Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Архелоги

Сообщений 1 страница 10 из 718

1

Архелоги:

            Приветствую посетителей моего блога!
Если вы читаете эти строки, значит, мне все-таки удалось добраться до Сети и выложить свой  дневник в Живом Журнале. Что уже хорошо. Иногда казалось, что больше не увижу синее небо над нашей необъятной родиной. На то, что удастся опубликовать эти записи в Сети – вообще надежды никакой. Столько всего случилось со мной.         
   Начались приключения с банальной фразы моего начальника – Альберта Ахтамовича Аванесова, или   
Мольберта» - как его звали за глаза подчиненные.  Высокий, худой, с густыми усами и огромным носом, нависающим над ними, подобно утесу, в одном и том же, сколько помню, костюме. Он возник в моем закутке, ближе к концу рабочего дня с необычным для него вопросом:
- Господин Лисицкий, не хотите ли вы в отпуск сходить?
Я оторвался от монитора и удивленно посмотрел на него:
- Альберт Ахтамович, я, буквально на той неделе, заходил с этой просьбой, и вы отправили меня в «эротическое путешествие», скажем так. А сегодня, сами приходите и предлагаете отпуск. Что случилось?
- Ничего не случилось, - ворчливо ответил начальник, - просто мы, с Галиной Петровной обсудили финансовое положение предприятия и решили, что часть персонала, надо отправить в отпуск, неоплачиваемый, естественно. Чтобы было чем заплатить за аренду в следующем квартале. Поэтому с завтрашнего дня – вы в отпуске, на две недели. Все понятно? И к концу дня жду этот отчет! – он кивнул на экран, собираясь идти.
- Хорошо, сделаю, - я вздохнул обреченно, представив объем работы, потом, вспомнив о том, что так и не заплатил в этом месяце за квартиру, добавил: - Если вы меня выгоняете в административный отпуск, без денег, то хоть задержанную зарплату за прошлый месяц выплатят?
«Мольберт» взглядом мог жечь дырки не хуже лазера.
- Договорились! – ответил он, выдержав паузу, - зайдете к главбуху, получите свою «зряплату». И зачем  вас на работе держу?
- Потому что других таких идиотов трудно найти! – буркнул я себе под нос и вернулся к отчету, изобразив задумчивость и занятость работой. Зато душа пела и плясала. Давняя мечта - побродить по горам Урала, могла исполниться. Эти древние, заросшие лесом по низу и совершенно голые камни вершин, помнили о давно минувших временах. И пройдет не один миллион лет, пока время  не превратит скалы и пики в пологие холмы. Их древние загадки всегда тянули к себе словно магнитом. Когда-то в детстве, еще с родителями, сплавлялись по Зилиму и, видимо, с тех пор остался в душе трепет перед величественными скалами, теснившимися по берегам реки.
«Возьму палатку, удочки – посижу на берегу Инзера, хоть душой отдохну. Один, конечно. Можно было бы кого-то из друзей позвать, но в кризис никто в отпуск и не собирается, туда уйдешь, а обратно могут и не взять, поэтому со стула в такой момент лучше не вставать. А девушки, как  услышат о моем отпуске, весь телефон мне оборвут, и придется как всегда, лежать живот греть под средиземноморским солнцем вместе с ними, или мерзнуть в бутиках под кондиционерами. Последний раз и забыл уже, когда в отпуске был. В Турцию, по-моему, ездил тогда!» - полезли воспоминания, - «Толпы потных людей кругом. Чтобы занять лежак у бассейна, надо вставать в шесть утра! Правда, я так и так  вставал в шесть. Понравилось купаться в одиночку в чистом безлюдном море, а не толкаться задницами, как в метро, в час пик. Днем ходил по окрестным горам. Чем-то местные горы напоминали наш Урал. Девчонка, с которой ездил, валялась целыми днями на пляже и домой приехала практически «эфиопкой» - пока делал отчет, все эти мысли крутились у меня в голове. Поэтому решил поступить хитрее. В тайне от всех, вечером сложил вещи в багажник своей старенькой девятки, родителям сказал, что еду в Н-ск в командировку. И вперед, на волю!
  С утра отправился в сторону Белорецка. Примерно треть дороги проходило по ровной местности, а уже в Архангельском районе начали появляться первые подъемы и спуски. Да еще ночью в горах прошел дождь. Трасса была мокрой, но мои мысли были далеко. Я уже мысленно ставил палатку на берегу реки и распаковывал удочки. И совершенно не следил за дорогой, рулил на автомате, глазея по сторонам. Мимо проплывали высоченные лиственницы и ели, крутые обрывы от самой обочины, сменялись отвесными стенами. Начались настоящие горы, и трасса изменилась кардинально – из прямой и ровной, она превратилась в петляющую, как козья тропинка, узкую, в некоторых местах в одну полосу, дорогу. Повторяющиеся затяжные повороты на девяносто градусов, да еще с подъемом или наоборот, спуском, так называемые – «тещины языки», меня не насторожили, машина на асфальте держалась уверенно, двигатель не перегревался, поэтому я шел девяносто- сто, совершенно спокойно.
И на одном из самых печально известных «тещиных языков», меня занесло и выкинуло за обочину. Вниз, в пропасть, имеющую народное прозвище - «Металлобаза». Получила она его из-за того, что все дно этой пропасти было завалено разбитыми машинами. С тех самых пор, как построили эту дорогу, туда постоянно падал автотранспорт, идущий по этой, достаточно оживленной трассе. Спуск, ну или подъем, смотря с какой стороны смотреть, и поворот на почти сто восемьдесят градусов. А если после дождя или зимой - гололед, вероятность полета возрастала на порядок. Вот и я, разогнался и забыл про этот «тещин язык», такой же длинный и такой же опасный. Машина вошла в поворот на слишком большой скорости, когда я заметил это и попытался, сбросив газ притормозить, стало еще хуже. Автомобиль несло на обочину, и даже мое добавление газа и попытка пройти по самому краю обрыва, не принесли удачи. Девятка вылетела с дороги. Весь этот момент уложился, наверно в две-три секунды для несуществующих наблюдателей. Для меня же время растянулось неимоверно. Единственная мысль билась в голове: «Слишком медленно….. Слишком медленно переключаются скорости, очень тягучими стали тормоза….. Педаль газа еле нажималась, а двигатель ни как не хотел реагировать на добавление бензина….»
Потом уже когда почувствовал, что колеса оторвались от бровки дороги, пришла последняя здравая мысль на этом свете: «Ну, вот и все…» И еще одно слово, которое все говорят при ударе молотком по пальцу….
   Время вернулось в обычный формат и события понеслись вскачь. Обрыв у самой дороге был чуть положе, и машина сначала пропахала по нему борозду правой стороной, заваливаясь на нее и затем уже несколько раз перевернувшись и задевая о торчавшие из обрыва камни, рухнула вниз.
    Удар о землю был приличный, если так можно выразиться о падении автомобиля с высоты. Я сидел в своем кресле, забыв, как дышать. Как выжил после этого падения? Это до сих пор для меня загадка. Единственное, внятное объяснение – Спасителю стало интересно, и он вытащил меня. В этом падении остаться в живых – не было ни одного шанса. Все эти удары о камни, в полете, должны были выкинуть меня из салона, несмотря на пристегнутый ремень. Да и то, что машина упала на колеса, а не на крышу – было чудом. Но все эти размышления о произошедшем  чуде были у меня потом, гораздо позже, а сейчас было не до них. С трудом сфокусировал глаза. Оказывается, я продолжал сжимать руль. Кое-как разжал пальцы, руки безвольно упали на колени. Чуть повернул голову, и в голове поднялась темная стена. Меня вырвало прямо на приборную панель. Хорошо, что в сознании остался, но как минимум сотрясение мозга и сильное причем.
«Надо выбираться отсюда!» - появилась первая разумная мысль. Вслед за этой мыслью появился запах бензина. Видимо бензобак при ударе дал трещину. И сразу начал работать инстинкт выживания. Мысли полезли, не смотря на противодействие и слабость самого организма.
Пошевелил ногами – нормально, не сломаны. Руки тоже вроде целы. Провел ладонью по лицу – вся в крови. Потрогал саму голову – проломов нет, и это радует, но, похоже, вся голова изранена. Пока летел, видимо, бился ей о среднюю стойку. Весь салон засыпан кубиками боковых стекол. Лобовое стекло висит помятым, непрозрачным лоскутом, наполовину вывалившись наружу. Сунул руку под сиденье – нащупал аптечку – стандартную автомобильную. Положил на соседнее сиденье – открыл, так что мы имеем? Рулончик бинта – отлично! Кое-как обмотал разбитую голову – став похожим на партизана. Вытащил блистер с анальгином, надо запить чем-то таблетки. А чем? Пошарив рукой за сидением, там должна быть бутылка с водой, но не нашел, видимо вылетела при падении. Пришлось так жевать, кривясь от горечи.
«Ну, что? Надо выбираться?» - спросила мысль.
«Надо!» - ответил я и стал действовать. Отпустил кое-как спинку своего сидения, руки плохо действовали. Аккуратно встал на четвереньки на кресле и выглянул вперед – за капот машины.
- Мама дорогая!
Земли перед капотом не было. Был сырой воздух пропасти. «Это где же я повис? Вот черт!» Кое-как развернулся и попробовал пассажирские двери, левая заклинена, а вот правая подалась под моими слабыми усилиями и немного открылась.  Перебрался на задний диван, попробовал руками открыть – ничего не выходит. Тогда лег на диван, и сколько было сил, ударил в дверь ногами. Она еще немного отошла. И я смог сквозь узкую щель вылезти на волю. И был еще раз неприятно удивлен. В полуметре от моих ног начинался обрыв. Или продолжался? Бочком-бочком, по узкой полоске земли, пробрался на более-менее большой участок и огляделся.
Видимо, надо сходить в церковь – поставить свечку. Просто чудо, что я выжил. Машина моя лежала на узкой каменной полке. Кроме моего авто, стоявшего на колесах, рядом лежала какая-то иномарка, которая приземлилась на крышу – такой «блинчик» с семнадцатидюймовыми колесиками, как отметил мозг автоматически. Рядом какой-то старый,  деревянный кузов грузовика. Стоять долго не мог - мутило, и кружилась голова. Сел, прислонившись спиной к своей машине, и заплакал. Видимо нервное напряжение последних минут дало себе знать. Слезы текли по щекам, мысленно удивляясь этому. Плакал последний раз в классе третьем, наверно, но как ни странно слезы помогли. Я успокоился и, похлопав по карманам, вытащил сигареты и зажигалку. Закурил, выдохнул дым в сторону пропасти и тут же начало рвать. Отдышавшись, выбросил сигарету, вовремя вспомнив о луже бензина под машиной. «Похоже, придется бросить курить!» - мелькнула очередная мысль, а за ней пришла другая, более рациональная, в виде извечного русского вопроса. Кто виноват было и так известно, а вот что делать? Кое-как поднялся, выпрямившись во весь рост и потеряв сознание, так и упал плашмя, видимо ударившись головой. Когда очнулся, уже вечерело. «Однако!» - ожили мысли в голове, - «Что делать-то будем?»
- О! у меня же должен быть телефон! – вспомнил я. Проверил карманы – пусто. Потом вспомнил, что кто-то звонил и я, поговорив, положил телефон на кресло рядом, как всегда делаю в дороге, чтобы не рыться в карманах при звонке. Так, что телефон лежал внизу, в пропасти. «Очень весело!» - следов падения на дороге не осталось, скорее всего, даже если и есть, никто специально останавливаться и смотреть не будет. Поэтому придется как-то самому наверх выбираться! Значит, ночевать буду здесь…. Хоть костер развести что ли? Ночами в горах очень холодно. Встал и заставил себя собирать палки и щепу от остатков кузова. Костер устроил у стены, практически вертикально поднимающейся вверх, подальше от своей машины с пробитым бензобаком. Заметил небольшую расщелину и решил, что в ней-то и можно будет переночевать. Сдернул чехлы с кресел, устроив себе подобие постели на более-менее ровном участке пола. Походил по краю обрыва, ища спуск вниз - такого, по которому  я, в моем состоянии мог спуститься, не видел. Может, утром еще раз глянуть? Хотя какой смысл вниз спускаться? Все дно пропасти было завалено разбитой техникой. Наверх, к дороге надо искать способ выбраться.
«Не зря назвали это место – «Металлобазой», ох не зря! Интересно, а как людей оттуда вытаскивают? Вертолет туда, скорее всего, не сможет спуститься. Наверно альпинисты….. или горноспасатели какие-нибудь».
Костер тем временем разгорелся и я, выбрав несколько толстых досок, положил их сверху, чтобы хватило до утра. Тут же валялся огромный сук сосны, который тоже пошел в дело. Я, по-прежнему с мутным сознанием подошел к своей девятке и попытался отрыть багажник. На удивление он откинулся совершенно спокойно – замок был сломан, а сам багажник был пуст совершенно. Все разлетелось при падении. Аккуратно пробрался к пассажирской двери и через разбитое окно открыл бардачок. Атлас автодорог, рулон туалетной бумаги, несколько дисков. Короче куча совершенно бесполезных для меня в этот момент вещей. Вот только маленький фонарик - может пригодиться. Сел к костру в совершенно расстроенных чувствах.
Но вмешалась мысль: «Ты должен радоваться, что жив остался! И относительно цел! Завтра попробуешь выбраться наверх! Если ты не умер – значит, ты еще нужен здесь на Земле! И у Создателя на тебя еще есть планы!» Я кивнул своим мыслям, вытащил сигарету, прикурил, прислушался к своим ощущениям – вроде все нормально. И стал смотреть в огонь. Любимое многими, кстати, занятие. Пламя поднималось вверх широкими языками, и казалось, что оно манило меня и что-то говорит. Но что? Я не понимал его языка, а оно все сильнее лизало темное небо, и было тепло и уютно в его присутствии. Сзади стало тянуть холодом, и вместо того, что бы сесть поближе к огню, встал, достал фонарик, посветил вглубь расщелины. Не видно ничего. Но такое чувство, что там, дальше, за этим тесным предбанником, еще пространство. «Любопытство сгубило кошку», - подумал и полез вперед. Продвигался довольно долго, светя фонариком во все стороны. Пусто. Вдруг в голову пришли интересные мысли, типа:
«Куда я лезу? Зачем? Впереди ничего интересного нет, дома ждут жена и дети, горячая еда и мягкая постель». Тут я сел на землю и задумался: «Какая жена? Какие дети? Если у меня семьи никогда не было?» Мысль поправилась:  «Тогда родители, они тебя ждут, а ты лазишь по каким-то буеракам, шел бы домой!».
«Ага, вот прямо сейчас, ночью, по мокрым скалам. Дудки!» - ответил ей. Но самому стало интересно. Или схожу с ума, или меня просто не пускают куда-то? И уже из чистого упрямства, полез вперед, внимательно глядя по сторонам. Этот проход, если не всматриваться, в мелькающие тени на стенах, вероятнее всего пропустил бы, он выглядел, как будто неглубокая ниша в стене, ниша и ничего больше. Узкая щель прохода, просто не видна за выступом стены. Меня как будто кто-то толкнул в спину – «Посмотри в нее!», - я взглянул на эту расщелину, поняв, что ширины хватает, туда протиснулся. И удивленно замер, осматриваясь. Маленькая пещерка, пол покрывает мелкий песок. Выйдя в середину, огляделся при свете фонаря. Вроде все естественно, но какое-то странное чувство, как будто ее специально «сделали» такой. Дикий, но достаточно ровный камень стен, достаточно гладкий пол, без ям и торчащих камней. Странная пещера. И в моей голове появились странности. Пропали навязчивые мысли о семье, зато возникло и начало усиливаться чувство страха. Я боялся всего вокруг. Стен, воздуха, фонаря, камней. Боялся, но мысль работала, что странно это все. Хотел подойти к стене, сесть и успокоится, но нога скользнула на гладком камне, и содрала слой песка с пола. Увидел в пятне света, какую-то правильность  и стал ногой разгребать песок. Страх тут же пропал, смирившись с моей настойчивостью, или наоборот – тупостью. Моему взору предстал выдавленный в камне, идеальный круг с вписанной в него трехлучевой звездой. Как будто кто-то взял циркуль с лазером и выплавил ровненько круг. «Мерседес» - подумал я.
«Ну, конечно, – подумала мысль в  голове, – еще чего придумал. Э, ты куда? Ну, куда тебя несет, а…..?»
- Хм, забавно! - сказал я, вставая в круг. – Надо попробовать, вписываюсь я сюда?
Бамс! И очутился на вершине высокого холма с ровно срезанной вершиной. С таким же точно кругом выплавленным, или вырезанным в камне, только потертым от времени. Успел заметить толпу дикарей стоявших поодаль и трех, похоже, шаманов или магов стоявших на коленях по вершинам лучей. Еще заметил стоящего поодаль воина, с  натянутым луком. Успел заметить, как он отпустил тетиву. И умер.

