Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Марсианин


Марсианин

Сообщений 21 страница 30 из 548

21

П. Макаров написал(а):

То есть это было не начало, а вторая часть...Тогда все одно моя чукча не понимай...Слишком большой разнос...

Да. разнос.
Там далее будет вообще параллельное повествование о том что на Земле-1 и на Земле-2
причём марсианская эпопея Владимира там будет завязана непосредственно.

0

22

П. Макаров написал(а):

Ну, в ТОМ же мире - все советское...А в СССР такого названия - "сисадмин" - не было. Расхожее наименование именно программист...Ну - моя чукча так думай...

СИСтемный АДМИНистратор. был и в восьмидесятые. ЕС 1065 обслуживал... :)

0

23

Зимовщик

Привычно шелестит под подошвами скафандра песок, при-вычна радуга на гермошлеме от только что вынырнувшего из-за горизонта солнца, привычны камни под ногами, привычны силь-но выветренные скалы торчащие за «Марсоходом», там, у под-ножия которых лежат сегменты Базы. Привычен скафандр, кото-рого уже не замечаешь, да и замечаешь лишь тогда, когда ско-сишь глаза в сторону, на его внутренности. Только так ощуща-ешь фатальную свою отделённость от пейзажей за стеклом гер-мошлема.
Владимир посмотрел под ноги, на песок, испещрённый сле-дами ботинок скафандра и рубчатыми бороздами, которые нака-тал вездеход.
Вот так вот наследили! И ещё больше наследим, когда сюда спустится шесть человек основного экипажа Базы.
Не только наследят, но и перероют… за два года мы тут много чего накопаем. Владимир поднял глаза к близкому гори-зонту и обвёл его взглядом.
В ту сторону, куда он смотрел,  простиралась бескрайняя ка-менистая пустыня,  постепенно переходящая за его спиной и заслонённая от него сейчас громадой корабля, гигантский ба-зальтовый волдырь великого, давно уснувшего вулкана Олимп.
«Хватит по сторонам глазеть, - одёрнул себя Владимир, - пора работать».
«Ага! Надо ещё кадр для истории!» - подумал он. Взялся за поручень бортика вездехода, поставил ногу на подножку и раз-вернувшись в сторону телекамеры корабля, помахал рукой.
- Ну ты позёр! – раздался в наушниках беззлобный хохоток Алексея.
- Ну как картинка получилась?
- Картинка супер! Амеры удавятся от зависти.
Ну да, они там в Америке все помешаны на «тачках», а тут такой «супер-гипер-пупер-кар»!
Также картинно запрыгнув в вездеход, Владимир плюхается на сиденье и положив руку на руль машет снова рукой.
- Ну всё, полный абзац! – смеётся Алексей, - только улыбки не хватает. За светофильтром гермошлема не видно.
- Ничё! Послезавтра, к твоей посадке я её прямо на нём на-рисую! Ладно, я поехал, Счастливо!
- Счастливо! До встречи! – смеётся Алексей.
- До свидания! – это Ли Чао.
Вездеход тихо заурчал и плавно потянул за собой пристёгну-тый загодя прицеп с реактором. Владимир разворачивает везде-ход и напоследок ещё вытягивает правую руку вперёд, выстав-ляет большой палец в древнем русском жесте «Всё Замеча-тельно!» и так проезжает мимо корабля.
Краем глаза замечает, как телекамера на борту корабля провожает его взглядом.
«Выпендриваться так выпендриваться!»
Эти кадры до сих пор забавляют и веселят публику, собст-венно чего Владимир и добивался. Ему сильно хотелось «при-землить» Марс. Но не в смысле «принизить достижение», а по-казать всем скептикам, что мы освоим не только такие районы Земли как Сибирь, но и холодные пески Марса.
Проехав опоры корабля, Владимир выжимает полный газ стараясь попасть в колею накатанную вчера. Надо поскорее уб-раться подальше от корабля.
Им скоро стартовать, так что лучше будет если вездеход с Владимиром будет на безопасном расстоянии.
Доехав до первого модуля Базы Владимир закладывает ши-рокую дугу и плавно затормозив (резко всё равно не получится – гравитация маленькая) выпрыгивает из кабины.
Издали «Ласточка» кажется миниатюрной, почти игрушеч-ной. К тому же, как убедился Владимир ещё вчера, к перспективе на Марсе ещё надо привыкнуть. Сложно на глаз определить рас-стояние.
