Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Симбиот-2

Сообщений 1 страница 10 из 397

1

Новая бумага.
Надеюсь, автор традиционно порадует продолжением.

Предыдущая тема

0

2

*** 
- Значит Иосиф Виссарионович так и не ответил?
Голос маршала Шапошникова перервал мои вялые размышления, вот-вот грозящие перерасти в тревожный сон. Шум мотора, шелест покрышек и невероятное волнение, по поводу неминуемого выступления на заседании совета, лишь усиливали этот эффект. Угу, вот такой я странный человек. Кто-то волнуясь заснуть не может, а я наоборот, буквально на ходу отключаюсь.
- Нет, так ничего и не сказал...
Я уже собирался ехать в Кремль, когда Борис Михайлович зашел ко мне в кабинет. Молча поздоровавшись, он на некоторое время углубился в изучение портрета Сталина, висевшего за моей спиной. Наконец, оторвав взор от изображения "современного Чингисхана", по мнению Бухарина воплощением которого является Иосиф Виссарионович, начальник Генерального штаба предложил мне ехать на заседание ГВС на его машине. Ничего против этого я не имел. Скорее даже наоборот, ведь кроме Вождя, он был единственным человеком, которого я заранее посвятил в свои планы. Хотелось еще раз послушать умного человека. Однако, за последние минут десять, это были первые слова маршала.
- Может все-таки передумаешь? - со второй репликой, он не стал тянуть так долго.
- Думаешь, я не прав? - ответил я вопросом на вопрос.
На пару минут Шапошников вновь замолчал. Его рассеянный взгляд блуждал где-то в районе бритого затылка шофера. Со стороны это смотрелось довольно комично, но предстоящее впереди испытание к особенному веселью не располагало.
- Прррав, - видимо что-то решив для себя с придыханием произнес главный штабист СССР. - Прав... Но, знаешь, я понимаю это вот тут, - маршал постучал собранными в кулак пальцами по лбу: - А сердцем я этого принять не могу. Чтоб вот так вот, самим, просто так взять да и ... Нет, не могу!
Он немного помолчал, и продолжил:
- Слушай, Дмитрий Григорьевич, а ты не боишься?...
- Борис Михалыч, врать я тебе не хочу. Одно дело в атаку ходить и в танке гореть... А здесь, в кабинете... А не все ли равно, когда и за что тебя к стенке поставят? Сам знаешь, если все хорошо, так по велению партии, а если что не так, то отдельные несознательные элементы...
- Ты перегибаешь!
- Думаешь, что простят?
Опять пауза.
- Нет, не простят.
- Вот и я про то!
Разговор утих, едва начавшись. Тем более, что мы уже подъехали к Кремлевским воротам и нас начали "шмонать". Сегодня проверка документов тянулась необычайно долго. Хотя, наверное это мое субъективное ощущение. Говорят, что перед смертью время необычайно замедляется, и в последнии микросекунды бытия в голове проносится вся жизнь. Помирать я вовсе не собирался - ни сегодня, ни завтра, да и послезавтра тоже. Но, черт возьми, эта ходьба по острию ножа меня уже порядком достала. Каждый раз чувствуешь себя дрессировщиком в клетке с голодным тигром, недавно загрызшим твоего предшественника. Я уже давно зарекся давать нравственные и профессиональные оценки Сталину... Но почему каждый раз входя к нему в кабинет, я чувствую себя идиотом, со всего размаха бъющим кувалдой по противотанковой мине!?! Эх, рано или поздно она точно взорвется!
Спустя несколько минут, машина подъехала к подъезду Большого кремлевского дворца. Уже вылезая на улицу, я неожиданно для себя самого придержал Шапошникова за рукав кителя и проговорил:
- Знаешь, Борис Михалыч, учти одно... Я не предполагаю, что немцы к нам придут, я ТОЧНО знаю это!
Вот его взгляд, наконец, встретился с моим. И я почувствовал, как он вздрогнул. В это мгновение, я точно понял, что он мне поверил! И от этой веры, плечи маршала сами собой сгорбились, как-будто на них водрузили непосильную ношу. Растеряв свою гвардейскую выправку, он как-то сразу сильно постарел. В эту секунду я видел бесконечно усталого человека, который знал, что ему еще столько всего предстоит сделать. Но секундная слабость прошла так же быстро, как и возникла. Смахнув с себя пелену наваждения, предо мной вновь предстал один из виднейших военачальников всей советской эпохи. Твердый, решительный, несгибаемый...
- Пошли, Дмитрий Григорьевич, у Нас сегодня еще много дел.
Пошли... В моей голове эти слова прозвучали как незабываемое Гагаринское "Поехали!!!". Лишь в эту секунду я ПРАВДА понял, сколь велика ответственность, которая нежданно и негаданно упала на мои плечи. Нежданно и негаданно... но Желанно! Да, черт бы всех побрал, я мечтал попасть сюда! Я хотел этого всей своей душой! Хотел с младого детства, когда сидя на дедовских коленях во все уши слушал его рассказы. Хотел с юности, когда читал еще советские книги о войне, занимался спортом и учился, вместо того, чтобы жрать водку во дворе и колоться. Хотел тогда, когда почувствовал себя матерым юристом, пройдя за десяток лет весь путь от заварки и подношения кофе, до проведения аукционов на сотни миллионов рублей, и не забыв в душе о том, КТО Я ТАКОЙ! И я был не один! Нас было много, гораздо больше, чем способно принять в себя здоровое общество. И это показатель! Показатель того, что мы, все мы, пошли куда-то не туда! Если немалая часть думающего населения скрывается от действительности, пытаясь найти утешение в виртуальном изменении прошлого, в надежде хоть в сказке найти СВОЕ место - это диагноз. Это диагноз всему социуму, частичкой которого был я. Скорее даже приговор, и, скорее всего, смертельный. Что-то сломалось в наших душах, там, в моем мире. А здесь... А здесь есть шанс. О нет, я не мню себя ни пророком, ни миссией. Нет, я обычный человек, со своими тараканами в голове, которых вовсе не пытаюсь навязать другим. Но так уж выпало, что я могу дать нам ВСЕМ еще один ШАНС. Всего один шансик, кроооохотный такой.
- Знаешь, Дмитрий Григорьевич, а ты сильно изменился, - слова маршала врывались потоком в мое сознание: - В лучшую сторону... У меня такое чувство, что ты стал самим собой.
Бах! Бах, кувалдой по голове! Бах, еще раз! Очнись! Ты здесь, там где ты мечтал оказаться всю свою жизнь! И ты не один! Нас много! Все твои родители, учителя, друзья! Все они стоят за твоей спиной. Все кто помог тебе стать САМИМ СОБОЙ. Все те люди, кто своей заботой, дружбой, самопожертвованием, советом и примером создали тебя. ТЫ ДОЛЖЕН ВСЕМ ИМ. Не подведи их!
- Пошли. Пошли, Борис Михайлович! Пошли!
Как-то сразу стало легче. Как будто гора на плечах стала немного меньше. Вернулась ясность и четкость мысли, а окружающий пейзаж из картинки превратился в реальность. Вот он - Большой кремлевский дворец. Тот самый, что я множество раз видел на картинах, фотографиях и по зомбоящику. И ни разу в живую! А сейчас я туда пойду совсем не праздным туристом, а одним из тех, кто пишет историю этой русской святыни. Шаги скольких гениев помнят здешние коридоры? Сколько злодеев побывало в этих залах? И вот, когда-нибудь экскурсовод скажет: "Здесь, в мае 1940 года, прошло историческое заседание Главного военного совета, на котором выступал светоч советской военной науки, командарм 2-го ранга Павлов Д.Г."... И тут Остапа понесло... Тпруууу. Тормози, нафиг!!! Я мысленно рассмеялся. Точнее заржал! Мания величия не даст мне умереть от заниженной самооценки. Хотя с другой стороны, наличие амбиций - это показатель душевного здоровья.
Мы с Шапошниковым пришли далеко не последними. По каким-то неясным мне мотивам совещание проводилось в Георгиевском зале дворца. Несколько фигурок в военной форме, среди которых я сразу распознал только Жукова, терялись на фоне величия этого огромного помещения. Шестьдесят метров в длину, двадцать в ширину и еще восемнадцать в высоту! Двадцать одна тысяча кубов чистейшего воздуха всего на пару десятков человеческих легких - это вам не хухры-мухры! Из каких соображений выбрано это помещение, я мог только догадываться. Не удивлюсь, если Иосиф Виссарионович приложил к этому свою длань, дабы создать у присутствующих особое состояние души. На фоне циклопических размеров этого архитектурного шедевра, все наши проблемы, да и мы сами, казались какими-то карликовыми. Не серьезными! Подумаешь, сколько вас таких тут было? А сколько еще будет? А Кремль стоит себе...
Ни малейшего желания разговаривать с уже собравшимся народом у меня не было. Поэтому я, сухо поздоровавшись, углубился в созерцание красот. А, таки, не плохо жили Российские самодержцы! Как в анекдоте про сравнение дачи "нового русского" с Эрмитажем - "бедненько, но чистенько". По моим личным ощущениям, один только здешний паркет, выложенный из лучших сортов древесины в виде огромных размеров ковра, стоил никак не меньше пары эскадренных миноносцев. А может и крейсер 2-го ранга пожиже казне обошелся! Но, несмотря на всю свою красоту, зал оставил у меня какое-то странное ощущение. Либо в мое время фотографы и кинооператоры достигли невиданных вершин в своем мастерстве, либо изменилось мое отношение к миру, потому как я четко почувствовал его некую ... инородность что ли. Чуждость всему остальному, и мне в том числе. Он был как пятое колесо у телеги. Рукотворный памятник другой эпохи, воспевающий славу героям минувших лет. Хотя, скорее всего, лишними здесь были именно мы...
