Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Ох и трудная это забота из берлоги тащить бегемота. Книга 2, папка 2н


Ох и трудная это забота из берлоги тащить бегемота. Книга 2, папка 2н

Сообщений 441 страница 450 из 648

441

Продолжение.

***
В Нижний родители Саши Фиолетова перебрались год назад и здесь у него начались неприятности. Во дворе его третировали «старожилы», а в гимназии донимал Петр Варин. Высокий, броский, он находил особое удовольствие издеваться над фамилией Фиолетова, вызывая смех у всего класса. Ситуация начала меняться после зимних каникул, когда над новичком взял шефство старшеклассник Михаил Смирнов. Для начала он пригласил Сашу в географическое общество, которое вел учитель географии. До весны члены общества развлекались, разбирая жизнь Робинзона Крузо. Устраивали диспуты на тему, как бы тот или иной гимназист поступил, окажись он на необитаемом острове посреди Волги, а вокруг не было бы ни души.
Нет ничего удивительного в том, что жить в одиночестве неинтересно и мысль о создании общины «робинзонов» родилась  сама по себе. Гимназисты с увлечением принялись читать о ботанике, животноводстве и геологии. Рассуждали о том, как они начнут разводить коз и создадут гончарное дело.
С началом весны, начались ботанические и геологические экскурсии, а летом к гимназистам примкнули мальчишки из реального училища.
Для Саши занятия в географическом обществе стало настоящим спасением. О том, что у него появились настоящие друзья, Саша понял, когда провожавшие его Смирнов и реалист Анатолий Крючков, устроили знатную трепку дворовым мальчишкам, а его школьный недруг перестал третировать Сашу после разговора со Смирновым. Это произошло еще зимой.
«Тайное общество выживальщиков», так оно само себя назвало, оформилось в начале лета. И опять же, нет ничего удивительного в том, что «выживальщики» стали задумываться о форме взаимоотношений в их воображаемой общине. Волшебные понятия социализм и  труд на благо общины, каким-то образом стали переплетаться с идеями партии новых социалистов. Идеями легальными, ничего противоправного не содержащими, тем более, что речь шла о фантастическом мире в котором мальчишки остались одни одинешеньки. Ну, а о том, что кто-то умело направлял рождение и идеологию «тайного общества»,  подростком было неведомо.
Если быть до конца честным, то надо сказать, что когда на поляну, вывалились полицейские, Сашу парализовал ужас. Он и рад был убежать вслед за самыми шустрыми, но ноги отказались повиноваться. В тот вечер в лапы полиции попали шестеро виживальщиков. Удивительно, но среди них оказались Михаил и реалист Анатолий. С ними Саше было не так страшно, а то, что те не думали бросать Сашу и еще троих «выживальщиков» он сообразил много позже. Тогда же он окончательно понял, какие у него верные друзья. Полной неожиданностью для Саши стало отношение к нему дворовых мальчишек. Из новичка и слабака, он в один миг превратился в объект уважения. И случилось это, как только прошел слух о Сашином «аресте».
Постепенно все успокоилось. Спустя полмесяца вновь заработал кружок, но Саша стал другим человеком. Этот новый Саша Фиолетов, не мог забыть охватившего его ужаса. И чем больше проходило времени, тем оскорбительнее воспринималось то состояние, и тем яростней становился Саша внутри. Тогда же Саше попался зачитанные до дыр «Катехизис революционера».
«Вот каким надо быть! Вот к чему надо стремиться!» - читая огненные строки, твердил гимназист.
Против ожидания Смирнов сашиных восторгов не разделил. Признав ценность катехизиса, он отметил, что такая самоотверженность дело нужное, но обычным людям она недоступна. Аналогичным образом отреагировал Анатолий Крючков.
Трудно сказать, что заставило Сашу сделать вид, что он согласился с мнением старших товарищей, но внутренне он стал ощущать себя избранным. Оставалось найти таких же, как он, Таких мало, но они есть, Саша был в этом уверен. Жаль, что их нет среди выживальщиков, но не беда, своих он почувствует с одного взгляда, с полуслова.
***
Готовящий записку офицер полиции поставил себя на место подростка «тайного общества выживальщиков» и едва не задохнулся от ощущения восторга.
Как же ловко придумали это социалисты. Официально кружки назывались то «кружок робинзонов», то «общество выживания», то «географическое общество». Прилагательное «тайное» официально нигде не фигурировало, и как прикажите бороться с тенью?
Мальчишки идут валом. Затраты социалистов минимальны – в основном платят родители, зато в Думе громыхают: «Только мы заботимся о подростках!»
Серьезные претензии к партии новых социалистов отсутствовали. Своего хождения в гимназии и реальные училища они не только не скрывали, но даже афишировали. Объяснительные, взятые с учителей, написаны будто под копирку и ни один здравомыслящий директор и пальцем не пошевелит, что бы запретить кружки «робинзоноды». Попытка организовать запрет от имени министерства народного образования обречена на провал. Тем более ничего путного не выйдет от полицейского циркуляра – был кружек юных робинзонов, станет кружком ботаников. Да и надо ли запрещать? Может попытаться согласовать интересы?
***
Аналогичный анализ проводился и с другой стороны. Результат робинзонады для его истинных устроителей оказался неожиданно громким. Во-первых, никто не ожидал такого наплыва подростков, во-вторых, придумка с факельными шествиями одним пришлась по душе, другие, усмотрели в нем подрыв устоев веры. Дебилы.
Отчет ответственного по работе с молодежью, Самотаев прочитал еще вчера.  Написано было толково, без воды. С выводами и рекомендациями по улучшению работы. Средств потребуется не мало, но оно того стоило.
- Альфред Николаевич, а где вторая часть? - Михаил  внимательно посмотрел на сидящего напротив него помощника по молодежной работе.
- Пожалуйста, - из портфеля был извлечена токая папка.
Открой ее посторонний, он бы увидел перечень городов империи с постатейным распределением затрат на организацию кружков робинзонады. Михаил же увидел иное. Кроме затрат по каждому городу был выведено количество выявленных лидеров альфа и бета типа, и подростков, к которым следовало отнестись настороженно. Никаких фамилий не фигурировало. Вместо них использовался набор цифр, кодирующих губернию, город, волость и уникальный номер конкретного подростка. Расшифровка этого номера лежала в сейфе помощника, и при попытке несанкционированного вскрытия гарантировано сгорала в пламени магниевой шашки.
Напротив кода Саши Фиолетова стояло число 9÷10, символ фанатизма и знак вопроса.
- А в чем сомнения? – карандаш в руках Самотаев остановился против знака вопроса у кода Саши.
- Сложный случай, - задумчиво ответил Альфред, - очень чуткий подросток, постоянно настороже. По мнению кураторов, его сознание перевернулось буквально в один момент, после задержания полицией. А вопрос, - Альфред замолчал, пытаясь вновь почувствовать того подростка, - мне кажется, что он может наложить на себя руки, я не уверен, но мне так кажется.
- Готовый бомбист?
- Похоже. И еще, я практически на сто процентов уверен, что своим теперешним товарищам он не доверяет.
- Перейдет к эсерам?
- Скорее всего.
- А если поспособствовать?
- Сам ломаю голову. Сейчас нам такой «подарок» и даром не нужен, но кто знает на будущее? – Альфред пытливо посмотрел на Михаила.
Теперь задумался Самотаев. Иметь под рукой такой «товар», конечно заманчиво, но кто знает, что он выкинет завтра?  И черт с ним, если просто разругается со своими кружковцами, но если сам пойдет на теракт от имени СПНР? Такого допускать было нельзя. В случае нужды проще заплатить уголовникам. Дорого, конечно, зато при всем желании наемники не смогут разболтать, кто и зачем их нанял.
- Ну его к черту. Нам и от нормальных кадров достается, - принял решение Михаил, - выводи его на эсеров, но контакта не теряй. По возможности. Теперь давай пройдемся по лидерам.

