Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Хроновойна


Хроновойна

Сообщений 91 страница 100 из 152

91

Tva134 написал(а):

На одесском "идише".

Это даже не важно. Главное, что не на русском, т.е. перевод.
Ненужное, ничем не оправданное, лишнее использования сленга при переводе. "Ответ", а не "ответка".

0

92

Игорь К. написал(а):

Ненужное, ничем не оправданное, лишнее использования сленга при переводе.

Не понимаю, почему вы решили, что в изначальной фразе сленг отсутствовал и сленг в переводе - всего лишь наиболее точное и краткое отображение сказанного. :dontknow:

0

93

Tva134 написал(а):

Не понимаю, почему вы решили, что в изначальной фразе сленг отсутствовал

Дед и бабушка Нетаньяху - выходцы из Белоруссии. Так что сленг ему вполне знаком.
Термин "ответка" есть в толковых словарях.

0

94

HoKoNi написал(а):

Дед и бабушка Нетаньяху - выходцы из Белоруссии. Так что сленг ему вполне знаком.

"Ответка", время появления слова - 1990-е годы, ПМСМ. Сленг. Авторам хочется засорять русский язык? Ну раз хочется, им виднее.

0

95

Игорь К. написал(а):

"Ответка", время появления слова - 1990-е годы, ПМСМ.

И поэтому мне это слово знакомо ещё с доармейских времён? К слову, служил я ещё при Союзе.
Кстати, в армии советского периода термин "ответка" тоже ходил в полный рост.

Отредактировано HoKoNi (12-08-2018 12:11:50)

0

96

HoKoNi написал(а):

И поэтому мне это слово знакомо ещё с доармейских времён? К слову, служил я ещё при Союзе.
Кстати, в армии советского периода термин "ответка" тоже ходил в полный рост.

Да, скорее всего термин попал в разговорный язык из армейского сленга. Но время появления, если я ошибся и не 90-е, значит 80-е. Кстати, в армии, в середине 80-х, я не слышал такого слова, до армии - тем более. Т.е. было оно довольно локальным. Но авторам конечно виднее. :)

0

97

Россия. Москва. Кремль (4.06.2018г.)

