Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Ольги Дорофеевой » Подходящая партия


Подходящая партия

Сообщений 1 страница 10 из 49

1

Не знаю, что же я такое написала ( но точно не сказку! :)  ), поэтому начну выкладывать здесь. А там посмотрим... Название весьма условно, если по окончании предложите что-то лучше - с удовольствием поменяю.
Вещь абсолютно женская, о чем всех честно предупреждаю. Предложения у меня по-прежнему длинно-викторианские, и уменьшить их ну никак не получается...
Кроме того, что "написали в интернете", про франко-прусскую войну я ничего не знаю, но без упоминания о ней было не обойтись. Ежели где накосячила, поправьте!
Всем прочитавшим буду благодарна за отзывы и советы!


Подходящая партия.

На полпути между Биаррицем и Аркашоном, на берегу озера, в названии которого причудливо смешались французские и баскские слова, приютился маленький городок. Широкая полоса посаженной полвека назад сосновой рощи отделяла его от волн Бискайского залива, надежно защищая от наползающих дюн, долгое время считавших себя единственными хозяевами побережья.
Привлеченные целебным воздухом, в котором соленые ветры Атлантики смешивались с терпким ароматом хвои, в эти места потянулись состоятельные люди, желающие поправить здоровье, не утомляя себя шумной жизнью модных курортов.

Жители рыбацкой деревни по ту сторону рощи со сдержанным любопытством наблюдали, как рядом с хижинами старожилов предприимчивые дельцы из Мон-де-Марсана и Дакса выстроили с полсотни аккуратных домиков, которые тут же с большим успехом принялись сдавать приезжим. Новые жители городка были степенными зажиточными людьми, накопившими достаточно денег, чтобы провести оставшиеся годы в покое и комфорте. Они перебрались сюда из Бордо, Аркашона, Байонны, из разросшегося  и ставшего ужасно шумным и слишком русским Биаррица. А одна пожилая пара была, говорят, из самого Парижа. Встречались среди жителей и иностранцы, но среди других новоселов они быстро становились почти своими. Разумеется, если вели себя подобающе.
А не так, как молодой испанский художник, который писал свои картины здесь целое лето. Он бы,  возможно, приехал и в следующий раз, если бы не его заигрывания с дочкой старого Симона из рыбацкой деревни. За свои непристойные намерения живописец был крепко побит ее женихом и больше в эти места не показывался.

Некоторые дома распахивали свои ставни только в теплые летние месяцы, но большинство жильцов обосновались здесь прочно и жили круглый год. Они взялись разводить в палисадниках цветы, названия которых рыбакам были неизвестны, стали заказывать в лавочке у папаши Роше такие товары, о которых раньше никто в этих местах и не слышал, а, главное, регулярно покупать рыбу у местных жителей. Поэтому не было ничего удивительного в том, что новые обитатели и старожилы этих мест были вполне довольны друг другом.

Городок жил тихой размеренной жизнью, и новости доходили сюда не слишком быстро. И именно поэтому любое событие становилось здесь Событием с большой буквы. И главным вестником новостей и перемен был местный почтальон Жак. Он осознавал серьезность возложенных на него обязанностей, и поэтому никуда и никогда не торопился. За что и заслужил у местных жителей прозвище Улитка.
Но при всей своей важности, Жак  не упускал случая воспользоваться преимуществами, которые могла дать столь серьезная государственная должность. К примеру, он никогда не отказывался от стаканчика доброго вина, который ему подносили в благодарность за долгожданное письмо или вовремя доставленную посылку. Поэтому к вечеру почтальон, бывало, еле стоял на ногах.

В это сентябрьское утро 1893 года он направлялся к домику господина Теодора Урье, и от души надеялся, что дело придется иметь не с хозяином, а с его женой.. Жак Улитка несколько побаивался господина Урье. В этом немногословном пожилом господине, на взгляд почтальона, было слишком много спеси.  А если начистоту, то уж немецкой крови в нем точно было больше, чем французской, несмотря на его фамилию и хорошие манеры.

Но эти мысли Жак Улитка держал при себе, лишь изредка поминая недобрым словом мерзавцев - пруссаков, оттяпавших Эльзас и Лотарингию. В те далекие времена Жак Улитка был совсем мал и о войне знал только по рассказам старших. Но нелюбовь его к Пруссии была вполне обоснованна - его отец сложил голову где-то под Вионвилем, и мать осталась вдовой. Да так замуж и не вышла, хотя к ней и подбивал клинья закадычный приятель покойного мужа Гастон Роше, который  домой-таки вернулся. Вот только без ноги.
Он завел магазинчик, стал хлопотать за прилавком, так ловко управляясь с делами, несмотря на свою скрипучую деревянную ногу, что со временем сколотил приличный капитал. А с приездом новых жителей торговля его и вовсе пошла в гору. 

