Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Гарри Поттер и Три Пожилых Леди


Гарри Поттер и Три Пожилых Леди

Сообщений 241 страница 250 из 393

241

Очень здорово. Но снова небольшое замечание - верят ли Локонс использовал бы непростительное заклинание. Он всё-таки Обливатор, а обливаторы должны были изучать ещё какие то заклинания, на случай наличия агрессивного и ничего не за бывшего маггла. Да и в целом - Авада слижком уж специфические чары. Скорее Гилдрой наколдовал бы что то вроде остановки сердца, которой в конце саги приложили Белактрису.
Вобщем что то не непростительное, хоть и смертельное.

0

242

Станислав написал(а):

Он всё-таки Обливатор, а обливаторы должны были изучать ещё какие то заклинания,

Локхарт, по канону, умел хорошо применять только Обливиейт. Обливиатором он не был, вольный писатель-авантюрист. А в Аваде главное злость и желание убить. Шарлин с Самантой его довлеи до ручки. Впрочем, да хоть редукто пускать, все равно Саманта уже успела заместить Шарлин и смогла использовать мундштук по назначению

0

243

Ответы и вопросы

- Так этого мальчика звали Деннис? Впрочем, неважно, - невидимка словно и не заметил неявной просьбы представиться, - Видите ли, мистер Поттер, я вижу в этом одновременно иронию и определенную справедливость. Вы знаете, как Вас называет это стадо?
- Волшебники? Да.
- Мальчик-Который-Выжил. Видите ли, в волшебном мире незадолго до Вашего рождения возникли некоторые... разногласия.
- Война?
- Можно сказать и так. Так вот, Темный Лорд прекрасно осознавал опасность, исходящую от магглов. Он считал, что волшебникам необходимо объединиться под его руководством и устранить эту угрозу.
- Убить всех людей?
- Не думаю. Просто поставить их на то место, которое они и должны занимать. Магглы должны служить волшебникам, это их естественное место.
- Хм... Знаете, мистер... По-моему, любой Черный Властелин в книжках хочет примерно того же.
- Это же маггловские книжки, мистер Поттер? Дайте угадаю – и в этих книжках этот самый Черный Властелин обязательно терпит поражение?
- Вроде того, сэр.
- Увы, вынужден Вас горочить – партия магглолюбов, во главе с мистером Дамблдором уже была фактически разгромлена. Осталось лишь дочистить прячущихся по щелям – и Министерство само пало бы к ногам Лорда, к нашим ногам. Но... Случилось то, чего не могут понять ни мы, ни наши... оппоненты.
Таппенс подумала, что примерно так же мог выступить Гитлер году так в сорок втором, ну или, в крайнем случае, в сорок третьем – после Эль-Аламейна и Сталинграда. Или японцы после Мидуэя. Но, естественно, промолчала, лишь поплотнее примяв служившую в качестве упора сумку. Старик продолжал:
- Мой Господин решил устранить некую угрозу, о которой не очень любил распространяться. Она каким-то образом была связана с Вами и Вашими родителями. Ваши отец и мать не смогли противостоять Величайшему Влошебнику – он просто смел их.
- Убил, - в голосе Гарри до того удивительно спокойном, послышалась ярость.
- Да, мистер Поттер, убил. Более того, он пытался убить и Вас. Вообще-то у волшебников не принято убивать детей, я имею в виду детей-волшебников. Но у Темного Лорда были свои соображения.
