Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Гарри Поттер и Три Пожилых Леди


Гарри Поттер и Три Пожилых Леди

Сообщений 481 страница 490 из 534

481

Секреты волшебства

На этот раз майор Бутройд арендовал пустой склад в центре какой-то промышленной зоны в пригороде Лондона. К испытаниям подошли ответственно: две машины с работающими моторами стояли рядом. В одной из них сидел Гарри с трофейной палочкой в руках, в другой, прямо за сдвижной дверью развозного «Фольксвагена», расположилась мишень, выглядящая как четыре квадрата со стороной в полфута каждый. Рядом с дверью стояла Джейн с «Вальтером» миссис Кейн в руках.
- Все помнишь? – спросил Бутройд.
- Ага! – сказал Гарри. – Можно?
- На счет «три» сказал старичок и поудобнее устроился в водительском кресле, положив руку на рычаг коробки передач. – Один! Два! Тр…
- «ЭКСПЕЛЛИАРМУС!» - «РЕДУКТО!» - «РЕДУКТО!» -«РЕДУКТО!» - «РЕДУКТО!»
- На сиденье!
Гарри плюхнулся на заднее сиденье, привычно убрав палочку под намотанный на левое предплечье эластичный бинт. Дверь хлопнула, майор газанул и выехал в ворота ангара, которые немедленно начали закрываться за ним. Машина запетляла между зданий, штабелей, снующих туда-сюда фургонов и погрузчиков. Гарри знал, что вторая машина, с мишенями, в это же время выбиралась другим путем.
- Гарри, положи, пожалуйста, пистолет в карман на спинке сиденья, - попросил его майор, выруливая на окраинную улочку.
Гарри обнаружил, что в левой руке он держит хорошо знакомый «Вальтер».
- А я и не заметил, как поймал его, - грустно сказал он Бутройду, убедился, что оружие на предохранителе и сунул «Вальтер» куда приказано, - Но вроде ж у нее под курткой еще что-то было?
- Видимо, это твое волшебство работает только на то оружие, что находится в руке, - задумчиво пробормотал майор.
- В следующий раз надо попросить ее взять в руки сразу два пистолета, - сказал Гарри, - только, боюсь, если на оба подействует – вторым мне прямо в лоб прилетит.
Майор промолчал. Они въехали на подземный паркинг, пересели в другую машину и снова выехали на улицу. Теперь Гарри сидел спереди. А «Вальтер» прибрал майор, сказав, что Джейн вернет его миссис Кейн сегодня же вечером.
- Не знаю, что покажет экспертиза, - наконец нарушил молчание Бутройд, - но на первый взгляд – твое «Редукто» чуть послабее пистолетной пули. У этого Аластора, я имею в виду мистера Грюма, помощнее получилось.
- Я буду тренироваться, - пообещал ему Гарри.
- Зато разоружаешь ты неплохо, - утешил его майор, - Джейн тебя, конечно, подстрелила бы раньше, но вот насчет среднестатистического полицейского я бы уже не был так уверен.
- Ага, - согласился Гарри, - я не знаю, как это объяснить, но разоружение… оно намного легче мне дается. Наверное, это потому, что я убивать не хочу? Или ранить?
- Может быть, - задумчиво проговорил Бутройд, - это, конечно, не бой был, и вряд ли у тебя было такое уж сильное желание разнести эти несчастные желатиновые блоки… Но я советую тебе начинать бой именно с разоружения, раз оно у тебя хорошо идет. По крайней мере, пока не отработаешь другие… заклинания.
В машине ожила рация:
- Я пост Темза, Темза один-четыре, отсечка пятнадцать, «белых» не замечено, повторяю, белые – отрицательно!
- Темза, я Вышка, продолжайте наблюдение, докладывать только в случае появления «белых»
- Принято, Вышка.

