Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Последний князь удела - продолжение.


Последний князь удела - продолжение.

Сообщений 1 страница 10 из 654

1

Решил проду выложить в новую тему. Уже ритуально жду замечаний и коментариев.

Священник, желающий освятить пользующуюся дурной славой постройку, нашёлся далеко не сразу.  После долгих уговоров и щедрого пожертвования согласился настоятель небольшого Богоявленского монастыря, расположенного внутри угличского кремля. Этот монах несколько раз обошёл с пением псалмов и размахиванием  кропилом вокруг опасной избы, прежде чем решился войти в дверь нашей химической мастерской. Проведя обряд внутри, он наставительно заметил:
-Икон-то пошто в углу не повесили? Под Божьим взором, поди, бесовщина б так не разгулялась.-

Замечание святого отца я принял во внимание. Помимо дополнительно устроенных печей с широким горном, только внутри которых теперь решено было проводить опыты, в красном углу развесили образа с ликами Спасителя и Богородицы. Посоветовавшись с Тучковым, мы решили в случае всплеска диких слухов о княжеской лабораторной избе в очередной раз провести освящение. Если б и это не помогло успокоить народ, то пришлось бы посылать к Ростовскому митрополиту, ведь священниками, могущими совершить обряд изгнания нечистой силы, распоряжался в нашей епархии только он.

Буквально через день после возобновления работ в химической мастерской, в гончарной слободе Углича произошёл крупный пожар. Я помчался туда вместе с Жданом, боясь, что пламя перекинется на находящиеся рядом помещения суконной мануфактуры. К нашему приезду посадский люд уже организовался и вовсю помогал бороться с огнём.  Собственно основных пожарных приёма было всего два - разборка построек вокруг загоревшегося строения и горячие молитвы Николаю Угоднику, иконы  которого принесли на пожар и повернули ликом к огню. К счастью день был маловетреный, и пламя, сожрав четыре подворья со всеми постройками, угасло.  Несмотря на значительные усилия по разборке окружавших пепелище заборов и клетей, основную заслугу в оборении огненной напасти народ приписал святому Николаю Чудотворцу. Жильцы сгоревших домов успели спастись и предавались безграничному горю от гибели большей части имущества.  Ждан был отослан к погорельцам пообещать денег в подмогу, да разузнать, каким образом начался пожар. Вернувшись, дядька сообщил, что первой загорелась самая богатая изба, та в которой дым выводился через крышу с помощью деревянных дымоотводных коробов. По всей видимости, от искры вспыхнул смолистый тёс, которым было покрыто жилище. В полностью деревянных городах пожары были крайне опасны. Явно стоило подумать об организации хоть какой-то противопожарной службы, возложив её для начала на всё тех же городовых стрельцов.


В середине февраля я начал собираться в Устюжну-Железнопольскую. За пару дней до отъезда в химических  экспериментах моим помощникам сопутствовал успех. Возгонкой отходов кожевенного ремесла в солёную воду, с пропусканием потом через полученный раствор углекислого газа, выделенного из обжигаемого известняка, нам удалось получить серовато-белый порошок.  После испытания полученного вещества кислотами и водой, скармливания его вместе с куском мяса цепным псам, я решился попробовать его на вкус. Если меня не обманывали ощущения, мы выработали обычную пищевую соду. Выпарка оставшегося раствора дала соль с резким запахом, сильно похожую на нашатырь. Оставалось открыть способы переработки пищевой соды в обычную и нашатыря в аммиак, чтобы можно было организовывать содовую мастерскую.  Этим-то и должны были заняться Юшка и Стенька во время княжеской поездки на север удела.

До Устюжны небольшой угличский отряд добрался за семь дней, два из которых были потрачены на приём челобитных в Городецке. Большинство просьб были связаны со спорами о земельных участках и их границах. Разобраться в них самостоятельно я не мог, и оставил все решения до возвращения в Углич. В Устюжне нас встретили довольно приветливо, наш старый знакомый Иван Федотов встречал нашу кавалькаду за двадцать вёрст от города.

