Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Ох и трудная это забота из берлоги тащить бегемота. Книга 2, папка 2н


Ох и трудная это забота из берлоги тащить бегемота. Книга 2, папка 2н

Сообщений 31 страница 40 из 648

31

Прода

«В речи появились техницизмы, но это ни о чем не говорит, зато соответствует легенде об инженере, из которой, надо заметить, выбивается дорогое платье. Принадлежность фотографий сомнения не вызывает, несомненно охранка! – Ленин скрупулезно анализировал ответ. -  Между тем, предпочел ответить прямо, что явно указывает на желание поговорить. Вербовка? Вполне возможно. Методы полиции бывают разнообразны, и иногда приводят к обратным результатам, - от последней мысли Владимир Ильич почувствовал азарт, -  будем говорить!»
Откинувшись на спинку стула, Ленин дружелюбно окинул взглядом Федотова, а отложенная в сторону газета продемонстрировала готовность к разговору. И опять странность – не реагируя на символический язык жестов, посетитель интуитивно почувствовал готовность к общению. Такая неосведомленность удивляла.
- На представителя охранки вы мало похожи. Смею предположить, вам фото показывали во время... официальной беседы?
- Представитель охранки? Официальная беседа? – изумленно переспросил инженер, и тут же вспыхнул, - Владимир Ильич, да делать мне больше нечего, как бегать за вашими подпольщиками! Своих дел выше крыши, - посетитель почему-то чиркнул себе ладонью по горлу, - из меня охранник, как из балерины рогатый римский папа, блин.
«Разозлился, и считает себя правым, и мы этим воспользуемся. В конце речь стала стремительной, пересыпанной прибаутками. Даже, кажется, промелькнул мат.  Между тем беседа с жандармами не равнозначна обвинению. Эти господа сами назначают время и место для разговора. Зачастую добиваясь его силой. Но то, что разозлился - хорошо, значит, заинтересован в разговоре, - отметил про себя революционер, а вслух произнес:
- Борис Степанович, во лжи я вас не обвиняю и не подозреваю даже. Однако, первое мое любопытство вы удовлетворили.
- Извините, надо было сразу предъявить, - буркнул посетитель, и на стол легла тисненая золотой вязью визитка.
Взяв ее, Владимир Ильич вслух прочитал: Федотов Борис Степанович, директор товарищества «Русское Радио».
Отложив, внимательно посмотрел в глаза Федотову. Сложившийся план беседы ломался.
Кто перед ним? Провокатор, талантливый агент охранки или действительно директор успешного российского предприятия? Могла охранка решиться на такой подход к нему? Маловероятно, слишком ненадежно, но проверить стоило.
Успехи новоявленного товарищества с завидным постоянством дебатировались в европейской и российской прессах. Недавно ими была построена первая Североамериканская вещательная радиостанция, аналогичная вот-вот должна открыться в Париже. Не ускользнула от внимания Владимира Ильича и новинка печати – издаваемый РР научно-популярный журнал «Радиоэлектроника». Ильича заинтересовало сугубо техническое приложение журнала. В нем регулярно печатались работы за подписью российских и зарубежных ученых. Среди российских отметились господин Попов и профессор Московского университета Умов. Мелькала там и фамилия Федотов.
По информации из России эти «радисты» финансировали новоявленную социалистическую партию, но социалистическую ли? Слишком у них размытая программа. Финальным аккордом прозвучало предложение этих «социалистов» обсудить взаимодействие в Думе. Инициатором выступил лидер партии, Зверев Дмитрий Павлович, по слухам имеющий в РР свой пай.
«Зверев, Зверев», - произносил про себя Владимир Ильич, и тут вспомнил мелькнувшую недавно мысль, от которой сейчас напрягся и даже подался навстречу Федотову.
- Где то я читал, что ваше товарищество участвовало в строительстве Североамериканской радиостанции? - Ленин бросил вопросительный взгляд на переселенца.
- Ну да, мы ее строили и стали совладельцами, с оттенком гордости подтвердил гость.
- Даже так?! – Владимир Ильич был удивлен таким откровением. – И сколь вы вольны высказывать свои взгляды, м-м-м по радио? - немного споткнулся о новое словцо Ильич.
-  Вот вы о чем, - Федотов посмотрел на Ильича, с едва заметным скепсисом, - должен вас огорчить: в самой свободной стране мира пропагандисты социалистических идей долго не живут. Даже мы поостереглись говорить о социализме,  хотя, чего скрывать, очень хотелось.