***
Гарри очень переживал, что миссис Кейн не смогла присутствовать на собрании. Однако мисс Стрит и миссис МакФергюссон (Гарри все еще не мог привыкнуть к новой фамилии миссис Бересфорд) постарались утешить его, взяв его в клещи и подкладывая ему в тарелку всякие вкусняшки – они обе были бабушками и делали это в высшей степени профессионально.
Тем более, что вкусняшки были явно нелишними: Гарри как следует попало, и перед второй частью собрания печальный привкус головомойки следовало перебить чем-то приятным.
Нет, формально-то его хвалили. Его похвалили почти за все. За Гермиону, за Рона, за Невилла, за Дина Томаса и Шимуса Финнегана. Кстати, майор Бутройд, хоть и поморщился немного, как от зубной боли, но сказал, что «Поваренную Книгу Анархиста» и еще несколько столь же интересных книжек, включая американские и переведенные вьетнамские руководства по минно-взрывному делу он сможет втемную передать маленькому ирландцу через известные ему каналы. Правда он пробурчал, что со значительно большим удовольствием он бы эти каналы придушил голыми руками, но иногда приходится работать и с теми, кому в другое время всадил бы пару пуль в голову.
К слову, почти теми же словами ему объяснили, почему убивать профессора Снейпа несколько преждевременно. А когда он возразил – ему просто запретили.
Его похвалили и за Драко Малфоя. Сын и наследник текущего лидера фракции врагов Гарри оказался заносчивыми и избалованным пустым местом, и иметь такого во врагах было значительнее правильнее, чем в друзьях. Правда, пожилые леди и примечательные джентльмены предупредили Гарри, что он сам дал белобрысому серьезный стимул заняться собой как следует, и посоветовали быть в тонусе. Следующий год таким легким не будет. Гарри немного сомневался: на экзаменах Малфой, несмотря на все свои понты, не блеснул, да и в Хогвартс-Экспрессе тоже. И то, что летом он вместо великосветских развлечений засядет за тренировки, вызывало изрядные сомнения.
Похвалили и за квиддич, причем не только его, но и Дамблдора. Фактически, это единственное, за что директора похвалили. Во-первых, эта была вполне приемлемая общефизическая подготовка. Во-вторых – тренировка попного мозга на чувство опасности: вопреки словам капитана гриффиндорской команды Оливера Вуда, снитч для Гарри был вовсе не главным мячом в игре. Главными были бладжеры. В-третьих, статус игрока, тем более «героя»-ловца серьезно поднимал статус Гарри в негласной иерархии школы. В-четвертых… В-четвертых, на старших курсах Гарри надо было извернуться змеей, но умудриться стать капитаном команды, чтобы приобрести опыт руководства. Если, конечно, его до тех пор не убьют.
Особо похвалили за тролля (бой они еще во время прошлой встречи моделировали в том самом складе, где они играли в пейнтбол, причем роль тролля досталась МакФергюссону), и за дуэль, и за ночной поход в библиотеку, закончившийся встречей с зеркалом и Дамблдором.
А вот услышав его пересказ разговора с директором, миссис МакФергюссон погладила его по голове и сказала: «Ну что же, Гарри, вполне неплохо. Можно даже сказать, приемлемо».
После чего ему наговорили массу приятных слов – и о том, как трудно разговаривать с таким опытным манипулятором, и о том, как замечательно он вышел из положения («В которое я сам себя загнал», - подумал Гарри). и как вовремя он пошел на обострение на втором квиддичном матче и после него…
Его операция по спасению друзей от отработки в Запретном Лесу удостоилась восторженных эпитетов от самого майора Бутройда, его поведение в этом самом лесу – от МакФергюссона и Лесли. А подход к полосе препятствий, ее проход и встреча с учебно-тренировочным Томом – от всех. Директора, правда, при этом не хвалили. Совсем не хвалили. А Гарри – да. В том числе и за грамотный подбор команды (хотя вот это, скорее была заслуга именно директора, а не Гарри), ее подготовку и собственно командование (в последних двух случаях Гарри считал, что его похвалили за дело).
Но все это была полная ерунда. Потому что все эти успехи были попыткой исправить последствия провала. Он спалился – спалился так же, как миссис Кейн два года назад в Коукворте.
Тогда миссис Кейн подставила под удар своих подруг. Теперь Гарри подставил своих друзей.
И слово «приемлемо» теперь всегда будет для него синонимом неудачи.
Это и правда надо было заесть чем-нибудь повкуснее.
***
- Итак, леди и джентльмены, - продолжил майор, когда чай и пустые тарелки из-под сладостей унесли, - подоспели результаты от наблюдателей. Пока мы не обнаружили никакой реакции волшебников на весьма интенсивное колдовство Гарри. Ни один волшебник за шесть часов наблюдений так и не приблизился к складу, а около дома Дурслей все идет как обычно. Никаких сов, никаких новых лиц вокруг, видимых или невидимых, и никакой внезапной активности со стороны мисс Фигг или мистера Флетчера.
- То есть, они не могут отследить меня, когда я колдую чужой палочкой? – радостно спросил Гарри.
- Это было бы замечательно, и потому это совсем уж маловероятно, - печально покачала головой миссис МакФергюссон. – На их месте я бы не спускала с тебя глаз.
- Возможно, они просто не решились соваться в людное место. Возможно, они решили создать у тебя иллюзию безнаказанности. Ну или мы просто не смогли засечь их.
- Что ты вообще знаешь об этом контроле, или как его там, Супермен? – спросила его Делла.
- Эээ… нам сказали, что он, в смысле, Надзор, не контроль, а Надзор, существует. И все. И что до совершеннолетия – а оно для волшебников наступает в семнадцать лет – на каникулах нам колдовать нельзя, а то могут исключить из школы. А слухи разные ходят. Кто говорит, что это чары на палочках, кто – что по дому, где волшебник живет.
- А что твои друзья? Этот запрет действительно есть и работает? Они, часом, не пробовали его нарушать?
- Ну, Рон дома не колдует, хотя в школе пользуется палочкой старшего брата, а он уже совершеннолетний давно. И Невилл тоже, причем у него тоже палочка отца, он говорил. И Шимус. Но вот Пенни Клируотер… Она говорит, что помогает отцу. Он у нее строитель, маггловский. А когда ей делать это, если не на каникулах?
- Да, мы нашли и проверили «Клируотер Констракшнс»... Это небольшая компания, и она, хм, процветает. Хотя некоторые источники дохода, хотя и выглядят вполне обоснованными, при внимательном изучении наводят на определенные размышления.
- Нелегальный бизнес? Отмывание денег? – уточнил мистер МакФергюссон.
- О, нет. Просто стоимость некоторых контрактов оказалась на пару десятков процентов выше рынка. Хотя я проверил – все такие «чересчур щедрые» заказчики после исполнения контрактов рекомендовали мистера Клируотера своим знакомым. То есть остались в высшей степени довольны. Скорее, тут некоторые… нестандартные дополнительные услуги, которые не отражены в документах.
- Пенни говорила что-то про руны и чары. И даже научила меня кое-чему.
- Да, мы сделали ксерокопию той брошюрки, что ты купил у нее, - кивнул Бутройд, - она вполне читается, хотя для обычного человека это просто какой-то бред.
Гарри кивнул. Иные волшебные книги казались бредом даже для него. Только Гермиона могла грызть этот гранит круглый год, шестнадцать часов в сутки, семь дней в неделю без ущерба для психики.
- При этом сам мистер Клируотер заведомо не является волшебником. – продолжил майор, - Вся его жизнь, в том числе и учеба с одиннадцати до восемнадцати лет, не только задокументирована, но и подтверждается показаниями многочисленных свидетелей. К тому же все эти, скажем так, странности начались примерно пару нет назад, то есть после третьего курса мисс Клируотер.
- Или она раздобыла где-то вторую палочку, или вступил в действие еще какой-то фактор, - задумчиво сказала миссис МакФергюссон.
- Может быть, это руны? – предположил Гарри. - Как раз с третьего курса в Хогвартсе начинают изучать рунную магию. Хотя…
- Хотя?..
- Пенни сказала, что руны можно использовать далеко не всегда, а то «магглы не поймут», - вспомнил мальчик, - так что она совершенно точно применяет чары, и значит, скорее всего, на третьем курсе она нашла какой-то способ обмануть контроль.
- Может быть, дело попросту в том, что она колдует не дома? – усомнилась Делла, - возможно, контроль ведется по месту проживания учеников?
- Тогда волшебники просто забирались бы куда-то подальше от дома и колдовали бы там, - сказал МакФергюссон, - я бы так и делал.
- В общем, ясно то, что ничего не ясно. – подытожил майор, - боюсь, нам придется сделать следующий шаг, чтобы определить, так сказать, границы дозволенного. Тем более, что исключать тебя уж точно не будут: мистер Лонгботтом все же не кажется мне достаточно надежным запасным вариантом для мистера Дамблдора.
- А какой шаг следующий? – спросил Гарри.
- Тут два варианта. Или ты колдуешь этой трофейной палочкой у себя дома (я имею в виду дом Дурслей) или ты колдуешь своей палочкой, но снова подальше от Литтл-Уингинга.
- Первый вариант лучше, - уверенно сказал Гарри, - я помню, как МакКошка смотрела, какие заклинания мы выпускали из наших палочек, ну, когда мы Гермиону от тролля спасали. То есть тут они меня могут прижать точно, с доказательствами.
- Значит, так тому и быть. Оборудование у дома Дурслей мы уже поставили, так что завтра утром…
- Нет, лучше послезавтра, – возразил Гарри, - завтра у меня день рождения, а дядя, как назло, пригласил в гости какого-то мистера Мейсона, что ли. Он хочет продать ему большую партию дрелей. Говорит, это самая важная сделка в его жизни. Так что он будет даже рад, если я проведу свой День Рождения с миссис Кейн.
- Надеюсь, твоему дяде повезет, - как-то очень благостно кивнул майор.
- Ну, он тоже надеется, что подпишет какой-то там контракт.
- Лучше бы ему этот контракт сперва прочитать, причем в высшей степени внимательно, - пояснил МакФергюссон, - про мистера Мейсона мы еще две недели назад узнали, и его компанию тоже, разумеется, проверили. Я тут поднял кое-какие старые связи… Он специализируется на разорении фирм-поставщиков, это называется «рейдерство». В его контрактах обычно есть несколько пунктов, написанных самым мелким шрифтом. И, пользуясь этими пунктами, он загоняет своих поставщиков в долги и скупает их за бесценок, а потом продает. Запомни, Гарри – если вдруг решишь зарабатывать на жизнь грабежом, сначала следует получить юридическое образование.
Гарри заметил, что в течение всего этого разговора мисс Стрит выглядела крайне расстроенной. Но его интересовало другое:
- Но, может быть, следует предупредить дядю?
- Ты так беспокоишься о нем? – вздернул бровь МакФергюссон. - Или считаешь, что этому свину присуще чувство благодарности?
- Ну попытаться-то можно?
- А и правда, Супермен, попытайся, - наконец, улыбнулась Делла, - тогда, когда настанет время для нашего небольшого сюрприза…
Гарри передернуло. Он ненавидел сюрпризы. Но отступать было поздно. Тем более, что и майор хитро улыбнулся, но не возражал.
***
Утро в доме Дурслей началось не с сюрприза, а с суматохи. Уже за завтраком мистер Дурсль начал репетировать званый ужин:
— Итак, к восьми ноль-ноль каждый должен быть на своем месте. Петунья, ты будешь…
— В гостиной, — подхватила тетя Петунья. — Моя обязанность — со всей учтивостью приветствовать дорогих гостей.
— Прекрасно. А ты, Дадликинс?
Гарри с интересом посмотрел на кузена, бока которого уже свисали над краями табуретки.
— Я открою гостям дверь, — оторвавшись от третьей порции бекона, ответил толстый кузен Гарри и, приторно улыбнувшись, продекламировал: — Мистер и миссис Мейсон, позвольте взять ваши пальто!
— Ах! Они сразу его полюбят! — воскликнула тетя Петунья.
— Молодец, Дадликинс! У тебя есть хватка! — похвалил сына мистер Дурсль. — Затем я веду их в гостиную, представляю Петунье и предлагаю что-нибудь выпить. В восемь пятнадцать…
— Я приглашаю гостей к обеду, — важно произнесла тетя.
— А ты, Дадликинс, скажешь…
— Мистер и миссис Мейсон, позвольте проводить вас в столовую. — Дадли протянул пухлую руку невидимой даме и прибавил, гордо взглянув на родителей: — Ну как?
— Маленький мой, ты истинный джентльмен! — Тетушка чуть не прослезилась.
— В «Смеллтингсе» плохому не учат, — важно кивнул окончивший ту же частную школу Вернон. — За обедом каждый скажет гостям что-то приятное. Петунья, ты что придумала?
— Вернон рассказывал, как вы прекрасно играете в гольф, мистер Мейсон! Миссис Мейсон, позвольте вас спросить, где вы купили это очаровательное платье?
— Очень хорошо! А ты, Дадликинс?
— На прошлой неделе мы в школе писали сочинение на тему «Мой кумир». И я написал про вас, мистер Мейсон.
Гарри было смешно и стыдно от такой грубой лести, пусть она и была пока учебно-тренировочной. Хоте ему-то самому стыдиться было не за что, но чувство неловкости за других тоже было неприятным.
— После обеда, - продолжил дядя, - Петунья пригласит их в гостиную пить кофе, а я как бы невзначай заведу разговор о дрелях. Глядишь, до начала вечерних новостей и подпишем контракт.
— А Вы прочитали, ну, этот контракт дядя Вернон? – все-таки рискнул высказаться Гарри. – Ну перед тем, как подписывать?
— Твоего мнения здесь не спрашивают! – резко обозвал его дядя. - Тебя вообще не должно быть в доме до десяти вечера. Понял? И если тут появишься хоть ты, хоть твоя чокнутая сова, и если из-за этого сделка сорвется – клянусь, я запру и тебя и ее, да так, что твои ненормальные друзья тебя больше никогда не увидят.
Гарри понял, что если он действительно хочет отговорить дядю от сделки, самый лучший способ – сказать, что сам Гарри, профессор Дамблдор или кто-то еще из волшебников очень ей обрадовался бы.
- А ну-ка, - прищурился тем временем дядя, - это тебя не твои ли дружки надоумили? Отговорить меня от сделки всей моей жизни?
- Нет, - честно сказал Гарри, - это суперинтендант МакФергюссон. Ну, бывший главный полицейский, Вы его помните. Он говорил, что, прежде чем подписывать контракт, нужно прочитать его, и особенно то, что написано мелким шрифтом.
- Твой МакФергюссон – всего лишь старый неудачник! – гордо выпятил усы дядя Вернон. - Так что выметайся из дома и не смей показываться до десяти вечера! И чтобы никаких сов.
Гарри пожал плечами, дожевал тост и направился к выходу.
- Тогда вечером подписываем контракт, - горделиво бухтел дядя Вернон, уже вычеркнув Гарри из числа присутствующих за столом, - а завтра утром идем по магазинам. Надо столько всего купить для отдыха на Майорке!
Гарри пожал плечами и вышел. МакФергюссон был прав: дядя ничего не слышал, протому что не хотел слушать. Ну, он хотя бы попытался.
***
Выйдя во двор, мальчик взял садовые ножницы и слегка подравнял живую изгородь: в конце улицы весьма удачно показалась мисс Фигг, и лучше будет, если она увидит его у дома Дурслей и не будет интересоваться им еще как минимум пару дней. Уже обернувшись и сделав шаг в сторону кладовки, чтобы положить ножницы, Гарри напрягся. За ним кто-то следил, он чувствовал это попным мозгом. И это был не примелькавшийся уже за два года воришка Флетчер: его взгляд он различал хорошо. Гарри засунул руку в карман и достал небольшое зеркальце: как игра в «охоту на Гарри», которую регулярно устраивал до его поступления в Хогвартс кузен, так и рискованные ночные прогулки по этому самому Хогвартсу убедили его в изрядной полезности этого простого приспособления.
Гарри навел зеркальце на подозрительное место и чуть не сбился с шага: из глубины кустов на него глядели два огромных зеленых глаза.
- Ты еще здесь?! – грозно спросил его с крыльца дядя Вернон. – А ну быстро убирайся! Нечего тут прихорашиваться, как был уродом, так и останешься! Дадли! – крикнул он, - выходи и садись в машину! Мы едем покупать смокинги. А ты, Петунья, пока приведи всё в идеальный порядок. Сегодня у нас будет великий день!
***
Гарри пожал плечами и вышел. В чем-то Гарри был согласен с дядей Верноном: день и правда намечался неплохой. В конце концов, его ждала миссис Кейн и яблочный пирог.
По пути к дому по улице Глициний, 12 он еще несколько раз проверялся – и с помощью зеркальца, и другими способами, но никакой слежки не заметил. Однако, открыв калитку дома миссис Кейн и поздоровавшись и с хозяйкой, и с Джейн, исполнявшей при ней роль сиделки, он выразительно почесал нос.
- Вижу, у Вас насморк, мистер Поттер? – поприветствовала его Шарлин, - где это вы успели подхватить его? – упоминание носа, насморка или иных связанных с этим объектов или субстанций при начале разговора служило своего рода паролем. Это значило, что говорить о чем-нибудь серьезном было нельзя.
- Не знаю, мадам. Что-то странное, вроде и не было ничего… И глаза слезятся.
- Глаза – это плохо, мистер Поттер, кивнула Джейн, ее взгляд был направлен в сторону зарослей рядом с калиткой, а рука нырнула под фартук.
- В таком случае, мистер Поттер, Вы можете подняться наверх и немного позаниматься, - величественно кивнула миссис Кейн, - Часа через два Вы сможете задать мне вопросы по материалу. Джейн пока приготовит яблочный пирог, а потом мы отпразднуем Ваш День Рождения.
Гарри кивнул и побежал в спальню наверху, которую ему выделила миссис Кейн. Он еще ни разу не спал там (на ночь Дурсли его почему-то не отпускали), но вот заниматься по программе обычной школы в этой комнате было здорово. Правда, на этот раз ему предстояло читать не учебники, а Библию (конкретно – историю бегства Иосифа и Марии от подручных царя Ирода) и легенду о царе Эдипе из той самой книжки, что купила ему на Рождественских каникулах Гермиона. Потому что в этих двух историях скрывалась тайна того, что так и не решился рассказать ему в Больничном Крыле Дамблдор.
Однако на этот раз позаниматься не удалось.
Открыв дверь, Гарри чуть не ахнул от удивления, но удержался. На кровати сидел маленький человечек, ушами напоминавший летучую мышь, и таращил на него выпученные зеленые глаза величиной с теннисный мяч. Это были те самые глаза, которые он с помощью зеркальца заметил в кустах у дома Дурслей.

Отредактировано SerBur (05-12-2018 10:58:46)

