Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Ох и трудная это забота из берлоги тащить бегемота. Книга 2, папка 2н


Ох и трудная это забота из берлоги тащить бегемота. Книга 2, папка 2н

Сообщений 721 страница 730 из 762

721

Первая мировая война 1914 18 (Карпатская операция)

Отредактировано Череп (22-01-2020 11:34:46)

+1

722

http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/4684/t74157.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/4684/t44028.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/4684/t41679.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/4684/t47382.jpg
Через Карпаты в Венгрию зимою 1915 года, Ч. 1
https://old.rusneb.ru/catalog/000202_000006_727488|45D6C45B-6CF8-49B9-B572-A82C8DA3AE69/

+2

723

Череп написал(а):

Через Карпаты в Венгрию зимою 1915 года, Ч. 1

Игорь, спасибо!

+1

724

Борис Каминский написал(а):

Игорь, спасибо!


Не за что!

0

725

Добрый вечер, коллеги!
Скорее всего я не прав, что больше месяца, ухйдакал на раскопки событий на Ю-З фронте,
Вот уж точно - нигде так не врут, как на войне. Мне же требовалось самая малость - найти достоверные источники о войне за Карпатские перевалы в части дат и номеров корпусов.
Вторичные источники врали, как оглашенные, а в описаниях отдельных операций, этих сведений я не нашел от слова совсем.
В принципе можно было слепить горбатого (что, как потом выяснилось, и надо было сделать), но дурная голова ... .

Глава 27. Юго-западный фронт и разведка.
Конец сентября 1914 г.– начало 1915г.

