Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » На границе тучи ходят хмуро...


На границе тучи ходят хмуро...

Сообщений 11 страница 20 из 615

11

Подумал   http://read.amahrov.ru/smile/JC_thinking.gif  одеваясь тут утречком - что бы меня поразило первым в процессе одевания  http://read.amahrov.ru/smile/search.gif  ?
Понял, что после трусов я носки одеваю , так что тут бы я и встретился с носкодержателями  http://read.amahrov.ru/smile/secret.gif  . ГГ вполне резинку для носков ввести раньше может, от всех мужчин ему большой респект был бы  http://read.amahrov.ru/smile/good.gif  .

0

12

Кулаков Алексей написал(а):

Все пять чувств корчились от неё, вымывая из разума равнодушие – тире по капле, струйкой, полноводной рекой… После пришел черед Хлада, и от него трясло так, что оглушающие своей невозможностью вспышки света не сразу стали заметны, и очень не скоро стали ощущаться как мнгтч

С громыхающим скрежетом вернулся слух, но не зрение зпт и из размыто –– серой размыто-серой пелены сразу прошёлся напильником по нервам слегка *плавающий* голос:

тире Юнкер?

тире Агхкхха… Гэ а?

тире О!

тире Благодарю вас, я это заметил…

тире Юнкер Агренев, вы слышите меня?

тире Кхм, доктор, позвольте заметить – тире подпоручик Агренев!

тире Для меня он зпт прежде всего пациент, а все прочее….

Голоса истончились, и мягко подступившая, ласковая темнота укутала собой сознание, унеся его в беспамятство… мнгтч

Пришел в себя, как будто всплыл из толщи воды к солнцу и небу – тире плавно, мягко и немного растянуто по времени, и первое зпт что увидел – тире потолок.

Постепенно пришло понимание: я – тире жив!!!

Руки, ноги-всё ноги – всё на месте и цело!

Слабой, будто чужой рукой провёл по себе в поисках ожогов или ран… тчк тчк

и… тчк тчк и… тчк

Чужая память, а вернее зпт обрывки и куски её, воспринималась теперь как собственная.

К сожалению, инфо крайне не хватало – тире но лучше хоть что-то, чем совсем ничего… тчк
Емнип "инфо" - это из совсем другого периода, а для нашего современника - "инфы"

Вчера у юнкера Агренева был торжественный выпуск из Павловского военного училища и построение – тире парад, по случаю получения первого офицерского чина.

Зачитали Высочайшее поздравление… Яркое солнце, звуки оркестра, нереально сочные цвета – тире и над всем этим гремит сильный голос голос… тчк

Хм, может зпт и нет, но бывший хозяин тела явно перед его обладателем трепетал.

тире …ил обучение по первому разряду, с присвоением чина подпоручика...

тире Поздравляю, князь!!

тире Благодарю вас, Ваше… тчк

На этом фильм – воспоминания фильм-воспоминание резко оборвались оборвался , напоследок одарив слабым отголоском головной боли.

теперь звать – величать звать-величать , то есть собственно имя и отчество.

Я сегодня не такой зпт как вчера… тчк »

От размышлений отвлекло сильное желание посетить «уборную», как подсказала ново –– старая ново-старая память.

Тело заметно «тормозило», как будто он был оно было под водой.

Шаркнув ногой под койкой, тут же выпнул наружу эмалированный тазик знакомой формы – тире утка обыкновенная, медицинская.

Хе-хе, а жизнь то жизнь-то , похоже – тире налаживается, а?

Он теперь – тире князь Агренев, Александр Яковлевич.

Вчера после окончания торжеств по случаю окончания славного Первого Павловского военного училища, расположенного в не менее славном городе Санкт-Петербурге – тире был найден рядом со своей койкой в казарме, без сознания и на полу.

Товарищи по учёбе уже разъехались, наставники большей частью тоже, в на освободившиеся койки уже с энтузиазмом переселились зпт довольные этим зпт бывшие первокурсники…, перед тем как отбыть в летний лагерь, сейчас начало лета, и вообще, бедный он несчастный сиротинушка… Последнее утверждение есть натуральный факт.

Так что юнкер Агренев всю свою сознательную жизнь жил и учился на казенном коште – тире то бишь (на) полном государственном обеспечении.

Ко всему ещё и имел вполне заслуженную репутацию *ботаника* и зубрилы, вежливо-предупредительного с учителями зпт и нелюдимого со сверстниками…..

Всё это удалось узнать, просто слушая появившуюся сиделку, старшего лазаретного служителя (только так и желательно все с большой буквы), представившегося Николаем Исааковичем зпт и читавшего для развлечения (явно своего) нотации третий час подряд.

У-у-у-у… Когда *больной* уже решил было, всё – тире умираю!!!

Стоя в дверном проёме, СЛС просто раздавил, своим обещанием вернутся вернуться поскорее и дальше развлекать князя интересной и поучительной беседой тчк

тире Конечно, если вы не будете спать, Александр!!!

Пока этот г… говорил – тире в сон клонило неимоверно.