+12

482

Предупреждения разного рода

- Привет! – несколько ошарашенно произнес Гарри.
- Гарри Поттер поздоровался с Добби! – заверещал человечек. - Добби так давно мечтал с вами познакомиться, сэр! Это такая честь… - человечек вскочил и поклонился Гарри.
Мальчик успокоился. Даже если микрофон в этой спальне и вышел из строя, такой пронзительный визг добьет и до остальных, главное, чтобы не вышла из строя видеокамера, а то ж никто не поверит. И майор расстроится.
- А-а… - он не знал, с чего начать, - а как Ваше имя, сэр? Ваше имя… эээ… Добби?
- Гарри Поттер не должен называть Добби сэром! – протестующе завизжал человечек, - Гарри Поттер должен называть Добби просто Добби! Ведь Добби не волшебник! Добби просто домовой эльф!
Гарри был поражен. Какого черта мистер Локхарт тогда, почти два года назад, сравнивал его самого вот с этим?
- То есть Вы…
- Гарри Поттер должен обращаться к Добби на «ты!» Все волшебники обращаются к домовикам на «ты» и на «эй»!
Теперь все стало понятно. Дядя Вернон всегда обращался к Гарри именно так – на «ты» и на «эй», правда, иногда добавляя еще «урод» и «ненормальный». Но, видимо, это было еще не все?
- А… чем Вы занимаетесь, мистер Добби! Да садитесь же! – слегка повысил голос Гарри.
- О, Добби служит. Добби служит своей семье… своим хозяевам. Гарри Поттер, сэр, так добр, Гарри Поттер предложил Добби сесть… - на здоровенные глаза навернулись слезы.
- Хозяевам? – приподнял бровь Гарри. Если это сработало год назад с Хагридом, да и потом в Хогвартсе пару раз помогало, то почему бы не воспользоваться тем же приемом и сейчас? Достаточно просто повторять самые интересные слова из речи собеседника, и тот сам все расскажет.
- О, да. Добби служит своим хозяевам много-много лет, и они ни разу не обращались к нему на «Вы», не называли мистером, не предложили сесть и не разговаривали с ним, как с равным! – Добби вдруг замер, закрыв широкий безгубый рот ладонями, затем лихорадочно оглянулся и стал биться головой о подоконник.
- Что Вы делаете, Добби? – спросил удивленный Гарри
- Добби сказал плохо о своей семье, сэр! Добби должен наказывать себя!
- Наказывать? – обычная тактика ассоциаций работала плохо, этот Добби был явным психом, но Гарри терпеливо продолжал допрос.
- Добби должен будет наказать себя, Гарри Поттер, сэр! За то, что Добби попытался предупредить Вас, Добби должен будет прищемить себе уши печной дверцей!
- Предупредить?
- Да! Добби пришел предупредит Гарри Поттера! Гарри Поттер не должен ехать в Хогвартс! Если Гарри Поттер поедет в Хогвартс, ему будет грозить страшная опасность!
- Опасность? – и миссис Кейн, и Джейн внизу наверняка слышали эти вопли, но, разумеется, наверх не спешили. А миссис Кейн и не смогла бы подняться по лестнице.
- В Хогвартсе будут твориться страшные дела. Зловещий заговор ввергнет Хогвартс в пучину кошмаров!
- Кошмаров?!
- Древнее Зло пробудится, и Великий Гарри Поттер окажется в смертельной опасности!
- Зло?
- Страшный ужас будет выпущен на свободу! Хозяева Добби… - тут домовик снова зажал себе рот ладонью и попытался снова приложиться к подоконнику, но Гарри успел перехватить его.
- На свободу? Хозяева? – спросил он первое, что пришло ему в голов, и, видя, что домовик все еще примеривается головой к подоконнику, рявкнул: - Добби?!
- Ах, Великий Гарри Поттер не понимает! Хозяева никогда не отпустят Добби на свободу! Домовые эльфы обречены вечно служить своей семье, пока хозяин не даст им вольную.
- Вольную? – разговор принимал немного не то направление, но Гарри решил не делать резких движений: мало ли чего можно ждать от этого психа.
- Моя семья никогда не даст Добби вольную! Добби никогда не получит одежды! Добби будет служить этой семье до конца своих дней!
- Одежды? – Гарри только сейчас осознал, что вместо нормальных штанов или хотя бы футболки на Добби была какая-то грязная наволочка. Ну ничего, если камера работает, они смогут просмотреть запись и приметить все упущения. Миссис Кейн не зря шутила, что единственное место, где она теперь сможет уединиться или хотя бы пукнуть без того, чтобы быть записанной – это туалет.
- Хозяин должен дать домовику одежду, если хочет освободить его. Но ни один Мал… - горящие безумным огнем глаза снова вперились в подоконник, и Гарри снова спросил первое, что пришло ему в голову:
- Ни один?
- Ни один, - решительно подтвердил домовик, - даже покойный Старый Лорд, не говоря уже о нынешнем, даже молодой Дра…
- Драммонд Мальсибер? – быстро спросил Гарри, прежде чем Добби поймет, что сказал уже слишком много. Он не знал, есть ли на свете такой человек, так что назвал первую попавшуюся комбинацию из подходящих имени и фамилии: Драммонд МакЛагген, брат Кормака МакЛаггена, порядочная, между прочим, задница, перешел недавно на шестой курс Гриффиндора, а фамилию Мальсибер Гарри где-то недавно слышал, причем не в очень приятном контексте.
- Нет, сэр, Мальсиберы – злой Род, и они верно служили Тому-Кого-Нельзя-Называть, но хозяева Добби намного, намного хуже! – тут Гарри оказался бессилен. Добби треснулся о подоконник раз пять, не меньше, и теперь его глаза немного косили.
- Тому-Кого-Нельзя-Называть? Вы имеете в виду Волдеморта? – уточнил Гарри
- О, Гарри Поттер не должен называть это имя, - затряс головой Добби. - Хотя Добби и знает, что Гарри Поттер не боится произносить это страшное имя и уже трижды побеждал его хозяина!
- Хозяина?
- Семья Добби была все равно что рабами Того-Кого-Нельзя-Называть! И Великий Гарри Поттер, сразивший его – светоч надежды всех домовиков!
- Сразивший?
- Да, Гарри Поттер, сэр, домовики знают, что Вы сразились с Тем-Кого-Нельзя-Называть трижды…
- Дважды, - поправил его Гарри, - тогда, ну, одиннадцать лет назад, его изгнала моя мама, а вовсе не я.
- О, Великий Гарри Поттер так скромен, - умилился Добби, - и так великодушен! Никто, кроме Великого Гарри Поттера, не обращается с домовиком, как с равным - он всхлипнул. – Никто не предлагал Добби сесть… Никто не называл его мистером…. Только Великий Гарри Поттер!
- Ну, не такой уж я и великий, - самокритично признался Гарри, - например, Гермиона учится лучше меня вообще по всем предметом. А у Драко Малфоя, – он отследил реакцию домовика, и она была ожидаемой, его глаза снова стали искать подоконник, хотя и с меньшим успехом, из-за перекошенности, - оценки по зельеварению лучше!
- Молодой хозя…
- И вообще, я же всего только школьник! – воскликнул Гарри прежде, чем Добби понял бы, что спалился окончательно.
- Всем школьникам в этом году грозит опасность! – поднял Добби скрюченный указательный палец. Прокатило!
- Опасность? – попробуем еще раз…
- Древнее Зло… - ну вот, по второму кругу…
- Но я не могу не поехать в школу, - круг надо было разрывать, - иначе меня отчислят!
- Пусть Гарри Поттера отчислят! – засиял Добби. - Зато ему не будет грозить опасность!
- Но ведь от опасности меня может защитить Дамблдор! Вы знаете Дамблдора, мистер Добби?
- Дамблдор – великий волшебник! – строго сказал Добби, - Дамблдор мог противостоять Тому-Кого-Нельзя-Называть! Тот-Кого-Нельзя-Называть боялся Дамблдора! Но Дамблдор не сможет остановить Древнее Зло, и это его погубит!
- Погубит?! Так значит, это не Тот-Кого…
- Нет! Это не он, это очень, очень древнее Зло! В этом и состоит заговор! Заговор против Великого Гарри Поттера и Великого Волшебника Дамблдора! Добби знает! Добби слышал!
- Слышал?
- Добби хороший эльф! Добби всегда выполняет поручения хозяина! Добби всегда рядом с хозяином!
- Поручения? Так это хозяин поручил тебе?..
- Нет! Хозяин Добби хочет, чтобы Великий Гарри Поттер погиб, а Великого Дамблдора выгнали из Хогвартса.
- А если выгонят меня, а Дамблдор погибнет – это твоих хозяев устроит? – спросил Гарри.
Добби завис.
- Наверное, хозяев Добби это устроит, - произнес он спустя минимум полминуты, - Добби хороший эльф! Добби может сделать так, чтобы и…
- Стоп-стоп-стоп! – прервал его Гарри. - А сделать так, чтобы Дамблдор не погиб, а его вместо этого выгнали, как и меня – это же тоже нормально будет?
- Это еще лучше! – засиял Добби, - тогда никто не умрет!
- А школьники? – спросил Гарри. – А мои друзья? Их это древнее зло не тронет?
- Добби не хочет, чтобы умерли другие школьники, и тем более друзья Гарри Поттера. Добби считал, что если Гарри Поттер подумает, что друзья Гарри Поттера забыли о нем, то Гарри Поттер не поедет в школу, и…
- Та-а-ак, - сказал Гарри, - То есть это ты прятал письма от моих друзей?!
- Добби прятал письма друзей Гарри, - уши домовика поникли, он вытащил из-под служившей ему балахоном наволочки толстую пачку конвертов и помахал ей, - Добби думал, что, если Гарри Поттер решит, что его друзья забыли о нем, Гарри Поттер не захочет возвращаться в Хогвартс!
На конвертах Гарри различил четкий почерк Гермионы, раздолбайские каракули Рона и близнецов, имевшие между собой явное семейное сходство, и пляшущие почти детские буквы Хагрида.
- Добби, отдай, пожалуйста, мои письма, - Домовик вцепился в пачку, как в спасательный круг. - Мы же вроде договорились? Меня должны выгнать из Хогвартса, понимаешь? Выгнать!
Добби с подозрением посмотрел на Гарри, но все-таки кивнул
- А если я не получу писем от моих друзей, как это поможет меня выгнать? Я думаю, что никак! Выгоняют только за нарушения правил, а если я не поеду в Хогвартс, то и правила нарушить не смогу!
Добби снова завис, потом в его глазах навал разгораться огонь озарения. Он выронил письма и бросился вниз по лестнице. Гарри ринулся вслед за ним, но опоздал.
Сначала раздалось «ЩЕЛК!» - точно так же в комнате у зеркала щелкал пальцами Квиррелл, - вспомнил Гарри.
Потом «ПЛЮХ!».
Потом «БАБАХ!» - и явно не из «Вальтера».
Потом «ХЛОП!» - как будто Гермиона уронила на пол книгу «для легкого чтения»
И лишь потом, когда Гарри уже скатился по лестнице вниз, он услышал спокойный голос миссис Кейн:
- Уберите револьвер, Джейн. Полагаю, мистер Добби, кем бы он ни был, уже покинул нас.
Джейн прятала под фартук «Кольт Спешл», обернувшаяся от еще не погасшего телевизора миссис Кейн доставала из уха что-то вроде слухового аппарата, в одном из шкафов ощетинилась щепками дырка тридцать восьмого калибра, а так и не поставленный в печь яблочный пирог равномерно распределился по потолку и стенам гостиной.
- Мелкий засранец, - проворчала Джейн, и Гарри понял, что впервые слышит от нее что-то кроме «Да, мадам» или «Нет, сэр», – исчез в то самое мгновение, как я спустила курок. Просто взял и растворился в воздухе. И пирог испортил, - пожаловалась она то ли миссис Кейн, то ли Гарри.
- Да, пирог – это серьезная потеря, - кивнула пожилая леди, - но, полагаю, ничего непоправимого не произошло. Мистер Поттер, Вас не затруднит вызвать карету скорой помощи? И сопроводите меня до больницы. Такие приключения для меня становятся слишком большой роскошью.
Гарри кивнул и бросился к телефону: номер на такой случай он накрепко затвердил в числе еще полудюжины других еще два года назад.
- А Вас, Джейн, я попрошу прибраться. И вряд ли эскулапы отпустят меня до вечера, так что время для того, чтобы испечь еще один пирог у вас, скорее всего, будет.
«Скорая» прибыла к дому минут через пять – видимо, базировалась где-то неподалеку. Два дюжих санитара внесли в нее носилки с пожилой леди, а Гарри, переодевшись в белый халат и шапочку, юркнул вслед за ними.
За мгновение до того, как захлопнулась дверь, он услышал донесшийся через несколько кварталов рев дяди Вернона, но не разобрал, в чем было дело.