- Вы себя относите к социалистам? – с сарказмом переспросил Ленин.
- Хм, а кто же мы, как не социалисты? От каждого по способностям, каждому по труду, строго по Марксу. Да будет вам известно, в нашем товариществе половина заработка работники распределяют между собой  сами, - начало фразы прозвучало шутейно, но в конце мелькнула заметная гордость.
На самом деле Федотов сейчас основательно привирал – такой подход практиковался только в коллективах разработчиков и далеко не всегда, но кто же откажется от похвалы себе любимому? Особенно если тебя невозможно проверить.
- И прибавочный продукт, вы себе присваиваете так же по Марксу! – тут же щелкнул по носу зазнавшегося «директора-социалиста» вождь мирового пролетариата.
- Нет, в точности по заветам товарища Энгельса, – нахально парировал переселенец, - и еще долго будем присваивать, ибо инерция общественного сознания имеет размерность смены поколений, а торопливость нужна при ловле блох. Кстати, Владимир Ильич! – было заметно, что в этот момент Федотов что-то вспомнил. - Если вас не затруднит, растолкуйте мне один казус из положения о пролетариате.
Просьба заинтересовала, хотелось понять, что могло в марксизме заинтересовать капиталиста. Именно капиталиста, ибо в его приверженность социалистическим идеалам Ленин не верил ни на грош, зато все больше считал шутом гороховым. Одновременно тема о проблемах марксизма была для Владимира Ильича болезненна – после поражения революции, марксистские социал-демократические партии стали делятся почкованием, стремясь пожрать друг друга в  жарких и непримиримых спорах. И этот туда же?
Но здесь не спор, сейчас от оппонента важно получить его позицию – Владимир Ильич вспомнил программу новых «социалистов» - противоречивый набор лозунгов, за которыми вкупе с деловой хваткой (а теперь он в этом не сомневался), угадывалась целенаправленность и готовность манипулировать общественным мнением ради достижения своих целей. Тем более непонятно, зачем им союз с его крылом социал-демократов?
Маскируя азарт, левая рука уцепилась за жилетку, а правая непроизвольно стала отстукивать пальцами по столешнице. Еще сильнее откинувшись на спинку стула и рассматривая Федотова чуть сверху, Ильич с ободряющей улыбкой произнес:
- Что ж, буду рад помочь вам в этой беде.
«Ага, в моей беде, это в твой беде, товарищ Ленин», - пробурчал про себя переселенец.
Здесь и сейчас рабочие Федотова приятно удивили. Образования мизер, зато мозги на месте, а их владельцы не развращены «гегемонизмом» по самые макаронины. Достаточно внятно поставить задачу и за дело можно не волноваться.
Борис с грустью вспомнил свое время и опытное производство при конструкторском бюро. Среди сотни рабочих только трое возвышались над «общепролетарским» уровнем. Не случайно все они вполне прилично содержали семьи в лихие девяностые, а Мишка Войнило даже открыл свою фирму.
Остальные оказались трухой. К двухтысячному половина подохла  от водки, четверть едва сводила концы с концами, и только последняя четверть подавала признаки жизни. Редкие уличные встречи тяготили. Всякий раз хотелось, задрав к небу глотку, во всю мощь рявкнуть: «Что же вы натворили, господа демократы, это же люди!». Одновременно в душе поднималась ярость: «А вы чем думали, пролетарии недоношенные? Разве вас не предупреждали?!»
Ярость помогала. Правда, ненадолго – после таких встреч, ночами преследовали взгляды, о которых говорят: «как у побитой собаки». Увы, всем помочь Федотов был не в силах.
Причина явления, в принципе, была понятна – из выпускников одиннадцатых классов, институт закончили все мало-мальски способные к обучению, а остальные шли в работяги. Отсюда росли ноги интеллектуальной стерилизации рабочего класса позднего СССР. Процесс закономерный и естественный. Неестественными становились лозунги о ведущей роли рабочего класса и опять хотелось рявкнуть: «Эй, вы, там, на полубаке! Совсем берега потеряли? Козлы трахнутые! Оглянитесь – нет такого класса! Был, да растаял, как айсберг в океане. Теперь вместо него люмпены с протухшими мозгами и алчными харями».
Естественно, процесс проходил не столь пессимистично. Производства, требующие рабочих с настоящим интеллектом, втягивали в себя толковых людей. Человеку, попавшему в такие бригады, становился понятен вывод классиков о гегемонии пролетариата, но тенденции не радовали.