Минут через двадцать все, наконец, собрались. Последними явились Сталин и Жданов. Данный персонаж мне был совершенно незнаком. Что можно от него ожидать, в душе не представляю. Из узнаваемых лиц присутствовали Буденый, Маленков, Смушкевич, Мехлис, Ворошилов и восходящая звезда Сталина - Мерецков. Был приглашен Нарком ВМФ Кузнецов. В зале присутствовало еще несколько старших командиров, среди которых при помощи памяти Генерала я с превеликим трудом опознал Кирпоноса, который в моей реальности в июне сорок первого командовал КОВО. Сейчас на нем висели лычки комкора, а на груди сверкала новенькая звезда Героя советского союза. Рядом с ним сидел командарм 2-го ранга Иосиф Родионович Апанасенко. Кто его вытащил из Средней Азии - ума не приложу. Скорее всего Тимошенко. Насколько я знаю, Сталин его не слишком жаловал, но современные мне историки отзывались о нем очень хорошо. К моему удивлению, на заседание был приглашен маршал Кулик. Почему я удивлен? Дело в том, что Григорий Иванович, попросив отставки, поступил весьма нетрадиционно для этого времени. Здесь так не принято. Подобный поступок легко могли расценить как малодушие и нежелание брать на себя ответственность, что могло окончиться для просителя очень печально. Пару острых высказываний на эту тему я уже слышал, но, видимо, Иосиф Виссарионович по достоинству оценил смелый поступок бывшего начальника ГАУ и очень недвусмысленно заявил о своем мнении. Уверен, что кое-кто засунет свой поганый язык подальше и, что сомнительно, займется реальным делом, вместо поиска мнимых врагов.
Заседание открыл маршал Тимошенко. В нагрузку к должности Наркома обороны, он получил почетное звание "зицпредседателя" на подобных сборищах. Вот что меня действительно тут бесит, так это именно такое. Называть вещи своими именами тут не торопились, да так, что в местной иерархии без бутылки разобраться было очень сложно, а непьющему иностранцу вообще невозможно! Формальным главой государства был Калинин, значительная часть реальной власти, была сосредоточена в руках Иосифа Виссарионовича, который занимал должность Секретаря (!) Центрального комитета ВКП(б), то есть одного из руководителей партии, которая делегировала своего представителя на должность руководителя государства. Один из старших над главным! Черте что! Формально, Вождь даже прямых указаний Калинину давать не мог. Так то формально! Но в действительности только тупой не понимал, что фигуры, обладающей авторитетом сравним со Сталинским, просто нет. Но все продолжали наводить тень на плетень. Да назовите вы его Президентом, Премьером, Правителем, Паханом, Батькой, Главным, Старшим, да хоть ..реном лысым! Только чтоб все четко понимали - вот этот усатый грузин здесь САМЫЙ ГЛАВНЫЙ! Чтоб все понимали, что это руководитель государства (!), а не один из руководителей партии, хоть она и единственная на всю страну! Какая разница? Разница в том, что на кирпичах Брестской крепости, на известняковых глыбах Аджимушкая и бетонных остовах Сталинграда перед своей смертью наши люди писали - "Я умираю за Сталина!". Не за Калинина, не за Мехлиса и даже не за Берию, а за СТАЛИНА!
Тимошенко вкратце повторил тему совещания, огласил повестку дня и назвал очередность докладчиков, после чего передал слово Вождю. Иосиф Виссарионович, в отсутствии Молотова, взял на себя политическую часть мероприятия, пытаясь мотивировать окружающим суть волнений высшего руководства, на фоне резко изменившейся международной обстановки. Мне неоднократно приходилось читать воспоминания современников и научные работы историков в которых утверждалось, что Сталин был весьма посредственным оратором. Прочитав несколько стенограмм его речей, я лишь убедился в этом. Однако в реальности оказалось совершенно не так! Этот человек обладал воистину животным магнетизмом. Сочетание его харизмы, особого тембра голоса, окружающей обстановки и кучи других факторов, не позволяло слушателю оторваться от его слов. Непостижимым образом, он умудрялся захватить все без остатка внимание окружающих! Вот вам и плохой оратор!
Вождь спокойно и последовательно излагал свое видение сегодняшнего момента. Быстрый разгром Франции, а к настоящему дню в этом уже не было никаких сомнений, с одной стороны устранил для Германии одного из сухопутных противников, а с другой стороны, загнал немцев в тупик. Сталин частично огласил нам аналитическую записку подготовленную сотрудниками Наркомата иностранных дел, в которой на основе материалов прессы, разговоров в политических кругах и среди остального населения Англии, были сделаны неутешительные для германцев выводы. После оглушительной пощечины, нанесенной Гитлером и его армией гордым жителям Альбиона, ни о каком почетном мире и речи быть не могло. Новый премьер Черчилль ляжет костьми, но не допустит этого. В свою очередь Германия не в состоянии в ближайшее время силой оружия заставить Великобританию принять собственные условия. Преждевременное начало боевых действий, явившееся последствием авантюризма Гитлера, оставило немцев практически без средств борьбы с англичанами. У них нет ни флота, способного на равных бороться с сотнями британских кораблей, ни сильной стратегической авиации, способной принудить их к капитуляции. Учитывая тот факт, что в сочетании с промышленными возможностями США, которые очевидно не допустят поражения Британской империи, война грозит перерасти в длительное противостояние на экономическое истощение на победу в котором немцы вряд ли могут рассчитывать. С другой стороны, в обозримой перспективе, даже с учетом американской экономической и военной помощи, Англия не способна нанести решительного удара Германии. Ни англичане, ни американцы не имеют мощной сухопутной армии, способной противостоять немцам в наземном сражении. Союзный флот, ввиду отсутствия точек приложения, не в состоянии нанести германцам вообще никакого урона. Сил исключительно авиации, которой на данный момент просто нет, для достижения решительной победы явно не хватит. Почувствовав в зале некоторое волнение, Вождь добавил, что по нашим данным ни одна из сторон конфликта не решится на применение оружия массового поражения. Политики и военные напуганы перспективами тотального уничтожения населения, даже с учетом применения ОВ силами лишь фронтовой бомбардировочной авиации. К тому же, ни те, ни другие не в состоянии гарантировать нейтрализацию ответного удара противника. Возможно, что США решились бы на подобный шаг, если верить донесениям наших разведслужб о фактах испытания ими биологического оружия на мирных гражданах Мексики, но Англия не допустит этого, поскольку является как бы заложником Гитлера, готового в любой момент ответить ударом на удар. Ну а Германия вынуждена искать способы скорейшего завершения военных действий, поскольку ее промышленность еще не полностью восстановилась после Первой мировой и кризисов 20 годов, и не способна к эффективной работе в условиях длительной изоляции от внешних рынков. Все это вынуждает немцев обратить свое внимание на нас.
В ближайшие три, а, возможно, четыре года Германия имеет возможность использовать практически всю мощь Вермахта на любом из ТВД не опасаясь ответной реакции Союзников. Нечем им отвечать. Никто, Сталин особенно выделил это слово, не в состоянии убедить Гитлера в том, что мы не собираемся на него нападать. Если добавить к этому те факты, что поражение СССР окончательно лишит Англичан и Американцев шансов на победу, и то, что, по мнению империалистов, Советский Союз не обладает боеспособной армией, в чем мы лишь убедили их невнятной операцией в Финляндии, то нападение на нас становится практически неизбежным. А если сложить это с устойчивым мнением западных политиков, о слабой поддержке советской власти населением страны, то оно становится неотвратимым. Никто не сможет им объяснить, что наш народ будет биться с ними насмерть независимо от того, любят они коммунизм или нет. Добавлю от себя, что надо было видеть лицо Мехлиса в этот момент. У него разве что пар из ушей не повалил. А я испытал прям таки сексуальное удовлетворение, глядя на его реакцию.
Дальнейшие планы Германии можно предсказать на основе анализа их политической активности. Если усилия их дипломатов будут направлены на сближение отношений с Румынией и Финляндией, а также с усилением нажима на Венгрию, то это скажет нам о том, что Гитлер окончательно выбрал сценарий с нападением на СССР. У Венгров имеются к России давние счеты, еще со времен двуединой монархии. Финнам мы предоставили великолепный повод для продолжения драки. Очевидно, что они приложат все усилия для восстановления своих прежних границ. Что касается Румынии, то, в ближайшее время, мы дадим им очередной повод для нелюбви к нам. При этом Сталин красноречиво посмотрел на Жукова. Определить позицию Болгарии, Италии и Югославии на данный момент невозможно, но в любом случае, их вклад в противостояние будет незначительным. Швеция и Турция почти со стопроцентной гарантией сохранят нейтралитет. Неопределенной остается и политика Японии. Самураи получили от нас две отрезвляющие оплеухи, существенно остудившие головы их ястребов. Их сухопутные войска втянуты в тяжелейшую войну в Китае, конца и края которой не видно, и не способны выделить более двадцати дивизий для действий против Советского Союза, что с учетом сегодняшнего положения вещей исключает проведение ими операций с далеко идущими целями. Однако полностью исключать угрозу с их стороны нельзя.
