Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Ох и трудная это забота из берлоги тащить бегемота. Книга 2, папка 2н


Ох и трудная это забота из берлоги тащить бегемота. Книга 2, папка 2н

Сообщений 391 страница 400 из 651

391

Чем ближе час "Ч", тем больше политики и бомбов у революционных матросов у наших героев, но по другому и быть не может.
Возможно выложил бы раньше, но тыркать пальцами одной руки в клаву, занятие донельзя муторное, но так надо - под гипсом зреют бриллианты.
Таков итог очередного путешествия.

Глава 23. Политика и дела технические.
Декабрь 1912г. – февраль 1913г.

Сегодня Таврический дворец заполнен до отказа. С хоров торжественно звучит «Боже царя храни». Все стоят. Еще бы, пятнадцатого ноября 1912 года происходит открытие IV Государственной Думы!
В зале все 442 депутатов. На галерке репортеры. В правительственной ложе председатель совета министров – Владимир Николаевич Коковцев. Совсем скоро он огласит волю Императора. После чего Думу напутствует старейший депутат нового созыва и председатель прежнего. Они сейчас в президиуме.
Потом пройдут выборы председателя и на этом повестка первого заседания, будет исчерпана.
Будущий председатель известен, это октябрист Владимир Михайлович Родзянко. Он руководил прежней думой и никому особо не насолил. Фигура несамостоятельная, но всех устраивающая. Про него часто говорят: «Вскипел Бульон, потек во храм». За зычный голос его дразнят «барабан», а за грузную фигуру "самовар". Родзянко поддержат трудовики и кадеты с октябристами. Этого достаточно. Настоящий лидер у октябристов Гучков, но он предпочитает оставаться в тени.
Бодаться с Владимиром Михайловичем не сложно, его легко спровоцировать на опрометчивые высказывания, а в сложной обстановке он теряется. Последние годы Самотаев частенько замечал - при анализе он пользуется терминологией Зверева. Аналогично используются зверевские прибаутки.
Основная рубка за влияние в Думе начнется позже. Надо будет выбрать двоих товарищей председателя, секретаря и пятерых его товарищей. От этой «восьмерки» во главе с председателем будет зависеть очень многое.
Новые социалисты получили двадцать семь мест. Оглушительный успех, но  Зверев выразился кратко: «перебор» и прикупать «независимых» не стал. Если припечет, приплатим «сочувствующим» движению СПНР, а таковые уже наметились. Командир сейчас рядом с Самотаевым.
С памятного полета, когда военлета сбили под Азаршахардом, прошло чуть больше года. За это время, Михаил умудрился получить вторую награду, демобилизоваться и поучаствовать в гонке за место в Госдуме. С этой осени он посещает высшие курсы управленцев.
Герой-авиатор из народа, лично уничтоживший банду коварных кочевников – таков был ореол, созданный стараниями прессы. Грех было не использовать эту карту в поддержку своей партии. Последние полгода Самотаев мотался от Санкт-Петербурга до Ставрополя, и от Нижнего до Киева. И не просто мотался с выступлениями, а еще и летал над городами, сбрасывая листовки в поддержку того или иного кандидата от СПНР. Все это сопровождалось бесплатным прокатом фильмов, выступлениями казачьего хора и множеством встреч с полезными, но чаще бесполезными людьми.
Итог того стоил. Казачество отдало СПНР десять голосов – в новой партии юг России усмотрел заявку на твердую власть. Городской интеллигенции хлебом не корми, дай порассусоливать о социальных лифтах, мол, мы такие талантливые, а нас не замечают, зато теперь… . Кроме представителей богатого сословия, в Думу от СПНР прошло пятеро рабочих. Новые социалисты тут же с гордостью заявили: «Наша партия демонстрирует реальное единение капитала и трудящихся».