- Они и вправду решили пойти ва-банк?
- Да, Владимир Владимирович. Все источники подтверждают, – развёл руками директор Службы Внешней Разведки.
Президент поднялся из-за стола и медленно прошёлся по кабинету. Шагов через десять он неожиданно поймал себя на мысли, что всё это уже было. Семьдесят семь лет назад, здесь же, в Кремле. Что он ведёт себя практически так же, как и тогдашний руководитель Великой Страны. И так же, как тот, не хочет верить в происходящее. В то, что так называемые «друзья и партнеры», закусив удила и наплевав на разум, на грозящую всему миру опасность, собираются обрушить этот мир в пропасть. В новую мировую войну и новую катастрофу. 
Впрочем, одно отличие от того человека у нынешнего Президента всё-таки было. Фактам он доверял несколько больше, чем самому себе и «партнёрам».
- Что по Европе? – развернулся он к сидящим за столом разведчикам и генералам.
- В Европе, я полагаю, никто не рискнет, – сообщил начальник Генштаба. – Даже поляки. Даже если на них надавят. Нервених, Шпангдалем, Рамштайн, Лейкенхит, Милденхолл, Кляйне-Брогель, Фолькель, Авиано, Бюхель, Араксос, Фэрфорд, Леуварден, Геди. Авиабаз, где обслуживалось и хранилось ядерное вооружение, больше не существует. Вместе с этими базами исчезли и находящиеся там самолеты. Это почти девяносто процентов натовского европейского парка. А, как известно, без авиационной поддержки натовцы не воюют…
- Скажем больше, они вообще последние годы воюют одной только авиацией и ракетами, – вмешался министр обороны. – Афганистан и Ирак это хорошо подтверждают. До девяносто пяти процентов всех боевых действий ведутся там путем применения крылатых ракет и авиаударов. На земле действуют только отдельные группы спецназначения и местные как регулярные, так и нерегулярные части.
- У нас же, – продолжил руководитель Генштаба, – атомная катастрофа затронула, в основном, РВСН и подводный флот. Серьезные авиационные потери коснулись лишь двух крупных аэродромов – в Энгельсе и Украинке…
- Ничего себе лишь! – дернул щекой хозяин кабинета. – Практически все стратеги. От четырех полков осталось три самолета, да и те – в ремонте.
- Есть ещё два девяносто пятых в учебных центрах, – заметил министр. – Плюс сохранилось большое количество двадцать вторых. Шайковку с Оленьей вообще не задело, а они как раз на западном направлении.
- Я знаю, – кивнул Президент, вновь занимая место во главе стола.
Помолчав секунд десять, он поднял глаза и обвел взглядом собравшихся.
- Итак, если я правильно понимаю, ситуация следующая. Наши заокеанские коллеги решили проверить нас на прочность на южном фланге. И не просто проверить, а полностью разгромить нашу Сирийскую группировку. Только там они имеют значительный перевес в силах и средствах. Две полноценные авианосные группы, в Индийском океане и Средиземном море. Базы в Эмиратах, Катаре, Бахрейне, Кувейте, Омане, Саудовской Аравии и Ираке. Из НАТО будут задействованы только британцы и, возможно, французы. Хотя последние вряд ли. Их экономика практически рухнула из-за энергетического коллапса. Кроме того американцы уверены, что с европейцами мы воевать не будем. В Северной и Центральной Европе боевых соединений почти не осталось, поэтому отвлекаться на них и ввязываться в войну на этом театре нам ни к чему.
- Да те же немцы или голландцы со скандинавами и сами желанием не горят, – ворчливо отозвался министр обороны. – Делать им больше нечего, кроме как с нами в войнушку играться. У них и обычных проблем сейчас выше крыши.
- Это точно, – поддержал его руководитель МИД. – Мировой рынок схлопывается на глазах. Дефициты бюджетов становятся для Европы одним большим чемоданом без ручки. Им больше не на чем зарабатывать и нечем кредитоваться. Боевые действия против нас способны похоронить Европу не только как экономического игрока, но и вообще как цивилизацию. Запросы и письма с уверениями в нейтралитете нам уже вагонами шлют. И, похоже, что это не блеф.
- Вот поэтому-то США и спешат, – хмыкнул присутствующий на совещании директор ФСБ. – Еще немного, и от них отвернутся все прежние союзники, а без глобального доминирования они никто и звать их никак. Американцам, кровь из носу, нужен успех. Но не экономический, а военный. Демонстрация возможностей в чистом виде и, желательно, на традиционном и сильном сопернике. Только тогда они смогут снова загнать всех под лавку. В этом случае даже китайцы не рыпнутся.