Таким образом, СССР оказался в очень сложной ситуации. Никогда ранее России еще не приходилось бороться со столь мощным альянсом противников, даже во времена Наполеона. Со всей очевидностью можно предполагать, что мы столкнемся с войсками противника на всем протяжении западной границы Советского Союза, включая ее Румынский, Венгерский и Финский участки. В борьбе с нами Гитлер вправе рассчитывать на активную военную поддержку со стороны как минимум Румынии, Венгрии, Финляндии, вероятно со стороны Италии, возможно и Болгарии с Югославией. Кроме того, в случае успешных действий немцев, можно ожидать постепенного повышения угрозы со стороны Японии. Подобный сценарий развития противостояния не является единственным и неизбежным, но для нас он самый плохой, и, при планировании наших действий, мы должны исходить именно из него. Так что, товарищи, все хреново. Совсем хреново. Это уже мое творческое осмысление заключительных реплик Сталина.
Надо понимать, что речь Вождя произвела ошеломительное воздействие на присутствующих. Относительно спокойными выглядели лишь Тимошенко, Смушкевич, Шапошников и ваш покорный слуга. Да и мы от четко сформулированных и одномоментно произнесенных перспектив несколько скисли. Все вместе это выглядело просто ужасающе. Остальные участники совещания были буквально раздавлены свалившейся на них информацией, точнее ее новым осмыслением, столько резко контрастирующим с еще недавней позицией Иосифа Виссарионовича. Все эти люди, долгие годы носящие военную форму и костюмы политиков, были морально не готовы к подобному. Их тайные опасения, когда робкие, а когда и не очень, предположения вдруг одновременно обрели зримое воплощение. Страшное воплощение. Кто мог быть готовым к такому?
Но вот и мой черед. Маршал Тимошенко объявил, что ответить на извечный вопрос "Что делать???" предстоит товарищу Павлову. Ну не знал же он, что отвечать будет не командарм Павлов, а симбиот в его голове!
Я встал со стула и неторопливо направился к кульману с картой Европы. В эту секунду я физически ощущал взгляды, направленные на меня. Глупо конечно, но чувство было такое, что я разделся догола и выбежал на центр арены стадиона "Лужники", и зале было не пару десятков человек, а все шестьдесят тысяч. Но подойдя к карте я все же сумел взять себя в руки и заговорил:
- Итак, товарищи. Для того чтобы с известной долей вероятности предположить где, когда, как и какими силами на нас нападут, какие цели при этом будет преследовать нападающая сторона и каких методик воздействия придерживаться, нам необходимо понять логику наших возможных противников. Попытаться поставить себя на их место, понять и научиться предугадывать действия их лидеров и близкого к ним окружения. Мы должны понять, основываясь на каких постулатах будут готовить план компании их военачальники. Начнем с Гитлера и его окружения. В понимании логики его действий нам очень сильно помогут события последних пяти-шести лет. Последовательно: занятие Рейнской демилитаризованной зоны, Аншлюс, Мюнхенский сговор, окончательный раздел Чехословакии и, наконец, война с Польшей. Каковы общие черты этих событий, разделенных во времени и пространстве? Ответ очень прост. Ни один из этих вопросов Германия была не в состоянии решить военными методами. Вот что между ними общего. В любой из этих временных отрезков за политическими амбициями Гитлера и его клики не было реальной военной силы. Немецкие войска способны были самостоятельно войти в Рейнскую зону, но удержать ее в случае ответных действий Союзников, они не в состоянии. Вермахт в состоянии справиться с Австрийскими войсками, но не может помешать Антанте воспрепятствовать этому. Немцы, наверное, смогли бы прорвать чешские укрепления, но остановить наступление Французов, идущих на помощь Праге, они не в состоянии. И, наконец, война с Польшей. Германии оказалось по силам в кратчайшее время разгромить опереточные войска панской Польши, в конном строю атакующие наступающие танки противника, но противостоять еще и атакам Союзников, если бы они этого пожелали, немцам просто нечем и некем. Французская компания, которая весьма успешно для немцев развивается в эти дни, еще более показательна. Основные боеспособные части Вермахта сосредоточены на Западном ТВД, а к настоящему моменту полностью втянуты в проводимые операции. На линии государственной границы с СССР сконцентрированы силы абсолютно не достаточные для парирования возможной угрозы с нашей стороны. Будь мы столь же беспринципны, как Гитлер и его банда, и напади на немцев в этот момент, военная катастрофа Германии была бы неотвратима. К счастью или нет, но советское правительство, ведомое мудрой и миролюбивой политикой партии, не пошло на нарушение своих международных договоренностей.
На пару секунд я прервался, пытаясь уловить настроение аудитории, но пока ничего не происходило.
- Какие выводы можно сделать на основе этих данных? Исчерпывающие, товарищи. Гитлер и его окружение - махровые авантюристы, способные для удовлетворения собственных амбиций поставить свою страну на грань войны с заведомо более сильным противником в чрезвычайно невыгодных условиях. Лишь навязчивое желание англичан найти континентальный противовес нам, а также невероятное везение, основанное на неслыханной ранее наглости, позволило Германии избежать войны на два фронта, несомненно для нее губительной. Что дает нам осознание данного факта? Очень многое. В своих расчетах мы обязаны учитывать то, что для достижения поставленных целей Гитлер готов пойти на риск, далеко находящийся за гранью нашего понимания о разумности. Он готов поставить на карту все, до последней рубашки! В его понимании, чем выше риск, тем больше вероятность того, что противник окажется неготов к предложенному сценарию. Условно говоря, имея на руках два плана действий, он, несомненно, изберет наиболее рискованный.
Реакции по прежнему не было. Народ пока не понимал куда я клоню.
- Теперь перейдем к военной стратегии. Первая мировая война внесла фундаментальные изменения во всю немецкую военную науку. И основные из них лежат вовсе не в плоскости тактических и оперативных приемов, и даже не в нахождении выхода, как они считают, из позиционного тупика. Изменение произошло прежде всего в целях, который ставятся перед войсками. Если ранее основной задачей военной компании считалось достижение определенной географической точки или пункта, например столицы врага, то сейчас основной целью наступающих войск являются уничтожение армии противника! Не важно сколько территории будет захвачено, если обороняющаяся армия будет уничтожена, то все и так достанется победителю. Именно это немцы и продемонстрировали во время Польской и Французской компаний. Основными целями немцев были: втягивание кадровых армий противников в бой на линии государственной границы в невыгодной для них оперативной конфигурации, уничтожение их в приграничных сражениях, срыв мобилизации и стратегических перевозок. В случае с Польшей немцы добились всех поставленных целей. Втянули в бой рассредоточенные по всей линии соприкосновения войска прикрытия, создав на участках прорыва абсолютное превосходство в силах и средствах, быстро преодолев полосу приграничных укреплений, ввели в бой подвижные соединения, разгромившие на марше подходящие подкрепления, предварительно дезорганизованные и деморализованные воздействием авиации. Быстрое продвижение ударных группировок способствовали, в сочетании с воздействием авиации, частичному срыву мобилизации и полностью сорвали стратегические перевозки. В результате польское командование не смогло своевременно реагировать на возникающие угрозы, а их ответные действия были не эффективны. Навязав бой войскам прикрытия в невыгодной конфигурации, немцы добились значительных успехов понеся при этом незначительные потери. Получилась ситуация, при которой польские войска вступали в бой тремя последовательными эшелонами, каждый из которых существенно уступал качественно и численно наступающим немецким войскам, что способствовало их быстрому уничтожению.
Передохнул. Сейчас бы сигаретку!