***
Срочно созванный Клуб все-таки собрался на внеочередное, уже третье за это лето заседание в полном составе, хотя и у постели миссис Кейн, которой доктора на всякий случай поставили капельницу. Поэтому присоединенный к видеомагнитофону телевизор расположили так, чтобы Саманте Шарлин было удобно, остальные могли хотя бы стулья передвинуть. К сожалению, камера в «спальне Гарри» была установлена так, что Добби был виден исключительно со спины, так что анализ эмоций три леди и три джентльмена могли произвести только по положению ушей домовика.
- Он явно не врет, - задумчиво сказал Делла. – Разумеется, свидетелей такого рода я еще не встречала, но этот тип явно неуравновешен, а такие психи не могут подделывать свои эмоции, какими бы домовыми гоблинами они, психи, не были.
- Увы, да, - подтвердил Бутройд. – Что скажешь, Гарри?
- Ну… Я думаю, вы ведь согласны, что хозяин Добби – это Малфой, я имею в виду Малфоя-старшего, который Лорд, насколько я помню, его зовут Люциус? – все, кто мог, кивнули. – Это не может быть Драко, у него силенок не хватит, да и духу тоже. Значит, он, ну, Лорд Малфой, и затеял какую-то гадость. А Добби подслушал какой-то разговор про нее, и эта гадость ему не нравится. Он обязан подчиняться, видно же, но это ему вот совсем-совсем не нравится, так, что он решил меня предупредить.
- Мистер Люциус Малфой, если я не ошибаюсь, упоминался как лидер умеренной фракции сторонников мистера Волдеморта? - припомнила миссис МакФергюссон. – И, если я опять же не ошибаюсь, эта его гадость подразумевает убийство детей, что даст ему возможность сместить мистера Дамблдора?
- Да, - поддержал ее супруг, державший руку Таппенс в своей лапище, - если это – умеренные последователи, то неумеренные вряд ли уступают наци.
- Ну мне так и говорили, - пожал плечами Гарри, - а еще мне говорили, что сам Том был еще хуже. Они же даже его имя боятся повторять, ну, вы видели. И еще древнее зло какое-то… Кольцо что ли? Ну, как у Бильбо?
- Мало информации, - задумчиво сказал Бутройд, - но, боюсь, это временно. И слово «боюсь» я сказал не случайно. Судя по всему, ты – одна из целей этого древнего зла, так что новая информация в комплекте с неприятностями тебя явно не минуют. А Я СНОВА НЕ МОГУ ПОМОЧЬ ТЕБЕ! – треснул он кулаком по спинке кровати миссис Кейн.
- Спокойнее, лейтенант, - улыбнулась Шарлин, - не сбейте мне капельницу.
- Простите, сержант. Но если бы Вы знали, как это меня бесит…
- О, разумеется, я представляю это. Я бы тоже предпочла иметь больше рычагов влияния на ситуацию. И, возможно, мы когда-нибудь получим один или два таких рычага, хотя пока рано говорить об этом, - пресекала она попытку любопытствования со стороны Гарри, - Хотя теперь у нас есть как минимум два потенциальных канала связи. Не идеальных, но все же…
- Здорово! – восхитился Гарри. – Ну один – это… Гермиона? Ведь она показала, что может хранить мои секреты?
- В обычных условиях я бы провел еще пару десятков проверок, - грустно усмехнулся Бутройд, - но в нашей ситуации… В общем, как минимум на рождественских и пасхальных каникулах она сможет посылать твои письма обычной почтой по известному тебе адресу, - Гарри кивнул, - и эти письма будут доходить до нас достаточно быстро, чтобы мы смогли передать с ней ответ. И еще – попроси ее выучить наизусть третий номер телефона из твоего списка. Это для экстренной связи.
Гарри заметно повеселел. Выучить номер для Гермионы – раз плюнуть.
- А второй способ? – спросил он.
- Мы проверили этого твоего Стивена Баттлербаума, через которого ты закупал, как ты говоришь, «маггловские штучки». В его досье – во всех досье, под которых мы могли дотянуться – он чистится умершим от свинки, это такая детская болезнь, первого сентября 1986 года.
- То есть в тот день, когда он поступил в Хогвартс? – уточнил Гарри.
- Именно. А учитывая, что «Хог» – это дикий кабан…
- Похоже, Фред и Джордж легко нашли бы с ним общий язык, - пробормотал Гарри.
- Гораздо важнее, что этот молодой человек весьма ответственно относится к собственной безопасности, - продолжил майор. – Все документы подчищены, не то чтобы безукоризненно, но вполне профессионально. Мы запросили полицию Глазго – ни в самом городе, ни в его пригородах человек с таким именем и фамилией не числится. Вероятнее всего, используя свои способности, он приобрел себе новые документы на другое имя. В принципе, можно проверить все небольшие торговые компании, особенно в районах, прилегающих к порту, но…
- Я бы лучше последил за совами, - предложил Гарри. – Он же много торгует с волшебниками, да? А значит к нему постоянно должны прилетать совы. Ну и улетать!
- Я же говорила тебе, Джефф! – победно улыбнулась Шарлин со своей кровати. – Мальчик уже почти готовый оперативник!
- Орнитологическое Общество при университете Глазго три недели назад получило Королевский Грант на изучение путей миграции ночных пернатых в городе, - подмигнул Гарри майор. – Так что, полагаю, через несколько месяцев мы найдем этого твоего Бутлегера. Хотя, полагаю, и сейчас он не откажется опустить в почтовый ящик конверт, к которому будет приложена десятифунтовая бумажка. Разумеется, абонентский ящик для такой почты будет отдельным. Запомни этот адрес, - он протянул Гарри бумажку с одной-единственной строчкой.
Гарри-Который-Помнит-Все несколько раз прочел текст и передал бумажку обратно майору. Тот щелкнул зажигалкой.
- Увы, эта связь пока односторонняя, - вздохнул Бутройд, - но, как ты понял, мы работаем над этой проблемой. Думаю, к мистеру Баттлербауму, когда наши парни установят его, я поеду сам.
- Только не сдавайте меня, - попросил Гарри. Майор взглянул на него с укоризной. Гарри даже немного устыдился, но лучше же попросить, чем потом жалеть, что постеснялся?
- Разумеется, Твое имя даже не будет упомянуто, - с укоризной заметил майор, - по крайней мере в первые несколько визитов. Первым делом мы попросим его послать что-то мистеру Финч-Флетчли, мы с отцом Джастина нашли общий язык еще в прошлом году. Да этот Бутлегер, как мы полагаем, наверняка заинтересован в… обретении новых клиентов как в нашем, так и в магическом мире. Тем более, таких респектабельных клиентов, как семейство Финч-Флетчли. Которые, к слову, сами не прочь… сменить контрагента.
«Вот это да! – подумал Гарри, - оказывается торговля между обычным и магическим миром идет вовсю, ну да это неудивительно: приняла же Мэри маггловские фунты за свою консультацию! Только интересно: майор специально об этом упомянул или проговорился?»
- Давай все же вернемся к мистеру Добби, - сменил тему майор, - что тебе показалось самым странным при разговоре с ним?
- Он никогда не говорит «Я». Все время «Добби то, Добби се…» Это ведь достаточно странно?
- Превосходно, Гарри! – подала голос Шарлин, нет, точнее, уже Саманта, - Так говорят о себе маленькие дети, еще не осознавшие себя как отдельную личность. Как правило, такое осознание происходит в возрасте трех лет. То есть у этого… домового эльфа разум ребенка. При этом его волшебные способности, признаться, впечатляют. Я не говорю о перехвате писем или об испорченном пироге – он простым щелчком пальцев поднял его в воздух и шмякнул со всей силы о потолок – но это его исчезновение прямо из-под револьвера Джейн… При этом я не заметила у него этой вашей… волшебной палочки.
- Я помню, что без палочки способны колдовать только самые могучие волшебники, - сказал Гарри, как Квиррелл с Волдемортом там, на квиддиче. Или потом уже, рядом с зеркалом.
- Могущественный волшебник с разумом трехлетнего ребенка… Бррр! - передернула плечами мисс Стрит. – Боюсь, как бы этот самый Добби не причинил тебе большое хлопот, чем это Древнее Зло и мистер Волдеморт вместе взятые.
- Ну… если только он не размажет по стенкам и второй пирог Джейн, - попытался пошутить Гарри.
- Боюсь, что даже пирог может стать проблемой, - не поддержал шутку Бутройд, - Джон сообщил, что через несколько минут после этой выходки в дом твоего дяди прилетела сова, как сказал он, «весьма официального вида». При этом твой дядя, морщась от отвращения, все-таки вскрыл письмо и кричал что-то вроде «Я так и знал» и «Я ему покажу фокусы».
- Зато теперь мы знаем, что колдовство учеников отслеживается по месту их проживания. – заметила Делла. – видимо этот полет яблочного пирога приписали тебе, хотя ты даже не дотрагивался до палочки, насколько я могу судить.
- Но ведь колдовал и правда не я! И… И теперь дядя меня точно убьет! Дядя так орал, что даже я слышал, это когда мы миссис Кейн в машину грузили, но я просто не обратил на это внимания…
- Ну, надеюсь, встреча твоего дяди с мистером Мейсоном приведет его в благодушное настроение, по крайней мере, на пару месяцев.
- Хорошо бы, - с сомнением покачал головой Гарри.
***
Гарри вернулся на улицу Тисовую, дом четыре уже в темноте, выждав, на всякий случай, еще минут пятнадцать после назначенного времени. Мейсонов и след простыл, и дядя был во вполне приличном настроении.
- Твое счастье, паршивец, что это чертова сова прилетела еще до того, как Мейсоны приехали на ужин! – заявил он, потрясая бумажкой. – Потому что, как оказалось, миссис Мейсон ненавидит и боится птиц. Всех птиц! И как ты, щенок, объяснишь вот это?! А ну-ка читай! Громко читай!
Гарри взял в руки официального вида пергамент и начал зачитывать вслух:
«Дорогой мистер Поттер!
Мы получили донесение, что в районе Вашего проживания сегодня днем, в одиннадцать часов двенадцать минут, было применено заклинание Левитации.
Как Вам известно, несовершеннолетним волшебникам не разрешено вне школы использовать приемы чародейства. Еще одна такая провинность, и Вас исключат из вышеупомянутой школы согласно Указу, предусматривающему разумное ограничение волшебства несовершеннолетних (1875 г., параграф С).
Также напоминаем, что любой акт волшебства, способный привлечь внимание не умеющего колдовать сообщества (магглы), является серьезным нарушением закона согласно Статусу секретности Международной конфедерации колдунов и магов.
Счастливых каникул!
Искренне Ваша,
Муфалда Хмелкирк
Отдел злоупотребления магией несовершеннолетними,
Министерство магии
».
- Что ты там делал? – с подозрением спросил Вернон, - Посудой кидался?
- Ничего, - честно ответил Гарри, - у меня и палочки-то не было, Вы же ее сами заперли в чулане!
- Тогда почему они присылают эту чокнутую сову в мой дом? – упоминание о запертой в чулане палочке несколько охладило пыл дяди Вернона.
- Я могу послать этой Муфалде сову, ну, Хедвиг, ей все равно полетать надо, и спросить, - тактично ответил Гарри, - если Вы мне разрешите, конечно. Могу выпустить ее ночью, чтобы никто не увидел.
- Вот еще! – фыркнул дядя. - Нечего этим совам тут летать! Тем более ночью. Я-то знаю, что ночью от сов и бывают самые что ни на есть неприятности! А если тебя, наконец, выгонят из этой школы – тем лучше! Глядишь и станешь нормальным человеком, хоть ты и ублюдок.
Гарри хотел сказать «Ну давайте тогда я еще раз поколдую» – чисто из вредности – но, разумеется, прикусил язык. Дядя ведь мог и разрешить, а наколдовывать поросячьи пятачки, копытца и хвостики Гарри пока так и не научился.
- Дядя, а Вы все-таки прочли договор? – поинтересовался он на всякий случай, разоренные Дурсли вряд ли стали бы более милыми по отношению к нему, - Ну, там самый мелкий шрифт и все вот это?
- Главное, - что я его подписал! – гордо заявил дядя, - теперь мы…
Что «теперь», так и осталось неизвестным, потому что на кухне страшно завизжала тетя Петунья.