Переговоры Самотаева с командованием Северо-Западного фронта, окончились полным фиаско. Генералу Рузскому, только что назначенному комфронта, хватало своих забот, и просьбу гражданских об аудиенции он перевел на начальника разведывательного отделения штаба, полковника Батюшина.
Николай Степанович действительно оказался тем еще кренделем. В том смысле, что едва не засадил в карцер сначала Самотаева, а потом приехавшего к нему в выручку Зверева. Посетителей отчасти спасла депутатская неприкосновенность, но в большей степени опасение скандала в либеральных газетах. Тот факт, что либералы, скорее всего, запели бы полковнику осанну, Батюшин не знал, а то бы непременно продержал бы этих ухарей под арестом недельку -  другую.
В этом смысле, дела на Юго-Западном фронте шли много успешнее. Генерал Иванов не раз слышал об успехах частной военной компании Вагнер. Если хоть часть из написанного о ней щелкоперами правда, то было бы любопытно пообщаться с представителями этой организации. Таковым стал первый посыл к будущим переговорам.
Вторым посылом, уделить просителям время, была идея Николая Иудовича организовать в тылу противника партизанской движение. Конечно, о привлечении гражданских лиц к боевым действиям не могло быть и речи, но пообщаться с людьми, устроившими японцам партизанскую войну в Корее, безусловно, стоило.
Удивило, что просителями являются думцы, которых Николай Иудович не жаловал, но должны же быть в подлунном мире исключения. В итоге, согласие на аудиенцию было дадено.
Вместо отведенного получаса, разговор затянулся да добрых два часа и на то были причины. Во-первых, лидер думской фракции господин Зверев и автор пулемета «Зверь» оказались одним и тем же лицом. К тому же он был совладельцем предприятий, поставляющих армиям генерала радиостанции, аэропланы, автомобили, и многое другое военное снаряжения, а в скором времени в армию должны пойти броневики Дукс.
Во-вторых, помощник Зверева, господин Самотаев, в подробностях изложил о действиях военной компании в Корее, при этом у боевого генерала не осталось и тени сомнений в подлинности изложенных событий, которая, кстати, сильно отличалась от репортерских выдумок.
Было и третье. Его собеседники, ни в какой мере не нуждались ни в оружии, ни в любом ином виде довольствия. Они, правда, попросили генерала, не препятствовать проведению фронтовых испытаний пятерке новых аэропланов Миг-4 на базе авиаотряда VII-го армейского корпуса, но разве это можно считать платой? Нет, конечно.
- Что же в таком случае вам от меня требуется? – в голосе командарма прозвучало почти искреннее удивление. - Или я не прав, полагая, что некоторая группа гражданских лиц проникнет в Закарпатье через Венгрию?
- Вы совершенно правы, Николай Иудович, единственно, что бы мы вас попросили, так это не препятствовать группе репортеров побывать в районе дислокации VII-го армейского корпуса.
Договаривающиеся стороны прекрасно друг друга поняли. Генерал не имел права отдавать приказ на пропуск гражданских через боевые порядки его армий. Зато ему не возбранялось дать разрешение на посещение репортерами некоторых частей.
В свои шестьдесят лет, Николай Иудович был достаточно искушенным человеком, чтобы понять: взамен воздушного прикрытия его войск в районе Карпат, ему предлагается не обращать внимания на «группу репортеров».
Такая сделка его более чем устраивала, а то, что данные испытания авиатехники оплачивало военное министерство, Николая Иудовича в известность не стили.
***
Последнюю неделю репортерские дела двадцатитрехлетнего Петра Ямщикова пошли наперекосяк. Сперва он опоздал с репортажем об ограблении на Шпалерной, вчера о смерти известного человека узнал из газет, а сегодня его статью о жизни Питерских окраин не взяла редакция Русского вестника. Заявили, раз заказали, то возьмут, но через неделю.
Сказать по правде, молодой человек всерьез не опечалился. Семьи у него не было, а такие катаклизмы в его жизни случались и раньше. Зато ребром встал вопрос - куда прямо сейчас направить свои стопы. Выбор был невелик: или к приятелю, или в ресторан «Слава Петрограда». В эдакий, неофициальный питерский пресс-центр, где всегда можно было поживиться свежими новостями. Чувство долга, но скорее всего банальный голод, толкнули его к «петроградским» дверям, где его тут же взял в оборот рыжеусый Прохор:
- Вот-с, Петенька, познакомься, Григорий Пилюгин. Он тебя уже час, как дожидается, - занудливо выговаривал Прохор, будто Ямщиков обещал  появиться к назначенному сроку. Если разобраться, он вообще не планировал сюда заходить.
Пожатие долгополого Пилюгина оказалось неожиданно крепким.
-  Вы хотите заказать у меня репортаж? – нахально спросил у Пилюгина Петр.
- Вполне возможно, - весело откликнулся Григорий, - но может быть,  мы сначала перекусим? – и, увидев в глазах репортера голодное согласие, тут же сел за первый свободный столик. – Человек, ко мне!
Четкое произнесенное «ко мне», прозвучало на военный лад, что навело Пера на некоторые размышления. Выбор блюд и напитков, много времени не занял и вскоре Ямщиков, услышал вопрос:
- Это правда, что вы хотели привезти с фронта репортаж?
- Интересно, кто это обо мне так говорит? – не смотря на охватившее Петра предчувствие удачи, он решил для вида поартачиться.
- А это важно? – все с той же улыбкой ответил Петру Пилюгин. - Впрочем, тянуть резину не в моих интересах.
Оказывается, нашлись умельцы, сумевшие договориться о пропуске журналистов на фронт. Надо ли говорить, сколь заманчиво было такое предложение для начинающего репортера, при том, что до сих пор туда могли попасть только газетчики из проправительственных изданий.
Тут же всплыло условие - надо пройти подготовку на Всеволожской базе стрешара, которая славилась высокими ценами. Мелькнувшее было подозрение о мошенничестве, развеял Пилюгин - все расходы брала на себя компания-организатор фронтовой командировки.
Побегать и пострелять шариками Ямщиков любил, поэтому отказываться от шикарного предложения не собирался.
После изматывающих марш-бросков и ползаний на брюхе по осенней грязи, из почти трех десятков будущих «акул пера» осталось семеро, зато эта «семерка» настрелялась вдосталь. Им даже дали выпустить по полдиска из ручного пулемета «Зверь». В конце сентября Петру, Семену Пастухову из журнала «Голос жизни» и неопределившемуся с редакцией Пашке Корзунову, было предложено отправиться на Юго-Западный фронт. И не просто так, а с группой разведчиков в тыл противника! Надо ли говорить об охватившем молодых людей восторге.