Поэтому отсюда спускаемый аппарат выглядит как большая разноцветная пластмассовая игрушка, посреди красного песка песочницы с двумя большими и блестящими баками водорода по бокам.
Из-под опор корабля вдруг вылетает облако пыли, по пусты-не раскатывается гром. «Ласточка» вздрагивает и величаво на-бирая  скорость, вылезает из поднятого рыжего облака. Только на фоне тёмного неба становится видимым бледно фиолетовый, почти неподвижный в разрежённой атмосфере Марса, «меч» выхлопа ядерного двигателя.
- Надо бы помахать на прощание, - думает Владимир и его рука автоматически поднимается и легонько машет вслед ухо-дящему, в тяжёлую синеву марсианского неба, кораблю. Всё бо-лее и более он превращается в этой глубокой ультрамариновой синеве в хвостатую звезду, уходя всё дальше от точки старта.
Меж тем корабль разворачивается по тангажу и рысканью что можно определить только по оставшемуся за ним длинню-щему хвосту выхлопа. Выхлоп в этот момент ещё резко удлиня-ется и меняет оттенок.
«Включили газофазный режим реактора» - отметил про себя Владимир – начался основной разгон .
Он так и стоял с поднятой рукой пока «Ласточка» не превра-тилась в яркую звезду, окончательно и шустро не покатилась за горизонт, выходя на орбиту.
Он совершенно забыл про «Марсоход», стоящий всё на том же месте, где его год назад оставили, превратив в радиомаяк, для будущей тогда, Марсианской экспедиции. А он всё это за-снял – тоже получилась замечательная и символическая картин-ка. Но эту картинку Владимиру не суждено было увидеть в бли-жайшие два года.
Корабль улетел, и на пустыню опустилась привычная уже тишина. Яростно, почти по космически, светило солнце, практи-чески не согревая эти вечные рыжие пески.
И не удивительно – от Солнца Марс почти в полтора раза дальше Земли.
Владимир опустил руку, попинал, для развлечения, торча-щий из песка обветренный булыжник и пошёл заниматься своим любимым реактором.
К вечеру,  большая часть его задания была выполнена: ре-актор установлен, трубы и кабеля от него подсоединены к глав-ному модулю, а оставленный поодаль до этого первый оранже-рейный модуль установлен в нужное место и технически под-соединён.
«Технически», это такой эвфемизм, который обозначает, что всё прицеплено и привинчено, но не развёрнуто в рабочее по-ложение и не запущено.
Конечно, развёртка оранжерейного модуля это не установка и развёртка главного, с его кучей весьма специфических систем. Но всё равно занятие трудоёмкое и долгое. Поэтому его раз-вёртка намечалась на утро следующего дня.
Владимир не спеша собрал инструменты в контейнер вы-прямился и оглядел дело рук своих. Всё стояло как надо, при-винчено как надо, большая антенна связи смотрела куда надо и вообще было всё готово к заселению первым жителем. Хоть и временным.
Конечно, кабеля и трубы,  идущие от реактора потом стоило бы закопать в грунт. Но это уже не его работа. Главное, что он подсоединён как надо и уже работает. Еле-еле работает, но это для начала. Большего и не надо.
Владимир бросил взгляд на установленный на рукаве инди-катор заряда ранца. Тот показывал, что у него ещё на час ресур-са как минимум. Начинать разворачивать оранжерею уже не имело смысла и он слегка расслабился.
Привычно блеснула на светофильтре гермошлема радуга и Владимир вспомнил, что вчера так и не посмотрел закат Солнца.
«Ресурс ещё есть и всё сделано. Можно себя наградить за хорошо сделанную работу никем ещё «в живую» не виданным зрелищем.
Солнце уже коснулось края горизонта из-за чего все тени стали почти чёрными. Но отсвет последних лучей не стал крас-ным, как это обычно происходит на Земле. По прежнему сияя жемчужным светом светило медленно погружалось в почернев-шие в вечернем сумраке пески, а высоко над всем этим быстро скользил по тёмному небу корявый полумесяц.
«Однако! И чего это я его раньше не приметил? Например, ещё вчера… нда! Как будто у тебя было время вчера варежку на небеса разевать!» - саркастически отметил про себя Владимир, - «Кстати, а где тогда Деймос?».
