Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Ох и трудная это забота из берлоги тащить бегемота. Книга 2, папка 2н


Ох и трудная это забота из берлоги тащить бегемота. Книга 2, папка 2н

Сообщений 431 страница 440 из 651

431

Швейк написал(а):

.... жаль только редки продолжения. ...хорошо бы Автор не забыл, о литературных делах наших попаданцев...
Мой самый любимый момент, данной книги, это поэтический вечер у Гиппиус, раз 20 перечитывал.

Продолжения действительно редки, и ведь не ленюсь, поверьте, но быстрее не получается.
Что касается сцены у Гиппиус, то ее писать мне помогла моя любимая Тамара Павловна, вечная ей память. Без нее я на такое не способен, и когда она ушла из жизни, так и вообще едва не бросил писать.
О литературных делах.
Если всерьез, то наши гг пишут развлекуху и подрывную литературу из серии "Прозрения Железного Дровосека". Последнее скорее даже не литература, а политика в связке с социологией. Здесь я явно продинамил - давно надо было хоть тезисно показать больные темы.
С моей стороны вопрос звучит след образом - надо ли раскрывать содержание фантастик (мне кажется, что главное уже показано, но ...), и какие вопросы надо осветить Железному Дровосеку? Если подскажете, буду благодарен.

На самом деле, было бы оч. интересно описать встречи композиторами, с театральным людом. Встреча с тем же Горьким это вообще, что называется "в жилу", потому как и литература, и политика все в одном стакане.Тем более, что в реале наши гг от такой возможности ну ни как бы не отказались.
Все так, но ко всему этому в противоречие становится необходимость концовки с пальбой и политикой.
И как тут быть?

Отредактировано Борис Каминский (12-07-2019 18:44:56)

+4

432

Чисто к сведению - по линии фантастики:

Гарретт Патнем Сервисс (в ряде русскоязычных источников — Гаррет Сервис, англ. Garrett Putnam Serviss, 1851—1929) — американский астроном-популяризатор и один из зачинателей американской журнальной научной фантастики.

Гарретт П. Сервисс 24 марта 1851 года родился в городе Шарон-Спрингс штата Нью-Йорк. Учился в Корнеллском университете, окончил Колумбийский университет со степенью юриста. Однако основным занятием избрал журналистику и научно-популярную литературу. Он публиковал популяризаторские статьи по астрономии сначала в нью-йоркской газете «Tribune», а затем перешёл в «Sun», в которой работал с 1882 года штатным автором и ночным редактором. В конце 1880-х Сервисс издал несколько научно-популярных книг по астрономии — «Астрономия с театральным биноклем» (англ. Astronomy with an opera-glass, 1888) и «Эволюция Солнца и планет» (англ. Solar and planetary evolution, 1889). В 1892 году Сервисс решил расстаться с газетной журналистикой и начал читать платные лекции, которые быстро стали популярными. Доход от лекций позволил ему совершить несколько путешествий в Европу, но лекциями и путешествиями Сервисс не ограничивался: он продолжал публиковать популярные статьи и книги, вёл вечерние астрономические курсы в школах, а также стал одним из основателей Американского Астрономического Общества.

В 1898 году Гарретт П. Сервисс написал по заказу еженедельника «New York Journal» продолжение романа Герберта Уэллса «Война миров», которое было опубликовано под названием «Эдисоновское завоевание Марса» («Edison’s Conquest of Mars») и пользовалось большим успехом у публики. Сервисс продолжил писать научную фантастику. В 1900 году он выпустил роман «Лунный металл» (англ. The Moon Metal), в котором таинственный фантастический металл порождает новый всемирный денежный стандарт.