+10

483

Бывшая первая, а ныне четвертая глава. У Снейпа убрал няшности и добавил гадственности.

Чай под прицелом

Если вернуться к тому утверждению, что тихое безмятежное стадо обитателей Литтл-Уингинга портили только несколько черных овец, то человек, шагавший утром второго августа по улице Глициний в сторону мисси Кейн, явно относился к их числу.
Человек был одет во все черное: черные брюки, черную старомодную куртку (в старые времена такую назвали бы сюртуком) и черные же старомодные же ботинки. Тем не менее был в этой черности и старомодности своеобразный стиль. Через руку человека был переброшен опять-таки черный плащ, а в другой руке он держал черный зонтик, что было явным излишеством: погода в Литтл-Уингинге в начале августа бывает дождливой нечасто. Волосы у этого молодого (не более тридцати пяти лет) человека тоже были черные, длинные и спутанные. Не черными у него были только лицо и кисти рук. Они, для разнообразия, были совершенно и почти неестественно белыми. Словно этот человек всю свою жизнь провел в каком-то полностью лишенном солнца подземелье.
И вот на этом бледном лице светились мрачным огнем черные, как тоннели глаза. Сейчас эти глаза наблюдали привычную для окружающих и ничем не примечательную картину: служанка подкатила кресло хозяйки дома, миссис Кейн, к стоящему на веранде столику и ловко расставила на нем чайный прибор.
- Поставьте две чашки, Джейн, - распорядилась миссис Кейн, повернув голову в сторону калитки, отчего ее темные очки (по слухам, жутко дорогие, с натуральным серебряным напылением) сверкнули на солнце, - и пригласите этого молодого джентльмена к столу. 
Молодой джентльмен хмыкнул и, дождавшись обращенного уже к нему кивка миссис Кейн, открыл противно скрипнувшую калитку. Сам по себе скрип почему-то вызвал его одобрительную, хотя и несколько кривоватую, улыбку.
- Рада Вас видеть, мистер Снейп, - приветствовала его миссис Кейн, - но, признаться, я ожидала Вас несколько раньше. Впрочем, все к лучшему.
- Прошу прощения, мадам Кейн, - вежливо, хотя и не без нотки сарказма в голосе ответил мистер Снейп, - к сожалению, в некоторых случаях ммм… - тут он явно хотел употребить какое-то начинающееся на «М» слово, но ограничился неопределенным жестом, - обычная почта несколько… запаздывает.
- Понимаю, - кивнула головой пожилая леди, - Но не хотите ли сперва отведать чаю? – и, увидев тень сомнения на лице гостя, добавила: - Ходят слухи, что Вы непревзойденный мастер в приготовлении… различных напитков.
Гость поднял правую бровь, обозначив некоторое недоумение.
- Джейн, - обратилась пожилая леди к служанке, - Вы можете быть свободны до вечера. Я полагаю, мистер Снейп не откажется помочь пожилой даме при необходимости?
Человек в черном кивнул, и Джейн, коротко поклонившись, скрылась в глубине дома.
- Вы действительно позволите мне заварить для Вас чай? – снова приподнял бровь гость. – Признаться, для меня это несколько… неожиданно.
- Я полагаю, нам обоим нужно слишком много обсудить, так что определенная степень доверия просто неизбежна. И вряд ли Вы заинтересованы в том, чтобы испортить беседу… или хотя бы чай. В противном случае Вы сделали бы то же самое, что и два года назад, - заметила миссис Кейн.
- Забавно, что Вы упомянули то самое недоразумение, - заметил Снейп, священнодействуя с тремя чайничками сразу и одновременно провожая взглядом мелькнувшую за живой изгородью ярко-красную шляпку уходящей служанки, - признаться, я крайне удивлен, что Вы еще помните мое имя.
- Ну, я полагаю, изрядная… неудачливость мистера Локхарта Вас не удивила бы, - мило улыбнулась старушка, - Вы позволите? – она указала взглядом на длинный мундштук и лежащую рядом папиросную коробку.
- Разумеется, мадам. Полагаю… - он достал из кармана сюртука часы-луковицу, бросил взгляд на них и на прикрытые чехлами чайники, – полагаю, трех с половиной минут будет достаточно, чтобы чай настоялся.
Пожилая леди вставила в мундштук тонкую сигарету и закурила, стараясь пускать дым в сторону: мимолетная тень неудовольствия на лице собеседника от нее не укрылась.
- Прошу прощения, мистер Снейп, ничего не могу с собой поделать. Я воевала, знаете ли… А на войне без сигарет было бы совсем плохо. А теперь уже… поздно отвыкать, не так уж много осталось.
- Вот как? – мистер Снейп поднял бровь в третий раз, сентенцию про возраст он проигнорировал - Директор Дамблдор тоже принимал участие в войне, знаете ли.
- Судя по тому выражению, которое Вы применили, разница между понятиями «воевал» и «принимал участие» Вам знакома, - задумчиво произнесла пожилая леди. – В таком случае для Вас не станет сюрпризом и… некоторая неудачливость, постигшая также и господина Директора. И да, мистер Снейп. Я приношу свои извинения, но… я испытываю непреодолимое желание снять очки.
Лицо Снейпа стало совершенно бесстрастным.
- Не то, чтобы меня это беспокоило, - светским тоном продолжила миссис Кейн, - но… это может обеспокоить эээ… пару-тройку – а может быть, и больше, честно говоря, я и сама не в курсе – моих соседей. Видите ли, мне строжайше предписано… беречь глаза. И реакция моих эээ… друзей на нарушение, так сказать, врачебных предписаний может быть несколько… излишне острой. Не сочтите это неуважением – напротив, я очень, просто-таки крайне серьезно отношусь к Вашим многочисленным талантам.
- Хм. Понимаю Вас, леди. Не уверен, что Вы представляете все мои возможности, но… упоминание наверняка известных Вам затруднений господина Директора заставляет меня отнестись к Вашим словам с такой же серьезностью.
Человек в черном поднялся, а затем, немного подумав, вылил содержимое одного из чайничков в кадку с фикусом.
- Ничего страшного, леди, - мрачно усмехнулся он, - натуральнейшая органика. Растению это пойдет только на пользу.
Миссис Кейн опустила руку, которой она до того теребила цепочку очков.
- Итак, молодой человек, я вижу, что пора перейти к делу.
- Пожалуй, - ответил Снейп, разливая чай. – Не скрою, меня несколько… заинтересовала присланная Вами брошюрка. Хотя я не вполне понимаю, какое отношение она может иметь к избалованному наглому мальчишке.
- Избалованному и наглому? Хмм… Теперь мне понятна и вторая причина, по которой мистер Дамблдор не хотел привлекать Вас к… наблюдениям за известным Вам мальчиком.
- Вторая?!
- Боюсь, что разговор о первой причине, той причине, которую мистер Дамблдор обсуждал с мистером Грюмом, не доставит Вам удовольствия.
- Вряд ли мне доставит удовольствие любой разговор о мистере Поттере, мадам! – плюнул ядом гость.
- Мне очень жаль, сэр. Кстати, Ваш чай превосходен. Не думала, что незадолго до смерти мне придется испытать такое блаженство – при том, что большинство вкусовых рецепторов у меня, скажем так, уже атрофировались. Так вот – о второй причине. Полагаю, Вы ни разу не интересовались условиями, в которых жил мистер Поттер до поступления в Хогвартс?
- У меня, знаете ли, несколько иной… круг интересов, нежели наблюдение за… отпрысками золотой молодежи.
- Вы говорите об его отце? Как Вы знаете, я… посещала дом Лили у вас, в Коукворте. И вряд ли слова о «золотой молодежи» могут относиться к ней.
- Да. Его отец был…
- Простите, мистер Снейп. Я не имела удовольствия знать мистера Поттера-старшего
- Зато я имел. Неудовольствие. Долгое и крайне ярко выраженное неудовольствие.
- Почему-то я не удивлена. Но давайте оставим мистера Поттера-старшего в стороне, ко взаимному удовлетворению. Как я поняла, Вы не соотносите жизнь мистера Поттера – младшего с тем, что описано на страницах с третьей по пятую?
- Абсолютно, мадам.
- Ну что ж… Видимо, мои слова вряд ли смогут переубедить Вас. Мне очень жаль и спасибо за замечательный чай. Надеюсь, я смогу вспомнить его вкус там, где меня уже заждались. Впрочем, не могли бы Вы оказать мне еще одну услугу?
- Разумеется, мадам. Это мой долг.
- Мне немного трудно передвигаться, так что не окажете ли Вы любезность провезти меня по паре улиц? Если не возражаете, за дверью на вешалке висит куртка несколько... менее радикального цвета, чем Ваша.
Снейп кивнул и скрылся в доме. Миссис Кейн стремительным движением достала из кармана кофты баночку и отлила в нее из чашки, после чего закрыла крышечку и спрятала баночку обратно в карман. Стремительность явно далась ей тяжело: она еще восстанавливала дыхание, когда визитер вновь появился в дверях. Теперь его волосы были собраны в короткий хвостик под черной бейсболкой, на глазах красовались затемненные очки – той же фирмы, что и у пожилой леди, а вместо черного сюртука на нем был серо-зеленый пуловер с накинутой поверх него темно-зеленой курткой довольно воинственного вида.
- Вам… идет, молодой… человек, - с некоторым затруднением улыбнулась леди, - если подумаете… сменить… имидж – обращайтесь.
Снейп что-то буркнул и взялся за ручки кресла-каталки.
***
Путь до Тисовой улицы занял у них пятнадцать минут, и они провели его в полном молчании. Наконец, миссис Кейн перехватила лежащую на коленях сумочку и попросила остановиться.
Гость оглянулся и нагнулся к пожилой леди:
- Единственное, что может быть примечательным в этом месте – это решетка на окне вон того дома ярдах в ста справа. Это…
- Это окно спальни мистера Поттера, сэр. И я рада, что Вы смогли это увидеть.
- Почему?
- Один человек… случайно узнавший, что Гарри живет в нашем тихом городке… Так и не смог найти его дом. Точнее, дом его опекунов. Хотя и знал точный адрес. Он… хотел навредить Гарри.
- Вот как. Значит, Вы считаете, что, если я вижу его дом – я… хорошо отношусь к сыну Джеймса Поттера?
- О, что Вы. Разумеется, нет. Но, по моему разумению, это показывает, что у Вас нет планов убить его. По крайней мере, прямо сейчас. Впрочем, мистер Снейп, не могли бы Вы провезти мою коляску чуть дальше по улице? Я усвоила… урок, полученный у Вашего дома в Коукворте.
Снейп усмехнулся – она почувствовала это спиной и затылком – и они действительно двинулись дальше, оставив дом по Тисовой улице, четыре, довольно далеко в стороне.
- Розье. Это ведь был Розье-старший? – внезапно спросил Снейп. – Тот волшебник, который пытался убить мистера Поттера?
- По крайней мере, так называл его мистер Грюм. Такой, знаете ли, без ноги и с глазом.
- Розье, Грюм, и чертов Дамблдор. Тихий городок… простые магглы… - в голосе Снейпа появились новые нотки, если бы он не владел собой так хорошо, миссис Кейн назвала бы это истерикой.
Он замолк и продолжал катить лишь слегка шуршащую шинами по дорожке коляску.
- Откуда мне знать, что это – именно тот дом и именно та спальня, в которой живет Поттер? – внезапно спросил он.
- Я… я опасаюсь, что это не лучшее место для… более откровенного разговора, мистер Снейп. Сеанс этой вашей… леглименции прямо на улице был бы несколько вызывающим, не так ли? Не откажите в любезности, провезите меня еще на двести ярдов, вон в тот парк. Там нам не помешают.
- Я бы не был в так уверен, что это «не помешают» относится не только к Вам, но и ко мне, мадам, но… понимаю Ваши резоны.
Они миновали серый фургончик, из которого пара строителей таскала какие-то мешки, и свернули в парк.
- В фургончике – ваши люди, я прав? – спросил Снейп, развернув коляску так, чтобы им было удобно разговаривать.
- Не знаю, - улыбнулась миссис Кейн, - чего не знаешь – того не можешь выдать, верно? Причем заметьте – место в парке выбрала не я.
- Я ценю это. Итак, когда снимете очки – постарайтесь как можно ярче вспомнить то, что Вы хотите показать мне.
- Хорошо, - сказала пожилая леди, - моя память, точнее, то, что от нее осталось – к Вашим услугам.
Обе пары темных очков синхронно опустились вниз, блекло-карие глаза встретились с черными. Оба замерли, только руки миссис Кейн дрожали.
- Я… не думала, что это так… болезненно, - пробормотала она, когда все кончилось.
- Увы, мадам. К сожалению, я не в состоянии читать Ваши поверхностные мысли. Да и вглубь сознания без палочки и заклинаний я бы, пожалуй, не пробился. У Вас превосходная дисциплина разума, недоступная подавляющему большинству волшебников. Поттера… - эту фамилию он словно бы прошипел, - учили Вы?
- Полагаю, он… перенял у меня несколько трюков. Но…
- Забавно. Считайте, что Вы меня убедили. Вряд ли Вы могли бы… сконструировать это воспоминание с такими деталями. Впрочем, если Вы смогли справиться с Розье. Хм… С Розье. И с Дамблдором. Хорошо, я Вам верю. Итак, это окно действительно…
- Это окно комнаты Гарри. Впрочем, он живет в нормальной комнате – если, разумеется, комнату с решеткой на окне можно назвать нормальной – так вот, он живет в относительно нормальной комнате только последний год. Если желаете, я могу показать Вам то помещение, в котором он прожил предыдущие десять лет. Не переживайте, молодой человек, пожалуй, я выдержу еще один-два таких… сеанса. Вы готовы?
Снейп с сомнением посмотрел на дрожащие руки пожилой леди, но все-таки кивнул.
Через десяток секунд он отвел взгляд.
- В основном я наблюдал брюхо… его опекуна?
- Да. Мистер Дурсль во время моего единственного визита в этот дом старательно загораживал… помещение, в котором жил мальчик.
- Вы хотите сказать…
- Да. Это каморка под лестницей. Он жил в ней девять лет и почти девять месяцев. С того самого Хэллоуина и до тех пор, пока ему не пришло письмо, адресованное в тот самый чулан. После этого его опекуны испугались, как будто их поймали на горячем, и, наконец, выделили мальчику одну из двух свободных спален. Собственно… Я бы могла показать Вам еще кое-что, но… похоже, я переоценила свои силы. Простите меня, сэр. Впрочем… если это важно, я…
- Не стоит, мадам. Вы не возражаете, если я отвезу Вас обратно в дом?
- Я как раз хотела попросить Вас об этом, мистер Снейп.
Обратный путь был проделан в полном молчании. Снейп закатил кресло на веранду, выплеснул недопитый чай и снова начал священнодействовать.
- Что Вы хотели доказать мне этим? – внезапно спросил он.
- Только и исключительно то, что мистер Поттер абсолютно точно попадает под описание объекта, описанного в методичке на страницах с третьей по пятую.
- А то, что он не просто подпадает, но и сознательно подгоняется под… эту методичку, я обязан додумать сам?
- Мне Вы ничем не обязаны, молодой человек, абсолютно ничем. Да и, пожалуй, никому другому в этом мире тоже, если по большому счету. Но… я пришла к выводу, что Вы обязаны чем-то сами себе.
- Почему Вы так решили?
- Все-таки сорок лет работы в школе позволяют немного понимать людей, знаете ли. Даже лично незнакомых людей. И если Вы найдете еще час на беседу с почти выжившей из ума старухой, возможно, Вам будут… более понятны моя логика и мои мотивы.
***
Они сидели друг напротив друга, глядя в стол. Давно остывший чай остался почти нетронутым.
- Вот как, - задумчиво произнес Снейп, - Но… Вы выдали этого человека не добровольно, а в результате пыток?
- Зато я знала, кого именно я выдаю. Я сама произнесла его имя. Более того, я подписала протокол с этим именем – немцы, знаете ли большие аккуратисты, Орднунг у них Юбер Аллес, они даже оставили мою правую руку относительно работоспособной – и я ненавидела себя, но… Впрочем, не кажется ли Вам смешным – печальным, но смешным – что мы с Вами соревнуемся друг с другом на тему «кто из нас более гнусен и мерзок»?
- Вы хотите…
- Т-с-с-с, мистер Снейп. Давайте не будем ставить друг друга в неудобное положение. Я немного знаю людей Вашего типа – о, нет, не волшебников, но… людей, скажем так, живущих ради одной-единственной цели. Не отрицайте этого. Мой возраст, наряду с массой недостатков имеет… определенные преимущества. О, да, бывает, старость приходит одна, забыв прихватить с собой мудрость, но мне кажется, я все-таки смогла ухватить кусочек на распродаже. Так вот, влиять на таких людей, как Вы, совершенно бессмысленно. Можно лишь помочь им – причем не советом, советов они просто не послушают, а, так сказать, информацией.
Миссис Кейн закрыла глаза и несколько минут молчала, лишь тяжело вдыхая и выдыхая ароматный воздух лета.
- Ваше выступление на том… прощальном обеде… Когда Вы одновременно преподали суровый урок мисс Грейнджер и обозначили свою независимую позицию… Вы готовы играть свою игру, и эта игра лично меня устраивает. Мальчик тоже что-то понял, но далеко не все. Самое важное он… отказывается понимать. Точнее, принимать. Может быть, позже, но… Вы знаете… наверное, стоит быть с Вами честной. Мальчик… попросил разрешения убить Вас.
Чашка Снейпа дрогнула несмотря на то, что бледные руки не касались ее. Однако на его лице зародилась мечтательная улыбка. Так могла бы улыбнуться змея. Ядовитая змея.
- Он... пока ребенок. Он пока – пока! - не может понять, как можно простить… смерть родителей… Прилюдное унижение подруги... И… то, что Вы сказали ему у дома его матери, наконец, - продолжила миссис Кейн, словно не замечая этой змеиной ухмылки. - Даже я, уж извините, мистер Снейп, считаю это, последнее… непрофессиональным. И как учитель с сорокалетним стажем, и как… шпионка и террористка.
Снейп по-прежнему сидел, сложив руки на коленях. Обращенная к нему чашка еле заметно подрагивала. Улыбка становилась все более и более мечтательной.
- Разумеется, это было бы для мальчика непростой задачей, - так же невозмутимо продолжала рассуждать миссис Кейн, - С его везением, только везением… против Вашего таланта и опыта… Но знаете… Я все-таки поставила бы на него.
Чашка на столе треснула, чай растекся по столу зеленоватой лужицей. Снейп вздрогнул и убрал улыбку с лица.
- Позвольте поинтересоваться, мадам, почему Вы так думаете? Не скрою, я почти мечтаю о том, чтобы он попытался…
- Именно поэтому, - пояснила пожилая леди, - Вы не можете убить его без даже не повода, а настоящей причины. При этом я с трудом могу представить такую причину, которая бы… развязала Вам руки по-настоящему. Не забывайте – между нами слишком много общего, так что я вполне могу представить себя на Вашем месте. А вот у мальчика такого ограничения нет.
- Эта мелкая тварь может… неприятно удивиться, если попытается, - прошипел Снейп.
- Он не попытается, не тешьте себя этой… мечтой. Мы просто запретили ему. Ничего не объясняя. Думаю, его доверия к нам будет достаточно. По крайней мере, на первое время. А потом… Может быть, потом он поймет, что кто бы из вас двоих не победил – оставшийся проиграет. Как и Вы понимаете это в глубине души.
Снейп достал, словно из воздуха, палочку, сделал короткий пасс, не говоря ни слова, и чашка снова стала целой.
- И я ничего не хочу от Вас, мистер Снейп. Не хочу, чтобы Вы оставили его в покое. Не хочу, чтобы Вы перестали путать мальчика с его отцом. Это невозможно – учитывая то, что я о Вас знаю.
- Тогда к чему это все?
- Мне просто нужно было рассказать Вам об этом. Считайте, что это предсмертное предвиденье. Ведь мне осталось совсем недолго. Врачи дают мне одну или две недели, и… мне нет смысла врать Вам. Ложь… Ложь может довольно дорого обойтись мне там, где меня скоро встретят.
- Вы… торопитесь на эту встречу, мадам? – Снейп, наконец, оторвал взгляд от стола и поднял бровь в четвертый раз.
- Что? О, нет, разумеется, нет. Торопливость так же непристойна, как и… неоправданное опоздание, не так ли?
- В таком случае… Выпейте это!
Снейп протянул пожилой леди причудливого вида флакончик. Та дрожащими пальцами вынула пробку и принюхалась.
- Мальчик был прав, - пробормотала она, - пахнет совершенно непередаваемой гадостью.
- Удивительно, но на вкус оно еще хуже, - сказала она чуть громче и увереннее спустя минуту. - Что это? Я как будто снова…
- Укрепляющее зелье по моему личному рецепту. К сожалению, на магглов действуют далеко не все зелья, но… я же все-таки Мастер. И немного приготовился к разговору. К разным вариантам разговора, уж простите за откровенность.
- Не сомневаюсь, молодой человек. Я бы назвала Вас волшебником, если бы Вы уже им не были, знаете ли.
Снейп усмехнулся.
- Сколько это мне даст? – прищурилась миссис Кейн.
- Не могу сказать, леди. Я все-таки не целитель. Кроме того, против старости нет лекарств даже в волшебном мире. Но, я надеюсь, при регулярном приеме Вы сможете прожить еще как минимум год.
- Регулярном?
- Я подумываю о том, чтобы назначить вашему мальчику побольше отработок и заставить его варить это зелье для Вас. Дав ему понять… цену ошибки. Ну и.. времени на подготовку планов моего убийства у него уже не будет.
- Сурово. Но в высшей степени разумно. Я готова рискнуть.
- Что до суровости… Вы же не думаете, что я не нашел в этой методичке себя? Свою роль? Более того, благодаря ей я обнаружил, что кое-где я… недорабатываю.  И, продолжая разговор о регулярности…
- Разумеется, мистер Снейп. Двери моего дома для Вас всегда открыты. Это меньшее, чем я могу расплатиться за…
- Вы уже расплатились авансом, леди. Только не думайте, что я внезапно изменю свое отношение к сыну Джеймса Поттера. И… Вы же не случайно сообщили мне о планах Поттера-младшего? Чтобы я не дай Бог не…
Шарлин едва заметно улыбнулась. Кивнула она еще менее заметно – пожалуй, только в мыслях. В не закрытых от чтения мыслях.
- Мальчика и так есть, кому любить, мистер Снейп. По крайней мере, пока. А потом… Возможно, он все же найдет кого-нибудь сам. Или воспитает. Мне очень жаль, что приходится говорить так цинично… В конце концов, я все же служила в… довольно неджентльменской организации… Но прививка ненависти, искренней ненависти, ему совершенно необходима.
- Северус. Зовите меня Северус. И... насчет ненависти не беспокойтесь. Мне… не придется делать над собой усилий. Даже сейчас. А может быть – особенно сейчас. Он слишком похож на отца, даже в… Впрочем, неважно.
- Я так и думала, Северус. И не могу не одобрить его выбор в этом самом «в», хотя он сам его еще не осознал. Но не желаете ли посмотреть, как будут развиваться события дальше? По моим расчетам, что-то должно произойти в эту или в следующую ночь.
- В следующую, насколько я в курсе. Тогда, если это не нарушит Ваши планы, я вернусь завтра вечером. И… принесу еще несколько столь же мерзких на вкус и запах зелий.
- Я буду ждать Вас, Северус. И – зовите меня Шарлин. Можно еще и Самантой, но… мы можем поговорить обо всех этих тонкостях позже. И да, одежду оставьте себе. Один из… знакомых моих знакомых, немного похожий на Вас, уже несколько недель приходит ко мне примерно в этом же образе. Там в кармане несколько фотографий и краткое досье на тех местных сплетниц, с которыми Ганс – Ганс Грубер, так его зовут – уже завязал кое-какие отношения. Возможно, это Вам поможет. Да и удостоверение личности может пригодиться.
- Я снова восхищен, Шарлин. И… выходит, у вас есть моя фотография. Ммм… Коукворт, дом Лили в ту самую ночь? Впрочем, не отвечайте – это единственное место, где я… поддался эмоциям. Скажите… Если бы ваши друзья… обеспокоились слишком сильно – они попытались бы убить меня?
- Нет, Северус, что Вы. Мы не настолько самонадеянны, чтобы рассчитывать на чистую удачу. Это привилегия Гарри, потому что ему кроме удачи рассчитывать просто не на что. Мои друзья… Они застрелили бы не Вас, а меня, чтобы… обрубить ниточки. И, кроме того… В отношении меня это, по крайней мере, до Вашего зелья, было несущественно: неделей больше, неделей меньше… А Вами мы рисковать не можем, иначе мальчик будет обречен.

