Часть2. Кессонка.

Шторм вот уже третий день вносил свои коррективы в размеренную жизнь отдыхающих. Угрюмые они сидели на берегу и, не отрываясь, смотрели на пенящиеся волны.  Невысокие до полуметра сами по себе они не были помехой. Зайди в море и прыгай. Ныряй в волны кувыркайся, поплавком выскакивая перед следующей волной. Ничего страшного, если умеешь плавать. Но дул северный ветер, и появившееся отбойное течение мешало наслаждаться любимым делом. Таблички с непонятным словом «Рип. Купаться запрещено» пестрели на каждом шагу, пугая всех и особенно суетливых мамаш, окриком останавливая нерадивых чад, стремящихся неустанно в море на «глубЫну».
Мелководье и песчаный берег все благоприятствовало этому явлению. Рип это не водоворот и не воронка. Это течение тягун как его называют в народе, где с большой скоростью движется лишь верхний слой воды, вот он и тащит вас от берега вдоль поверхности, но не на глубину! И чтобы миновать его нужно плыть не к берегу, а в сторону параллельно пляжу. Течение довольно быстро ослабевает, и «тягун» теряет свою силу там где, достигнув пика, волны разбиваются. Не зная всего этого люди, попросту паникуют под накатом волн и, захлебнувшись, тонут.
Вот и Улу нашли недалеко от места предполагаемого погружения, решив, что она попала в рип, и её выбросило на мель. Благо, что на ней был одет акваланг. Береговые рабочие в ту ночь видели, как показался на поверхности воды спасенный её Ром, а сама она так и не выплыла. Всю оставшуюся ночь и следующий день спасатели прочесывали район предполагаемой пропажи. Поиски ни к чему не привели. И теперь спустя неделю обнаружив её лежащей на берегу живой и невредимой, они недоумевали. Прибывший на место осмотра врач, обнаружив сыпь на коже, но не найдя увеличение лимфоузлов подстраховавшись, констатировал ДКБ* первого типа, и немедленно провел рекомпрессию, уверяя, что ей сильно повезло. Специальное оборудование, приобретенное еще в прошлом году, после серии непонятных смертей дайверов всегда держалось под рукой в рабочем состоянии. Но «кессонка» на малой глубине не возникает, даже если существует стрессовая ситуация, или длительные работы в условиях повышенного давления. Лишь резкий безостановочный подъем с большой глубины на поверхность мог привести к декомпрессии.
Доктор недоумевал и, сомневаясь в правильности поставленного диагноза, проштудировал на всякий случай несколько медицинских справочников на эту тему. И пришёл к выводу, что ошибиться он не мог, ну если только чуточку, а после быстрого выздоровления пациентки он вовсе забыл об этом происшествии.
- Неужели я и впрямь сошла с ума? – Каждый день думала Ула. После выхода из больницы по настоянию доктора отдохнуть взяла отгулы и теперь сидя дома старалась разобраться в своих видениях. Она хорошо помнила, как нашла пропавшего ныряльщика, он вертелся вокруг своей оси, привлекая светом стайки любопытных рыб, собравшихся казалось со всего моря.
- Идиот! Это надо же так умудриться, на малой глубине потеряться! - Маякуя, что все в порядке, огромной тенью Ула направилась к нему. И толи со страха толи еще отчего-то, Ром пытаясь рассмотреть, что за чудовище возникло из глубин, направил прямо на неё луч фонаря, ослепив сильно глаза. Зажмурившись от резкого света и боли, Ула сорвав маску, медленно стала опускаться на дно.
- Тогда я куплю Сема!
- Что ты мне можешь предложить? Мне? Верховному духу!
- «Лучезарную дельту!» - она шарила рукой в сумке.
Варргард не отрываясь, гневно смотрел на неё.
- Ты опять не принесла ее. Мне кажется, ты меня хочешь обмануть?!
Она стояла, и не знала что ответить: «К чему она приплела дельту? Её ведь у нее нет. Пещера странная... Это галлюцинации! Мне просто не хватает кислорода, нужно глубоко вдохнуть и все пройдет».
Закрыв глаза и глубоко вдохнув в себя, она стала считать: «Раз, два, три».
ДКБ*- декомпрессионная болезнь

Отредактировано Быстрая (10-07-2018 10:59:45)