Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Ольги Дорофеевой » Лепестками белых роз...


Лепестками белых роз...

Сообщений 1 страница 10 из 27

1

Вот такая история писалась-писалась и написалась. В соавторстве с Сербом.

0

2

Идея была Rose. Я чем мог, тем и портил...

Отредактировано Серб (20-03-2010 21:00:51)

+1

3

На утреннем пляже было малолюдно. Несмотря на ранний час, солнце палило столь немилосердно, что казалось, будто  горы Астерусия  вот-вот расплавятся и потекут в море, ища укрытия от яростных лучей. Немецкие и скандинавские пенсионеры, составлявшие основное население отеля, попрятались по номерам с кондиционерами, справедливо полагая, что в их возрасте передозировка инфракрасного и ультрафиолетового излучения категорически противопоказана. Молодежь, которая сыщется на любом курорте, приходила в себя после вчерашней дискотеки и тоже не рвалась к морю, не желая выпутываться из сладостных объятий сна или не менее сладостных объятий своих партнеров и партнерш…
Но люди на пляже все же были. В том числе и компания из нескольких парней и девиц, которые, в предчувствии скорого возвращения в родной Когалым, стремились не  упустить ни одного лучика солнца и ни одной капельки свежих вод Ливийского моря. От жары они спасались народным русским средством – холодным пивом, изрядный запас которого лежал в сумке-холодильнике, предусмотрительно набитой ледяными кубиками.
Парни блаженствовали, разомлев от тепла снаружи и прохлады внутри. Но прекрасная, лучшая половина человечества была, как и водится у ее представительниц, недовольна. Действительно: какой смысл лежать на песке или бежать к морю, если никто не оценит грациозности изгиба твоего тела, равномерности загара, изящной небрежности прически и эротичности фасона купальника, продуманно открывающего ровно столько, что при взгляде на его обладательницу мучительно хочется приоткрыть еще хоть что-нибудь…
- Валер, –  обладательница ярко-алого бикини посмотрела поверх солнцезащитных очков на своего кавалера. – Ну, мне скучно. Придумай что-нибудь…
Мощный, спортивный Валера, оторвался от запотевшей банки с ледяным пивом и вопросительно уставился на свою подругу:
- А чего ты хочешь? Давай наперегонки сплаваем?
- Ну-у, – «девочка в красном» обиженно надула губы. – Это не интересно. Вот лучше скажи: вон та парочка – кто?
- Да откуда ж я знаю?
- Ну, ты ж – опер. Должен уметь отличать по виду…
Остальные девушки с интересом прислушались. Валерий приподнялся на локте, долго приглядывался, затем произнес:
- В общем так. Из Германии, потому как говорят по-немецки. Он – мелкий бизнесмен. Она – парикмахер.
- Ну, да?!
- Иди, спроси… - Валера снова поднес к губам банку.
- Так нечестно! Знаешь же, что я в немецком – ни бум-бум!
- А я здесь причем? Я – опер, а не учитель немецкого…
Алое бикини обиженно смолкло, но тут же в разговор вступила другая девушка:
- А вон та пара?
- Скандинавы. Рыбаки.
- Почему это?
- А ты, Оль, посмотри, как они плывут. Так плавают либо спортсмены, либо те, кто все время у воды…
- Да ну тебя! Знаешь, что проверить не можем, вот и выделываешься!
Группа смолкла, но внезапно снова оживилась. На пляж вышли новенькие. Впереди вприпрыжку неслись двое мальчуганов  лет пяти-шести, за ними неуклюже топала маленькая девочка  года на два младше, в белом платьице и панамке. Следом торопились две молодые женщины в развевающихся пляжных платьях. Их светлые волосы словно летели по ветру, придавая своим хозяйкам вид одухотворенный и слегка встревоженный. Замыкали процессию двое мужчин в плавках-шортах. Один, явно постарше, крепкий, коротко стриженный, нес на плече огромный пляжный баул, второй, помоложе – целую кучу ярких надувных игрушек.
- А эти вот – кто? – снова спросила девушка в красном купальнике.
Валерий присмотрелся, прислушался:
- Ну, явно – наши…
- Тоже мне, Шерлок Холмс, – вмешался в разговор другой парень. – Даже отсюда слышно, как мамки своим детишкам втолковывают, чтоб те в воду одни не лезли…
Одна из девушек присмотрелась:
- Как здорово, – сказала она неожиданно. – Два брата женаты на двух сестрах.
Действительно мужчины были очень похожи друг на друга. Одинаковые плавки, одинаковые часы, на головах у обоих – одинаковые темные очки, вздернутые на одинаковые  высокие лбы. Они даже двигались очень похоже...
У женщин тоже прослеживалось сходство, хотя тут о совпадениях по части одежды конечно, говорить не приходилось.  Женщина помоложе была одета, пожалуй, более броско. Чуть побольше украшений, яркая сумочка, явно не с местного рынка, блестящие сандалии. Все вещи весьма дорогие.
Женщина постарше выглядела скромнее, но наметанный взгляд девиц тут же определил: эта скромность – дорогого стоит …
Валерий помолчал, а затем сообщил:
- Дурачки вы все. Это отец и сын. С матерью и дочерью…
Компания начала присматриваться. А, похоже, что опер не ошибся: мужчины и в самом деле – отец и сын. Не будет старший брат нести более тяжелую сумку, если рядом есть младший. Не станет младший брат оглядываться на старшего, чтобы понять: все ли правильно он делает. Ну, Валерка, ну, опер: могёт!..
- Ну да – мать и дочь?! – Оля в голубом купальнике с сомнением приподняла бровь. – Ни одна мать не будет так себя вести рядом с дочерью. И никогда не станет с дочерью соперничать…
Валерий нахмурился. Вроде бы верно… Да и разброс по годам пожалуй… Даже если предположить очень хорошую пластику… Ну, не в двенадцать же она ее родила?!!
…Минут сорок компания внимательно следила за странной группой. Наконец Яна –  обладательница алого бикини, решительно встала:
- Все. У меня сейчас мозг закипит!
И проигнорировав ехидное «Было б чему!», решительно направилась туда, где с книгой в руках сидела старшая из женщин, пока все остальные весело плескались в море.
- Извините…
Женщина приподняла голову:
- Да?
Вблизи было видно, что ей чуть больше тридцати, и в матери своей спутнице она точно не годится. Женщина приподняла большие круглые солнцезащитные очки, и, улыбнувшись, посмотрела на Яну.
- Простите. Мы уже час смотрим за вами и вашей семьей и никак не можем разобраться: кто у вас кому кто? – Яна улыбнулась обезоруживающе-искренне. – Мы себе все головы сломали...
Молодая женщина смотрела на нее изучающее. Затем усмехнулась:
- Знаете, ведь если расскажу – не поверите…
- Здрассьте, девушка, – рядом оказался  мужчина, который постарше.
Он ссадил с плеч мальчика и девочку, которые приехали на нем из моря, словно на волшебном великане, и повернулся к женщине:
- Солнышко, познакомь меня со своей новой подругой…
- Мы как раз собирались познакомится! - женщина вопросительно взглянула на Яну. Та представилась.
- Очень приятно. Я – Глеб, вон ту принцессу зовут Лерочка, а этот джентльмен – Иван Глебович…
- А я – Маша! – представилась женщина и улыбнулась снова.
Яна хотела задать мужчине тот же вопрос, но тут его куда-то потащили дети, и он отправился с ними решать какие-то очень важные вопросы. Яна увидела, какими глазами смотрела Маша на мужа – в том, что это  муж не было никаких сомнений – и поразилась насколько светлым и теплым был этот взгляд. Глаза у ее новой знакомой словно бы засветились изнутри...
- Простите, Яна, – женщина повернулась к ней. – Так  вы спрашивали…
- Ну, то, что это – ваш муж и ваши дети, я уже поняла. А остальные?
- Сын мужа от первого брака, его жена – моя двоюродная сестра, и их сын – наш внуко-племянник…
Маша улыбнулась. От уголков ее глаз разбежались лучиками морщинки, но это совсем ее не портило.
- Здорово, – восхитилась Яна, – внуко-племянник! Звучит… А как же вы так все перезнакомились?
Маша задумалась:
- Как познакомились, говорите?.. Это такая длинная история - тут в двух словах не расскажешь…
Яну окликнули. Извинившись, она побежала к своим, а Маша все сидела и  сидела, пальцы бездумно перебирали страницы, но на смотрела не на них, а куда-то далеко-далеко…