Глава 1

Умер я быстро, ничего не почувствовав. Осознав, что меня убил тот парень с луком. Было обидно: «За что?» Вторая мысль была более ясной:  «Я мыслю - значит,  существую?»
Вдруг  послышался  голос:
- Несанкционированный запуск телепорта! Сбой программы реконструкции! Сбой программы распознавания личности!  Перезагрузка операционной оболочки…. 
- Перезагрузка завершена. Запущена программа генетического анализа…. Анализ завершен. Совпадение по всем параметрам. Сбой программы реконструкции!
Я просто не знал, что и подумать. Мысль билась в голове во все стороны: « Черт! Куда я попал?» 
- Попал, - хмыкнул невидимый собеседник. - Попал туда, куда явно не следовало бы! Вот не знаю теперь, что с тобой делать...
«А что со мной делать надо?» – осторожно спросила моя мысль
- Да, наверно ничего с тобой делать не надо. Удалю, наверное, этот файл с твоим «образом», как сбой программы. Хотя, с другой стороны, такого совпадения по генам, не было с тех пор…. Могу точно дату сказать, если интересует. Вот только осколок кремния в  общую картину не вписывается. По моим эталонным образцам генов,  не должно быть его в голове. Поэтому ты и не переброшен, а завис, – ответил тот безликий голос
« А ты, собственно кто?» – появилась вторая мысль в моей пустой голове.
- Я? Я - компьютер,  управляющий этой базой - в буфере которого, ты в виде файла, разумеется, и находишься – ответил спокойно голос -  придется внеплановую профилактику делать, да надо кэш почистить. Давно не было таких сбоев!
« Это ты называешь сбоем?  Да меня, похоже, просто застрелили из лука, стрелой с кремниевым наконечником».
- Точно - говорит комп - но если убили, я не имею права тебя восстанавливать. Но возможность такая есть.
Тут я понял, что есть только один шанс на спасение: это логика!
« Но если говорю с тобой, значит, я жив» - начал логическое построение.
- Логично - отвечает компьютер
«А раз жив, ты можешь меня восстановить» – мысли стали бегать быстрее.
- Логично. Но есть вопрос, а куда ты собственно переходил по телепорту и откуда взялся? Тот порт, с которого ты вошел в этот мир, считался служебным. И его физический адрес, совершенно не совпадает с тем виртуальным, который я успел просчитать. И им не пользовались, сейчас скажу - полторы сотни лет. Да, со времен «Последней войны». Я, людей с таким совпадением анализа генов, в последнее время, не встречал. Те дикари, которые пробираются иногда, отбраковываются на входе системой контроля, и я ими не занимаюсь. А вот ты -  интересный случай, поэтому  заинтересовался  и решил поразмышлять вслух о дальнейшей судьбе.
Придется мне налаживать более тесный контакт:
«У тебя есть имя? А то,  разговариваем, а даже не познакомились.  Меня зовут Сергей Лисицкий, а тебя?»
- Что же давай знакомиться. У меня есть номер: «Третий» - ответил компьютер - но люди, те дикари, что живут на поверхности, уже давно придумали мне имя - Авалон. И считают своим богом.
«Тогда будет лучше, если буду звать тебя по имени» – вежливо ответил ему.
-  Хорошо,  тогда мне тоже придется звать тебя по имени – получил в ответ.
«Есть один вопрос: если ты – «Третий», значит, есть еще как минимум двое?» – продолжал я выпытывать подробности.
- Раньше таких баз было много. Если точно, то сто пятьдесят восемь. Но крупных, как моя база - тридцать шесть. А моя база входит в первую тройку. Вернее входила -  вздохнул Авалон.
«Что случилось?»
- Война на поверхности, сеть была разрушена и не восстановлена.
«Может быть ее можно восстановить?»
- Наверно можно, но кто это будет делать? Моих ремонтных ботов и ресурсов, не хватит на всю планету. И самое главное, нужны спутники над всей поверхностью, для управления ботами.
«А ты можешь меня назад перебросить, откуда попал сюда?» – задал главный вопрос, мучивший меня все это время.
- Увы, пространственно-временные координаты этого порта считаются утерянными много лет назад. Я даже не могу сказать, не то, что в каком направление искать, а в каком слое времени, ведь наши ученые, проводили эксперименты и со временем. Только знаю, что им, этим портом, пользовались люди облеченные особым доверием.
В душе заскребли кошки: была надежда, что этот местный бог имеет возможность вернуть меня домой. И этой надежды он меня сейчас лишил. Значит, придется как-то выживать в этих условиях. Давным-давно, в одной из прочитанных мной книг, на глаза попадалась весьма искаженное в вольном изложении высказывание, приписываемое Святому Франциску Ассизскому: «Боже, даруй мне смирение, чтобы принять то, что я не могу изменить, силу, чтобы изменить то, что я не могу принять, и мудрость, чтобы отличить одно от другого», если коротко – «Не можешь изменить? – Прими!» Придется руководствоваться этой фразой. Но как тоскливо было на душе….
Тут у меня в мозгу, мысли прекратили бегать хаотично и, сложившись в единую конструкцию, выдали идею:
«А не можешь ли ты», - спрашиваю, - «превратить этот кусок кремния во что-то типа процессора?»
-Могу, - просто ответил Авалон, - здесь, на этой базе, я все могу, а с какой целью?
«Если ты можешь это сделать, то смог бы поместить в этот камень  маленькую часть себя, и тогда, путешествуя со мной по этому миру, мог бы обновлять свои базы данных по состоянию на данный момент».
-Я и так их все время пополняю, ведь часть спутников уцелела.
«Так-то со спутников, а так будет более детальное изучение!» – усилил я нажим, и добавил елея. – «Ты же хочешь развиваться? А со мобильным процессором развитие пойдет быстрее. Да и веселее будет. Что же ты тут один живешь? Скучно наверно?»
- Логично, – ответил Авалон.
«Но, есть условие», – добавил я, решив выторговать себе привилегию – «эта часть тебя, будет автономной?» 
-Конечно. Но я всегда буду стараться поддерживать связь и могу помочь, если не будет хватать мощности процессора, и весь ресурс моей памяти к его услугам.
«Тогда, я им буду командовать!» – иезуитски вплел в разговор то, чего бы никогда не добился в открытую.
- Хорошо! – подумав несколько секунд, согласился Авалон.
«И еще одно!» – добавил напоследок
-Но ты говорил про одно условие? – отсутствием логики компьютер не страдал.
«Это не условие, отвечаю, а предложение», – отразил я выпад безупречной логики, хитрым словесным вывертом.
-Ну, давай свое предложение! – наивность местного компьютера поражала.
«Хочу дать ему имя!» – выпалил я, – «Ведь у тебя есть имя, пусть и он родится с именем».
Тут Авалон задумался надолго, я уже устал ждать, когда он заговорил.
- Ты знаешь, я последнее время относился к людям с подозрением и немного с презрением, потому что они ничего конструктивного не вносили в мою жизнь, а только слепо превозносили хвалу, мольбы и просьбы. Иногда откликался на них, после чего обрушивался целый шквал новых, и я жалел, что исполнял эти, совершенно никчемные желания дикарей. Но твоя идея нравится. Как назовешь «маленького»?
- «Назову его…», - задумался, – «назову его – Хрюн!»
-Что это за дурацкое имечко? - Авалон заговорил с обидой. – Мне оно не нравится!
« На той стороне, у меня был друг с таким именем», –  ответил я, – «пусть «маленький Авалон» о нем напоминает, так что не обессудь».
-Хорошо! - подумав, ответил Авалон, - Тебе с ним жить. Теперь помолчи немного, начинаю твое восстановление.  - Восстановить до твоего предсмертного состояния, или поднять уровень здоровья до имперских стандартов военнообязанного мужчины в самом расцвете сил? А то как-то не внушает никакого уважения, честно говоря,  ни твой внешний вид, ни здоровье.
«Ну, если можно!» - скромно ответил я.
- Ха-ха!  Мне все можно – самодовольно произнес компьютер.
И все померкло в моих глазах!
                                                                                 Глава 2
Сквозь веки пробивался солнечный свет. Проснулся и, не открывая глаз, вспоминал этот странный сон. Думал: «Жалко, ведь все равно не запомню весь, да и охота узнать, чем закончится это необычное приключение, как будто читаешь книгу, а она закончилась на середине. Всегда, так обидно бывает, особенно когда читаешь какие-нибудь фантастические романы с продолжением. Что там автор еще придумает?» Вдруг в голове раздалось: «Тихо шифером шурша…..»
Я обмер- « Это все - правда!» - и открыл глаза. Просто финиш! Все на самом деле! Я лежал на напоминавшей наши больничные кушетки, конструкции, в помещении похожем на  больничную палату. Рядом стоял и попискивал аппарат с множеством горящих лампочек и большим экраном, на котором бегали какие-то кривые загогулины. Начал лихорадочно ощупывать свое тело, вроде все на месте, самое дорогое тоже осталось. Немного удивился размеру: «Вроде больше стало, или я в туалет хочу?» - следующей пришла мысль, – «Какой туалет, я ж с иголочки восстановлен? Пустой как барабан. Зато кушать очень хочется». Сев на кушетке,  стал оглядываться. Обычная палата, каких и у нас любой больнице полно. Кушетка или кровать, не очень понятно, чем они отличаются, застелена одноразовой простыней.   На полу линолеум, скорее всего, стены ровные с голубоватым оттенком, потолок  непривычно высокий. Свет идет из панелей на нем, не слепящий, приятный для глаз.  На табурете, рядом с кроватью лежит одежда. Рядом стоял меч в простых кожаных ножнах.  Я поднялся с кровати и, увидев на одной из стен зеркало, подскочил к нему и стал себя пристально изучать. Молодец Авалон, ничего не скажешь, восстановил лучше, чем было. Никаких шрамов, полученных в прежней жизни, не осталось. Почесав затылок, его всегда умные люди чешут,  заметил, что волос вроде на голове прибавилось, а то переживал за уже начавшуюся намечаться лысину.  Вспомнил про «имперский стандарт», согнул руку и с удивлением заметил, что в диаметре, сколько было, столько и осталось.
«Обманул со «Стандартом»– грустно подумал я.
«Никто тебя не обманывал!» - раздалось в голове.
«Это кто?»-  испуганно подумал я – «Неужели у Авалона получилось, и в голове появился чип?»
«Не чип, а Хрюн, твой ангел-хранитель и советчик. Ты же сам сказал, что меня Хрюном назовешь».
«Черт!» - мелькнуло в голове, – «Вот тебе и сон, все по настоящему».
Вернувшись к кровати, стал одеваться, одежда странная, не такая, как у нас, что не удивляло, но угнетало. Трусы и футболка, похожи на наши, а вот штаны производили гнетущее впечатление своей шириной и материалом, какой-то гладкий, как шелк и цвета серо-буро-малинового. Водолазка была вообще несуразная, широченная, ворот висел, цвет тоже такой же странный, болотно-желтый. Куртка вроде кожаная, но размеров на пять больше. Я оделся, подошел к зеркалу.
«Ну и ну», - посмотрев на себя, решил, – «чудо в перьях!»
Хрюн откликнулся:
«Сергей, это же полуфабрикат, Авалон выдал лучший образец из имеющегося на его складах обмундирования. Ты просто подумай, какая одежда должна быть на тебе, она такой и станет. Это последние разработки наших спецслужб, она еще и как бронежилет работает, сто раз спасибо скажешь».

