, спасите Эриаду!

     Держать дольше напряжение воли не было никаких сил. Тело действовало уже само по себе: рука вытащила бластер из кобуры, поднесла его к голове…

   - Не знаю, адмирал Старкиллер, какой близкий человек погиб у вас на Карфеддионе, но – прошу считать, что его смерть отмщена. Пощадите остальных моих людей. Они выполняли мой приказ…

     Ваз’зар-Лак’анаэ еще успел заметить, глядя на голограмму, как напрягся Старкиллер. Адмирал явно сообразил, что с его визави происходит что-то ненормальное. Потом палец коснулся триггера, и мир вокруг взорвался багровым пламенем.

***

     То, что сейчас произойдет, Кен понял за несколько мгновений до того, как несчастный республиканский генерал пустил себе бластерный заряд в голову.

     «Какая же сука этот Джерек!» - или, как его звали, того джедая, который был приписан к этому республиканскому флоту? Кен ничуть не сомневался, что это его работа: чтобы внушения с помощью майнд-трика так перекорежили мозг, нужно, чтобы объект приложения этой техники испытывал хотя бы минимальное доверие к форсъюзеру. Кому Ваз’зар-Лак’анаэ мог довериться, кроме генерала-джедая, с которым он вместе провел явно не один месяц вместе? Старкиллеру всего пару раз в жизни доводилось видеть, что может сделать с разумным существом опытный (и достаточно беспринципный) форсъюзер-«мозгокрут». Да уж, это тебе не достаточно безобидный Обман Разума в том виде, в котором его применяли – и одобряли – в Ордене. Генерала обработал мастер своего дела: если бы не сильная воля, тот вообще ничего сделать бы не смог – просто пустил бы себе плазменный болт в голову, и все. А так, все еще может обойтись. Даже если этот Джерек влез в голову еще кому из офицеров, то вряд ли настолько же глубоко. Да и установку тот, скорее всего, делал на беспрекословное выполнение приказов командира – так проще и безопаснее, особенно, если этого самого командира плотно контролируешь!

     «Впрочем, можно прямо сейчас в этом и убедиться».

   - Кто из вас вице-адмирал Тордин?

     Потрясенные республиканские офицеры, кинувшиеся было к своему мертвому командиру, замерли от слов чужака. От столпившихся возле мертвого тела генерала штабных офицеров республиканского флота отделился один человек.

   - Вице-адмирал Гэв Тордин, господин адмирал!

   - Господин вице-адмирал, вы подтверждаете последний приказ вашего бывшего командира?

   - Так точно, сэр! Наш флот в вашем распоряжении. К тому же, и приказ верховного командования с Корусанта…

   - Господин вице-адмирал, надеюсь, записи того, что произошло в БИЦ вашего флагмана, будут сохранены? – это дело чрезвычайной важности! Смерть генерала Ваз’зар-Лак’анаэ непременно будут расследовать представители Ордена джедаев, вместе с республиканской юстицией и контрразведкой.

   - Вы считаете…

   - Это не самоубийство, в обычном смысле этого слова, и не несчастный случай. Прикажите принять меры предосторожности: за генералом могут последовать и другие офицеры, кого могли «обработать» схожим образом с помощью Силы. А ваш флот мне потребуется в боеспособном состоянии, там – у Эриаду.

Очевидно, что до Тордина наконец-то дошло, что положение очень серьезно.

   - Полагаете, что это не единственная попытка эээ… «саботажа», сэр?

   - Хотелось бы надеяться, что остальным не так качественно и сильно взломали мозг, как генералу Ваз’зар-Лак’анаэ. Лучше перестраховаться, чем получить неприятный сюрприз у той же Эриаду.

   - Так, вы тоже идете с нами?

   - А как, по-вашему, я буду командовать в сражении – по ГолоНету, что ли? И, да – руководство Альянса приказало помочь вам разобраться с Гривусом.

     Похоже, вице-адмирал все еще никак не мог поверить, что бывшие враги внезапно стали его союзниками. Кен усмехнулся про себя: час назад он и сам в это не поверил бы!

   - Так, распорядитесь помочь вашим поврежденным кораблям: чем быстрее они снова вернуться в строй, тем скорее мы тронемся в путь. И еще, насколько отстает ваш арьергард по временному графику от основных сил?

   - Если ваши корабли еще не отключили генераторы гравитационной тени, то где-то – Тордин бросил быстрый взгляд на хронометр – через минут пятнадцать-двадцать первые корабли начнет выдергивать в обычное пространство.

   - Хорошо, предупредите их, чтобы не паниковали и не вздумали открывать огонь.

     Судя по голограмме, вызванная в БИЦ республиканского флагмана команда санитаров готовилась забрать тело бывшего командующего флотом. Остальные офицеры, повинуясь указаниям вице-адмирала Тордина, отправились к своим местам, которые обычно занимали по боевому расписанию. Надо было вызывать TK-707 и Меланхолика, и быстренько решать вопросы взаимодействия с нежданно свалившимися на голову союзниками.

     «Интересно, успеет сегодня к нам прибыть подкрепление с Мустафара, или придется задержаться»? Вот последнего Кену точно не хотелось бы: Эриаду пока еще держалась, но долго ли это продлиться? – особенно, с учетом таки прорвавшихся к Гривусу новых нагайских армад.