«Ага, скрестили ежа и ужа», - иллюзий по поводу такого «единения» Михаил не питал, но Командир сказал: «Надо терпеть, а примерно к пятнадцатому году готовься взять лидерство партии».
По ходу предвыборной компании перед Самотаевым разворачивалась феерическая картина борьбы за влияние в Думе.
На правом фланге, как и положено правые, националисты и центристы, по крайней мере, так себя называет часть правых. Здесь представители богатейших фамилий, искренне верующие в монархию и прикормленные правительством. Последние всегда проголосуют за любое предложение власти.
Левее расселись, точнее, стоя слушают гимн октябристы. Это умеренно правая партия крупных землевладельцев, предпринимательских кругов и чиновников. Даже странно, как Зверев с Федотовым исхитрились переманить от них несколько денежных мешков во главе с Коноваловым.
Впрочем, почему исхитрились, просто в позиции новых социалистов промышленный капитал увидел свою выгоду. Лозунг: «Только трудолюбие должно стать мерилом успеха», оказался одинаково привлекателен и капиталисту, и рабочему. Последнему были обещаны пенсии, защита от произвола, нормальный рабочий день и множество других преференций. При этом Дмитрий Павлович не скрывал, что с приходом к власти придется прижать рантье, и вообще, деньги должны работать на Россию, а не проматываться за зеленым сукном в Ницце. Промышленники поскрипели, но согласились. Значит, не такие они пропащие. Что характерно, интерес к СПНР проявили не только октябристы, но кое-кто из правых. В целом же программа новой партии оказалась привлекательной и нашим, и вашим.
Левее октябристов польское коло с мусульманами и белорусами. Следом СПНР, а еще левее кадеты, после которых трудовики с прогрессистами. На левом фланге социал-демократы. У них всего пятнадцать мест.
Как это ни странно, но занятие политикой Михаила увлекло. Был в этом деле и азарт, и риск. Словестная эквилибристика с оппонентами постепенно оттачивала аргументы в пользу идей СПНР, и в какой-то момент он почувствовал их своими. Более того, единственно верными.
Слушая сейчас гимн империи, Михаил мысленно благодарил Командира, за ушат холодной воды: «Миха, не забывай, что ни одна партийная платформа не принесла людям счастья. Все это, не более чем полуфабрикаты. Одни получают преференции, другие тачку дерьма и по другому не бывает. Всегда помни – если нам удастся подтолкнуть развитие России, то пройдет всего двадцать-тридцать лет и идеи СПНР будут преданы проклятью, а ее носители анафеме. Так устроен человек и с этим ничего не поделаешь. Более того, если бы в людях не было этого механизма, то мы так бы и сидели макаками на деревьях».
Анализируя тот разговор, Самотаев понял - Зверев внимательно следил за его состоянием и вовремя вмешался.
В конечном итоге все это помогло увидеть рациональное в платформах каждой фракции государственной Думы, а увидев рацио, тут же найти их слабые стороны, что чертовски помогло в аргументации своей позиции. Одновременно с этим стало приходить понимание опасности идей СПНР, тех самых о которых его предупреждал Командир. Особенно следовало опасаться фанатиков, принимающих любые броские идеи за абсолютную истину.
Получалось, что раскочегарив Россию, надо будет вовремя сменить знамена, и сделать это с минимальными потерями для страны. А еще Михаил наконец-то осознал, что только такой и должна быть политика, и кто этого не понимает, тот рискуют попасть под раздачу.