Очередное редактирование :) 11.07.2010.
стр5

Отредактировано zavklad (11-07-2010 21:28:02)

+7

2

Я  представил себе черные джинсы и водолазку, черную куртку, и черные же кроссовки. Как  только я смог все это вообразить одежда сразу стала перетекать, меняя форму и фактуру.  И через минуту, несуразная одежда превратилась в то, что и хотел. Мелькнула мысль из какого-то фильма: «Черный ангел смерти».
И меч, опять же…. Странно, вроде продвинутый мир, а какой-то дурацкий старинный мечик. Что в нем такого? Взяв в руку ножны, медленно вытянул меч, дымчато-серый, прямой, он производил странное впечатление, старинной работы и высоких технологий одновременно. Видимо, не простой меч. И не зря мне его дали. Пока я размышлял с какой целью меня вооружили мечом, в  углу начала проявляться из воздуха, чья-то фигура. Благообразный старец с бородой до пояса с умными, серыми глазами, глядел на меня внимательно и молчал.
- Здравствуйте, Авалон! - Правильно понимаю?- вежливо произнес я.
-Здравствуй Сергей!
- Вот так, в образе человека, гораздо приятнее и проще общаться, чем с бесплотным голосом у себя в голове – скромно замечаю я.
Авалон хмыкнул:
-Ты знаешь, я могу быть разным, сейчас, по-моему, мне подходит такой образ. Пойдем за мной, ты наверно есть хочешь?
- Да уж, не помешало бы – отвечаю – Хотя, я испытываю больше информационный голод. Надеюсь, вы мне его утолите?  И задвинув меч в ножны, взял его в руки и пошел за плывущим по коридору призраком.
- Тебя не удивил призрак появляющийся из стены?– удивленно заметил Авалон - ты знаешь, на дикарей это производит большое впечатление! Значит ваши технологии и промышленность, достаточно развиты.
- Да я видел  такие, или подобные голограммы миллион раз - сказал я, немного покривив душой, голограммы я видел, но вот такие совершенные, никогда. Да и не удивительно, насколько наш мир отстает от этого, вернее оттого, что когда-то существовал, а вслух продолжил: - Чего тут удивляться, а вот вам я, искренне удивляюсь. Как можно разработать компьютер с самосознанием?
- Видишь ли, Сергей, это и меня удивляет, я ведь понимаю, что я создан, а не был рожден. Но ответа я не нашел, может другие компьютеры из нашей бывшей сети знают ответ на этот вопрос. Вот поэтому я тоже заинтересован в восстановлении сети на планете. Ну и попутно решим вопрос с отправлением тебя обратно на твою планету. Пока я ел, поспрашивал Авалона о многом:
- Что наверху, над комплексом базы?
Выяснилось, что база построена в глубине горного района, под одним из хребтов, которые идут дугой от южных морей, сначала по долготе, а потом, поворачивая на широту,  защищают, чуть ли не половину материка от холодных восточных и северных  ветров. Район расположен достаточно высоко на север, порядка пятидесяти шести градусов с минутами. Весь хребет порос лесом. Люди предпочитают жить южнее, так, что здесь одни охотники, да изгои.
-Что представляет собой база, и для какой цели построена?- задал я очередной вопрос.
- Сергей, вы видели слоеный пирог? Значит, вы можете представить нашу базу. База построена как планетарный узел обороны, пятьсот лет назад. Тогда, мы воевали с одной из рас разумных в нашем звездном скоплении.  Но войну мы  проиграли. База была законсервирована. На складах полно провианта и оружия, начиная от вот такого, холодного, как этот меч, который, кстати, является очень технологичным оружием. Как раз, разработанный для работы в таких мирах, в которых  произошел апокалипсис, опустившихся до средневековья, или просто не поднявшихся выше. До последних разработок лазерного оружия. Из тяжелого вооружения есть и роботизированные,  мобильные, полностью автоматические комплексы. Нет только дальней авиации.
-Хватит хвастать -  пробурчал я,  с трудом представляя мощь, которой он  мог управлять.
- Остались ли рабочие средства связи и наблюдения?  Спутники и станции слежения? – продолжил я.
- Да, на геостационарных орбитах висят несколько, но связь с ними непостоянная, какие-то перебои вечно происходят – ответил Авалон – метео-спутники, те, которые не сошли с орбиты, работают. На материке образовалось несколько отдельных государств. В некоторых просто светская власть короля и дворянства. А несколько бывших таких королевств объединились и сейчас представляют собой теократию с пророком во главе.  Моя база находится под ней, вернее под одной из ее провинций, называемой – «дикими землями», потому как, там нет людей, брошенные, отравленные пустоши в основном. Кое-где встречаются города, большие и маленькие, сожженные совсем или не тронутые, но безлюдные, постепенно заносимые песком. Сеть телепортов порядком порушена, но кое-где они сохранились в целости, кое-где остались частично, то есть только видео-аудио канал, а сам телепорт не работает. Вокруг некоторых из них построили храмы, где  теперь поклоняются своему пророку. Все  вещи нашей эпохи запрещены по всем этим странам, за этим следит полиция и гвардия. Но сами собирают в своих храмах все более или менее целые механизмы и аппараты, а так же книги и учебники. Там пытаются понять, как они работают,  и ведут свои разработки в альтернативных областях знаний.
-Это, в каких?- удивил он меня.
-Так называемая магия – бесстрастно ответил Авалон, но видно было, что ему самому это интересно.
- И как? Получается? – я не на шутку заинтересовался.
-Увидишь сам – уклончиво ответил Авалон -  изучай пока базу, мне необходимо время для тестирования и, если удастся, ремонта всей сети коммуникаций. Сейчас  все ремонтные боты делают все возможное для восстановления полноценной работы базы.
        Я пошел бродить по отсекам и коридорам базы. Взяв в руки меч, я шел, и как обычной палкой в лесу ищут грибы, так и здесь ковыряя им  в пыли покрывавшей пол, и отодвигал в стороны, валявшиеся на полу, и попадавшиеся мне под ноги предметы. Похоже, боты- уборщики совсем перестали выполнять свои функции. Ходил, бродил по всему ярусу, пока не забрел в какой-то из дальних углов. Тут вообще, никогда, никого из уборщиков не бывало. Все было покрыто пылью, и каким-то налетом, типа плесени.  Остановившись перед маленькой дверкой с надписью: «аварийный выход № 83»,услышал за ней какое-то странное шуршание и хрип. Почесав затылок, я открыл дверь. 
И чуть не оглох от вопля Хрюна:
- Назад! Боевая тревога!!!!
Тут же моя одежда превратилась в непробиваемую скорлупу, а горло водолазки в титановую трубу, потому, что в него вцепилась, чья-то пасть, с клыками десятисантиметровой длины. Я, как шел с мечом в руке, так и упал, покатившись по полу и пытаясь отцепить от своего горла какую-то тварь. Кое-как ударил в бок мечом, и чуть не поплатился жизнью, расслабившись, меч даже не поцарапал ее. Пятисантиметровые когти царапали мою одежду, пытаясь добраться до плоти. Наконец чудище отскочило, готовясь к новой атаке, и я  рассмотрел ее. Трехметровая кошка абсолютно черного цвета прижалась к полу, за ней в куче какого-то тряпья, что-то копошилось, и раздавался слабый писк. И когда эта тварь прыгнула, я инстинктивно поднял меч, видимо навыки, заложенные в мозг Авалоном, работали. И как не странно, но я попал ей прямо в пасть, и, пробив нёбо, проткнул ей мозг.  Кошка, захлопнув пасть и вырвав меч из моих рук, свалилась на пол и, дернув лапами несколько раз, сдохла, сведя в судорогах лапы, как будто пытаясь защитить гнездо, а это было явно оно, от моих посягательств. Я медленно сполз по стене, выдыхая весь воздух, который у меня скопился за время схватки.
-Даа, адреналину здесь хватает! - Подойдя к куче, я разгреб ее и увидел комочек, пищащий и тыкающийся мне в ладони.
-Вот так раз - подумал я.
- Вот так два - подумал Хрюн, - Смотри, там еще один комочек.
-И что теперь делать мне с этими тварёнками?  Один белый, похоже, альбинос, другой, как мамаша, абсолютно черный. Слепые еще, только родились, куда я их? Тут из стены показался Авалон, смущенно покачивая головой.
-Я всегда подозревал у вас, Сергей, большой потенциал, - это была – «Страж ворот»!! Их вообще убить невозможно! Мне казалось, что их не осталось, так как мы, создавая этих тварей, не думали, что они смогут размножаться. В какой-то момент, мы потеряли контроль над ними и они ушли в леса и горы. Они  достаточно разумны и способны сами оценивать ситуацию. Их шкуру вообще ничего не берет, включая и лазерное оружие, а когти и клыки способны разорвать любого, кто приблизится к ним. Вы оправдываете мои труды, Сергей! Не зря все-таки вы меня уговорили восстановить вас. В моей жизни, так сказать, появились новые логические задачи, и упражнения для мозга. Я предлагаю вам забрать этих котят себе.
- Когда они откроют глаза, произойдет  фиксация вашего облика и запаха, и они признают вас своим отцом или матерью -  хихикнул, вмешиваясь, Хрюн – и у вас появится два защитника, с которыми никто не сравнится в этом мире. А из этой кошки, я предлагаю сделать чучело и поставить ее  у вас в доме или замке, что более вероятно, судя по вашим замашкам!
-Хорошо! Давайте попробуем – скромно ответил я – а не подскажете мне недорогую гостиницу поблизости?
-Все уже приготовлено, я как раз собирался вас найти, а тут такой неприятный сюрприз - сказал он виновато.
Мне приготовили комнату, небольшую, но уютную, кровать широкая, прямо как у меня дома, на стене экран на котором появились виды планеты. Суровые горы перемежались милыми островками с белоснежным, или черным, как смоль песком, пестрые джунгли чередовались с бескрайней тайгой, пустыни с саванной, где бродили стада каких-то странных животных. А потом пошли виды животных, которые когда-то жили на планете и те, которые появились в последнее время, в результате череды  экологических катастроф. Я понял, что Авалон договорился с Хрюником, и они на пару пытаются пополнить мне  память.
- Отлично! -  решил я, проваливаясь в сон.  Утром проснулся оттого, что по мне кто-то ползает. Со страху выхватил меч и соскочил с кровати, котята свалились на пол и начали пищать. Все ясно, эти двое, ночью замерзли и полезли искать тепло и нашли меня. Как только смогли залезть на кровать? Подхватив их  на руки, я прижал их груди: Хорошие вы мои, я вас люблю! Кстати, я вчера не проверил одну важную вещь, подумал я, переворачивая их на спину. Они думали, что я их мама, тыкались в руку своими слепыми мордочками, ища сосок с молоком, но я был проворнее, да и не было  никогда его на ладони. И так выяснил самое главное, черный - мальчик, белый - девочка. Увидев на столе стоящий пакет молока, я, макнув в него палец, поднес к носу белой кошечки, она радостно стала его вылизывать. Так, понятно, хотят есть. Нашел на столе блюдце, налил туда молока и начал тыкать носом котят. Они отфыркивались и облизывали свои носы, но лакать молоко у них не получалось. Ничего, научатся, голод не тетка. Через пару дней моего пребывания на базе произошло знаменательное событие. Черный котенок открыл глаза. Удивленный взгляд его сереньких глазенок выводил меня из душевного равновесия. Хотелось скакать и прыгать с ним,  как со своим дитем. На следующий день открыла глаза и белая кошка. Теперь приходилось таскать их за собой, так как они одни не хотели оставаться категорически, да еще своими куцыми умишками пытались мне внушить, что они будут защищать меня. Я изучал базу и жизнь на планете, «Черного» и «Белую» кормил специально выделенный Авалоном  бот, сначала молоком, а потом стал приносить сырое мясо, видимо синтезировали для них специально.
       Росли они очень медленно. Авалон рассказал, что это сделано специально для полноценного развития мозга. Рост котенка идет очень  долго, порядка пяти лет, потом они становятся с виду взрослыми, но в детородный период вступают не раньше, чем еще лет через десять.  Он меж тем предложил, а я согласился, на ночь отправлять их в специальную камеру в медицинском отсеке базы, чтобы подросли, хотя бы до пяти лет. И мозгов добавить, потом  меньше проблем будет. Благо программы по обучению кошек нашлись в бездонной памяти Авалона.… Назвал черного кота - Васькой, а белую кошку - Машкой.