Владимир мысленно провёл по небу плоскость его орбиты и почти тут же  упёрся в него взглядом. Он был далеко позади Фо-боса. Почти над самым горизонтом. Видно только-только взо-шёл.
«Летящие луны Барсума!» - улыбнулся про себя Владимир, вспомнив фантастическую по своей тупости сказочку знаменито-го американского писателя Эдгара Райса Берроуза.
Он вспомнил как с сестрой вместе на пару хохотали до упаду над очевиднейшими глупостями и сюжета и описаний. Особенно, - вспомнил он, - их тогда рассмешил простейший пересчёт мас-сы золота, что должен был таскать у себя на шее герой того се-риала. Получалось, что он на себе таскает не менее тонны золо-та.
Конечно, можно было бы скинуть на то, что гравитация на Марсе значительно слабее Земной. Но вес предмета массой в тонну поднять на Марсе не смог бы даже супертяжеловес .
Владимир посмотрел в сторону реактора, который совсем недавно ему пришлось ворочать. «Да! Не получится из меня Джона Картера!» - подумал он широко улыбаясь.
«Ладно! Пора домой. Хоть и дом ныне это главный модуль первой научно-исследовательской Базы на Марсе».
Он хлопнул по широкому гулкому боку модуля и двинулся в сторону шлюза. Настроение было очень хорошее, и хотелось отколоть что-то, но зрителей не было. Правда потом он вспом-нил, что над шлюзом находится телекамера, которая автомати-чески включается, когда её сенсоры засекают перед ней движе-ние. Запись велась на большой накопитель базы, так что был шанс насмешить кого-то записью.
Он картинно подкрался к двери, потоптался, нажал кнопку открытия шлюза, и когда дверь пшикнув приотворилась, сделал энергичное движение ногами, будто вытирает  грязные башмаки о коврик. Должно было выглядеть комично и символично.
Дёрнув за ручку, Владимир шагнул внутрь шлюза и захлоп-нул дверь. Тут же включилась автоматика и он почувствовал, как  скафандр на нём тихо опадает. Удостоверившись, что давление в камере достигло нормы, Владимир открыл гермошлем и осто-рожно потянул воздух носом. Воздух был чист, свеж и приятен. Так и должно быть, но привычка к перестраховке всё равно пе-ресилила. За следующей дверью, как показывал индикатор на стене, также было нормальное давление, но было очень холод-но.
В принципе и это было нормально, ведь отопление Базы было сейчас от реактора, который  он только-только включил. Внутренние помещения просто не должны были успеть нагреть-ся.
Владимир шагнул в дверь и щёлкнул настенным выключате-лем. «Ну прям как дома на Земле!» - подумал он и затворив за собой дверь шлюза принялся отстёгивать ранец скафандра. По-ка его отстёгивал, передумал снимать сам скафандр, - в станции было пока что слишком холодно.
Поставив ранец на зарядку он прошёл дальше в следующий, командный,  отсек. Когда он включил свет там, то обнаружил прямо перед носом свисающий с потолка на ленте хорошо упа-кованный в полиэтилен пакет.
«Ага! – подумал Владимир, - либо техники таким образом «поздравилку» переправили, либо дополнительные инструкции к чему-то что присобачили в последний момент. По любому спа-сибо!». Он осторожно отделил пакет от ленты и переправил его на столик у пульта связи. Затем открепил кресло у того столика выдвинул его и с наслаждением в нём устроился.
Скафандр, конечно увеличил ширину его сидалища как бы не вдвое, но кресло его всё равно приняло и поместило.
Он знал, что всё на Базе работает нормально, так как если бы что-то пошло не так ещё в том время когда он работал сна-ружи, электронный мозг Базы немедленно отправил бы ему пол-ную информацию, которая тут же бы высветилась у него прямо на стекле гермошлема. Да  и сейчас никаких тревожных сигна-лов не поступало. Владимир резко выдохнул и в сторону теле-камеры поплыло быстро таящее облачко пара.
«Нда! Придётся ещё потерпеть. А то лезть за тёплой одеж-дой далековато. Владимир дохнул на замёрзшие в холодной ат-мосфере Базы руки и  активировал прямую связь с кораблём.