Отредактировано Борис Каминский (07-07-2019 14:52:45)

+9

392

Угу, судя по гробовому молчанию, претензий нет.
Тогда прода.

Получалось, что раскочегарив Россию, надо будет вовремя сменить знамена, и сделать это с минимальными потерями для станы. А еще Михаил наконец-то осознал, что только такой и должна быть политика, и кто этого не понимает, тот рискуют попасть под раздачу.
***
- И все же, уважаемый Борис Степанович, мне непонятна ваша уверенность по спросу на алюминий.
- Три года тому назад вы сомневались в эффективности кислородного конвертера, а сегодня нашу сталь покупает вся Европа, - напоминать, что по прошлому году их товарищество принесло около двух миллионов прибыли, - Федотов не стал.
- Не лукавьте. В умении убеждать покупателя я вам дам сто очков вперед, – с укоризной посмотрев на компаньона, Второв дал понять, что подменой понятий его с толку не сбить. - Спрос на такие стали был известен, а сомнения касались только эффективности кислородного конвертера.
- Вас не убеждают эти графики? – Федотов указкой показал на кривые спроса на алюминий для авиации.
- Нет, не убеждают. К пятнадцатому-шестнадцатому годам мои инженеры прогнозируют максимум пятикратный спрос, и это с учетом продаж в Европу, вы же прогнозируете минимум десятикратный только по России. Чем можно объяснить такие расхождения?
Разговор с самым успешным предпринимателем России, длился уже второй час.
На Федотова Второв вышел вскоре после образования совместного с Коноваловым товарищества Электросталь. Это произошло три года тому назад. Не потянув расходы на второе совместное предприятие по производству сталей  методом кислородного дутья, Коновалов предложил вместо себя Второва.
Федотов не возражал. Родственник Александра Ивановича по линии жены слыл жестким предпринимателем и дотошным человеком, что не мешало ему быть авантюристом. Не случайно его называли «русским Морганом».
Широкоплечий, с крупными чертами лица, с коротким ежиком тронутых сединой волос и большими карими глазами, Второв относился к тому редкому типу людей, которые распространяли вокруг себя ауру уверенности. Таким хотелось безоглядно доверять и точно так же таким не хотелось лукавить, тем более обманывать.
По формальному признаку Николай Александрович, относился ко второму поколению купцов, но не обремененный серьезным гуманитарным образованием, зато с малолетства познавший, каково это с утра и до вечера стоять за прилавком, он до совершенства довел торгашеские навыки. При этом, став во главе торгово-промышленной империи, штрафами не увлекался и умел прислушиваться к мнению специалистов.
Впервые столкнувшись с Второвым, Федотов ощутил себя едва ли не пигмеем. Заметил это и Второв, поэтому, просчитав скорость окупаемости,  согласился внести свою долю, но лишь на условии владения половиной предприятия, плюс одной акцией.
В затраты Николая Александровича входила стоимость уникальной для этого времени установки для получения кислорода в промышленных масштабах. Отказываться смысла не было, но Федотов поставил условие -  заводы переселенцев десять лет снабжается в приоритетном порядке, естественно с ограничением цены, а еще он оговорил право вето на продажу лицензий. Облегчать жизнь немецким металлургам Федотов не спешил.
Торг был жесткий. Второв играл на недостатке у переселенцев средств. Федотов возражал, дескать, вы сами вычислили срок окупаемости и нам ни чего не стоит взять деньги у французов или немцев.
- Тогда вы солидно переплатите, - давил Второв, принципиально не бравший кредит у иностранных банков.
- Зато потом вся прибыль будет наша,  - возражал Федотов.
- Или потеряете все до копейки.
- И потому вы рискнули взять полный контроль над предприятием? Придумайте что-нибудь убедительнее.
- Борис Степанович, ваше право вето при продаже лицензий не лезет ни в какие ворота, – акула бизнеса превосходно изображала искреннюю обиду, - я оплачиваю почти три четверти предприятия, а вы мало того, что имеете половину дивидендов, так еще владеете правом запрета на продажу метода.
«Ага, так я тебе и поверил, а ведь ты еще не знаешь, сколько мы отхватим сопутствующих патентов. Взять только спектрографы для экспресс анализа», -  злорадствовал про себя, избавившийся от комплекса неполноценности переселенец.
- Не три четверти, а только две трети, плюс вы продаете металл себестоимостью на четверть ниже мартеновского и владеете уникальной установкой получения кислорода.
Деваться Второву было некуда, и через два года конвертер стал стабильно давать качественную сталь. Лучше сплавы получались только в электропечах, но там и стоимость была заметно выше. Но и здесь наметилась выгода, ведь  малые конверторы стояли непосредственно перед электропечами, подавая в них жидкий металл, тем самым обеспечивая дополнительную экономию электроэнергии.