Журнал Cavalier (июль 1911 года) с романом Гарретта П. Сервисса «Второй потоп»
Настоящее признание пришло к Сервиссу только после того, как его произведения начали публиковать набравшие силу pulp-журналы. В 1909 году Srap Book напечатал роман «Небесный пират» (англ. The Sky Pirate), а All-Story — роман «Колумб в космосе» (англ. A Columbus in Space). Действие обоих романов разворачивалось в межпланетном пространстве, причём в первом космический полёт к Венере осуществляется на ракете с атомным приводом. В романе «Второй потоп» (англ. The Second Deluge), который вышел в 1911 году в журнале Cavalier), поднимается уровень океанов Земли и цивилизация гибнет; спасаются только те, кто оказался на огромном «ноевом ковчеге». В 1915 году в журнал Argosy опубликовал его последнее крупное произведение — повесть «Лунная девушка» (англ. The Moon Maiden).

Гарретт П. Сервисс скончался 25 мая 1929 года. Это из Википедии

Где-то мне попадался краткий пересказ содержания "Эдисонова завоевания Марса" - если вспомню где - дам ссылку - так там США весьма лихо выбомбили весь Марс в отместку за их вторжение в Наглию. Чуть ли не при личном участии Эдисона. Народу шибко нравилось.
Да и остальное, что в статье упомянуто - вполне, думаю, дает представление об качестве и содержании тогдашней мировой фантастики. Так что герои вполне на уровне, ИМХО.
Касательно финала, полагаю, что покуда заморачиваться не след - пока что на очереди ПМВ. Она же Великая Война. Она же - "война до первого листопада"... (никто же напрочь не осознает, что она будет затяжной войной на истощение... Вот натуральный пример исторической инерции: даже учредив Гаагскую конвенцию под влиянием Блиоха - в саму возможность такой затяжной войны никто не верил, все думали, что уж они-то как-нибудь вывернутся...)
Ну - ИМХО, разумеется

+1

433

П. Макаров написал(а):

так там США весьма лихо выбомбили весь Марс в отместку за их вторжение в Наглию. Чуть ли не при личном участии Эдисона. Народу шибко нравилось.

Дык, я и говорю - люди за последние 30 тыс лет не изменились. Зн, если сейчас среди любителей  фантастики 15% предпочитают боевую. то аналогично дело обстояло и во времена Ив Грозного.
Другое дело, каковы привычные формы. Тут да, влияние проявится, но как только публика к новой формальной стороне привыкнет, так все критики в голос завопят о уникальном  своеобразии.
А за подсказку спасибо.

0

434

Борис Каминский написал(а):
П. Макаров написал(а):

так там США весьма лихо выбомбили весь Марс в отместку за их вторжение в Наглию. Чуть ли не при личном участии Эдисона. Народу шибко нравилось.

Дык, я и говорю - люди за последние 30 тыс лет не изменились. Зн, если сейчас среди любителей  фантастики 15% предпочитают боевую. то аналогично дело обстояло и во времена Ив Грозного.
Другое дело, каковы привычные формы. Тут да, влияние проявится, но как только публика к новой формальной стороне привыкнет, так все критики в голос завопят о уникальном  своеобразии.
А за подсказку спасибо.

К сожалению описание содержания найти не могу :(
Отыскалось пока только вот:

Роман задумывался строго научным, но вот сюжет… После неудачной попытки вторжения марсиан человечество решается на ответный ход. На основе антигравитационных двигателей неприятеля создаются собственные космические корабли и мощное оружие. Земная эскадра летит к Марсу, растапливает его ледяные шапки, принимает капитуляцию немногих выживших после чудовищного наводнения и превращает Красную Планету в колонию Земли.
https://pikabu.ru/story/ot_yedmonda_do_ … ee_6398307

Отредактировано П. Макаров (13-07-2019 21:04:11)

+1

435

П. Макаров написал(а):

превращает Красную Планету в колонию Земли.

И что это как не "Тонкинский инцидент", или любой аналогичный? Один хмырь написал боевую фентезюху-ужастик (Гербертом его звала), а наши в ответ захомутали целую планету! :crazyfun:

0

436

Борис Каминский написал(а):
П. Макаров написал(а):

превращает Красную Планету в колонию Земли.