К большому удивлению Жака Улитки, папаша Роше частенько сиживал в саду господина Урье, попивая вместе с хозяином местное винцо. Их приятельство возникло не на пустом месте – им обоим было за семьдесят, оба воевали, и оба вернулись с войны инвалидами. Но тут папаше Роше повезло больше – ему оторвало только левую ногу, да и ту до колена. А у Теодора Урье правой не было вовсе, а левая, хоть и осталась, но была совсем плоха. Так что почти все время господин Урье проводил в инвалидном кресле на колесах.

Мадам Урье встретила Жака Улитку на пороге дома. Судя по тому, что она была в шляпке и перчатках - она явно куда-то собралась. Она взяла из рук Жака газеты и несколько писем и приветливо ему улыбнулась. И почтальон не смог сдержать ответной улыбки – мадам Урье ему всегда нравилась. Она была гораздо моложе мужа, лет что-то около пятидесяти, и, несмотря на располневшую фигуру и седые прядки в темных вьющихся волосах, сохранила изящество и шарм. «А какой красавицей она, наверное, была в молодости!» - думал Жак при каждой встрече.

Мадам Урье рассеянно перебрала несколько конвертов, и, вглядевшись в надпись на одном из них, вдруг побледнела. Эта перемена была столь сильной, что Жак и сам испугался. Что он сделал? Должно быть, перепутал письма или принес плохое известие… А тут еще мадам Урье  громко крикнула:
- Дорогой, где ты?
И тут же послышался скрип колес и на пороге домика показался господин Урье в своем кресле – как всегда аккуратно одетый, небольшая окладистая борода тщательно расчесана, колени прикрыты пледом, а в голубых глазах навыкате – раздражение…
- Что случилось? – спросил он жену.
- Тебе письмо! - ответила мадам Урье. И голос её задрожал, а в глазах блеснули слезы. (Или так Жаку только показалось?) – Письмо от кузины Дрины.
Выражение, с которым господин Урье взял письмо в руки, Жаку решительно не понравилось. Он понял, что здесь ему сегодня точно не нальют.

Вечером того же дня в кабачке «Хитрая устрица» все обсуждали три вопроса: предстоящие выборы; правда ли, что в Париже танцовщицы пляшут  в чем мать родила; и письмо, которое получил Теодор Урье.
И так как тема выборов всем уже давно надоела, а до Парижа было далеко, то все сосредоточились на последней новости. И в конце концов пришли к выводу, что это неспроста - видать, у старика Теодора когда-нибудь да были с этой кузиной шуры-муры, иначе с чего бы это его очаровательной жене так расстраиваться?

Отредактировано Rose (15-02-2010 15:57:39)

+14

2

Вкусно. Тапков нет :)

0

3

Оля, отлично!!!  http://gardenia.my1.ru/smile/viannen_89.gif 
действительно - очень сочно!

Но в целях окончательной шлифовки брульянта, добавлю пару тапок:

Rose написал(а):

басские слова

баски - баскские слова.

Rose написал(а):

рядом с хижинами старожилов предприимчивые дельцы из Мон-де-Марсана и Дакса выстроили с полсотни аккуратных домиков, которые тут же с большим успехом принялись сдавать приезжим. Это были степенные зажиточные люди

Кто степенные зажиточные люди?
Предприимчивые дельцы или приезжие?

Rose написал(а):

Судя по шляпке и перчаткам, она куда-то собралась.

Наверное все-таки "судя по тому, что она НАДЕЛА шляпку и перчатки"...

Rose написал(а):

думал Жак каждый раз при встрече.

Лучше: думал Жак при каждой встрече

Rose написал(а):

Но вдруг лицо хозяйки побледнело, и Жак подумал, что он, должно быть, перепутал письма или принес плохое известие…

Какая-то лакуна перед этим!
Может написать: мадам распечатала одно из писем и бегло пробежала глазами текст. Или что-то типа этого...
А то выходит, что она поздоровалась с почтальоном, взяла письма, улыбнулась и тут же побледнела...

+1

4

Карах написал(а):

баски - баскские слова.