По въезду в этот центр северной русской металлургии мне показалось, что запустевших дворов поубавилось. Устюженский городовой приказчик это подтвердил:
- У нас ныне воз копанины железной  в полутора дороже, чем в прошлом годе. В цене работные люди, вот и прибивается народ гулящий.-
Этим же днём мы вместе с устюженцами поехали осматривать железоплавильные печи. Одна из них была практически точной копией устроенной мной, но вторая была изрядно усовершенствована.  На доменной трубе даже виднелись прообразы газоуловительного устройства, правда, судя по валящему в небо дыму, явно не действующего.
Встречал нас у металлургической печи запомнившийся с прошлой поездки кузнец Фома. Судя по его рассказам, в зависимости качества получаемого чугуна от количества угля и силы воздушного дутья местные металлопромышленники уже разобрались. Большинство остальных предложенных мной нововведений казались им совершенно не нужными.
-Почто дым от домницы не ловите как указано было?- поинтересовался я у Фомы.
-Дело-то хлопотное, да бесполезное. Никаких прибытков, одни пустые траты,- махнул рукой устюжанин. – Крышку железную над дымоходом трижды на цепях вешали, то просто прогорит, то жаром снизу вышибет.-

Дальнейший наш путь лежал к большим горнам, где чугун переделывали в ковкое железо.  Отличались эти передельные печи от тех, что имелись в каждой кузнице, лишь размером, да усиленным дутьём. Соответственно и стоимость получаемого в них железа выходила не сильно дешевле кричного, отличалось только количество.
Стоило придумать что-то более действенное, и мне вспомнились небольшие конверторы, в которых производили ограниченные партии сплавов на заказ. Насколько мне было известно, в них вполне можно было избавляться и от примесей фосфора, так ухудшавших русское железо.

В Устюжне, так же как ранее в Городецке, население видимо специально ждало меня, чтобы завалить челобитьями и жалобами.  Поскольку в поземельных отношениях я разбирался крайне плохо, то дела разбирались Иваном Федотовым, что нравилось далеко не всем челобитчикам.  Явилась ко мне и представительная делегация  кузнецов Устюженского уезда, из тех, что в прошлом году не присутствовали при организации княжеско-посадской артели металлургов. Били они челом о том, чтобы воспретить выработку железа другим способом кроме кричного.
- С ентими хитрыми домницами совсем жизнь худа стала,- жаловались степенные ковали, все крепыши, как на подбор.- Руда и уголь вздорожали, работные люди-молотобойцы платы да кормов требуют больших, чем о прошлых годах. Купчины же заезжие старой ценой крицы куплять не желают, в дешевле торгуются, а ежели мы не сбавляем, то у твоих, княже, доменщиков берут. Совсем исхудали мы, того и гляди, штоб с гладу не сгибнуть, меж людей пойдём Христа ради, с жонами и ребятишками своими. Помилуй, княже, воспрети своим людишкам из сего  чюгуна железо выделывать. А не дашь нам правды по старине, тако мы царю Фёдору Иоанновичу челом будем бить, о несчастиях наших.-


