Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Ольги Дорофеевой » Правдивые истории Леши Перышкина


Правдивые истории Леши Перышкина

Сообщений 1 страница 10 из 14

1

Правдивые истории Леши Перышкина

История первая. Тяга к прекрасному.

Леша Перышкин хотел стать самым лучшим опером отделения – была у него такая мечта. Да что там отделения –  целого округа или даже всей Москвы и Московской области!
Уже месяц назад он окончил Школу Милиции, но самостоятельно до сих пор не раскрыл ни одного преступления… Нет, он бы мог! Но его пока, что называется, «вводили в курс дела» и ничего серьезного не поручали. День за днем он ездил со старшим оперуполномоченным товарищем Дочкиным по вызовам, помогал ему в каких-то неинтересных и скучных делах, в которых не было ничего героического, писал всякие дурацкие бессмысленные бумажки, а также ходил за пивом для своего наставника. И мечтал о том дне, когда он освободится от опеки коренастого усатого опера и тут же раскроет какое-нибудь необыкновенное преступление. Он был убежден, что сделает это гораздо лучше кого бы-то ни было в отделении. Вот только бы дело попалось стоящее!

И такой день наступил! В солнечное майское утро у гражданки Матильды Францевны Кнорр, 1917 года рождения, случилась огромная неприятность – вернувшись к полудню от своей старинной подруги, у которой она заночевала, старушка обнаружила, что дверь в квартиру взломана. Матильда Францевна была одинока, жила скромно, и самой большой ценностью в ее доме было старинное пианино. И вот как раз оно-то и пропало. Накануне, уверяла старушка, инструмент стоял на своем законном месте в гостиной, поблескивая латунными подсвечниками, а теперь – словно решил сменить место обитания и упорхнул с пятого этажа в неизвестном направлении…

Старший оперуполномоченный товарищ Дочкин с утра мучился жестоким похмельем и не испытывал ни малейшего желания идти к какой-то старушке с суповой фамилией и начинать поиски пианино, которое то ли было, то ли не было, кто его знает? Может, старушка продала его, да и забыла?  А что – вполне возможно…. Может, у нее склероз?
Продала, а теперь хватилась…

Посмотрев на адрес и прикинув, что квартира №77 находится на пятом этаже хрущевки, товарищ Дочкин и вовсе загрустил. Он вообще не любил пятые этажи в хрущевках – по его многолетним наблюдениям, именно на первых и пятых этажах, подчиняясь какому-то неведомому закону, чаще всего обитали местные алкаши и прочая шушера. Но сейчас, когда его голову словно кто-то пилил тупой пилой, ему не хотелось размышлять на подобные философские темы. И все, о чем он мечтал в эту минуту –  так это поправить здоровье и завалиться спать… Но делать что-то было нужно, поэтому он с радостью поручил Леше Перышкину сходить и разобраться, что к чему. Знал он этих старушек: кроме сериалов у них никаких радостей, и, если в маразм не впали, то развлекаются как могут – то скорую вызовут, то службу газа, а то и милицию. А в случае чего скажут – померещилось! А ты бегай, народ опрашивай, протоколы пиши… Любую писанину старший оперуполномоченный ненавидел горячо и искренне, и старался всеми силами ее избежать. И сейчас он решил сначала установить, действительно ли что-то пропало, а потом уж приниматься за документы.
Закрыв за своим подопечным дверь, он с минуту поразмышлял, а потом решительно отпер сейф, достал из него початую бутылку водки и банку, на дне которой сиротливо болтались два маринованных огурчика. Выпил, закусил, окинул скорбным взглядом бумаги на столе и стал ждать возвращения Перышкина.

