Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Смоленское направление


Смоленское направление

Сообщений 1 страница 10 из 961

1

В 1239 г. отряд кочевников двигался мимо Смоленска. Богатейший город Руси устоял перед полчищами завоевателей. В преданиях упоминается про подвиг пришлого воина Меркурия, которого впоследствии Русская Православная Церковь сделала святым. Наш современник волей обстоятельств попадает в прошлое, и принимает деятельное участие в событиях того времени.

СМОЛЕНСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ
Часть 1
1. Наследство

Попасть в автомобильную пробку в Севастополе, это надо уметь. Как ни огромен наш город по площади, но дорожное проектирование всегда было слабым местом градостроительства.  Ругать власти и ждать, когда водитель троллейбуса попадёт с пятого раза штангами на провода, это лучше, чем пытаться объехать рогатую машину по встречной полосе. Закон подлости предполагает наличие инспектора в таких местах.
После оранжевого переворота, пьяный президент, сев за руль служебного мерса, разогнал державную автоинспекцию. Дешёвый популизм не прибавил политического авторитета, и вскоре, всё вернулось на круги своя. А после введения чудовищных для нищей страны штрафов, засады под названием «кукушка», стали совершенно обыденным делом, словно знаки на автострадах.
Хорошо хоть спешить некуда.  Последствия кризиса поставили последнюю точку в моём мелком бизнесе, и я стал обдумывать, как жить дальше.  Личная жизнь вроде стала складываться. Есть девушка Полина, которая вроде как невеста, квартира, новая машина, это в плюсе. Инфляция съела все накопления, работа стала совсем неинтересна, депозиты в банках не выдают, это всё в минусе.
Из динамика верещал противный голос, сообщающий о том, что при строительстве под Киевом больницы для детей, не украдено и гривны. На другой волне речь шла о той же больнице, только сумма воровства превышало шестизначную цифру. Поди разберись, что там происходит на самом деле? Страной управляет либерастическая  погань, потирающая руки от предстоящих выборов и им плевать на всё и вся, выдаивая последние соки из куска некогда огромной державы. Представляя нам якобы смертельную борьбу двух кланов, поделивших Украину.
Колёсико джойстика крутилось под моим пальцем, табло выдавало цифры частот волн, но поймать что-то приятное – не удалось. На радиостанциях совсем не слышно русского языка, как и правильного украинского.
Трынь! Трынь! – Раздалось из карманчика сумки.
Размышления  и поиск музыки прервал противный писк телефона. Откинул крышку мобильника, одновременно нажимая паузу на джойстике. Посмотрел на номер, звонил неизвестный.  Ну что ж, одной неприятностью больше, одной меньше, какая к чёрту разница. Нажал соединение.
- Борисов слушает. - Так отвечать по телефону меня научил ещё отец, в военном училище это было закреплено, а потом просто выработалось на уровне автоматизма.
- Левин. Борис Борисович Левин. Я адвокат. Алексей Николаевич, это вы?
Голос из динамика показался немного знакомым, приятным, и я успокоился. Звонили не из банка, по карточке которого, уже как неделю был перерасход.
- Он самый, слушаю Вас, Борис Борисович.
- Алексей Николаевич, я старый друг Вашего отца. Позвольте я буду называть Вас просто Лёша, ибо помню Вас совсем ребёнком. Я вот по какому поводу звоню. Умер Ваш дядя. По завещанию Вы являетесь одним из наследников. Сейчас я нахожусь в Севастополе, на аэродроме Бельбек, только что прилетел. Нам необходимо встретиться, чтобы уладить некоторые формальности. Вы меня понимаете? – Естественно я его понимал, после краха фирмы наследство было очень кстати.
- Понимаю. Где и когда мы встретимся? – Ответил чётко, вспоминая, что адвокаты очень любят конкретность.
- Оптимальный вариант у Вас в офисе. У Вас же есть офис? Хотя, Алёша, где Вам удобнее?
Я задумался. То, что мне пришлось прервать аренду офиса день назад, знали лишь два человека. Моя персона и арендодатель. Откуда осведомлённость о моих проблемах? Или стал слишком подозрителен, или нервы?
- Ждите в Бельбеке. Я за Вами приеду. – Минут сорок, не меньше, подумал я.
- Ой, таки огромное спасибо, буду ждать. Лёша, позвоните мне, как будете на месте. – Абонент отключился.
- До встречи Борис Борисович, - было сказано телефону.
Я сложил трубку, и стал вспоминать, какой такой дядя мог оставить мне наследство, из-за которого в Севастополь прилетел целый адвокат Левин. Вроде бы наследственными делами заведует нотариус. Значит дело нечисто, спорное или наследство велико.
Сигнал клаксона вернул меня к реальности. Троллейбус уже отъехал метров на сорок, и теперь только моя  машина тормозила движение. Инспектор ГАИ стоял в нескольких метрах  от бордюра и разочарованно крутил видеокамеру в руках, не срослось. Проезжая мимо него я ухмыльнулся. Не фиг ловить автолюбителей, лучше б движение регулировал. Инспектор каким-то шестым чувством догадался, что обсуждают его персону, улыбнулся и приложил руку к козырьку, отдавая честь.
- Чувство юмора есть – значит, не всё потеряно, - подумал я.
Дорога до Бельбека заняла почти час. По пути  позвонил отцу и пересказал разговор с Левиным. Ответом было недолгое молчание, после чего папа сообщил, что Бориса Борисовича знает, а по поводу смерти брата удивился. Ибо брат отца умер много лет назад, и всё имущество давно перешло дочери покойного.
Звонить Левину не пришлось. Как только  подъехал к административному зданию аэропорта, невысокий человек в тёмно синем костюме с огромным чемоданом в красную клетку резко засеменил по направлению в мою сторону и приветственно помахал рукой.
Выйдя из машины, надел пиджак, чтобы выглядеть посолидней, открыл багажник и стал дожидаться, пока адвокат докатит свою кладь.
- Борис Борисович, – слегка кивнув головой, представился адвокат, и протянул правую руку, держа в левой старомодную соломенную шляпу.
- Алёша. Рад Вас видеть.
После знакомства мы пожали руки. Вежливо попросил посмотреть его документы. Покрутил в руках паспорт, фото совпадает, инициалы тоже.
- Вы очень похожи на своего отца, Алёша. Последний раз я видел его именно в Вашем возрасте. Такой же строгий и подозрительный. - Сказал Левин с обидой в голосе, забирая паспорт.
- Борис  Борисович, не обижайтесь. Сами знаете, сколько мошенников развелось. Пожалуйста, присаживайтесь. Мы поговорим о делах у меня дома. Офиса больше нет. Вы надолго в Севастополь? – Разговор надо было с чего-то начинать, так почему бы не уточнить о сроке пребывания адвоката.
- Всё зависит от Вас, Алексей. Возможно, я уеду обратно уже сегодня. Так что, предвидя вопрос о гостинице, отвечу. Номер заранее забронирован, не тревожтесь.
- Вы проницательны. Позвольте мне называть Вас Борис, это будет удобно?
- Валяйте, так я чувствую себя моложе.
Левин улыбнулся, и лёд между нами растаял. Борис оказался изумительным собеседником, внимательно слушал,  рассказывал анекдоты и истории о похождениях тридцатилетней давности, когда бензин стоил сорок копеек, а на двадцать пять рублей можно было гудеть в ресторане, напиваясь до неприличного состояния. Оставаться равнодушным к этому человеку было просто невозможно.  По дороге домой мы заехали в магазин, Борис купил бутылку коньяка и фрукты. На моё предложение о крымском вине ответил, что отдаёт предпочтение крепким напиткам. Домой приехали почти под вечер. Мне пришлось варить кофе, Борис резал лимон и разливал коньяк.  Когда мы сели за стол, адвокат достал красную папку.
- Борисов Алексей Николаевич, согласно воле Вашего дяди, по прошествии пяти лет после его кончины в Вашу собственность передаётся дом, земельный участок площадью четыре гектара, катерный причал с ангаром, хозяйственные пристройки. Всё находится в Смоленской области недалеко от деревни Хиславичи.  Все необходимые налоги будут выплачены моей адвокатской конторой. Вы вправе отказаться, о чём должны написать соответствующее заявление.
- Скажите Борис, а почему в условии завещания упоминается пять лет? Это что, дядин каприз или непреодолимые условия? – Я закурил. Вот счастье-то привалило, даже на стуле стало как-то неуютно сидеть.
- Алёша, Вы либо подписываете документы на право собственности,  я передаю Вам бумаги и ключи,  мы обмываем Ваше наследство и всего хорошего, либо мы просто пьём кофе и я уезжаю в гостиницу, где должен вскрыть второй конверт с дальнейшими инструкциями.  - Левин показал второй конверт, на котором было написано «Вскрыть в случае отказа».
- Даже так? – Немного удивился такому повороту событий.
- Замечу, что во втором конверте Вы не упоминаетесь, поверьте моему опыту.
Официальная часть нашей беседы окончена.
- Давайте ручку Борис Борисович. Глупо отказываться от наследства в моём положении. С удовольствием подпишу бумаги. -  Борис протянул мне бланки для подписи. Так я стал обладателем своего первого наследства. Мы выпили коньяк, Левин достал сигары.
- На Кубе делали, ручная работа. Прекраснейшие девушки пригорода Гаваны крутят их на своих бёдрах, что добавляет экзотики и романтизма. Закуривайте, Алексей. – Адвокат щёлкнул гильотиной, отрезая кончик сигары.
- Скажите Борис, а можно ли посмотреть фотографии моего наследства? А то неудовлетворённое любопытство  хуже недоеденного завтрака в голодное время.
Я уже внутренне был готов лицезреть огромный замок  в пять этажей с фонтаном и скульптурами, взводом прислуги и гаревыми дорожками. Дядя был мастером строителем. Долгое время строил в Польской Народной Республике. В Вильнюсе имел свою бригаду строителей экстра- класса, мог одним топором построить дом без единого гвоздя. Когда мы с семьёй приезжали в Литву, папа всегда навещал брата. Дома у дяди Феди неоднократно видел то, что он сделал своими руками. От паркета до мебели, всё сам.
- Нет, фотографий у меня нет, - Левин развёл руками, -  Дом я не видел.
- Жаль.
- Судя по оценочной стоимости, ничего серьёзного он собой не представляет. Правда, расположен у реки и лес в наличии. Давайте выпьем, Алёша, с утра мне надо быть в Симферополе и улетать в Москву. Вам же советую поскорее ехать в Смоленск. Вступать в наследство. – Кольцо сизого дыма вылетело изо рта адвоката и устремилось к потолку, наполняя комнату ароматом дорогого табака.
В гостиницу Борис не поехал. Ночевал у меня дома. Я не спал полночи. Хотел позвонить Полине и всё ей рассказать. Давно мечтал о собственном доме. Это вам не квартира в многоэтажной коробке, где беспокойные соседи каждый день что-то сверлят, ремонтируют и перекрывают воду. А главное, что есть лес и река. С этими мыслями я и уснул.
Утро выдалось беспокойное. Пока готовил завтрак холостяка, Борис заказал такси и выглядывал с балкона, созерцая море.
- Вот так, в кои-то веки приехал в Севастополь и не искупался в Чёрном море. Вот не везёт. – Посетовал Левин.
- Борис, какие проблемы.  Поехали, десять минут ничего не решат, зато не будете сожалеть об упущенной возможности.
- Так плавок нет. – Как бы в оправдание ответил адвокат.
- А так, в костюме Адама. Ну, можно в семейных трусах, у нас в Севастополе считается привилегией аборигенов купаться в семейках. Да и не увидит никто. В такую рань только бегуны купаются.
В общем, уговорил Бориса и повёз его на море в Парк Победы, такси за нами. От пляжа до моего дома менее километра, доехали быстро. Адвокат фыркал и плескался у бережка, людей почти не было. Я нырнул с пирса и поплыл к Борису.
- Ну как? Вода солёная? – Спросил у Левина, когда мои ноги коснулись дна.
-Фррр …. – Борис радовался как ребёнок. – Просто прелесть. Смотри, что я умею.
Погрузившись в воду, он, пробыв там несколько секунд, вынырнул, вставил указательные пальцы в уши, прокрутил их по часовой стрелке и выпустил струю воды изо рта, в точности, как Алексей Смирнов в бессмертной киноленте «Операция Ы.». Мне вдруг стало приятно оттого, что сделал доброе дело человеку, который привёз мне заманчивый подарок. Мы вышли на берег, воспользовались полотенцем, закурили.
- Алексей, спасибо тебе, что уговорил меня съездить на пляж. Сам бы я не поехал. Хочу предупредить тебя. Тот дом, который в Хиславичах, Фёденька строил не сам. Он лишь делал реставрацию. То, что он там обнаружил, изменило его жизнь. Я, Фёдор и твой отец были друзьями с детства. Даже нам он ничего не сказал о находке. Во втором пакете завещание на твоего будущего сына. Если бы ты отказался или посчитал это розыгрышем, то мы бы больше не увиделись.  Почему я это тебе говорю…, просто ты мне стал симпатичен, так похож на своего отца.
- Борис, почему ты не заехал к моему отцу?  Здесь рядом, даже пешком пятнадцать минут.
- Нельзя, мы не должны быть рядом. Он хранит свою тайну, я свою. Федя хранил свою. У него не было сына, только дочь. Посему тайна Фёдора станет твоей. – Левин как-то осунулся, помрачнел и отошёл немного в сторону от меня.
- А твоя тайна перейдёт к твоему сыну? – Попытался продолжить разговор с адвокатом.
- Нет. Моя тайна не перейдёт никому. Почему так, не отвечу. На досуге … почитай о вечном. Всё поймёшь. Что-то разволновался, проводи-ка меня до машины.
Мы дошли до такси. Перед тем, как сесть в машину Борис передал мне конверт.
- Тут инструкции и адрес адвоката в Смоленске. Он мой однокашник, поможет. Деньги на первое время, это от меня. Бери свою любимую девушку и езжай быстрее в Смоленск. Времени мало. Прощай. – Такси резко тронулось с места и вскоре исчезло за соснами парка.
Немного побродив по пляжу, решил съездить домой к отцу. Мама уже неделю была в Москве, пасла внучку. Так что папа был один, и готовить ему еду было некому. Иногда мне приходилось его выручать. В это раз я ехал демонстрировать не свои кулинарные способности. Предстоял серьёзный разговор.
- Папа, скажи, что за тайна у вас с Федей и Борисом, и почему мне предстоит узнать тайну твоего брата? – Разговор происходил в коридоре, отец куда-то торопился, и я застал его почти в дверях.
- Так получилось. В детстве, после войны, мы часто бродили по лесу. Искали схроны лесных братьев. Хотели найти оружие. А встретили Перкунаса, одичавшего в лесах сумашедшего старика. Борису дали особое поручение, а нам с братом доверили тайны. Каждому отдельно или каждому по способностям. Я должен был стать военным, как все наши предки. У брата сердце к военному делу не лежало. Он выбрал свою судьбу. Ты, как мой сын тоже стал военным, так заведено. Это всё неспроста. Ты же знаешь, что твоя мама Инна из Хиславич. Это тоже не просто так. Судьба. Езжай в Смоленск, посмотри, что за дом тебе оставил Фёдор. Женись поскорее, роди мне внука. Звони, ещё увидимся. - Отец открыл дверь, пропустил меня вперёд, и мы вместе вышли на улицу.
Если отец говорит, что увидимся, значит, так тому и быть. Я собирал вещи в дорогу. Полина была у себя дома, наверно делала то же самое. Как она решила проблему со своей работой – не знаю. Может отпуск, но скорее всего, использовала отгулы. Уговорить её  смог, только пообещав незабываемую поездку в древний город. Строго у неё с работой. Моряков аглицкому учит.