***

…Вообще, если подумать, то за все, что случилось, я должна быть благодарна исключительно тете. Больше того, если бы не тетя, я, наверное, так  замуж бы и не вышла. Получается, что я ей обязана своим счастьем, представляете?
Я ей и на самом деле благодарна, даже несмотря на то, что она со мной уже который год не разговаривает. Ну, не то, чтобы совсем не разговаривает – до этого, конечно, не доходит. Но все наше общение сводится к нескольким вежливым фразам при встрече. А встречаемся мы нечасто.

Если бы это зависело от меня, я бы встречалась с ней гораздо чаще. Я ее все равно люблю. Но вряд ли я сумею хоть что-нибудь ей объяснить. Во всяком случае, до сегодняшнего дня мне это сделать не удалось. А в последнее время, если честно, не очень-то и хочется. Как-то притупилось, что ли?
Да, я чувствую, что ей неприятно видеть меня, а еще больше – Ваню и Лерочку, хотя уж они-то точно ни в чем не виноваты. Нет, что вы, она вовсе не плохо относится к детям!  К примеру, своего единственного внука Мишеньку обожает до дрожи. Так же, как всегда любила и баловала Юлю. А Юля, помнится, была на удивление противным подростком, но тетя не могла на нее надышаться… А, может, я тогда просто завидовала своей двоюродной сестре? Наверное, не без этого… Потому что в глубине души мне хотелось, чтобы и меня вот так любили тоже.  Мне тогда как-то вдруг расхотелось быть взрослой…

Жизнь сломалась в одночасье. Родители. Дорога, «Камаз» и пьяный водитель… Особенно тяжело мне было остаться одной в пустой квартире. И когда тетя предложила пожить у нее, я с радостью согласилась. И, правда, вместе жить было гораздо веселее. А через пару месяцев тетя сказала: «Живи у нас, сколько хочешь – мы же одна семья! Не хочешь возвращаться домой – не надо. Но чего квартире зря простаивать? Будем ее сдавать – тебе учиться надо, да и у меня здоровье уже не то, а мне еще вас с Юлькой поднимать, так что деньги нам пригодятся»
Мне это показалось вполне справедливым. Не хотелось сидеть на шее у тети, а сдав квартиру, я вроде бы переставала считать себя нахлебницей.

Так и жили – я училась в пединституте, тетя работала, Юля ходила в школу. Да,  представляете: мечтала о чем-то таком необыкновенном, а поступила в педагогический… Глупо, конечно, становиться учителем русского и литературы только потому, что любишь читать, но ничем другим объяснить свой выбор не могу. А, если честно, мне в тот момент вообще было все равно, куда поступать.
А на пятом курсе института я собралась замуж. Сейчас мне трудно сказать, любила ли я Олега по-настоящему, но тогда, конечно, казалось, что любила. До этого у меня и серьезного-то ничего не было.  А тут все как в кино – встречи, расставания, прогулки до утра… И так захотелось иметь свою семью, свой дом! У тети, конечно, было хорошо, но это был ее дом, а не мой, понимаете? И даже родительская квартира перестала быть чем-то пугающим. Я так и видела, как мы с Олегом сделаем в ней ремонт, и будем жить долго и счастливо.
Но свадьбу пришлось отложить. Ведь квартиру сдали дочке тетиной приятельницы, а она не могла срочно ее освободить. «Нельзя же просто взять и выгнать ее на улицу ни с того, ни с сего?» - резонно заметила тетя. Я согласилась – и в самом деле, некрасиво…
Но нам самим больше деваться было некуда. Дома у Олега - в хрущевской двушке - жили родители, бабушка и младшая сестра. И места для нас там просто не оставалось. А снимать квартиру было особо не на что. Мы решили перенести свадьбу. «Если он тебя любит – подождет!» - сказала тетя. Дочка подруги все никак не съезжала. А тетя рассказывала, как тяжело ей живется, с маленьким ребенком, с мало зарабатывающим мужем. И что кроме нашей квартиры деваться ей некуда. В общем, так все и осталось на своих местах.
А потом была сессия, госэкзамены, потом еще что-то… ну, знаете, как это бывает? И незаметно, как-то потихоньку все разладилось. «Туда ему и дорога! – сказала тетя. – Ты у нас завидная невеста, да еще и с квартирой… Да у тебя таких Олегов будет еще сколько угодно!»