В преддверии войны остро встал вопрос с алюминием. Покупать его в Европе будет проблематично, а в Северной Америке дорого. Строить низконапорную ГЭС на Волхове? Слишком дорого, хотя глинозем под боком.
Минимальные затраты получались при строительстве ГЭС и алюминиевого комбината на Вуоксе в районе финского поселка Яасаки.
С этим предложением Федотов обратился к Второву и … нарвался.
Аргументировать скорым началом войны было глупо. В том, что она начнется, ни у кого сомнений не возникало, но после двух последних балканских войн, считалось, что основные противоречия были сняты и в ближайшее время войны не случится. Пришлось выкручиваться.
- Можно? – Федотов протянул руку к аналитической записке.
Второв не возражал. Пробежав глазами текст, Борис мимоходом отметил качество документа:
«Ничего лишнего, а все расчеты в приложениях. По росту потребления алюминия пятое, и что в нем? Ага, здесь указана потребность металла на условный авиадвигатель с коэффициентом полтора. Надо полагать, так расчетчик учел неопределенность. Толково. В принципе, подход правильный, но автор аналитики явно не в курсе цельнометаллических конструкций. Вот на этом мы и будем играть.
Разгонять прогресс, конечно, не есть хор, но кто сказал, что аборигены тут же кинутся строить цельнометаллические машины? Расчеты однозначно показывают – алюминий нужен при скоростях выше двухсот-трехсот километров в час. Внимание обратят, к гадалке не ходи, а мы им подыграем, дескать, русские малость спятили и круто проиграли в стоимости».
В принципе, на Второве свет клином не сошелся, но Федотова подкупала позиция самого богатого человека империи: «Никогда не брать денег у банков с иностранным капиталом».
Что это, как не сходство с программным положением СПНР? Тем паче, что до Зверева дошли сигналы об интересе Николая Александровича к этой партии.
Федотов с тоской прикинул, сколько средств уходит на химкомбинат, металлорежущие станки, и на многое другое, что всерьез начнет давать отдачу к  началу пятнадцатого года.
«Если Второв откажется, не помрем. Обратимся к тому же Абамелек-Лазареву, к братанам Поляковым или Рябушинским. Последние давно подают сигналы, но сперва поборемся».
- Прилетели мягко сели, высылайте запчастЯ, фюзеляж и плоскостЯ, - нараспев продекламировал Федотов и тут же вопросом пояснил, – неужели ваш аналитик не слышал поговорок авиаторов?
- Вы хотите сказать? – от неожиданности Второв на мгновенье замялся.
- Именно! – в паузу тут же втиснулся Федотов, - будущее за цельнометаллическими аэропланами, - и, глянув на скептическую мину на лице Второва, решительно продолжил, - вот что, уважаемый Николай Александрович, полагаю, без обоснований нам не обойтись, поэтому прошу ко мне в конструкторское бюро – Борис решительно повел госта на другой край завода.
За последние годы предприятие Меллера заметно разрослось и моторостроительный завод, точнее завод АРМ давно перебрался под собственную крышу. В нем доля Меллера всего десять процентов. Зато совместное авиационное КБ по-прежнему располагалось на Дуксе.
Автозавод оставался под пятой «тевтона», хотя и не на все сто процентов – часть акций Дукса перекупили переселенцы. Авиазавод, точнее цех завода Дукс, находился в стадии выделение в самостоятельное предприятие с солидной долей переселенцев.
Отказываться от сотрудничества с немцем Федотов не собирался, хотя поначалу споры каким быть российскому самолету булькали не слабо.
В Меллере гармонично совмещались изобретатель-конструктор и технолог. Первого тянуло придумывать новое, второго пустить конструкцию в серию. Не случайно его велосипеды, а позже авто уверенно теснили на рынке конкурентов. Но и на старуху бывает проруха, и Меллеру втемяшилось в голову пустить в серию лицензионный Фарман IV. Федотов был категорически против – лягушатников на помойку, только свой самолет.
В какой-то момент пришлось употребить силу, пригрозив разрывом деловых отношений. Благо, что к этому времени моторы АРМ стали  стабильно демонстрировать неплохие параметры, да что там неплохие, по меркам этого мира просто отличные. Пусть французы покупают российскую продукцию. При этом самое сладкое придерживалось под прилавком, ибо неча гнать прогресс у конкурентов.
Чуть позже пришлось бодаться с заскоками Меллера-конструктора. Впрочем, а как могло быть иначе, коль скоро этот человек нес в себе весь опыт и мать ошибок трудных начала ХХ века.
Как бы там ни было, но и с этой напастью справились, В небо уверенно взлетел сначала Миг-1, а сейчас парит Миг-2. Именно, что парит. Скорость максимум сто десять, зато по сравнению с бипланом Миг-1 дальность существенно выросла. Это первый моноплан с верхним расположением крыла и управляемыми закрылками. Основной девиз компании: «Наши аэропланы не падают», заставил конструкторов изрядно попотеть, зато  статистика уверенно показала – обещание выполняется. Особенно удачен Миг-2, прощающий многое ошибки пилотирования.