2. Тайная комната.

В Смоленск приехали в воскресенье, посмотрев на приборную доску, ойкнул. Через триста километров надо делать плановое ТО автомобилю. Значит надо делать тут, станции по обслуживанию «Рено» в Хиславичах точно нет. Кое-как нашли контору адвоката, указанную в записке. Дверь закрыта, телефон молчит. Ну да ладно. Один день на осмотр древнего города в качестве бонуса за длительное путешествие. Городище Смоленск впервые упоминается в девятом веке. Аскольд и Дир, когда шли грабить Киев, точнее посмотреть на Царьград, воевать со Смоленском просто испугались, настолько огромный был город. Взяв билеты на экскурсию, мы погрузились в автобус, уткнулись взглядами за стекло, слушая монотонную речь экскурсовода.
- Архитектурный ансамбль …
Более всего поражает церковь: раствор кладки сделан на яичном желтке. Восемьсот лет стоит, и ещё столько же простоит. Ни мародёры Наполеона, ни немецкие бомбы не смогли её разрушить. Вот строили же предки, душу вкладывали. Да и трава раньше была зеленее и деревья выше.
Ночевали в съемной квартире на одну ночь. Пятьсот рублей и никаких проблем. В десять утра приехали в контору. На бронзовой пластине надпись:
«Фирташ Моисей Исаакович.  Адвокат».
- Шо угодно молодым людям? - Товарищ Бориса встретил нас фразой напомнившей мне Одессу из рассказов Бабеля.
- От Левина Бориса Борисовича. Приехали вступать в наследство. Хотелось бы заручиться поддержкой. – Хором ответили мы с Полиной.
- А, от Бореньки, знаю, звонил. Как он поживает? Чаю хотите?  - Подобная манера вести разговор предполагает паузу на обдумывание, основной предмет дела изложен, и теперь собеседнику предлагают рассказать о чём-то отвлечённом.
- Спасибо, только позавтракали. Борис Борисович жив здоров. Три дня назад изволил купаться в Чёрном море.
- Да, море. Набережная Ялты. Красивые дамы... Помню. - Глаза Фирташа заблестели.
Видимо вспомнил что-то, старикан. Но что вспомнил – так и не сказал. Вникнув в суть моего рассказа, Моисей Исаакович протянул свою визитную карточку.
- Там на обратной стороне, молодые люди, мой мобильный телефон. Зайдите в магазин сотовой связи, купите сим карту российского оператора. Так дешевле будет. Дом, в который вы поедете, не телефонизирован. Позвоните мне завтра, участковый в Хиславичах будет предупреждён, что приехали новые хозяева. Всего вам доброго.
Мы раскланялись. Через дорогу в киоске купили карту. Полина забежала в кафе, заказала бутерброды и кофе в термос. В мои обязанности вошли стартовые пакеты для телефона и  питьевая вода. Кто знает, как оно сложится.
До Починок доехали без приключений, короткий перекур и вот, мы уже рядом с Хиславичами. Последний раз сюда мы приезжали семьёй, лет двадцать пять назад. За это время практически ничего не изменилось, даже асфальт не везде. Пару раз уточняли дорогу к дому у местных бабушек, но поворот, тем не менее, проскочили. Вот и река Сож, мелководная, с сильным течением и невероятоно заросшая кустарником по берегам. Дом стоял на возвышенности. До ближайшего от него строения километра два. И это коробка автобусной остановки. Полина смотрела по сторонам, путешествие подошло к концу. Начались хлопоты. Дом представлял собой небольшую усадьбу. По периметру огороженной каменной стеной высотою в два человеческих роста. Стена сплошная, опутанная каким-то вьюном растущим вперемежку с ежевикой. Двое ворот: основные, они же парадные, и ведущие к причалу. Возле главных ворот пристройка с металлической дверью.  Ворота сдвигаются на полозьях, очень тяжёлые. Если б не электрический привод, одному человеку придётся попотеть, чтобы их открыть. Первое впечатление, что дом способен выдержать штурм ОМОНа.
Главное открытие, пока я крутил ворот, закрывая створки, сделала Полина. На заднем дворе стоял ветряк. Дом был полностью автономным.  Две сдвоенные цистерны были заполнены водой. На крыше солнечная батарея, система подогрева воды и спутниковая тарелка. Я ожидал увидеть газовый котёл, но всё работало только от электроэнергии. Спуск к причалу был также интересен. От  сарая до воды были проложены две рельсы. В самом строении на импровизированной тележке  стоял моторный катер. Тележка соединялась с лебёдкой. При желании мотрку можно было спустить на воду за полчаса.  Пока я осматривал катер, Полина наводила порядок в доме. Точнее, пыталась разжечь камин. Как она разобралась с заслонками в трубе, соединённой с печкой – одному богу известно.
Мысленно поделил дом на три части. Первая – это основная, где можно жить, спать, принимать пищу и отдыхать, вторая – это рабочая зона. Там сосредоточены мастерская, кухня и комната управления электроприборами. Третья была закрыта дверью без ручки с хитрым замком, к которому у меня не было ключей. Машину  загнал в один из сараев, их было три, по размерам подходящий под гараж. После чего в комнате управления  включил нагрев воды, и мы принялись мыть и убирать. Спустя час Полина уже сидела в ванной, а я внимательно рассматривал электрочайник. Дата выпуска оного была прошлогодней. Видимо кто-то был здесь после смерти дяди и привёз сюда этот чайник. А может и ещё чего. По спине неприятно пробежал холодок. Такое чувство, что за тобой наблюдают. Надо прояснить ситуацию. Достал из сумки телефон и переставил сим-карту. Теперь визитка Фирташа, вот она. Телефон пропиликал, что сеть работает и соединил с  Моисеем Исааковичем.
- Здравствуйте, Борисов. Я был у Вас сегодня утром. Извините, что звоню ранее оговоренного срока, но возникла ситуация, требующая немедленного решения.
- Что случилось, Алексей Николаевич? – По голосу, создалось впечатление, что собеседник спал, и только что был разбужен.
- В моём доме обнаружена дверь, к которой у меня нет ключей. Может быть, Вы в курсе, где найти ключик к этой двери? А то, я как Карабас-Барабас, про дверь знаю, а …
- Алексей …, я Вам перезвоню через минуту. Ждите.
Через минуту Фирташ не перезвонил. Позвонил Борис. Меня похвалили за внимательность и сообщили, что ключ находится слева от тайной двери в коробке щитовой. Попрощавшись с Борис Борисовичем, я побежал к тайной двери. Предмет поиска, похожий на автомобильный ключ-карту, как и ожидалось, висел на крючке в ящике. Вставил ключ в отверстие и … ничего. Блин, надо снова звонить.
- Чертовщина какая-то. – Выругался про себя, вынул ключ и стал уходить. Дверь плавно отошла вправо. А ведь пока ключ был в замке, ничего не происходило. Стоило вынуть его из замочной  скважины, как через пять секунд  дверь открылась. То, что было внутри, поразило меня больше, чем хитрая дверь. Комната, куда я вошёл, была полностью отлита из серебристого металла, без единого стыка и шва. Слева на стене был прикреплён прибор, напоминающий калькулятор. Под ним на полу лежал конверт. Подобрав конверт, пулей выскочил из комнаты. Дверь закрылась автоматически.
-Вот дурень! – Пронеслось в мозгу. – А если б я застрял в этой комнате как в лифте? Полина с ума бы сошла, разыскивая меня.
Поднявшись в комнату с камином, увидел Полинус полотенцем на голове. Не успев поведать о своих приключениях, был озадачен упрёком.
- Вода ржавая, думала чокнусь, пока слила это муть. Ванну надо заменить, краны и трубы тоже. Фи! Прошлый век.
Сказано было так, будто ничего важнее этого не существует. Мы сели на диван и вскрыли конверт. Там было письмо дяди Феди.
«Приветствую. Если ты нашёл письмо, значит, мы никогда не увидимся. Ты единственный, кто может воспользоваться машиной времени. Кто её создал, я так и не узнал. Тайну её местоположения мне открыл странный старик, я долго в это не верил, пока судьба не забросила меня в этот дом. Знаю, что ты мой родственник. Иначе, ты бы не вышел из комнаты живым. Так я потерял своего друга, младшего брата Бориса. Не пытайся попасть в будущее, там хаос. Не пытайся обогатиться, этим ты привлечёшь внимание к себе врагов. Помогай людям, делай добро, борись со злом. Эта машина единственная на земле, но комнат входа-выхода из неё несколько. Первая в этом доме, вторая в Крыму в Балаклаве, третья на острове Валаам, но она завалена камнем. Четвёртая в Бресте, пятая закрыта, она под водой. Для перемещения нужно ввести год, месяц, день, час, минуты, номер комнаты. Почему так, не знаю. Календарь используй от Рождества Христова, сопоставь рисунок на обратной стороне листа с кнопками панели управления. Можно использовать со знаком минус. Тогда вводи, сколько нужно отнять от настоящего времени. Прибавлять к настоящему времени нельзя. После того, как ты нажмёшь первую цифру, дверь в комнату закроется, нажмешь последнюю цифру, через пять секунд дверь нужной комнаты откроется. Если ты передумаешь и выйдешь из комнаты, дверь закроется через пять секунд. Время в той реальности, откуда ты прибыл, для тебя не изменяется. Как бы ты никуда и не уходил. Возврат в комнату первоначального движения осуществляется нажатием красной кнопки  и номером двери. Каждая комната вмурована в монолитный камень. На поверхности это обыкновенный кусок скалы, дверь замаскирована. Не потеряй ключ. Дубликат находится у моего брата. Он хранитель. Борис казначей. Будь осторожен.
P. S. 
Мой друг Борис передаст тебе секретный код. Я сделал вклад на предъявителя этого кода. Надеюсь, это избавит тебя от ненужного поиска богатств, как это сделал когда-то я. Никого не посвящай в тайну машины времени. Выполни мою последнюю волю».
- Вот, последнюю волю я уже не смогу выполнить. Полина читала письмо вместе со мной. – Подумал я.
- Романтично. Я почти поверила. Какие ещё сюрпризы?
- Да никаких. Можешь сама посмотреть, вот, ключик.
- Путешествие во времени, сколько соблазнов... – Полина задумалась и продолжила. –  Стоп, сколько опасностей, сам смотри, нас и здесь неплохо кормят.
Засунув письмо в конверт, пришлось снова тревожить Бориса. Мне нужен был совет, секретный код и очень захотелось вернуться домой в Севастополь. 
Левин сообщил, что подготовил перевод некоторой суммы денег в банк Севастополя заранее, предвидя  ситуацию. Так же он посоветовал не делать дорогих покупок, ибо лёгкие деньги развращают, а они требуются для более важных дел. Каких, не уточнил. Однако номер кода по телефону говорить отказался. Сообщив, что находится в Смоленске и передаст его при встрече. Как только мы с Полиной стали обладателями тайны, сразу возникло чувство опасности, что тайну кто-то захочет узнать.
Перемещаться во времени мог только я и Полине это не понравилось. Но и умереть в комнате Полине не хотелось. Так что пришлось ей с этим смириться. Ночью мы решили, что Полина будет координатором на базе, а я буду приносить раритеты из прошлого, отобранные у аборигенов и желательно из жёлтого металла с «лучшими друзьями девушек».
Утром, пока Полина просматривала сон про небо в алмазах,  отправился в комнату с машиной времени и нажал на кнопку, которая судя по рисунку, соответствовала цифре «два». Через несколько секунд дверь открылась. Выйдя из комнаты, увидел Балаклаву. Дверь находилась у подножья горы, в пару километров от генуэзских развалин, хорошо, что не над обрывом. Внимательно осмотрев место, запомнил ориентиры. Здесь нужно будет построить базу. Вскоре я снова был в своём доме под Смоленском. После быстрого завтрака мы выехали из дома. Отключая все ненужные приборы, из озорства написал на бумажке «НЕ ВХОДИТЬ, ВЫСОКОЕ НАПРЯЖЕНИЕ» и повесил листок на двери чулана. Полина к тому времени уже выехала за ворота.
Возле конторы Фирташа мы встретились с Борисом. Он передал код, просил не делать необдуманных поступков и пожелал удачи. Нас ждал Севастополь. Техническое обслуживание машине делать не стали, просто поменяли масло и фильтр. Время было дорого. Полину ждали на работе, а я решил серьёзно готовить базу номер два.