Но спустя шесть лет я все так же жила вместе с тетей. В школе не работала, не получилось из меня учительницы, ну это и неудивительно… Работала в одной фирме по продаже женской одежды по каталогам. Ну да, именно – оператором колл-центра. Вот тут-то мое образование и пригодилось – им нужны были женщины с правильной речью. Нормальная работа, не хуже других. Но замуж, как можете догадаться, так и не вышла. На этой работе познакомится с кем-нибудь было трудно, хотя целый день я и говорила не переставая. Нет, ну с кем-то я все-таки знакомилась. У подружки, например, а то и просто на улице, но… Наверное, я просто невезучая, говорила я себе. Поэтому ни из одного моего романа ничего в результате так и не получилось. Да и романов-то было не так, чтоб много… Если честно, всего два.
И жизнь как будто замерла. Ну, где-то там, во внешнем мире она, конечно, и не думала останавливаться, но внутри меня все как будто застыло. Дом – работа, работа – дом… Один день похож на другой. И меня не покидало ощущение, что ничего интересного со мной уже не произойдет. «У тебя вырабатывается комплекс старой девы! - категорично заявила мне как-то подружка Ленка, когда я имела глупость с ней этими мыслями поделиться. И, посмотрев на меня оценивающе, добавила: - Замуж тебе нужно, немедленно! А в первую очередь – собрать свои вещи и съехать от тетки. Пока ты живешь с ней, все будет оставаться, как и было!» Но разве это было так просто? Пару раз я и сама подумывала начать жить отдельно, но всегда что-нибудь случалось… То тетя заболевала, то Юля начинала плохо учиться и надо было срочно с ней заниматься каждый день, то нужны были деньги – и тоже срочно! Переезд приходилось откладывать. К тому же как-то так сложилось, что деньги за квартиру всегда забирала тетя. И у меня просто духу не хватало с ней об этом заговорить. Ну и потом, у меня же была зарплата. Небольшая, правда, но была. Мне хватало.

Но тут наша жизнь начала стремительно меняться без моего участия.
Оказалось, что Юля собралась замуж. И так решительно, что тетя вряд ли бы смогла ее отговорить. Но она делать этого и не собиралась – Святослав ей очень понравился. «Такая семья, такой уровень! - говорила она мне с нескрываемой гордостью. – Отец у него в нефтяном бизнесе, и сына очень удачно пристроил в свою же фирму. Так что карьера ему, считай, обеспечена! Он уже и сейчас хорошо зарабатывает, так что будет за ним Юлечка, как за каменой стеной...» Свадьбу назначили на июль.

Юлечка, которая обычно ничем со мной не делилась – мы с ней подругами не были, что неудивительно при разнице в семь лет - вдруг обрушила на меня лавину информации и ворох модных журналов. Какие свадебные платья сейчас в моде, сколько стоит прическа и макияж от модного стилиста, как теперь принято проводить свадебные банкеты и насколько это круто – расписаться в старинной усадьбе!
Наверное, я должна была испытывать за нее радость. Но мне было не очень-то весело. По сравнению с лучащейся молодостью и счастьем Юлей, я почувствовала себя старой развалиной. Старухой!
- Какая же ты старуха? – выговаривала мне Ленка. – Женщина моложе тридцати сейчас где-нибудь в Америке или Франции вообще считается юной девушкой, которой и о замужестве-то думать рано! Да они детей начинают рожать после сорока!
Но ее слова как-то не успокаивали. Слишком далеко мы, наверное, находимся от Америки с Францией, чтоб это могло утешить…

***

Если вдуматься, то своим счастьем я обязан сыну. Редкий случай, не правда ли? То есть, конечно: «дети – цветы жизни, мы продолжаемся в них, пока они живут – мы не умираем, дети – это счастье…» Все так. И не так. Ну, положа руку на сердце: кто из нас был великим подарком своим родителям? Особенно в те дни, когда их вызывали в школу или когда они не находили себе места во время наших поздних гуляний?! Мы задолжали нашим родителям уйму седых волос… А потом наши дети возвращали нам долги. Да еще и с процентами!
С женой я расстался, когда парню моему только-только исполнилось три.  Хочу заметить, что для моей первой ребенком он был нежеланным. Просто мы были еще молоды, глупы и толком предохраняться не умели. Нежеланный ребенок – всегда обуза, особенно если есть желание построить «новую светлую жизнь». Так что когда я, предварительно заручившись согласием своих стариков, предложил ей отдать мне ребенка в обмен на сумму, равную алиментам за три года, она особо долго не размышляла. Только в довесок к деньгам забрала еще и совместно купленную мебель. Да и черт с ней. И с мебелью – тоже.
За окном тогда гремели дикие девяностые, ситуация менялась чуть ли не ежедневно. Сегодня ты запиваешь устриц коньячком Гурри, а завтра мучительно подсчитываешь: хватит тебе на суп в пакетике, или придется пустой хлеб жрать? Но мне повезло. Старые отцовские связи забросили меня в одну из нефтяных компаний, которая сегодня стала столпом отечественного ТЭКа. Особенных высот я не достиг, в облаках не летал, «мильёнами» не ворочал, но дело свое делал исправно, денежку получал  и потихоньку рос по службе. Также потихоньку, зато постоянно, росла и моя зарплата. С Кобзоном дружбы не водил, яхт не покупал, но и без хлеба не сидел, возил сына на отдых в те места где море теплое, фрукты дешевые, и отели набиты не только нашими нуворишами.
Мотался по командировкам, оставляя сына под надзором стариков, а когда бывал дома, то частенько задерживался на работе допоздна и сына как-то не слишком часто видел. Но отпуска всегда проводил с ним, да и выходные старался, даже если вместе с нами бывала моя очередная пассия. Ну, не монах я, не монах! Но сын относился к новым «знакомым тетям» спокойно, терпеливо переносил их попытки завязать с ним близкое знакомство и крепкую дружбу, даже не комплексовал, если вдруг его начинали воспитывать. Но потом, каким-нибудь ранним утром, он залезал ко мне в кровать и начинал уточнять: надо ли новую тетю называть «мамой», как она хочет, или ну ее? Получив исчерпывающий ответ, он успокаивался, а иногда даже начинал проводить сравнительный анализ «новой» тети со «старыми». Такая, в общем, обычная семья.
Изменилось все в одночасье, когда умер мой отец. Умер тихо, спокойно, в своем любимом кресле. Остановилось сердце. А через полгода за ним последовала мать, не умея и не желая жить одна. Парню было тогда уже шестнадцать, поэтому было бы глупо нанимать кого-то, кто следил бы за ним, завязывал бы ему шнурочки и вытирал сопли. Так мы и остались холостяковать вдвоем. Моя зарплата к тому времени выросла до размеров весьма приличных, позволяющих не слишком стеснять себя в средствах в случае каких-нибудь «милых чудачеств», вроде попадания ребенка в милицию за драку с нарядом или приобретения супер-пупер навороченного компа для «обалденной» игрушки. Жизнь быстро вошла в накатанную колею. Сын поступил в институт по моему выбору, в положенный срок окончил его и я пристроил его в нашу компанию в параллельный департамент. Судя по отзывам коллег, парень мой оказался толковым и исполнительным работником, зарплата ему капала исправно и, для его возраста – весьма неплохая. Он обзавелся машиной, стал реже просить у меня деньги, на что бы то ни было, но вот однажды…
В то утро я твердо собирался выспаться, но он разбудил меня. Как много лет назад он улегся рядом и ткнулся носом в мое плечо:
- Дай поспать, оболтус!..
- Па, а может, поговорим?..
Тон был точно такой, как в детстве и сон тут же улетел прочь. Интересно, что ж это случилось?.. Новых пассий я вроде пока не заводил, а нынешняя принципиально не собиралась вторгаться в нашу семью, искренне полагая что ее «карьера» важнее любых романов и отношений. И он совершенно точно об этом знал. Так чего ему надо-то?
- Па, я, наверное, женюсь…
Что? Бл…ин! Нет, нифигасе! На ком?.. Когда?.. Кто?..
Так, отставить! Чего раскудахтался? Парень вырос и, вполне естественно, собирается обзаводиться семьей… Только я, как-то и не заметил, что он уже совсем взрослый…