Хотелось смеяться, попрыгать и вообще – тире тело просило движения.

Радость омрачало только одно обстоятельство – тире рефлексы тела, доставшегося в наследство.

Уже на втором – третьем втором-третьем слове губы и язык словно замораживало.

Встал, походил по комнатушке, набил немножко синяков по очерёдно поочерёдно об тумбочку, койку зпт и подоконник, проведал утку и незаметно как то как-то взял да и заснул…

Утром его разбудили в несусветную рань только для того, что бы чтобы поинтересоваться – тире а не желает ли больной чего нибудь чего-нибудь

Так как спросонья вместо слов наружу просился только мат, то и получилось, что не хочется ничего – тире раз уж промолчал.

Вместо того, что бы чтобы смирно лежать на койке в ожидании обхода и энергично стонать, пациент старательно махал руками и ногами, разминаясь, и ещё и песенку какую-то напевал!

тире Вам следует лечь обратно, Александр!!

И зпт уже обращаясь к кому-то снаружи, попытался приветливо улыбнуться:

тире Прошу вас, Полиэвкт Харлампиевич!

Вошедший мужчинка лет 50-60, в коричневом сюртуке с накинутой поверх него серовато-белой накидкой, сразу начал одобрительно –– приторно одобрительно-приторно улыбаться тчк

тире Ну-с, как ваше самочувствие?

тире Благодарю…доктор, хорошее.

тире Где-нибудь болит?

тире Нет, ничего такого…

тире Что с вами приключилось, не помните?

тире Вообще ничего…доктор.

тире Хм… Ну что же, давайте зпт голубчик, я вас осмотрю...

После стандартного осмотра – тире язык, глаза, уши, послушать сердце, посчитать пульс, и всё это со значительным и глубокомысленным видом.

Доктор, а скорее всего зпт простой врач зпт призадумался, решая.

тире Ну, я думаю… что всё плохое уже позади, гм-гм...

К счастью, был ещё и сладкий чай зпт с парой кусков белого душистого хлеба.

тире А?

тире Ваш бродь, пожалте освежится освежиться

Только ушел лазаретный служка – тире тут же появился господин доктор.

тире Ну-с?

тире Спасибо, гораздо лучше, чем вчера.

тире Похвально, похвально.

Так, прошу вот сюда, поближе к свету… тчк

тире Ну зпт что же.

Того зпт что с вами приключилось, вам стыдится стыдиться не следует, поверьте.

Все таки Все-таки выпуск из Павловского – тире тире тире тире это… э… не рядовое событие, да-с.

тире Так что после завтрака, господин подпоручик, вы можете покинуть лазарет, да.

тире Благодарю вас, Полиэвкт Харлампиевич!

тире Ну что, вы, голубчик, пустяки, право…

Едва он запихнул в себя неопознанную размазню с тарелки и прополоскал рот чаем – тире тут же доставили одежду.

«Под дверью зпт что ли зпт стоял да прислушивался?»

Белая рубаха –– куртка рубаха-куртка и тёмно зелёные тёмно-зелёные штаны.

тире Веди.

тире Слушаюсь, Ваше Благородие!

Шагая за шустро ковыляющим дедком, бывший пациент попутно рассматривал лазарет: окрашенный жёлтой краской деревянный пол, бежевая на стенах, а всё остальное – тире в извёстковой побелке, даже откосы.

Пара длинных коридоров, узкая и крутая лестница без перил – тире и в глаза ударил яркий свет утреннего солнышка.

тире Благодарю.

тире Рад стараться, Ваш Бродь!

Ага, вроде туда надо.. тчк »

тире Князь Агренев, Александр Яковлевич?

Мелкий (по внешнему виду) чиновник изобразил полное равнодушие и вселенскую скуку тчк

тире Так точно.

тире Всё давно готово.

Вот – тире это ваши бумаги!

тире Вам следует поспешить, господин казначей будет присутствовать ещё час, не более…

Побольше бы таких сюрпризов – тире или почаще…

Увы, автопилот поломался на подходе к… казармой это обозвать было нельзя – тире уж очень сильно мешал мешали веселенький лиловый цвет стен зпт и пышные клумбы с цветами на входе.

Помогла наглость – тире тире она, как известно, второе счастье.

Наглость – тире и дежуривший на входе нестроевик.

тире Не заняли ещё мою обитель?

тире Никак нет..ээ..Ваше Благородие!!

тире Да ладно тебе, не тянись… Второй курс?

тире Разъехался.

Два дня ещё тому. тчк

тире И где теперь мои вещи?

тире Ну.. тчк

тире А где он – не знаешь?