3. Другой мир.

По приезду в Севастополь  позвонил в строительную компанию, где работал мой одноклассник по школе и договорился о встрече. Работы у строителей не было. За две недели мне пообещали уладить земельный вопрос в Балаклаве. Никому не приходило в голову продавать участки на скалах. Самым сложным вопросом стала дорога. Необходимо было срыть часть горной породы, что бы выйти к трассе. Небольшая взятка нужным людям и обязательная закупка по запредельным ценам тротуарной плитки открыли зелёный свет строительству. На федеральной автостраде ширина полос уменьшилась на один сантиметр, в асфальт добавилось чуть больше щебня, зато появилась асфальтированная дорога к моему дому. Интересно, а при строительстве МКАДа кто-нибудь проводил исследования на прочность, замерял ширину покрытия или …? Оставшихся денег хватило на одноэтажный домик, примыкающий к скале. Пришлось снова звонить Борису. После денежного перевода к дому подвели водопровод и электричество. Полина купила необходимую мебель. База номер два была готова. Мы стали думать о моём путешествии в прошлое.
Одним из планов было отправиться в тринадцатый век и выкупить у церкви несколько икон. Полина хотела сделать дар недавно построенному храму в Керчи.  Да и мне самому было интересно побывать в средневековье.  На протяжении нескольких лет, раз в неделю, я занимался с севастопольскими любителями старины фехтованием. Пробовали щитовой бой, стрельбу из арбалетов и лука. Сабли, арбалеты и мечи были покупные, доспехи заказывали индивидуально в кузнеце при заводе Муссон. В итоге по совету специалистов я приобрел бронежилет с воротником усиленный титановыми пластинами, охотничий карабин, саблю из современных сплавов и каску с бронестеклом. Пистолет с запасными обоймами через посредника мне продали милиционеры в стрелковом клубе. В качестве денег было решено использовать современные товары. На оптовом складе Полина закупила шёлковые национальные китайские рубашки разнообразных цветов. Согласно разработанному плану, под видом византийского купца я должен был подобраться к Смоленску. Оказаться на рынке города, продать оптом товар и, закупив иконы, отправиться обратно. Наивность мероприятия была стопроцентной. В качестве транспорта решили использовать четырёхколёсный мотоцикл снабжённый прицепом. При подъезде к городу мотоцикл нужно было спрятать и присоединиться к одному из проходящих караванов.  Для уточнения карты местности можно было использовать воздушный шар с закреплённой видеокамерой. Съездив на метеостанцию, приобрёл всё необходимое для запуска шара, а так же прошёл инструктаж по использованию. На рынке, бывшим  стадионе «Чайка», купил радиомаяк мощностью сигнала до двухсот километров и пару карманных часов. Часы на случай, если потребуется сделать подарок или произвести впечатление.
Смотря на мои приобретения, Полина тайком посетила ювелирный магазин. Женщины в подобных магазинах чувствуют себя как рыба в воде. Вечером  мне была вручена серебряная ложка, несколько перстней с искусственными камнями и цепочка с крестом. Целый день мы обсуждали детали одежды, статус пешехода и всадника, можно ли носить оружие и множество всяких мелочей, листая страницы компьютерных файлов. В итоге решили, что первый блин всё равно будет комом и пробовать надо так,  как есть. 
Обмундирование должно быть практичное, удобное в носке и многофункциональное. Через интернет заказали пару комплектов летнего камуфляжа, маскировочную сеть около шестидесяти квадратных метров, ботинки для леса и палатку. В качестве бонуса к заказу нам прислали упаковку одноразовых бритв, жёлто-зелёного цвета, мелочь, но про бритву я забыл. За день до перехода  проверил оружие. Сайга-20С ЕХР-01 со сложенным прикладом, это модификация позволяла стрелять, не раскрывая приклад, двести патрон про запас и глушитель. Пистолет со странным названием «Бердыш», два запасных магазина на пятнадцать патронов. Кинжал охотничий, с креплением на ногу. Шашка казацкая с калёным клинком. Сначала мне хотели всучить сувенирную модель, но при моей попытке проверить саблю на прочность, товар был обменян с существенной доплатой. Бронежилет с элементами разгрузочной системы с шейно-плечевым блоком и защитой паха. Шлем,  модель «Колпак». Бинокль БПЦ обрезиненный с рубиновым покрытием линз. Шапка трикотажная, палатка Вега, смена белья. Аптечка и продуктовый набор на шесть дней. Лучше с запасом. Всё это было разложено и готово к употреблению.  Баллон с газом, упаковка шаров, видеокамера, блокнот с цветными карандашами, ноутбук для просмотра съёмок поместилось в прицеп мотоцикла вместе с товарами для аборигенов. Мы поцеловались, присели на дорожку, и вдвоём закатили мотоцикл в комнату перехода. Перенос в  комнату один прошёл несколько дольше по времени, чем когда я путешествовал без багажа. Видимо, масса переносимых предметов играет значительную роль. Я вышел из комнаты и осмотрел дом. Прошло полтора месяца с момента нашего отъезда из Хиславич. После нас никто дом не посещал, и немного покрутившись, направился в комнату перехода. Ввёл 1239 год, месяц май, утро.