Следующая модель на подходе. Как и предшественники, по основному назначению, это сугубо разведывательная машина, ибо не стоит провоцировать сторонников стреляющей авиации. Компоновка повторяет таковую от Миг-2, но полная механизация крыла в сумме с глубокой амортизацией шасси, позволят этой птичке взлетать и садиться на любой мало-мальски выровненной поляне. Двигатель в двести лошадок должен обеспечить скорость до ста пятидесяти километров в час, что по сегодняшним временам солидно. Полное остекление трехместной кабины, дает  прекрасный обзор и комфорт, а прозрачный и гибкий полиметилметакрилат уже вовсю производится на родном химкомбинате. 
Характеристики этой машины, на сколько помнил Федотов, ближе всего к таковым  у германского  Шторьха средины тридцатых годов.
Имя «Миг» решено было присваивать всеми машинами, спроектированным в КБ, основателем которого был русский немец  Меллер Юлий Александрович. В полной аббревиатуре после номера модели шифровалась фамилия главного конструктора.
О предстоящей войне не забывалась и работы над скоростными истребителями велись с темпом, позволяющим чуть-чуть опережать  противника. Эти сведения не афишировались, но сильно не закрывались. Фактически же проектировались две хорошо вооруженные модели скоростных истребителей. Первым должен был взлететь биплан, следом моноплан.
На этот раз второй пилот только в учебной варианте и никакой самодеятельности с вооружением этих пташек. Кстати, второй и третий миги имеют штатные места под установку авиационных пулеметов, а сами пулеметы проходят стадию приемки.
Макеты продуваются в аэродинамической трубе в имении Дмитрия Павловича Рябушинского, где тот на свои средства создал полноценный Аэродинамический институт. Удивительно толковый инженер, скорее даже ученый, напрочь отказавшийся заниматься семейным бизнесом.
Там же проверяется прочность сочленения корпус-крыло. Испытатели удивляются: «Зачем такой запас прочности?» - не знать о перегрузках на машинах этого класса людям несведущим простительно.
Аналогично с будущими бомберами. Только три самых доверенных конструктора знают, что они делает не супер-пупер модерновый транспортный  моноплан с полностью остекленной носовой частью, а самолетик для сброса особо-ценных подарков с горизонтального полета. Они же раздают задания на проектирование узлов будущего пикировщика. 
Тяжелые машины только монопланы, ибо о бипланах этого класса, исключая  первые машины Сикорского, никто из переселенцев не помнил. По-видимому не прижились.
Кроме аэропланов Дукса, из отечественных машин российское небо бороздят машины Шидловского, Григоровича и Геккеля. Последней и самой большой сенсацией стал первый в мире супербомбовоз системы Сикорского, который вот-вот должен взмыть в пасмурное Балтийское небо. Или в голубое, если подфартит с погодой, но это вряд ли. Четырехмоторный гигант с размахом крыльев в двадцать семь метров поражал воображение обывателя, а Федотова свой  кабиной по типу трамвайного вагона. Не хватало только латунного логотипа: «Русско-Балтiйский вагонный заводЪ, трамвайный отдел».
Поначалу завод купил германские «Аргусы», но недавно заменил их на сто двадцати сильные от Миг-2. Федотов не препятствовал. Более того, он оказался одним из немногих, поддержавших Сикорского на Втором всероссийском воздухоплавательном съезде 1912-го года, проходившем под патронажем Жуковского. Сомневающихся было более чем достаточно, добрая половина критиков утверждала, дескать, «трамваи» по воздуху не перемещаются, ибо там нет рельсового пути.
Шутники, блин. И казалось бы, какое им дело? Сами ни хрена не строят, только пописывают о том, в чем мало разбираются, так еще злобно тявкают, как только почувствуют мало-мальски очевидную новизну. Ох уж эта российская традиция обязательно обосрать отступившего от канона. Особенно, если тот иностранный.
Зато после выступления Федотова, посоветовавшего критикам обратить внимание на зависимость тяговооруженности от размеров летательного  аппарата, и на этом основании делать прогнозы, а не трындеть бабами на базаре, Игорь долго тряс руку единомышленнику.
Меллер неодобрительно морщился, но Федотов был непреклонен – успехи  конкурента надо признавать. При этом ни Сикорского, ни Шидловского с Григоровичем приглашать в свое КБ не спешил, а Звереву разъяснил: без конкуренции российской авиации придет или амбец, или капец. К тому же трем медведям в одной берлоге …  ну, типа, одной бабы им не хватит, а если теток несколько, то это уже будет публичный дом и никакой романтики. А вот Якова Модестовича Гаккеля привлек. Он один и троицы, занятых в разработке бомберов.