- А мы? – заинтересовался глава государства.
- А о нас просто ноги вытрут, – фыркнул «чекист». – Может быть, даже Крым и Кавказ попробуют отобрать, причем, без войны, по понятиям. Раз проиграл, значит должен. Каждая шавка начнёт что-то требовать. Кому Курилы, кому Крым и Тамань, кому Кемску волость…
- Кемску волость, говоришь? – усмехнулся  Верховный.
- Или что-то другое, без разницы, – пожал плечами фээсбэшник. – Для Запада это закон. Оступившегося – подтолкни.
- Понятно. А что у нас по Индии и Китаю? – сменил тему Главнокомандующий.
- В Китае пока всё тихо, – доложил представитель разведки. – Военное положение, как у нас, никто не балует. Флота практически не осталось. Атомной промышленности и ракетно-ядерного оружия – тоже. Подтверждение стопроцентное. Руководство ведет себя крайне осторожно. Идёт на уступки в дипломатии и торговле по всем направлениям. Полное ощущение, что они решили замкнуться в своей территории лет эдак на двадцать.
- Или блефуют по-крупному, – встрял мидовец.
- Как и мы, – хмыкнул министр обороны.
Президент внутренне помрачнел.
Действительно. В том, что касалось ядерных сил, им оставалось лишь блефовать, надеясь, что информация о реальном положении дел наружу не выйдет.
В памяти внезапно всплыли подробности того страшного дня, когда казалось, что всё, Россия полностью беззащитна и её уничтожение – вопрос нескольких суток. Сведения, стекающиеся в Национальный Центр Управления Обороной, с каждым часом всё полней и полней раскрывали масштаб обрушившейся на страну катастрофы.
Исчезновение десяти российских атомных станций на фоне всего остального выглядело детской игрой, нелепым фокусом, глупой и несмешной клоунадой.
С лица земли начисто – словно их никогда не существовало – были стерты все особорежимные города ядерного оружейного комплекса, предприятия по добыче, переработке и производству ядерного горючего, высокообогащенного урана и оружейного плутония, объекты урановой металлургии, места временного хранения облученного ядерного топлива, промышленные накопители и хранилища радиоактивных отходов, базы АПЛ Северного и Тихоокеанских флотов, пункты снаряжения ракет ядерными боеголовками и погрузки в подводные лодки, места дислокации и позиционные районы ракетных дивизий РВСН, Центральные Базы хранения 12-го ГУМО, авиабазы Энгельс и Украинка…
Балаково, Курчатов, Заречный, Саров, Железногорск, Златоуст-36, Свердловск-45, Северск, Озерск, Снежинск, Забайкальский ГОК, производственные объединения «Маяк», «Химконцентрат», «Чепецкий механический», «Уральский электрохимический», Челябинск-65, Томск-7, Красноярск-26, Ангарск, Гаджиево, Полярный, Видяево, Гремиха, Рыбачий, Серышево, Свободный, Светлый, Ясный, Домбаровский, Солнечный, Косьвинский Камень вместе со скрытым внутри горы командным пунктом системы «Периметр»…
Две с лишним сотни объектов. Здания, техника, люди... То, что создавалось потом и кровью нескольких поколений, кануло неизвестно куда за считанные минуты. Такое не восстановишь ни за год, ни за два, хоть миллиарды вкладывай, хоть триллионы…
Больше всего, конечно, жалко людей. Что с ними, где они, сумели ли выжить? Ответов на эти вопросы не было. Пока не было. Но Президент знал, что рано или поздно всё выяснится. Главное – не опоздать. Понять, кто враг, и успеть нанести ответный удар. Будет от этого толк, не будет – неважно. Отвечать надо. Готовиться к этому, верить, просчитывать, искать варианты.  Только так и никак иначе. Или нас просто порвут «друзья и партнеры», не дожидаясь, когда это сделает кто-то другой…
Поэтому сейчас перво-наперво – не поддаваться нажиму и держать марку.
Последнее труднее всего. От внушительного арсенала в несколько тысяч зарядов осталось всего восемнадцать боеголовок. Пятнадцать из них тактические – мощностью от трех до пятидесяти килотонн разной степени «годности» и сроков эксплуатации.  Три стратегические – по четыреста килотонн каждая. Их сохранить удалось едва ли не чудом. Единственный избежавший уничтожения ПГРК «Ярс» обнаружили в уральской тайге бойцы отряда спецназа Минобороны. Причем командира комплекса следовало не то наградить за спасение уникальной боевой техники, не то наказать по всей строгости за проявленные безалаберность и просто фантастическое разгильдяйство. Умудриться сбиться с маршрута и заблудиться в весеннем лесу при полностью исправной системе позиционирования – это надо уметь!..