Невдалеке прокричала птица. Очутившись  в Смоленском княжестве тринадцатого века, почувствовал холод, от реки поднимался пар. Задним ходом выкатил прицеп с мотоциклом. Осмотрелся, на холме возвышался кусок скальной породы, словно памятник на срезанной верхушке кургана. В противоположную от реки сторону шла поляна, и через тридцать метров начинался лес. Рядом с порталом установил маяк и включил его. Аккумулятор будет работать дней шестьдесят, не меньше. Мне должно было хватить пяти. Согласно нашим с Полиной расчетам, путь до Смоленска должен был занять сутки, максимум двое. День в городе – и назад на базу. Теперь осмотр местности. Камеру, с приличным объективом, включённую на запись – в контейнер, прикрепляем к сетке, от контейнера идёт трос на тысячу метров. Выше шарик не утянет груз. Привязываю тонкий капроновый трос от лебёдки мотоцикла и с  помощью газового баллончика надуваю шар,   снабжённый ниппелем, как велосипедная камера. Первый воздушный шар в этом мире взмыл в воздух. Когда трос натянулся, я включил лебёдку, и шарик стал возвращаться с ценным грузом ко мне. Разобрав контейнер и подключив камеру к ноутбуку, принялся рассматривать местность, снятую с высоты. Вообще-то был интересен кадр, снятый на высшей точке полёта, именно он давал наилучшую возможность взглянуть на то место, где я оказался.
- Приехали! – Вырвалось у меня.
Привычной дороги, которая была в двадцать первом веке, не было. Дорог не было вообще. Основным средством передвижения являлась река. Через Смоленск проходил знаменитый путь «из Варяг в Греки». Камера засекла ладью, идущую на север, в сторону города со стороны Мстиславля. Отсюда до Днепра было рукой подать по меркам двадцать первого века, но в моём настоящем, Сож не вытекала из него. До Днепра эта ладья могла добраться только посредством волока, либо повернув назад. Оставив эту странность на совести лоцмана, стал искать возможные просеки в лесу и бросил это занятие. Сухопутный путь через лес отпадал, на мотоцикле через него не проехать. Нужно возвращаться, брать резиновую лодку с мотором и пробовать новый вариант путешествия. Мотоцикл я накрыл маскировочной сеткой, с реки видно не будет. Поснимал на камеру местный пейзаж и вставил ключ в дверь. Два перехода и я в Балаклаве. Полина сидела на диване, смотря местные новости по телевизору.
- Ну как, что привёз? Я знала, что ты обернёшься быстро.
Ещё бы, ведь тут время не меняется, пока я там. Те полчаса, которые были потрачены на осмотр и сравнения береговой линии базы номер один прошли и в Севастополе.
- Ничего. Там всё не так. Как другой мир.
Достав ноутбук, показал Полине отснятый сюжет. Тут же мы спроектировали карту местности, наложили на карту двадцать первого века. Полученное распечатали. На новой карте проложили маршрут по реке, надеясь, что до Днепра я как-нибудь доберусь. Переодевшись, мы поехали в магазин за надувной лодкой. По дороге перекусили  в рыбном ресторане. Торопились настолько, что слопали дежурное блюдо до того, как официантка принесла счёт.
Лодку купили большую, с мощным мотором. Продавец предупредил: - Волнение в три бала плавсредство перенесёт, более не рискуйте.
Почему лодку обозвали «Стриж», предстояло ещё выяснить. Рекламный ролик, показанный продавцом, впечатлял скоростью и манёвренностью. Карточка опустела на четыре с половиной тысячи долларов. Лодка была оборудована компрессором, канистрой для бензина, вёслами и шестью спасательными жилетами. В машину всё это не влезало. Менеджер пообещал сделать доставку, и мы стали ждать, когда покупку погрузят в «газель».  Вскоре мы были на базе. Кое-как вдвоём с Полиной мы занесли сумку с лодкой и мотор в комнату перехода. Переодевшись, я отправился осуществлять вторую попытку.
Баул с лодкой  перетащил на место, где в будущем располагался корабельный сарай. Место было оптимальное для спуска плавсредства на воду. Пока компрессор накачивал пузатые борта, перенёс мотор к реке.  Поднявшись наверх, установил палатку впритык к двери, из которой вышел в этот мир. Таким образом, зайдя в палатку и расстегнув молнию, можно было воспользоваться дверью. За это время лодка была готова. Спустив её к реке, с помощью костыля и троса, закрепил, чтобы не унесло течением. Установил мотор, залил бензин. Теперь надо было перенести товар, подготовленный к продаже в Смоленске, на борт резинового корабля, укрыть груз, надеть просторные брюки из грубой ткани, фиолетовую косоворотку и подпоясаться. Вдруг кто-то окликнул меня.
- Эй, на берегу. - Я обернулся на крик, правой рукой расстегнул ремешок кобуры, снял с предохранителя и приготовился вытащить пистолет.
- Здравия желаю, люди добрые, куда путь держите? – Ответил и мысленно стукнул себя по лбу. – Как можно было забыть про корабль?
Ладья находилась в тридцати метрах от меня. Видимо подойти ближе к берегу не позволяла осадка судна, либо опасались засады. На носу кораблика стоял пузатенький мужичок в выцвевшей зелёной рубашке. Рядом с ним находились два стрелка с луками наизготовку.
- Кто таков? Почему шатёр на нашей стоянке поставил? – Вопросы, заданные мне – были понятны, речевого барьера не было, однако тон мужичка был угрожающим и ничего хорошего не сулил.
Пришлось мелкими шажками отходить назад, плохо будет, если с ладьи был высажен десант, и он зайдёт с тыла. Сам бы сделал именно таким образом. А может, никакого десанта и нет, хотел же найти купцов, чтобы добраться до Смоленска. Теперь я был выше уровня борта ладьи и видел весь экипаж. Помимо купца, кормчего и десяти охранников на ладье было двенадцать гребцов. Итого двадцать четыре человека. Двое с луками четверо с длинными ножами и в кожаных доспехах, типа короткого фартука, у остальных оружия нет. Бронежилет я не снимал. Надо было привыкать к весу. Попадания стрелы в корпус можно было не бояться, но ноги, руки и голова были открыты.
- Это моя земля, мой шатёр. Звать меня Алексей. Если боитесь назвать себя, то идите дальше. – Как можно громче крикнул в ответ, но получилось не очень грозно.
- Меня кличут Пахом сын Ильи. Я купец из Новгорода. Алексей, ромей что ли?
- Не ромей я, русский, сын Николая из Мурманска. - Вот ещё, причём тут ромей, ну греческое имя, защитник означает.
- Лады Алексей, дозволь пристать к твоему шатру. До вечера к Смоленску мы не успеем. Устали гребцы. – Пахом показал за своей спиной раскрытую ладонь. Знак означал, что ротозея покуда вязать не будем, надо осмотреться. Показал бы кулак, история закончилась бы не успев начаться.
- Милости прошу, к нашему шалашу. Только луки пусть твои бойцы опустят. Негоже оружием угрожать. Причаливайте левее моей лодки.
Ладья сделала пару гребков и упёрлась носом в песок. Видимо, место купец знал, не соврал. Гребцы сушили вёсла и складывали по бортам судна. На берег соскочили двое охранников, лучники остались на месте, стрелы держали в руках. С ладьи спустили сходни, и по ним сошла остальная команда. Купец ступил на землю последним. Остановился и стал внимательно рассматривать резиновую лодку.  Остальные косились на выкрашенный, корявый, по их мнению, плот, чуть в стороне от хозяина. Надо было завязать разговор, выпить, что ли, предложить? 
- Откуда путь держете, Пахом Ильич? – Нашел выход из положения, не придумав ничего лучшего.
- С Деличей идём, в Мстиславле были давече, - отвечал купец.
- И как торг?
- Да какой там торг, - Ильич махнул рукой, - так…, звук один. Все только продавать хотят. А что это у тебя такое? На плот не похоже, борта пузатые, вёсла короткие.
Новгородец приблизился к надувной лодке, потрогал пальцем надувной борт и когда ощутил мягкость резины, отдёрнул руку.
- Пахом Ильич, хочешь, прокачу на чудо-лодке?
- Почему чудо? – Явно заинтересованный, но стеснявшийся проявить любопытство Ильич покраснел.
- Как прокатишься, так и поймёшь.  Возьми с собой одного их своих людей и садись на лавку ближе к носу.
- А грести на плоту, кто будет?
- Никто грести не будет. Главное не пугайся шума.
В голове стал созревать план бегства от камня. Если купец станет вести себя неадекватно, я его пристрелю. А без главаря и команда не команда – подумал я. Главное подальше отплыть, переждать, а потом, можно и вернуться обратно.