Вопрос был серьёзный, а впутывать в него верховную власть не хотелось совершенно. Поэтому я предполагал поступить тут так же как в Угличе с мастерами-гвоздоделами. Однако озвученное довольно щедрое предложение обрадовало далеко не всех жалобщиков. Те, кто жил в самой Устюжне и её ближайших окрестностях были вполне согласны за княжеский счёт устроить  себе металлургическое производство. Однако, проживавшие  вдалеке от города крестьянские кузнецы были всё равно не довольны, им для работы на артельном производстве требовалось сменить место жительства. Немного подумав,  я выложил другую идею. Мной было предложено новую домну, которую  планировалось начать  строить в ближайшее время, сделать паевым товариществом. Всем кузнецам Устюженского уезда князем выдавалась, без всякого росту, на три года ссуда на покупку небольшого пая. Помимо предполагаемых долей от прибыли, участники товарищества должны были иметь право на первоочередной приём на работу и продажу заводу угля и руды. Те, кто не смог бы выплатить за три года ссуду просто лишались бы своего пая, переписанного на князя. Для учёта вложившихся заводилась бы паевая книга. Эта идея народу понравилась, ещё бы предлагалась возможность до скончания дней получать прибыль, ничего не вкладывая, и, по сути, ничем не рискуя. Кузнецы ещё чуток пошумели, поспорили - обманут их или нет, и разошлись. Я, в общем-то, тоже был в выгоде – домну строить всё равно бы пришлось за мой счёт. Серебра кузнецы на руки не получали, только записи в паевой книге, зато можно было рассчитывать на их лояльность и активное трудовое участие.


Две полные седмицы мне пришлось ждать в Устюжне, пока по моим указаниям смогли изготовить небольшой конвертер и устроить к нему воздуходувку. Внутренний огнеупор пришлось делать из огнестойкого кирпича, дно забили белым песком на известковом растворе . Использовать для футеровки тёмный известняк, пригодный для удаления фосфора, не вышло. При предварительном обжиге выложенные из него стенки и дно растрескивались и рассыпались. Требовалось какое-либо огнеустойчивое связующее вещество, тогда можно было бы полностью избавиться от  вредных фосфорных примесей.

За время ожидания я посетил кузнецов-оружейников выделывавших по заказу казны пищальные стволы. Изготавливались они отковкой на оправке заданного размера. На мой взгляд, замена ковки молотами прокаткой на валах вдоль болванки должна была значительно ускорить  обработку ствольных труб. Поэтому мной было указано устюженскому приказчику устроить работный дом с водобойным колесом вблизи ручья и там катать ружейные дула. Помимо этого требовалось сверление внутреннего канала, слишком уж грубый он получался без дополнительной обработки.  Сверлильную, или как называли местные мастера вертальную машину, я планировал получить модернизацией угличского токарного станка, над которым в удельной столице вовсю кипела работа.

Несмотря на зимнюю пору, Карп Шибаев нашёл место для постройки плотины на реке Ижине. Согласно его расчётам размеры дамбы должны были превысить семьдесят саженей в длину, и четырнадцать в ширину. По моим предварительным расчётам стоимость постройки такой насыпи со всеми водоводными ларями обошлась бы в три тысячи рублей, а домны со воздухоподогревательными колоннами и мастерскими по проковке и прокатке в полные четыре тысячи. Опять же по своему личному опыту я знал, что сметы всегда превышаются, так что для гарантии завершении строительства требовалась фантастическая сумма в восемь с половиной тысяч рублей. 


Первая плавка в конвертере была назначена на утро субботы. Для протаскивания этой железной бочки замысловатой каплевидной формы прокопали неглубокую траншею с уложенными дубовыми брёвнами, играющими роль рельсов. Первую минуту после переворачивания конвертера в вертикальное положение и начала дутья казалось ничего не происходит. Но потом внезапно из отверстия сталеплавильного устройства с ревом ударило ослепительное белое пламя, настолько яркое, что на него больно было смотреть. Я ждал, что внешний кожух вот-вот прогорит, но прошло с четверть часа, и вместо ярчайшего огня повалил бурый дым. Пока мы гадали, прекращать ли дутьё или нет, отходящие из горловины газы изрядно посветлели. Тут споры были прекращены и лошадей качающих насосы стали останавливать.  Снова наклонив корпус сталеплавильной печи, внутрь с изрядного расстояния покидали кусковой чугун и уголь. Предосторожности оказались нелишними – из горловины опять показались языки белого пламени. Обождав некоторое время, начали сливать расплав. Первым вышло немного шлака, затем пошла бурлящая сталь. Разливали её в чугунные и керамические изложницы, уложенные в земляные формы. Уже разлитое жидкое железо продолжало пузыриться, словно кипеть. Восторгу устюженских кузнецов не было предела, железо из чугуна вышло вдвое больше чем раньше и совсем без затрат угля. Вечером мне принесли на осмотр слиток металла и выкованную из него полосу железа.  Стальная чушка была вся в раковинах, лить из неё изделия не представлялось возможным. Полоса же была довольно обычным русским мягким железом, не сильно выше качеством чем кричное, но значительно дешевле.



