Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Любовь в эпоху киберпанка


Любовь в эпоху киберпанка

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Небольшой рассказ о том, как будет любовь выглядеть через два-три десятка лет.

18+

Отредактировано Pascendi (05-08-2018 04:03:49)

0

2

У неё была отличная, престижная работа. Она управляла правым глазом виртуальной Скарлет Йохансон. Это было трудно, потому что нужно было следить, чтобы движения правого глаза не противоречили движениям левого (правда, синхронизация зрачков делалась автоматически), а главное — не противоречили движениям губ.
Для программы правый глаз был ведущим, левый ему подчинялся, и тот, кто им управлял, мог влиять на движения своего глаза, век и ресниц только в незначительной степени, например, если в сценарии было написано: «Подмигивает левым глазом».
Она считалась талантливым исполнителем, потому что вкладывала всю душу в то, чтобы отследить эмоции, заданные сценарием, и сделать выражения глаз естественными, убедительными и похожими на те, которыми отличалась актриса, когда была живая.
Да, её звали Марша.
Она любила свою работу. Было жаль, когда кончались положенные пять с половиной часов. Но дольше работать было невозможно, даже если бы она хотела: «Хёнде Дисней Пикчерз» практически ни с кем из работников её уровня не заключали контрактов на полное рабочее время. Контракт на полное время давал право на пособие по безработице, если работника увольняли. Временный контракт на сокращенный рабочий день — нет. Контракт на полное время должен был оплачиваться по утвержденной правительством ставке. Временный — по ставке, установленной работодателем.
Марше платили больше, чем текущая среднемесячная ставка по контракту на полное время. Но не разрешали работать полные восемь часов.
Так что в установленный час программа, тихо блямкнув, выкинула Маршу (хотя и сохранила автоматически то, что она успела сделать: ещё восемь минут экранного времени нового фильма «Мстители 64», в котором виртуальная Скарлет Йохансон играла Чёрную Вдову).
Ну что ж, девушка проработала ещё пять с половиной часов, девушка заработала ещё пятьдесят пять амеро, девушка может отдохнуть и получить удовольствие.
Марша сняла очки виртуальной реальности, отключила от планшета кинект, стащила с себя одежду и выудила из-за дивана тактильный комбинезон. От него попахивало; следовало бы его сдать в чистку, но Марша даже представить себе не могла, что может остаться без ти-оу[1] хотя бы на те три дня, что занимала чистка.
Комбинезону был уже год. Недавно в рекламе расхваливали новую японскую модель. Дорогую, но Марша вполне могла себе её позволить — ну, через три-четыре месяца, когда отложенных денег хватит на первый взнос по кредиту. Тогда и сдаст этот в чистку, а потом попытается пристроить на распродаже в Сети.
А пока можно и потерпеть запашок. Тем более, что, когда ти-оу используешь, не до запахов.
Более неприятно было то, что Марша в комбинезон заползала уже не без труда. Он, конечно, тянется, но не до бесконечности. Надо бы похудеть немного…
Тем не менее, девушка в сбрую поместилась, устроилась поудобнее и полезла в сеть на соответствующий сайт. Ну, мы с вами взрослые люди, правда?
Хорошо, что в этом случае не нужны очки виртуальной реальности. От них сильно глаза устают. На работе не обойдешься, а тут можно расслабиться. В центре комнаты уже заклубилось облако голопроекции. Из медленно вращающегося мутно-серого клуба стали выплывать пункты меню.
Ещё года полтора назад, — подумала Марша, — нужно было располагаться в пространстве довольно точно, потому что оптические датчики голографического считывателя могли сканировать очень небольшой участок пространства. Ну, или стоили как квартира на Манхэттене. Марша почти год назад купила новую установку, одной из первых — потому что для работающих в Голливуде были и скидки, и рассрочки, и предложения новинок раньше, чем всем другим.
Вот жалко, что новый ти-оу так купить не удастся.
Самый возбуждающий секс-чат, на вкус Марши, был Вирт-Рулет. Там партнёр выбирался случайным образом, и партнёры были не профессионалами. Марша очень хорошо знала, откуда берутся профессионалы: до нынешней работы она сама участвовала в создании подобных виртуалов. Там, конечно, всё было куда грубее, чем в Большом Кино: сценарии генерировались программой, процентов 85 движений персонажей — тоже, и на долю виртхудожников приходилось управление выражением лиц и некоторыми мелкими деталями, чтобы создать у неискушенного зрителя впечатление индивидуальности.
В Вирт-Рулет только один недостаток: в сутки можно отказаться не более чем от двух партнёров. Иногда это бывает неудобно.
Сегодня Марша натянула на себя аниперсону[2], которую сделала себе совсем недавно. Она назвала её Мелиссой. Марше почему-то нравилось это имя. Она не стала менять для Мелиссы свой голос, как делала под другие аниперсоны. Ей захотелось испробовать, насколько её голос может быть сексуальным и возбуждающим.
В этот раз Вирт-Рулет уже на второй заход прислал Марше приятного партнёра. Его аниперсона выглядела роскошно: мускулы, волосы, губы, глаза… приятный тембр синтголоса…
Они обменялись приличествующими знакомству словами — и Марша решила, что её всё устраивает.