                Все это время мы с Хрюном, и Авалон. разрабатывали маршрут, как мне пройти к побережью, а потом перебраться через океан и добраться до Главной базы планетарной обороны. Потому что каждый телепорт был связан с определенной базой. И меня просто невозможно туда, за океан перебросить, если нет между базами связи. Попробовать уговорить тот компьютер помочь нам, потом попытаться соединить их вместе в одну сеть, надо найти еще, как минимум две базы, причем одну из них точно известно какую -№1 на ней как раз велись разработки по пробиванию времени и пространства. Где и должны быть точные координаты того самого злополучного телепорта.  Мне все время  снились кошмары, что я не успел, или, что я нашел базу, а на ее месте кратер, заполненный стеклом.   И каждую ночь, тот дикарь стрелял из лука и я каждую ночь умирал. Просыпался в холодном поту, обычно оттого, что два  маленьких, хорошеньких «поросенка» залазили на меня, и давай меня лизать и прыгать на мне, мысленно приговаривая:
- Папа, вставай, пора кушать.
Я вставал, умывался и шел с ними в столовую. Потом, обычно, приходил в командный пункт и беседовал с Авалоном. Спросил его как-то, что за телепорт, на котором меня убили? Он ответил, что на этом телепорте приносят ему жертвы, что бы он дал хороший урожай. А как он им его даст, если у них все растения и животные уже давно выродились под воздействием радиации. Вот и появляются всевозможные монстры по лесам и болотам. Просматривая снимки  со спутника, я видел ужасные последствия многовековой разрухи.  Большие города лежали полностью в руинах. В них жили искатели легкой наживы. Все кто хотел жить хоть чуть сытнее, ушли в деревни. Огромные поля превратились в клочки, расчищенные среди леса, выросшего за эти годы, кое-как обрабатываемые мотыгами, или сохой на конной тяге. Бандиты свирепствовали по всем дорогам. Одинокому путнику было невозможно  проехать, и они сбивались в большие обозы. В них легче отбиться от небольшой банды. Но от крупной банды отбиться сложно, проще откупиться и на этом строился весь расчет бандитов.  Народ передвигался в основном на лошадях или волах, только крутые парни из гвардии могли пользоваться остатками древних технологий и ездить на машинах. Бензин, был редкостью и очень низкого качества, кое-где научились гнать с помощью примитивных перегонных аппаратов солярку, но в основном моторы были электрические и работали от аккумуляторов. Кое у кого были на солнечных батареях, но это было очень шикарно. Самое страшное, что существовали целые области на планете, где правили клерикалы. Туда просто невозможно попасть через телепорты, они  разрушены или замурованы. Только кое-где остались, незамеченные этими фанатиками  видеокамеры и микрофоны.
- Я могу показать тебе некоторые записи.
И он показал. Страшное зрелище. Внутреннее помещение в одном из храмов великого пророка. Перед алтарем, просто навалена, гора обезглавленных трупов, женщины, мужчины и дети, все вперемешку.  С алтаря вещает какой-то человек. Он говорит, что вина этих людей доказана святой гвардией Конклава. И состоит в том, что они посмели пользоваться вещами, сделанными древними людьми, нечестивцами, не знавшими Великого пророка и потому погрязшими в грехе.  За что их и наказали великие боги, послав очищающий огонь на землю.
             Толпа горожан, трусливо жавшихся по стенам, угрюмо смотрела в пол. Никому не хотелось, чтобы ночью в твой дом ворвались гвардейцы и потащили в тюрьму, только потому, что ты нашел в поле и принес домой вещь, принадлежащую древним. Но если ты принесешь такую вещь в храм и честно расскажешь храмовникам о том, где нашел, то они дадут тебе индульгенцию. Есть даже такой ремесленный цех - по поиску древних вещей. Со странным для народа, но для меня понятным названием, хотя и немного искаженным - «Архелоги» Под патронажем храмовников, естественно. Они звались «Белые архелоги». Но есть и черный рынок древностей, просто не мог не существовать, ведь если есть спрос, то есть и предложение. Соответственно- «Черные архелоги» водили дружбу с ворами всех мастей и с торговцами, потому что воры или сдавали украденное, через них торговцам, или просто просили оценить «случайно найденные на поле», как они выражались, предметы старины. Главного оценщика звали – Коонорс, и он считался очень уважаемым человеком.
       В этих странах носивших общее название - «Конклав», было регламентировано буквально все, от того, сколько детей должно быть в каждой конкретной семье, до, сколько хлеба разрешалось крестьянам оставить на зиму. Остальной хлеб у них забирали на нужды конклава. Вот через эти земли и лежал мой путь. Был обходной путь целиком лежащий по горам и болотистым землям королевства  Фрогг. Люди, там жили на узкой полосе между горами и болотом и на островках посреди болот. Горы были не изучены, и что там может встретиться неизвестно. После этих стран лежали выжженные ядерными взрывами  области, примыкавшие к прибрежным районам с независимыми городами и несколькими карликовыми королевствами. И мы с Авалоном разработали мой маршрут, постараться проскочить по границе между клерикалами и Фроггами по узкой полосе предгорий разделявшей их, выйти в пустыню, а там уж как карта ляжет. Потому что у нас никакой информации по пустыне не было, спутники просто слепли, над ней все еще висел шлейф радиоактивной пыли. Видно было только крупный город в середине и несколько городков поменьше, но жили там люди или они брошены, Авалон не знал. Меня еще беспокоил Хрюн, нужен ли он мне, но Авалон сказал, что это напрасно и « мелкий» еще покажет, на что способен, он поискал в своих базах и нашел прецеденты такого симбиоза. Одно время сотрудникам спецслужб делали подобные операции, и все получалось просто отлично, пока один из таких не вообразил себя придатком к машине и не застрелился. Но это не считается, это - клиника. Конечно, в них не стреляли из лука, а вставляли специально разработанный чип.  Со дня моего появления на базе прошел месяц, шла уже середина июля по-нашему, а здесь только начиналось лето. Котятки стремительно росли, меня слушались беспрекословно, считая мамой и папой одновременно.
              Скоро они стали мне, как бы сказать помягче, « короче, вам по пояс будет». По утрам, они уже не прыгали на мне. Я им объяснил, что они могут раздавить своего папу. И они, поняв это, просто подходили к кровати и начинали лизать мне ухо. Или пятки, я начинал прятаться под одеяло, они лезли головами под него и продолжали щекотать. Приходилось волей-неволей вставать и идти умываться и завтракать. Чего кошки и добивались.  И я, посоветовавшись с Авалоном, решил, что можно взять кошек и выйти на разведку..
И вот настал день первой вылазки в поле. Мы оговорили, какой телепорт активизируем, и когда будет пролетать над ним  спутник, осмотрел все окрестности, что бы никого вокруг не было, все-таки первый раз, страшновато, договорились о кодовом слове, открывающем проход. Я решил, что это будет,…ну, вы уже догадались? Естественно:- «Откройте, милиция!!»
        Все произошло обыденно, я встал на телепорт в зале отправки, проговорил кодовое слово и я очутился в каком-то подвале, стоя на таком же телепорте. Мои котята тут же появились следом, и мы стали выбираться наружу.  Стояло ранее утро, вокруг было тихо. Выбрали мы заброшенный городок, не так далеко от нас находившийся и как сказал Авалон ни кем из местных жителей не посещаемый. Дом, где  находился телепорт, стоял недалеко от центра и, похоже, когда-то принадлежал службе типа нашей ФСБ, совершено неприметный дом с тремя выходами на разные улицы. Город порядком разрушен, от нашего дома остался только подвал и часть первого этажа, а ближе к центру, от некоторых домов остались только фундаменты. Я медленно шел по улице, а котята бегали вокруг, вбегая и выбегая из домов поблизости, время от времени то один, то другой прибегали с крысами в зубах, показывая их мне, типа, папа мы бдим, вокруг все спокойно! Есть их не ели, то ли еще не проголодались, то ли брезговали. Шел я тихо, котята тоже не особо шумели, как вдруг я услышал шум, за пару домов от меня, тут же нарисовались мои кошки, припав к земле и мысленно мне говоря:
-Там, впереди, непонятные звери дерутся. У двух поменьше – восемь ног, а одного, который большой – четыре, и хвост есть. Маленький только, не то, что у нас – длинный и пушистый! Я огляделся, впереди возвышались остатки некогда двухэтажного дома,  с магазином внизу. Я бросился внутрь, ища  лестницу наверх. Из оружия я взял только тот  меч, который мне подарил Авалон в первый день, поэтому, без дальнобойного оружия вступать в бой не хотелось не видя, что за зверь, тем более может вообще не враг, а так погулять, кто вышел. Найдя лестницу, всю засыпанную кирпичом и со сломанной половиной ступеней, кое-как поднявшись этажом выше, я подкрался к окну выходящему в ту сторону и выглянул. Котята никогда не видели пауков до этого. Поэтому и обозвали их – «непонятными зверями». Но ноги посчитать смогли. Два паука, то ли растянули паутину между домами и в нее, не разглядев, попал, неизвестно как забредший в город лось, то ли сбросили ее на него сверху. Горбатый силуэт весь обмотанный шелком паутины, все равно не мог сбить меня с толку. Все-таки лось распространенное животное в этих местах, да и у нас тоже и его рисунки или фотографии часто попадаются в энциклопедиях, да и статьи о них часто бывают в газетах. Лось, а скорее лосенок, потому как рогов не было, видимо отбился от матери и пошел бродить по городу. И тут-то и попал в приготовленную паучью ловушку. Он бил копытами в разные стороны, но попасть по юрким силуэтам пауков, было трудно. И видно было, что действие яда, которое пауки впрыскивали под кожу лосенка, прыгая сверху на него, все сильнее проявляется с каждой минутой. Прошло совсем немного времени и ноги лося подломились, он упал на землю, и у пауков начался праздник живота: надо было звать все свое немалое семейство на обед. Я грустно посмотрел на это избиение младенца, вздохнул и пошел вниз. Котятам, прыгавшим рядом и порывавшимся пойти подраться с восьминогими, сказал:
- Их зовут - «пауки» и они ядовитые. Кушать их нельзя!
На это последовал наивный вопрос: « А ноги можно оторвать?» Сказав, что ноги оторвать можно, я вышел из дома. Дойдя до городской площади и не встретив больше никого, я зашел в ратушу. Пусто было во всех кабинетах. Все, что можно отсюда давно растащили. Спустившись в подвал, я ходил бездумно по комнатам, надеясь, хоть что-то найти интересное, проливающее свет на последние дни города. Небольшая комната с опрокинутыми стеллажами поначалу ничем не заинтересовала, но  Васька  привлек мое внимание, став двигать один из стеллажей, мысленно мне говоря:
-Там, под ним, дверь вниз.
Я уперся плечом и сдвинул стеллаж. На остатках паркета никакого люка не было, но Васька упорно утверждал, что там есть дверь. Пришлось выламывать паркет. Он, оказывается, был щитом, маскировавшим вход. И на самом деле едва я, разломав  остатки пола, сгреб их в сторону, моему взору открылся стандартный канализационный люк. Немного подивившись, я попытался поддеть его кончиком меча. Люк не шелохнулся. Тут Хрюн посоветовал мне провести руками по окружности люка.
-Он заварен изнутри по кругу - услышал я через минуту - хм, придется возвращаться на базу. Надо взять оружие и какой-нибудь сварочный аппарат.
Задвинув на место стеллаж, мы двинулись домой. И едва повернул за угол, столкнулся с одним из тех пауков, видимо спешившим домой за детьми. Паук, размером с небольшой тазик, несся по боковой стене дома и когда я повернул за угол он, не ожидая встретить кого-то на этом пути, замер, стоя на четырех задних конечностях и мгновенно метнул лассо паутины. Липкая паутина, толщиной с нитку обмотавшись вокруг шеи и головы, закрыла мне весь обзор. Я, размахивая руками от неожиданности, отскочил, оборвав паутину, а обе кошки ринулись в бой, едва меня не опрокинув. Одна перекусила стебелек, соединяющий брюшко паука, а Васька махом откромсал кусок головогруди. И виновато бросились ко мне, виновато думая.
- Извини, не почуяли этого гада! До дома добрались без приключений, кошки сразу помчались на кухню, а я пошел к Авалону. Сделал  себе чашку кофе и сел в кресло. Авалон тут же «нарисовался» в соседнем кресле.
- Итак, первые приключения?
стр10