На флоте в ночь на двенадцатое порядка оказалось чуть больше. Командир подводного ракетоносца «Юрий Долгорукий» проявил себя с самой лучшей стороны. Он не только сумел сохранить лодку и экипаж, но и вышел на связь с командованием так, что «Долгорукого» не смогли обнаружить ни шпионские спутники, ни  барражирующие у северных границ России разведывательные и противолодочные самолеты НАТО. Однако, по злой иронии судьбы, ощутимой выгоды спасение крейсера не принесло. В этот поход «Юрий Долгорукий» вышел, имея на борту только четыре «Булавы» вместо положенных для полноценного боевого дежурства шестнадцати. Мало того, ракеты были снабжены не ядерными боеголовками, а «простыми» болванками, поскольку задачей похода являлась отработка залповых испытательных стрельб по полигону Кура на Камчатке.
Стрельбы, естественно, отменили, а лодку направили в один из сохранившихся пунктов материально-технического обеспечения Северного флота. В операции прикрытия участвовало полтора десятка надводных кораблей и столько же самолетов. Операция завершилась успешно. АПЛ на новую базу переместили, утечку, что ракетоносец в строю, организовали, «информацию» о том, что на борту «Долгорукого» полный боекомплект, до заинтересованных лиц довели…
Увы, в нынешних условиях только наличие хоть какого-то, даже самого минимального  ядерного боезапаса и средств доставки могло гарантировать, что прямо сейчас полномасштабную войну с тобой не развяжут. А если и развяжут, то на «чужой» территории и, скорее всего, чужими руками. И действовать это правило будет до той поры, пока противники не поймут, что для полноценного сдерживания имеющегося оружия недостаточно или, что более вероятно, ущерб от его применения не перевесит выгоды от будущей победы в войне.
По данным разведки, инструментами сдерживания, хотя и в сильно урезанном виде, в настоящее время обладали лишь две страны – Россия и США. У заокеанских «партнеров» сохранилось около трёх десятков боеголовок, треть – стратегические, свыше ста килотонн. Кроме того, у них на плаву остались семь из одиннадцати авианосцев и половина эсминцев УРО.
А вот Китаю не повезло. Ядерного оружия он лишился. То же самое произошло с Францией и Британией. Израиль и Северную Корею в качестве реальных противников никто всерьёз не рассматривал, а что касается Индии и Пакистана, то там всё было довольно туманно. Точные сведения отсутствовали, но судя по начавшейся между ними войне, становящейся с каждым днём всё более и более ожесточенной, свои атомные арсеналы они утратили с вероятностью почти сто процентов…
- С Китаем понятно, а что по Индии? Насколько у них серьёзно с соседями?
- Серьёзнее некуда, товарищ Верховный Главнокомандующий, – отозвался начальник Генштаба. – Вчера индусы взяли Лахор, и теперь перед ними прямая дорога к Инду. Если они блокируют переправы в районе Мултана, то фактически разрежут Пакистан на две части. Исламабад сдаваться не будет, поэтому там пойдет настоящая война на уничтожение.
- Чем это выгодно американцам?
- В этом случае в войну, хочешь не хочешь, должен вмешаться Китай. Поражение Пакистана грозит ему большими проблемами, и никакая изоляция не поможет. Такое развитие ситуации не даст китайцам возможности влиять на события в Африке и, в первую очередь, в Судане. Американцы надеются полностью вышвырнуть нас с Ближнего Востока, а мы, если Хмеймим и Тартус окажутся уничтоженными, уже не сможем уйти под китайский зонтик на Красном море...
- Заполыхает, как минимум, половина юга Евразии, – развил мысль министр иностранных дел. – Сплошная дуга нестабильности от Мьянмы до Сирии. А оттуда через Кавказ и Среднюю Азию война обязательно перекинется к нам. Остановить индо-пакистанский конфликт мы не можем. Единственный выход – не допустить на ближневосточном театре прямого столкновения между нами и США.
- Вы полагаете, это возможно?
- Ну... если мы скажем, что знаем о готовящейся провокации, и продемонстрируем готовность к жестким ответным действиям, то – да, американцы, скорее всего, остановятся, – развёл руками министр.
В кабинете повисло молчание.
Секунд через десять его прервал Президент:
- Нет. Мы не будем им ничего говорить. Хватит играть в дипломатию. Сегодня у нас другая задача...