***

Юлин жених оказался на удивление приятным мальчиком, ее ровесником. Вернее, чуть постарше. Он был неизменно вежлив, не хвастался своими доходами и своим папочкой, всегда провожал Юлю до квартиры, и даже оставался пить чай. Сидел, смотрел на Юлю влюбленными глазами и изредка кивал в ответ на тетины рассуждения.
А с тетей творилось нечто забавное. Она так боялась ударить в грязь лицом перед будущим зятем, что постоянно пыталась изображать из себя совсем не то, чем была на самом деле. Но у нее не очень-то это получалось. Хотя, думаю, Святослав и внимания-то не обращал на все ее ухищрения.
Наконец, наступил день, когда Святослав должен был приехать к нам домой вместе со своим отцом, чтобы договорится о свадьбе.
- У нашей Юлечки завтра помолвка! – обзванивала накануне тетя всех своих приятельниц. Ее просто распирало от гордости. Самым близким подругам она туманно намекала на нефтяные вышки и скважины, и рассказывала про жениха и его престарелого состоятельного отца, который спит и видит, как оставить своему сыну все сбережения.
Тетя так была поглощена этим занятием, что совсем забыла о краске на своих волосах. А ее давно пора было смывать. В результате вместо благородного красного дерева волосы приобрели какой-то совершенно безумный оттенок. Но делать было нечего – перекрашивания волосы бы не выдержали. Пришлось оставить как есть.

С самого утра дома творилось что-то несусветное. Юля часа два красила ногти. Стирала и красила снова… Потом причесывалась… Потом одевалась… К обеду тетя разволновалась до такой степени, что посуда так и прыгала у нее в руках. От волнения и желания удивить гостей, некоторые блюда у тети получились довольно странными. Но я, конечно, ничего ей не сказала. В конце концов, это не мои гости. Да и оттуда я знаю - может, им понравится?

Отредактировано Rose (20-03-2010 21:06:06)

+7

4

Rose написал(а):

Только я, как-то и не заметил

Запятая.

+1

0

5

ВЭК
Уточните, пожалуйста: где запятая?   http://gardenia.my1.ru/smile/JC_thinking.gif  Я уже подзабыл уроки русского языка, и так сходу сообразить не могу...

0

6

Серб
Она там одна. Лишняя. :)
Или, лучше, после "как-то" вторая. :)
А одной ей сиротливо...

Отредактировано ВЭК (20-03-2010 22:48:11)

0

7

Понял, исправлю, спасибо.

0

8

Еще мысль - а льзя ль уменьшить число "как-то", "конечно" и пр.? Без них, ИМХО, лучше.

0

9

ВЭК написал(а):

Еще мысль - а льзя ль уменьшить число "как-то", "конечно" и пр.? Без них, ИМХО, лучше.

Наверное, можно, но мы пытались передать внутренние монологи героев, а в их речи этих как-то и конечно хватает...  http://gardenia.my1.ru/smile/girl_wink.gif 
Дорогой ВЭК, если в тексте есть какие-то места, особо перегруженные кактами, то хотелось бы цитату...

0

10

Когда они пришли, я все еще возилась на кухне. И когда  вышла в прихожую, там уже стоял взволнованный Святослав, Юля при полном параде, тетя с выражением напряженной радости на лице, и крепкий темноглазый мужчина с ежиком серо-стальных волос. Он с изумлением рассматривал клетчатые шлепанцы, предложенные тетей. Потом с таким же удивлением снял свои сияющие ботинки и сунул ноги в растоптанную домашнюю обувку. А после этого посмотрел на меня.
Да…. о таком мужчине можно было только мечтать…

Да, я Маша, совершенно верно… И мне очень приятно! Да, кузина, можно и так назвать…Как от него приятно пахнет... И как хорошо сидит на нем костюм – сразу видно, дорогой… В таком костюме – и в тапочках! Ох, блин, и что это тетя влезла со своими дурацкими тапочками? Наверное, от волнения совсем соображать перестала. Глеб Алексеевич, давайте я вам оливье положу? И ветчины… Господи, да что же он так смотрит-то на меня? Или мне это только кажется? Можно подумать, что я ему нужна. Это же не голливудский фильм. У такого мужчины и женщина должна быть… дорогая, очень дорогая… А, может, и не одна. Так что сиди, Маша, в своей кофточке из магазина таможенных товаров, и жуй салат. И не обольщайся.
А тетю-то понесло. Анна Павловна Шерер нервно курит в стороне…
Нет, он на меня определенно поглядывает. Смотрит-смотрит в тарелку, внимая тетиным речам, а потом – раз! – и взглянет. Зачем вот только? По привычке? А какие у него глаза… Про такие говорят – бархатные. И голос такой же… Что? Кем работаю? Оператором колл-центра, это, знаете ли… Ах, знаете? Да, совершенно верно… Да, устаю, конечно, а кто не устает? Нет, почему же, я люблю разговаривать с людьми, мне это нравится. Ну, не могу же я вам, дорогой Глеб Алексеевич, сказать, что я так много говорю и слушаю других только потому, что хочу, чтобы кто-нибудь, наконец, выслушал меня?