Пока мы возились со сталеплавлением, реки вскрылись и, дождавшись конца ледохода, мы отправились вниз по Мологе, поскольку сухим путём было не пробраться из-за распутицы. С собой мы увозили сотню пудов железа, да образцы различных глин и камней, собранных в Устюжне по моему указанию. Толи я простыл, скача вокруг раскалённой домны, толи продуло уже на реке, но на второй день плавания меня начал бить сильный озноб.  Поэтому  рассказы Тучкова об окрестностях, проплывающих за бортом насада, до меня доходили слабо. Заинтересовался я лишь селом Весью Егонской, принадлежащим московскому Симонову монастырю, где проходила летом крупная торговля.
-Повтори-ка про ярмарку Ждан,- попросил я дядьку.
-Петровское торжище  вельми богато,- вернулся к рассказу удельный казначей.- Сей торг старцы монастырские упросили государя Ивана Васильевича сюда с Мологи свесть. Изрядно купчин сюда приплывает, да и крестьяне все окрестные сбираются. –
-Может нам обратно рынок перевесть в наш городок?-
-Монасей Симоновской обители на козе не объедешь, они самого патриарха Иова за них к великому государю просить отправят, нестаточное дело у них торг отнять,- вздохнул Тучков.
-Значит надо купцам в удельных городах наш товар продавать, особенно сукно.-
-Так где ж их взять-то, гостей торговых. Оне к нам редко приплывают, токмо с солью насады приходят. Купля в Угличе невеликая, да и проездные с судовыми платить надобно, коли уж встал у города,- растерянно развёл руками мой главный финансист.- Вот в Устюжне по зиме знатная торговлишка, да и сборы мытные высоки, можа туда сукнецо слать?
- Разве только причалившие должны пошлины платить?- мне требовалось уточнение, когда у нас положено платить таможенные сборы.
-Обычаем-то со всех сбирать бы следует, да купцы нашу мытницу стороной обходят, скаредные души,- вздохнул от мысли о проплывавших мимо деньгах Тучков.
-Хм, вот как мы поступим,- в голову мне пришла очередная неожиданная идея.- Мы тех кто в Угличе седмицу проживёт или товара хоть на три рубля купит, беспошлинно пропускать будем. А с остальных втридорога мытные, проплавные да головные деньги брать учнём. Чтобы не обплывали  мимо  – наплавным мостом Волгу перегородим.-
- Больше чем по старине  взимать государем заповедано,- возразил казначей. – Опалой за то царь Фёдор Иванович еще в позапрошлых годах грозился.-
-Тогда через каждые двадцать вёрст таможенные заставы поставим,-  пробовал я найти вариант обдирать проезжающих.
-Вновь преграды також не велено ставить на торговых путях,- осадил меня Ждан.
-А мы новых не будем строить, мы старые возобновим, - мне не хотелось отступать от своей затеи.- Пусть по приезду в Углич дьяки в древних грамотах сыщут - где в старинные времена заставы удельных княжат стояли. Там-то и сядут угличские таможенные целовальники. Царёвы насады, да у кого тарханная грамота будем свободно пропускать. Також мелкие крестьянские челны, с них не озолотишься. А вот  коломенки более осьми саженей - все токмо с полной оплатой мимо нас проедут, иль с проживанием в Угличе или с куплей углецкого товару.  Для проезжающих надо и гостиный двор новый учредить. Тем же, кто в городе нашем торговлишку вести возжелает – леготу дать, замыт снять, который с товаров на торг выставляемых сбирается. –
-В деньгах потерям,- озаботился рачительный казначей.
-Что сперва потерям, потом сторицей вернём, – успокоил я его.


