Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » История » Красные и белые-2


Красные и белые-2

Сообщений 181 страница 190 из 221

181

В тему - из воспоминаний генерала и диссидента П.Григоренко.Осень 1918 года, рассказчик - свежеиспечённый ученик реального училища.

Однажды, в прекрасное солнечное утро, придя в школу, мы никого в ней не застали. Стали расспрашивать. Установили — все пошли к собору встречать дроздовцев.

    — Значит, и Володя! — обрадовался Сима. — Побежим и мы к собору! — Но мне почему-то бежать не хотелось, хотя в то время я никакой вражды к белогвардейцам не испытывал. Я их попросту не видел и не знал, не понимал, кто они и зачем идут.

    Я остановился на тротуаре, неподалеку от бывшей городской думы — теперь Ногайский городской Совет.

    У здания толпился народ. Как я понял из разговоров, это были родные членов Совета, которые все до единого собрались в зале заседаний в ожидании прихода дроздовцев, чтобы передать управление городом в руки военных властей. Городской Совет Ногайска, как и подавляющее большинство Советов первого избрания, был образован из числа наиболее уважаемых, интеллигентных, преимущественно зажиточных, а в селах хозяйственных людей. Для них важнее всего был твердый порядок, и потому они не хотели оставить город без власти, даже на короткое время. Входившие в состав Советов двое фронтовиков до хрипоты убеждали своих коллег разойтись и скрыться на некоторое время. Они говорили: «Офицерье нас перестреляет». На это им отвечали: «За что? Ведь мы же власть не захватывали. Нас народ попросил. Офицеры — интеллигентные люди. Ну, в тюрьме подержат для острастки несколько дней. А расстрелять...»

    Я стоял, слушая рассказы об этих разговорах в Совете, и тоже не понимал, как это можно застрелить человека за то, что народ избрал его в Совет.

    Вдруг где-то на окраине города, за собором, грянул духовой оркестр. Многие побежали в направлении музыки. Я тоже было двинулся туда, но через несколько десятков шагов остановился, а потом возвратился на прежнее место. Из-за собора, сверкая солнечными отблесками, выходил, как я теперь понимаю, полк, развернутый в линию ротных колонн (в шеренгах, примерно по пятьдесят человек). Через некоторое время, обходя полк справа, показалась небольшая офицерская колонна, которая быстрым шагом направлялась к зданию Совета. Когда колонна была уже в нескольких шагах от этого здания, я со своего места увидел, как с задней стороны его открылось огромное окно, через него выпрыгнули двое солдат в расстегнутых шинелях и бросились через сад к железной ограде, окружающей территорию Совета.

    Они явно хотели убежать, и план их был мне ясен: преодолеть железную ограду Совета, перебежать прилегающий переулок и скрыться за зданием реального училища. Далее через городской сад добраться до ближайшего оврага — и «ищи ветра в поле». Но беглецов заметили и те, что подходили к Совету. Четверо отделились от колонны и бросились к переулку. На ходу они стреляли. Один из беглецов был подстрелен. Будучи уже на верху ограды, он свалился внутрь территории Совета. К нему бросились двое из колонны. Второй успел перемахнуть через ограду и, прихрамывая (по-видимому, был ранен), бежал к зданию реального училища. Оставалось всего несколько шагов до заветного укрытия. Вдруг что-то темное метнулось солдату под ноги, и он упал. «Что-то темное», оказавшееся мальчиком в форме реалиста, выскочило из-под ног солдата, и в это время к нему подбежали преследователи. Они начали с ходу наносить по беззащитному телу удары штыками.

    В это время конвой, вошедший в здание, начал выводить членов Совета на площадь. Некоторые из них, видя своих родных и пытаясь их подбодрить, кричали: «Не волнуйтесь, мы скоро встретимся!» — «В аду», — «шутили» господа офицеры из конвоя. В это время я услышал хорошо знакомый мне, но звучащий теперь подобострастно голос: «Господин офицер, не забудьте, пожалуйста, это я его подвалил. Я ему под ноги бросился». Я оглянулся: Павка Сластенов, то и дело забегая вперед, чтобы угодливо заглянуть в
глаза офицеру, продолжал напоминать о своем. И офицер милостиво отвечал: «Да, да, я доложу о вашем патриотическом поступке».