Отредактировано Борис Каминский (18-09-2019 21:11:41)

+8

442

Борис Каминский написал(а):

Серыми мышками они никогда небыли

Раздельно: не были

0

443

Борис Каминский написал(а):

Ну, а о том, что кто-то умело направлял рождение и идеологию «тайного общества»,  подростком было неведомо.

подросткАм

Борис Каминский написал(а):

- Пожалуйста, - из портфеля был извлечена токая папка.


тоНкая

..............

И касательно "катехизиса революционера" (ну вдруг пригодится)
1. С одной стороны - это закономерное развитие идей революционной морали (или чего там) рожденных Великой Французской революцией (вся эта безумная смер-ртельная романтика оттуда) Что из этого катехизиса произрастает - хорошо видно на примере "Бесов" (ну и реального первоисточника сюжета: типа "хорошие люди" взяли и сами собой решили убить "плохого человека". Самосуд называется (Ага) Ну и позднейших всех леваков...)
2. А с другой стороны - это чуть ли не калька с буси-до (или Хага-Куре? (Ну не помню навскидку) - "Путь самурая есть смерть!" (четко подцепленную к беспрекословному служению суверену (а не самопальному "безмотивному терроризму" (с) И в этом моменте с катехизисом очень резко расходятся. Так что, ИМХО, можно использовать как аргУмент :) в разговорах как с революционерами так и с госчиновниками...)
Ну - ИМХО