+6

98

Глава 4. Лекарство от «Томагавков»

Сирия. Ат-Танф. 6.06.2018г. 05:10

Горизонт на востоке алел. Два Су-25 шли на предельно малой высоте навстречу поднимающемуся из-за барханов светилу. На земле до восхода оставалось минут пятнадцать, в небе он наступал раньше.
- Пять километров. На два часа. Горку, – скомандовал пилот первого Су.
- Понял. Делаем, – быстро ответил ведомый.
Оба штурмовика взмыли вверх.
Солнечные лучи скользнули по лобовым бронестеклам и плавно ушли в левую полусферу.
- Первый заход – РБК. Второй – НУРСами. Цели работаем произвольно, – прозвучало в эфире через десяток секунд.
- Есть работаем произвольно, – бодро отозвались в наушниках.
«Может, ещё матюгнуться для верности? – мысленно ухмыльнулся ведущий. – Хотя, наверное, нет, не стоит. Лучше потом, на отходе...»
К действующим в Сирии ВКС эти «Грачи» никакого отношения не имели. Ну, разве что пилоты переговаривались на русском, а «камуфляж» обеих машин, в общем и целом, соответствовал принятому в российской боевой авиации. Однако это был действительно камуфляж, потому что оба Су ещё две недели назад базировались на аэродроме близ Николаева, считались собственностью Вооруженных Сил Украины и даже сегодня, несмотря на то, что в небо они поднялись с Иорданской королевской военно-воздушной базы имени Маваффика Салти, пилотировали их украинские лётчики. Двадцать пять тысяч зелёных за один-единственный  боевой вылет... Что ж, за такие деньги можно и вправду рискнуть...
Восемь контейнеров РБК-500, по четыре с каждого самолета, один за другим отделились от подкрыльевых пилонов и споро устремились к земле, чтобы уже через пару-другую секунд, после подрыва инициирующего заряда, разбросать во все стороны хранящийся под стальной оболочкой груз – сорок осколочно-фугасных ОФАБ-50 и около пяти сотен мелких, но исключительно смертоносных ОАБ-2,5.
Нанесенный по американской военной базе удар оказался страшен. Полтора десятка гектаров буквально перепахало взрывами. Горящая техника, посеченные осколками здания, разбитое оборудование, изломанные тела погибших, истошно вопящие раненые, огонь, дым, паника. Тот, кто наводил машины на цель, безусловно, знал своё дело. Именно в эти дни происходила масштабная ротация персонала, именно на этом участке скопилось большое количество перемещаемого  имущества и людей, пришлось даже ставить палатки и легковозводимые и столь же легко пробиваемые осколками жилые модули...
- Круто, мля! Не хуже, чем на Кавказе! – «восторженно» завопил ведомый.
- Да, Паша. Мы молодцы, – подтвердил заученной фразой ведущий. – Давай на второй заход.
- Есть, командир. Вмажем пиндосам по самые помидоры!..
Их переговоры, конечно, прослушивали. И выводы из услышанного – кто сидит за штурвалами «неизвестных» самолетов – должны были сделать правильные...
Второй заход вышел чуть менее эффективным, нежели первый. Несколько десятков неуправляемых авиационных ракет С-8, выпущенных из подвесных блоков, хоть и наделали шороху на еще не подвергшейся бомбардировке территории, но внезапным этот удар уже не был. Все, кому положено, успели добежать до укрытий, другие занялись своими прямыми обязанностями – спасением раненых и отражением воздушного налета.
Последнее, впрочем, без видимых результатов.
Небо прорезали несколько трассеров, кто-то пальнул из ПЗРК... неудачно...
Этим всё и закончилось…
Почти закончилось…
- Возвращаемся. Азимут...
Договорить пилот не успел. В наушниках внезапно заверещало, индикатор «Березы» замигал красным, а через пару мгновений донеслось ожидаемое:
- Командир! Меня атакуют! Воздух-воздух! А-а-а, мать…
В глазах потемнело от перегрузок, желудок как будто переместился к горлу, а затем резко обрушился к копчику.
Увы, противоракетный маневр не помог. Отстрел инфракрасных ловушек – тоже.
Одна из двух выпущенных буквально в упор ракет AIM-9Х поразила левый двигатель, вторая разорвалась в районе правого крыла.
Потерявший управление самолет рыскнул вниз.
Единственное, что сумел сделать пилот – это рвануть на себя ручки катапультирования.
Тщетно. Механизм спасения не сработал.
Да и не должен был.
Руководителям операции «Восточный сюрприз» выжившие исполнители не требовались. А вот обломки штурмовика с красными звездами на фюзеляже, наоборот – были нужны, и даже очень…
Завершив атаку, F-16 «Фалькон» Коалиции сделал круг над пустыней, после чего резко набрал высоту и ушел в сторону Иордании.
- Обе цели поражены. Расход ракет – четыре «Сайдуайндера», – доложил пилот истребителя…

+6

99

Tva134 написал(а):

Руководителям операции «Восточный сюрприз» выжившие исполнители не требовались. А вот обломки штурмовика с красными звездами на фюзеляже, наоборот – были нужны, и даже очень…

укроамерская провокация?

0

100

Криг написал(а):

укроамерская

Провокация амерская. Укры - обычные исполнители, которых не жалко.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Хроновойна