- Это я-то спужаюсь? Я в Бирку ходил и не пугался. А там это не тут. Савелий, айда со мною.
Пахом и ближний к немуохранник залезли на нос лодки, купец разместился спереди, боец  за ним.  Выдернув костыль, державший лодку, оттолкнул её от берега. Мы стала дрейфовать по течению. Винты двигателя в воду, ручку руля выставил ровно, и кнопкой завёл мотор. Вспенив за кормой воду «Стриж» резко стал набирать скорость, от чего купец чуть не завалился на спину. Метров пятьдесят мы прошли против течения, сделали круг по реке и причалили к берегу. Купец и охранник сидели, не двигаясь, схватившись за борта. Закрепив лодку на берегу, пригласил пассажиров на сушу. Ильич вылезал из лодки с помощью Савелия.
- Никогда я так быстро… как щука, да что там щука. Быстрее птицы. Во. – Пахом изобразил, как летают птицы. Савелий вслух ничего не сказал, но от напряжения весь вспотел. Обстановка снова стала нервозной, на меня стали косо поглядывать. Плот оказался не таким простым.
- Слышь, Лексей. А ты часом не водяной? Плот чудный, сам весь зелёный, словно в тине вымазан, запах не наш, не русский. – Купец сотворил движение правой рукой, вроде как перекрестился. Щепотью или двумя перстами, не углядеть, после чего внимательно посмотрел на нос лодки. Скорость, с которой прокатился Пахом, можно было теоритически достичь, только привязав плавсредство к табуну лошадок.
Я залез за пазуху и показал крест на цепочке. Кто знает, что взбредёт в голову местным. А насчёт одеколона промашка вышла.
- Пахом Ильич, а чем торгуешь-то? - Поинтересовался невзначай.
- Так это, рабов везу. Полон купил. Вот продам на торгу и домой. Супружница давно ждёт, детишек поглядеть охота. – Купец говорил размеренно, пытаясь скрыть волнение от пережитого путешествия. Мысли о захвате очередного пленника как-то ушли сами собой. Видимо опыт подсказывал, где лучше договориться, а где лихость проявлять. – Нехай, странный незнакомец на свободе поживёт, а там видно будет.
- И дорого стоит полон? – Спросил больше по привычке, чем из коммерческой заинтересованности.
- А ты никак купить хочешь? – Купец почуял интерес, заложил ладони за пояс, пузо вперёд, хоть картину пиши в учебник «Правила позирования при совершении сделок XIII века».
- Поменять могу. А если цена понравится, то и купить. – Подражая Пахому, засунул пальцы за ремень.
Только сейчас мне стало понятно, что одному тут не справиться, никто меня незнакомого просто так не возьмёт с собой. В лучшем случае треснут по башке, да продадут, ну а про худшее – даже думать не хотелось. Попробуйте проголосовать на дороге, что бы добраться на попутке. У нас в Севастополе никто не остановится, такси через каждые сто метров. Если рукой машет, значит без денег, либо намерения недобрые. Нужно строить базу вокруг камня, закрепиться, так сказать. А для этого нужны люди. Можно было бы предложить шёлковые рубашки, но я не знал им цену. Придётся попробовать поторговаться. Что из этого выйдет – посмотрим.  К палатке мы подошли с Пахомом вдвоём. Савелий отдал команду гребцам разводить огонь и готовить еду, охрана  отошла метров на пятьдесят от стоянки ладьи. Каждый был занят своим делом.
- Смотри Ильич мой товар, видишь какой шов, какой цвет. Цены рубахам нет. – Изделие китайского ширпотреба надувалось воздухом, блестело на солнце, создавая благоприятное впечатление качественного материала.
- Ну, цена-то товару завсегда есть. И много у тебя рубах-то?
Купец клюнул, за многие годы работы в сфере оптовой торговли по мимике лица, движению пальцев, научился определять, заинтересован покупатель в товаре или нет. Началось самое интересное и одновременно невероятно муторное занятие – таинство торга.
- Дюжины три на продажу есть. Купить задумал?
- Может и задумал. Почём отдашь? – Пахом Ильич принял условие игры, считая, что находится на своём поле. Новгородец как-никак, а они все: - либо прирождённые торговцы, либо с экспроприацией связаны.
- А может, поменяемся? – Сделал предложение новгородцу. – Я тебе рубаху – ты мне раба.
- Окстись, Лексей. Где это видано, раба за рубаху. Раб три гривны стоит, а дюжина рубах и на гривну не потянет. – Не моргнув глазом, соврал купец.
- Пахом, я не хочу торговаться. Таких рубах больше нигде нет, ты это знаешь. Такие сорочки покупает только князь, ну может ещё очень богатый купец, сам китайский император носит их, а его сановники не могут себе этого позволить.
- Гривну за дюжину. Возьму всё. – Вроде как из милости предложили мне.
- Две сорочки за одного раба. – Хотелось поставить точку в сделке, да куда уж там.
Торговаться мы закончили только когда Пахома стали звать ужинать. Один раб мне обошёлся в шесть рубашек, которые купец стал называть новым словом «сорочка». Всего было куплено десять человек, более не было. Достав блокнот из кармана, стал писать договор мены, привычка оформлять сделки оказалась сильнее реалией. Ильич тут-же поинтересовался, что я делаю.
- Как что? Договор сейчас составим, вдруг ты передумаешь, а потом скажешь, что ничего не было. Verba volant, scripta manent.*– Пришлось пояснить, что вызвало не только улыбку, но и смешок.
(Слова улетают, написанное остаётся)*.
- Это не к чему. Ударили по рукам и достаточно, видаков вон, полная ладья.
После обмена, рабов вывели на берег и усадили рядом с костром. Накормить и напоить их никто не догадался, не говоря уже о снятии колодок. Савелий переговорив с несколькими охранниками подошёл ко мне и предложил нанять двух человек для охраны из его отряда. Я согласился и предложил ему поработать на меня. В качестве оплаты намекнул на шёлковую сорочку, точно такую же, как нацепил Пахом. Савелий пояснил, что нанялся к купцу охранять рабов, а так как охранять у него более нечего, то если его отпустят и расплатятся, он согласен. Однако оплата только серебром. Где я возьму деньги его не интересовало. Пришлось обратиться к Ильичу. В результате Пахом  стал монополистом шёлковых сорочек, последние сорок штук были перенесены на ладью. Савелий поступал ко мне на службу со своим отрядом в восемь человек, сроком на три месяца. Мне были обещаны три иконы из церкви Михаила Архангела и бригада строителей из Смоленска, с которой и будут переданы оные. Довольный сделкой купец потирал руки и подсчитывал будущую прибыль, я же построил свою охрану. Каждого записал по имени, узнал их возраст, приблизительно оценил рост, измерил размер обуви, сопоставляя со своей ногой. Расспросил, кто что умеет, принимали ли участие в боевых действиях, есть ли семьи. Итог блиц опроса немного удивил меня. Все были ратниками из Рязани. После захвата города степняками Бату хана сумели пробиться к реке и, побросав оружие с доспехами, перешли реку по льду, скрываясь в лесу. От сотни Савелия осталось восемь человек. Деньги им нужны для покупки лошадей и экипировки. Семьи дружинников либо погибли в пламени пожара, либо в плену у кочевников.
- Рвать буду зубами поганое племя, но с оружием сподручнее. - Эту мысль за всех высказал Савелий.
- Что ж, с сегодняшнего дня наш отряд будет называться «Меркурий». Ибо попали вы ко мне через торговые дела. Оружие и доспехи вам будут. Стрела не возьмёт и сабля не разрубит. На сегодня задача такая: выставить в охранение два человека, смена каждые четыре часа, вот вам часы. Они будут у сотника,  он разведёт караул. Савелий, смотри сюда: маленькая стрелка отмеряет часы, большая – минуты. Сейчас  восемь часов вечера, как только маленькая стрелка станет вертикально на цифре двенадцать, ты поменяешь людей. Следующая смена в четыре часа, стрелка вот тут, понял? – Савелий кивнул, хотя наврятли что-то понял.
Теперь стоило подумать о еде. Пришлось лезть  в палатку и вытаскивать весь свой провиант. Лапша быстрого приготовления, мясные консервы, две булки хлеба. Нужен был котелок для приготовления пищи отряду и рабам. Люди Пахома уже укладывались спать. Просить у них котелок я не стал,  расстегнул молнию, открывая проход к двери.
- Полина, план два не сработал.
Мне пришлось пересказать всё то, что произошло со мной в средневековье. Полина аж захлопала в ладоши.