Отредактировано Борис Каминский (09-11-2018 17:19:50)

+6

32

Борис Каминский написал(а):

Эти господа сами назначают время и место для разговора. Зачастую добиваясь его силой. Но то, что разозлился - хорошо, значит, заинтересован в разговоре, - отметил про себя подпольщик, а вслух произнес:

Озадачило: ну не в Швейцарии же он в подполье?
Революционер, эмигрант (политэмигрант, революционный эмигрант), лидер русских социал-демократов (большевиков) Ну как-то так

А прода - хорошо! :)

0

33

ЖуКХ написал(а):

Кстати как человек из нашего времени ГГ привык к тому, что в кино  и на пластинках Ленин разговаривает высоким тенором. Картавит при этом.

Как и любой чел, заставший СССР, Федотов речь ВИЛ больше помнит по фильмам, в которых речь вождя воспроизводилась почти идеально. На самом деле Ленин не столько картавит, сколько как бы каркает, а может это у него такая картавость.
Это мы слышим во время речей перед большой аудиторией, а в обычных разговорах карканье уходит и он говорит почти нормально.
Одним словом, о особенностях картавости я решил не распространяться. И без того натурализьмов выше крыши.

0

34

П. Макаров написал(а):

задачило: ну не в Швейцарии же он в подполье?

Дык, в данном контексте "подпольщик" есть имя нарицательное, но если Народу ближе революционер, то так тому и быть.

+1

35

Последняя часть диалога Ф-ВИ
Извините, что мало, но Федот рассвирепел, когда его так вежливо послали.
Концовку наверняка буду рихтовать, так что, если появятся пожелания, то с удовольствием ... .