- Провернуть подобный трюк с Французами немцы не могли, по вполне понятным причинам. На мобилизацию, перевозки, сосредоточение и подготовку полевых укреплений Союзники имели почти девять месяцев! Немыслимая фора! Но и здесь, основными целями немцев были уничтожение наиболее боеспособной части армии и срыв вынужденной вторичной мобилизации. Причины немецких успехов лежат в новых тактических и оперативных приемах. И снова немцы нашли выход еще во время Первой мировой войны. Опыт показал, что многодневные артподготовки не способны полностью подавить сопротивление противника, а за время их проведения к участкам прорыва будет подтянуто свежее подкрепление, которое и нейтрализует угрозу. Но выход был и немцы продемонстрировали его во время второй битвы на Марне. Ключ к успеху лежал вовсе не в количестве железнодорожных составов со снарядами, высыпанными на голову противника, а в выборе неожиданного места прорыва, скрытном сосредоточении войск и непрерывности наступления. После незначительной артподготовки немецкие штурмовые части решительной атакой ворвались в траншеи 6-й французской армии, сходу преодолев сопротивление и прорвав оборону противника на всю глубину. Лишь отсутствие у немцев мощных подвижных соединений, способных нарастить удар, превратив прорыв тактический в оперативный, позволило союзным войскам нейтрализовать смертельную угрозу. Появление танковых и моторизованных дивизий, а также развитие авиации, устранило это несоответствие. Немцы также пришли к выводу, что наиболее эффективным приемом уничтожения армии противника является окружение. В современной войне окруженная часть, лишенная подвоза боеприпасов и ГСМ, не в состоянии оказывать длительного сопротивления. По нашим данным некоторые Французские и Польские части успевали поднимать руки раньше, чем немцы замыкали кольцо. Основываясь на всем этом, немцы подготовили и провели блестящую, с военной точки зрения, операцию, позволившую в кратчайшие сроки уничтожить мощнейшую группировку Союзников, ничем не уступавшую им ни численно, ни в качестве вооружения.
Лучше конечно две сигаретки! И кофейку...
- Но в случае с нами эти немецкие новшества не работают! - опа, зашевелились, интересно стало видать: - Советский Союз обладает ресурсом, который не имела ни одна из противостоящих фашистам стран - это наша огромная территория! Даже потеряв в приграничном сражении всю кадровую армию, имея в запасе громадные пространства и значительные людские резервы, мы способны, запустив перманентную мобилизацию, восстановить линию фронта, которую немцы будут вынуждены прорывать раз за разом, теряя темп. В конечном итоге, это приведет к их полной остановке, что равнозначно поражению. Немцы не могут этого не понимать, даже учитывая тот факт, что представляют нашу армию сборищем бородатых варваров-мародеров. Советский Союз так же не имеет четко выраженных промышленных или добывающих районов, потеря которых лишила бы нас возможности к дальнейшему сопротивлению. Все они рассредоточены по огромным расстояниям и не могут быть единовременно захвачены или уничтожены. Так что немцы не могут вернуться к своим прежним целям - географическим пунктам, имеющим важное экономическое и политическое значение. Однако, к нашему сожалению, выход есть. Он в сочетании этих методов! Единственным шансом немцев является скорейший захват наших наиболее крупных городов, таких как Минск, Киев, Харьков, Сталинград, Одесса, Смоленск, Ленинград и, самая главная, Москва. С этой целью немцы будут вынуждены максимально увеличить мощь первоначального удара, в попытке обеспечить непрерывность наступления. При этом германцы будут вынуждены увеличить глубину наносимого удара! Только вложив в первый удар все, что только смогут поставить под ружье, они вправе рассчитывать на победу.
А чего я мелочусь? Пачку в студию!
- Основываясь на вышесказанном, считаю, что удар по Советскому Союзу возможен для немцев только в том случае, если в первом ударе будут задействованы все наличные силы! Все, без исключения. Для нападения на нас, они будут вынуждены сформировать максимально возможное количество дивизий первой волны, даже в ущерб маршевым пополнениям, подчистую выгребая все мобилизационные ресурсы. В противном случае, их затея просто не имеет смысла. Либо они победят сразу, либо проиграют через несколько лет. Без вариантов. Учитывая промышленные возможности Германии, огромное количество трофеев, доставшееся немцам, полагаю, что к началу весенней компании сорок первого года, немцы в состоянии увеличить численность сухопутной армии не менее чем в два раза, сформировав в общей сложности до двухсот дивизий! Для обеспечения устойчивости Западного ТВД и контроля захваченных территорий им потребуется не менее пятидесяти расчетных дивизий, таким образом против нас они смогут выделить не менее ста пятидесяти расчетных дивизий, в том числе основную часть танковых и моторизованных соединений. С учетом сил союзных Германии стран, а это не менее тридцати дивизий, нам предстоит столкнуться с ударом невиданной ранее мощи. Для тех, кто не сильно верит в подобное развитие событий, я предлагаю вспомнить первую часть моего выступления. А именно авантюризм Гитлера и его шайки.
В гробовой тишине, я подошел к столу и отпил водички из стакана. Два десятка пар глаз все это время сверлили мой затылок.
- Определимся с основными направлениями ударов немцев. Установив цели немцев - это не составит особого труда. Взгляд на карту дает нам представление о том, что немцы будут вынуждены наступать как минимум по трем операционным направлениям. Это Ленинград, Москва и Киев. Несомненно, что их смущает тот факт, что направления эти расходящиеся, и они попадают под действие так называемого эффекта "стратегической воронки", когда по мере продвижения в глубь территории противника линия соприкосновения войск увеличивается, что вынуждает сокращать численность ударной группировки. Но выбор у германцев не богат. Либо они нападают так, либо не нападают. А, как мы выяснили, не нападать они не могут. Главной сложностью для нас является определение того, какому направлению фашисты придают особое значение, и, соответственно, сосредоточат на нем наибольшее количество войск. С военной точки зрения, наиболее правильным будет предположить, что свой главный удар немцы нанесут южнее Полесья, определив основной целью уничтожение войск КОВО и достижение Киева, с последующим продвижением по оси Киев-Харьков-Сталинград. Местность здесь пригодна для действий крупных механизированных соединений. Отсутствуют крупные лесные массивы и заболоченные местности, что в некоторой степени способно компенсировать неразвитость дорожной сети. Украина - это главная житница СССР. Здесь Харьков, с его заводами, здесь Донбасс и Днепрогэс. А дальше Кавказ и Бакинские промыслы. Все это так, с точки зрения военной и военно-экономической. А вот с точки зрения военно-политической, данный выбор направления главного удара является в корне неверным. Могут ли немцы рассчитывать на капитуляцию Советского Союза при условии взятия Киева? Нет! Харькова? Нет! Быть может Ленинграда? Опять нет! А Москвы? А вот Москвы - да! Правда только в их больном воображении. Видите ли, товарищи, для правильного ответа на этот вопрос необходимо немного углубиться в историю европейских войн. Дело в том, что на западе принято, что с падением столицы государства следует капитуляция. Эта традиция тянется из глубины средних веков, когда в каждой деревеньке сидел свой барон или граф какой, и мнил себя пупом мироздания. А местному населению было совершенно все равно, кому именно платить налоги. Верхушка друг друга с упоением резала, с завидным постоянством, а крестьяне, дабы избежать негативных последствий, платили тому, кто в данный момент сидел в замке. Средние века прошли, а вот мировоззрение осталось прежним. Они все уверены, что с падением Москвы капитулирует и СССР. Вы, несомненно, знакомы с воспоминаниями французского маршала Фоша, который на полном серьезе утверждал, что если бы немцы взяли Париж, то Франция капитулировала! Нам не понять этого, товарищи, но не учитывать этого, мы не можем.
На середине моей реплики, лишь чудо удержало товарища Мехлиса от немедленной ликвидации врага народа и немецкого шпиона Павлова, но, дослушав до конца, он не пожалел, убедившись что пока я Москву сдавать не собираюсь! Но он за мной наблюдает! Цыц, блин!
- К основным операционным направлениям необходимо добавить три второстепенных: с территории Норвегии и северной Финляндии в общем направлении на Мурманск, с территории южной Финляндии на Выборг и Ленинград, возможно в обход Ладожского озера с севера на Петрозаводск, и с территории Румынии по оси Одесса-Николаев-Ростов-на-Дону. Но где конкретно немцы нанесут удары и какие методы будут использовать для достижения поставленных целей? Конфигурация линии нашей границы, а также анализ операций немецких войск в Польше и Франции, дает практически исчерпывающие ответы на эти вопросы. Для достижения своих целей германцам необходимо создать как минимум три группы войск. Условно назовем их "Север", с задачей захвата Ленинграда, "Центр", с задачей захвата Москвы, и "Юг", с задачей продвижения по оси Киев-Сталинград. Определить наши исходные позиции в Прибалтике пока невозможно, поскольку неясна позиция Прибалтийских государств. Но в любом случае немцы нанесут свой удар из района Гумбинен на Ригу, с последующим продвижением по оси Псков-Луга-Лениград. Конфигурация границы в районе нашего Белорусского округа чрезвычайно выгодна для наступления немцев. Наличие так называемого Белостокского выступа открывает перед фашистами перспективу подрезать фланги наших войск ведя наступление из районов Сувалки и Брест с задачей соединиться где-то в районе Барановичей. Если бы немцы исходили в планировании своих операций