- Необходимо купить строительные инструменты. Мы строим базу в средневековье. Заказывай бензопилу,  десять топоров, гвозди самые большие десять ящиков, пару дизель генераторов, лопаты штук двадцать, два прожектора, три десятиместные палатки, тележку. Что ещё, ах вот: пилы одноручные и двуручные по четыре штуки каждых. Хорошо бы станочный рубанок. Всё это должно быть в конторе, которая строила нам домик в Балаклаве, телефон есть в записной книжке. Действуй.
Если надо потратить деньги, обратись к женщине. Хочешь потратить с умом? – Снова зови её, при покупке строительных инструментов дама никогда не купит лишнего, что не записано в списке. Только мужчины, видя в строительных магазинах обновление к инструменту, учитывают увеличение коэффициента полезной деятельности, и хотят его заполучить. Прекрасной половине это не интересно.
Я позвонил Саше Климову и попросил встретиться. Нужно было решать вопрос о покупке амуниции и оружия в долг. Денег, выделенных Борисом, оставалось очень мало. Час спустя я подъехал в бар, хозяином которого Климов и являлся. Мы дружили ещё с военного училища и всегда помогали друг другу. 
- Лёша, с амуницией я помогу, но оружием  заниматься не буду. В долг оружие никто не продаст. Тем более в таком количестве. Ты что локальный конфликт на мечах устроить хочешь? – Мы уже закончили партию в бильярд, Александр ставил шары на полку, протирая суконной ветошью непрерывая разговора со мной.
- Саша, спасибо и на этом. Вот размеры одежды, обуви и количество обмундирования. И ещё, мне нужны десять комплектов робы с прогарами, помнишь, которые мы носили в училище.
- Помню, помню. Такое не забывается. Лёха, дай мне три дня и всё будет готово. Деньги вернёшь, как сможешь. – Санёк улыбнулся, и мы пожали друг другу руки.
От Климова я поехал на завод Муссон. Когда-то знаменитый на весь Союз, с секретными цехами, огромный комплекс трудился на благо Родине. Теперь же, частично превратившийся в супермаркет с ледовым катком, гигант дорабатывал ресурс станков, поставленных ещё при царе Горохе. Рабочий день подходил к концу, и мне надо было успеть в кузницу. Заказ на десять мечей, пятьсот наконечников для болтов и два десятка наручей был принят к исполнению. Один меч я купил сразу же. Это был старый заказ и его так и не забрали. Остальные мечи должны быть копией этого. Блочные арбалеты я заказал через стрелковый клуб. На следующий день  поехал на деревообрабатывающую фабрику, где разместил заказы на восемь треугольных щитов и полтысячи заготовок для болтов. Мастер столярного цеха взялся изготовить ножны для клинков. Образец меча я оставил. По соседству хитрый носатый предприниматель торговал со склада посудой. С эмалированными кружками и мисками он расстался с лёгким сердцем, по пять гривен за комплект. Тут же был приобретён огромный казанок на сорок литров и несколько кастрюль поменьше, два десятка алюминиевых ложек и десять мельхиоровых. Случайно обратил внимание, что в углу под стеклом стоит красное знамя.
-  Откуда это? – Указываю на знамя.
- Э… стояло тут, сто гривен, бери, муха не сидела. – Продавец посмотрел на потные руки, хотел было вытереть об рубашку, передумал и направился к стеклу, чтобы вытащить полотнище на прилавок.
- Стой. Я сам. – Выложив на стол стогривенную купюру, снял стеклянный саркофаг и бережно, за древко вынул знамя.
На автомобильной стоянке, перед оптовым складом, ко мне подошёл пенсионер, в кепочке, невысокого роста, посмотрел, как укладываю стяг в машину и похлопал меня по плечу.
- Молодец! – Сказал ветеран.
Юрий Шабанов, будучи лейтенантом, командовал танком на Курской дуге, победу встретил в Берлине. Видя, как выручают из плена символ Победы, не выдержал, прослезился. Таким людям в пояс кланяться надо, мало их совсем осталось.
На хлебокомбинате  скупил пять мешков сухарей, мешок соли. Два ящика сливочного масла, мешок гречки и тушёнку мне уступил прапорщик одной из украинских частей. Надо было потихоньку перебрасывать продукты. По мере накопления товара мы с Полиной загружали его в комнату. Всё выходило следующим образом: оказавшись на базе «средние века», из палатки подозвал Савелия, и стал на тележке выкатывать то, что было нагружено в комнате. Первым делом выгрузили палатки для охраны и рабов, потом пошли продукты и посуда. Всё выглядело так, что после разговора с сотником я сразу стал выдавать еду. Как будто и не прошло пару дней.
В качестве аванса за службу выдал Савелию комплект (кружка, миска, мельхиоровая ложка) на каждого бойца. Затем подошёл к рабам. Десяток пленников был очень истощён, глаза злые, а одежда представляла собой жалкие лохмотья.
- Добрый вечер. Я ваш новый хозяин. Здесь будет строиться крепость. Кто будет работать, тот получит одежду, питание, кров и по окончании строительства свободу. Кто захочет убежать, будет пойман и убит.
Сидевшие на траве пленники, смирившись со своим положением, молчали. Бежать в дубовых колодках было самоубийством. Расценив молчание как знак согласия, вывалил миски с ложками перед ними.
- Кто умеет готовить?
- Я могу кашеварить, – ответил раб, перед которым, горкой лежала посуда.
Повар нашёлся сразу, видимо поговорка «поближе к кухне подальше от начальства» имеет глубочайшие корни. Деревянный клин, удерживающий доски колодки кашевара, Савелий выбил с двух ударов топора. Пока закипала вода в котелке, успел разгрузить ящики со строительным инструментом и распаковать десяток свежемороженых кур. Птиц тут же насадили на вертела, приняв их за огромных фазанов. Затем мы с Савелием поставили палатку для бойцов и палатку для рабов. Двух человек отправили копать яму для оправления естественных надобностей. К девяти часам вечера работы были закончены. Заночевать решил со своим воинством.
На заре меня разбудил Савелий.
- Алексий, просыпайся. Пахом спешно отплывает. Даже не снедал. Странно это.
Выйдя из палатки, сделал подтянушки и направился к берегу. Один из людей купца уже привязывал резиновую лодку к ладье.
- А ну стой! – Заорал я. – Немедленно отвяжи, иначе останешься тут, в реке.
На крик высунулся Пахом.
- Что такое? Ой! Ты чего сотворил, тать? Евстафий, я тебя спрашиваю. - Слабая попытка оправдания кражи: я не я и лошадь не моя.
- Пахом, не забудь про договор. Этот случай мы забудем, выполни всё, о чём договорились и я озолочу тебя. Ровно через три дня жду тебя с работниками и ладьёй. Будешь возить новый товар, которого даже в Царьграде нет.
Пахому стало стыдно. Вороватый купец мог лишиться самого важного, торговой чести. С нечистым на руку никто торговать не станет, а предложение о новом товаре, заставили опустить руку с ножом, готовым внзиться в меня.
- Добро Лексей. Через три дни буду. Жди.
Привязав лодку к колышку, и проводив взглядом, уходящую ладью вернулся в палатку. Ключ в замок и через два дня я получил от Саши одежду для рабов и амуницию для своих бойцов. Знакомый прапорщик продал мне списанную полевую баню на шесть человек.
В шесть утра на базе «средневековье» я устроил подъём. При помощи инструкции мы установили походную баню, новое обмундирование было роздано бойцам. Полчаса  показывал, что и как надо одевать. Больше всего их поразили бронежилеты. Стрела, выпущенная с десяти шагов, ломалась, не пробивая его. Каски моим людям не понравились – шею и лицо не защищают. Сталь ножей была выше всяких похвал. Выдав каждому по куску мыла и объяснив как им пользоваться, отправил отряд мыться. Мы с Савелием остался караулить.
- Алексий, скажи мне, откуда всё это? Из своего шатра ты достаёшь столько диковинных вещей, которых я никогда в жизни не видел. Да и не поместится всё это там. На волхва ты не похож, чародейства злого, тоже не делаешь.
- Хорошо Савелий, я расскажу. Но сначала я возьму с тебя клятву, что это останется между нами. Никто не должен это узнать.
- Перуном клянусь Алексей. Твои слова умрут вместе со мной.
- А почему Перуном? Ты ж вроде христианин.
- Ну, христианин. А только воинский бог наш Перун. Ему клятву даём.
- Ну смотри, Бог всё видит.
- Клянусь Перуном. Всё, что узнаю от Алексия, никому не скажу, до самой смерти.
- Я не из этого мира, Савелий. Тут я, что бы помочь народу русскому. Беда на нашу землю пришла. Ты уже бился с нею. То, что ты увидишь здесь, не должно смущать тебя. После того как вы переоденетесь, я выдам оружие. Оно похоже на то, с которым вы привыкли сражаться, только качество лучше. Слушай меня во всём, и ты отомстишь орде за Рязань и за всё, что пережил. Поговори со своими людьми, если вы со мной, то принесёте клятву. Если нет, то согласно уговору, через три месяца вы свободны как ветер.