Отредактировано Борис Каминский (07-07-2019 16:36:29)

+8

393

Борис Каминский написал(а):

- И все же, уважаемый Борис Степанович, мне непонятна ваша уверенность по спросу на алюминий.
- Три года тому назад вы сомневались в эффективности кислородного конвертера, а сегодня нашу сталь покупает вся Европа, - напоминать, что по прошлому году их товарищество принесло около двух миллионов прибыли, - Федотов не стал.


В качестве шутки можно сослаться на предвидения Чернышевского.

+1

394

"Провидимому не прижились."- по видимому." по Федотов был непреклонен " - но Федотов был непреклонен.   А тяжёлые бипланы строили все участники  ПМВ, немцы на таких Лондон бомбили, монопланы как раз пошли после, хотя попаданцы действительно могли этого и не знать.

Отредактировано ДВГ79 (07-07-2019 11:33:40)

+1

395

Борис Каминский написал(а):

Угу, судя по гробовому молчанию, претензий нет.

Претензий нет :)
Но есть некоторое непонимание.
Вот это вот:

Борис Каминский написал(а):

На правом фланге представители богатейших фамилий. Там соседствуют искренне верующие в монархию и прикормленные правительством.

Кто такие? Какая партия? (Фракция?)

Борис Каминский написал(а):

и сделать это с минимальными потерями для станы

стРаны

Борис Каминский написал(а):

- Не три четверти, а только две трети, плюс вы продаете метал

металЛ

Борис Каминский написал(а):

Строить низконапорную ГЭС на Волхве?

на ВолхОве

Борис Каминский написал(а):

о после двух последних балканских войн, считалось, что основные противоречия были сняты и в ближайшее время воны не случится.

воЙны

Борис Каминский написал(а):

Разгонять прогресс, конечно, не есть хор, но кто сказал, что аборигены тут же кинутся строить цельнометаллические машины? Расчеты однозначно показывают – алюминий нужен при скоростях выше двухсот-трехсот километров в час. Внимание обратят, к гадалке не ходи, а мы им подыграем, дескать, русские малость спятили и круто проиграли в стоимости».

Борис Каминский написал(а):

- Прилетели мягко сели, высылайте запчастЯ, фюзеляж и плоскостЯ, - нараспев продекламировал Федотов и тут же вопросом пояснил, – неужели ваш аналитик не слышал поговорок авиаторов?
- Вы хотите сказать? – от неожиданности Второв на мгновенье замялся.
- Именно! – в паузу тут же втиснулся Федотов, - будущее за цельнометаллическими аэропланами, - и, глянув на скептическую мину на лице Второва, решительно продолжил, - вот что, уважаемый Николай Александрович, полагаю, без обоснований нам не обойтись, поэтому прошу ко мне в конструкторское бюро