Наступил неловкий момент, когда им пришлось подписывать осведомлённое согласие на виртуальный секс. Никогда нельзя быть уверенным, что твой партнёр не отвалится, когда ты уже поставила свою квалифицированную подпись — и наоборот, у партнёра могли быть те же опасения. К сожалению, обойтись без этого нельзя, иначе легко налететь на разорительный судебный процесс: что гейакт, что фемакт[3] откуда-то получают доступ к логам секс-чатов. Это незаконно, но ещё более незаконно совершать любые действия, имеющие отношение к сексу, не получив удостоверенного согласия партнера, зафиксированного в центральной базе данных.
На этот раз всё прошло как надо, и Стороны (как их называют в соотвествующем документе) получили разрешение приступить к делу.
Попутно выяснилось, что партнёра зовут Максуд.
Марша немного опасалась, потому что в виртуальности разные мужчины встречаются. Некоторые даже через тактильный комбинезон умудряются ставить болезненные синяки, а некоторых не интересует удовольствие девушки, им лишь бы самим получить, что хочется.
Но этот партнёр, со своим странным именем, оказался просто чудом! Его прикосновения были нежными и точными; он как-то понимал, чего и где хочет от него Марша. Он занимался ею долго, внимательно и — сказала бы она — профессионально, так что она успела получить удовольствие аж три раза, прежде чем он позволил себе разрядиться.
Когда всё кончилось, Марша почувствовала себя мягкой, тёплой и бесформенной, как мороженое в микроволновке.
Это было чудесно!
И он не забыл поблагодарить Маршу за прекрасный вирт.
Ей не хотелось отключаться, и она спросила Максуда, не против ли тот немного поболтать. Он, как ни странно, согласился!
Может быть, она ему действительно понравилась.
Они немного поговорили на нейтральные темы, но Марше хотелось, несмотря на NDA[4], хоть как-то намекнуть на свою близость к Голливуду. Она спросила Максуда, что тот думает о недавно вышедшем фильме, в котором участвовала её виртуальная героиня. Ответ окатил её холодным душем:
- Эти комиксы? Жвачка для дебильных подростков.
- Ты не боишься, что на тебя подадут в суд? Нельзя же плохо отзываться о том, что делается в Голливуде!
- Это в Западной Америке нельзя. Уже в Восточной — можно. А я вообще живу в Марсельском Эмирате, у нас на ваши суды кладут.
Марша воспользовалась удачным предлогом, чтобы уйти от опасной темы. И потом, ей действительно было интересно:
- Так ты в Европе живёшь? Я никогда никого не знала из Европы.
- Да, только не в Союзе, а южнее. Мы между Испанией и Французским Халифатом.
- А вы что, не мусульмане?
- Мы шииты, а в Халифате — сунниты.
- А я думала, шииты только в Иране и в России.
- Ну, нас в Европе не так много. Моим родителям повезло, когда в Британии началась гражданская война и стали резать мусульман — они среди последних успели убежать. По туннелю пешком шли. До сих пор не любят вспоминать про это. Мой старший брат там погиб, и дедушка тоже.
Марше сделалось его очень жалко.
- А чем ты занимаешься, — спросила она, чтобы опять сменить тему.
- О, у меня тяжелая работа. Я надзираю за беспилотными грузовиками.
Марша знала, что такое беспилотные грузовики. У них в Западной Америке таких было много. Но она думала, что они ездят совсем без людей.
- И как ты за ними надзираешь? — Полюбопытствовала она.
- Сейчас у меня их три штуки. Я смотрю за ними дистанционно, чтобы они не наехали на кого-нибудь или не врезались куда-то.
- То есть ты не в кабине сидишь?
- Ну конечно нет! Я сижу дома, как все.
- А что же в этой работе тяжёлого?
- Ответственность. Нельзя ни на секунду отвлечься. У нас тут одна отвлеклась, так её беспилотник сшиб пешехода, который перебегал дорогу, где не положено. Теперь ей три года в тюрьме сидеть.
Марша была поражена. До сих пор она думала, что её работа — самая сложная и ответственная в мире. Оказывается, есть и похлеще!
Она вдруг почувствовала, что ей хочется обнять Максуда, да и не только обнять.
На этот раз секс был не таким бурным, но очень и очень нежным. И долгим. Она снова получила удовольствие не однажды.
Это было настолько здорово, что Марша, забыв про всё на свете, попросила Максуда прислать ей его сперму. Практически предложила ему на ней жениться, по нынешним законам.
Максуд, к чести его, не отключился (как сделали бы в такой ситуации девяносто девять процентов мужчин), а с улыбкой в голосе ласково ответил, что предложение для него слишком неожиданно, и он будет над ним думать.
Это слишком хорошо, чтобы быть правдой, — подумала Марша, стягивая с себя ставший липким и ещё более пахучим тактильный комбинезон. Но лицо её расплылось в улыбке, а в голове кружились мечты, в которых она — в виде Мелиссы — стояла рядом с Максудом — в виде его аниперсоны — перед чем-то, что Марша считала алтарём.
В конце концов, это стоит того, чтобы устроить себе маленький праздник!
И она вызвала Умный дом, чтобы заказать пару гамбургеров.
Зануда немедленно отозвался:
- Ваша медицинская страховка требует, чтобы вы ограничивали себя в калориях, пока ваш вес не упадет ниже пятисот шестидесяти фунтов[5]. Ваш сельдерейный суп будет разогрет через три минуты…
Марша плюнула в угол — ну и ладно! — повозилась, устраиваясь поудобнее на огромной кровати, занимавшей почти всю площадь её жилой ячейки, и расслабилась. Настроение у неё всё равно было прекрасным.
В конце концов, у неё же есть гуид[6] этого Максуда. Никуда он не денется.