И что это как не "Тонкинский инцидент", или любой аналогичный? Один хмырь написал боевую фентезюху-ужастик (Гербертом его звала), а наши в ответ захомутали целую планету! :crazyfun:

Дык броненосец "Мэн" - и испано-американская война - это ж тоже 1898 год... :)

0

437

Добрый день, коллеги.
Ох и попила же моей кровушки теория построения светлого коммунистического будущего, ох и наперелопачивал я этот текст. Не поверите, но ушедший в корзину объем, минимум троекратно превышает выход "товарной продукции".
Радует, что больше по этой теме копать не потребуется, а вот печалюсь я не на шутку - увы, но не придется мне сдавать ни Историю КПСС, ни Научный коммунизм, а то я бы им показал. Ух-х-х-х! Рыдали бы в голос.

24. Суета сует.
Весна 1913- начало 1914.

В мире постоянно происходят события случайные или малопонятные. Среди таких, может оказаться неожиданно свернувший на проезжую часть пешеход, или забурившийся в чащобу грибник. Пешехода непременно обматерит кучер, а потерявший кошелку грибник, скорее всего, выберется из леса. Конечно, такие истории не всегда заканчиваются благополучно, и тогда о несчастье появляется заметка в местной хронике. Или не появляется. Мест, где газет еще нет, полным-полно. Вот и не попало в газеты ни одно сообщение, что с начала лета 1913-го года какие-то люди присматривались к железным дорогам на западе империи. Справедливости ради, надо заметить, что и сами эти люди привлекать к себе внимание не торопились. Представьте себе пару мужчин самой заурядной наружности, проехавших от Варшавы до Пскова. Время отправления они выбрали утреннее, и весь день задумчиво посматривали в окно. Они не молчали, но ничего особенного их случайные попутчики не услышали, ну, а то, что высокий делал пометки на полях книги, так мало ли что он там себе вычитал и хотел отметить.
Потом эта пара, имеющая предписание на осмотр дистанции пути Гродно-Белосток, от товарищества, что недавно выиграло конкурс на проведение этих работ, неспешно двинулась в обратный путь. До них путь уже осматривался, и сейчас мастеровые уточняла только состояние некоторых проблемных участков.
Вернувшись через Гродно до местечка Немейщизны мастеровые пешим ходом попылили вдоль полотна Петербурго-Варшавской железной дороги до станции Кузница. Если верить стоящим вдоль чугунки километровым столбам, пеший путь составил всего двенадцать километров, или, как по традиции говорили в империи, двенадцать верст. Что касается наименований мер длины, то тут все как раз понятно. Метрическая система была допущена к применению в необязательном порядке законом от 4 июня 1899 года к километрам российский люд не привык. Непонятен был интерес путников к этому извилистому участку пути, особенно у станции Бокуны, где дорога перепрыгивала через речушку Лососинку, и у крутого поворота тремя верстами не доезжая Кузницы.
У моста «железнодорожники» сначала долго высматривали, нет ли вокруг местных, а дождавшись прохождения очередного состава, принялись осматривать деревянную опору. Если бы кто прислушался к их разговору, тот бы понял – мастеровые соображали, как бы половчее заменить тронутое гнилью бревно. Прикидывали, какой для этого понадобится инструмент, и какими силами можно обойтись.
Тщательно измеряли и записывали размеры дефектного бревна, чтобы новое легло, как родное, и даже скобы встали по своим местам, а один из мастеровых со словами: «И цвет подгоним», - ловко стесал с края бревна щепу.
По прикидкам получалось, что если в мастерской сделать заготовку, то вшестером ее можно установить минут за пятнадцать. Конечно, если работать дружно.
Участок, не доезжая Кузни, «мастеровые» выбрали совсем по другим критериям. К стоящему там мосту, они даже не подошли, зато со всем вниманием принялись осматривать участок полотна, где на повороте составы проходили по высокой насыпи. На рисунках ими были отмечены шпалы, на которых стыковались рельсы.
Если бы посторонний, тем более имеющий отношение к военному делу, мог слышать разговоры странных «мастеровых», он бы непременно понял, что речь шла о подготовке диверсии. По задумке, после одновременного подрыва нескольких зарядов, свалившиеся с насыпи вагоны и то, что в них находилось, должны были получить тяжелейшие повреждения.
Ну, чистое злодейство.
Характерно, что на этом «мастеровые» не успокоились, а стали присматривать места установки пулеметов, да так, что бы крайние могли, как минимум, достать до центра лежащего на боку состава. А еще лучше, если даже крайние пулеметы прошьют весь состав. Не были забыты и пути отхода.