Вот это да! Тетя договорилась до того, что им с Глебом Алексеевичем только и осталось, что нянчиться с внуками… Он на нее так посмотрел, что будь на ее месте другая женщина, она бы замолчала навеки. Но тетя ничего не замечает… Вернее, как и обычно, замечает только то, что хочет замечать, тут уж ничего не поделаешь! Тетя похожа на барышника, у которого давно уж согласились купить лошадь, а он все не может остановиться, и продолжает ее нахваливать…
Он сидит напротив меня, и я могу коснуться его – стоит только протянуть руку. Но ведь я этого не сделаю. Могу, но не сделаю. Да, можно быть рядом и при этом находиться друг от друга далеко-далеко…
Очень рада была с вами познакомиться, правда-правда! А вот так взять и сказать – а заберите меня, Глеб Алексеевич, с собой, пожалуйста? Интересно, что бы он про меня подумал, если бы я это и вправду сказала? Наверное, что я ненормальная. Но я и правда ненормальная – ведь ни о чем не могу думать, только о нем… Ну, почему я такая невезучая, господи?!!

***

Ну, сынок, давай – веди отца. Третий этаж? Ну, что ж, бывает и хуже, нежели третий этаж в «китайской стенке». Зато пахнет вкусно – аж на втором этаже дух слюну вышибает! Дверь… ну, тоже, ничего себе такая дверь. Вот только медную табличку они на дверь зря пришпандорили. Такой табличке место на старинной дубовой двери где-нибудь в старинном «доходном» доме. Там где лестницы из стертого мрамора, а перила и двери – из почерневшего от старости дуба. Вот там ей самое место, а тут она смотрится как носки на петухе… Боже праведный! Впервые слышу звонок, который играет «Турецкий марш»!.. Занятно…
О, вот и хозяйка! Если судить по голосу, то она моложе меня лет на двадцать. А если по внешнему виду – то старше лет на пять… Хотя может это полумрак в коридоре обманывает?
Стандартный обмен любезностями… Похоже, зря я на орхидеи разорялся. Такой мадам самое милое – розы голландские. Пышные, бестолковые и стоят не долго, зато дорогие…
Так-с, ну-ну… Избранница моего младшенького цветет и благоухает. Честное слово: в обычном наряде, без этой боевой раскраски она смотрится лучше. А сейчас, в «парадном» платье, она выглядит как кукла. Незабвенная Барби… Впрочем, если Святославу такой типаж по душе – ничего не имею против. Да и Барби, правду сказать, вполне симпатична. Так, мамаша…
М-да, уж… Ну, что сказать?.. Костюм дорогой, покрой – симпатичный, цвет правда… Но, в конце концов, кто сказал, что баклажановый цвет – это плохо? Правда вот колье с зелеными хризопразами на этом костюме смотрится… хреново, в общем смотрится. Если к этому добавить красные волосы (надо полагать, перемудрила с краской) и массивные перстни с искусственными рубинами на толстых пальцах – впечатление неслабое! Таблица для проверки на дальтонизм!..
Разумеется, тапочки. Ох-о-хо, и ведь спрашивал же по телефону: брать с собой туфли или нет? Нет, не брать. Мы же ведь на такси приехали, ботинки практически не испачканы. Кто ж знал что у вас на полу ковры лежат… если не ошибаюсь – еще гэдээровские… у нас дома такой на стене висел, у бабушки-покойницы… Что? Нет, спасибо, Валерия Ильинична, не стоит…
Блин, как же я себя по-дурацки чувствую в этих растоптанных шлепках едва не пятидесятого размера! Вот же, зараза! Ну, что, она не понимает, что в этой, с позволения сказать, обуви человек, впервые пришедший в дом, ощущает себя каким-то клоуном?!
Да, благодарю вас… Маша? Очень приятно, а я – Глеб Алексеевич. Сын, это ее старшая сестра? Двоюродная, вон как… Кузина, значит…
Да-а…Вот это «гостиная»! Желтые обои – обалдеть! Нет, это еще что: вот картины на стенах – это да! Полотна с Арбата, кои нормальный человек не то, что на стену не повесит – в дачном сарае будет хранить исключительно изображением к стене… И довершают все это «великолепие» портьеры из красного, слегка полинялого бархата. Тяжелые, до пола. Потертые на сгибах. Короче: ни дать, ни взять – занавес из колхозного клуба…
Да что это я, в конце-то концов?!! Чего я завелся? Ну, подумаешь: семейка решила «произвести впечатление». Вытащили с антресолей «парадные» шторы, которые последний раз вешали лет пять-шесть назад, на совершеннолетие дочери, постелили на модерновый стол прабабушкину скатерть с ручной вышивкой, выставили сервиз «мадонна». Конечно, смешно, но ведь и немного трогательно. Ну-ка, бросай свой снобизм, кому говорю! Если бы ты не трудился на той должности, за которую тебе платят полста штук «зелени» ежемесячно – сам бы таким был. Даже хуже: мы, все же – мужики… Ковров на полу бы не было и скатерть, скорее всего, была б не первой свежести. Или вовсе полиэстеровая… Ну, подумаешь: коллекция статуэток дулевского фарфора. Ну, да, ну, кич, ну и что? Если вдуматься, не всем же на этом свете, на роду написано Каннио или Перголезе слушать да ранними британскими акварелистами восхищаться. Если разобраться: чем она хуже тебя, если в колхозе выросла? Небось, картошечку-то жаренную любишь? Ну, вот и заткнись…
Да, на столе полное великолепие. Спасибо, с удовольствием… Что, что, что?!! Мой бог, да кто ж им сказал, что вот эта вот, обильно залитая майонезом, мешанина из вареной курицы и консервированных ананасов – «цезарь»? Нет уж, я лучше «оливье»…
Спасибо… Пирожки и впрямь – супер… Вот забавно: армянский коньяк «три звездочки», который не то, что к Армении, а и к коньяку не имеет никакого отношения. Бр-р-р. Какая гадость! Лучше бы за те же деньги водки купили приличной… Чего-чего? За внуков?..
Вот те, бабушка, и Юрьев день! Что, Глеб Алексеевич, получил? А на даче-то выпендривался перед соседками: бревно в одиночку на плече могу тащить! Так-то вот, сиди и не чирикай, дедушка!.. А ты-то, дурак старый, еще перед этой Машей живот втягивал. Кочетом, все кочетом, а ты уже, оказывается, дедушка! Пень старый!..
Грустно… Что? Да, конечно… Нет, на этой выставке я не был. Как я отношусь к Мане? Интересно, кого это моя новая «родственница» имеет ввиду: Моне или Мане?..
Здорово! Похоже, что эта кошелка только от меня и узнала, что это два разных художника, а не опечатка в написании фамилии… Прелестно! То-то у вас здесь, на книжных полках одни макулатурные издания стоять изволят. «Виконт де Бражелон», «Тысяча и одна ночь»… А ведь Светка говорил, что, вроде бы, Юлина маман в торговле подвизалась. Чем еще нас здесь поразят?
Что? Да, мы – вымирающий вид. Коренные москвичи. Да?!! И вы тоже?!! Оху…хонюшки, как же нас мало в родном городе осталось…
Блин, чуть не вырвалось! Не, тут только матерится остается! Это она – коренная москвичка?! С образованием «торговый техникум»? Я фигею, дорогая редакция… И Светка тоже хорош: не мог себе ничего поприличнее найти…
Да-да, спасибо, конечно интересно… Блин! Ну, вот нахрена мне смотреть этот альбом с Юлечкиными фотографиями двадцатилетней давности? Мне глубоко безразлично, как она выглядит без штанишек – хоть сейчас, хоть двадцать лет назад! А это что? Мать моя, почетная грамота! За второй класс… Нифигасе! Да что они тут все, хором, на эту Юлечку молятся? Ой, парень, куда ж это ты попал?!
Нет, это не коньяк, это клопомор какой-то… Да уж, сын, и куда ж это ты лезешь? Не знаешь разве, что для того, чтобы узнать, как будет выглядеть твоя жена потом, посмотри на тещу? Э-эх, куда ж ты лезешь, дурачок? Это ж колхоз «Светлый путь к коммунизму по заветам Ильича в красном октябре»! И что ж вы на ошибках родителей-то не учитесь, а все норовите сами на те же грабли наступить?  Ты ж через месяца три-четыре взвоешь от ее «интеллектуального уровня»! Что?... Сартр? Да-да… Где это ты, интересно Сартра-то видела? Не иначе как он к вам в клуб приезжал! Так, после Сартра пойдут Любимов с Тарковским… Ах, еще и Михалков?! И Виктюк до кучи?! Ага… Куда ж ты лезешь, парень?! И ведь не объяснишь тебе ничего: видел я, брат Светка, какими глазами ты на эту Барби смотришь. Э-хе-хе…
Да, Маша, большое спасибо. На балконе можно? Ну, значит пойдем травиться на балкон… И вы курите? Прошу… Правда у меня сигареты крепковатые – черное «Собрание», но прошу, прошу… А симпатичная девчонка. Было б мне лет на пятнадцать меньше, я б с ней… Что, дедушка, опять норовишь хвост распустить?
Нет, благодарю вас, Валерия Ильинична, больше не хочется… За здоровье и счастье молодых? Ну, хорошо… Бр-р-р-р… Вот только этого мне и не хватало: после дрянного коньяка с этой крашеной лахудрой целоваться! Бли-и-и-н! Попал! Ладно, вот поженю их, и если потом эта «родственница попробует ко мне в гости припереться – с лестницы спущу!