«Боже мой, это же совершенно библейская история. Царь Ирод, младенцы... Предсказание? И тогда Гарри... Боже мой, Боже мой!» - мысли Таппенс смешались.
- И вот, при попытке убить Вас Темный Лорд исчез. Вы знаете историю Вашего шрама? Не каждому удается пережить Убивающее Проклятие, знаете ли. Обычно люди просто умирают, но Вы отделались вот этим.
Гарри потер лоб свободной рукой. Ему было трудно стоять, он уже сам изо всех сил пытался удержаться за МакФергюссона, а тот стоял бессмысленной и безвольной статуей, сжимая руку Гарри в захвате. Вероятно, исполняя приказ «привести и не дать сбежать». Старикашка прокашлялся и продолжил:
- С тех пор мы ничего не слышали ни о нем, ни о Вас. О, самые верные, такие как я, искали. И его, и Вас. Правда, уж извините, с разными целями.
- Я догадался, что меня Вы хотели убить. А этого Вашего... Тома, верно?..
Что-то мелькнуло на самом краю лужайки, Таппенс не успела заметить, что, словно прица вспорхнула, и Гарри вскрикнул, еще плотнее навалившись на МакФергюссона. Она внимательно осмотрела пятачок, где заметила движение – ничего.
- Вряд ли у Вас есть право называть Темного Лорда по имени, мистер Поттер. Даже я не рискну назвать его так в лицо. Он... Не очень любит вспоминать свои детство и юность. Просто я, знаете ли, учился вместе с ним и был, скажу не без годрости, его правой рукой. Но Вы правильно догадались. Мы хотели – и хотим – возродить его. О, он, знаете ли, не мертв, есть.. некоторые признаки. А что касается Вас...
- Так почему Вы не убили меня сами? Это же проще?
- Очень смелый вопрос, мистер Поттер, очень смелый. Поэтому я отвечу. Во-первых, вокруг Вас слишком много странностей. Помимо того, что Вы выжили в ситуации, в которой выжить просто нельзя, есть и другие. Например, я не смог  найти Ваш дом. Разумеется, это мог бы быть и обычный «Фиделиус», но ряд признаков указывают на что-то иное. Во-вторых, мне все время что-то мешало: например, когда вчера Вы убегали от мистера Денниса и его друзей, я пытался поразить Вас в спину, но этот самый мистер Деннис совершенно случайно толкнул меня под локоть. Он не выглядел человеком, желающим Вам добра, он был несколько ошеломлен, а меня он вообще не видел. Но он все же помешал мне. Это была случайность, но такие случайности, извините за каламбур, случайными не бывают. Кроме того, есть и справедливость.
- В убийстве детей?
- Это не справедливость, мистер Поттер. Это необходимость. А справедливость должна заключаться в том, что Вас должны убить те самые магглы, которых защищали Ваши родители и старый дурак Дамблдор. Сполна заплатить за собственную защиту. Именно поэтому я, скажем так, убедительно попросил мистера Денниса свершить над Вами справедливость.
- И он тоже не смог. И знаете, сэр, это тоже было случайно. Девчонки завизжали...
- Вот как... Действительно, что-то тут есть этакое... И знаете что? Это была Ваша ошибка, мистер Поттер. Вы напомнили мне, что чем дольше мы с Вами разговариваем, тем больше может произойти таких... случайностей, - и уже другим, повелительным тоном, обращаясь явно не к Гарри, а к шотландцу:
- Убей Гарри Поттера, маггл!