По дороге в Ровно, где располагался штаб фронта, жилистый черноглазый тридцатитрехлетний инструктор с позывным Грач, распределил журналистов по группам. Петр попал в группу Грача. Семен Пастухов к бойцу с позывным Богомол, а Пашка к Скандинаву. Всей бригадой руководил Грач.
В штабе фронта командир, с прикативший из столицы членом госдумы Михаилом Самотаевым, решали какие-то вопросы. На расспросы Петра, Грач только отмахивался, но утром третьего дня разведчики тряслись в огромных трехосных автомобилях «Дукс», а Петр с Грачом наслаждались комфортом в легковом авто.
На пути к штабу 8-й армии они обогнали с десяток солдатских колонн. Им навстречу ехали медицинские повозки. «Туда идут здоровые, обратно везут раненых», - Петр впервые задумался об этой стороне жизни человека на войне.
На въезде во Львов казачий патруль показал, где находится штаб армии. Когда Грач предложил Петру пообщаться с командующем, он едва поверил в такую удачу. В том числе и поэтому, наблюдая за Брусиловым, Ямщиков боялся шелохнуться.
Высокий, тонкий в кости, с тщательно выбритым подбородком, с тонкими лихо подкрученными усиками и с красными от недосыпа глазами, генерал хмуро рассматривал посетителей.
- Не пойму я вас, - нарушил, наконец, молчание хозяин кабинета, - неужели вы всерьез надеетесь учинить в тылу противника партизанскую войну?
- Партизанская война на чужой территории невозможна по определению, -  четко и уверенно ответил Грач.
- Генерал Иванов иного мнения, - кольнул взглядом Брусилов.
- Под партизанской войной, Николай Иудович подразумевает беспокоящие удары казачьих отрядов в тылу противника. Идея неплохая, но потери превысят эффект.
- Вот как? – в голосе командарм впервые прозвучала заинтересованность
Из дальнейшего разговора Ямщиков вынес, что разведку следует вести непрерывно, а вот диверсионные операции есть смысл проводить только перед наступлением. Тогда же резать линии связи и вносить сумятицу в тылах противника. Все остальное действия приведут к бессмысленным потерям. Судя по всему, Брусилов эту точку зрения разделял.
Петру, чьим кумиром был герой-партизан Денис Давыдов, было обидно, но логике командира противопоставить было нечего – Давыдова поддерживало русское население. Здесь же, нашим войскам были рады многие, но не все.
В конце разговора, Брусилов произнес, что начинает понимать генерала Деникина в его отношении к Вагнеру.
«Причем здесь композитор? – эта мысль в сознании Петра прожила всего мгновенье, чтобы тут же смениться взрывом эмоций: командарм явственно намекал на легендарный военный отряд «Вагнер». – Неужели Грач один из его командиров?!»
Перед выездом из Львова, Грач дал команду вооружиться. Из зеленых деревянных ящиков были извлечены пулеметы, и самозарядные карабины. Глядя, как сноровисто разведчики набивают обоймы, Петр понял, что эту команду они ждали с нетерпением. Увы, репортерам оружие не полагалось. В случае пленения, они должны были представиться идиотами-пацифистами, которых царские опричники затащили наверх и заставили нести свои пожитки. А ночами им якобы связывали руки. Доказательством должны были послужить командировочные задания от либеральных редакций и путевые заметки, в которых горе-журналисты клеймили позором русских казаков и тупых царских офицеров. Таковой оказалась тяжкая доля репортера-нелегала.
Первое дыхание войны коснулось разведчиков на подъезде к штабу VII-го армейского корпуса, когда над ними проревел мотором аэроплан с тевтонскими крестами на крыльях. По команде «воздух» бойцы горохом посыпалась из автомобилей и три пулемета открыли огонь по германскому «Альбатросу». Попали или нет, понять Петру было трудно – со стороны штаба по аэроплану длинными очередями садил «максим» и вражеская машина со снижением ушла на запад.
Пока Грач договаривался о выделении сопровождения, Петр с любопытством разглядывал смотрящий в небо пулемет максима. Пояснения давал командовавший расчетом фельдфебель, придумавший и соорудивший из дерева и тележного колеса лафет, с которого его бойцы вели пулеметный огонь по воздушным целям.
Репортер не был бы репортером, не поинтересуйся он о войне в небе. Оказывается, последнее время немцы стали изрядно досаждать на своих «Альбатросах». Пулемет на лафете оказался для них неприятным сюрпризом и сейчас в мастерской мастрячились сразу несколько таких приспособлений.
Из дальнейших расспросов стала вырисовываться следующая картина. В первый месяц войны, германец в небе почти не появлялся, а самых наглых легко отгоняли аэропланы корпусного авиаотряда. Последнее время, у тевтонов во множестве появились новые Альбатросы, и наши аэропланы С11 и С12, Сикорского, а так же старенькие Миг-1, стали терпеть поражение за поражением. Теперь вся надежда на только что поступающие Миг-3М и С15.
Место для ночевки определили близ автороты. На площадке стояли машины Русско-Балтийского завода и завода Дукс. Последних было заметно больше, и выглядели они солиднее. Прибывших тут же окружили военные водители. Всем не терпелось узнать, что за диковинные машины прибыли к ним в часть.
- Саня, ты глянь, какие у них широченные шины, братцы, да какой же у вас клиренс?
- Считай, десять дюймов будет, - с гордостью отвечал водитель передового автомобиля, - этот бугай  только обкатывается.
- Да он же по любой грязи пройдет, а двигатель?
- Шестьдесят пять сил!
- А …
Вопросы и ответы следователи один за другим, и в какой-то момент Петр почувствовал гордость за людей, сделавших такой автомобиль.
Ближе к вечеру к отряду подъехал взвод казаков. Начавший было доклад сотник, вдруг замер, а потом, соскочив с коня, бросился к командиру:
- Грач, чертяка, ты ли это!?
- Аким, какими судьбами?
- Да вот, приказано тебя сопровождать к перевалу.
- Как тогда?
- Как тогда.
Спать легли за полночь, а пока шли разговоры, Петр узнал, что в шестом году Грач с Акимом Кожевниковым, лихо гоняли по Уссурийскому краю хунхузов, и были они тогда рядовыми. Отрядом в то время командовал Михаил Самотаев с позывным Пантера, а казаков вел за собой урядник Максим Шикин. Самотаев сейчас заседает в госдуме, а полк есаула Шикина стоит под Дуклинским перевалом.
На грани между сном и явью, Петру пришла в голову любопытная мысль – а ведь о Вагнере он знает едва ли не больше, чем кто-либо другой. Так почему бы не взяться за летопись этой легендарной организации?