- Владимир Ильич, чтобы не тратить время, я изложу только суть, - и, увидев согласие, продолжил, - сегодня процентное соотношение людей интеллектуально одаренных, середнячков и не способных к серьезному обучению, одинаково для всех слоев общества. Прошу заметить, под интеллектом в данном случае я подразумеваю только потенциальную способность к обучению, безотносительно фактических знаний.
Мысль о такой трактовке интеллекта вождя слегка удивила, но была принята к сведению.
- Одновременно, мы наблюдем, - продолжал Федотов, - как развитие машинного производства повсеместно стимулирует получение образования. Экстраполируя это явление в будущее, можно предположить, что все способные усвоить знания, перекочуют в инженеры и управленцы, а рабочий класс ждет интеллектуальная деградация и, как следствие, о его осмысленной борьбе за свободу можно будет забыть.
Тезис о забвении пролетариатом борьбы за свободу вызвал заметное недовольство, но опять был принят к сведению.
- Отсюда, товарищ Ленин,  мне представляются интересным рассмотреть два варианта развития событий, - «товарищ» вылетело привычной скороговоркой, но видимой реакции не вызвало. - Предположим, что через одно-два столетия, к власти придут сторонники коммунистической идеи, но на какие слои общества им опереться? На рабочих? По Марксу да, но их малочисленность и интеллектуальная нищета вызывают сомнение в весомости поддержки. На многомилионный инженерный корпус? Опять да, и опять массовой поддержки не получить – эти и так неплохо живут. Не следует сбрасывать со счетов и активную контрпропаганду со стороны капитала. Отсюда следует, что для серьезного изменения мирового уклада поддержки у наших левых не окажется.
Борис вновь оценил состояния клиента: «Хм, улыбается, по-ленински, значит придушит».
- Теперь рассмотрим вариант взятия власти в недалеком будущем, когда рабочий класс уже мощная сила, но еще не потерян интеллект. В этом случае со стороны рабочих мы получим ожидаемую поддержку, но через два-три поколения, внизу останется все то же шлам, а умницы пополнят армию инженеров, вечно скулящих интеллектуалов и прочей шушеры, отнюдь не поддерживающей идеи социальной справедливости. На мой взгляд, при таком развитии событий реставрация капитализма неизбежна.
«В принципе, главное сказано, и услышано», - облегченно вздохнул Федотов, - осталась концовка». 
- Обвинять товарища Энгельса в намеренном нежелании учесть указанный процесс, не продуктивно. Но если я в своих выводах прав, то теория требует коррекции, в противном случае реализации коммунизма нам не видеть, как дохлому ослу морковки.
Чем дольше Владимир Ильич слушал, тем больше наклонялся к посетителю. Ему было по-настоящему интересно. Поднятая тема была не нова, но дефиниции и аргументация заметно отличались от общепринятых. Собеседник был очевидным сторонником философии Аристотеля. Понятийный аппарат несомненно марксистский, но приспособленный «под себя» и далеко выходящий за рамки Маркса. Напрочь исчез шутовской тон, а свежестью и бессистемностью суждений Федотов напоминал сейчас Бакунина, но думал совершенно иначе.
Речь стала четкой, компактной, а слово товарищ вылетало, как если бы его произносил кто-то из близкого круга. И непривычная манера держаться - во всем сквозила несвойственная русским раскованность, которую он поначалу принял за американизм и шутовство.
«Странно, он явно опирается на Аристотеля, но почему отсутствуют ссылки на великого грека или на его противников из мыслителей Нового Времени. Такое впечатление, что он этого просто не знает или пользуется суждениями никому не известных философов. Говорить об этом мы пока не будем, зато проверим реакцию. Ох, чтобы с ним сейчас сделали наши марксисты-начетчики!?" – развесился Владимир Ильич.
- Интересная концепция. В первую очередь тем, что вы рассматриваете классы в динамике, обосновывая ее техническим прогрессом. Абсолютно с Вами согласен! – говоря о согласии, вождь хитро улыбнулся. - Однако, вы забываете и тот факт, что с этим прогрессом на пролетариат давит и требование качественного интеллектуального роста. Вы промышленник. Ответьте мне, отличается ли рабочий на технологическом производстве от разнорабочего? Явственно! Уже сейчас квалифицированный рабочий не уступает зачастую заводчику, и тем более помещику, в знаниях. И хотя часть из таких рабочих переходит в управление, становясь пособниками эксплуататоров, большая часть остается пролетариями. Больше того, сама природа капиталистических отношений требует от исполнителей все меньшей привязанности к имуществу, все больше расслаивает общество на имущих и эксплуатируемых наемных рабочих, не имеющих ни кола ни двора. Посмотрите на инженеров. Значительная доля их уже сейчас имеет лишь движимое имущество, довольствуясь съемными квартирами. В то время, как в 80- годы прошлого века любой имел свое жилье, а часто и оборотный капитал. И получается, что технический специалист все более приближается в своем состоянии к пролетариату, смыкается с ним. Да, не везде. Но в динамике это именно так. Таким образом, интеллектуальный уровень пролетариата будет расти вместе с техническим прогрессом. - Ленин завершил фразу тычком указательного пальца в сторону Федотова, но тут же продолжил:
- Меня вот что заинтересовало. Когда вы говорили про скорое взятие власти рабочими и через несколько поколений откат к капитализму.. , - он отвел взгляд, - скажите, насколько вы знакомы с теоретической дискуссией в кругах социал-демократов?
Федотов вслушивался в знакомую по хроникам, слегка картавую и логичную речь. Подмечал штришки не самого большого достатка. Тщательно вычищенный, но не первой свежести сюртук. Аккуратно повязанный галстук и идеально выглаженная рубашка, которую пора было бы поменять на новую.
Во всем сквозил не свойственный русской душе педантизм и бережливость. Странно было видеть перед собой еще совсем не старого «дедушку Ленина» и сравнивать его с выступающим на митингах человеком в зимнем пальто с неизменной кепкой в руке. Сегодня он на десять лет младше Федотова. Вместо привычной ленинской бородки тщательно выбритый подбородок и аккуратные усики. Вместо кепи на вешалке висит котелок.
А вот сказанное не радовало. Размышляя, Федотов отпил глоточек кофе. Сморщился – напиток давно остыл. Дал знак принести новую чашку.
Несколько минут назад перед ним сидел задумавшийся Ильич, теперь пришел его черед.
Вместо по-ленински яростной атаки, Федотов получил легкую похвалу, сменившуюся невнятным опровержением. Почему невнятным? Потому, что переселенец говорил о состоянии интеллекта рабочего класса в будущем, а Владимир Ильич, заговорил о причинах, толкающих рабочего к знаниям здесь и сейчас. Не понимает? В такое Федотов не верил, значит, его попросту послали в эротическое путешествие.
Бредовая мысль о «переводе» инженерных кадров в категорию пролетариев явно из того же путешествия, зато догмат о пособниках прозвучал вполне отчетливо.
«Пособников, блин, нашел. А подумать, что десятники здесь и мастера участков в моем времени одни и те же люди, вам слабо, товарищ Ильич? А еще пальчиком сделали. Ты бы еще средний палец показал, точно бы в ухо схлопотал», – ярился про себя Федотов.
Одновременно до него, наконец-то, стало доходить, что вопрос о пролетариате оказался совсем не частным, как ему изначально показалось, но ставящий под сомнение саму идею основного противоречия между рабочим классом и буржуазией. Получалось, что он замахнулся на святая святых марксизма и теперь оставалось только материться: «И нахрена я задал такой вопрос?!»
Федотов рассеянно помешал кофе: «А разве марксисты не обмусоливали эту тему? Наверняка, и не по одному кругу. Это у них называется дискуссия, но священную корову так и не тронули. Догматики хреновы».
Вспомнилось, как на похожую мысль высказался его давнишний приятель: «Марксисты знали о такой опасности, но корову сперва нужно купить, а потом думать, что делать с ещё не родившимся теленком».
Получалось, что сейчас его развели, как последнего лоха на привозе. «Ну, силен, зараза! – по достоинству оценил вождя мирового пролетариата человек из «светлого» завтра. - Но за базар придется ответить. И что в этом самое главное? Правильно! Не дать клиенту опомнится, но продолжать треп мы не будем, и нехрен так загадочно улыбаться, и пальчики показывать», - таково было решение оскорбленного переселенца.
- Владимир Ильич, не хотите новый анекдот про Ленина?  - Федотов отзеркалил улыбку, и тут же продолжил:
- Представьте себе московский дворик. Играя в мяч, дети разбили товарищу Ленину окно. Виновник стучится в дверь и на пороге тот час появляется Ильич:
- Мальчик это твой мяч?
- Ой, это я случайно, дедушка Ленин.
- Ничего страшного,  но постарайся в окна больше не попадать, - улыбаясь ленинской улыбкой вождь мирового пролетариата вернул сорванцу мяч.
- А ведь мог и бритвой по глазам! - рявкнул в конце переселенец, едва не показав Ленину жест из своего времени.
- До встречи, Владимир Ильич, - резко вскочивший Федотов дружески приложил немного ошарашенного Ильича по плечу, - а о концепциях Роулза и Валенштайна перетрем позже. Если доживем, конечно.
Не оглядываясь, Федотов сбежал на тротуар и так же беззаботно порысил вниз к реке. Сегодня был воистину замечательный день! С Бориса наконец-то спал муар пропаганды. Он давно понимал, что Ленин здесь и сейчас, совсем не тот Ильич, что сложился в его сознании. Понимать, то понимал, но окончательный перелом произошел только сейчас и это радовало.
Ленин оказался Лениным. В чем-то близким к привычному образу, но, по сути, совсем другим. Главное, теперь он стал просто человеком, а иметь с ним дело или объезжать на кривой козе, отныне вопрос тактики. А еще Федотов порадовался, что Зверев так и не окончил очередной «пасквиль» под названием: «Что думает Железный Дровосек о русской революционной интеллигенции». Теперь Федотову было, что добавить об этой братии.
А еще Федотова занимала пакостная мыслишка: «Как долго Ленин будет искать не родившихся еще Роулза с Валенштайном».