+7

244

Сообщение 240
"Но, не [пробел] доайдя двадцать ярдов до дома миссис Кейн,"
Сообщение 243
"Увы, вынужден Вас огорочить"
"...не смогли противостоять Величайшему Волошебнику..."
"...словно пртица вспорхнула, "

Отредактировано Anrony (12-07-2018 14:40:27)

+2

245


Взмахи и выстрелы

Таппенс взвела курок «Веблея».
Боже, только не это – единственный оставшийся близким человек из череды тех, что разделял с ней жизнь и с кем она не смогла разделить смерть, просто потому что они ушли раньше. Сколько их было... Остался только Дерек. Даже Саманта с Деллой были не из них, они познакомились так недавно относительно ее лет... А Дерек был тем, кто любил ее с первой встречи почти полвека назад, и кому она так долго не могла ответить взаимностью – ведь она любила Томми и носила его фамилию.
Потом, когда Томми ушел и она рыдала на похоронах на плече шотландца, он был очень деликатен – лишь открытки на Рождество, да редкие встречи на конференциях. А еще потом, когда Саутгемптон стал для нее совсем чужим – в отдел пришла молодежь, лишь подсмеивающаяся над старухой, помнящей еще нацистских шпионов, она подумала и переехала в его маленький городок. И тут началась ее вторая жизнь – и она никогда не считала, что начала эту вторую жизнь слишком поздно. И да, Саманта и Делла тоже были частью этой второй жизни, но и с ними она познакомилась благодаря Дереку. Огромному, добродушному, надежному, как шотландские скалы.
И теперь она держала его на мушке, готовясь убить. Вряд ли простое ранение остановит робота, в которого тот превратился: этот мальчик, Деннис, пытался добраться до носилок с Гарри, даже удерживаемый двумя полисменами. Так что придется убивать наверняка, с гарантией, безо всяких шансов, чтобы выжил этот мальчик, чтобы он прожил хотя бы немного -  тот, невидимый, разумеется, постарается его добить, но сначала ему придется убить и ее.
Надо было стрелять уже сейчас, но она все никак не могла решиться, оттягивая и оттягивая момент, ощущая уходящие секунды и надеясь, что все же не опоздает.
Благо, МакФергюссон действовал медленно, так медленно, будто он был самым обычным семидесятилетним стариком. Он неловко отпустил Гарри, придерживая освободившейся рукой кобуру. Мальчик сполз на землю – слишком тяжело ему пришлось. Дерек достал револьвер – такой же старый «Веблей», как у нее, он всегда был немного консервативен – и с удивлением посмотрел на него. Дернулся в сторону, но какая-то сила внутри разворачивала его к Гарри, полусидящему на земле, привалившись к холмику бывшей альпийской горки. Самым страшным в глазах мальчика был даже не ужас – разочарование и горечь. Возможно, это была игра ее воображения: ее собственные глаза были уже не те, чтобы рассматривать такие детали с десятка ярдов, но она с лекостью представила, что должен был чувствовать этот маленький лохматый  человечек, только недавно обретший друзей, пусть даже и таких великовозрастных как они с Дереком, и вот теперь наблюдающий, как один из этих друзей, к которым он привязался и которым смог, наконец, поверить, пытается убить его.
Разумеется, она этого не допустит. Прости, Дерек, дорогой. Думаю, мы встретимся уже скоро и поговорим там, а Смерть смоет это наваждение и я тебе все объясню. Интересно, набьет ли Дереку морду Томми? Или Дерек наваляет ему?
МакФергюссон поднял револьвер. Гарри даже не пытался отползти. Может быть, обезболивающие, которые вкололи ему, когда зашивали рану, блокировали «это», может быть, у него просто не осталось сил.
«Веблей» в руке суперинтенданта никак не мог остановиться на Гарри: он дрожал и вихлялся из стороны в сторону. «Он борется, Господи, он борется, Спаситель, помоги ему!» - Таппенс молилась как никогда в жизни, но ее собственный ствол уверенно смотрел в спину шотландца. «Молитвой и пистолетом можно добиться большего, чем просто молитвой, не так ли, милочка?» - мысль была глупая, но, похоже, она помогла, и ей, и Дереку, а если что-то выглядит или звучит глупо, но работает – это вовсе не глупо, так говорила Делла: шотландец опустил руку, его «Веблей» теперь смотрел вниз, в землю.
- Я сказал тебе: Убей его! Убей! Немедленно! – снова этот голос, чертов невидимка... Ага!
Таппенс перевела взгляд и ствол правее, там прямо из воздуха торчала прикрытая чем-то вроде края плаща рука, сжимавшая палочку, похожую на ту, что они видели на записи у мистера Флетчера. Палочка указывала прямо на неподвижно стоящего суперинтенданта. Таппенс взяла еще пару пальцев вправо – и мягко нажала на спуск. Палочка дернулась, раздался хриплый крик. Одновременно что-то невидимое и неосязаемое, но вряд ли доброе, волной пронеслось, пронизывая и стены дома, и ее тело. Ее покачнуло, Таппенс сделала шаг назад, но затем вновь шагнула к окну и с холодной яростью выпустила с небольшим разбросом еще три пули. Больше таких неосязаемых волн не было, но после третьего выстрела она ужасом услышала еще один такой же хлопок оттуда, где стоял МакФергюссон. Перевела глаза, боясь увидеть непоправимое, и...
Гарри все так же полулежал, крови не было видно, но его глаза глядели не на шотландца, а на дальний конец лужайки. Туда же смотрел и револьвер Дерека. А там, куда указывал дымящийся ствол, у самой изгороди, валялись две словно оторванные от тела ноги: голые в старческих пигментных пятнах, лишь чуть повыше старомодных полуботинок прикрытые носками на совсем уж древних подвязках. Там же виднелся какой-то лоскут вроде полы плаща и скребущая землю рука, из которой выпала в траву та самая палочка. Самого тела видно не было.
МакФергюссон на деревянных ногах подошел к ногам и откинул что-то невидимое. Теперь лежащее тело выглядело целым, и Таппенс немедленно взяла на прицел ту его часть, готорую не загораживала массивная фигура суперинтендната. Тот внимательно осмотрел лежащего, потом сделал шаг назад и выстрелил, из центра желтовато-воскового лба плесунло красным, а из-под затылка начало растекаться темное пятно. Контроль.
- Пресвятая срань, это вставляет даже круче, чем те листовки, которые джерри скидывали на нас под Дюнкерком, в сороковом. И что самое обидное – даже не подтереться: нечем. Ты там жив, малец?