только из чисто военных целей, то они бы так и поступили. Однако, учитывая фактор необходимости максимально быстрого продвижения в глубь советской территории, они будут вынуждены увеличить глубину наносимого удара, поставив своей целью окружить наши войска в районе восточнее Минска. Несомненно, что подобное решение чрезвычайно опасно. Увеличение глубины удара создаст значительный разрыв между ударной группировкой и войсками второго немецкого эшелона До предела удлинит фланги наступающих войск, поставив их под серьезнейшую угрозу контрудара. Но принятие подобного решения неизбежно. Сомкнут клещи западней - потеряют темп. Потеряют темп - проиграют войну. На участке условной группы "Юг", действующей на линии соприкосновения с нашим Киевским округом, также существует невыгодный для нас Львовский выступ. Так называемый Сокальский выступ дает немцам хороший исходный рубеж для нанесения удара в направлении Бердичева, а учитывая глубину наносимых ударов, возможно даже Житомира. Поскольку конфигурация румынского участка нашей границы до сих пор не ясна, точно предсказать место нанесения второго удара в полосе КОВО невозможно. Однако направление известно - это вторая клешня окружения, планируемого где-то в районе Бердичев или Житомир. Что касается сроков немецкого нападения, то учитывая прозвучавшую речь товарища Сталина, сделать это не представляет особенной сложности. В положении немцев единственным возможным сценарием является скорейшее уничтожение все угроз. Если бы Гитлер имел возможность напасть на нас в этом году, то он бы это сделал. Скажем спасибо французским империалистам, они отодвинули для нас сроки начала боевых действий как минимум на год. В моем понимании, чем раньше Гитлер нападет, тем больше у него шансов на победу и тем меньше шанс объединения усилий всех его врагов. Начать свое наступление ранее третьей декады апреля немцы не решатся, поскольку рискуют намертво увязнуть на наших грунтовых дорогах. Начинать наступление позже второй декады июля смысла нет, поскольку так же можно увязнуть в осенней грязи.
Я опять приложился к стакану с водой и продолжил:
- Итак, товарищи. Подытожим все вышесказанное. В промежутке времени между 20 апреля и 10 июля 1941 года возможно широкомасштабное вторжение войск фашистской Германии и ее союзников на всем протяжение западной границы Советского Союза. Для проведения операции немцы сосредоточат на наших границах не менее 150-170 расчетных дивизий, включай войска союзников. Основными целями немецких операций будут является захват крупнейших городов СССР, срыв мобилизации и стратегических перевозок. Основные действия развернуться на трех операционных направлениях. Первое - в общем направлении на Ленинград. Втрое - в общем направлении на Москву. Третье - в общем направлении на Киев-Харьков. Главный удар немцы нанесут в полосе Белорусского особого военного округа, с целью скорейшего захвата столицы нашей родины города Москвы. Помимо трех основных операционных направлений, германцы нанесут ряд вспомогательных ударов. Основными из которых являются: захват Мурманска, охват Ленинграда с севера и продвижение по оси Одесса-Николаев-Ростов-на-Дону вдоль побережья Черного моря. Для достижения поставленных германцами целей определяющее значение имеет непрерывность наступления и темп продвижения в глубь СССР. С целью соблюдения этого принципа фашисты будут вынуждены искать компромисс, между скорейшим уничтожением наших войск прикрытия и продвижением в глубь страны. Это вынудит их существенно увеличить глубину наносимых ударов, оголив при этом собственные фланги. В полосе действия условной группы армий "Север", нацеленной на Ленинград, перед немецкими войсками будет поставлена задача рассечь обороняющиеся войска прикрытия, по возможности прижать их к морю и уничтожить. В полосе условной группы армий "Центр", нацеленной на Москву, будут поставлены следующие задачи: для северной группировки - прервать локтевую связь между группой советских воск, обороняющихся в Прибалтике и войсками БОВО, в дальнейшем с максимальной скоростью продвигаясь в направлении  Минска с северо-запада; для южной группировки, прикрывшись с юга районом Полесья, максимальными темпами пробиваться в направлении Минска с юго-запада, одновременно прервав локтевую связь между войсками БОВО и КОВО. Основной задачей является окружение и уничтожение советских в районе восточнее Минска. В полосе условной группы армий "Юг", нацеленной на Киев, основной задачей немецких войск является скорейшее окружение и уничтожение советских войск либо в районе Бердичева, либо в районе Житомира. В своих расчетах фашисты будут исходить из необходимости уничтожения СССР в течение одной летней компании. В любом случае, у них будет не более двух-трех лет, в течение которых они могут не опасаться удара союзных войск в тыл.
Ух, ептать, устал уже бубнить как попадья, а столько еще сказать нужно.
- Перейдем к нашим контрмерам. Что мы можем противопоставить немцам в ответ на их угрозу? Для максимальной объективности предлагаю рассмотреть все возможные сценарии наших действий.
Я сделал вид, что меня невероятно интересует мнение слушателей на этот счет. И, лишь убедился в том, что им это действительно интересно.
- Вариант первый - превентивный удар. Помимо неприемлемости данного варианта по политическим соображениям, он является не выполнимым и с точки зрения военной. Вы знаете, товарищи, что наша главное преимущество - огромная территория, одновременно является и нашей слабостью. Расстояния и слаборазвитая в сравнении с европейскими странами дорожная сеть, создают предпосылки для чрезвычайно больших сроков мобилизации. Как вы знаете, согласно нашим планам на это предусмотрено от тридцати до сорока дней. В свою очередь Германия в состоянии завершить развертывание войск в течение пяти-семи дней. Подобное положение вещей, хотим этого или нет, заранее ставит нас в положение обороняющейся стороны. Хочу сказать откровенно, что не знаю ни одного случая успешного проведения скрытой полной мобилизации. В подобной операции задействованы миллионы людей, ее можно определить по косвенным признакам и так далее. Ни одна из спецслужб мира не в состоянии предотвратить утечку подобного объема информации. Даже если удастся оттянуть такую утечку, пусть даже дней на десять, немецкие войска все равно завершат мобилизацию и сосредоточение войск раньше нас, и либо встретят нас во всеоружии на заранее подготовленных рубежах, либо сами нанесут упреждающий удар, что для нас означает полную катастрофу. Как вы понимаете, отразить полномасштабный удар врага силами войск не завершивших мобилизацию и сосредоточение, да к тому же располагающихся в невыгодной для обороны конфигурации, не возможно. Я уверен в том, товарищи, что мы с вами не имеем ни малейшего права отдавать судьбы страны на волю слепого случая, подобно Гитлеру и его шайке. Будет утечка информации, не будет ее, не имеет значения. Значение имеет тот факт, что если она все же случится, то для нас это будет равносильно катастрофе. Мы не вправе так рисковать.
Меня уже пугало молчание зала.
- Существует возможность провести частичную скрытую мобилизацию и нанести удар лишь силами кадровой армии, начав полною мобилизацию лишь после объявления войны. Товарищи, данный вариант развития событий, еще более губителен для нас! Используя фактор внезапности и превосходства на участках главных ударов, нам, вероятнее всего, удастся смять, возможно даже разгромить, части прикрытия противника. Однако, мы понимаем, что сил исключительно кадровой армии будет недостаточно для полного победы над противником. Из-за недостаточности сил, мы вправе рассчитывать лишь на операции фронтового масштаба на глубину не более двухсот пятидесяти - трехсот километров. После чего наши войска будут вынуждены сделать значительную по времени оперативную паузу. С момента начала операции против нас начинает действовать фактор так называемого "бутылочного горлышка". Как вы знаете, в Европе ширина железнодорожной колеи не совпадает с нашей. В результате, для снабжения наших наступающих войск, мы длительное время сможем использовать лишь автомобильные дороги. Кроме того, через эти коммуникации, помимо обычных грузов и маршевых пополнении, необходимо перевезти огромное количество войск, развернутых по мобилизации. С другой стороны, длинна немецких коммуникаций значительно сократится, что в сочетании с их изначально большей пропускной способностью, ставит наши наступающие войска на грань полной катастрофы. Условно говоря, за единицу времени немцы в состоянии перевезти в разы больше войск и снаряжения, чем мы. Это позволит им в кратчайшие сроки восстановить фронт и создать над нашей наступающей группировкой абсолютное превосходство в людях и технике. В скором времени, думаю не больше недели или десяти дней, наши войска сами окажутся в положении обороняющихся. Получается ситуация, когда мы сами разделили свои силы на три последовательных эшелона, каждый из которых существенно уступает отмобилизованной армии противника. При этом, войска первого нашего эшелона поставлены в критические условия. Части ослаблены прошедшими боями, не имеют времени на перегруппировку и подготовку оборонительных позиций. Их пополнение и снабжение осложнено до предела. Подобная ситуация может закончиться только одним - их полным разгромом, после чего немцы столкнутся с войсками нашего второго эшелона - дивизиями первой волны мобилизации. Будет чудом, если они успеют подготовится к обороне. Однако, боевая ценность подобных соединений не высока. Нет времени на сколачивание и подготовку. Кроме того, немцы вновь будут иметь над ними решающее превосходство в численности. Снова разгром! И так далее. Добавьте к этому тот факт, что при подобном сценарии развития ситуации, мы будем вынуждены основные мобилизационные запасы держать максимально близко к линии государственной границы, чтобы сократить время на формирование и переброску войск. Что случится в том случае, если немцы нанесут упреждающий удар? Случится очень простая вещь. Мобилизацию проводить нам будет не нужно, так как вооружать эти части будет нечем, все снаряжение будет либо утеряно, либо достанется немцам! Товарищи, я подчеркиваю тот факт, что мы не вправе допустить подобного развития событий! Этот вариант действий - н е п р и е м л и м!