+1

444

Прода

Неизвестно, какие силы были задействованы в небесной канцелярии, но в 1911-ом году, в центральной конторе Сименса в Берлине, Федотов был представлен новому заместителю директора берлинского филиала, Леониду Борисовичу Красину. Тому самому революционеру Красину, который оказался едва ли не основным инициатором созыва III съезда РСДРП по вопросу поддержки восстания пятого года, и которому удалось связать разрозненные комитеты РСДРП в европейской части империи с ЦК партии.
В пятом году заработала построенная им бакинская электростанция «Электросила» и там же, под носом у полиции почти шесть лет кряду (!) печатала литературу руководимая им подпольная типография «Нина».
Тогда же начались первые разногласия с Владимиром Ильичом. Решив поправить финансовое положение типографии, Леонид, за хорошие деньги  взялся печатать эсеровскую литературу. По Красину это шло в русле общей борьбы с царизмом и давало средства на печать прокламаций РСДРП, по Ленину печатать лживые инсинуации политических оппонентов было категорически недопустимо.
Как все знакомо: что не съем, то надкушу и отрублю себе руку, чтобы не здороваться с соседом.
Оба были непреклонны в своих мнениях, но Владимир Ильич пребывал в Женеве, а Красин вел реальную подпольную работу в России и руководил боевой технической группой при ЦК РСДРП. Кому как не ему было знать плачевное состояние с финансами в партии. Одним словом, увещевания Владимира Ильича были проигнорированы, зато подпольщики получили так необходимую им литературу.
Кстати, тогда же, в 1905-ом году,  Федотов мельком увидел Красина в ресторане «Три медведя».
Эмигрировав в восьмом году из России, Красин некоторое время пытался вести партийную работу в эмиграции, но разногласия с Лениным и непрерывные склоки между окопавшимися в Женеве революционерами-литераторами, побудили его сначала примкнуть к группе «Вперед», объединившую нестандартно мыслящих марксистов, а после и вовсе заняться делом. В результате всего за пять лет Красин из рядового инженера вырос до генерального представителя Сименса в России.
Сожалела ли партия российских социал-демократов о потере талантливого организатора? Вопреки расхожему мнению, партия сожалеть не могла, как, впрочем, и радоваться, и обижаться - любому объединению людей такие категории не свойственны. Зато одним ее представителям проблем заметно прибавилось, другим стало даже проще – исчез раздражитель, имеющий свою точку зрения, а может даже конкурент.
В Советское время Красин был назначен наркомом промышленности и торговли. «За вашу  договороспособность, - иронично напоминал Красину Ильич.
После смерти Леонида Борисовича его именем был назван ледокол, пробившийся сквозь арктические льды к месту крушения дирижабля полярной экспедиции Нобиля. Федотову довелось сходить на этом корабле в Норвежское море. Это был предпоследний рейс ледокола перед постановкой его на вечный прикол в Ленинграде. В море времени всегда в избытке и чтобы его скоротать, Федотов перечитал все хранящиеся в судовой библиотеке воспоминания о Красине.
Больше всего Леонид Борисович проявился в эпизоде с конкурсом на строительство трамвая в Саратове.  Вернувшегося в Россию Красина, бросили, что называется «на прорыв». На месте стало ясно -  дело требует нестандартного подхода. Войдя в доверие к конкурентам, он «в дрова» напивается в кабаке и «забывает» портфель с конкурсными документами. Итог блестящей авантюры – Сименс получает заказ, Красин поощрение, а конкуренты сосут лапу. 
Тогда Борис впервые почувствовал симпатию к этому неординарному человеку. Пройти путь от разнорабочего на строительстве железной дороги под Иркутском, до ген. представителя Сименса в России, такое дано далеко не каждому. Кроме превосходного здоровья и светлой головы, для этого требовалось великолепное чутье на людей, всегдашнюю готовность к риску и все остальные качества сильного лидера. В том числе умение крепко выпить и не потерять самоконтроль. Без этого никак. И не поэтому ли Красин и Ленин не ужились в одной «берлоге»? Не из-за спиртного, конечно, а по причине присущего обоим лидерства.
Ленин частенько называл Красина то «соглашателем», то «примиренцем». В реальности Леонид Борисович был человеком твердых принципов, а его «примиренчество» проистекало из риторической школы реальных училищ, где на первом месте стояло умение услышать коллегу-технаря. В противовес Красину, риторика гимназиста Володи Ульянова восходила к грекам. К древним, естественно. Сегодняшние больше славились умением проносить по рыбам по звездам шаланды полные кефали. Впрочем, кефаль предметом контрабанды не являлась, но чтобы там не случилось с рыбачкой Соней как-то в мае, а в гимназической системе ценностей нормой считалось цветастое многословие с непременным переходом на личности. Кто не вставил коллеге крепкое винтовое изделие, тот, считай, проиграл и вообще неумеха, дурак и трус. В том числе и по этой традиции думские болтуны так старательно готовились к словесным баталиям, тщательно шлифуя едкие фразы и выплескивая на оппонентов ушаты дерьма по поводу и без. Традиция-с.
Справедливости ради, надо заметить, что был в Российской Империи и третий язык. На нем говорил служивый люд от юнкеров до высшей знати, и в силу указанных «фольклорных» различий все три группы относились друг к другу с известной долей недоверия. А как могло быть иначе, если одни и те же термины в ряде случаев имели различные смысловые значение.