- Владимир? Как там у тебя?
- Всё отлично! Реактор подсоединён и запущен. Сейчас прогреваю помещение. Оранжерейный модуль подсоединён. Завтра буду разворачивать. Всё запущенные системы Базы ра-ботают отлично… Впрочем последнее вы и так по телеметрии получаете.
- Да, телеметрия замечательная, только… боюсь у нас очень большие неприятности,  - командир выглядел очень силь-но встревоженным.
- Суть такова, - продолжил он, - два часа назад мы полу-чили очень сильный удар по кормовому отсеку «Ласточки». Уже предварительный анализ повреждений показал, что реактор «Ласточки» выведен из строя полностью. При внешнем осмотре, в месте удара видна большая дыра...
- То есть «Ласточка»  выведена из строя и сесть не Марс не сможет… – мрачно закончил за командира Владимир.
- Боюсь что так.
Повисло длительное и тягостное молчание. Владимир неви-дящим взглядом уставился в потолок и машинально колотил ку-лаком подлокотник кресла.
За несколько тягостных секунд Владимир пережил целую бу-рю эмоций. Это и растерянность – «что делать дальше?»,  это и обида на этот чёртов метеорит так неудачно оказавшийся в не-удачное время в неудачном месте и страх. Страх не справиться.
Всё дело в том, что для полного запуска всех систем Базы нужно было ещё как минимум два специалиста. Он же, напри-мер, все тонкости биотехнологий, заложенных в конструкцию оранжерейных модулей, либо не знал, либо знал поверхностно.
- Блин! - Только и нашёлся вымолвить Владимир, - что ду-маете делать?
- Думаем, как оттуда тебя вытащить.
Снова молчание.
Где-то там, высоко-высоко над планетой скользила звёздоч-ка, наполненная молчащими и напуганными людьми. Людьми, полностью осознающими, что товарищу,  оставшемуся на по-верхности они ничем помочь не могут. И при малейшей случай-ности, малейшей его ошибке, его ждёт неминуемая гибель. В этой абсолютно враждебной человеку среде.
В создавшейся ситуации был ещё один весьма неприятный нюанс. Даже несколько.
Первый – запас пищи на Базе, примерно на неделю, запас кислорода, дня на четыре, а второй модуль оранжереи, без ко-торой База даже просто одного человека прокормить не сможет,  - на автоматическом грузовике, который ещё надо посадить.
Получается так, что вся его жизнь зависит от нормальной его посадки.
Третий, модуль - тягач, который быстро и легко мог бы при-тащить все те самые четыре модуля опять таки застрял на орби-те. Он всё это время был прицеплен к экспедиционному кораблю и должен был быть уже перецеплен на «Ласточку». Там же на-ходился большой контейнер с запасами пищи, - типа НЗ, рассчи-танный на 6 человек и на солидный период времени.
- Ну, то, что случилось, не смертельно, - начал осторожно Владимир чтобы не выдать своего волнения, - это всего лишь означает, что я здесь застрял, и застрял надолго. Спускайте «грузовик», буду достраивать Базу. Как-нибудь сам управлюсь. Конец связи.
Настроение было, что и говорить, скверное. Чтобы заглу-шить дурные мысли Владимир прибрал командный отсек, раз-вернув в рабочее положение всё, что было до этого свёрнуто и закреплено, расконсервировал одно спальное место и поужинал.
Когда же температура в отсеке поднялась до 16 градусов, он снял скафандр и завалился спать. Всю ночь его мучили кошма-ры.
На следующий день, как и было намечено изначально, он полдня провозился с развёртыванием первой секции оранжереи. Прошло всё это гладко и без происшествий. Не зря на Земле до автоматизма тренировали. Проверив отчёт по герметичности высветившийся как обычно у него на стекле гермошлема перед глазами, Владимир выключил его и отправился на Базу. Этим временем, автоматика начала первый запуск оранжереи. Вла-димир это определил, лишь дойдя до шлюза – появился звук компрессора нагнетающего для хлореллы оранжереи углекис-лый газ марсианской атмосферы. Отметив это, Владимир удов-летворённо кивнул и вошёл в шлюз.
Вот тут то его удача и кончилась. Лишь дойдя до пульта свя-зи он вспомнил, что грузовик должен был сесть ещё пол часа назад.