+8

484

SerBur написал(а):

Ганс Грубер, так его зовут

Взоржал конем.
Забавно, что Рикман в роли Грубера был именно в возрасте Снейпа. И ведет себя в каноне реальный Снейп примерно так же, как мог бы вести Грубер.

0

485

Отлично! С нетерпением жду продолжения!
Придирка, но... кивнуть головой и пнуть ногой -- а чем ещё?

0

486

Росич - у Dimo полюбопытствуйте, всегда  ли  при "кивнуть" подразумевается голова.  http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif    http://read.amahrov.ru/smile/girl_brainy.gif

0

487

Близнецовый вирус

Гарри смотрел в забранное решеткой окно на освещаемый тусклыми фонарями и редкими фарами проезжающих машин Литтл-Уингинг. Настроение у него было отвратительным. И вовсе не из-за решетки на окне, запертой снаружи двери и кошачьей прорези в ней, через которую дядя Вернон подсовывал ему еду.
Он вздохнул, оторвался от окна и полез под кровать. Оттуда он появился с бутылкой воды и завернутым в пластик брусочком пеммикана: на следующую же ночь после того, как разъяренный дядя Вернон запер его в спальне, часа в два пополуночи, его разбудили Джон и Джейн. Все вместе они перетаскали наверх еду, воду и фонарик, который в случае чего можно было использовать как сигнальный.
Насчет дяди, тети и кузена Дадли подручные майора Бутройда сказали не беспокоиться, проснуться им не грозило. Ну, в смысле, до утра. Как, впрочем, и мистеру Флетчеру, безбожно дрыхнущему в углу сада под мантией-невидимкой. Кто ж знал, что утомившийся рядом с домом Дурслей пьянчужка для пущей забористости добавляет в недопитый виски производные клонидина?
Нет, от голода и жажды Гарри не страдал и страдать не собирался, как и от скуки: вместе с едой и водой Джейн оставила ему пару интересных, хотя и несколько специфических книжек.
Его почтовой сове Хедвиг было значительно хуже, чем ему самому: решетка была вмурована в стену намертво. Так что Хедвиг могла расправить крылья только здесь, в комнате, будучи не в состоянии испытать счастье полета.
Гарри понимал ее. Он разломил брусок пеммикана надвое, одну половинку начал жевать сам, а другую протянул белоснежной подруге. Впрочем, беспокойство о сове тоже не было причиной его плохого настроения: если еще пару дней (точнее, ночей) ничего не произойдет, майор обещал не позже завтрашнего утра натравить на Дурслей Службу Защиты Детей, так что Повелителю Памяти так или иначе придется вмешаться. А еще одну ночь Хедвиг потерпит. Хедвиг согласно кивнула и взъерошила клювом волосы мальчика.
И даже с отсутствием писем от друзей он уже примирился – тем более, что то мелкое глазасто-ушастое чудушко честно призналось, что это все его каверзы, а его друзья о нем по-прежнему помнят и пишут ему. Ну, в смысле, писали. Жаль, что все письма остались у миссис Кейн, и прочитать их он не успел, уж больно быстро все закрутилось.
Просто ему было тоскливо без самих друзей. Теперь он не мог даже представить, как он жил все эти девять лет до того, как забрался в сад одной примечательной пожилой леди.
***
То ли оттого, что пеммикан оказался сытным и достаточно вкусным, то ли оттого, что привычные кошмары устали его кошмарить, но заснул Гарри легко и сны ему снились, для разнообразия, приятные. Во сне на его окне не было решетки, и доставившая ему, наконец, письмо то ли от Гермионы, то ли от Джинни, то ли от Пенни Клируотер Хедвиг колотила клювом в прозрачное до невидимости стекло. То, что сова при этом улыбалась – хотя, казалось бы, чем ей это делать? - было для сна вполне нормальным и естественным.
Гарри подскочил и сел на постели. Если бы не прохладный пол под пятками, он подумал бы, что все еще спит: за окном, в темноте, светилась улыбка, похожая на улыбку Чеширского Кота из книжки про Алису. Нет, помимо белоснежных зубов, там, понятно, светились еще и белки глаз. Ну и контуры коричневой физиономии Дина Томаса угадывались, но только со второго взгляда.
Гарри вскочил с кровати и поднял оконную раму.
- Как ты тут…
Он замолк, увидев, что Дин не висит на подоконнике и даже не сидит на метле, а выглядывает из окна старого автомобильчика бирюзового цвета. При этом автомобильчик, ворча двигателем, висел в воздухе прямо над палисадником на высоте второго этажа. Тусклый свет фар освещал пыльные акации, а из салона машины Гарри улыбались едва различимые в темноте главные хулиганы Школы Чародейства и Волшебства «Хогвартс» - Фред и Джордж Уизли. Гарри помахал им рукой из-за решетки.
- Я сейчас у Уизли живу, - пояснил Дин, - у мамы и отчима отпросился, а вчера Артур, ну, мистер Уизли, вернулся с работы – он в Министерстве Магии работает – и сказал, что тебе вынесли предупреждение за колдовство на глазах у магглов.
- Это не я колдовал, - начал оправдываться Гарри, - это придурок один тут, ушастый.
- Шимус, что ли? – удивленно спросил Дин. – Не такие уж они у него и большие, уши-то.
- Не, на Шимуса он совсем не похож. А вы?..
- А мы за тобой прилетели. Писем-то от тебя нет и нет. Ну и про родственников твоих ты рассказывал. В общем, мы решили, что ты тоже у Уизли поживешь в августе.
- А за колдовство вас не накажут? Ну, как меня?
- А где ты видишь колдовство? – «удивился» Фред.
- Никакого колдовства, - поддержал его Джордж.
- Мы просто взяли…
- …папин автомобиль…
- …НА ВРЕМЯ!
Гарри понял, как именно год назад Артур Уизли «подбросил» Хагрида к ним на остров. Хотя то, как великан мог уместиться в этой летающей таратайке, осталось за пределами его понимания. Хотя может быть, он ехал верхом?
- Держи трос! – прошептал Дин, - ща мы эту решетку…
Гарри увидел, что другой конец троса, который протягивал ему мулат, был привязан к бамперу автомобильчика.
- Погоди, - сказал он Дину, - у меня же все вещи в чулане. Палочка там, учебники…
- Фигня война, - махнул рукой Дин, - у меня вот что есть – и он показал Гарри какой-то замысловатого вида инструмент, явно имевший отношение к загадочной эпидемии, поразившей в конце весны все самые интересные дверные замки в Хогвартсе, включая замок на двери класса зельеварения.
- Дядя с тетей проснутся, - с сомнением промолвил Гарри, - шуму будет…
- О! – воскликнул Дин, - как раз и испытаем!
- Что испытаем?
- Зелье. Мы тут весь год пытались зелье сварить, чтобы портреты усыплять. Ну, чтобы они не подглядывали и не стучали директору. Но ошиблись где-то. Третий вариант забавный получился: магглов усыпляет, на полчаса где-то, а на волшебников вообще не действует. И на сквибов, увы, тоже. И на кошек. А то бы мы Филча…
- Тогда давай лучше сделаем, - предложил Гарри, - приземлитесь вон там, на улице, ты откроешь входную дверь, ну и испытаешь зелье. Оно ж небось снова в распылителе у вас? Ну вот. А потом… есть у меня одна идея. Будет лучше, чем с решеткой!
- Отвечаешь? – усомнился Дин.
- Отвечаю, - уверенно сказал Гарри, - только в школу надо будет сбегать. В бывшую мою, начальную – уточнил он, увидев, как расширились глаза мулата, - тут недалеко.
Сонномаггловское Зелье Томаса-Уизли пахло полынью. Гарри оставалось только надеяться, что асфоделя в нем нет: посылать Дурслей «за Грань», как говорил Снейп, он не собирался. На оба замка – на входной двери и на двери в комнату Гарри Дину понадобилось всего две минуты. Гарри спустился вниз и натолкнулся на близнецов, ковырявших какой-то изогнутой спицей в двери его бывшего чулана.
- Техника – хорошо, но и первичные навыки терять не стоит, - пояснил ему Фред.
- Учиться у магглов – вовсе на зазорно, папа так всегда говорит! – подтвердил Джордж.
Замок щелкнул, парни похватали обшарпанный чемодан Гарри, его метлу и стопку волшебных книг. Сам Гарри вынес во двор клетку с совой, открыл дверцу и приказал Хедвиг лететь к Уизли. Сумку с отцовской мантией, стилетом и волшебными палочками он дотащил до машины сам. Они покидали вещи в багажник приземлившейся рядом с домом машины, вроде бы это был «Форд-Англия», и Дин разочарованно посмотрел на дом:
- Решетку выдрать было бы круче, - грустно сказал он.
- Да мы же еще в школу не бегали, - подмигнул ему Гарри. - Парни, - кивнул он близнецам, - подождите здесь, ага?
Близнецы кивнули.
Гарри с Дином побежали по ночным улицам в сторону школы. Замок на двери кладовки со старым хламом сдался страшному инструменту Дина за секунду, и Гарри забрался внутрь.
- Держи это, - сказал он Дину, выскочив обратно, - я остальное понесу.
- Фигассе, - отошел от шока Дин, - это когда же Фред и Джордж успели тебя заразить близнецовым вирусом? Шутка-то вполне в их духе.
- У них целый год был для этого, - отмахнулся Гарри, - чтобы заразить, в смысле. Закрывай обратно дверь и побежали!
Они завернули за угол и замерли, ослепленные ярким светом фар. На мгновение Гарри подумал, что это Фред и Джордж поехали к ним навстречу, но увы – машина полыхнула полицейской мигалкой, а затем из темноты, обрамляющей два ярких пятна, раздался хорошо знакомый мальчику голос.
- Доброй ночи, мистер Поттер!
Фары погасли, и Гарри увидел Калеба Кэлхуна – единственного констебля, оставшегося в участке Литтл-Уингинга еще со времен МакФергюссона и потому посвященного в, скажем так, некоторые нюансы местной жизни.
- Здрассьте, мистер Кэлхун! – вежливо поздоровался мальчик, - Я тут наконец выбрался, ну, из-за решетки, друзья помогли, и…
- Я бы сказал, что Вы несколько поспешили, мистер Поттер, - улыбнулся констебль, - завтра утром в городок должна прибыть комиссия из Службы Опеки, полюбоваться на… некоторые архитектурные особенности дома Вашего дядюшки. Но я не могу упрекать Вас за то, что Вы покинули свою эээ… спальню, не дожидаясь их приезда.
- Да ну их, эти комиссии, - поморщился Гарри, - толку от них все равно никакого, сами же знаете…
Констебль кивнул. Он и в самом деле знал. Хотя и не помнил.
- Но так даже лучше будет, - продолжил Гарри, - Дин, иди сюда! – махнул он рукой в темноту.
Дин вылез из кустов, в которые он нырнул рыбкой с первым же оборотом мигалки и опасливо приблизился к полисмену.
- Вот, - указал Гарри на предмет в руках мулата, - хочу, ну, на память им оставить. Вместо себя в кровать уложу. Вы не подумайте, он сломанный, с прошлого лета еще. Когда Деннис, ну, чудить начал, его девчонки в панике затоптали, переломали там все, ну и из Кингстона новый прислали. А этот в хламовнике лежал, не нужный никому
- О. – почесал затылок полицейский. - Понимаю Вас, мистер Поттер. Пожалуй, завтра вместе с комиссией надо вызвать еще и криминалистическую бригаду для… обследования, так сказать, нанесенных повреждений. И, пожалуй, парамедиков, чисто на всякий случай. Лишний вес Вашего дяди – это, знаете ли, не шутки! Может случиться инфаркт или там инсульт…
- Ну, так я побежал? – спросил Гарри.
- А кого Вы спрашиваете, мистер Поттер? – улыбнулся констебль, - меня же тут нет, правда?
- Ага, - улыбнулся мальчик настоящей, подробной, тщательно наведенной галлюцинации констебля, махнул Дину и побежал дальше, прижимая к груди переломанный скелет без головы.
- И не забывайте про особые приметы, мистер Поттер, – напутствовал его вслед Кэлхун-Которого-На-Самом-Деле-Тут-Не-Было. – В работе криминалиста главное – такие вот детали!
- Точно! – воскликнул Гарри, бодро перебирая ногами, - слышь, Дин! У тебя, уф-ф, фломастер… уф-ф… есть? Коричневый лучше?
- У меня все, уф-ф, есть, - пропыхтел Дин, прижимая к груди пластмассовый череп, - ты, уф-ф, хочешь, уф-ф, у него на лбу шрам нарисовать? Но вообще ты крут, так полисмена отшить!
- А чего его, уф-ф, отшивать? - изумился Гарри. - Отличный дядька, когда в участок приводил, всегда, уф-ф, давал мне дробовик чистить и смазывать.
Дин сглотнул на бегу. Видимо, у него на районе не было принято давать хулиганам чистить полицейские дробовики.
***
- Ну вот, - сказал, наконец, Дин, глядя то на не прикрытый челкой лоб Гарри, то на череп, устроившийся на жиденькой подушке, - один к одному! Правда, чего-то не хватает.
- Точно! – хлопнул себя Гарри по оригиналу шрама, копия которого теперь украшала лобную «кость», - ща, секунду…
Он порылся в шкафу и достал оттуда старые треснувшие очки, которые давно, еще с первых заработанных у миссис Кейн денег, заменил новыми, но все никак не решался выбросить. Прикрыл ими пустые глазницы черепа и отступил на шаг. Да. Так намного лучше.
- Растет смена, брат, - задумчиво сказал Джордж, разглаживая накинутое поверх скелета драное одеяло. - А может, и выросла уже.
- Нам надо работать над собой, брат, - согласился Фред, поправляя свесившуюся с кровати костяную руку. - А то канем в забвение.