    Меня затошнило. Отвращение и ненависть к этому моему бывшему кумиру родились во мне. И слово «патриотический» с тех пор легло в тот отсек души, где хранится все, напоминающее неприятное. Когда говорят «патриотический», я невольно вспоминаю неподвижное и беззащитное тело, поражаемое штыками четырех здоровых людей. Никто его не допрашивал, никто не судил, никто даже не спросил, кто он, — просто убили, как дичь на охоте.

    Членов Совета конвой погнал в сторону моста через реку Обиточную и далее, по направлению к селу Денисовка. За арестованными двигалась колонна пустых повозок. Родственников арестованных и других гражданских лиц через мост не пропускали. Некоторое время спустя враздробь затрещали выстрелы со стороны Бановской рощи. Немного погодя треск повторился. Еще через некоторое время со стороны Денисовки подъехал офицер и прокричал: «Кто здесь родственники советских прислужников? Можете забирать их!» — «Где? Где?» — зашумели люди. Им показывали в сторону Бановской рощи. Вскоре плачущие родственники пошли назад. В повозках, за которыми шли они, лежали их мертвые родные. Так вот для чего за арестованными следовали повозки!

    Люди, ошеломленные происшедшим, присоединялись к скорбной процессии, к своим друзьям и родным, со страхом оглядываясь, расходились по домам. Но немало оставалось и тех, кто продолжал растерянно топтаться на месте. Среди них был и я. Видеть Симу желания не было. Домой тоже не хотелось. В училище — незачем. И вдруг я увидел учителя истории Новицкого. В парадной форме капитана русской армии, с четырьмя «Георгиями» на груди (полный георгиевский кавалер), он, четко чеканя шаг, шел к зданию Совета. Я был потрясен, у меня не было никакого сомнения, что он был среди тех, кого повели на расстрел. Я сам видел его. И вдруг снова он.

    Он вошел в здание Совета. Через несколько мгновений оттуда послышалась отборнейшая площадная брань. Слышались слова: «Ты еще учить нас будешь, большевистская подстилка! Права требовать! Я тебе покажу права!» На крыльцо вылетел выброшенный сильным толчком Новицкий. Погоны у него сорваны. Георгиевские кресты тоже. Китель разорван. За капитаном на крыльцо выскочил офицер с белой повязкой на рукаве, надпись на повязке: «Комендант». Держа револьвер у затылка Новицкого, он орал ему: «Вперед! Вперед!» Только Новицкий шагнул с последней ступеньки думского крыльца, прозвучал выстрел, и тело капитана мешком осело на тротуаре...

+3

182

Сейчас собираю референсы по Шамхорской бойне. Самое начало 18 года. Если кто подкинет материала по тем реалиям, буду благодарен.

0

183

Прибылов написал(а):

Сейчас собираю референсы по Шамхорской бойне. Самое начало 18 года. Если кто подкинет материала по тем реалиям, буду благодарен.

Можно почитать   Б. Л. Байков. "Воспоминания о революции в Закавказье" (1917—1920 гг.) или А. А. Столыпин. "Записки драгунского офицера."  "Записки драгунского офицера." можно найти в библиотеке русского зарубежья.

+1

184

Генерал, спасибо!

0

185

Прибылов написал(а):

Сейчас собираю референсы по Шамхорской бойне. Самое начало 18 года. Если кто подкинет материала по тем реалиям, буду благодарен.


Армянский настольный календарь на 1919 год
https://rusneb.ru/search/?q=шамхорская бойня&c[]=4&c[]=5&c[]=7&c[]=3&c[]=2&full_query_search=1&f_field[YEARRANGE][]=f/yearrange/20 век/1911-1920

К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье Берия Л.П. — Госполитиздат , 1952 — 288 с.; 1 л. портр. 
«развалинах утвердит социалистический строй, где не будет бойни народов, войны, милитаризма и полицейского патриотизма дашнаками являются погромщиками организаторами шамхорского погрома революционных солдат. После победы социалистической»

+1

186

Череп, спасибо!

+1

187

Прибылов написал(а):

Череп, спасибо!

Не за что.

0

188

Zavklad написал(а):

Помните, надеюсь: До основанья мы разрушим, а затем...