В это время на другой стороне планеты в старомодном полупустом офисе перед голоэкраном сидели двое мужчин, один постарше — годам к пятидесяти, другой помоложе, годам к тридцати.
Голопроекция рассеялась, и старший сказал младшему:
- Ну вот, Сергей. Считай, ты заработал премию имени Пачикова. Это тебе не тест Тьюринга пройти, это полноценная личность. Надо же, как удачно твоя программа надёргала фразы и действия из Сети! Готовь отчет для Воложа.
- Старшего?
- Ну ты хватил! Младшего пока.


[1] Ти-оу: TO, Tactile Overalls — тактильный комбинезон. Устройство, создающее на коже носителя тактильные ощущения.
[2] Аниперсона: виртуальный визуальный образ, отображающий в сеть движения и выражения лица оператора, но имеющий заданный облик. Может быть приобретена в виртуальном магазине, но люди, умеющие пользоваться персонредактором, предпочитают создавать уникальные образы.
[3] Гейакт, фемакт — совокупное название групп активистов, зарабатывающих на «защите прав», соответственно, мужчин и женщин, в сфере виртуального секса.
[4] NDA — Non-Disclosure Agreement, подписка о неразглашении.
[5] 254,24 кг.
[6] Гуид — GUID — глобальный уникальный идентификатор.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Любовь в эпоху киберпанка