Не все дороги в равной мере привлекли внимание злодеев. На одних было присмотрено два – три участка, а вот на железных дорогах, ведущих от Вены и Пруссии в Россию, дело доходило до пары десятков. Любопытно, что интерес злодеев в основном касался участков путей от границы империи, до воображаемой линии Рига - Двинск - Пинск – Луцк.  Правда, не везде. В нескольких местах «динамитчики» перемещались на сопредельную территорию.
Не были обойдены вниманием и пути, идущие с севера на юг, но интерес к ним был заметно меньшим.
Ближе к началу зимы, когда все полевые работы закончились, а грибникам в лесу делать было нечего, злодеи вновь принялись за свое черное дело. Надо заметить, что знали они его крепко. Двое-трое наблюдателей разбегались по сторонам. Пара копателей быстро изымала под нужной шпалой грунт, который  аккуратно складывался на рогожке. После чего в углубление закладывался стальной контейнер, с адская машинка внутри. Грунт с рогожки тут же возвращался на место, трамбовался и присыпался пылью. Через пять минут даже взгляд путевого обходчика не замечал ничего необычного. Много ли надо зарядов, чтобы пустить под откос состав? Тут все зависит от характера пути. Где-то можно обойтись одним, а где-то требовались все пять. В среднем требовались два с половиной заряда, а на минирование одного участка в среднем уходило около получаса. Но и это еще не все работы. После подготовки полотна, копались и маскировались пулеметные позиции, да так, чтобы все углубления казались естественными. Больше всего годились ямы от выворотней.
На самом деле, далеко не все контейнеры были с зарядами. Большинство из них оказались пустыми. Заряды в них установят, когда придет время, или не установят вовсе, или установят в другом месте. Мало ли, как все сложится. В злодейском деле всего не предусмотришь.
В любом случае, перед диверсией кто-то должен вскрыть контейнер, вставить в разъем с позолоченными контактами ответную часть, и соединить с соседними зарядами, после чего пробросить провод до подрывной машинки у пулеметных ячеек, а это минимум сто метров.
Если прикинуть затраты на подрыв одного состава, то … лучше не считать, чтобы не расстраиваться. Тем более, что и перечислено не все. Подготовленные к диверсии участки надо держать под контролем, а для этого кто-то должен устроиться обходчиком или недалече крестьянствуя, ожидать начало рельсовой войны. Для этого «смотрящему» надо заранее прикупить домик, да так, чтобы соседи привыкли, и домик не простой, а с грядкой, которую он должен постоянно поливать машинным маслом. А ведь еще нужен человек, что будет знать о движении поездов, ведь не пускать же под откос порожняк, мигом останешься без штанов. И такой человек стоит отнюдь не копейки.
Одним словом, война занятие дорогостоящее.
***
Первый выпуск высших курсов управления организованного еще в десятом году, незаметно рассосался по всей России. Часть выпускников разобрали промышленники и купцы. Кого-то взяли по просьбе благотворительного фонда,  считай тех же переселенцев, а кто-то приглянулся пока студент проходил практику. Была и такая.
Солидная доля нашла себя на железной дороге и в земствах. Казалось бы, какая может быть связь между местечковыми управлениями и чугункой? Никакой, естественно, но удивительное дело! Группа, подающих надежды выпускников, попала на места незаметные, а вот пахоты на таких должностях было выше крыши. Ну и что с того, что с таких места просматривалась вся система, зато, если не справишься – вылетишь мгновенно. Дети известных фамилий редко когда соглашались начать службу с таких мест, а зря. С них, как из катапульты, люди трудолюбивые и толковые достигали больших высот.
Чего греха таить, не все выпускники курсов управления горели желанием начать жизнь с мизера. Студентов в эту группу тщательно отбирали по множеству параметров. Доминировали здоровье, психологическая устойчивость и наличие лидерских. Превосходство над окружающими, эти люди испытывали еще до поступления в училище. Серыми мышками они никогда небыли и Зверев делал на них ставку.
Кроме обычных дисциплин, в программу обучения входили такие экзотические предметы, как социология и психология. Студенов учили выделять явных и неявных лидеров, умению собирать единомышленников. Учили собственному лидерству, устраивались тренинги по технологии непрямых воздействий. Они овладели принципами сетевого планирования и использованию Диаграмм Гантта, точнее то, во что они превратились к концу ХХ века. Не были забыто и умение быстро вникать в техническую сторону проблемы. С этой целью, после обзорного курса лекций, проводился тренинг, в котором студенты должны были самостоятельно определить объем финансирования и номенклатуру работ по созданию предприятий трех основных типов: промышленного, торгового и эксплуатационного.