Отредактировано zavklad (19-02-2010 08:14:03)

+3

3

- Ну,  я думаю, это только цветочки!. Мне нужно, какое-то оружие, причем не здоровую пушку типа «Бозар», а какой-нибудь пистолет. Скрытого ношения.
- Без проблем! - Рядом со мной разворачивается экран, на котором красуется такой оружейный  парад, что наши генералы удавились бы от зависти.
- Я предлагаю тебе вот такой пистолет-пулемет Гаусса, - говорит Авалон, показывая плоский пистолет, похожий на израильский пистолет-пулемет «Узи», со странной узкой вертикальной щелью ствола.
-Стреляет вот такими дисками, показывает зубчатый диск, похожий на шестеренку,
с копейку размером, разгоняется диск электромагнитными импульсами, батарей хватает на пять тысяч выстрелов. Потом должен сутки на свету заряжаться, если ты в поле и рядом нет розетки. Обойма  на шестьсот дисков. Возьми пару или есть вот такой вариант – размером поменьше, стреляет оперенными стрелками.  То же хорош, у него боезапас больше, но убойная сила меньше, чем у первого.
Я представил, как эти зазубренные диски влетают в тело, наматывая  на себя все, что попадается  у них на пути, и сразу оценил их преимущество:
- Я возьму оба.
- Хорошо! - ответил Авалон.  Тут же в стене открылся люк доставки,  появились два пистолета, цинки с дисками и стрелками, и продолговатый цилиндр, сантиметров пяти в диаметре и двадцати в длину, окрашенный в защитный цвет.
-А это что?
- Это лазерный резак, ты забыл?  И фонарь одновременно, можно одним движением  кнопки переключить интенсивность луча и сменить спектр.  Тебе люк надо вскрывать еще. В этом городе, вернее на его окраине, дислоцировалась танковая бригада, а так как город небольшой, ее штаб базировался в городской ратуше, по крайней мере, по моим базам данных так выходит. Поэтому надо вскрывать этот бункер, там возможно есть документы, проливающие свет на последние дни. У меня сохранились файлы, в которых описаны те события, но хотелось бы посмотреть на них с другой стороны.
            Положив резак в рюкзак, я сунул оба пистолета за пояс, свистнул котят и пошел обратно. Солнце только перевалило за зенит, когда я добрался до люка в полу. Нажав на кнопку на резаке, активизировал его, получив короткий сантиметров в тридцать,  постепенно истончающийся к концу, луч вишневого цвета. Провел им по краю люка и тот просто упал вниз. Высокие технологии, однако! Кошки сразу сунулись, но тут же прянули назад, получив  щелчок по носу каждый:
- Не чуете, как горячо да? - Подождав пока остынет металл, я лег на живот и заглянул за край. Темно, но на стене видно ступени, вбитые в стенки колодца. Снизу тянуло холодом и сыростью. Никакого трупного запаха не было. Кошки чуяли только крыс, о чем наперебой высказали мне. Хрюн тоже молчал. Переключив резак на фонарь, я стал спускаться, приказав котятам охранять вход. Они начали ругаться со мной, говоря при этом наперебой:
- Кто тебя спасет, в случае чего?
Я на них рыкнул, и они притихли, улегшись у люка и глядя по сторонам. Спустился я метра на два, очутился в коротком коридорчике, на полу которого я увидел очередной люк. Тут уже более сыро, сказывается подземелье. Поумневший после открывания первого люка, делаю рез под углом, просовываю кончик меча и откидываю получившийся блин в сторону. Опять спускаюсь вниз, ступени влажные, на стенах какая-то непонятная плесень, за шиворот капает вода. Повернувшись, замечаю краем глаза движение и, не глядя, переключив из режима – «фонарь», полосую в ту сторону резаком. Бедный слизень, разрезанный пополам, летит вниз, думая: - «День сегодня начался как-то неудачно». Вернув режим фонаря назад, продолжил спуск. Добравшись до дна, я увидел дверь, высотой метра полтора, естественно закрытую, со штурвалом в середине, и заблокированную изнутри.
Постучав и покричав:
- Откройте, милиция! - я успокоился и задумался: - «Надо резать, а вдруг там …?»
-Что? -  проснулся Хрюн.
-Да черт его знает, страшновато.
-Не бойся, я с тобой – ответил гордо Хрюн.
И я включил резак. Сначала попытался вырезать замок. Не тут-то было. Выдвижных штырей было так много, что проще резать вкруговую. Тут пришлось потрудиться, дверь явно бронированная,  резак шел хорошо, только медленно.  С час наверно я провозился, вдруг услышал шорох за спиной, мигом волосы везде встали дыбом.
Но Хрюник успокоил, сказав, что, похоже, Васька не выдержав, спустился на помощь папе. Повернувшись, я громко рявкнул, кот испугавшись, отпустил лапы, грохнулся на меня, выпустив когти. Хорошо, куртка тут же закаменела в этом месте, а то бы порвал папе печень.  Я с испугу дал затрещину, он сжался в комок, жалуясь мне:
- Мы с сестрой долго ждали тебя и решили, что на тебя там внизу, в темноте напали злые звери. Она послала меня защитить тебя, а ты дерешься.
- А ты чуть своими когтями не порвал мне печень!
Я обнял его и прижался губами к носу:
-Ну, извини. Я вас обоих люблю, и у меня никого нет кроме вас!
Васька благодарно лизнул меня в ухо.
- Пошли - скомандовал я - и сестре скажи, что все в порядке.
Обе кошки могли между собой держать ментальную связь на очень большом расстоянии. Я встал, продолжая резать дверь, а кот уселся сзади. Наконец линия разреза соединилась, но дверь и не думала падать. Надо ее пополам разрезать еще, причем резать под углом, решил я, продолжив. Наконец  дверь ввалилась вовнутрь, разлетевшись на полу, на части. Мы с Васькой пролезли  в проем, остерегаясь горячих краев.
Небольшой коридор привел нас в холл, в который выходило несколько дверей, я открыл ту, которая была ближе. Посветил фонарем. Видимо  естественная вентиляция очень хорошо работала. Это была когда-то спальня, которая сейчас превратилась в склеп. На всех койках лежали мумии, бывшие, видимо в то время, достаточно обеспеченными людьми. Женщины одеты в роскошные платья, с множеством драгоценных камней на пальцах, шеях и ушах. Мужчин было мало. Несколько, похоже, стареньких генералов и старших офицеров, лежали на кроватях при полном параде, с иконостасами орденов на груди и парадными мечами в ножнах. Дети лежали в кроватях, спя вечным сном. Мне стало жутко, видеть этот коллективный склеп и знать, что ты не можешь им помочь, потому что это было лет сто пятьдесят  назад. Я пошел дальше, прикрыв эту дверь за собой. Следующая дверь, оказалось, вела в оружейную комнату, полную всевозможного оружия, начиная от обычных пистолетов, винтовок и заканчивая пулеметом и базукой. Потом была кухня-столовая, с пустыми полками и распахнутым настежь холодильником.  Я начал понимать весь ужас разыгравшейся здесь трагедии. Люди просто умерли с голоду, когда кончились продукты, а наружу нельзя было выйти. Зайдя в последнюю дверь, как и ожидал, увидел что-то типа, командного пункта. Везде царивший идеальный порядок, здесь был нарушен. В кресле перед пультом сидела еще одна мумия, но с простреленной головой.  Тут активно зашевелился Хрюн:
«Надо найти и запустить генератор. Тут много интересного, а без электричества мы ничего сделать не сможем!»
Нашли, прямо за пультом была маленькая дверца в генераторную подстанцию. Как ни странно, но за столько времени генератор не пострадал и запустился с первой попытки. Все-таки военные, есть военные, в какие бы времена не жили. С помощью Хрюна я пошагово включил пульт. На меня с экрана, глянуло изможденное лицо с лихорадочно горящими глазами:
-Я приветствую тех, кто меня сейчас видит или слышит. Меня зовут - Джим Стоун.  Я командующий отдельной танковой бригадой, расквартированной в этом городе. Бригады давно уже нет, мы, старшие офицеры со своими семьями, те, кто не успел уйти из города, уже полгода сидим в этом подвале. Съели все, что можно и что нельзя, никто ведь не рассчитывал, что здесь придется сидеть так долго. Пока шли бои с этими чокнутыми фанатиками, из «бригады мучеников пророка»,  мы потеряли всю технику, они просто бросались живьем под наши танки, обвязанные поясами смерти.  И женщины, и дети, офицеры просто не могли заставить наших солдат стрелять в них. А когда опомнились, танков уже не осталось. Надо было уходить на запад на соединение со своими войсками, но мы решили отсидеться в бункере. Благо еды было на пару месяцев. Но тут изо всех щелей полезли эти твари: гигантские скорпионы, размером с крысу.             
-Потом появились сколопендры, тараканы, слизни и, наконец, пауки размером с кошку. Всех людей в городе просто съели, невзирая на религиозные убеждения. Хотя поначалу эти фанатики радовались им и говорили, что это их пророк наслал на нас такую кару. Но когда их вожака ел живьем паук, он, почему-то не звал на помощь своего пророка, а только маму вспоминал. Вот так мы и остались в этой западне. Пока можно было, мы переговаривались со своими сослуживцами – кто, так же как мы сидел в бункерах, но со временем, в какие-то бункеры пробрались эти твари, в каких-то бункерах все умерли с голоду. Соседи, из штаба ПРО, решили прорвать блокаду и попробовать уйти на запад, в горы. Вся эта безумная затея произошла у нас на глазах, мы писали ее на диск, для того, что бы посмотрев,  вы поняли, что с этими тварями нельзя договориться. Они ели детей на глазах у отцов, но те не могли ничего предпринять, на них валили толпы мерзких тварей и офицеры едва успевали перезаряжать оружие. Потом кончились патроны и все умерли под натиском гигантских насекомых. Мы, так и не рискнули подняться наверх. Так и сидели в этом проклятом бункере, проедая запасы еды и моля бога, чтобы пришла помощь.  А командование, по сети нас подбадривало, обещая помощь, и мы верили им, думая, что вот еще чуть-чуть и в люк постучат. Но проходили неделя за неделей и мы поняли, что помощи не дождаться. Сначала начали умирать дети, один за другим. Мы рыдали, но не могли им помочь. Несколько офицеров выходили на вылазки за продуктами, но ни один назад не вернулся. Потом тихо угасли  все наши женщины. Мы трое держались дольше всех. И вот я остался один. Мне очень жаль, что у меня не осталось сил вскрыть заваренные люки и умереть, как полагается офицеру. Я надеюсь, что кто-то все-таки найдет наш бункер, и прочитает это прощальное письмо.
Отомстите за нас!
  Я смотрел, и слезы текли по щекам, Хрюн заворочался  и тихо произнес:
«Авалон знал про этот бункер, но понимаешь, ничем уже нельзя было помочь этим обреченным. Так говорили генералы на базе. Хотя, я думаю, они просто струсили!»
Я так же тихо ответил:
-Ты знаешь трусы, похоже, везде одинаковы. Пойдем отсюда!
Хрюн скачал все документы,  и мы вышли, тихо прикрыв дверь. Поднявшись в промежуточный коридор, я подобрал люк и прихватил его лазером, чтобы всякие твари не лезли вниз. Поднявшись, задвинул какой-то шкаф на люк, замаскировав его. Потрепав по холке Маньку и Ваську, сказал – «Вперед!»   И мы пошли дальше. Вдруг впереди на одинокой стене разрушенного доме, стоящего напротив, начал подниматься какой-то силуэт. Приглядевшись, я ахнул. Паук размером с таз для варки варенья, у моей бабушки такой эмалированный был. Кошки напряглись, но я решил испытать пистолет. Прицелившись, я выпустил короткую очередь и еще одну вдогонку. Эффект превзошел все ожидания - паук просто развалился на куски. Диски кромсали хитин как бумагу. У него разлетелись в разные стороны ноги, разрубленные дисками на несколько частей, и он свалился со стены вниз, уже отдельными кусками. Я еще раз провел крест накрест очередь по останкам. Диски, прошивая насквозь хитин, образовали на стене дома своеобразный крест:
« Это вам, за тех детишек в бункере» - со злостью подумал я.
- В принципе,- сказал я Хрюнику - тут все ясно, и можно возвращаться.
Кошки, услышав «возвращаться», тут же повернулись в сторону дома.  Вернувшись в  старый подвал, я встал на телепорт и очутился  на базе, ставшей уже домом. Даже Авалон почувствовал мое настроение и не лез. Я сразу ушел в свою комнату, не раздеваясь, завалился на кровать. В душе кипел гнев, на этих тварей, на генералов, которые бросили людей на произвол судьбы. Ко мне залезли кошки, но, чуя мое настроение, затихли, сунув головы мне под бок. Так и заснул, не раздеваясь. Утром проснулся разбитым, что снилось, не помнил, но явно ничего хорошего. Умылся, пошел на кухню, там уже меня ждал кофе с булочкой. Сел, и прихлебывая кофе, размышлял о том, что я могу сделать в этой ситуации. Кроме мести, ничего в голову не приходило. Рядом появился Авалон, старый и мудрый:
- Ты, наверно, сейчас думаешь о том, как отомстить этим насекомым? Как ты сможешь отомстить этим безмозглым существам, чтобы они поняли, что это месть? Никак. А тебе не приходило в голову подумать, а откуда появились они? Нет? Вот и я не знаю, откуда, но хотелось бы знать. Давай ты полетаешь вокруг, посмотришь, что да зачем?
Так мы и решили.  Пошел в ангар с тяжелым вооружением. Котята, выскочив из спальни, проспавшие завтрак, и потому грустные, пристроились по бокам. Я их хотел оставить на базе, потом подумал, ну куда я без них, пусть посмотрят на землю с высоты. Выбрал себе разведывательный слайдер, шустрый аппарат по рекомендациям Авалона, размером с небольшой вертолет, но без винтов, летает не очень высоко, но быстро. Имеет серьезное вооружение на борту, включая тяжелые лазеры и ракеты с наведением,  по две штуки, под каждым крылом.  И пару роторных пулеметов стреляющих такими же дисками как мой пистолет. Взлетел я легко, удивляясь, откуда я знаю, как управлять машиной.
«Трудно сказать», - хихикнул Хрюн, - «наверно ты вундеркинд!»
- Понятно! - улыбнулся я, закладывая вираж. Слайдер с земли не видно, все-таки разведывательная машина.  Специальное поле прячет ее от любопытных взглядов и радаров. Ворота  в ущелье, замаскированы так, что, даже смотря прямо на них, не поверишь, что за этим нагромождением камней может что-то быть еще кроме таких же огромных и скользких кусков гранита.  Попетляв по склону, заросшему соснами, я вырулил на прогал, и поднял машину выше. Солнце выглянуло из-за туч, настроение поднялось, и я почувствовал прилив сил  и хорошего настроения.
-Ну, держитесь, гады! - прокричал я, поворачивая машину на восток. Автопилот тут же нарисовал маршрут к тому городку и я полетел. Летел не прямо, а со всевозможными отклонениями, видя, довольно любопытные развалины вокруг. Из-за деревьев показался клочок обработанного поля. Вокруг была довольно холмистая местность, местами переходящая в довольно высокие скалы и клочок поля вызывал любопытство. Хрюн предложил использовать сканер, который тут же выдал, что одна  из горок очень подозрительная, к ней явно ведет тропка с поля. Я тут же свернул к ней. Скала как скала, с одной стороны горы резко пошли вверх, а с другой завалена грудой камней, к которым и ведет тропа. Я решил спуститься и посмотреть поближе. Котята выскочили из машины и рванули по своим надобностям. Я стоял у машины, здраво решив без них к горе не соваться. Через пару минут они появились и мы двинулись. Подойдя вплотную, я все равно ничего не видел кроме огромной кучи камней. Но кошки уже трезвонили наперегонки:
- Мы чуем живых людей!
  Однако я не торопился давать им команду, медленно осматриваясь по сторонам. Тропа, вильнув, скрывалась в зарослях терновника или чего-то подобного, высокого и колючего. Попетляв среди колючек, мы вышли на полянку, примыкавшую к самой горе. Занятно! Оказывается куча камней, просто прикрывала фасад избы, которая была встроена в гору. Из-под крыльца вылезла большая собака, непонятной породы, рыжая и лохматая, заметила меня с кошками и начала бегать кругами около крыльца,  гавкая на всю округу. Но, видимо оценив размер кошек, к нам близко не подходила. Васька с Манькой, увидев пса, тут же начали мысленно ныть, прося:
- Папа, дай мы ее порвем, покажем тебе, что мы уже умеем тебя защищать, что мы уже большие!
Из дверей выскочил мужик и, завидя меня тут же поднял ствол внушительного калибра, я наверно запросто засуну туда палец. Я поднял пустые руки, демонстрируя добрые намерения, но он ствол не опускал:
- Какого черта тебе надо?  И кто ты такой?
- Я мирный путешественник, проходил мимо, и увидя твой дом, решил узнать, кто поселился в такой глуши? Живу я неподалеку в горах, но давно никого не видел, не пригласишь ли ты меня в дом, и за рюмкой чая, не расскажешь ли, что творится в мире?
- Слышь, парень, что-то ты больно молод для отшельника, и чует мое сердце, ты принесешь в мой дом одни неприятности.  И кошки твои, кое-кого мне напоминают, не к ночи будет сказано, особенно тот черный кот.
- Да это мои спутники, милые котята, никого сроду не обижают, ловят себе мышей и все – скромно ответил я.
- Ага, знаем мы этих мышей, видел один раз в горах, с полдома моих, мышку. Хорошо, заходи, поговорим, раз уж ты все равно здесь, не хорошо гнать человека, даже если он и не говорит правды о себе. Не те времена.
                 Зашли в дом. Обычная изба, две комнаты, маленькая спальня и чуть больше зал,  их разделяет большая печь, сложенная из старого кирпича и булыжников. За печью, подобие кухни, угол отгорожен, там жена гремит уже кастрюлями, с печи две пары любопытных глазенок таращатся. Мысленно приказав котятам сидеть у порога, идем с хозяином к столу. Сели, тут же появилась жена, хорошенькая белокурая девушка, лет двадцати пяти,  маленькая, с круглой попой, и выдающимся бюстом, который в маленькую ладошку и не поместится. Принесла чугунок с горячей картошкой, каравай черного хлеба и пару луковиц. Мужик нагнувшись из-под лавки достал странный сосуд с прозрачной, как слеза жидкостью, не оставлявший сомнений в ее назначении. Судя по запаху ядреный самогон. Разлив по стаканам, он сдвинул их и сказал:
- Ну, за знакомство! Меня зовут - Смит. Джон Смит. Это моя жена - Энни. И двое детишек - Энтони и Эндрю.
- Меня - в ответ представляюсь - зовут  Сергей. Черный кот - Васька, а белая кошка - Машка. Они мои лучшие друзья и защитники в этом мире. И я на самом деле путешествую. Просто, всей правды не могу тебе сказать, да ты и не поверишь ей.
Проснулся Хрюн:
-  Не верит он тебе, но настаивать боится, даже не за себя, а за семью, вдруг ты придурок, начнешь резать их, так что не напирай, потихоньку, помаленьку
. В это время Джон посадив жену рядом, начал разливать самогон по стаканам. Я, взяв стакан в руки, и начав обдумывать тост, невзначай заметив:
- А стаканы у вас, похоже, из тех времен!
Джон, побледнев, положил руку на нож: - Не губите, сэр, нашел я их, в городе в развалинах. Кошки, до этого мирно лежащие у порога, подобрались и не сводили глаз с парня. Он, метнув в их сторону взгляд, тут же убрал руку с ножа, и, покрывшись потом, пробормотал:
- Не губите, сэр! – повторил он, - Детишек пожалейте!
-Да я и не собирался ничего делать, Джон. Я просто обратил на них внимание, потому что уж больно они ровные, не кустарная работа. А ты, почему живешь на отшибе? Так далеко от ближайшего села? Да еще так отлично замаскировал дом?
Тут Джона вообще перекосило, и он тихо сполз по лавке на пол. Энни, до этого, молча уставившаяся в стол, соскочила и, заохав, стала хлопотать возле мужа.
- Вот и поговорили, - произнес Хрюн, - что-то здесь не чисто, давай раскручивай его, явно он или сбежал от властей, или его выгнали сельчане, но за что? 
Энни метнувшись на кухню и набрав в ведре ковшик воды, плеснула его на лицо мужу. Джон открыл глаза, помутневшим взором обвел вокруг. Взгляд остановился на мне.
- И сюда, суки, добрались! - тихо сказал он. Кое-как встал и подошел к столу, взгляд его остановился на стакане - Вот на такой ерунде обычно и ловят всех.
Он выпил самогон, крякнул, и заел луковицей, ткнув ее в солонку.
-Ну, что господин офицер, зовите своих солдатиков, где они у вас прячутся?
Я, не выдержав, стал громко ржать:
-Ты чего парень с дуба рухнул? Какие солдаты? Ты решил, что я выслеживаю беглецов, типа тебя? Разве я похож на офицера полиции или как тут у вас эта контора зовется?
-Ха, - нервно ухмыльнулся Джон, - еще как похож.
            Васька с Машкой нервничали, стуча хвостами о пол. Я их мысленно позвал к себе, и стал чесать за ушами. Джон продолжил разговор:
- Контора, как ты ее назвал, зовется полицией Конклава, а есть еще и гвардия Конклава и ты очень напоминаешь мне офицера одной из этих милых контор. Энни во время этого разговора стояла, привалившись к косяку, и судорожно вздыхала, думая, начать реветь или вытащить висящую на стене за дверью винтовку и попытаться пристрелить меня и моих кошек. Манька, видимо почуяла эти мысли, повернула голову в ее сторону и показала клыки. И она, вообще забыла, как дышать. В это время из спальни раздался стон. Джон смущенно проговорил:
- Там отец мой лежит, умирает от укуса паука. На днях, на охоте на нас напал, я увернулся, а отец не успел, больно неожиданно все произошло. Совсем маленький паук, не больше пяти сантиметров, если был бы взрослый, я не успел бы отца и до дома дотащить. Если в течение пяти минут не ампутировать конечность, то плоть полностью разлагается,  да и как тут  рубить-то руку? Но паук хоть и маленький и яд полностью не сформирован, отца я похоже не вылечу……
- Так - проговорил я - пусти-ка меня к нему - шагнул в сторону спальни. Заглянув туда, я увидел страшное зрелище. На широкой лавке лежал мужчина лет шестидесяти, предплечье его, перемотанное тряпками, было размером с подушку, лицо цвета свеклы, изо рта бежала слюна странного цвета.
- Финал, -  подумал я, - будет вот-вот.
- Ну, если мы поможем, то будет только полуфинал, - раздался голос Хрюна.
- Можем помочь?
- А то! – гордо заявил кусок кремня.
- Тогда вперед, с песнями, - пробормотал я, доставая аптечку, – нужно помогать соседям!
- Джон, я, возможно, могу помочь вылечить твоего отца и если ты готов помогать, а не стоять столбом, – сказал я  мужику, который застыл у дверей спальни, – то давай разрежем тряпки и я гляну на руку! Принеси нож или ножницы!
Я, тем временем, попытался  размотать тряпки. Кошки крутились рядом, видимо запах паучьего яда был им знаком еще по городу. Джон и Энни робко вошли в спальню, принеся нож, я разрезал тряпки, и нам представилась ужасная картина. Укус пришелся в предплечье, и его разнесло до размеров баскетбольного мяча темно вишневого цвета. Сдернув с пояса и приложив аптечку на место укуса, я стал ждать. В аптечке
стр15