+3

36

Борис Каминский написал(а):

Последняя часть диалога Ф-ВИ
Извините, что мало, но Федот рассвирепел, когда его так вежливо послали.
Концовку наверняка буду рихтовать, так что, если появятся пожелания, то с удовольствием ... .

ИМХО, все вроде нормально более-менее (Ну насколько с моей диванной кочки)
Но с чего бы Федотову взъяряться - не совсем понятно: свою ошибку он определил вполне хладнокровно (хотя и раньше бы должен был понимать разницу между "тогда" и "после", но это можно списать на чисто сюжетную необходимость), а вот анекдот про Ленина повисает в воздухе, во всех смыслах

0

37

П. Макаров написал(а):

Но с чего бы Федотову взъяряться - не совсем понятно:

Дык, вроде бы обосновано. Федот ему одно, супротивник, которого он психологически воспринимает, как своего, изящно так с ленинским прищуром полощет мозги о другом.
Причем Федот понимает, что полощет нагло, прекрасно зная что делает. И на хрена Федоту такой дискурс? Непонятно, как в ухо не засветил.
А то, что он по ходу допетрил, что вопрос гораздо серьезней, разве это отменяет наглость оппонента?
Расспросите коллегу Прибылова он вам о вожде такое расскажет... .
Впрочем, вы же понимаете, что эта тема как-то там продолжится. В одной главе, в одном диалоге,  вываливать на читателя все собранное о Ильиче ... бр-р-р! Это, дружище П.Макаров, преступление перед народом! За это могут и линчевать.
Но по манеху разбросаю, в одном месте, то в другом. Там, смотришь, и анекдот всплывет.
ПС, что касается "должон понимать", так никому он не должон. К коммунистам Федот с самого начала относится  с пиететом, а тут такая встреча - невольно варежку раскроешь. Другое дело, если иметь к вождю дулю в кармане, но чего нема, того нема.
Кстати, и никакой сюжетной необходимости не было. Я все описал, как если бы встрял лично.
И еще раз кстати - висит анекдот, и сцена зависла, но писать, как ВИ смотрит вслед Федоту... чую, это не есть правильно, а вот как?    :'(

Отредактировано Борис Каминский (09-11-2018 18:57:19)

0

38

Борис Каминский написал(а):
П. Макаров написал(а):

Но с чего бы Федотову взъяряться - не совсем понятно:

Дык, вроде бы обосновано. Федот ему одно, супротивник, которого он психологически воспринимает, как своего, изящно так с ленинским прищуром полощет мозги о другом.
Причем Федот понимает, что полощет нагло, прекрасно зная что делает. И на хрена Федоту такой дискурс? Непонятно, как в ухо не засветил.
А то, что он по ходу допетрил, что вопрос гораздо серьезней, разве это отменяет наглость оппонента?
Расспросите коллегу Прибылова он вам о вожде такое расскажет... .
Впрочем, вы же понимаете, что эта тема как-то там продолжится. В одной главе, в одном диалоге,  вываливать на читателя все собранное о Ильиче ... бр-р-р! Это, дружище П.Макаров, преступление перед народом! За это могут и линчевать.
Но по манеху разбросаю, в одном месте, то в другом. Там, смотришь, и анекдот всплывет.
ПС, что касается "должон понимать", так никому он не должон. К коммунистам Федот с самого начала относится  с пиететом, а тут такая встреча - невольно варежку раскроешь. Другое дело, если иметь к вождю дулю в кармане, но чего нема, того нема.
Кстати, и никакой сюжетной необходимости не было. Я все описал, как если бы встрял лично.
И еще раз кстати - висит анекдот, и сцена зависла, но писать, как ВИ смотрит вслед Федоту... чую, это не есть правильно, а вот как?    :'(

Отредактировано Борис Каминский (Сегодня 20:57:19)

Да я понимаю, что вариант не окончательный
Просто для Ленина этот анекдот не имеет никакого смысла (Реакция: "Что это было?")
А Федотов раз уж понял, что вопрос серьезней, чем он думал - так чего взвиваться?
Впрочем, я не настаиваю - просто обратило на себя внимание

+1

39

А мне анекдот понравился. :cool:
Но не сам по себе, а решение автора внести полный разрыв шаблона у В.И.Ленина. Да и психуем мы все по-разному. В данном случае Ленин настроился на дискуссию, которую собирался вести - а он действительно мастер! - в своих целях, а тут полный облом. И самое главное - непонятный! Кто кого искал? Зачем? Почему так?
Но соглашусь с коллегой П. Макаров - анекдот для ВИЛ является чем-то неадекватным. Во-первых, про самого Ленина, да ещё "дедушка Ленин" - тут можно ему поискать намёк. Но во-вторых, сама обыденность перехода на уголовный жаргон (бритвой по глазам). РЕЗКО! Где и кто должен смеяться в анекдоте?
Без дальнейшей проды не разобраться.  http://read.amahrov.ru/smile/toper.gif

Отредактировано ВинепегНави (14-11-2018 15:56:30)

0

40

П. Макаров написал(а):

Просто для Ленина этот анекдот не имеет никакого смысла (Реакция: "Что это было?")
А Федотов раз уж понял, что вопрос серьезней, чем он думал - так чего взвиваться?

Полностью согласен.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Ох и трудная это забота из берлоги тащить бегемота. Книга 2, папка 2н