Судя по реакции зала особенных возражений на этот счет не было. Перспектива была и правда хреновой. Совсем хреновой!
- Теперь рассмотрим второй вариант наших действий - оборонительная операция на линии новой государственной границы, с развертыванием сил по мобилизации на линии старой госграницы. Товарищи, немцы существенно упростили мою задачу, самостоятельно показав нам - как это будет! Оборонительная операция войск панской Польши, является классическим примером подобного сценария. Расположение основной массы войск прикрытия непосредственно на линии соприкосновения с противником, изначально ставит обороняющегося в невыгодное положение. Нападающая сторона имеет возможность выбирать время и место нанесения удара. В свою очередь обороняющийся вынужден рассредоточить свои войска равномерно по всей линии соприкосновения, придав лишь небольшой акцент на усиление наиболее опасных направлений. Его войска находятся в зоне максимально эффективного воздействия авиации и артиллерии противника. Условно говоря, противник ведет огонь непосредственно со складов с боеприпасами. В случае прорыва оборонительных рубежей, а сомневаться в этом не приходится, учитывая тот факт, что нападающая сторона имеет возможность создать на участке прорыва подавляющее превосходство, действия резервов обороняющегося, призванных восстановить положение, будут максимально осложнены. Подготовка контрудара будет проходить в условиях постоянного воздействия авиации противника и недостаточности времени на полное сосредоточение. Судите сами. На прорыв оборонительной полосы, в условиях абсолютного численного превосходства нападающего, потребуются максимум сутки. За это время нам необходимо выявить направление главного удара, осуществить переброску и сосредоточение резервов и провести наступательную операцию, с учетом того факта, что наступающие войска изначально больше по численности наших войск прикрытия. Мобилизацию-то мы завершим через сорок дней! В итоге получаем следующее. Наши резервы будут вынуждены вступать в бой разрозненно, с ходу, не имея времени на сосредоточение и подготовку контрудара. Все это время они будут находиться под постоянными ударами авиации противника. В завершении всего, они будут вынуждены атаковать численно превосходящего противника! Можно ли в данной ситуации рассчитывать на успешность их действий? Нет! Добавим к этому тот факт, что на новой государственной границе долговременных укреплений у нас нет, а построить их за год, да даже и за два, совершенно не возможно. Зная все это, давайте ответим на простой вопрос. Смогут ли наши части прикрытия в течение месяца сдерживать наступающие части противника, не допустив их до мобилизационных складов, расположенных всего лишь в 200-300 километрах от государственной границы? И еще один. Сможем ли мы в данных условиях избежать срыва мобилизации и сосредоточения войск первой волны мобилизации? На оба вопроса однозначный ответ - нет! На примере поляков немцы показали нам, что это путь к полной военной катастрофе.
Тишина-то какая... А вокруг мертвые с косами стоят.
- Вариант третий и последний. Сразу хочу сказать, товарищи, я не вижу вариантов действий немцев, которые могли бы обеспечить им победу. Даже при условии полной потери кадровой армии, мы все рано их победим. Что бы они там не придумали! Главная сложность для нас состоит в том, чтобы выбрать вариант действий, гарантирующий нам победу с минимальными потерями. Добавлю, что следующий вариант наших действий считаю единственно возможным и правильным, даже несмотря на трудность принятия такого решения. В свою очередь, хочу рассмотреть его максимально подробно.
Я прокашлялся и начал:
- Вариант третий - оборонительная операция на линии старой государственной границы, с развертыванием войск по мобилизации на линии Днепра. С этой целью, необходимо разделить войска прикрытия на три эшелона. Эшелон первый - непосредственное прикрытие. Состав эшелона - не менее усиленного стрелкового корпуса в полосе действия каждой общевойсковой армии. Район действия - местность в промежутке между линией старой и новой государственной границей, в полосе действия каждой армии. Назовем это полосой стратегического предполья. В задачу указанных войск входит: используя естественные препятствия и рубежи, усилив их инженерными сооружениями и заграждениями, на максимально возможный срок замедлить продвижение наступающего противника. С этой целью, с началом военных действий, необходимо обеспечить полное, я это подчеркиваю, уничтожение транспортной инфраструктуры в полосе их действий. Повторюсь, что их задача не сводится к остановке противника, а лишь к замедлению его продвижения. Действуя из засад и заранее подготовленных позиций, войскам первого эшелона необходимо втянуть в бой передовые отряды противника, заставить немцев развернуть главные силы в боевое положение, после чего оторваться от противника и отойти на новые рубежи. Необходимо лишить немцев возможности продвигаться в походных колоннах! Действия первого эшелона будут поддержаны всей мощью авиации военных округов. Для этих целей придется создать в предполье сеть аэродромов подскока для истребительной авиации, обеспечив их запасом ГСМ и боеприпасов на несколько вылетов. Еще одной задачей, является выявление главных ударных группировок противника. Задача войск прикрытия будет считаться выполненной, если продвижение противника до старой границы удастся задержать на семь-восемь дней. Учитывая тот факт, что действия первого эшелона являются залогом успеха всей оборонительной операции, необходимо выделить для этих задач лучшие и полностью укомплектованные части. Предлагаю сосредоточить в них максимально возможное количество бойцов и командиров, имеющих боевой опыт. А для целей скорейшего их обучения и сколачивания выделить неограниченные лимиты боеприпасов и горючего. Действия стрелковых корпусов должны быть дополнены диверсионными и партизанскими акциями. Как именно это сделать, мы испытали на собственном горьком опыте. Действия финских лыжных батальонов требуют скорейшего и пристального изучения. Итогом этой работы, должны стать постоянные беспокоящие налеты на колонны снабжения и диверсионные акты в ближнем тылу противника. У немцев земля под ногами должна гореть! Они по нашей земле идут! Товарищи, вы прекрасно помните, что действия мизерных по численности финских подразделений, поставили на грань полного разгрома несколько наших дивизий! Что мешает нам использовать их опыт?
Передохнул пару секунд:
- Второй эшелон. В его состав входят стрелковые дивизии, занимающие полосу главного оборонительного рубежа на линии старой госграницы. Имея в запасе время, данное корпусами непосредственного прикрытия, эти части смогут спокойно занять полосу укреплений, получить пополнение и подготовить полевые укрепления. Думаю, нет смысла объяснять, что на осознание факта начала войны, нужно время. Люди должны перестроиться и унять нервозность. Мы подставим наших лучших товарищей под первый удар на границе, чтобы они дали шанс другим во всеоружии встретить врага. На старой границе уже существует сеть долговременных укреплений, но она совершенно не достаточна. Ее нужно срочно усилить, бросив на это все наличные силы, пусть для этого придется остановить хоть все гражданское строительство в стране! Эти укрепления должны выдержать первый удар! Любой ценой! Для координации усилий, с целью скорейшего оканчания указанных работ, предлагаю при каждом из пограничных военных округов создать управление саперной армии, передав под их управление все наличные строительные и инженерные подразделения всех ведомств.
Я все пытался понять реакцию окружающих, но кроме вспышки ярости у Мехлиса, так ничего и не увидел. Как каменные болванчики сидят, ни звука, ни шороха.