То есть пол часа назад, Владимир должен был услышать шум посадки того самого грузовика. Не обратить внимание, на такое было бы весьма затруднительно. Так как грузовик был в четыре раза тяжелее «Ласточки» и тяга его двигателей естест-венно должна была быть соответственно в четыре раза больше, а шума от их работы – тем более.
Уже садясь в кресло перед экраном связи он в общем знал ответ.
- Где он сел? – это были первые же его слова, когда за-жёгся экран.
- Он сел в семидесяти километрах к западу от Базы. Авто-мат из-за сбоя потерял маяк.
«Они сказали «сел», значит груз цел…», - подумал Михаил, но тут  до него дошла цифра  -70 км. А это означало, его смерт-ный приговор.
-----------------------------------------------
Кто хочет умереть – шаг вперёд!
Кто не боится смерти – десять шагов вперёд!
Вот вы сами, примерьте на себя ситуацию, когда тебе сооб-щают, что вас ждёт неизбежная, долгая и мучительная смерть.
Примерили?
И каково?
То-то же! Поэтому никогда и никому не говорите, что герои не боятся. Все мы люди-человеки и ничто земное нам не чуждо.
Но чем же тогда, спросите вы, одни люди отличаются от тех,  кого справедливо называют «тварь дрожащая»? От тех, кто ло-мается даже от малейшей угрозы благополучию (даже не жиз-ни!) их дражайшей персоны.
В сущности ответ в постановке вопроса. У одних просто дос-таёт сил и ума сломать страх и поступить ему вопреки. Именно эти люди, у которых достало и ума и сил преодолеть в себе страх и «въезжают на белом коне в вечность». Часто по трупам тех, кто сломался. Именно слабаки и трусы, гибнут в первую очередь. Не верите? Примеров из истории тьма!
Хотя бы из истории войн. Те войска, которые побежали в па-нике – несут самые большие потери. Иногда даже до 100%. Те же, кто устоял - те и дожили до Победы.
Вы не верите потому, что выжившие чудом трусы, впослед-ствии и создали «дарвинистскую» теорию, о том, что в первую очередь гибнут Герои. Создали для своего оправдания – оправ-дания своей трусости.
Да, Герои гибнут. Но реже. Гораздо реже трусов. Гораздо реже, так как у них, в отличие от трусов, хватает ума и сил во-время побороть страх. Ибо именно страх в экстремальной си-туации убивает в первую очередь. Именно страх, побеждает труса, вышибая ум и совесть. Лишая сил и средств к нахожде-нию наилучшего решения. И не только для себя, но и для всех тех, кому он обязан хотя бы своим собственным существовани-ем, жизнью.
Страх лишает возможности думать, оставляя только дикие инстинкты животного, которое мечется в панике, как будто вокруг него горит лес. И часто, именно этот страх бросает это двуногое животное именно туда, где оно быстрее всего закончит свою никчёмную жизнь.
Чтобы найти выход, чтобы победить, нужно сохранить себя. Сохранить человеческое достоинство, которое и является глав-ной опорой Ума. Того самого, который и позволяет найти именно те самые решения, которые в сложившейся ситуации НАИЛУЧ-ШИЕ.
Это и только это понял Владимир, когда отчаянно боролся с охватившем его страхом. Но тут ему пришёл на помощь… стыд. Стыд перед людьми, которые могут заметить его позорную се-кундную слабость. И именно об этих  нескольких, ослепительно ярких секундах, и именно по причине до сих пор снедающего его стыда, Владимир никогда и никому не рассказывал. И не расска-жет до конца своих дней.
А тогда…
Страх быстро перешёл в злость. А злость очистила мозги. Владимир вдруг представил злорадные аршинные заголовки За-падных газет: «Советско-китайская экспедиция на Марс терпит катастрофу».
- Нет! Вот хрен я им это удовольствие доставлю! – неожи-данно для всех и для самого себя выпалил Владимир.
- Чего? – не понял командир.
- Извини, задумался. Я подумал,  что в Штатах будут зло-радствовать по поводу вот этой аварии. Так вот… Хренушки! Обломится им! Выживу, Базу дострою и что успею и сумею из программы исследований – выполню! Командир! Ребята! Не пе-реживайте, у Базы очень большой запас прочности, дублирова-ние систем… да и гибкости достаточно. Не переживайте, не вол-нуйтесь, двигайте на Землю. Я прилечу со следующей экспеди-цией. Я ОБЯЗАТЕЛЬНО вернусь к Вам!