***

Свадьба неотвратимо приближалась. Юля потеряла покой и сон, а тетя развила бурную активность. Почти каждый вечер она созванивалась с Глебом Алексеевичем, и обсуждала, предлагала, настаивала… Ей хотелось устроить нечто грандиозное, чтобы «все запомнили»! Не знаю уж, какие варианты предлагал он, но в них, видимо, не было нужного тете размаха. Из обрывков разговора стало понятно, что он категорически отказался от того, чтобы на второй день праздновать у них или у нас. Он вообще не желает отмечать второй день. Да, жаль, конечно, это был бы еще один повод его увидеть. Потому как в дальнейшем таких поводов вряд ли будет много. Сомневаюсь я, что мы будем дружить семьями…
С той же настойчивостью она предлагала ему поделить расходы, хотя никто у нее денег брать не собирался. Но она заявила нам с Юлей: «Нет, пусть уж возьмут! Чтоб потом не упрекали, что мы не дали ни копейки… Конечно, денег у нас не так много, как у них, но это дело принципа!»
И, в конце концов, она его убедила. Наверное, взяла измором. Они договорились встретиться у ресторана, в два часа. Можно было бы отдать деньги и потом, но тетя, конечно же, хотела проконтролировать все до конца. Но в самый последний момент слегла с давлением. Что при такой кипучей деятельности совсем неудивительно.

И оказалось, что ехать придется мне. Хорошо, что у меня был выходной…От мысли, что я его сейчас увижу, у меня самой чуть не случился сердечный приступ. Глупо, конечно, но я никак не могла выкинуть Глеба Алексеевича из головы. Я даже не думала, что так бывает, когда в человеке нравится абсолютно все. Он-то о моем существовании забыл, наверное, как только вышел из нашей квартиры и вернулся к своей обычной жизни. К нефтяному бизнесу, дорогим сигаретам,  к ботинкам, которые не надо менять на растоптанные шлепаны…
Я боялась, что в его присутствии буду вести себя как дурочка. И не без оснований…Вот зачем, спрашивается, надо было закуривать, когда он предложил? При том, что я вообще не курю? Очень надеюсь, он не обратил внимания на то, что я ни разу не затянулась, и еле дождалась, когда же эта ужасно горькая сигарета, наконец, дотлеет. Хотя, какая ему разница, курю я или не курю…Короче, отдам ему деньги, и сразу обратно. И до самой свадьбы его не увижу, слава богу. А на свадьбе ему будет не до меня.

У меня не было времени, чтобы как следует собраться. Да и, в конце концов, не на свидание же я иду? В метро было ужасно душно, и так много народу, что пока я добралась до места, мечтала только об одном – выпить холодной воды и снять эти дурацкие туфли, которые так жмут, несмотря на то, что я уже месяц пытаюсь их разносить…