Отредактировано Борис Каминский (18-02-2020 15:36:37)

+7

726

Борис Каминский написал(а):

В конце сентября Петру, Семену Пастухову из журнала «Голос жизни» и неопределившемуся с редакцией Пашке Корзунову, было предложено отправится на Северо-Западный фронт. И не просто так, а с группой разведчиков в тыл противника! Надо ли говорить об охватившем молодых людей восторге.
По дороге в Ровно

А Ровно точно относилось к Северо-Западному фронту?

Борис Каминский написал(а):

Первое дыхание войны коснулось разведчиков на подъезде к штабу VII-го армейского корпуса, когда над ними проревел мотором аэроплан с тефтонскими крестами на крыльях.

теВтонскими.
Тевтоны же. А не тефтели :):)

Борис Каминский написал(а):

Петр с любопытством разглядывал смотрящий в небо пулемет максима. Пояснения давал командовавший расчетом фельдфебель, придумавший и соорудивший этот агрегат из поручных материалов.

Фельдфебель соорудил из подручных материалов пулемет Максима? Или все же зенитный станок для него?
Ну и да: материалы, конечно поДручные. А не поручные :):)

Отредактировано П. Макаров (18-02-2020 10:11:08)

+1

727

П. Макаров написал(а):

А Ровно точно относилось к Северо-Западному фронту?

Точно, только к Юго-Западному. Щас все поправлю, спасибо.

Отредактировано Борис Каминский (18-02-2020 10:57:07)

0

728

Борис Каминский написал(а):

Переговоры Самотаева с командованием Северо-Западного фронта, окончились полным фиаско. Генералу Рузскому, только что назначенному командующим фронтом, хватало своих забот, и просьбу гражданских об аудиенции он перевел на начальника разведывательного отделения штаба Северо-Западного фронта, полковника Батюшина.


Не слишком ли много "фронтов" на два предложения :dontknow:  :playful: ?

+1

729

Борис Каминский написал(а):

розвучало почти искренне удивление. - Или я не прав, полагая, что некоторая группа гражданских лиц проникнет в Закарпатье через Венгрию?
- Вы совершенно правы, Николай Иудович, единственно, что бы мы вас попросили, так это не препятствовать группе репортеров побывать в районе дислокации VII-го армейского корпуса.
Договаривающиеся стороны прекрасно друг друга поняли. Генерал не имел права отдавать приказ на пропуск гражданских через боевые порядки его армий. Зато ему не возбранялось дать разрешение на посещение репортерами некоторых частей.
В свои шестьдесят лет, Николай Иудович был достаточно искушенным человеком, чтобы понять: взамен воздушного прикрытия его войск в районе Карпат, ему предлагается не обращать внимания на «группу репортеров».
Такая сделка его более чем устраивала, а то, что данные испытания авиатехники оплачивало военное министерство, Николая Иудовича в известность не поставили.
***
прозвучало почти искренне удивление. - Или я не прав, полагая, что некоторая группа гражданских лиц проникнет в Закарпатье через Венгрию?
- Вы совершенно правы, Николай Иудович, единственно, что бы мы вас попросили, так это не препятствовать группе репортеров побывать в районе дислокации VII-го армейского корпуса.
Договаривающиеся стороны прекрасно друг друга поняли. Генерал не имел права отдавать приказ на пропуск гражданских через боевые порядки его армий. Зато ему не возбранялось дать разрешение на посещение репортерами некоторых частей.
В свои шестьдесят лет, Николай Иудович был достаточно искушенным человеком, чтобы понять: взамен воздушного прикрытия его войск в районе Карпат, ему предлагается не обращать внимания на «группу репортеров».
Такая сделка его более чем устраивала, а то, что данные испытания авиатехники оплачивало военное министерство, Николая Иудовича в известность не стили.


Возможно я и ошибаюсь, но эти два фрагмента практически идентичны?

0

730

Череп написал(а):

Возможно я и ошибаюсь, но эти два фрагмента практически идентичны?

Череп, дружище, спасибо! В "домашнем" тексте все нормально, по видимому ошибка произошла при редактировании.

Отредактировано Борис Каминский (18-02-2020 16:34:05)

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Ох и трудная это забота из берлоги тащить бегемота. Книга 2, папка 2н