- После прохождения немцами полосы стратегического предполья, их наступающие войска с разбегу наткнутся на полосу нашего главного оборонительного рубежа. Товарищи, лично мне не известно ни одного случая прорыва сходу линии долговременных укреплений противника, своевременно занятой достаточным количеством обороняющихся войск. Разумеется, немцы попытаются это сделать, но кроме потерь им ничего это не даст. На преодоление этой линии нужна оперативная пауза. Необходимо провести доразведку, перегруппировку, подвезти боеприпасы и тяжелые орудия. Нужно время. Учитывая тот факт, что вступив на нашу территорию немцы сами попадут под действие эффекта "бутылочного горлышка", на эти действия им потребуется от пяти до семи дней. Не меньше! Проведя необходимые приготовления, германцы, несомненно, прорвут линию наших укреплений. Мы убедились в этом на собственном опыте, что никакие укрепления не способны остановить подготовленное и обеспеченное наступление полевой армии. Спасибо финнам. Но и это и не является задачей линии наших укреплений! Ее единственная функция состоит в выявлении направления главного удара противника, ослабление ударной группировки и максимальная задержка ее продвижения. Учитывая наш опыт, можно смело предположить, что на преодоление долговременных укрепление на всю глубину, потребуется не менее двух-трех суток. Возможно больше. После чего в дело вступят наш третий эшелон - танковые армии, которые получили достаточное время на подготовку и сосредоточение. По нашим планам, каждая танковая армия - это больше тысячи двухсот танковых и противотанковых орудий. Такую силу, не имея над ней решающего превосходства, преодолеть будет очень сложно. Даже если немцам это удастся, то их ударные группировки понесут такие потери, что полностью исключит их дальнейшее продвижение. Обращаю ваше внимание, что к этому моменту пройдет не менее двух недель с начала мобилизации, и мы вправе рассчитывать на некоторое число дивизий первого эшелона мобилизации, которыми можем воспользоваться сообразно обстановке. Вариантов действий танковых армий несколько. Наиболее правильным, с точки зрения военной науки, является удар под основание наступающего клина, с задачей окружить и уничтожить прорвавшегося противника. Если бы за год можно было создать полноценные ударные танковые соединения, хорошо обучить их, то мы бы так и поступили. Но у нас нет такого шанса, поэтому придется идти более трудной и кровавой дорогой. Задача танковых армий сводится к сосредоточению и развертыванию непосредственно за полосой наших долговременных укреплений на участке прорыва. Подготовить сеть полевых укреплений, встретить противника огнем из укрытий, после чего, дождавшись исчерпания наступательного порыва врага, концентрическими ударами из глубины обороны выдавить противника, восстановив утраченные ранее позиции на линии старой госграницы. Подобные действия сопряжены со значительными потерями обороняющейся стороны и сократят потери наступающих, но выбора у нас нет. Оборонятся мы за год научимся, а вот окружать и уничтожать ударные группировки немцев - нет. Может у нас и получится, а может и нет. Мы не вправе рисковать, ставя наши танковые армии на грань окружения и полного разгрома.
Очередной раз отпил из стакана и продолжил:
- Единственное, что способны предпринять немцы, это попытаться максимально нарастить силу удара хотя бы на одном из участков прорыва. Полагаю, что после второго неудачного штурма наших укреплений, они будут вынуждены взять длительную оперативную паузу, с целью переброски ударных частей на один из участков фронта. Наиболее вероятно, что третью попытку прорыва они предпримут именно в Белоруссии, либо чуть севернее. Почему? Ответ очень прост - время. Проще всего собрать все ударные части на центральном участке - это займет меньше времени. Но, товарищи, мы не обязаны сидеть сложа руки и ждать, когда немцы на нас нападут! Мы будем действовать! Наши оборонительные действия в Прибалтике, Белоруссии и Украине, должны сопровождаться сокрушительным ударом на финском участке! Не позднее чем на пятые сутки начала боевых действий, необходимо провести наступательную операцию по полному уничтожению войск белофиннов. Пусть даже для этого нам придется самим объявить им войну! С этой целью, я предлагаю сосредоточить на данном участке все шесть формируемых тяжелых танковых бригад, а также основную массу артиллерии РГК. Мы должны раздавить их в кратчайшие сроки. Наступление на Перешейке, необходимо сочетать с воздушным и морским десантом непосредственно возле Хельсинки. Как только наши войска в районе Выборга втянут в бой основную массу финских резервов, необходимо провести операцию по высадке десанта. Уверен, что это гарантирует разгром противника в кратчайшие сроки. Кроме того, в первый же день наступления, необходимо провести операцию по захвату Аландских островов, несмотря на их демилитаризованный статус. Размещение там сил флота и минно-торпедной авиации до предела осложнит переброску немецких подкреплений и грузов, а в сочетании с быстрым продвижением наших войск, вообще исключит. Разгром финнов, позволит высвободить нам значительное количество войск, снимет угрозу для Ленинграда и Кировской железной дороги, флот и авиация получат великолепные базы для действий по балтийским коммуникациям немцев. Скорее всего, после капитуляции Финляндии, в сочетании с удержанием нами фронта в Белоруссии, немцы будут вынуждены полностью остановить наступление на Ленинград. Соединяться им больше не с кем, а подставлять под удар растянутый фланг чрезвычайно опасно. Все высвободившиеся части, необходимо немедленно перебрасывать в Белоруссию. Именно они, совместно с дивизиями первой волны мобилизации будут отражать третий штурм укреплений на старой госгранице. Товарищи, я уверен что только подобный образ действий, способен гарантировать нам относительно небольшие потери в войне с Германией. Повторюсь, вопрос о победе в войне не стоит, стоит вопрос о цене за победу!
Все! Все сказал. Готовься к линчу!
- У меня все, товарищи. Прошу вопросы.
Вопросы были у Жданова.
- Товарищ Павлов, правильно ли я вас понял? Вы предлагаете советскому правительству нарушить несколько международных обязательств, в том числе перед нейтральными странами? Вы предлагаете нам, взять и самим оставить немцам громадную территорию? Вот просто так - взять и отдать? Вы понимаете, что вы говорите?
- Вполне. Моя задача обеспечить победу в войне с минимальными потерями. Если для достижения этой цели необходимо сознательно оставить часть территории или как Кутузову спалить Москву - я это сделаю, не сомневаясь ни секунды.
- Да ты предатель!!! Как же так? Товарищ Сталин? - возопил Жданов.
- Разбираться в том, кто из вас предатель - задача компетентных органов. Я повторю вопрос Дмитрия Григорьевича, - впервые прилюдно Вождь назвал меня по имени отчеству: - У кого-нибудь есть конструктивные предложения или возражения? Конструктивные, товарищи!
Были и такие. Вопрос задал Мерецков:
- Товарищ Павлов, я не совсем понял, какова будет первая операция по завершении этапа стратегических перевозок? На каком этапе вы предлагаете перехватывать инициативу?
- Спасибо за вопрос. Не случайно в начале своей речи я оговорился о том, что немцы "якобы" нашли выход из позиционного тупика. Это иллюзия. На самом деле это не так. Наличие у противоборствующих сторон мощных мобильных противотанковых резервов, которыми по своей сути являются немецкие танковые группы и наши танковые армии, способно устранить угрозу оперативного прорыва. Взгляните, что получается. Мы укроемся за своими укреплениями и танковыми кулаками парируем удары немцев. В свою очередь немцы, точно так же создадут линию полевых укреплений, отведут в тыл танковые группы, и будут с не меньшим успехом отбивать наши удары! Вот вам и позиционный тупик, во всей своей красе. Но выход есть! И снова немцы нам его показали, хотя и не желали этого. Ответ вновь кроется в изучении второй битвы на Марне и продолжившем ее так называемом "Стодневном наступлении". Германские ударные части не смогли окончательно сломить сопротивление французов, англичан и американцев. Истощив свои силы в тяжелейших наступательных боях, они были вынуждены откатиться на исходные позиции. Однако, понесенные потери не позволили им сдержать контрнаступление войск Антанты. Хотя Союзники так и не добились оперативного прорыва, немецкие части просто истаяли под их непрерывными ударами. Как вы знаете, для Германии это закончилось поражением в войне. У нас перед немцами есть одно неоценимое преимущество - нам некуда спешить. А вот им есть куда! Они будут вынуждены вновь и вновь атаковать наши позиции. Вот тут то мы их и поймаем. Истощим их силы в оборонительном сражении, перейдем в контрнаступление и разгромим их. Добавлю, что считаю невозможным проведение нами крупных наступательных операций как минимум до зимы сорок первого на сорок второй годы. Еще раз - нам спешить н е к у д а!
- Раз ни у кого больше нет возражений, - Сталин тяжеленным взором окинул всех собравшихся: - Предлагаю утвердить соображения товарища Павлова в качестве рекомендаций Генеральному штабу при составлении планов мобилизации и прикрытия государственной границы.
Все, абзац. После этой фразы можно меня назад в будущее телепортировать. Немедленно!
***