Потом было ещё одно дело, но вызрело оно далеко не сразу. Понадобился целый час сидения перед пустым экраном связи и лихорадочного обдумывания ситуации и вариантов действий.
Но для того, чтобы всё сработало как надо, нужно было по-слать тщательно зашифрованное сообщение на Землю.
На станции естественно были и кодированные линии связи. Предназначались они прежде всего для того, чтобы  послать на Землю материал или сообщение в случае каких-либо экстраор-динарных находках, открытиях или наоборот происшествиях, сведения о которых нежелательно предоставлять в широкий доступ.
Проанализировав ситуации, прикинув что он имеет и что из всего этого можно выжать, Владимир пришёл к выводу, что есть хоть и мизерная, но всё-таки возможность выкрутиться. Обстоя-тельства предоставляли ему очень узкую щель во времени, в которую надо было обязательно постараться втиснуться. А раз так, то надо было это обстоятельство использовать и в полити-ческих целях.
Три супердержавы поставили на кон свои престижи. И для двух из них, вырвавшихся вперёд, «потерять лицо» в миллимет-ре от полной победы из-за серии фантастически невероятных аварий было подобно вселенской катастрофе.
Поэтому он накатал план действий, которые должен во что бы то ни стало сделать. И сделать за ближайший месяц.
Этот план так же предполагал вполне конкретную политиче-скую, психологическую и информационную войну на Земле.
Последнее он, так как был не вполне компетентен в этих во-просах, накатал лишь в тезисах.
Основанная идея – сохранять слоновье спокойствие и на-стаивать на том, что хоть и были некоторые досадные сбои, но в целом ничего страшного не случилось. У человека, оставшегося одним на Базе есть всё, чтобы благополучно дождаться сле-дующей экспедиции и, более того, выполнить значительную часть запланированных исследований.
Но что должно было быть сделано по любому, так это  со-крытие факта смертельной опасности ситуации, в которую попал Владимир.
Владимир не сомневался, что план будет принят на Земле. Во всех смыслах принят. Принят потому, что повлиять как-то на то, что происходит на Марсе не было у них никакой возможности. Правда теперь, на Владимира ложилась такая ответствен-ность…
В это время на орбите, «Антарес» поднял потерявшую ход «Ласточку» на более высокую орбиту. Ту орбиту, на которой она могла бы просуществовать ещё несколько десятков лет и не свалиться на Марс. Памятуя о недавнем фантастическом неве-зении решили перестраховаться десятикратно.
После этого, оставшийся на внешней обшивке «Антареса» груз перецепили на «Ласточку» и с тем отчалили.
Тут также делалось всё с дальним прицелом: следующая экспедиция, прибывшая на Марс спустит таки на Базу этот «за-стрявший» на орбите груз. К тому же, сама «Ласточка» была спроектирована и построена  так, что предполагала весьма дли-тельную эксплуатацию. А раз так, то агрегатный отсек там был сменным. Предполагалось пригнать к Марсу уже через два года очередным рейсом автоматического грузовика, новый агрегат-ный отсек, который сменит очередная же экспедиция.
Но это всё  должно было случиться через два года. И Вла-димиру надо было до этого дожить.