Отредактировано SerBur (12-07-2018 16:24:50)

+10

246

Мародерство и фальсификации

Миссис Бересфорд так и вышла на лужайку: босиком и с револьвером в руке. Дерек хлопотал около Гарри: пареньку явно было плохо. Она бросила взгляд на тело на краю полянки: мужчина, белый, лет шестьдесят-семьдесят, астенического сложения, рост выше среднего, волосы седые, выбрит чисто. Одежда – Таппенс даже затруднилась бы описать, насколько странная: что-то среднее между плащом и халатом зеленого цвета с серебристой оторочкой, из под которого торчали те самые голые ноги. Судя по всему, покойный был явным шатноненавистником.
- Обыщи его, Таппенс, только аккуратно: не сдвинь и не вляпайся в кровищу, у нас мало времени. Гарри, подожди меня, я к Саманте.
- Зачем, мистер Макфергюссон?
- Когда мы с тобой шли сюда, видел там краем глаза красавчика одного. Он мне нужен.
Гарри уже успокоился и с интересом смотрел на то, что Таппенс доставала из карманов плаща убитого. Перо, чернильница, маленький, слегка позвякивающий мешочек – золото?! – несколько листков чего-то вроде пергамента, или это и был пергамент? Кольцо на пальце, не трогаем, поверх сорочки – вдавленный пулей в грудь и покореженный амулет со змеями и пауками, бррр – тоже пусть висит. Маленький медный ключик на шейной цепочке – и больше ничего. Ну и, разумеется, палочка, которую она тоже не тронула, еще выстрелит чем-нибудь. То ли злые волшебники жили небогато, то ли им просто больше ничего было не нужно.
Впрочем, вскоре одна из версий отсеялась: в мешочке действительно оказалось золото, довольно много, плюс еще несколько серебрянных и бронзовых монет. Таппенс отсыпала примерно две трети, объяснив Гарри: «Война должна кормить войну», и, в ответ на еще один безмолвный вопрос: «Тебе наверняка понадобятся волшебные деньги».
Дырок в тушке, не считая контрольной, было две, обе – в корпусе. Плюс вмятина от амулета в грудине. Неплохо, минимум два попадания из четырех, да по невидимой цели. Опыт. Таппенс быстро распихала все, кроме монет и пергамента, по карманам плаща покойника, а трофеи сложила в карман сумки. Послышалось пыхтение, и из-за дома появился суперинтендант с чем-то нежно-лиловым на плече.
- Вот он, красавчик, Саманта успокоила. Будет дрыхнуть еще как минимум минут пятнадцать, - объяснил он, пристраивая упомянутого красвчика на другом краю лужайки.
- Как Сэмми?
- Потом. Таппенс, ты меня очень обяжешь, если отдашь мне свой «Веблей». Не хочу проблем со служебным оружием. Двести фунтов грабитель тебе занесет.
- Конечно, Дерек. Скажи грабителю, чтобы не забыл... Ну, ты понял. Что ты задумал?
- Я полагаю, минут через двадцать-тридцать тут будет не продохнуть от волшебников. Скорее всего, появится и наш уважаемый Директор. Очень надеюсь, что хороших криминалистов у него нет, а видеть прошлое они не могут. Кстати, возьми на время мою пушку и положи в коробку к батарейкам Гарри, хорошо?
- Ты что задумал, еще раз спрашиваю?
- Сейчас объясню, - в художественно раскинутые руки красавчика легли палочка – в правую, а револьвер Таппенс – в левую, - Ага.. Так, так и так... Сойдет. Ладно. Таппенс, сейчас ты берешь мальчика, уводишь и действуешь по старому плану. Вот ключи от машины. Куда ехать – знаешь. Одежду Гарри придется сжечь прямо у участка, в ящике для сжигания бумаг, у меня в шкафу есть керосин. А я поучаствую в этой вот замечательной сцене, для убедительности. Видишь - злой колдун пытался убить героического мистера Локхарта, но тот отобрал пистолет у полицейского и застрелил его.