Вообще-то никаких особых аргументов для уговоров в данном случае не требуется - достаточно указать на дирижабли графа Цеппелина - каркас которых сплошь из алюминия.
А кроме того - и куда в бОльшем количетсве! - алюминия потребуется на провода для магистральных ЛЭП
Ну и раз Второв сталелитейщик, то он не может занть базового принципа американского стального короля Эндрю Карнеги - сразу же строить завод максимальной ИЗБЫТОЧНОЙ мощности из расчета обязательного роста потребления металла (в данном случае алюминия) в будущем. (Не из расчета потребного объема в обозримом будщем - а именно из соображения максимального (мирового?) спроса на продукт))

Борис Каминский написал(а):

Следующая модель на подходе. Как и предшественники, по основному назначению, это сугубо разведывательная машина, ибо не стоит провоцировать сторонников стреляющей авиации. Компоновка повторяет таковую от Миг-2, но полная механизация крыла в сумме с глубокой амортизацией шасси, позволят этой птичке взлетать и садиться на любой мало-мальски выровненной поляне. Двигатель в двести лошадок должен обеспечить скорость до ста пятидесяти километров в час - по сегодняшним временам – солидно. Полное остекление трехместной кабины, дает  прекрасный обзор и комфорт, а прозрачный и гибкий полиметилметакрилат уже вовсю производится на родном химкомбинате. 
Характеристики этой машины, на сколько помнил Федотов, ближе всего к таковым  у германского  Шторьха средины тридцатых годов.

Не взлетит.
Для такой конструкции требуется невьеменный прогресс в аэродинамики (мханизация крыла, угу...) который земная наука смогла обеспечить только к тридцатым года м и после опыта ПМВ. Да и зачем оно надо, если тогдашний биплан и так будет обладать примерно такими взлетно-посадочными характеристиками?

Борис Каминский написал(а):

Кроме аэропланов Дукса, из отечественных машин российское небо бороздят машины Шидловского и Григоровича. Последней и самой большой сенсацией стал первый в мире супербомбовоз системы Сикорского,

А есть еще такой Яков Модестович Гаккель
Вообще-то, пожалуй, самый выдающийся российский авиаконструктор того периода (не считая Сикорского :)) Я вот вообще думал, что буква "г" в МиГе - это от него
И еще жив Огнеслав Степанович Костович - создатель первого в мире авиационного бензинового двигателя, изобретатель фанеры и проектировщик российского дирижабля  (Ну это уже просто к слову...)
То, что попаданцы не помнят бомбовозов-бипланов - это понятно. Но вот местных авиаконструкторов это вряд ли убедит :) (Да и то что моноплан более быстр, тогда хорошо понимали и развивали именно монопланную схему. Биплан - это практически целиком продукт ПМВ (бипланная коробка прочнее на пилотаж)
Ну, как-то так, ИМХО :)

0

396

Череп написал(а):

В качестве шутки можно сослаться на предвидения Чернышевского.

Ээээ, я в какое именно? Заглянул в тырнет, там 4-й сон ВП и прогноз соц общества.
Кстати, не поверите, пожалуй впервые в жизни осознал до какой степени идеи справедливости и ухода от унизительного труда были привлекательны.

Отредактировано Борис Каминский (07-07-2019 11:50:55)

0

397

Борис Каминский написал(а):
Череп написал(а):

В качестве шутки можно сослаться на предвидения Чернышевского.

Ээээ, я в какое именно? Заглянул в тырнет, там 4-й сон ВП и прогноз соц общества.

Ну там где-то есть про алюминий: что все из алюминия будет :)

+1

398

П. Макаров написал(а):

Ну там где-то есть про алюминий: что все из алюминия будет

Спасибо за подсказку, непременно вставлю.

0

399

Борис Каминский написал(а):

Ээээ, я в какое именно? Заглянул в тырнет, там 4-й сон ВП и прогноз соц общества.
Кстати, не поверите, пожалуй впервые в жизни осознал до какой степени идеи справедливости и ухода от унизительного труда были привлекательны.