А вот не надо путать идеологические агитки с потребностями тогдашних людей. Нынешние "духовные скрепы" тоже душком попахивают, но нынешнюю власть народ признаёт не из-за "скреп", а по экономическим причинам. И волнения, падения рейтингов тоже напрямую связаны с проблемами в экономике, а не потому что "Путин на троне засиделся". Люди вообще существа приземлённые...

Zavklad написал(а):

Вот люди и воевали - за или против этого.....

Красные - простые мужики - воевали за отъём земли у помещиков и за сносные условия труда для рабочих. Белые (во всяком случае на юге) воевали за сохранение той земли, которую они УЖЕ переделили (в том числе изначально под красными флагами).

Это была война тех кого уже всё более-менее устраивает и тех, кого всё это не устраивает категорически. Но отнюдь не "охранителей" с "революционерами". Они там ВСЕ были революционерами. Просто задержавшаяся в феодализме Россия ухитрилась "дозреть" и до буржуазной, и до социалистической революций разом. И они, разумеется, сцепились.

Короче, Гражданская война - это война революций, война Февраля с Ноябрём.

Отредактировано Toron (07-11-2019 09:10:50)

+2

189

Zavklad написал(а):

Помните, надеюсь: До основанья мы разрушим, а затем...


Как зануда, отмечу что это - вторая половина строки. Полностью звучавшей как "Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем // Мы наш, мы новый мир построим. Кто был никем, тот станет всем".

Напомню также, что эту песню сочинили и пели люди, которых реально били и стреляли (подавление Парижской Коммуны, Кровавое воскресенье, Ленский расстрел, бойня в Ладлоу - это только самые крупные массовые убийства; законные телесные наказания* и обычный мордобой практиковались повсеместно). Люди, которых целенаправленно держали в нищете и невежестве. В России ярким, но не единственным выражением этой системы был пресловутый "циркуляр о кухаркиных детях"**.

Перечислять "свинцовые мерзости жизни" не хочу - это сделали очевидцы, куда более талантливые. Горький, Короленко, Лесков, Куприн, Диккенс, Джек Лондон - перечислять писателей разных стран и народов можно долго. Статистика тоже собиралась, хотя опросы общественного мнения тогда ещё, помнится, не проводились. Главное то, что цветы культуры и пышная листва купеческого шика распускались над бездной крови и грязи. И когда в этом болоте начинали рваться снаряды, получалось нехорошо. Что в 1871, что в 1917-19.

*) В России порка крестьян была отменена в 1904 году, а в т.н. исправительных учреждениях практиковалась до 1917.

**) С обоснованиями вида "Таким образом, при неуклонном соблюдении этого правила гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одаренных гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию"; полный текст есть в Викитеке

Toron написал(а):

Красные - простые мужики - воевали за отъём земли у помещиков и за сносные условия труда для рабочих. Белые (во всяком случае на юге) воевали за сохранение той земли, которую они УЖЕ переделили (в том числе изначально под красными флагами).


Как зануда, уточню что уже с весны 1918 и красные и белые проводили мобилизации, так что далеко не все белые и красные воевали за что-то. И сторон в Гражданской войне было куда больше, чем две.

И монархисты среди белых были, навскидку назову почётного гостя XXII съезда КПСС В.В. Шульгина и земского воеводу Дитерихса. Хотя и в меньшинстве, так что эпизод из "Неуловимых мстителей", когда один из героев, запев в ресторане "Боже, царя храни" вызывает кабацкую драку, вполне соответствует духу времени.

+6

190

Зануда написал(а):

В тему - из воспоминаний генерала и диссидента П.Григоренко.Осень 1918 года, рассказчик - свежеиспечённый ученик реального училища.

Имел возможность ознакомиться с делом одного бывшего  добровольца из дроздовской дивизии, расстрелянного в 21 году в Крыму.
Основной обвинительный материал- добровольное вступление в Дроздовскую дивизию в 1919 году, чего  арестант не отрицал.
Приговор- расстрел.
Поскольку Дроздовский и компания не один такой след оставили , то  вполне понятен градус ненависти к ним.
Как и Мамонтов.
Один товарищ на трибунале в 1937 году малость испугался,что  трибунал и зрители подумают,что он к мамонтовцам имеет какое-то отношение.

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » История » Красные и белые-2