***

О, Господи! Дай мне сил не выложить Светке все, что я думаю о его будущей семье!..
Все-таки я очень люблю своего сына. И мне хотелось, чтобы его свадьба была событием. Которое он запомнит на всю жизнь. Нет, разумеется, я не собирался приглашать на свадебный банкет Пугачеву или Петросяна, и не собирался устраивать свадьбу на двести персон в отеле на Гоа. Тем более, что и Светке это не нужно. Но устроить свадьбу в «Белой Лошади», где горят камины и играет настоящий живой оркестр – это было именно то, что и запомнится навсегда…
Да, это очень дорогой ресторан, и я не могу похвастать, что являюсь его завсегдатаем, но пару раз я там бывал, да и мой шеф, узнав о бракосочетании сына, сам пробил мне «матпомощь», в размере полутора окладов. Что приятно – своих, а не моих… Короче, я был уверен, что на свадьбу соберется человек тридцать-сорок: пара родственников, мои старые друзья, несколько человек с работы, десяток Светкиных и Юлиных приятелей – вот, собственно, и достаточно. Зато будет играть струнный квартет, будут жаренные морские гребешки под соусом, ризотто с белыми грибами, изысканный свадебный торт… Может быть, в дальнейшем, хоть эти приятные воспоминания скрасят Светке кошмар его дальнейшего общения  с новыми родственничками…
Но Валерия, свет Ильинична испортила своими «очумелыми» ручками все, до чего смогла дотянуться… Когда она огласила список своих гостей, я начал впадать в транс. Одних только ее бывших коллег по работе было перечислено не менее шести десятков. Потом пошли родственники, в количестве, сопоставимом с населением КНР, Юлечкины подружки... «Ну, что вы, Глеб  - ведь мне можно вас так называть? - Леночка с Юлечкой так дружили в школе! Разве можно лишить ее удовольствия поздравить Юлечку и порадоваться вместе с ней?»... Завершали список и вовсе уж непонятные личности, навроде Юлечкиной преподавательницы игры на пианино или соседей по даче («Василий Иванович - такой приятный человек! Любит Юлечку, как родную дочь!»). Короче, уже к середине списка я понимал, что ни о каких моих друзьях или коллегах по работе речь не идет! Друзья начнут жалеть меня и Светку, причем тем сильнее и громче, чем больше выпьют, а коллеги начнут смеяться нам в спину. Ни того, ни другого не хотелось и не желалось. Я решил позвать «своих» гостей на отдельное празднование, но тут Валерия Ильинична огорошила меня еще одной новостью. Жарко дыша в трубку, она радостно сообщила мне, что «второй день» мы будем праздновать у нас дома! Что означает «второй день» я догадывался – должно быть еще одна старинная колхозная традиция, но лицезреть «сватью» и ее гостей у себя дома – нет, нет и еще раз нет!
Мгновенно перебрав в уме все варианты, я мстительно сообщил своей абонентше, что, к моему глубочайшему сожалению со «вторым днем» ничего не выйдет! Так как сразу же после свадьбы молодые отправятся проводить медовый месяц по турпутевке.
Слушая огорченное кудахтанье Валерии Ильиничны, я обдумал ситуацию. У меня имеется несколько знакомцев в приличных турфирмах, которые не откажутся мне помочь и обеспечат Светку с супругой приличным отдыхом где-нибудь в приличном месте. Но надо успеть, а потому: «Извините, Валерия Ильинична – мне звонят по другой линии. Перезвоню»…
Через двадцать минут у меня была гарантия отправки молодоженов круиз по Средиземному морю. На месяц. «Радуйтесь, афиняне: мы победили!»
Работы, к счастью, в этот день – далеко не завал, так что у меня была возможность выкроить пару-тройку часов и смотаться к ресторану «Звезда» на Вернадского. Что я и сделал, плюнув на обед. Да черт с ним, с обедом, только бы побыстрее от этой курицы отделаться!
Расположение ресторана наводило на грустные размышления о привокзальных чебуречных и пельменных. Блин, да где тут припарковаться?! Вот я, олух: польстился в свое время на этот амбар на колесах, а куда его теперь приткнуть?! Фу-у-ух, слава богу… Встал… Ну, и где тут у нас эта крашенная родственница? Тут нет… И тут нет… Да где этот «мировой пожар революции»?!
О-па!.. А кто это у нас тут топчется, между входом и пыльным деревом неясной породы? Сумочку локотком к боку прижимает – сигнал подает: «У меня здесь деньги»… Ладно, Валерия, свет Ильинична – пол вины с тебя долой!..
- …Маша? Здравствуйте! Вот нечаянная встреча…
Господи, а голосок-то у нее какой замученный! Бедная девочка, ее, поди, эта тезка чокнутой демократорши вконец заездила… Ну, еще бы: как поют наши братья… или уже  «небратья»?.. вобщем, как поют хохлы:
…Хіба ж хто кохає нерідних дітей?
Светка рассказывал, что осталась она одна давно, да так и живет в примачках у тетки. А та, небось, села и погоняет, холера крашенная…
…Что? Да, не волнуйтесь, Машенька, сейчас найдем здесь власть… Вот этот мужик – наверняка администратор…
- Здравствуйте. Вам звонили по поводу заказа банкета. Что? Да-да, свадьба Маркина и Вельтицкой… Ну да, я и есть Маркин. Паспорт? А права не подойдут?
Слабеньким голосом Маша подтверждает, что она – Вельтицкая. Ну посмотрим, что у них тут…
Что? Сколько персон? Одну минуточку… Где же тут ее телефон?.. Ага… Валерия Ильинична? Да, это Глеб… сколько точно у вас приглашенных? Сколько-сколько?!! А это с нами или нет? Ага, значит еще пятеро… Благодарю…
Значит так: банкетный зал на двести двадцать девять человек. Меню? Ну, давайте обсудим… Машенька! Давайте-ка все вместе мозговать будем…
Бедная девочка! Стоит в уголке, словно не родная… А сумочку свою раздутую со «стабилизационным фондом» теперь вперед передвинула. Демонстрирует, что, мол, и у нее «финансирование на уровне»…
Что? Господи, воля твоя – нет! Ваш фирменный салат меня не интересует. Как-как?.. Хорошо кто-то постарался: салат «Звездная пыль»… конечно, не пробовал. Вот именно поэтому и не надо... Надо же: «Звездная пыль»…
Хорошая у нее улыбка… Э-эх, такую бы улыбку, да не в заштатном кабаке, а где-нибудь в доме с мезонином… И собачку ей… и чтобы… А ну: отставить! Забыл, кто ты есть?! Ты есть дедушка!..
Да, давайте еще раз… разносолы, мясная нарезка, рыба, сыр, «охотничий», крабовый, «оливье», холодец, заливное… согласен.
Горячая закуска? Не-ет, уважаемый: ваш жульен меня не интересует… Да?.. Хорошо, хорошо, Машенька… Значит так: жульен, отварной картофель… лобио?.. Ну, хорошо, Машенька, давайте и лобио до кучи…
Первое горячее? Стейки? Попробовать бы их для начала, ну да ладно уж…Второе горячее… Ясное дело – куда же без шашлыка?.. Фрукты… Десерт… Торт? Нет, вы знаете, лучше мы его отдельно закажем… Конечно, подвезем…
Что? Спиртное с собой? А у вас что – не продают? Ах, чтоб дешевле было?.. Ну-ну… Вот что, уважаемый: у вас какая водка самая приличная? «Парламент»? Дайте-ка я себе пятьдесят грамм закажу… Ну, ладно, нормальная… Вот у вас ее и возьмем… Бутылок двести, я думаю… По опыту знаете, что хватит и ста?.. Ой, не уверен… С кем посоветоваться?!!
Ха! А ведь администратор принял нас за будущих молодоженов! Может не стоит разрушать заблуждение? Маша, вы… то есть ты, как будущая молодая жена, что скажешь? Ста бутылок хватит?..
Как все-таки она замечательно улыбается!.. Черт возьми, был бы я на месте Светки – этой бы предложение сделал, а не его Барби сопливой… И не обратил бы внимания на то, что она лет на пять-шесть старше…
Шампанское? Ладно, французского Светка в Шампани попьет, а здесь… Абрау-Дюрсо есть? А что есть? О’кей, договорились: «Новый свет» и «Цимлянское» пополам… Вино для женщин? Ну, не знаю… Машенька, как насчет вина для женщин?
Зачем же я ее так? Она, ведь, в марках вин – ни бум-бум! Ладно, будем сами… Чего-чего? Нет, уважаемый: вот эту «Изабеллу» пусть кто другой пьет, а мне эту бодягу предлагать не стоит… Молдавское? Ну, за неимением туалетной, подотремся гербовой… Тьфу ты, вырвалось… Перед Машей-то как неудобно… Смеется, а видно – не понравилась шутка… И сколько всего? Понятно…
Маша, перестаньте, я вас очень прошу… Ну, поверьте, так проще будет… Уважаемый, надеюсь, вы с карточками работаете?.. Прошу… Да, и припишите там тысяч пять для персонала, на чаевые… Что? Кто приедет проверить и гостей встречать? Вельтицкая Валерия Ильинична. Теща… Не понял? А, у вас тоже есть? Сочувствуете? Спасибо, взаимно…
Машенька, Машенька, ну я прошу вас: не суйте вы мне эти деньги! Ну, пожалуйста! Да?! А куда я, по-вашему, их положу?...
Не хочу быть дедушкой! Да гори оно все огнем! И ясным пламенем! Извините, Маша, секундочку… Данила Сергеевич? Маркин. Данила Сергеевич я полдня, в счет отгулов возьму? Ну да, предсвадебные хлопоты… Спасибо… Конечно, завтра с утра и напишу задним числом…
Маша, у меня к вам есть «предложение, от которого вы не сможете отказаться». Вы сегодня обедали? Нет? Отлично! Давайте вот как поступим: раз уж вам так неймется отдать мне эти деньги – поедемте, проедим их. И пропьем!
Согласилась. Вроде даже рада…Слушай, старина, а может ты еще и не совсем дедушка?.. Что?.. Нет! Здесь я есть не собираюсь. Поедем-ка мы с вами в «Сардинию». Ни разу не были? Ну, значит, с почином вас…
Что? Да уж, есть в этой ситуации что-то от Зощенко… Хотя я бы сказал, что больше от Салтыкова-Щедрина… Мой? Знаете, я, наверное, не оригинален, но… Чехов, Аверченко, Алексей Константинович Толстой. Помните?
Склоняся к юному Христу
Его мадонна осенила
Ее земную красоту
Любовь небесная затмила.