Рейс на ледоколе Леонид Красин в 1990-ом году, мимолетная встреча с подпольщиком Красиным в 1905-ом и работа с ген. представителем Сименса Красиным в 1914-ом. Через 78 лет петля времени замкнется. Какой пустячок - прожить все 76 лет.
Первые попытки «поболтать за политику» Леонид Борисович игнорировал, но постепенно холодок недоверия растаял, тем более что никаких «секретов» Федотов не выведывал и в партийную суету не завлекал.
Сегодня, в январе 1914-го года, Федотов «выдавливал» из Сименса остатки оборудования, что те были вынуждены поставить ему в счет компенсации за авантюру по наезду на Русское Радио в 1909-ом году. Тогда Сименс блокировался с ныне приказавшей долго жить компанией Маркони. Всех нюансов Красин не знал, но спорные вопросы по этому делу легли на его плечи.
В преддверии Великой войны через подставные фирмы Федотов набрал в Германии и Австро-Венгрии прорву товарных кредитов. В них доминировали станки, стальной прокат, броневой лист, подшипники и прочие, прочие   вкусности, без которых производить военную продукцию весьма затруднительно.
Получалась двойная выгода – будущий противник лишался поставляемой им в Россию продукции, зато Россия могла все это использовать к своей пользе. Не постеснялся Борис пощипать (правильнее сказать общипать) «антантовцнев». В итоге, последние полгода в Россию потоком шли эшелоны с материалами и современнейшей техники, которой хватало бы для оснащения нескольких новых заводов.
Естественно, все договоры были тщательно обложены условиями форс-мажорного характера, ведь войну никто не ждал и некоторые спорные требования русских, пусть со скрипом, но подписывались. Зря они так. Тем более, напрасно доверились банку-гаранту, что загодя был назначен кандидатом в покойники. Поддержанные его авторитетом фирмы-однодневки, испаряться вместе с материальными ценностями, а банк лопнет в первую очередь. Такова классика Великого развода, который еще только ждет своих будущих исследователей. Не забыл Федотов и новокаин, технологию производства которого он нагло спер у немцев. Невесть, какой эффективности анестетик, но других пока нет. На носу была Великая война, и моральные проблемы Федотова не интересовали от слова совсем, а наступит мир, так что там можно доказать? Производившая препарат фирмочка, растает как весенний снег, а деньги? Деньги, как известно, не пахнут и жулика по ним не отследить, а слишком щепетильные всегда сосут лапу.
Аппетит, как известно, приходит во время еды, вот и захотелось Федотову урвать еще «грамульку». Мелочь, но приятно.
- Поставленный вами реактор, Леонид Борисович, не соответствует техническим условиям по составу материала корпуса. Вот протокол, - Федотов протянул Красину результаты анализа стали.
В нем никеля вместо девяти с половиной процентов, значилось девять и две десятых. На самом деле реактор был вполне годным и наезжая на поставщика, Борис рассчитывал выцыганить кислотоустойчивую трубу. Дескать, так и быть, акт приемки мы подпишем, но с вас, господа, труба на сумму в половину стоимости расходов на перегон ректора в Германию и обратно. Такие мы бессребреники. Но на этот раз Красин к наезду был готов:
- Увы, ничем не могу вам помочь, - лучезарно улыбаясь, Леонид Борисович развел руками, -  результат лежит в пределах погрешности.
- Это как это в пределах? Наш метод дает точность в одну десятую процента, - почувствовав подвох, всполошился Федотов.
- А в договоре указан другой метод, с пределами погрешности в 0,5 процента и претензий к нам быть не может.
Крыть было нечем, пришлось признать поражение:
- Хм, всегда говорил, что вы умный человек, а так хотелось урвать копеечку.
- А еще говорите, что чтите Маркса, - поняв, что обсуждение окончено, Красин уже традиционно съехал на шутливый тон.
- Да, и чту. Более того, как капиталист коммунисту, я вам вот что скажу: не будет коммунизма - не будет человечества.
- И поэтому вы финансируете, не побоюсь этого слова, самую реакционную партию России?
- Скажете тоже, реакционную! - оценка Красина задела Федотова за живое. - Если хотите знать, в настоящий момент СПНР самая прогрессивная партия России.
- И вы можете это обосновать? – насмешливо уточнил Леонид Борисович.
- Хм, а почему бы и нет, но предлагаю переместиться ко мне, тем паче рабочее время давно кончилось.
«Ко мне» значило в дом на седьмой линии Васильевского острова, в котором Русское Радио арендовало весь верхний этаж. Тут можно было переночевать, в приватной обстановке встретиться с нужными людьми, вышколенная прислуга любопытством не страдала.
Разговор продолжился под белое вино в гостиной. Не зная с чего начать, переселенец мялся. Удивляясь такому Федотову, Красин решил его немного подтолкнуть.
- Господин Федотов, я вас не узнаю.
- Я сам себя не узнаю, - буркнул Борис, - впрочем, чего нам терять кроме собственных цепей. 
- В манифесте писалось о пролетариате, - тут же ввернул шпильку собеседник.
- Можно подумать, что я не пашу, как негр на плантации. И зарабатываю я вряд ли много больше вашего, так что, присвоение прибавочного продукта это, знаете ли, - Федотов замысловато покрутил в воздухе рукой, то ли намекая на слабость собственного рассудка, то ли относя это к теории товарища Маркса, - в определенной степени лукавство! Присвоение конечно есть, - тут же пошел на попятную эксплуататор трудового народа, - но почему в теории на отмечен факт, что аккумулируя средства, проклятый капиталист пускает их на создание благ, которыми пользуются все? Что это, как не процесс обобществления капитала? А ведь таких упущений в теории до черта. В результате марксизм скорее является упрощенной схемой, нежели математически выверенной теорией развития социума.