И дождался. К его огромному огорчению, Перышкин подтвердил, что пропажа у старушки действительно случилась… Какие-то неизвестные меломаны отжали хлипкий замок и вынесли из квартиры немалых габаритов старинный инструмент. Тихо и аккуратно. С пятого этажа…
Так что пришлось приниматься за дела, идти к старушке, утешать, расспрашивать, писать за выехавшего на убийство следователя протокол осмотра, ждать вечно замотанного эксперта и попутно выслушивать рассказы гражданки Кнорр о похищенном фортепьяно, на котором, по ее словам, играл сам Шопен…

Этот Шопен добил товарища Дочкина окончательно. Улучив момент, он вызвал горящего энтузиазмом Перышкина на кухню и попросил его по возвращении в контору без особой нужды про Шопена не упоминать. Потому как просто пианино – это одно, их, может, только в этой хрущевке по квартирам штук десять, не меньше! И совсем другое дело – инструмент, представляющий историческую ценность… Так что сначала надо проверить, было ли что у Шопена с этим роялем, а потом уже докладывать.

У Леши Перышкина на этот счет было свое мнение, но высказать его он не успел, потому что был отправлен товарищем старшим оперуполномоченным отрабатывать жилой сектор.
Обойдя все квартиры и не узнав почти ничего, разочарованный Перышкин вернулся на пятый этаж. Да, не таких результатов он ожидал! Мало кто из жильцов был дома, но оно и понятно – три часа дня, рабочий день…А те, что были, встречали его настороженно, откровенничать не собирались, на хитрые уловки попадаться не желали, и отвечали, в основном, одно и то же: что ни сегодня, ни вчера ничего подозрительного не видели, и знать ни о чем не знают. Некоторые жильцы, правда, припомнили,  что часов в десять-одиннадцать утра кто-то шумел на лестнице. И все.

На кухне старушкиной квартиры старший оперуполномоченный товарищ Дочкин вместе с худеньким белесым экспертом Эдиком пили чай. И совсем не удивились тому факту, что никто из жильцов не видел, как громоздкое пианино вручную стащили по узким лестницам на первый этаж, и не знал, куда оно могло потом деться. Эксперт пожал плечами и, пробормотав: «Кто бы сомневался!», с сожалением поднялся с обшарпанной табуретки. Он и так позволил себе засидеться дольше положенного, хотя, как обычно, сильно опаздывал во все те места, где его сегодня еще ждали…

Сыщики тоже вскоре откланялись, заверив старушку, что непременно постараются найти дорогую пропажу.
На первом этаже старший оперуполномоченный задержался у шестьдесят четвертой квартиры, которая являлась ярким подтверждением его теории.
- Тут дома никого нет! – поспешил доложить Леша Перышкин, -  я звонил, звонил, никто не открывает.
Товарищ Дочкин кивнул головой и, пояснив, что звонок в этой квартире не работает года этак с восемьдесят пятого,  громко забарабанил кулаком  в ободранную дверь. И барабанил до тех пор, пока за дверью не раздался чей-то хриплый голос, который предложил оперу безотлагательно пройти в одно всем известное место.
- И тебе не хворать! – ответил ласково товарищ Дочкин. – Открывай давай!
После некоторой паузы дверь приоткрылась, и оттуда на Перышкина пахнуло таким крепким духом, что он еле устоял на ногах.
- Здрасьте, товарищ начальник! – проговорила появившаяся на пороге лупоглазая тетка в драном байковом халате и ярко-малиновых тренировочных штанах. – Не признала вас, извиняйте!
- Бывает! – согласился опер. – Ну, как жизнь, Люся?
Тетка вздохнула:
- Спасибо, товарищ начальник, живем помаленьку… А вы какими судьбами?
- Да вот пианино ищу… Слыхала, небось? Старушку с пятого этажа обнесли сегодня с утра…
- Это какую ж старушку? – сильно удивилась Люся. -  Нашу Матильду что ль?
- Матильду, Матильду… - кивнул головой сыщик. – Вот я и подумал: может, ты что-нибудь знаешь? Видела что или, может, слышала? Уж больно окошки у тебя подходящие – на самый подъезд!
Тетка сокрушенно вздохнула и, приложив руку к груди, горячо проговорила:
- Вот те крест, ничего не знаю! Я в маленькой комнате спала, ничего не слышала… Да ты ж меня сам только что разбудил!
- Ну, что ж… - ответил товарищ Дочкин, - на нет и суда нет… правда, Люся?
- Да если б я чего видала, я бы вам обязательно… тут же все бы и рассказала!
- Верю! – согласился старший оперуполномоченный и прибавил: - Ну, бывай!