В качестве доказательства я показал Савелию на экране телефона отрывок из кинофильма про Александра Невского.
- Это произойдёт совсем скоро, через год. Поможешь мне?
- Чудно всё это. А что ещё можешь, кроме видения будущего?
- Многое …, а может, совсем ничего.
В Савелии зажглась надежда, и я понял, что он будет со мной до конца. После помывки отряда мы заставили вымыться рабов. Я выдал им робу, и они стали похожи на матросов, только бородатых и патлатых.  Повар готовил завтрак, а я отправился за оружием. После приёма пищи Савелий построил личный состав. Что им он рассказал за завтраком, я не знал, но глаза у всех горели огнём.
- Вои рязанские! Сейчас вы должны принять решение, принесёте ли вы мне клятву верности и будете великими воинами, или останетесь на три месяца простыми охранниками. Решение сообщите сотнику Савелию. Разойдись. – Я развернулся и пошёл в сторону шатра.
- Алексий! Мы дадим клятву. – Раздалось за моей спиной.
Не оборачиваясь, зашёл в палатку. Взяв раскладной стол и вынеся его наружу, накрыл красным сукном. Восемь мечей легли перед строем. Следующей ходкой я вынес знамя, укрепив его в треножнике из-под новогодней ёлки. Красное полотнище затрепетало на ветру, и откуда взялся ветер? Минутный порыв был настолько сильным, что чуть не задуло костёр, возле которого суетился повар.
- Сотник Савелий! Выйти из строя. Приклонить колено.
Савелий гордо опустился на одно колено. Спина прямая, в глазах решимость.
- Повторяй за мной. Я, Савелий, клянусь  защищать свою родину Русь до последней капли крови, служить своему командиру Алексею верой и правдой, и если я нарушу данную мной клятву, то пусть покарает меня Бог. Клянусь.
- Целуй знамя. Встань сотник Савелий.
Я протянул Савелию меч. Сотник вынул меч из ножен, поцеловал его и взмахнул над головой.
- Любо! – Заорал он.
- Любо! Ответили семь голосов.
- Сотник Савелий! Принять присягу у воинов.
Каждый подходил к знамени, принимал присягу и получал меч. Внезапно сверкнула молния, и спустя несколько секунд раздался страшный грохот. На небе не было ни облачка. Я достал бутылку шампанского, выбил пробку и налил вино в специально приготовленный для такого случая кубок.
- Это наша первая братина. Выпьем же это вино на радость нам, пусть сгинут враги с земли русской.
После того, как мы отметили присягу, я выдал Савелию щиты на всех и показал арбалет. Сотник и раньше видел подобное оружие, но чтоб использовались блоки и был приклад, такое было выше его понимания. Тут же я показал, как заряжать и целиться из арбалета.
- Стрелять на поражение со ста аршин, если враг в лёгких доспехах, на расстоянии пятидесяти болты пробивают тяжёлые.
- Наш панцирь тоже пробьёт?
- Нет, но удар будет сильный. Возможно, собьёт с ног, будет больно. Наконечники болтов из специальной стали. В этом ящике наконечники, рядом коробки с заготовками для болтов, в мешке лежат оперения для них. Мазать клеем тут, приклеивать оперение, затем мазать клеем тут, приклеиваем наконечник. Древко входит во втулку наконечника и в принципе держится и так, но лучше приклеить.  Этот клей клеит всё, даже железо. Рабов не привлекать, каждый воин делает пятьдесят болтов для себя, остальные учебные.  Нужно сделать чучело человека и попадать по нему с расстояния в сто метров, или сто пятьдесят шагов. Пока всё, расставь караул, и приступайте к работе.
Отдав распоряжение, я пошёл к рабам. И если с воинами всё получилось без шушуканий, то пленные, иначе как колдун, меня не называли. Нужно было построить причал, или подобие его. Для упрощения работы я с помощью бензопилы свалил два дерева, выдав рабам топоры, приказал обрубить сучья и подготовить брёвна. Готовые брёвна расщепили клиньями вдоль волокон. Запустив генератор, подключил циркулярную пилу, с помощью двух рабов изготовил доски. Работали молча, никаких вопросов. Меня просто боялись. Из второго дерева сделали брус, изделия покрыли олифой. Используя лодку и верёвку с грузиком, измерил глубину фарватера. Сваи забиваются на полметра в дно реки. Исходя из этого, на берегу изготовили стол с шестью ножками из свай. Две ножки длинные, две короткие, посередине нечто среднее. Между сваями прибили крестовины. Готовую конструкцию снесли к реке, с помощью верёвок поставили стол на основание выступающих досок и отпустили верёвки. Под силой тяжести настила, сваи вошли в дно реки. Затем с помощью отвеса уровняли поверхность, поочерёдно доколачивая сваи кувалдой. Причал был готов.
Я регулярно совершал переходы домой, в Балаклаву. Необходимо было привозить продукты и товары для Пахома. На этот раз Полина предложила загрузить нашего купца изделиями из стекла. Борис перевёл деньги, и стеснение в средствах нам не грозило. Гранёные стаканы, дешёвая оптика, оконное стекло, зеркала стали появляться на базе «средние века». Всё складировалось на берегу, под брезент. Ящики вместе с  картонными коробками были пронумерованы и снабжены кратким описанием. В качестве пробы, прихватил пенал с иголками и с английскими булавками. Спички оставались в коробочках, а перец один из рабов ссыпал в бумажные пакеты. На его лицо надели марлевую повязку, но он всё равно чихал.
Купец прибыл вовремя, как и обещал. После полудня дозорный заметил ладью, идущую под парусом. Выйдя на причал, посмотрел в бинокль. Пахом стоял на носу судна и махал рукой. Вот и настал момент истины. Если иконы на борту, то план два можно считать успешным. Одна из них поедет в Керчь, две останутся на память. Осталось договориться со строителями и загрузить товар на продажу. Кормчий искусно подвёл судно к пристани, однако днище всё же заскрежетало по песку. Ладья на полметра возвышалась над причалом. Трап с ладьи спускать не стали,  Пахом просто перешагнул через борт и через пару шагов уже находился рядом со мной.
- Здравь будь, Лексей. Всё привёз тебе, согласно уговору. Евстафий, неси образа.
Похом перекрестился и подал завёрнутые в холстину иконы. Я развернул холст, посмотрел на раритет, размером с ладонь и завернул обратно.
- Добро Ильич. А мастеровых привёз?
- А как же. Только вот какое дело. Артель нанял с трудом. Все заняты работой. Согласились лишь те, кто почти не имеет инструментов. Но их я привезу.
- Не надо, инструменты я дам. Зови бригадира.
- Кого звать?
- Ну, главного, над мастерами.
- Фрол, ходь сюды. Вот боярин Лексей, будешь с ним рядиться. - Бригадир строителей не спеша, с ленцой подошёл к нам, посмотрел на меня и стал ожидать.
- Фрол, подождите возле шатра, я сейчас подойду.
- Есть разговор Пахом Ильич. Я приготовил для тебя товар. Надо срочно продать. Где будешь торговать – это твоё дело. Меня интересует золото, серебро и драгоценные камни. Вот мой товар, посмотри. Всё упаковано в ящики и коробки. Что будет неясно, зови. Я подошёл к Фролу.
- Добрый день Фрол. Меня зовут Алексей Николаевич.
- Фрол, сын Игната. – Бригадир строителей поклонился.
- Фрол Игнатьевич, нужно построить дом на месте палатки, хозяйственные пристройки. Территорию обнести забором, желательно каменным или кирпичным. Вот чертежи, как это должно выглядеть. – Над этими чертежами два дня трудился юный архитектор, новоявленный выпускник вуза, оставшийся без работы. Ему был предложен проект дома возле Хиславичей, скопированный в БТИ.
- Лепо. Игнат с камнем работать умеет, но тут инструменты нужны специальные. У нас их нет.
- Инструменты нужные я вам дам. Сколько возьмёте за работу?
- Ну, ежели харчи наши, то за всё десяток новгородских гривен положь.
- Сделаем так. Столоваться будете за мой счёт. Завтрак, обед, ужин и вечерний чай. Инструменты смотри сам. Вот ящики, всё, что необходимо отложи в сторону, остальное оставь. По окончании работы вы сможете их выкупить по хорошей цене. Как посмотришь, посчитай, сколько я буду должен за работу.
Я подвёл бригадира к ящикам с инструментами. Там лежали: лопаты, пилы, ручные дрели, рубанки, стамески. Отдельно в двух ящиках лобзики, молотки, топоры. Кирки и три лома валялись на земле.
- Лексей Николаевич, а что такое вечерний чай?
- Это так, перекус перед сном.