+6

445

Борис Каминский написал(а):

В преддверии Великой войны через подставные фирмы Федотов набрал в Германии и Австро-Венгрии прорву товарных кредитов. В них доминировали станки, стальной прокат, броневой лист, подшипники и прочие, прочие   вкусности, без которых производить военную продукцию весьма затруднительно.


Можно сделать такую же штуку с (редкими) хорошими специалистами из Германии и Австрии и, скажем, чешскими мастеровыми. Пригласить на июль-август за (сумасшедшие бабки профессоров), студентов, инженеров и изобретательский люд прочитать лекции в летней Школе Радио (с обещанием демонстрацией секретных новинок, самолётов, телевидения...) в Екатеринбурге или даже дальше на восток. Вернуться домой подданные АВИ и ГИ  не успеют. Некоторых можно будет использовать.
Пусть это хоть немного компенсируют интернирование русских инженеров в Германии и Австрии (Луцкого) и других достойных личностей, под благопристойными предлогами, однако, загодя вывезти).
Для рабочих - краткосрочные командировки за большие деньги. Даже оплатить приезд семьи на время командировки.

Кроме того, вполне можно спекульнуть на бирже - деривативы в Голландии и Лондоне точно торгуются.

Отредактировано Ehaiai (20-09-2019 05:32:00)

+1

446

Ehaiai написал(а):

Можно сделать такую же штуку

Спасибо,  воспользуюсь, воровать так воровать! :crazyfun:

0

447

Продолжение 2
- Можно подумать, что я не пашу, как негр на плантации. И зарабатываю я вряд ли много больше вашего, так что, присвоение прибавочного продукта это, знаете ли, - Федотов замысловато покрутил в воздухе рукой, то ли намекая на слабость собственного рассудка, то ли относя это к теории товарища Маркса, - в определенной степени лукавство! Присвоение конечно есть, - тут же пошел на попятную эксплуататор трудового народа, - но почему в теории на отмечен факт, что аккумулируя средства, проклятый капиталист пускает их на создание благ, которыми пользуются все? Что это, как не процесс обобществления капитала? А ведь таких упущений в теории до черта. В результате марксизм скорее является упрощенной схемой, нежели математически выверенной теорией развития социума.
Эта встреча на «конспиративной» квартире была не первой, и критика в адрес марксизма звучала не единожды. Серьезными эти разговоры назвать было трудно, скорее они являлись своеобразной гимнастикой для ума. Зато можно было высказывать самые нетривиальные суждения. А основания для критики марксизма были. Чего только стоило отсутствие в марксизме признаков надвигающейся революции. Если отбросить слова, о величии классиков и их теории, то приходилось констатировать - начало обеих русских революций прохрюкали все. И марксисты, и социалисты-народники, и, тем более, анархисты. И ни одна революционная партия не почесалась закрыть лакуны в своих теориях, зато все продолжали самозабвенно презирать царский режим.
Нести пургу о февральской революции, ясен пень, Федотов благоразумно воздержался. Засмеют и заклюют, зато на примере революции пятого года с вожделением принялся топтаться на костях ныне живущих.
- Черт с ними, с нашими соцнародниками-огородниками, - разорялся Борис, - те еще мозгоклюи, но почему ни один марксист не взялся править пробелы в теории?
Признавая определенную справедливость упреков, Красин не сдавался:
- Марксизм диалектически рассматривает процессы исторического развития, вызванного противоречием между трудом и капиталом. В этом его безусловная ценность и революционность.
Дальше шли слова, типа, да, конечно, недоработочка вышла, но согласитесь, магистральная теория это одно, а тактика и сопутствующие атрибуты это совсем иное. В подтексте звучало - не царское это дело творцам думать о пустяках.
- Ага, щазз! – жег глаголом Федотов. – Революционность и отсутствие критериев назревающей революции. И это вы называете передовой теорией, указывающей человечеству путь в светлое будущее? Если это так, то я конь педальный и дед Мазай в одном стакане.
Причем тут конь и дед Мазай, Федотов не уточнял, а Красин морщился, но не спрашивал. 
- Отсутствие критериев, уважаемый Леонид Борисович, говорит о просчетах в основах теории, и кто сказал, что эта неточность единственная? Кто моделировал развитие событий, на манер, как это делается на штабных учениях? Никто! Почему не вызван на допрос главный подозреваемый – пролетариат? Пять непонятно. Почему уважаемый Владимир Ильич дятлом стучит о недопустимости ревизии?
Не все разговоры протекали в таком стиле. О серьезных проблемах в марксизме говорили обстоятельно, пытаясь найти решение. Иначе и быть не могло. Оба инженеры и оба управленцы. Красин сильнее, как управленец, Федотов, как инженер. Считай квиты, а делить нечего, отсюда незамутненная взаимная симпатия.
Любопытно, но, не сговариваясь, Красин и Федотов опасались реализации принципа «каждому по потребностям». Устроенный классиками шабаш с вечным ням-ням,  трах-трах, и отсутствие противоречий, являлся концом истории человечества. По поводу этого бреда, Федотов вспомнил анекдот про Чапая и квадратный трехчлен. «Квадратный, Петька, я еще как-то понимаю, но чтобы трехчлен… ?!»  Здесь, в роли Чапая выступил Горемыкин.
Как бы там ни было, но поломав для приличия головы, оба решили оставить эту проблему на откуп мыслителям будущего. Если таковые найдутся. А Федотов рассказал большевику еще один анекдот:
«На повестке дня колхозного партсобрания два вопроса: строительство сарая и строительство коммунизма. Ввиду отсутствия досок сразу перешли ко второму вопросу».
Как не пыжился Борис на пальцах объяснить, что такое колхоз и почему партийцы решили строить коммунизм, юмора Красин не понял, но немного обиделся. Наверное, объяснять надо было на словах, а лучше не молоть такую чушь.
Камнем преткновения стал пролетариат. Аргументы о причинах  его деградации Красин в целом принял, но это не снимало основного тезиса марксизма – противоречие между трудом и капиталом должно быть разрешено.