Выйдя из подъезда, товарищ Дочкин несколько раз глубоко вздохнул, помянул недобрым словом первые и пятые этажи и огляделся по сторонам. Приметив гуляющих неподалеку мамаш с детьми, он тут же поспешил к ним, улыбаясь самой обаятельной из своих улыбок. И был вознагражден за это информацией о том, что одна мамочка заметила сегодня утром, как двое мужчин неприметной наружности выносили из подъезда пианино. Но вот куда они потом делись вместе со своей ношей – она не видела. В тот самый момент ее сынок  как раз от души наелся песка из песочницы, и ей пришлось заниматься собственным карапузом, а не смотреть по сторонам. Когда же проблема была решена, то таинственных похитителей и след простыл. Как они выглядели, во что были одеты? Да как все, ничего особенного. Один вроде бы был в красной бейсболке… Не было ли рядом какой-нибудь машины? Вроде была, а, может, и нет…

По дороге в отделение Леша наконец получил возможность выговориться. Он чувствовал, что это – непростая кража, и, вполне возможно, что в ней замешаны люди, разбирающиеся в антиквариате… Может, какой-нибудь нечистый на руку профессор из консерватории спать не мог – так мечтал поиграть на инструменте, который помнил самого Шопена! Или иностранцы вывезли, чтобы продать на аукционе «Сотбис»… Одно ясно – работали профессионалы. И работали под заказ. Дождались, пока старушка уйдет из дома, и… Одно плохо – ни среди знатоков искусства, ни среди профессоров консерватории, у Леши Перышкина не было никаких знакомых. И у товарища Дочкина, как он подозревал, тоже. Вообще, у товарища старшего оперуполномоченного знакомых было не то, что много, а очень много, но все эти знакомства были весьма далеки от художественных галерей и филармоний.

Вот и сейчас, слушая вполуха своего подопечного, опер усиленно размышлял, кому из его знакомых могло понадобиться старухино пианино. Так и не придя ни к какому окончательному выводу, он решил завтра с утра пораньше навестить подругу Матильды Францевны. Уж очень вовремя уехала старушка в гости, да еще с ночевкой… Как раз, чтоб хватило времени на все. Да решил еще раз сам пройтись по квартирам – может, кто что вспомнит? Но это завтра… А сегодня, поближе к вечеру, надо будет переговорить с нужным человечком, поставляющим уже который год товарищу Дочкину разную полезную информацию…Вдруг, что и всплывет? Ну, не провалилось же оно сквозь землю, это пианино, в конце концов!
Остаток рабочего дня прошел в разных делах и заботах – ведь помимо кражи пианино гражданки Кнорр, у товарища Дочкина хватало и других неприятностей…Сегодня вообще был какой-то на редкость неудачный день… И даже нужный человечек не смог сообщить ему ничего интересного.

Так что сыщик справедливо рассудил, что утро вечера мудренее и засобирался домой. Идти туда ему, правда, не очень-то и хотелось, но другого выхода не было… Опер точно знал, что любимая супруга опять примется пилить его за то, что он вчера напился, да и сегодня пришел поздно, и что  вообще он не муж, а неизвестно что… За годы совместной жизни он к этому привык, и уже почти не слушал так хорошо известный ему текст про загубленную молодость и разбитые надежды… А иногда под них он просто-напросто дремал. Но на прошлой неделе к ним приехала погостить теща. И вот ее-то дополнительных нотаций товарищ Дочкин вынести был уже не в состоянии…
А еще он очень хотел есть. Поэтому, захватив с собой Перышкина, который измучил его уже десятком версий похищения инструмента, он решил по дороге домой зайти в магазин к знакомому мяснику, здраво рассудив, что с парой килограммов вырезки его встретят дома несколько приветливее.
Вообще, в отличие от некоторых своих коллег по службе, товарищ старший оперуполномоченный не злоупотреблял своим служебным положением, и, если и пользовался чьими-то услугами, то весьма скромно. Но сегодня был как раз такой случай.