Ох уж мне эти баски! Никак не могла правильное прилагательное от них сконструировать...  http://gardenia.my1.ru/smile/girl_fun.gif 

По остальным очепяткам - спасибо тебе огромное! Щас  пойду, поисправляю...  http://gardenia.my1.ru/smile/rose.gif

0

5

Понравилось. +
Пинеточек:

Rose написал(а):

цветы, названия которых рыбаками были неизвестны

рыбакам

+1

6

+1

  http://gardenia.my1.ru/smile/girl_smile.gif

0

7

Мадам Урье очень любила своего мужа, несмотря на его преклонные годы, сложный характер и увечья. Ах, как он красиво ухаживал за ней когда-то... Он был так трогателен, романтичен и пылок - чего, по правде говоря, она не ожидала от сорокалетнего мужчины - что устоять было невозможно! И сейчас, прожив с ним почти три десятка  лет, и вырастив троих детей, она любила его так же, как и в первые годы их совместной жизни. Нет, пожалуй, сильнее! После всего того, что ей пришлось пережить - после смерти двоих малышей, после встреч и разлук, после того, как он отправился на войну, и она каждую минуту молила Бога, чтобы он сохранил ее любимому жизнь, после страшного ранения, когда, казалось, нет никакой надежды на спасение, она любила его сильнее, гораздо сильнее чем вначале!

Она никогда никому бы не призналась, но жизнь в маленьком городке нравилась ей гораздо больше, чем та, которой они жили раньше... Покой - вот главная награда, она это поняла давно. В ее прошлой жизни было много хорошего и плохого, но вот чего там совершенно не было - это покоя. Она вечно тревожилась - за  мужа, за детей, за себя... И вот теперь, наконец-то, Бог сжалился над ней! Здесь, на берегу маленького озера, среди смолистых сосен неторопливо текли дни, складываясь в месяцы и годы. Весь мир был где-то далеко, за песчаными дюнами, и там бы ему и оставаться!
Иногда, конечно, отголоски прежней жизни доносились до них со страниц газет, из обрывков разговоров, из редких писем от детей. Но покоя ничто не нарушало. До сегодняшнего дня. И все из-за этого письма!
Она не задала мужу ни одного вопроса - совсем как раньше. Если захочет сказать, скажет сам. Но он о письме так и не заговорил.

За ужином мадам Урье не могла заставить себя съесть ни кусочка. Муж, по обыкновению, ел мало, а после ужина, закурив сигару, произнес:
- Она хочет нас навестить.
Мадам Урье сидела, опустив глаза, и молчала. Да и что она могла сказать?
Господин Урье вздохнул и сказал как можно более ласково:
- Ну, если хочешь, я сейчас же ей напишу, чтобы она не приезжала...
Жена по-прежнему не проронила ни слова.
Тогда он подкатил свое кресло к ее стулу, и, накрыв ее запястье своей ладонью, заверил:
- Милая моя, все будет хорошо, вот увидишь!
Его пальцы скользнули вверх по ее руке, задержались на округлом плече и прикоснулись к гладкой коже щеки.
- Какая же ты у меня красавица! - сказал он и привлек ее к себе. Она не смогла больше сдерживаться и заплакала. Он принялся утешать ее, шептал ласковые слова, целовал в заплаканные глаза, гладил по голове... Наконец, она несколько успокоилась.

-  Почитай-ка мне, душенька, что там пишут... - господин Урье протянул ей сегодняшние газеты. - Люблю слушать как ты читаешь!
Она без особого интереса принялась за чтение, но с каждой минутой ее голос становился все спокойнее, а дыхание ровнее. Новости сменялись новостями, шуршали газетные страницы... Как вдруг на фразе "в наш прекрасный Биарриц, эту жемчужину Серебряного берега, прибывает королева Виктория" ее голос сорвался, и слезы полились с новой силой. Вечер был испорчен окончательно.

Наступила ночь. Во всех домах погасли огни, городок спал. В полной тишине, нарушаемой лишь отдаленным шумом волн,  господин Урье сидел у открытого окна в сад и курил. Ему не спалось, и в голову лезла все больше какая-то чепуха. Вспоминалось детство, скрип снега в морозный день, деревянные солдатики, которые через мгновение превращались в солдат настоящих, марширующих под палящим солнцем... Мелькали красные фески, и пахлава на блюде выплывала откуда-то из прохладного мрака, и тут же возникали в памяти туманные лондонские улочки, и кузина Дрина - такая, какой он увидел ее много лет назад, во время своего приезда в Лондон - маленькая, кругленькая и серьезная.
Да, было о чем подумать...

Отредактировано Rose (15-02-2010 23:51:39)

+8

8

Карах написал(а):

басские

Это у нас на Вятке так говорят - баско - красиво.

0

9

Годзилко написал(а):

Это у нас на Вятке так говорят - баско - красиво.

То есть "красивый баск"по-вятски будет баский баск! :)

+1

10

Rose написал(а):

баский баск!

ДА!
У нас даже обувная фабрика есть - "Баско"  http://gardenia.my1.ru/smile/guffaw.gif

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Ольги Дорофеевой » Подходящая партия