Да, должно быть разрешено, и законов мироздания Федотов нарушать не собирался. В этой части марксизм был безупречно точен. Правда, из курса философии Федотов смутно помнил, что противоречия якобы не снимаются полностью, и снятие одного может породить другое, а может это трепанул о Гегеле заглянувший в их комнату препод по научному коммунизму. Он временно проживал на втором этаже. Получался эдакие принцип неопределенности, но чтобы не вляпаться в ересь, эти «тайные знания» Борис решил оставить при себе. Зато выдвинул идею, что противоречия могут разрешаться самым причудливым образом, например, буквально полной ликвидацией рабочего класса с появлением искусственных мозгов.
Искусственные мозги Красину не приглянулись. Мало ли что еще в запале придумает чокнутый радист. Если даже такие когда-нибудь вырастут, к тому времени революция пройдет по планете победным маршем и поэтому напирал на воспитание. Федотов возражал с позиции генетики. Термин генетика не звучал, но существо аргументов от этого не страдало, зато иерихоновой трубой звучал закон нормального распределения. «Вот вам гауссиана, и вот вам четверть абсолютно внушаемых, или, если хотите, воспитуемых. Вот такая же четверть не внушаемых. Оставшуюся половину всего множества можно убедить пойти на приступ, но для этого надо очень сильно постараться. Присовокупите сюда склонных к стяжательству и мечтающих о власти. Есть, наконец, просто трусливые и ленивые. Дай бог, если вам удастся наскрести четверть сторонников от общего числа рабочих».
Леонид Борисович слушал, отбрехивался, и снова слушал. В итоге инженер-Красин согласился, что половина рабочих за ним не пойдет, но Красин-революционер это утверждение посчитал сомнительным, ему надо было больше.
Так работает человеческая психика. И это при том, что Красин-управленец  прекрасно осознавал проблемы с интеллектом у существенной части рабочих.
Федотову было проще, но больнее – он знал, что эксперимент с гегемонией рабочего класса провалился, а Советский Союз накрылся медным тазом.
Поведал Федотов и о встрече с Лениным. Рассказал не все – кому приятно обсасывать подробности собственной глупости, но суть передал точно.
Позже, когда он анализировал свой разговор с вождем мирового пролетариата, до Федотова дошло, что изначально Ильич принял его за полицейскую ищейку. Потом решил подыграть. Дело обычное - великим тоже надо развлечься.
Переселенцу, затронувшему тему деградации рабочего класса, и в голову не приходило, что он задел самые основы марксизма. Странно и недальновидно? Да, странно, но так легкомысленно рассуждало большинство российской интеллигенции в его времени: не получается с пролетариатом, на его место назначим техническую интеллигенцию. Раз-два, и в дамках, и чо оне там мудрят?!
Жителям грядущих веков всегда было свойственно пинать авторитеты прошлого. Как же: «Мы из просвещенного века, - чавкают такие просвещенные, - нам все ведомо, - чаф-чаф, раздается из корыта». Зазорным это не считалось, а  осмыслить масштабы собственного невежества кому-то не хватало такта, но большинству мозгов. Таким пинателем, Федотов, по сути, и оказался. Видимо, что-то рациональное в сумбурном вопросе Федотова прозвучало и вместо того чтобы отшить придурка, Ленин четко обозначил границы предстоящего обмена мнениями:
1. Рабочий класс со временем действительно может изменяться;
2. Тенденция сближения социально-экономического положения технического специалиста с пролетариатом, скорее всего, может иметь место быть.
И все было бы замечательно, не взбрыкни федотовское подсознание на фразу Ленина о десятниках из рабочих, как о пособниках эксплуататоров, как на отказ продолжать беседу. Слишком хорошо переселенец знал размер кары, обрушившейся на таких «пособников», зато оказался неспособным сообразить, что здесь и сейчас  понятие пособник и близко не соответствовало тому, зловещему, что появилось в его времени.
Будь на месте Владимира Ильича, сколь угодно авторитетный  капиталист, все пошло бы в русле критического анализа, но перед ним сидел сам великий Ленин. Так сработало советское воспитание. В результате, вместо того, чтобы немного подумать и провести интереснейшую беседу, с самым значимым человеком его эпохи, он самым паскудным образом нахамил.
Вот и сейчас Федотова с его идеей «обобществления капитала» явно занесло. По мнению Красина это было следствием буйной федотовской фантазии с некоторым привкусом не самого глубокого понимания марксизма. Ну, это мягко сказано. Федотова можно было, как он сам однажды выразился, ткнуть фейсом об тейбл, но зачем? Гораздо интереснее узнать причины, побудившие «радистов» поддержать новых социалистов. Поэтому, вместо очередного отпора, Борис услышал предложение:
- Чтобы называть марксизм упрощенной схемой, надо иметь свою, не примитивную, - Леонид Борисович чуть приподнял бокал, который до этого  задумчиво грел в руке, почти отсалютовал,  - ту, в которой нет таких ляпов.