Нужный ему магазин находился совсем рядом с домом гражданки Кнорр, и по дороге они с Перышкиным еще раз опросили встреченных во дворе жителей. Но ничего нового не узнали.
Зайдя в магазин, товарищ Дочкин без лишних слов направился во владения ударника капиталистического труда Нодара Микаэловича Узнадзе. Колоритный пышноусый хозяин в забрызганном кровью белом халате встретил его на пороге своей подсобки радостным восклицанием и, попросив обождать минутку, скрылся за дверью.
Вскоре он появился, держа в руках кусок свежайшего мяса.
- Кушай, дарагой! – сказал он, улыбаясь так, словно единственной радостью в жизни мясника было накормить товарища старшего оперуполномоченного. – Кушай на здоровье! Для хорошего человека ничего не жалко! Если что надо, заходи – все сделаю!
Товарищ Дочкин был не только скромным, но и справедливым, и считал, что в данном случае и его подопечному должно хоть что-нибудь да перепасть!
- А сделай-ка нам еще одну вырезку, Нодар Микаэлович! Для моего друга! Кстати, и познакомься – это наш новый сотрудник…
Мясник закивал и торопливо кинулся за дверь. И вот эта торопливость очень не понравилась товарищу старшему оперуполномоченному. Как и то, впрочем, что, против обыкновения, гостеприимный грузин держал его сегодня на пороге.
И как бы в подтверждение, из подсобки вдруг послышались какие-то странные неприятные звуки. Что за хрень?
Леша Перышкин замер на мгновение, а потом дернул своего наставника за рукав и горячо зашептал:
- Слышите, слышите? Это ж пианино!

Нодар Микаэлович Узнадзе вынес второй кусок мяса и стал теснить гостей к выходу, приговаривая, что будет рад их видеть в любое время.
- Золотые у тебя руки, Нодар Микаэлович!- восхищенно сказал товарищ Дочкин. – Топором работаешь, как художник!
Грузин смущенно улыбнулся, продолжая, однако, отодвигать их от двери в подсобку. А опер продолжил:
- Очень хорошая у тебя профессия, много где пригодится! На лесозаготовке, например…
- На какой лесозаготовке? – еле слышно переспросил Узнадзе.
- Ну, как - на какой? – удивился старший оперуполномоченный.- На самой обыкновенной. За скупку краденого! – и, отодвинув плечом оторопевшего мясника, распахнул дверь в подсобку.
Среди подвешенных на крюках мясных туш, стояло старинное пианино с латунными подсвечниками. На одном из подсвечников сидел белый пушистый котенок. А три других бегали по открытой клавиатуре. Пестрая зеленоглазая кошка наблюдала за играми своих отпрысков со стоящего рядом ящика. Котята раз за разом повторяли одно и то же – забравшись на самый верх, они прыгали на пюпитр, а оттуда на клавиатуру, издававшую в этот момент очередной тихий аккорд. Видимо, они уже давненько так развлекались, потому что не только не боялись странных звуков, но и, казалось, примеривались поточнее, чтобы попасть на ту или иную октаву…
- Ну, что делать будем? – спросил товарищ Дочкин у белого, как его собственный халат, мясника.
Нодар Миккаэлович шумно втянул воздух и принялся за рассказ. По его словам выходило,
что сегодня утром, часов в одиннадцать, к нему пришли два совершенно незнакомых человека и попросили оставить у себя на некоторое время пианино. Ну, он и оставил… и даже подумать не мог, что оно краденое!
- Ну, что ж… Помогать людям – это хорошо! – согласился товарищ старший оперуполномоченный и прибавил: - Ну, собирайся давай!
- Как собирайся? За что? – из последних сил удивился грузин.
- Ну, как за что? За отзывчивость и доброе сердце! – ответил товарищ Дочкин, посмотрел на мясника сердобольным взглядом и спросил:
- За сколько взял, Нодар? Я же знаю, ты этим не занимаешься…
- За пять кило… – выдохнул мясник и сокрушенно уставился на свои натруженные руки. – Очень кушать хотели, да и нести тяжело… Сильно устали! И так просили, так просили…Возьми, говорят, хорошая вещь!
- А кто говорил-то?
Мясник покачал головой:
- Не знаю, первый раз видел.
- Жаль! – вздохнул товарищ Дочкин. – Придется тебе из-за такой роковой забывчивости одному за все отвечать! Так что, давайте, гражданин Узнадзе, не задерживайте! Время позднее, а нам с вами еще в контору надо, задержание оформлять, изъятие -  все как полагается…
Наступило тягостное молчание. Белый котенок, мурлыкая, забрался на руки Леше Перышкину и всем своим видом стал показывать, чтобы ему почесали за ушком.
Наконец, грузин проговорил:
- Как звать, правда не знаю, мамой клянусь! Он часто около магазина ошивается! Да ты знаешь его – в соседнем доме живет, в угловом подъезде! И в такой красной шапке ходит!
- Ну, это другой разговор… - сердечно сказал опер.