…Обалдеть! Пожалуй, впервые в жизни вижу женщину, которая сходу продолжает «Сикстинскую мадонну»! Черт! Да где ж ты раньше-то была?.. Где?.. Сказать? В школу ходила, в первый класс. С таким большим бантом и цветным ранцем…Понял, дедушка?!
Да, люблю поэзию… Ну, Машенька, я все же считаю себя образованным человеком. А кто же из образованных людей хоть раз в жизни не баловался стихами? Да, был грешок…
Пушкин? Ну, конечно… Пушкин – это наше все! Шучу, конечно, хотя помните: «Маяковский умер как поэт, когда его стали насаждать силком, точно картошку»… Как раз люблю… Ну, вот мы и приехали…
Здравствуйте, мы – к вам… Спасибо… Проходи…те, Маша, проходите… Да, здесь хорошо… Ой, как она меню изучает… Ну, в общем, верно: половину блюд она только по названиям и знает. В книжках читала… или по телевизору видела. Помочь надо…
- Маша, позвольте я вам посоветую… Значит так, для дамы: фирменный салат «Сардиния», таглиатели с черными трюфелями, и… Маша, вы что предпочитаете: рыбу или мясо? Ага, тогда – каре ягненка. И шоколадное суфле с фисташками и малиновым соусом. Значит мне: весенний салат с молодой спаржей, свиную грудинку с фри. Машенька, а что мы будем пить? Вы Шато-Марго пробовали? Нет? Отлично… Значит, бутылочку Шато-Марго. Восемьдесят девятого? Годится, мне говорили, что это был неплохой год… Да, но у вас сперва – рыбное. Его же под красное не едят… Вот что, у вас Редерер есть?.. Очень хорошо, тогда – тоже, бутылочку…
Вы знаете, Маша, мне очень хочется узнать: откуда вы так хорошо знаете русскую литературу? Ах, учительница? Вообще-то, это  ничего не объясняет: вон у Светки учительница была… Про Боборыкина от меня узнала. Да и про Суркова, кажется, тоже… Любимые?.. Не знаю, как и ответить: много их, любимых. Ну, у немцев – Кестнер, Гессе, Гейне… У франков – наверное Доде и Нерваль… А вот здесь буду примитивен. Так примитивен, что даже страшно вас огорчать… Джером и Пристли. Да?! А это? И ваше? Очень приятно…
С ума сойти! Она любит Пристли и даже цитирует… Черт возьми, ну от чего же такая несправедливость?!! Ну, зачем я уже дедушка?!!
…Что? Меню без цен? Ну, Маша, понимаете… В общем, это – довольно дорогой ресторан. Ну и цены не ставят… Да, наверное, чтобы не отпугивать клиентов…Хотя этих «манагеров» ничем не отпугнешь… «Хозяева жизни»… Нет, Маша, я не менеджер, я – инженер… Хороший инженер… Ваши б слова, да начальству в уши… За встречу!..
Однако, что же это делается? Это мне так шампанское в голову ударило, или она и в самом деле на меня смотрит так, словно… Дедушка! Дедушка!! ДЕДУШКА!!!
Что? Да, мне тоже нравится эта музыка… И правда, жаль что днем здесь не танцуют. Остановись, ненормальный! Она лет на пятнадцать тебя моложе! Вы же одновременно ходить учились, только она – вообще, а ты – строем в армии! Не смотри на нее! Ты что, не понимаешь, что кончится это только разочарованием, причем она будет права! Ты же ей почти в отцы годишься!.. Не смотри на нее!..

+4


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Ольги Дорофеевой » Лепестками белых роз...