Когда мы приплыли к городу Мологе, мне уже сильно нездоровилось. Встреча с городскими верхами была проведена по возможности сжато. Они помимо всего прочего доставили нам изрядное количество образцов, собранных в уезде. Их я поручил забрать Ждану и, по возможности, записать, где и что собрано.  Пока наше судно тащили к Угличу бечевой, у меня начался жар и сильнейший мучительный кашель. Уже в столице удела я почувствовал сильную боль в груди. С достаточной долей вероятности можно было предположить наличие у меня пневмонии, или попросту, воспаления лёгких. Как лечить эту болезнь без антибиотиков мне было неизвестно. Терзаемый самыми плохими предчувствиями я попросил Ждана найти самых лучших травников, могущих излечить лёгочную болезнь. Мне самому на ум ничего кроме отваров коры ивы не приходило.

Два дня после возвращения меня кидало из холода в жар, на третий день начались одышка и с кашлем пошла зеленоватая гнойная слизь. Ничего хорошего я не ждал, думая лишь о том будет мой уход за грань спокойным, или снова дёрганым, с бросанием между мирами. Ждан и его сын Баженко практически не отходили от моего тела, вливая мне в рот различные травяные взвары и обтирая моё тело хлебным вином. Когда мне стало совсем худо, Тучков, перекрестясь, разрешил меня поить настоями на сильно ядовитой траве, той, чьим сушёным порошком в русских избах травили насекомых. Видимо он верил уже только в чудо, поэтому и не сопротивлялся, когда мне давали отвар корня живокости. Помимо этого, отпаивали меня и взваром сушёного хвощевика.

Видимо в Москву немедленно сообщили о моей тяжёлой болезни, поэтому боярин Годунов прибыл на пять день от возвращения в Углич. Я к тому времени весь пылал жаром, задыхался от кашля, и регулярно падал в обмороки.   При посещении  сановным царским шурином мне было совсем худо, грань между сном и явью стала плохо различима. Первый момент казалось, что Борис Фёдорович мерещится, уж слишком неожиданно тот появился. Да и повёл себя он также непредсказуемо, крупный здоровенный мужик плюхнулся рядом с моим ложем на лавку и запричитал в голос, словно плакальщицы на похоронах.  Не знаю, насколько боярин был искренен в своих переживаниях,  возможно, он просто создавал себе алиби в глазах окружающих.

Мне же было совсем не до церемоний. Чувствуя приближение очередной потери сознания, и боясь, что истекают последние мои минуты в этом мире, я постарался донести до самого приближённого к царю человека грядущие ему и стране опасности. Сначала Годунов мало обращал внимания на мои хрипы, но потом замолчал и стал настороженно прислушиваться. Так, повторяя одни и те же слова, я  провалился в тяжёлое беспамятство.


Когда ко мне вернулось сознание, в опочивальне находился только Баженко Тучков.
-Слава Богу, полехчало тебе, княже,- обрадовался паренёк.- Отпустил Господь грехи твои, мы уж, грешным делом мнили, что запоздали с соборованием-то. Сам митрополит Ростовский Варлаам с клиром приехал елеем помазывать, видать помогли его молитвы.-
Я к возможности исцеления с помощью обряда и молитв относился скептически, но спорить не стал. На мой взгляд, подействовали целебные травы или наконец-то с болезнью начал справляться  иммунитет.
-В Угличе ли боярин Борис Фёдорович? – стоило уточнить местонахождение моего именитого гостя.
-Отъехал вчора, застращал ты его княже,- сообщил мне молочный брат.- Он сперва-то располагаться стал, будто надолго. Всё расспрашивал - каким обычаем князя, мол, лечите? Нет ли, де, в болезни его злого колдовства аль умысла чьего? Он и взвары все глянул, да узнавал, с чего их варят-то. Яз про живокость-то побоялся сказывать, не дай Бог, помер бы ты княже, так ведь тогда весь род за потраву царёва брата  извели.-
-Чего ж рассказал?- мне хотелось услышать, чего наплёл царёву шурину Баженко. – Да, кстати, не слыхал, чего яз сам Борису Фёдоровичу наговорил, что он ускакал как ошпаренный?
-Молвил конюшему боярину, мол, рог индрик-зверя тёртый варим, де, его заезжий немчин нам продал,- потупившись ответил младший Тучков.- Что ты Борису Фёдоровичу сказывал, никто не слыхивал, он всех с опочивальни погнал прочь. Да дворня боярская баяла, будто, навещал ты, при смерти находясь,  их господину  беды великие для царства Московского, да всему роду годуновскому гибель неминуемую. Лжа сие аль истинная правда, то мне невдомёк. Ужель ты сам не помнишь, чего молвил?-