- Неубедительно. С чего это колдуну нападать на Локхарта? И с чего это Локхарту  стрелять не из палочки, а из револьвера? Может, это ты защищал красавчика?
- А кто их знает... А наоборот не годится, кто их знает, что у них за убийство волшебника магглом, расисты они еще те.
- Вот Дамблдор и знает.
- Миссис Бересфорд, мистер МакФергюссон... Я тоже останусь.
- Почему, Гарри?
- Во-первых, я не могу идти, нога сильно болит. А миссис Бересфорд меня не донесет. И к тому же так будет уже убедительнее: ведь «злой колдун» пытался убить именно меня, значит, они поверят!..
- Нет, Гарри. Понимаешь, мне придется быть без сознания. А то, я подозреваю, этот «Повелитель Памяти» не откажется покопаться в моих мозгах. Например, снова применит это же колдовство, которе заставляет выполнять приказы, и потребует все рассказать. Я взял у Сэмми два оставшихся дротика, и...
- Но ведь дротика два!
- Гарри, ты ведь помнишь, как они действуют? Ты не только будешь какое-то время без сознания, ты забудешь то, что было до этого! Полчаса или час – как повезет. Ну ладно я – мне как раз хочется забыть это чертово ощущение, но ты... Ты был таким храбрым, и потерять эти воспоминания...
- Мистер МакФергюссон, так ведь этот.. директор все равно сотрет мне память! Или возьмет под контроль и заставит рассказать. А так... Скажите, ведь майор тут тоже все записывает?
Таппенс покосилась на дупло вяза в углу площадки и задумалась:
- Наверное, да.
- Ну вот он мне все и расскажет. Или даже покажет. А храбрость ведь останется со мной, правда?
- Она всегда с тобой, мой мальчик, - на глаза миссис Бересфорд навернулись слезы, - Спасибо. И я правда не донесу тебя до участка, силы уже не те. Давай, я уколю тебя?
- Я сам, - МакФергюссон с восхищением самотрел, как Гарри, хоть и с опаской, втыкает иголку себе в бедро. Мальчик улыбнулся Дереку и Таппенс и обмяк.
- Забери дротик, унесешь с собой. Теперь я, мой тоже не забудь, и вот этот, это красавчика,  – через мгновение Дерек уже оседал на траву.
Таппенс подобрала оба оставшихся дротика и прошла через дом. Кряхтя, надела туфли и накинула плащ. Выйдя на улицу, она повернула не в участок, а к дому Саманты и через калитку увидела ее, сидящей в кресле за столиком на веранде, безумно глядящей в небеса. Она хотела окликнуть подругу, да что там – она хотела ворваться во двор, трясти ее, привести в чувство, вызвать врачей... Но в этот момент из-за дома Аткинсов послышались два хлопка – нет, не выстрелы, уж это-то она могла понять, что-то необычное. Значит, операция продолжалась. Прости, Сэмми.
Таппенс взохнула и неспешной старушечьей походкой поковыляла дальше. Ей предстояло сделать крюк вокруг квартала. Пожалуй, она не будет брать  полицейский «Форд», а уедет на своей машине. Боже, пусть все будет хорошо...

Отредактировано SerBur (12-07-2018 18:51:17)

+9

247

висят на сцене в первом акте
бензопила ведро и еж
заинтригован станиславский
боится выйти в туалет

Очень увлекает.

+3

248

Cancerman написал(а):

висят на сцене в первом акте
бензопила ведро и еж
заинтригован станиславский
боится выйти в туалет

Очень увлекает.


Спасибо :-) Тут по тексту еще стайка ежей для разных курсов развешана и бензопиила для финальной битвы с Томом, даже две. Если продолжу - Станиславскому кирдык :-)

+2

249

Определённо здорово. И персонажи весьма живые, причём не только главные.

0

250

"покойный был явным шатноненавистником." - штаноненавистником?

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Гарри Поттер и Три Пожилых Леди