Одним словом давали то, что, по мнению переселенцев, было необходимо настоящему управленцу. Ну, почти настоящему, ибо, находясь в здравом уме, ни кто не давал будущим руководителям азов организации цветных революций. Не прямо, конечно, а под прикрытием умения противостоять подобным рукотворным процессам. Умные со временем поймут что за оружие вложено им в руки.
Устроителей всего это безобразия печалило только одно – большинство известных  в их мире теорий они знали до безобразия плохо. Но лиха беда начало. Вложенные в головы знания очень скоро будут переосмыслены и дополнены, а двое вчерашних курсантов оставлены при курсах читать лекции вместо Зверева и Федотова. Через некоторое время к новоиспеченным преподавателям присоединятся некоторые из тех, кто сейчас набирается практики.
И вот, после двух лет напряженной муштры таким толковым и перспективным предложено начать с нуля. Печалька, конечно, но куда им деваться, коль за учебу они платили едва ли половину стоимости, а многие и вовсе учились за счет благотворительного фонда, но с условием – три года отработка по направлению. К тому же, «избранные» прошли школу стрешаров и не простую, а ту, в которой делался упор на умение приказывать и умение подчиняться. А о том, что учащиеся были поголовно заражены идеями партии новых социалистов, и говорить нечего. Администрация курсов по этому поводу старательно изображала недовольство, грозила отчислениями, даже слегка наказывала рублем, но в этом был коварный замысел – запретный плод слаще.
Была еще одна особенность, на которую никто не обратил внимания - по странному стечению обстоятельств, большинство «железнодорожников» оказались разбросаны по магистралям, ведущим с запада к центру державы. А вот городские управы, оказались восточнее линии Псков-Киев. Следующий выпуск не обошелся без легкого ажиотажа. Получив первых зеленых управленцев, их гоняли в хвост, и в гриву. Перемещали с места на место. Как это ни странно, почти все выдержали испытание, а четверть оказалась отмеченной повышением. И это всего через год службы! Ко всему «железнодорожники» проявили интерес к профсоюзной деятельности и кто-кто был избран в управление.
В итоге спрос на выпускников заметно вырос. Часть его была удовлетворена, но не вся. Очередную группу выпускников вновь поглотила железка, и те же городские управы. Что характерно, получившие повышение, все как один старались принять к себе в помощники выпускников тринадцатого года. Не всем это удалось, но процесс консолидации однокашников пошел.
***
- Фролыч, и как тебе эти гаврики? – городовой, на погоне которого красовалась одна лычка, кивнул в сторону стайки задержанных подростков.
Его напарнику, даром, что тот был рядовым, достаточно было одного взгляда, чтобы увидеть не только испуганно жмущихся друг к другу «арестантов», но и отроческую дерзость, которой так и разило от взглядов исподлобья. Вон тот, что повыше, ну чисто орел в куриных перьях. Но не останови такого сейчас, ох, и натворит он дел, да и остальные туда же.  Так и до каторги докатятся.
- Дык, что тут непонятного, смутьяны. Выпороть бы их, и все недолга, а то ты сам, Матвей, не понимаешь.
- Прав ты, Фролыч, да нельзя. – тяжело вздохнул Матвей, - господин околоточный надзиратель строго-настрого запретил. Говорит, схватите пяток самых дерзких, припужните, но в меру, и чтобы к вечеру все сидели по домам.
- Чудны дела твои, господи.
- Есть такое, а ты мне вот что скажи, - хитровато глядя на Фролыча, продолжал философствовать Матвей, - кого нам не велено трогать?
- Знамо дело, людишек, этого, как его, Михаила Архангела.
- Эх, «Ярёма», не Михаила Архангела, а проправительственные силы! - с трудом выговорил длинной слово старший напарник. – Вот и получается, что эти шибздики, как раз и есть проправительственные силы!
- Эти?! –подхватился Фролыч. У него в голове не укладывалось, как такая мелюзга, да еще дерзко пялящая на него свои зенки, может оказаться какой-то там проправительственной силой. - Тьфу-ты, нечистая, - выразил свое отношение к услышанному младший городовой Нижнего Новгорода.
Как это ни странно, но примерно такое же мысли не давали покоя околоточному надзирателю Василию Антоновичу Звонареву, тому самому, который «не велел».