К моему великому огорчению, я действительно не мог вспомнить, что же конкретно рассказал влиятельному царедворцу. То, что мне хотелось предупредить его о трёхлетнем голоде, Смуте и появлении самозванца – помнил. Какими словами и в каких выражениях  я сообщил эти страшные вести о грядущем боярину – это осталось вне моей памяти. Что ж, что сделано - того не вернёшь. Оставалось лишь дивится нахальству маленького лекаря, бесстрашно дурящего одного из первых лиц государства:
-Эт ты крепко, Баженко, соврал про индрик-зверя. С чего на ум-то сие пришло, ну как бы проверили?
- Боялся яз також, запретит боярин тебя взварами поить. Мне ж чудилось – помогают оне, дыханье вроде твоё ровнее становилось. А про сию чудную животину каждый ведает, что лучче чем с её рога, ни с чего снадобья не сотворить. Проверять же сие, что звёзды пересчитывать, где знатоков–то сыскать?- признался наш юный доктор-самоучка.

Несмотря на чрезвычайную слабость и остающийся кашель, я явственно шёл на поправку. Хотя прошёл практически месяц, прежде чем мне удалось без посторонней помощи влезть на коня и совершить прогулку внутри кремля. Всё это время меня терзали мысли, что же узнал Годунов и как это отразится на моей дальнейшей судьбе.

+10

2

Димыч написал(а):

Священник, желающий освятить пользующуюся дурной славой постройку, нашёлся далеко не сразу.

Приходилось мне читать, что в 17 веке Москва была забита попами не имеющими прихода и готовыми на всё, чтоб его получить.  Ваш гг может там навербовать нескольких для отмазок в будущем.
Текст понравился, плюсик поставил, но очень уж легко всё у гг получается. Учитывая фактор дурака и закон подлости, многое должно было поначалу выходить боком. Раньше Вы это отмечали, а теперь всё идёт как по писанному. Ждём неприятнстей.

0

3

Анатолий Спесивцев написал(а):

Текст понравился, плюсик поставил, но очень уж легко всё у гг получается.

Можно поинтересоваться, что именно вам показалось вышедшим слишком легко? Трудности -то устроить дело несложное=).

0

4

Димыч написал(а):

Уже разлитое жидкое железо продолжало пузыриться, словно кипеть. Восторгу устюженских кузнецов не было предела, железо из чугуна вышло вдвое больше чем раньше и совсем без затрат угля. Вечером мне принесли на осмотр слиток металла и выкованную из него полосу железа.  Стальная чушка была вся в раковинах, лить из неё изделия не представлялось возможным.

http://gardenia.my1.ru/smile/girl_cook1.gif 
КП/ПС/СП?
  http://gardenia.my1.ru/smile/laugh.gif

0

5

lodochnik2000 написал(а):

КП/ПС/СП?

Да, текст крайне корявый, а абревиатура что значит?