+2

24

База

У главного модуля станции было столько функций, что и пе-речислить знающему их человеку было изрядно трудно. Поэтому и понадобились усилия аж трёх человек, чтобы её развернуть и запустить. Одна из этих функций касалась обслуживания везде-хода. Главное в чём нуждался вездеход – топливо. Но пикант-ность ситуации состояла в том, что для топлива нужен окисли-тель. А этого окислителя в углекислотной атмосфере Марса по-просту нет. Некоторые могут удивиться и справедливо указать, на то, что «Марсоходы» бегали по Марсу питаясь от солнечных батарей. Но батареи в темноте не действуют, и мощность такого двигателя  маловата. Работать вне зависимости от времени су-ток и условий освещения, а также обеспечить соответствующую мощность мог только ДВС. Вот поэтому то и придумали инжене-ры, создававшие Базу хитрый ход: первый модуль оранжереи производил не только кислород для дыхания обитателей Базы, но также сырьё для получения топлива и само топливо. Топливо производил специальный биохимический реактор, входивший в его комплект. Главный же модуль, полученный кислород на пер-вом модуле оранжереи, мог сжижать для использования далее в наличных средствах передвижения. Тот кислород заливался в специальные дьюаровые ёмкости, размещаемые на задней площадке вездехода.
Первая задача выживания на Марсе – обеспечение Базы ки-слородом – была решена автоматически со вводом в действие первого модуля. Он заработал и обеспечил Владимира кислоро-дом на веки вечные. Хлорелла, неутомимо пожирающая угле-кислый газ, нагнетаемый «из-за борта» - из атмосферы Марса - производила его в неумеренном количестве.
Вторая задача уже так просто не решалась. Обеспечить себя пропитанием можно было только через установку второго моду-ля оранжереи, где хлореллу можно было перерабатывать в про-дукты более-менее съедобные для человека. Теоретически, можно было жрать и саму хлореллу – она содержит практически все необходимые для жизни человека вещества. Но, Владимир попробовал и тут же понял: на хлореллу его долго не хватит. Вкус был отвратительный. Неделю – две, ну максимум месяц ещё можно было выдержать, но не больше.
С работающей первой частью системы синтеза пищи у него просто получался дополнительный запас времени. Именно за это время надо было придумать способ, как добраться до «гру-зовика».
«Грузовик» сел в 70 километрах от Базы, а запаса топлива у вездехода было на 70-75. То есть туда доехать можно, а вот на обратный путь уже топлива не хватит. К тому же, пока гоняли тот вездеход как тягач, «накрутили» ещё километров 10-15. То есть реально топлива даже до «грузовика» не хватит. Но ведь надо было не просто доехать, но ещё отбуксировать модули до Базы. А это ещё дополнительный расход топлива.
С первого взгляда проблема казалась нерешаемой. И если смириться с её «нерешаемостью», то надо было готовиться к титаническому волевому усилию заставить себя жрать хлореллу и только хлореллу. Жрать два года…
Весьма печальная перспектива. Легче с голоду помереть.
Вывод: искать способ притащить тот самый злосчастный мо-дуль.
… И что самое примечательное, решение Владимир нашёл вполне самостоятельно, без помощи мудрецов с Земли и вече-ром того же самого дня неудачной посадки «грузовика». И реше-ние было весьма простым.
У вездехода сзади есть небольшая ёмкость, куда предпола-галось во время поездок по поверхности Марса складывать ин-струменты, приборы и собранные образцы. В неё можно было безопасно поместить ещё один комплект баллонов.
Ещё один можно было, но с некоторыми неудобствами при-крутить на месте второго пассажирского кресла. Будет сильно неудобно, но если не жадничать и не рисковать, то получается уже двойной запас хода… То есть на туда и обратно уже хватит. Но это чисто на туда и обратно. И то, если двигаться по прямой.
Но уже изучение фотокарты до места посадки показало, что чисто по прямой туда можно только долететь. Так как самолётов не предполагалось, то, следовательно, придётся выписывать «кренделя» по пересечённой местности. А это дополнительный километраж и затраты топлива. Так ведь и это ещё не всё!
Нужен было дополнительный запас топлива на буксировку. Значит, нужна ещё пара комплектов! Но ведь они в вездеход уже по любому раскладу не поместятся.
Следовательно, поступаем по принципу туристско-альпинистской «заброски»: вывозим эти дополнительные запасы и выгружаем  их на нужных третях пути. Далее, с двумя комплек-тами едем до «грузовика», цепляем нужный модуль и тащим его к Базе. Проезжая «заброски» выгружаем опустевшие баки и за-гружаем на их место полные. И тащим далее модуль.
Красиво?
Просто?
Возможно…
Но уже с первого захода этой схемы чуть не наступила пе-чальная развязка.
Когда Владимир добрался до «грузовика» он увидел то, что ожидал: вокруг опустевшего агрегатного отсека одноразового «грузовика», лежали четыре модуля, которые были автоматиче-ски отстёгнуты в момент посадки. Стояли нормально – на колё-сах, «кормой» к «грузовику», образуя собой эдакий крест. И сел ведь, падлюка, на ровную площадку посреди бугра три склона из которых были весьма круты и только один давал возможность безаварийно стащить модули. ЭВМ «грузовика» весьма ясно и правильно определила площадку как достаточно ровную и дос-таточно большую, чтобы поместились на ней отстёгиваемые мо-дули. Но этого явно было недостаточно для того, чтобы нор-мально подцепить и утащить их.
Беда состояла в том, что нужный модуль оказался по ту сто-рону от Владимира, причём стоящий на краю глубокой ямы с на-столько крутыми откосами, что если бы Владимир попытался буксировать его в том направлении, то из ямы бы он модуль за-ведомо не вытащил. Пришлось растаскивать два модуля прежде чем стало возможно уцепить нужный и начать его буксировку. Заняло это слишком много времени. К тому же Владимир невер-но рассчитал собственные нагрузки  и ресурс ранца скафандра. В результате он был вынужден бросить модуль аж в 15 километ-рах от Базы и отчаянно гнать вездеход.
Когда он закрывал за собой внешнюю дверь шлюза Базы в глазах начинало предательски темнеть, а руки и ноги слабеть. Он осел на пол, и из последних сил, чувствуя как  шлюз напол-няется воздухом, рванул гермошлем скафандра. Остатки возду-ха тут же вылетели из лёгких и он потерял сознание. Хорошо, что очухался весьма скоро. А то вполне мог бы замёрзнуть – шлюз не отапливался.
Дотащить модуль до станции, присоединить его и запустить он смог лишь через 3 дня, когда поспела очередная порция топ-лива для вездехода.
Нет надобности говорить, что всё это время эпопеи со вто-рым модулем оранжереи пришлось жрать хлореллу. Владимира до сих пор передёргивает от воспоминания о тех днях и о её вкусе.