Василий прожил долгую жизнь, и давно перестал маяться высокими материями, что когда-то не давали ему покоя. Детей он вырастил, а девок, слава богу, пристроил.
«Хорошая жена, хороший дом, что еще надо человеку, чтобы встретить старость»? – частенько повторял про себя Василий Антонович, даже не подозревая, что эта фраза вот-вод зазвучит в новой кинокартине: «Белое солнце пустыни».
Правда, Василий  Антонович к этому отношения иметь не будет. Зато сейчас ему не давало покоя происшествие, что случилось в его околотке. Все началось третьего дня, когда сверху пришел сигнал, дескать, на берегу речки Кадочки, там, где у березовой рощи ее можно переплюнуть, молокососы собираются жечь факела, да не просто так, а с политическими целями.
Перво-наперво, было непонятно, как можно жечь факела с политическими целями. Но это и не важно - на то оно и начальство, чтобы чудить. Но почему не дать ясного указания? Например, для искоренения крамолы, мальцов схватить и примерно наказать. Так, нет, крутили, вертели, играли в камушки, а толком ничего так и не сказали.
На самом деле Василий Антонович начальство понимал и ворчал скорее по привычке. После смуты пятого года, он стал внимательнее относиться к политике. Принялся почитывать программы партий. Попадалась ему и нелегальщина. И чем глубже он вникал, тем тревожнее становилось на душе. По-первости, выходило, что все партии за народ, но почему-то сразу хотелось сказать: «Эх, господа, господа, народа-то вы и не знаете».
Позже он стал понимать, кто и за что ратует на самом деле. Четыре года назад объявились «новые социалисты». Чума на их голову. Народ последний хрен без соли доедает, а эти туда же, в спасители отечества. Однако время шло и за вязью звонких фраз Василий Антонович стал улавливать интересный мотив, что сводился к простой и понятной мыли: «Да что мы все скулим!? То нам мешает правительство, то реакционные силы, а некоторым социал-демократы с эсерами. Известно, что вам всем мешает, да писать о таком неприлично.  Работать надо. Впрягаться и пахать, как пахали наши предки, а не ныть, что в Европе все лучше, а русские в душе рабы».
Аналогичным образом по этой партии прошелся и «Железный дровосек». В очередном ежегодном выпуске досталось всем российским партиям. Не была забыта и СПНР. Ее отчихвостили за популизм с восьмичасовым рабочим днем. По мнению «Дровосека», продолжительность надо снижать по часу, с шагом в два-три года. Иначе экономика может провалиться. В целом итог по партии социалистов был благожелательным: «На сегодняшний день СПНР единственная партия, предлагающая более-менее реалистичную программу ускоренного развития России с поднятием благосостояния непосредственно занятых в производстве. Всех, от последнего чернорабочего, до владельца завода». А еще «Дровосек» отметил то, на что мало кто обратил внимание: «Выступать против правительства можно и нужно, но ни какие выступления не должны нарушать законов».
О готовящемся сборище Василию Антоновичу донесли раньше, чем о них узнало городское начальство. Положа руку на сердце, он не одобрял СПНР за привлечение подростков. Никаких законов они не нарушали, но его смущало факельное шествие, ведь это же идолопоклонство. Одновременно Василий Антонович отдавал себе отчет: года через три-четыре из этой мелюзги вырастут стойкие сторонники партии. Той партии, с которой он связывал свои  надежды. Вот и не лежала у него  душа наказывать новых социалистов, потому и тянул с докладом начальству. Судя по всему, его  руководство мыслило примерно в том же ключе. Иначе, с чего бы ему мямлить о наказании. В итоге Василий Антонович впервые в жизни принял решение, за которое его могли и наказать, но виноватым себя он не считал – хоть одна Российская партия не несла ахинею, ей не грех было подсобить. В меру сил, конечно.
Августовские массовки прокатились по всей России, и у полиции не было сомнений в рукотворном характере этих сборищ. В  одних городах реакция полиции была жесткой, в других мягкой, а во Владимире и Самаре, полиция и вовсе проморгала выступления. Впрочем, беспорядков, считай, и не было. На митинге поболтали о своем выживании, мимоходом заикнулись о поддержке со стороны думской фракции СПНР, потом прошли колонной с берестяными факелами, а как те погасли, так тут же запалили костер с песнями и плясками. Во всех губерниях выступления прошли как под диктовку. С другой стороны если бы все смутьяны так выступали, то их надо было бы награждать. Вот и посчитали полицейские чины, что заключили они с СПНР негласный договор.