Отредактировано W-29 (12-11-2010 22:17:47)

+76

3

Эммм... Думаю надо текст на пару кусков разбить, дюже много. :-(

+1

4

W-29 написал(а):

Думаю надо текст на пару кусков разбить, дюже много

Я бы даже сказал - на 4..... удобнее тапковать.

0

5

Первое. Спасибо за замечательный текст!
Второе. Действие происходит в июне 1940 или мае? Если в июне - то аннексия прибалтов произошла 16 числа, политическое решение принято, очевидно, раньше. Так что ГГ про это обязан владеть информацией - и неясностей с поведением прибалтийских государств быть не должно.
Третье. Жесткая оборона без активных действий в контрнаступлениях - обречена. Тревожащие наступательные действия затруднят немцам маневр по линии старой Госграницы.
Четыре. Оборонительный план хорош. Плана перехода в контрнаступление - нет. Только наметки.  Простой вариант - использование в обороне и парировании ударов немцев устаревших танков, параллельное снабжение новейшими танками резервов - с последующим контрударом в выявленые слабые места обороны. Думаю, здесь большинство вопросов и появится.

0

6

Рысенок написал(а):

Я бы даже сказал - на 4..... удобнее тапковать.

А уж плюсиковать как удобнее было бы!

0

7

W-29 написал(а):

Для координации усилий, с целью скорейшего оканчания указанных работ,

окОнчания

W-29 написал(а):

Эммм... Думаю надо текст на пару кусков разбить, дюже много

Обязательно. У Вас там в тексте жуткий перебор предложений начинающихя с А, но выделить их затруднительно. Разбейте текст на куски не более 3 вордовких страниц.
А сам кусочек мне очень понравился.

0

8

Кусок отличный!
Текст разбить на 3-4 куска  -очень неудобно сейчас вычитывать.

0

9

Cobra написал(а):

И почему у меня возникает желание вас забанить? Надоела уже эта конспирология.

Вы на его персональный ранг смотрИте....  :D

0

10

Программная вещь!

0