Отредактировано Алексей Борисов (07-02-2010 03:20:31)

+6

2

Алексей Борисов написал(а):

Если купец станет вести себя неадекватно, я его пристрелю.

За что люблю "патриотов" - за доброту...

Отредактировано Эндер (09-05-2009 01:08:10)

0

3

Алексей Борисов
Текст практически не читается. Желательно привести к стандартному виду...

+2

4

Поставил + 1... товарищу Макарову.

0

5

П. Макаров написал(а):

Текст практически не читается. Желательно привести к стандартному виду...

А если ситуайен Борисов поклонник Джойса?

0

6

Эндер написал(а):

А если ситуайен Борисов поклонник Джойса?

А помните, что по этому поводу говорил Сальвадор Дали? :)

0

7

Автору + за работу и за смелость, но табуретками закидают   http://gardenia.my1.ru/smile/regulation.gif

0

8

А-1 написал(а):

но табуретками закидают

А чего здесь кидать? Постоянно действующий темпоральный канал это, ИМХО, не спортивно!   http://gardenia.my1.ru/smile/JC_doubledown.gif

0

9

Да и было...

0

10

В 1239 г. согласно легенде, некий Меркурий Смоленский, чуть ли не в одиночку сумел навести шороху в ставке монгольских войск. Действовал как диверсант, врагов положил множество, при этом был убит. Кочевники от Смоленска отвернули. Я предположил, что Меркурий это не один человек, а спецподразделение.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Смоленское направление