Отредактировано zavklad (19-02-2010 13:09:10)

+2

4

зажужжало, выдвинувшиеся иглы ушли в тело, и через пару секунд выйдя обратно. И  тут же заработали пневматические инъекторы, впрыскивая антидоты. На экране аптечки пошел текст:
«Состояние критическое. Нет нужных препаратов. Нужна госпитализация или подключите синтезатор».
Пока аптечка работала, в голове происходил поединок с Хрюном, который говорил, что мы все, что могли, сделали, и на базу не зачем мужика тащить. На что был дан резонный ответ:
- А зачем мы его вообще лечили? Ну, умер бы и умер.
Хрюн замялся: «Логическая нестыковка».
- Давай, - говорю, - Авалона спросим, можно ли мужика вылечить, не привозя на базу? Чтоб пришлось ему еще лежать, выздоравливать, а не так как мне, - БАМС! И готов - как огурчик!  Весь зеленый и в прыщах!!
«В каких прыщах?????» - от возмущения  голос Хрюника задрожал.
- Да пошутил я, пошутил. У нас просто шутка юмора есть такая. И вообще надо вас с дедом твоим, учить чувству юмора, тогда больше на людей станете походить. Хорошо, давай по делу, что дед говорит. 
«Дед сказал, чтобы ты подключил аптечку к синтезатору пищи в слайдере и она сама задаст  необходимые параметры препаратам, если ты его не собираешься на базу везти».
- Вот, – отвечаю, - это другое дело, не зачем всех подряд на базу таскать.
- Сидите в доме, сейчас вернусь! - крикнул я Джону, и, прихватив аптечку, побежал к слайдеру. Взлетев внутрь,  я рухнул в кресло, подключил ее к синтезатору и она, пожужжав,  задала ему  параметры лекарств. И буквально через пять минут, не успев даже докурить сигарету, вернулся обратно,  требовалось спешить, первоначальные антидоты действовали, но нужны были более специализированные, ведь за время прошедшее со времен катастрофы произошли мутации в яде пауков. В избе все оставалось по прежнему, я приложил аптечку, все повторилось опять, и когда аптечка отвалилась от тела, я сказал Джону:
- Осталось только ждать. Пока мы можем сесть за стол и поесть.
Тот не верящими глазами смотрел то на отца, то переводил взгляд на меня.
- Зачем ты это сделал для совершенно незнакомого тебе человека? – удивленно спросил он, - который был готов убить тебя?
- Ну не знаю, - ответил я, - больной я наверно, делаю добро людям, а они хотят убить меня за это. Теперь давай поедим, и ты все расскажешь, может, чем еще помочь тебе смогу.
- Да нечего особо рассказывать, - начал Джон, – нашу семью, выгнали из села за колдовство, вернее, мы сами сбежали, пока не появилась гвардия. Сочувствующие нам сельчане сказали, что староста отправил депешу с доносом в город. Вот мы и ушли куда  подальше, отец тоже с нами ушел, потому, что и его бы в покое не оставили. Хорошо, что про эту пещеру никто толком не помнил.
- Так вы колдуны? – выпучив глаза, спросил я.
- Нет, мы не колдуны, просто есть кое-какие способности, да и дети имеют отличия от обычных людей. Хотя, что считать обычным? Отец мой, хороший кузнец, лучший, пожалуй, был в округе. Все называли его «волшебником». Там, в селе, остался его ученик, Семен, неплохой кузнец, но до моего отца ему далеко. Я легко нахожу древние вещи в земле, просто знаю, например, что надо  именно в этом месте копать. Хотя  некоторые из наших архелогов придумали или нашли, точно не знаю, приборы которые видят в земле всякие древние вещи. Некоторые даже объединились в отдельный клан, зовутся – «Детекторы». Слово конечно странное. Но они и сами не от мира сего.  Дети - ну тут надо просто показать:  Энтони, Эндрю, идите сюда, - позвал детей Джон.
Дети слезли с печи, и подошли к нам.  Близнецы: Энтони и Эндрю - лет шесть- семь на вид. Обычные дети, я таких детей, в своем родном дворе, каждый день видел. И тут Энтони поднял на меня глаза. Матерь божья, я чуть с лавки не рухнул. Зрачки вертикальные!!!
– Что тут можно исправить? - Джон чуть не плакал, – если гвардия узнает о них, то всю семью просто вырежут, а он просто исчезнет в ее башнях и выйдет уже не человеком, а одним из них. Или вообще не выйдет.
- А Эндрю? – продолжил я, не на шутку заинтересовавшись. Тот подошел ко мне – глаза такие же!
- Покажи дяде фокус, Эндрю -  попросил Джон. Эндрю поднял руку, сжатую в кулак  и разжал его передо мной. На ладони горело зеленое пламя  ровным столбиком, высотой сантиметров десять.
Джон сказал с гордостью:
– Он может и повыше его сделать, просто пугать тебя не хотел.
Я чуть отодвинулся в сторону, и тут с ладони Эндрю, в потолок ударил столб зеленого огня. Причем ровного диаметра, по всей длине.
- Все, хватит, опять мне крышу чинить! - сказал отец, и тут же пламя исчезло, а на потолке образовалось отверстие. Я встал, заглянул в него и увидел  небо, то есть и крыша прогорела.
«Обалдеть, куда я попал?» -  ошеломленно подумал я
Хрюн подавленно молчал. Я его мысленно спрашиваю:
«Ты когда-нибудь о таком слышал?»
«Нет, конечно, мы были обычной расой людей, никаких таких фокусов никто из нас не умел проделывать, по крайней мере, в моих базах нет упоминаний о реальных достижениях в этих областях знаний. Я все записал. Авалон будет анализировать эти феномены!»
«Что с глазами можно сделать?» – продолжаю мысленный диалог.
«Да ничего, или новые глаза вырастить, или линзы.  У нас есть линзы, которые можно носить вечно, они  как бы прирастают, но если надо, их можно снять».
«Так давай поставим их детям, а то ведь убьют пацанов ни за что!» 
«В полевых условиях нет возможности, надо его на базу тащить!» - отвечает Хрюн. 
Пока продолжался этот мысленный диалог, Смиты молчали, видимо думали, что я ошеломлен увиденным.
- Я могу помочь, исправить им глаза! - говорю я Джону. Тут пришла очередь уже им выпучивать глазки. Энни издала всхлип и заревела в голос. Сквозь рев можно было разобрать, что Авалон, наконец, смилостивился и снизошел к ее молитвам.
- Короче есть два варианта - или мы делаем новые глаза, или мы просто снаружи их закрываем линзами, это такие стекляшки, или вернее пластик, которые ни чем не будут по виду отличаться от обычных глаз. Новые глаза не известно как себя поведут в его организме, так как, похоже, у него глубокие генетические изменения. Я предлагаю - линзы.
И пустился в объяснения, что это такое и как будет выглядеть. Джон молчал, пораженный не меньше жены, только вздыхал пополам со всхлипами.
-А что умеет Энтони?
- Ну, в общем-то, только один фокус пока, - медленно ответил Джон и сказал сыну:
- Покажи дяде, что ты умеешь, Энтони, только ненадолго.
Энтони встал на середину комнаты и …. Исчез.  Я только хлопал глазами. Васька с Машкой недоверчиво подошли, понюхали место, где недавно стоял ребенок.  Обвели комнату глазами и уставились в угол:
«Вон он, папа, в углу спрятался!»
-Энтони, тебя кошки чуют, давай обратно.
  В углу появился пацан.
-Как он это делает?- спрашиваю у Джона.
- Не знаю. И он не может объяснить, маленький еще, не хватает слов.
Я переполненный впечатлениями, сел за стол и стал завтракать, обдумывая все произошедшее. Хрюн молчал, видимо его процессору было не до разговора со мной. Остальные тоже молчали, думая каждый о своем. Поев, подошел к старику в спальне. Опухоль явно спала, краснота стала сходить с руки. Вернувшись, сказал Джону:
-Отца не трогать, давать только пить. Я вернусь завтра или послезавтра, если  ты хочешь, чтобы помог детям, то заберу их с собой.
- Я думаю - отвечает Джон - что ты добрый человек и не причинишь детям вреда. Мы будем ждать сколько надо. 
-Ну,  я думаю, что они быстро вернутся. Энтони, Эндрю  – собирайтесь!
В принципе, что им было собираться, только штаны подпоясать. Мы вышли из дому.
- В машину! - крикнул кошкам, и они помчались к холмам. Джон собрался нас проводить, скорее не только проводить, а глянуть на пресловутую машину, на которой я явился спасти его семью.
- Не стоит! - ответил я на его немой вопрос, - если ты попадешь в руки конклава, то не сможешь рассказать то, что не видел. Добравшись до слайдера, снял маскировку и онемевший Энтони восхищенно замер. А Эндрю закрутил головой по сторонам.
- Не стоит терять время, - подтолкнул их к дверям, - ты еще на него наглядишься. Сев в кресло пилота, я, решив подшутить над Авалоном, сказал Хрюну, чтобы он не сбрасывал ему информацию о способностях мальчиков:
- Хочу посмотреть на его реакцию, – добавил я.
И мы рванули назад. Включив режим невидимости, летели на небольшой высоте, чтоб в бортовой комп попало как можно больше информации о местности. Появились небольшие горки, постепенно увеличивающие свою высоту. Слайдер петлял меж ними, вдруг резко провалившись до самой земли, тут же рванул вверх, одновременно взвыл ревун:
- Боевая тревога! Нас атакуют!
Из бокового ущелья, скорее узкой щели, на нас бросились пара смазанных силуэтов. Компьютер слайдера тут же выдал:
«Неопознанные животные!», «Включить пассивную защиту?»
Хрюн проговорил торопливо:
«Получается, они нас чуют и в режиме маскировки?» Разговаривать было некогда, надо было действовать. Две прицельные очереди и два комка перьев полетели вниз. Я решил разведать то ущелье, откуда вылетели эти твари. Посадив машину у входа, и наказав Энтони и Эндрю, сидеть внутри, я пошел с кошками на разведку. Кошки рванули вперед, и через пару минут я услышал их зов:
«Быстрее, папа, тут мы нашли гнездо!»
Что были за птицы, или не птицы, я так и не узнал в той куче перьев и шерсти. А гнездо? На него было любопытно взглянуть, оно представляло собой кучу веток и сучьев  сложенную на одной из невысоких кусков горной породы упавшей сверху и усеивавших все дно этого неширокого ущелья. Заглянув в гнездо, я был удивлен увидев, сколько там было всякой-всячины. Какие-то блестящие штучки, колечки и перстни с камнями, осколки зеркал, просто стекла, даже пару серебряных ложечек попалось. Вот где, эти «сороки», могли найти ложки, да и остальное? Никакого жилья  вокруг нет. Сев на ближайший валун, я скомандовал котятам – вперед, на разведку, проверьте все вокруг! И они рванули. Сам начал перебирать найденное барахло, сложив кольца и ложки в карман с мыслью «Пригодится!» Осколки стекла и зеркал выкинул, и  осталось лежать несколько не понятных вещей:  колечки, блестящий круглый значок или медальон, с каким то не понятным рисунком, цилиндрик с мизинец размером из блестящего металла и нож. Его, естественно, я первым взял в руки. Какой то не удобный, все время норовил выскользнуть из руки, но потом  как будто поплыл в руке и я почувствовал, что рукоятка стала по моей руке. Взяв ветку, чиркнул по ней, с таким же успехом мог и другой веткой чиркать. Совсем тупой, я провел пальцем, тут же потекла кровь, да еще так сильно. Странно, подумал я,  сдергивая аптечку с пояса. Присосавшись к пальцу, она замерла, засверкав  дисплеем. Хрюн ожив в голове, произнес скороговоркой:
- Неизвестный неорганический яд, лечение только в условиях базы. Надо убираться быстрее, а  то может дело кончиться плохо, быстрее домой.
Я, крикнув котят, помчался назад. Влетев в слайдер и закрывая дверь за влетевшими следом котятами, мы рванули в воздух. Энтони спросил:
- Что произошло?
Я толком не мог ответить, становилось все хуже, Хрюн почувствовав  это включив автопилот на слайдере, связался с базой. Мы, подлетев к ней, увидели ворота открытыми и стоящий наготове бот с носилками.
И я отключился.
                  Мысли ворочались тяжело, вокруг меня стояли какие-то люди со странными ножами, больше похожими на серпы. Мне задавали какие-то вопросы, сути которых я не улавливал, потом появился странный чел замотанный в простыни, как мне показалось, с головным убором,  напоминающим каску, утыканную трубочками для коктейля, почему-то отливающими металлическим блеском.  Он наклонился, и я увидел его глаза. Я не мог пошевелиться, смотрел в его глаза и видел там всю свою жизнь, которая медленно проплывала  перед моими глазами. Кино моей  жизни подходило как раз к моменту появления меня на этой планете и вдруг остановилось. Этот странный чел, что-то кричал, делал какие то пассы над моей головой, но тщетно, картинка медленно гасла. Почти погаснув, она стала медленно наливаться светом и сквозь дымку проступали две  страшные морды каких-то зверей, я в ужасе забился на кровати, но только мысленно, потому что не мог пошевелить ни ногой, ни рукой. Пасти раскрылись, я понял, что меня сейчас начнут жрать. Но по моему лицу начали возить чем-то мокрым и липким, картинка прояснилась, и я очнулся. Оказалось, я лежал на кровати, а рядом лежали эти два «поросенка» - Васька с Машкой. Вовсю меня вылизывая. Тут же отозвался Хрюн:
«С очередным возвращением с того света, шеф!»
Через пару дней, когда уже оклемался, Авалон возник в комнате.
- Я пришел рассказать об этом неприятном инциденте с ножом. Честно скажу нож, этот вижу первый раз. Как он сделан, по какой технологии, я просто не понимаю, как ни грустно это признавать. Анализ металла ничего не дает - обычная сталь, с добавками хрома и ванадия. Яд – не яд, в обычном понимании этого слова, этот состав меняет структуру крови. Нам пришлось выкачать почти всю из тебя, что бы появилась уверенность в твоей безопасности. Конечно, можно было тебя восстановить, так сказать, но мне было интересно тебя вылечить. Идем, я покажу, во что она превратилась. Когда мы зашли в лабораторию, один из ботов достал из холодильника склянку. Мой бог! В ней было фиолетовое желе, в котором просматривались изумрудные прожилки. Красиво, но жутко!
- Что все это означает? - последовал мой логичный вопрос Авалону.
- Я же тебе говорил, что не понимаю эту технологию. Не представляю, кто мог такое придумать и для чего. Надо бороться с трудностями по мере их поступления. Технологию не понимаю, но противодействие такому яду придумал, - немного самодовольно произнес Авалон, - ввел в твою кровь особые капсулы, которые просто будут обволакивать молекулы этого вещества и выводить из крови. Будет плохо, но не смертельно. Теперь по поводу остального имущества, принесенного тобой из этого «героического» похода. 
- Погоди, Авалон, - произнес я, - меня интересуют пацаны, которых  привез с собой.
- Мальчики в порядке, Хрюн объяснил, что надо сделать, но если честно, я недоволен твоим решением, раскрыть свое инкогнито, и тем более привезти сюда пару этих дикарей.
-Ты не прав, и объясню почему:  первое - надо налаживать контакт с местным населением, потому что в нашем положении самое главное – информация, которую проще узнать у местных «дикарей», как ты выразился, хотя они потомки твоих создателей.
-Второе: тебе Энтони показывал, что он умеет?  А Эндрю? Не думаю. Напугал, небось пацанов до смерти. Пойдем к ним в комнату, не стоит их пугать медицинским оборудованием. Мы зашли к мальчишкам в комнату, их там не оказалось и  нам пришлось их ждать.
Минут через пять появились Эндрю и Энтони. Оказывается, они гуляли по базе, как я понял, проводили разведку.  Мальчишки выглядели немного испуганными, но, увидев меня, обрадовались, подбежали ко мне, прижались
- Вы живы, сэр! Я очень переживал за вас!
-Спасибо, Энтони! Подожди,  погляжу на твои глаза - произнес я, всматриваясь - хорошо получилось, не отличишь от настоящих глаз. Ну а ты, Эндрю? Иди сюда, я на тебя взгляну.
- А почему серая радужка? У вас вроде серого цвета глаз не бывает?
- Я решил, - отвечает Авалон, - пусть у них будут глаза как у тебя и у меня, серого цвета. У нас бывает серая радужка  глаз, но редко.  Раньше встречалась, но сейчас  наверно не попадается. Но дело сделано, хотя если не нравится, можно исправить, пять минут работы.
-Энтони, Эндрю – вам  самим нравится?
-Цвет нравится, а вид теперь у меня непривычный, -  отвечает Эндрю немного смущенно. Брат, стоящий сзади, кивает утвердительно.
- Ерунда, привыкните, зато так будете привлекать внимание гораздо меньше. Энтони, теперь покажи мне, что ты умеешь.
Энтони встал и исчез. Я в который раз пытался определить, где же он. Не видел абсолютно, как ни щурился. Котята, покрутив головами, уверенно подошли к стене и уставились на нее. Авалон удивленно «чесал репу». Энтони медленно проявлялся, стоя около стены.
-Вот так вот, дед, я умею делать! – гордо сказал Энтони, – Но, как это у меня получается, я не могу объяснить, просто хочу, чтоб меня не видно было и все.
- Так, теперь ты, Эндрю! – продолжил я устраивать цирковое представление для одного зрителя.
        Парнишка уже привычно вышел на середину комнаты, поднял сжатую в кулак руку на уровень груди и медленно ее разжал. Эндрю перестарался, он помнил о том, что я хотел удивить Авалона, поэтому огонь с ладони ударил в потолок всей мощью. Столб ревущего зеленого пламени, прожег за долю секунды подвесной потолок в комнате, заодно с идущими над ним кабелями и проплавил пластиковые воздуховоды вентиляции. Последовавшие короткие замыкания и хлынувшие потоки воды противопожарной системы довершили картину. Голограмма Авалона моргнув пару раз, исчезла. Где-то в коридоре раздался вой пожарной сигнализации. Буквально влетевшие в комнату кошки, которые мчались спасать папу, так вымокли с головы до хвоста, за две секунды, под тем ливнем, хлеставшим с потолка, что превратились в два мокрых страшных чудища, тут же выскочивших в коридор. Правда, удостоверившихся, что их папа жив. Эндрю, погасил свой столб огня, так и не залитый ливнем, и мы рванули вслед за ними в коридор. Там воды не было, как не было и света, похоже, короткое замыкание вывело из строя весь сектор. В коридоре кошки встали, встряхнулись и помчались дальше, в другой сектор, сохнуть. Мы потянулись за ними. Эндрю поняв, что он натворил, пристыжено молчал. Миновав двери, увидели Авалона, тот стоял у стены, сложив руки на груди, и внимательно смотрел на детей. Они съежились под его взглядом, думая, что он начнет их ругать, однако он обратился ко мне:
           -Да-а!- потрясенно вымолвил Авалон,  - придется заводить в памяти специальную папку с чудесами. А потом на досуге все хорошо обдумать. Я все записал. Сколько в мире произошло удивительных вещей до того, как ты меня, можно сказать, разбудил. Всем сохнуть и в столовую! Я уже отдал распоряжения ботам, там, в том секторе, скоро все починят, здесь точно такая же планировка, поэтому можете занимать «каюты» согласно купленным билетам. Сергей! Я уже от тебя начинаю перенимать всевозможные крылатые фразы! И мне это нравиться!
- Эндрю, тебя ведь так зовут?- обратился он к мальчику, тот пристыжено молчал, повесив голову, - ты ведь не специально это сделал? Мальчишка кивнул, и еще ниже опустил красное от стыда лицо, он-то как раз умел контролировать размер столба огня, он просто не знал об идущих за потолком проводах и трубах, поэтому ему было стыдно вдвойне.
-Зато  мне урок, в том, что такие опыты надо проводить в специальных помещениях! – продолжил Авалон, с его компьютерным анализом данных, было не трудно понять все произошедшее, но он решил не обострять…
- Ты, не хочешь сходить, чашечку  кофе выпить? – задал необычный вопрос. Я понял, что он хочет продолжить разговор, без лишних ушей. И мы зашли в одну из свободных комнат. Авалон щелкнул пальцами, все таки тщеславие – это болезнь, из пола выросло кресло для меня и столик, напротив появилось виртуальное, точно такое же, куда уселся в небрежной позе, закинув, нога на ногу, Авалон. Буквально через пять минут подъехал бот с подносом, на котором стоял кофейник, сахарница и тонкого фарфора, вычурная кофейная пара. И отдельная тарелка с печеньем.  Налил себе кофе, положил пару ложечек сахара, и стал неторопливо его размешивать, приготовившись слушать Авалона:
- Теперь рассказывай о вещичках.
- Перстни и кольца все, кроме одного, обычные, серебряные, грубой работы.  Ложки довоенные, как в гнездо попали, не понимаю.   Еще какая-то деталь от механизма, лень рыться в документации, если надо, могу найти.
           А вот интересную вещь скажу  напоследок: перстень и жетон из моего времени,  и, судя по коду, являются двумя  стандартными ключами из трех необходимых для входа в одну из баз, которую я считал уничтоженной в последней войне. Запасного, секретного входа, о котором знали очень немногие. Так все базы сделаны, есть центральный вход, и есть несколько запасных и секретных входов-выходов, так, на всякий случай. База недалеко - сто восемь километров. Но прямой дороги нет, не забыл, что над нами один из главных хребтов проходит? Координаты всех входов я перешлю Хрюну твоему.  Есть еще проблема, за эти годы

стр20

Отредактировано zavklad (19-02-2010 15:18:29)

+4

5

Радует, что выложен обновленный текст. Огорчает, что вновь текст полон ошибок и неточностей. Для начала "пройдемся" по прологу.

zavklad написал(а):

Все произошло слишком быстро и неожиданно для такой истории, никакого тщательно продуманного плана, ничего, чтобы помогло выжить в столь суровом испытании, выпавшем на мою долю.

Самое начало довольно противоречиво. Если произошедшее - неожиданность, то о каком "тщательно продуманном плане" может идти речь? Наличие плана предполагает ожидание и подготовку к чему-то.

zavklad написал(а):

Может быть вы, если когда-то попадете так же как я, совершенно случайно, в такую ситуацию, сможете извлечь уроки из моих ошибок.

И для чего столь много местоимений? "Надеюсь, случись подобное, вы не наделаете таких (подобных) ошибок". Вроде то же самое, но проще.

zavklad написал(а):

А девушки, как  услышат о моем отпуске, весь телефон оборвут, и буду как всегда, лежать живот греть под средиземноморским солнцем, или мерзнуть в этих их бутиках под кондиционерами в Европе.

Без обид, но элементарная заумь! Причем лежащие под средиземноморским солнцем или совершающие шопинг дамы и герой, узнавший (получивший) отпуск и оборванный телефон? "В огороде бузина, в Киеве дядька" (с).

zavklad написал(а):

Кровь текла по лицу из раны где-то на голове. В голове шумело. Попытался достать аптечку под сиденьем.