0

6

Димыч написал(а):

odochnik2000 написал(а):
    КП/ПС/СП?
Да, текст крайне корявый, а абревиатура что значит?

http://gardenia.my1.ru/smile/wail.gif
Я думал, вы это с умыслом:
"    По способу изготовления сталь бывает мартеновской и кислородно-конверторной (кипящей, спокойной и полуспокойной). Кипящую сталь сразу разливают из ковша в изложницы, она содержит значительное количество растворенных газов. Спокойная сталь - это сталь, выдержанная некоторое время в ковшах вместе с раскислителями (кремний, марганец, алюминий), которые соединяясь с растворенным кислородом, превращаются в оксиды и выплывают на поверхность массы стали. Такая сталь имеет лучший состав и более однородную структуру, но дороже кипящей на 10-15%. Полуспокойная сталь занимает промежуточное положение между спокойной и кипящей. "
http://www.sak.ru/reference/material/steel/steel1.html
http://metalotex.ru/?p=83

0

7

lodochnik2000 написал(а):

Я думал, вы это с умыслом:

Нет конечно с умыслом, поскольку без эффективных раскислителей спокойной стали не получить ( уголь и чугун помогают, но слабо). Литературно же приведённый абзац полный ахтунг.

Исправил так :

Уже разлитый металл продолжал пузыриться, словно кипеть. Восторгу устюженских кузнецов не было предела, железа из чугуна вышло вдвое больше чем при переделке в горне и всё это совсем без затрат угля. Вечером мне принесли на осмотр слиток металла и выкованную из него полосу.  Стальная чушка была вся в раковинах, лить таким образом  изделия не представлялось возможным. Полоса же состояла из довольно обычного русского мягкого железа, не сильно превышая качеством  кричное, но значительно выигрывая в цене.

Отредактировано Димыч (03-11-2009 15:31:51)

0

8

delovoy написал(а):

ИМХО не получиться ничего т.к. там самое сложное сварка шва. катать стволы в 19 веке не раз пробовали, в итоге отказывались

Мне кажется что дело в толщине стенок ствола и силе заряда. Поэтому в 19 веке сверлили цельнокатанную болванку. Не вижу чем ручной молоток принципиально отличается от несколько сот килограмого валка. В чём преимущество битья рукой?

0

9

Прочитал с удовольствием.

Литературные тапки:

Димыч написал(а):

Собственно основных пожарных приёма было всего два

По-моему слово "собственно" здесь лишнее. А если не лишнее, то его надо выделить запятой.

Димыч написал(а):

и предавались безграничному горю от гибели большей части имущества

Предаваться унынию - знаю, предаваться разврату - тоже :), а вот предаваться горю - какой-то слишком выспренный оборот.

Димыч написал(а):

За пару дней до отъезда в химических  экспериментах моим помощникам сопутствовал успех.

Корявая фраза. И - "сопуствовал успех" - это о чём-то продолжительном. Думаю, лучше было бы что-то вроде "За два дня до отъезда я узнал, что моим помошникам в химических экспериментах улыбнулась удача".

Димыч написал(а):

Оставалось открыть способы переработки пищевой соды в обычную и нашатыря в аммиак, чтобы можно было организовывать содовую мастерскую.

По контексту - скорее "найти способы".

// Химически - пищевая сода, то есть гидрокарбонат натрия, превращается в кальцинированную прокаливанием. Аммиак из нашатыря получают, помнится, реакцией с гашеной известью.

Димыч написал(а):

На доменной трубе даже виднелись прообразы газоуловительного устройства, правда, судя по валящему в небо дыму, явно не действующего.

"Правда ... судя ... явно" - очевидно, слишком много. И уместно ли здесь слово "прообраз"? Если на ней что-то было, то это и было газоуловительное устройство, пусть несовершенное и примитивное. Так как Димитрий не рассматривал его в деталях, то лучше бы сказать так: "... была изрядно усовершенствована. На доменной трубе даже сделали газоуловительное устройтсво, правда,  судя по валящему в небо дыму, не действующее"

Димыч написал(а):

Однако, проживавшие  вдалеке от города крестьянские кузнецы

Запятая лишняя.