- ЭТО ЛУЧШЕ, ЧЕМ РЕШЕТКА! – хором сказали близнецы в унисон с Дином.
- Все, сваливаем, - сказал Фред, - а то до «Норы» еще лететь и лететь!
Они ссыпались по лестнице, Дин задержался, задвигая засов и вешая замок на место, а потом, когда они уже покинули дом, защелкнул и входную дверь.
- Жаль, посмотреть не удастся, - вздохнул он, - ну, что будет, когда они этот скелет в твоей кровати найдут.
Гарри подозревал, что посмотреть-то получится, но не раньше следующего лета. И не всем. В конце концов, майор Бутройд никогда не пренебрегал видеокамерами. Тем более, что за комиссией из Службы Опеки должны были обязательно появиться люди Повелителя Памяти, а упустить случай понаблюдать их за работой майор попросту не мог.
Крыши и фонари Литтл-Уингинга ухнули вниз, когда Фред притопил педаль газа.
- Так что там за ушастый у тебя колдовал? – спросил Джордж.
- Домовик, - сказал Гарри, - причем вроде малфоевский.
- Малфои богатые, - вздохнул Фред, не отрываясь от руля, - и дом у них – настоящий мэнор. А у нас только упырь на чердаке живет, да гномы весь сад заполонили, а вот домовик вряд ли когда-нибудь заведется. Они только в старых зданиях живут. Хотя мама была бы рада. У нас семья большая, столько приходится гладить. А магия тут плохо помогает…
- Так тебя за его колдовство заперли? – поинтересовался Джордж.
- Не, - сказал Гарри, - там все хуже было. Колдовал-то он не у дяди, а у одной старушки, которой я по дому помогаю. Без магии помогаю, - уточнил он.
- Тогда совсем плохо, - авторитетно заявил Фред, - колдовать на глазах у магглов нельзя.
- Так я и не колдовал. Колдовал этот Добби. Наверное, хотел, чтобы как раз на меня все навесили и из школы выгнали. Но сначала вроде обошлось все. Я вечером вернулся уже, и дядя в хорошем настроении был… - про сделку с мистером Мейсоном Гарри рассказывать, разумеется, не стал, хотя и в очередной раз порадовался тому, что это чокнутый Добби не приперся прямо в дом Дурслей во время званого ужина и не разгрохал какой-то там феерический торт тети Петуньи вместо пирога Джейн.
- И?
- И все нормально вроде было. А потом вдруг тетя как завизжит!
- С чего бы? – поинтересовался Дин
- Да я бы тоже завизжал. И ты, наверное. И братья даже. Представляешь, открывает она туалет – а из унитаза на нее здоровенная змея смотрит!
- Змея?!
- Ага. Удав такой, длиннющий, и в мою руку толщиной, не меньше! Ну или питон, я по телевизору таких видел. И шипит, такой «Прос-с-с-стите, я с-с-случайно!»
- Э… Что ты сейчас прошипел?
- А, извините. «Простите» он шепчет. Типа по ошибке заполз.
- И ты… его понял?! – спросил Дин
- Ну да. Я же когда прибежал, не слышал еще его, только вижу, он головой так мотает, туда-сюда. Я подумал, что он сейчас на тетю нападет. Ну я ему и закричал «С-с-стоять, не ш-ш-шевелис-с-сь!»
- А-по-английски если? – напряженно спросил Джордж.
- А, извини. «Не дергайся», говорю. Ну он замер. Дядя Вернон за топором побежал, двустволку-то ему Хагрид поломал. В прошлом году еще. Надо, кстати, слетать за ней,
- Ты с темы-то не соскакивай, - обернулся к нему Фред; машина вильнула в воздухе, - ты хочешь сказать, что умеешь разговаривать со змеями?
- Ага. Умею. Сам удивился, но получилось как-то. Ну я и говорю ему, удаву этому, «С-с-сматывайся отс-с-сюда!» - беги, в смысле, пока жив.
- А он что? - поинтересовался Дин.
- Спросил, где тут Бразилия. Он из зоопарка сбежал, ну и хочет добраться дотуда. Он ее и не видел никогда, Бразилию эту, потому что в зоопарке родился, здесь уже, в Англии. Ну я ему сказал, что ему надо в порт и на корабль. А тут слышим – дядя бежит, он же как слон топает. Ну, удав-то дожидаться его не стал, нырнул в унитаз и все. Просочился, наверное, через канализацию. Ну а дядя заявил, что это я удава на тетю натравил. И что я вообще ненормальный. Ну и запер.
- С нами змееуст, брат мой Фред.
- Третий, про которого я знаю, брат мой Джордж.
- Ну про еще одного и я знаю, только вы его называть не любите. Тот-Кого-Нельзя, короче. Мне про него Дамблдор говорил. Ну, после второго матча, когда я с метлы спрыгнул, пояснил Гарри, - И спрашивал, не умею ли я говорить со змеями. Но тогда я этого не знал еще, ну, что умею. А третий кто?
- Слизерин. Тот самый, из основателей. Наверное, поэтому у них и символ такой, - пояснил Фред.
- То-то меня Шляпа к змеям отправляла, - огорчился Гарри. - Только не говорите никому, ага?
- Могила, - кивнул Фред, - тем более, что нам с Джорджем тоже предлагали идти на Слизерин. Но ты и сам помалкивай. А то…
- …Тебя причислят к темным. Ну, так все считают, что говорить со змеями – это вроде как Темное Искусство, – пояснил Джордж, - и ты, Дин, не пали Гарри.
- Угу, - кивнул Дин. - А мне Рэйвенкло предлагали, - добавил он спустя несколько секунд.
- Я тогда буду говорить, что меня за колдовство заперли. Ну, не за мое, а за этого Добби.
- Как-то кучно вокруг тебя «бомбарды» ложатся, - задумчиво сказал Фред.
- Не хуже, чем в прошлом году, - подтвердил Джордж.
- Да я и сам заметил. Ровно в мой День Рождения, и сначала Добби этот, потом удав… Даже и не знаю, что думать.
- Может, это Малфой, - предположил Фред, - раз уж Добби его домовик. Ты его сыночка в прошлом году сильно обидел. Вот он и захотел тебя из школы выгнать.
- Тогда устроят тебе еще одно колдовство – и все, на разбор и марш из школы, - подтвердил Джордж. - Но заметь – Малфой же все сделал, чтобы ты вообще никак оправдаться не смог. Раз тебя за колдовство не заперли – он-то змею, наверное, и подкинул. Чтобы уж наверняка.
- Ну да, - кивнул задумчиво Гарри, - таких совпадений не бывает. Чтобы удав попал именно ко мне… - а сам подумал, что вот в этом случае участие Малфоя сомнительно: ведь о способности говорить со змеями его спрашивал отнюдь не Драко, а самый что ни на есть Дамблдор.
- А если я им свою палочку покажу? Ну, министерским? – спросил он. – Я ж не колдовал, и она чистая должна быть.
- Надо папу попросить, - пожал плечами Фред. – Он же в министерстве работает, должен знать, как и что.
- А что он там делает? – спросил Гарри.
— Работает в самом скучном отделе «Противозаконное использование изобретений магглов».
— Чего использование?
— Сейчас объясню. Например, у тебя есть вещь, которую магглы сделали. Ты ее заколдовал, а она потом опять к ним попала — в дом или магазин. В прошлом году умерла старая ведьма, а у нее был чайный сервиз. Его продали на аукционе одной маггле. Она пригласила друзей на чашку чая. Так что там творилось! Отец потом несколько недель распутывал это дело с утра до ночи.
— Не можешь рассказать подробнее?
— Могу, конечно. Чайник как взбесился. Плевал вокруг себя кипятком, а сахарные щипцы, представляешь, защемили нос одному гостю, и того отправили в больницу. Отец был вне себя. Их в отделе было всего двое: он и старый колдун по имени Перкин Уорбек. Здорово они тогда помучились! Даже «Обливиэйт» применяли, вот как.
— А как же автомобиль этот? – слышать про стирание памяти Гарри было по-прежнему неприятно, но рациональный Гарри в его голове нехотя согласился, что в таких вот случаях оно может быть и оправданным.
— Папа у нас настоящий фанатик! — важно сказал Фред. — Он просто балдеет от тех штучек, что магглы напридумывали. У нас их полон сарай! Принесет, разберет на кусочки, наложит заклинание и опять соберет. Приди он с обыском к самому себе, пришлось бы самого себя арестовать. Мама ругается, а ему до лампочки.
- Ладно, - решил Фред, - дома сам увидишь. Нам главное до утра успеть, пока папа с ночного дежурства не вернулся, а то будет нам на орехи. Лететь-то еще далеко, а машина устала.
- Может, заправить ее? – спросил Гарри. – Наверное, она тогда быстрее полетит?
Дин вдруг хлопнул себя по лбу, а Фред и Джордж с недоумением посмотрели на Гарри.
- Эээ… А что такое «заправить»? - с удивлением спросили близнецы. Хором.
***
С воздуха отыскать пустую по ночному времени заправочную станцию оказалось нетрудно. Фред притер «Фордик» к колонке, а Гарри, открыв багажник, порылся в сумке и довольно быстро отыскал пятифунтовую банкноту. Захлопнул багажник, открутил крышку бензобака чуть пониже его и побежал к платежному автомату. Дин тем временем размотал шланг и вставил заправочный пистолет в горловину.
С первыми же каплями бензина, упавшими в бак, «Фордик» вздрогнул и принялся мурлыкать двигателем.
- Парни, - спросил Гарри, - ваш папа в него случайно не кошачью душу вселил?
- Кошки не летают, - с сомнением возразил Фред, - Хотя действительно похоже… так значит этот бьен-дзинь… (англ: Pet Roll)
- …Для него все равно что молоко? – продолжил Джордж. – Кто бы мог подумать. А пахнет... Довольно мерзко пахнет, и довольно знакомо…
- Что-то из гербологии, - подтвердил Фред, - и весьма неприятное.
- Все, - сказал Гарри, когда шланг в руке Дина перестал дергаться и сипеть, - там бак теперь полный почти. Ну, если ваш папа его не расширил.
Дин потащил заправочный пистолет обратно к колонке, Гарри закрутил пробку, и они снова взлетели.
- Ого, как пошла! – воскликнул Фред. – раза в три быстрее!
- Там не кошка. Наверное, папа позаимствовал кусок души Ронникинса, - предположил Джордж.
- …Пока не пожрет…
- …НИЧЕГО ДЕЛАТЬ НЕ БУДЕТ!
- …Так где, говоришь, твой дядя потерял свою двустволку? – прищурившись, спросил Дин.
***
Миссис Кейн и молодой человек в зеленой воинственной куртке пили чай. Ночь был теплой, а миссис Кейн с недавних пор чувствовала себя значительно лучше, так что они вновь сидели на веранде. При этом, несмотря тьму, окружавшую островок света, миссис Кейн все еще была в своих жутко дорогих темных очках.
И это, и само по себе ночное чаепитие на веранде было бы странным для прочих обитателей городка… если бы что-то не мешало тем их них, кто страдал бессонницей (включая тех. Кто страдал ей по служебной необходимости), обратить на это внимание.
- Уизли, - выплюнул молодой человек, - опять эти чертовы близнецы Уизли.
- Да, мальчики впечатляют. Вы знаете, как они сформулировали неформальный девиз своего факультета?
- «Слабоумие и Отвага»? Не удивляйтесь, Шарлин, то, что у меня есть веские основания ненавидеть весь Гриффиндор в целом, означает еще и то, что мне необходима вся информация о том, что там происходит. И… шутки Поттера все больше напоминают мне его отца. Даже несмотря на некую их… обоснованность.
- Мне жаль, сэр. Но я хотела бы обсудить с Вами еще один вопрос.
- Да, мадам?
- Дело в том, что последние книжки, которые читал мальчик, прежде чем завертелась вся эта история с мистером Добби и… тем, что так испугало несчастную Петунью, были…
- Библия и сборник греческих мифов? Простите, Шарлин, но я воспользовался моментом и поднялся наверх. На столике лежали эти две книги. Это ведь Вы подсказали ему?..
- Моя подруга. Она тоже получила неплохое классическое образование в юности. И смогла провести некие аналогии с ситуацией, в которой мы все оказались
- Вот как? Не могу ли я услышать Вашу оценку этой ситуации? Не обещаю, что смогу дать какие-либо комментарии, но...
- Нас, признаться, очень удивила та история, что произошла одиннадцать лет назад, во время этой вашей гражданской войны. Могущественный волшебник, лидер одной из фракций… Причем, как я могу понять – побеждающей фракции… Так вот, этот самый лидер – персона уровня Кромвеля, не меньше – не находит лучшего применения своему времени и своим силам, чем бросить все и отправиться лично убивать годовалого мальчика.
- Продолжайте, мадам.
- Логично сделать вывод, что этот мальчик внезапно становится критически важен для него и его планов. А поскольку никаких рациональных причин к этому быть не могло, остается рассмотреть иррациональные.
- Вы имеете в виду…
- Я имею в виду что-то вроде пророчества. Аналогичное пророчеству, полученному царем Иродом или Лаем, отцом Эдипа. То есть возможно, этому волшебнику было предсказано, что некий мальчик, под описание которого подпадает мистер Поттер и, возможно, мистер Лонгботтом – я сделала этот вывод из некоторых действий господина Директора – способен либо убить его, либо привести к его поражению каким-то иным способом.
- Я… не готов давать какие-то комментарии, мадам, - голос молодого человека был напряженным, - и предпочел бы пока оставить эту тему. Тем более что уже, знаете ли, довольно поздно.
- Понимаю Вас и, разумеется, не настаиваю. Спокойной ночи, мистер… Грубер.
- Спокойной ночи, мадам. Признаться, Вы снова смогли удивить меня. Боюсь, что в силу некоего предубеждения я недооценил… маггловское классическое образование.