Отредактировано Борис Каминский (20-09-2019 20:57:25)

+6

448

Борис Каминский написал(а):

«Квадратный, Петька, я еще как-то понимаю, но техчен

Опечатка или новая трактовка? :dontknow:  :playful:

+1

449

Борис Каминский написал(а):

противоречие меду трудом

Это какой мед: липовый или цветочный?  :playful:

+2

450

Борис Каминский написал(а):

Засмеют и затопчут, зато на примере революции пятого года с вожделением принялся топтаться на костях ныне живущих.

Может быть "Засмеют и обсвистают"? (Хотя мне самому как-то не очень такое... Ну или тогда вместо второго что-нибудь типа "принялся отплясывать на костях" (Так, пожалуй, получше будет смотреться))

Больше тапков нет, рассуждения получились интересные.
Я только вот этого не понял:

Борис Каминский написал(а):

Да, странно, но так легкомысленно рассуждало большинство российской интеллигенции в его времени: не получается с пролетариатом, на его место назначим техническую интеллигенцию.

Если можно - как-то бы ссылочку на источник - где такая идея выдвигалась (НЕ в плане тапкования а в плане моего самообразования - знать хочу (раньше не сталкивался))

Отредактировано П. Макаров (20-09-2019 18:53:01)

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Ох и трудная это забота из берлоги тащить бегемота. Книга 2, папка 2н