В шестьдесят четвертой квартире горел свет. А сквозь неплотно прикрытую дверь по всему подъезду распространялся аромат жареного мяса. Праздник был в самом разгаре. И, как ни жаль было портить веселье, но пришлось огорчить Люсю и забрать двоих абсолютно пьяных молодцов, опознанных Нодаром Микаэловичем, в отделение.
Правда, конструктивный диалог с ними состоялся только с утра, когда ценители музыки несколько пришли в себя, проведя ночь в сладком сне на лавке в обезъяннике.

- Ты мне объясни, зачем тебе пианино-то понадобилось? – с интересом спросил товарищ старший оперуполномоченный у Люськиного сожителя. – Что, ничего полегче найти не смог?
- Да нет у этой старой швабры ни хрена! – доверительно сообщил разящий перегаром сожитель. – Мы бы и взяли чего поменьше, так и у нее и взять-то больше нечего – одна пианина!
- А чего ты к ней вообще полез? Никак не пойму!
- Да задолбала она меня –  тут не курите, там не сорите, и ведите себя, говорит, прилично… Ну, пойми - накипело! Да и выпить хотелось…
- Ну, тогда конечно! – согласился товарищ Дочкин, припомнив на мгновение собственную тещу…И не удержался от последнего вопроса:
- А что ж вы инструмент Нодару-то так дешево отдали? Отнесли бы куда-нибудь подальше, к метро что ли…
Задержанный посмотрел на него серьезным взглядом и ответил:
- А вот ты мне скажи – ты пианину когда-нибудь на горбу тащил? Нет? Вот то-то и оно… А еще спрашиваешь!

К вечеру Матильде Францевне силами похитителей был возвращен ее ценный инструмент, а зашедшим на огонек Нодаром Микаэловичем были оставлены 10 килограммов мяса и немалые деньги на настройщика. Дело было закончено.

- Молодец, Перышкин! – похвалил подопечного товарищ Дочкин. - Выйдет из тебя опер! Без тебя бы я никогда не догадался, что такие ужасные звуки может издавать пианино! А тем более такое, на котором играл сам Шопен!
С этими словами, улыбаясь в усы, старший оперуполномоченный протянул Леше Перышкину случайно, но очень кстати найденный им среди вещдоков портрет в рамке с треснувшим стеклом.
- Это кто такой? – удивленно спросил Перышкин.
- Как кто? Это, Леша, твой любимый композитор! – сказал товарищ Дочкин, и, подумав немного, взял обратно из рук подопечного подарок и самолично водрузил его на стену – на так удачно подвернувшийся под руку слегка погнутый гвоздик..

С тех пор в их кабинете так и висели друг напротив друга два портрета славных сынов польского народа – Фредерика Шопена и Феликса Эдмундовича Дзержинского. И как знать, может быть, по ночам, в свете уличного фонаря они оживали и вели неспешные беседы. О чем? Конечно, о музыке…

Отредактировано Rose (29-05-2010 20:49:07)

+12

2

Приятное чтение  http://gardenia.my1.ru/smile/rofl.gif  .
Возник почему то вопрос, а встретится ли в будущем ГГ с писателем Кактусовым?  http://gardenia.my1.ru/smile/read.gif

0

3

Так быстро кончилось (разочарованно). А я уже ожидал, что ждет товарища Перышкина "быстрая дорога в казенный дом" :crazyfun: который ЗАГСом именуется.