Димыч написал(а):

ещё бы предлагалась возможность до скончания дней получать прибыль, ничего не вкладывая

Пропущен знак препинания, скорее всего - тире. "Ещё бы - предлагалась возможность ...."

// Мысль о конвертере: трубу для дутья устюженские металлурги скорее всего назвали бы хоботом.

Димыч написал(а):

Снова наклонив корпус сталеплавильной печи,

Имелся в виду конвертер?

// Кстати, на старорусский манер его можно назвать "передельный ковш". "Конвертер" - слово латинское, сиречь еретическое :)

Димыч написал(а):

Стальная чушка была вся в раковинах, лить из неё изделия не представлялось возможным.

"из неё" - из чушки? Судя по контексту - из стали, т.е надо сказать что-то вроде "так что лить из полученной стали изделия не представлялось возможным".

Димыч написал(а):

Толи я простыл, скача вокруг раскалённой домны, толи продуло уже на реке

То ли, то ли...

И подозрительно смотрится слово "скакать". Не верхом же Димитрий ездил вокруг домны...

Димыч написал(а):

С достаточной долей вероятности можно было предположить наличие у меня пневмонии, или попросту, воспаления лёгких. Как лечить эту болезнь без антибиотиков мне было неизвестно. Терзаемый самыми плохими предчувствиями я попросил Ждана найти самых лучших травников, могущих излечить лёгочную болезнь. Мне самому на ум ничего кроме отваров коры ивы не приходило.

"Былина" :(. И пропущена запятая после деепричастного оборота ("терзаемый").  Может лучше "Похоже, у меня развилась пневмония, попросту говоря, воспаление лёгких. Как лечить его без антибиотиков я не знал и, терзаемый самыми плохими предчувствиями, попросил Ждана найти самых лучших травников, могущих излечить лёгочную болезнь..."

Димыч написал(а):

я постарался донести до самого приближённого к царю человека грядущие ему и стране опасности.

Или "грядущие опасности" или "грозящие ему и стране опасности".

Димыч написал(а):

Я к тому времени весь пылал жаром, задыхался от кашля, и регулярно падал в обмороки.

Поскольку главный герой не вставал, то и наверняка не падал в обмороки, а терял сознание.

Димыч написал(а):

Ничего хорошего я не ждал, думая лишь о том будет мой уход за грань спокойным, или снова дёрганым, с бросанием между мирами. Ждан и его сын Баженко практически не отходили от моего тела, вливая мне в рот различные травяные взвары и обтирая моё тело хлебным вином. Когда мне стало совсем худо, Тучков, перекрестясь, разрешил меня поить настоями на сильно ядовитой траве, той, чьим сушёным порошком в русских избах травили насекомых. Видимо он верил уже только в чудо, поэтому и не сопротивлялся, когда мне давали отвар корня живокости. Помимо этого, отпаивали меня и взваром сушёного хвощевика.

Корявый абзац. "Ждан и его сын Баженко почти не отходили от моего тела, поя меня травяными взварами и обтирая тело хлебным вином. Когда мне стало совсем худо, Тучков, перекрестясь, разрешил давать мне отвар корня живокости. Видимо, он уже надеялся только на чудо - трава была сильно ядовита, порошком из неё травили тараканов и клопов".

Нелитературные замечания или, скорее предложения.

Старинный газоанализатор - клетка с канарейкой (вид птицы, подозреваю, не особенно важен). Им пользовались английские шахтёры. Если птица в забое или штреке теряла сознание, значит, людям надо было озаботиться вентиляцией или эвакуацией.

Собаке от соды могло и поплохеть: реагируя с соляной кислотой желудочного сока, она должна была выделять углекислый газ.

+1

10

Зануда написал(а):

Прочитал с удовольствием.
Литературные тапки:

Большое спасибо. Завтра в основном тексте поковыряюсь с этими фразами.

Отредактировано Димыч (03-11-2009 18:31:32)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Последний князь удела - продолжение.