+2

25

комментарий.
При такой вставке теряются ссылки-сноски.
В ворде они нормально присутствуют. а тут потеряны вовсе.
В том варианте, что на моей страничке - они опустились в самый конец файла.

вот это серьёзный недостаток!
Да впрочем и фиг с ним....
.и так читается.

0

26

Крысолов написал(а):

При такой вставке теряются ссылки-сноски.
В ворде они нормально присутствуют. а тут потеряны вовсе.

Блин, я ж говорил - отключи в Ворде расстановку переносов!!!

П.С. Еще раз поздравляю с инетом. :)

0

27

Бука написал(а):

Блин, я ж говорил - отключи в Ворде расстановку переносов!!!

уже отключил.

   

П.С. Еще раз поздравляю с инетом.

СПАСИБА!

0

28

Крысолов написал(а):

СИСтемный АДМИНистратор. был и в восьмидесятые. ЕС 1065 обслуживал...

Это если у вас развилка в восьмидесятые :)
Но лично моей чукче на это пока не похоже. :)
Пораньше как бы должны истории разойтись...

0

29

Крысолов написал(а):

Да. разнос.
Там далее будет вообще параллельное повествование о том что на Земле-1 и на Земле-2
причём марсианская эпопея Владимира там будет завязана непосредственно.

Вот я этого и не понимаю...
Просто две разных вещи получаются
Ну - ПМСМ, конечно же...

0

30

П. Макаров написал(а):

Пораньше как бы должны истории разойтись...

Могу дать наводящую подсказку:

Кто то пытался составить "свод правил для попаданцев", там один из пунктов подходит.   http://gardenia.my1.ru/smile/guffaw.gif

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Марсианин