***

   - А новый флот нагаев, что пришел к нам на помощь, господин Главнокомандующий? Они могли бы выделить хотя бы часть сил, для поддержки нам, причем – совершенно без ущерба для дальнейших планов. Я, конечно, понимаю, что раздергивать силы по кускам – не лучшее решение. Однако, иначе мы не будем иметь решающего преимущества над защитниками Эриаду. А это, в конце концов, обернется неприемлемыми для нас лишними потерями.

     Честно говоря, Жаме совершенно не понимал – чего именно хочет от него Гривус? Враг уверенно удерживает господство в космосе, а без поддержки с орбиты его войска не смогут прорвать фронт. Даже отмороженные лугубраа и прочие дикари, которых не жалко бросить в мясорубку! И легионы боевых дроидов, которым не ведомо слово «страх» - они тоже не смогут: попросту не хватит сил, чтобы задавить врага мясом и железом. Для успешного наступления требуется превосходство в огневой мощи, а ее может дать – в требуемых масштабах – только флот. А на запросы огневой поддержки флотские только руками разводили.

     Гривус прокашлялся. Змеиные глаза калишца уставились прямо на Жаме. Угадать сквозь дрожащее изображение на голограмме, о чем именно думает сейчас киборг, было совершенно невозможно.

     «Возможно, генерал решил всех нас списать окончательно – меня, Гуса Рихарда и остальных «Улан» тоже. Благо, все они сейчас торчат тут, на Эриаду, вместе со мной». Только вот, зачем это калишцу нужно? Смерть Лиссера и те сведения, что тот ухитрился передать, не давали Жаме покоя – «Что же, что задумал Гривус на самом деле»?

   - Вы никогда меня не подводили, генерал Осс’Ави, поэтому, я буду с вами предельно откровенен: Надежды на разрастание конфликта между Республикой и Альянсом, к сожалению, не оправдались. Более того, они уже заключили перемирие. И, как следствие этого, помощь к защитникам Эриаду может прийти гораздо раньше, чем могло бы быть.

   - Тогда, может быть, имеет смысл вообще отказаться от атаки – и эвакуировать армию? Двадцать миллионов бойцов, живых и механических, нам бы еще пригодились…

   - Полагайся мы только на свои собственные силы, я бы такой приказ и отдал.

   - Проблемы с нагаями? Неужели остроухие хотят пойти на попятный!? Мы же выяснили, что у них дома не все благополучно – эта война нужна им не меньше, чем нам. Или, они опять хотят пересмотреть свою долю?

   - Да, всего помаленьку: Для нагаев оказались слишком болезненными потери, которые они понесли, по собственной глупости, у Мустафара и при переходе из Неизведанных Регионов к нам. Нужно нечто, способное заставить их пойти с нами до конца! Такая возможность появилась недавно. Но, чтобы ей воспользоваться, все внимание наших врагов должно быть приковано к Эриаду. Все должны быть уверены – захват этой планеты для нас, вопрос принципа!

     Гривус опять закашлялся, прервав свою речь, затем продолжил.

   - Разумеется, я пришлю вам еще подкреплений – не слишком много, впрочем, но достаточно. Четыреста семьдесят кораблей, или около этого. Бывшие хаттские наемники, уцелевшие при разгроме их флота. Недавно перешли ко мне на службу. Жаждут поквитаться с респами за поражение. Думаю, этого вполне хватит, чтобы на время перехватить инициативу.

   - Только на время?

   - Да, только на время: ровно на столько, сколько мне потребуется для того, чтобы захватить систему Салласта. Вот там, кстати, мне и потребуется весь новый нагайский флот! Пусть респы думают, что за этим дельцем стоят именно остроухие. Кстати, поскольку ваш флагманский корабль – точная копия моего, нужно будет организовать радиообмен по вашему флоту так, словно у Эриаду нахожусь я сам. Это еще больше отвлечет внимание врага от цели главного удара.

   - Боюсь, мы тогда долго не продержимся. На нас бросят все, что у них есть!

   - И не надо! Как только я подам сигнал, немедленно идите на прорыв, вместе с флотом и теми войсками, которые сможете забрать с собой, отдав остальной армии приказ окопаться и ждать на месте. После того, как мы захватим Салласт, респам будет совсем не до того, чтобы кидаться добивать наши войска. А вы сами мне понадобитесь рядом. Хотя нагаям уже некуда будет отступать, они еще могут повести себя… неадекватно. Я же не люблю, когда пытаются ломать мои планы.

   - Чем так важен Салласт, что республиканцы пойдут на мировую?

     Жаме проговорил это вслух, сразу же пожалев об этом. Однако, похоже, что Гривус не придал дерзости подчиненного значения. Или просто хотел поделиться своим очередным гениальным планом…

   - Салласт, сам по себе, не очень то и важен. А вот то, что сейчас находится в системе Салласта – имеет первостепенную важность! Захват Великого Канцлера Республики, и всей сопровождающей ее свиты, позволит нам говорить с этими тварями с позиции силы!

     Жаме хотел спросить: что забыла Канцлер Амидала возле Салласта? – но не решился этого сделать. Гривус, похоже, и так разоткровенничался сверх меры. «Но умирать я за тебя все равно не буду» - подумал он. Вслух же сказав совершенно иное:

   - Можете на меня рассчитывать, господин Главнокомандующий! Я и мои солдаты вас не подведем.

     Похоже, что именно такие слова киборг и хотел от него услышать, удовлетворенно кивнув в ответ головой и прикрыв веки живых глаз.