Совершенно верно:

" Нет, не только: это лишь оболочка здания, это его наружные стены; а там, внутри, уж настоящий дом, громаднейший дом: он покрыт этим чугунно-хрустальным зданием, как футляром; оно образует вокруг него широкие галлереи по всем этажам. Какая легкая архитектура этого внутреннего дома, какие маленькие простенки между окнами, - а окна огромные, широкие, во всю вышину этажей! Его каменные стены - будто ряд пилястров, составляющих раму для окон, которые выходят на галлерею. Но какие это полы и потолки? Из чего эти двери и рамы окон? Что это такое? серебро? платина? Да и мебель почти вся такая же, - мебель из дерева тут лишь каприз, она только для разнообразия, но из чего ж вся остальная мебель, потолки и полы? "Попробуй подвинуть это кресло", - говорит старшая царица. Эта металлическая мебель легче нашей ореховой. Но что ж это за металл? Ах, знаю теперь, Саша показывал мне такую дощечку, она была легка, как стекло, и теперь уж есть такие серьги, брошки, да, Саша говорил, что, рано или поздно, алюминий заменит собою дерево, может быть, и камень. Но как же все это богато! Везде алюминий и алюминий, и все промежутки окон одеты огромными зеркалами. И какие ковры на полу! Вот в этом зале половина пола открыта, тут и видно, что он из алюминия. "Ты видишь, тут он матовый, чтобы не был слишком скользок, - тут играют дети, а вместе с ними и большие; вот и в этом зале пол тоже без ковров, - для танцев". И повсюду южные деревья и цветы; весь дом - громадный зимний сад. Но кто же живет в этом доме, который великолепнее дворцов?...Великолепная сервировка. Все алюминий и хрусталь; по средней полосе широких столов расставлены вазы с цветами, блюда уж на столе, вошли работающие, все садятся за обед, и они, и готовившие обед".

Да и армию нужно обеспечивать алюминиевой посудой из отечественного алюминия.

+2

400

ДВГ79 написал(а):

А тяжёлые бипланы строили все участники  ПМВ, немцы на таких Лондон бомбили, монопланы как раз пошли после, хотя попаданцы действительно могли этого и не знать.

Что интересно, этого обстоятельства действительно практически никто не знает. Сам изумился прочитав о немецких имеющих удвоенную нагрузку по сравнению с машинами Сикорского. Правда, это произошло ближе к финишу.

П. Макаров написал(а):

Вообще-то никаких особых аргументов для уговоров в данном случае не требуется - достаточно указать на дирижабли графа Цеппелина - каркас которых сплошь из алюминия...потребуется на провода для магистральных ЛЭП
Ну и раз Второв сталелитейщик, то он не может знать базового принципа ...
строить завод максимальной ИЗБЫТОЧНОЙ мощности...

Сильно напирать не стану, ибо это может вызвать обратную реакцию (нутром чую), но подправлю.

П. Макаров написал(а):

Не взлетит.
Для такой конструкции требуется невьеменный прогресс в аэродинамики (мханизация крыла, угу...)

А вот тут я с вами не согласен.
В целом соотношение между площадью крыла и тягой комплекса мотор-винт, лежит на поверхности, т.е. область применения монопланов известна. Над этом пониманием надстройкой лежат несколько обстоятельств:
1. Отсутствие "приличного" двигуна.
2. Недостаточная проработанность конструктива монопланов, особенно стыка корпус крыло.
3. Там же извечная проблема стоимости конечного продукта при применении дорогих материалов, что всегда давит на конструктора.
4. Аналогично с  глубокой механизацией крыла. Шторьх в этом плане существенно обогнал время.
Кстати, даже полное остекление кабины в то время вызывало большие сомнения у основных игроков.

Резюме: знай тамошние ребята насколько успешен был тот же Шторьх, и какое влияние оказала глубокая механизация крыла, первый макет такой машины выкатился бы на взлетное поле примерно через год после команды фас.
В этом смысле наши имеют:
1. Знание, что это возможно и самые основные особенности этого ероплана.
2. Двигун, что на 10...15 процентов эффективнее существующих у конкурентов.
3. Время-деньги и, главное, владение технологией разработки.
Кстати, дальше всех по последнему условию продвинулись фрицы, благодаря чему   с поразительной скоростью исхитрились нагнать и даже перегнать авиацию Антанты.
И это при том, что делая ставку на газовые пузыри, поначалу существенно в этом деле (в еропланах) отстали.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Ох и трудная это забота из берлоги тащить бегемота. Книга 2, папка 2н