0

4

Ядыгар написал(а):

Возник почему то вопрос, а встретится ли в будущем ГГ с писателем Кактусовым?

Все может быть... :)

Старый Империалист написал(а):

Так быстро кончилось (разочарованно).

Ну что Вы - это только начало! А история с пианино закончилась так, как и было на самом деле...

Старый Империалист написал(а):

А я уже ожидал, что ждет товарища Перышкина "быстрая дорога в казенный дом" :crazyfun: который ЗАГСом именуется.

У него в жизни много чего будет. И любовь - обязательно! Но не все сразу...

Отредактировано Rose (29-05-2010 13:10:22)

0

5

Оля!   http://gardenia.my1.ru/smile/viannen_89.gif

0

6

Rose написал(а):

дивился старший оперуполномоченный.- На самой обыкновенной. За скупку краденного! –

Rose написал(а):

Ну, он и оставил… и даже подумать не мог, что оно краденное!

с одной н

0

7

Rose написал(а):

спросил товарищ Дочкин у белого, как его собственный халат, мясника

Мясники работают в белых халатах? У нас на окрестных рынках в синих рабочих робах ещё советских, поди, времен.

Rose написал(а):

- А вот ты мне скажи – ты пианину когда-нибудь на горбу тащил? Нет? Вот то-то и оно…

А я тащил. Вчетвером. На ремнях.
Железные люди, эти ваши алкоголики, 350кг дерева и железа вдвоем с пятого этажа утащить на руках :)

Но в целом -   http://gardenia.my1.ru/smile/viannen_89.gif

0

8

Cobra написал(а):

с одной н

Ох, коллекция "улучшенных" слов все растет... Аллюминий, гостинная, а теперь вот и краденное!
Дорогой Кобра, спасибо!   http://gardenia.my1.ru/smile/rose.gif 

Zigbee написал(а):

Мясники работают в белых халатах? У нас на окрестных рынках в синих рабочих робах ещё советских, поди, времен.

Нет, этот любитель музыки ходил именно в белом - грязном, правда... :)

Zigbee написал(а):

А я тащил. Вчетвером. На ремнях.
Железные люди, эти ваши алкоголики, 350кг дерева и железа вдвоем с пятого этажа утащить на руках

Если бы я не знала, что это правда, тоже бы удивилась. Но это было именно так :)
Хотя меня в этой истории поражает не то, как они его снесли, а то, как они его - с жестокого бодуна - вносили обратно... На руках, без ремней, вдвоем. На пятый этаж. А это, думается, гораздо затруднительнее. Но, с другой стороны, выбор у них был небогатый... :)

0

9

Rose написал(а):

Если бы я не знала, что это правда, тоже бы удивилась. Но это было именно так
Хотя меня в этой истории поражает не то, как они его снесли, а то, как они его - с жестокого бодуна - вносили обратно... На руках, без ремней, вдвоем. На пятый этаж. А это, думается, гораздо затруднительнее.

А история не умалчивает, в каком виде пианина добралась до хозяйки? Сколько раз её об стены стукнули, сколько полировки скололи, насколько от столкновений повело корпус? Не могу представить, как они в пятиэтажке на лестничной клетке инструмент в поворот вписывали.

В целом история совершенно сюрреалистическая.

0

10

Zigbee
"Вы будете смеяться, но..." (С)
Может это не очень относится к современному положению дел, но таки да, мясники работали, по крайней мере те, с кем приходилось иметь дело, в белых халатах. В торговый зал магазина они выносили подносы из рубочного цеха, в обязательном порядке накинув такой халат. Рижский рынок, начиная с 70-х, картина та же, за прилавками все в белых халатах, разной свежести.
Общался с грузчиками из мебельного магазина, приходилось слышать,а иногда и видеть их трудовые свершения, так что Rose тут ни капли не грешит против реальности.
Может сейчас народ так измельчал, что подобное кажется фантастикой? =))

Отредактировано Zybrilka (29-05-2010 20:13:36)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Ольги Дорофеевой » Правдивые истории Леши Перышкина