Отредактировано SerBur (09-12-2018 13:26:56)

+11

488

О-о-о! "Pet Roll", надо же!  http://read.amahrov.ru/smile/shok.gif    http://read.amahrov.ru/smile/good.gif

0

489

SerBur -  а дальнейшие похождения фордика и К?  Нам же интересно! Канон-то почти все знают, а вот такой поворот -  Дин вместо Роннички, дозаправка фордика, это ж такой простор для фантазии!  http://read.amahrov.ru/smile/wink.gif    http://read.amahrov.ru/smile/girl_brainy.gif А ведь Дин еще про "дядюшкино ружжо" вспомнил, это жжж неспроста!  http://read.amahrov.ru/smile/whistle.gif

Отредактировано Cherdak13 (09-12-2018 19:33:47)

0

490

Cherdak13 написал(а):

дальнейшие похождения фордика и К?  Нам же интересно! Канон-то почти все знают, а вот такой поворот -  Дин вместо Роннички, дозаправка фордика, это ж такой простор для фантазии!  http://read.amahrov.ru/smile/wink.gif    http://read.amahrov.ru/smile/girl_brainy.gif А ведь Дин еще про "дядюшкино ружжо" вспомнил, это жжж неспроста!


Ну так да, для этого Дин и введен :-)
Двустволку действительно подарят Хагриду на Рождество, а вот дальше - посмотрим. Но в принипе можно догадаться об его оптимальном применении ;-)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Гарри Поттер и Три Пожилых Леди