Отредактировано Борис Каминский (18-09-2019 21:04:42)

+10

438

Борис Каминский написал(а):

Пешехода непременно обматерит кучер, а потерявший кошелку грибник, скорее всего, благополучно выберется из леса. Конечно, такие истории не всегда заканчиваются благополучно, и тогда о несчастье появляется заметка в местной хронике. Или не появляется. Мест, где газет еще нет, полным-полно. Вот и не попало в газеты ни одно сообщение, что с начала лета 1913-го года какие-то люди присматривались к железным дорогам на западе империи. Справедливости ради, надо заметить, что и сами эти люди привлекать к себе внимание не торопились. Представьте себе пару мужчин самой заурядной наружности, проехавших от Варшавы до Пскова. Время отравления


1. Повторы.
2. А что, они решили покончить с собой? :playful:

+1

439

Борис Каминский написал(а):

Потом эта пара, имеющая предписание на осмотр дистанции путей Грозно-Белосток, от товарищества

Гродно

Борис Каминский написал(а):

домик не простой, а с грядкой, которую он должен постоянно поливать машинным малом.

маслом

+2

440

Череп написал(а):

2. А что, они решили покончить с собой?

:canthearyou:
Коллеги, спасибо - исправил.
Щас выложу следующее продолжение, а потом пойдет голимая пропаганда марксизма.

Отредактировано Борис Каминский (18-09-2019 21:10:09)

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Ох и трудная это забота из берлоги тащить бегемота. Книга 2, папка 2н