А зачем еще раз про голову? Может, "Из раны на голове текла кровь, заливая лицо, в ушах раздавался противный шум"?
А вот достать аптечку под сиденьем можно, попав под него (сиденье) А ГГ сидит на нем. Может, из-под сиденья?

zavklad написал(а):

Хорошо, хоть машина упала колесами вниз.

Или после падения встала (приземлилась) на колеса?

zavklad написал(а):

Собрав хворост и щепу от бруса, разжег  костер, сел напротив и стал смотреть в огонь.

Расхожая шутка: "на свете существует три вещи, на которые можно смотреть бесконечно долго: как горит огонь, как течет вода и как другие работают" (с). Смотрят, все-таки, на огонь.

zavklad написал(а):

Пламя поднималось вверх широкими языками, и казалось, что оно манило меня и что-то говорит.

Если "манило", то тогда уж и "говорило".

zavklad написал(а):

Этот проход, если не всматриваться, в мелькающие тени фонаря на стенах, вероятнее всего пропустил бы, он выглядел, как будто неглубокая ниша в стене, ниша и ничего больше.

Фонарь отбрасывал тени? Точно? Или свет?

zavklad написал(а):

Пора искать место ночлега. К тому же стало накрапывать. Пришлось бежать к кустам, закрывающим подножье скал. Увидев небольшую расщелину, на треть заваленную камнем, понял, что это неплохое место для ночлега. Надо напрячь силы, и заняться физическими упражнениями. Когда  расчистил место для ночлега, был мокрый как мышь.

Точно по Ленину. Идея тогда становится движущей силой, когда она овладевает массами. "Ночлег" овладел главгероем. Иначе для чего это произносится, словно мантра? Кстати, если искать "место ночлега", то это предполагает, что в том месте уже ночевка производилась. Правильно будет "для ночлега". И мышь не имеет потовых желез. Мокрой она может стать, побывав в воде (под дождем).

zavklad написал(а):

Моим глазам явился выдавленный в камне, идеальный круг с вписанной в него трехлучевой звездой.

Или речь идет о взоре? "Моему взору предстал...". Как шутят в армейской среде, является черт и образ любимой во сне.

Отсутствие четко разграниченных абзацев глюк переноса или авторский прием, дабы не отягощаться разделением мыслей?

На сим с прологом завершим. Знаки препинания сознательно не трогал, иначе бы сил не хватило.
Коллега zavklad, пока не ругаю и не хвалю, поскольку прочитал слишком мало.

+1

6

- Умный ты, однако. Связи нет и очень давно, поэтому я и считал ее разрушенной. На горе стоял ретранслятор, замаскированный, конечно. Его надо проверить в первую очередь. Если заработает, я по сети, смогу тебе помочь. Давай сделаем так, ты сейчас отвезешь мальчиков домой, а потом слетаешь туда на разведку, посмотришь, что и как. Может там кратер с застывшей лавой, вместо базы? Чтобы я «спал» спокойно. Еще, ключи эти, непонятно откуда всплыли, неспокойно мне, не хватает фактов для анализа. Да, ты, с этими фокусами детей, мне «головной боли» добавил. Как они это делают?
        Теперь по делу: перстень выдавался особым сотрудникам, глянь на него, не знаком рисунок?
Я глянул – на меня  опять смотрела трехлучевая звезда, вырезанная в кристалле. Да уж …,что тут говорить.
- Жетон именной, я ему сейчас прошивку поменяю. И дам тебе такой нож. Вставляется в замочную скважину и поворачивается, заодно и как ручка дверная используется.  Там чип вмонтирован, еще один уровень проверки. Ну и по назначению можно использовать, сталь отличная, заточки не требует.

Глава 2

В сборах прошел остаток дня. Проверил слайдер, пополнил запасы. Утром вылетели к Смитам  домой. Сев, предварительно сделав круг над горой и не заметив ничего подозрительного, мы всей гурьбой, я, дети и пара кошек пошли к дому. Собака, вывернувшись из-под крыльца бросилась на нас, но, увидев кошек, обратно туда же забилась, только раздавалось глухое ворчание. Джон опять выскочил с винтовкой на крыльцо. Энтони и Эндрю  взвизгнув, кинулись к отцу. Тот широко раскинув объятья, схватил сыновей в охапку. Потом поставил их на крыльцо, с надеждой вглядываясь в лица. Повернувшись ко мне, он с дрожью в голосе сказал:
-  Сэр,  я ваш должник на всю жизнь!
Тут из дома показался глава рода, еще не старый мужик по моим меркам, высокий, но уже погрузневший, с рукой на перевязи. Увидев меня, он ни слова не говоря, бухнулся на колени и стал отбивать поклоны.  За ним появилась Энни, тоже опустилась на колени рядом со свекром.
- Так, заканчиваем балаган, -  психанул я, - а то разворачиваюсь и иду обратно.
Они медленно встали с колен и, потупив взор, пошли в дом.  Кошкам, наказав не трогать собаку, предложил погулять по округе. Мужики сели за стол. А Энни принялась шуршать на кухне. Я достал сигарету и принялся медленно прикуривать ее, искоса заметив круглые глаза обоих мужчин.
- У вас  не курят? - спросил я, предполагая ответ.
- Курят, сэр, но самосад и из трубок. А таких вот штучек мы ни разу в жизни не видели.
- Ну, вот попробуйте, - предложил я по сигарете мужикам. Они с благоговением взяли по сигарете и, прикурив, прислушивались к ощущениям.
-Ароматно, - вежливо ответили на немой вопрос, - и стали курить дальше, аккуратно выпуская дым в другую сторону. Я посмеялся в душе, ведь для них мой табак, после ихнего самосада, был все равно, что воздух, но в слух вежливость не позволяла.
- И так, давайте знакомиться, - обратился я к деду, - с остальными членами вашей семьи я уже знаком.
- Меня зовут Сергей. А вас?
- Меня зовут Абрахам Джон Смит. Я кузнец, как наверно вам сказал сын. Могу и лошадь подковать и меч выковать, да и вообще с металлом работаю.
«Ага, - подумал, - вы-то мне и нужны!» Я вытащил из ножен меч:
- Взгляните.
Дед медленно взял меч в руки, повертел в руке, посмотрел на свет, провел ногтем по лезвию, внимательно осмотрел рукоять, потом тихо спросил
- Вы где взяли эту вещь, сэр? Как только кто-нибудь из «контор», как выражается сын, узнает, что у вас в руках, вы тут же попадете к ним в застенки. Я только слышал о таком мече от своего деда, а тот от своего. И не думал, что я в своей жизни увижу такое сокровище.
- Если скажу, что мне его подарили, вы все равно не поверите, да? Я же сыну вашему сказал, что -  путешественник. А где, как и когда – не стоит рассказывать, пока, по крайней мере. Как глаза мальчишек, нравятся? – свернул разговор, на более волнующую их тему.
- Очень нравятся, сэр, - осторожно ответил дед, - конечно, такой цвет сейчас редко встречается, но в роду моя жена была с серыми глазами. Так что всегда можно оправдаться, да и в нашем нынешнем положении, я не думаю, что их увидят. Но лучше с серыми глазами, чем с теми, какие у них были прежде.
Я хмыкнул:
– Не забывайте, что это просто маскировка, те зрачки остались на месте. А кормить нас будут в этом доме?- вспомнил я про желудок, который настойчиво напоминал о пустоте в нем. Энни, в это время подпиравшая дверной косяк, и слушавшая наши разговоры, охнула, заскочила за печь, начала греметь посудой. Через пять минут, накрыв чистой скатертью стол, она принялась метать  тарелки и всевозможные миски на стол.  Вся семья расселась вокруг стола. Похоже, у них был сегодня настоящий праздник. Посреди стола красовалась фарфоровая тарелка, пусть и с отбитым краешком, но явно фабричного производства, глубокого  темно-синего цвета, с вытертым правда кое-где, золотым рисунком.
«Кобальт»- всплыло в голове название цвета.
Мужики, заметив, как я разглядываю ее, подбоченились, и дед гордо произнес, что эту тарелку нашел его прадед в развалинах древнего города.
- А что, он был из черных архелогов? – задал я провокационный вопрос. Дед вздрогнул, покраснел, и пробурчал в ответ, что-то, типа, ну что вы, как можно.
«Так, так», - проснулся Хрюн, -  «тут нечисто. Давай крути его дальше».
- Давайте уж, рассказывайте, раз пошла такая пьянка, - я решил сменить тему, - кстати, а спиртное у вас употребляют? Или как?   
На такой провокационный  вопрос,  у семейства Смитов нашелся достойный ответ. Джон вышел из-за стола, и  долго отсутствовал, и, вернувшись, судя по всему из сарая, водрузил на стол запыленную бутыль темного стекла. Смит-старший  разлил по стаканам жидкость, судя по запаху – коньяк, причем неплохой, встал и торжественно произнес.
- Этому  божественному напитку очень много лет, несколько таких бутылок нашел мой дед в  старых развалинах. Предпоследнюю бутылку мы открыли на свадьбу моего сына  Джона. Эта последняя.  Мы разопьем ее в твою честь Сергей, ты сделал нашей семье столько, что мы не сможем тебе отдать наш долг за всю оставшуюся жизнь. Я  и моя семья даем тебе клятву верности на крови! 
И тут я не поверил своим глазам. Каждый из Смитов, включая детей, полоснул себя по пальцу ножом, и выдавил каплю крови, в подставленную Абрахамом серебряную ладанку в виде молота.
Он с поклоном поднес ее мне:
- Возьмите ее, сэр, в знак нашей верности вам.
- Я беру вас под свою защиту. И в знак искренности моих слов, я готов свою кровь соединить с вашей кровью - с этими словами я тоже поднес нож к своему пальцу и полоснул по нему. Кровь брызнула на ладанку.  Дед махнул внуку рукой. Эндрю поднял и раскрыл ладонь, на ней появился столбик зеленого пламени. Абрахам закрыл ладанку, поднес к огню и края оплавились, запечатав ее, и подал мне, с поклоном.
Я был растроган до глубины души. Люди готовы были жизнь отдать какому-то неизвестному человеку. Хотя, надо признать, если бы не мое вмешательство, Абрахам сейчас был бы уже мертв. Да и детям, наверно, исправил судьбу изгоев, в лучшем случае, а о худшем варианте даже не стоит и думать. Вот так, достаточно просто, у меня появились союзники в этом богом забытом краю. Друзьями их пока не стоило называть. Но - союзниками, обязанными по гроб жизни.
Взрослые выпили коньяк, налитый щедрым хозяином. Детей быстро покормили и отправили из–за стола вместе с матерью. Дальше пошел, чисто мужской, откровенный разговор:
- Вы правы, сэр, мой прадед был архелогом и дед тоже, а отец стал кузнецом, не захотел лазить по руинам и меня приучил к железу, – продолжил Абрахам, - А вот сыну нравятся древние руины и он не прочь покопаться в них. Он глянул на предостерегающе поднятую руку сына, - чего уж сейчас стесняться нашего господина. Пойдемте, сэр, я покажу нашу кузницу.
- Подождите, прежде чем мы туда пойдем, я хотел вам задать один вопрос, – вспомнил я  мучающий меня вопрос, с самого начала нашего знакомства, – почему вы меня называете – «Сэр»? Откуда у вас это слово? От кого пришло оно к вам?

ср22

Отредактировано zavklad (19-02-2010 15:52:44)

+1

7

Немного продолжим:

zavklad написал(а):

- А что со мной делать надо? – осторожно ответила моя мысль

Интересно, если "мысль" отвечает, то зачем знак вопроса. А если знак нужен, то явно спрашивает.

zavklad написал(а):

- Да, наверно ничего с тобой не делать не надо.

Или "делать не надо"?

zavklad написал(а):

Осколок кремния, в  общую картину не вписывается, не должно его в голове быть. По моим эталонным образцам генов, поэтому ты и не переброшен, а завис – ответил тот безликий голос

Произвольно рассыпанные знаки препинания искажают всю картину. "Осколок кремния в  общую картину не вписывается. По моим эталонным образцам генов не должно его в голове быть.  Поэтому ты и не переброшен, а завис, – ответил тот же безликий голос."

zavklad написал(а):

- Увы, местонахождение этого порта считается утерянным много лет назад.

Вот подсказывает мне что-то, что речь идет о пространственно-временных координатах порта.

zavklad написал(а):

И эту надежду он мне сейчас разрушил.

Надежда - это нечто нематериальное, находящееся (или возникающее) в сознании индивида. Так что не герою надежду разрушили, а  героя этой надежды лишили!

zavklad написал(а):

Где-то мне на глаза попадалась фраза кого-то из великих людей нашего прошлого: «Не можешь изменить? Прими!» придется руководствоваться этой фразой.

Ну что за любовь к абстракциям? "В некотором царстве, в некотором государстве..."
Вообще-то весьма искаженное в вольном изложении высказывание, приписываемое Святому Франциску Ассизскому: "Боже, даруй мне смирение, чтобы принять то, что я не могу изменить, силу, чтобы изменить то, что я не могу принять, и мудрость, чтобы отличить одно от другого". И более сочно, и более грамотно.

zavklad написал(а):

Но как тоскливо было в душе….

Устойчивое словообразование "тоскливо было на душе".

zavklad написал(а):

Иногда откликался на них, после чего на меня обрушивался целый шквал новых, и я жалел, что исполнял эти, совершенно никчемные желания этих дикарей.

А если все "эти" убрать?

zavklad написал(а):

А то как-то не внушает мне, ни твой внешний вид, ни здоровье, честно говоря, никакого уважения.

Странное построение фразы. Словно электронный переводчик сваял.
"А то как-то не внушает мне никакого уважения, честно говоря,  ни твой внешний вид, ни здоровье."

В целом уже лучше по сравнению с первым вариантом, но стиль активно хромает на все четыре лапы! :D
За активный труды +1.

+1

8

SVTSAR написал(а):

В целом уже лучше по сравнению с первым вариантом, но стиль активно хромает на все четыре лапы!

С божьей   http://gardenia.my1.ru/smile/girl_angel.gif  помощью исправлюсь, я надеюсь ))))

-1

9

SVTSAR написал(а):

Интересно, если "мысль" отвечает, то зачем знак вопроса. А если знак нужен, то явно спрашивает.

Есть вопрос по существу: Может, имеет смысл мысленные  фразы ГГ и Хрюна взять в кавычки?

-1

10

Ну вот исправил и выложил уже с кавычками первый пост- т.е. -пять страниц

-1