тире Ну.. тчк

+1

13

Кулаков Алексей
Большая просьба для обеспечения качественной вычитки выкладывать текст фрагментами размером не более 2-3 вордовских страниц

0

14

11.11.2010г

ОТРЕДАКТИРОВАН

                                                          Пролог

     То, что охота не задалась, стало понятно почти сразу, мелкий дождик прямо-таки шептал – спать, спать…. На следующий день ничего не изменилось, но всё же, немного подзаправившись *топливом*, несгибаемые охотники выдвинулись на поиск какой-нибудь живности. Желательно косуль - на них даже и лицензия была. Под вечер все согласны были даже и на одинокого зайца, тогда  хоть было бы чем оправдать целый день бессмысленных шатаний по лесам и полям необъятной родины. Увы! Пришлось отвести душу на пустых пивных банках и берёзовых чурбачках. Точку в этих немудреных развлечениях поставила начавшаяся на закате летняя гроза – красивая, с полыханием разрядов на полнеба, громом, от которого закладывало уши, и косыми струями теплого ливня. Все охотники, весело перекрикиваясь, потрусили к палаткам, а один решил снять буйство стихий на *цифровик*, для чего немного отошёл в поле, где и принялся периодически сверкать вспышкой. Последнее, что все запомнили отчетливо – двойная вспышка со стороны одинокого силуэта, слегка размытого в водяной пыли: маленькая из рук и большая, соединившая землю и небо толстым плазменным жгутом. Потом настало время запредельного ЗВУКА, раздирающего тело и сознание… Когда первые, кто очнулся, подбежали поближе, в поисках своего товарища, их почти сразу и дружно вывернуло – от густого запаха сгоревшего мяса. Тела  никто так и не нашёл…


                                                         *********

Всё, что я почувствовал – как вспыхнул призрачно белый свет вокруг, и вибрацию в теле, такую, что казалось - рассыпаюсь на части. Темнота. Мягкая и обволакивающая, она стремилась растворить в себе, размывая любые мысли и желания. С невозможным равнодушием, странной безразличностью… просто ждал, но ничего не происходило. Постепенно  стало проявляться окружающее – стал виден поток черного… света, и отдельные мягкие струи в нём, мерцающие во множестве разноцветные искорки, иногда опутанные завораживающим и манящим серебристо–синим туманом. Одни  искорки покалывали как-то… ласково, что ли? Другие воспринимались как перекрученный клубок стальной проволоки с зазубренными концами. Сколько так продолжалось, было неизвестно, может, двигался поток, а может он в нём, понять было сложно. Постепенно внимание всё больше и больше занимала *ласковая* искра, пробуждая лёгкий интерес и вслед за ним – эмоции. Вот она вспыхнула особенно ярко и тут же затлела тускло–тускло, заслоняя собой всё остальное, незаметно вырастая в размерах, наливаясь силой, маня к себе всё ближе и ближе. Вокруг окончательно всё погасло, уступая её настойчивому свету… вспышка, и сразу вслед – тьма…




                                                       Глава1



Боль. Она жгучим огнём разорвала  покой, даря ощущение жизни. Все пять чувств корчились от неё, вымывая из разума равнодушие - по капле, струйкой, полноводной  рекой… После пришел черед Хлада, и от него трясло так, что оглушающие своей невозможностью вспышки света не сразу стали заметны, и очень не скоро стали ощущаться как … Пощёчины?  С громыхающим скрежетом вернулся слух, но не зрение и из размыто-серой пелены сразу прошёлся  напильником по нервам слегка *плавающий* голос:

- Юнкер? Вы меня слышите?? Гм…
-Агхкхха… Гэ а?
-О! Он пришёл в сознание, господин штабс-капитан!
-Благодарю вас, я это заметил…

Новый голос был гораздо глуше, но так же переливчат, как и первый

-Юнкер Агренев, вы  слышите меня? Как вы себя чувствуете?
-Кхм, доктор, позвольте заметить - подпоручик Агренев!
-Для меня он, прежде всего пациент, а все прочее….

  Голоса истончились,  и  мягко подступившая, ласковая темнота укутала собой  сознание, унеся его в беспамятство…
Пришел в себя, как будто всплыл из толщи воды к солнцу и небу: плавно, мягко и немного растянуто по времени. Первое же что увидел - это потолок. Грубо побеленный, в мелких трещинках - и взгляд  тут же зацепился за одну из них, помогая придти в себя.  Постепенно пришло понимание:  живой!!! Руки, ноги - всё на месте и цело! Тело, правда, ломает так, как будто вагон с углём разгрузил. Слабой, будто чужой рукой провёл по  себе в поисках ожогов или ран…  и… и… и хрипло каркнул:

-Похоже, крыша всё же улетела!!


                                                   *********


Правду говорят: утро оказалось заметно лучше вечера. Чужая память, а вернее, обрывки  и куски её, воспринималась теперь как собственная. К сожалению, инфы крайне не хватало - но лучше хоть что-то, чем совсем ничего… Итак, что мы имеем?
Вчера у юнкера Агренева был торжественный выпуск из  Павловского военного училища и построение-парад, по случаю получения первого офицерского чина.  Зачитали Высочайшее поздравление… Яркое солнце, звуки оркестра, нереально сочные цвета - и над всем этим гремит сильный голос голос…. Ага, начальника? Хм, может, и нет, но бывший хозяин тела явно перед его обладателем трепетал.

-   …ил обучение по первому разряду, с присвоением чина подпоручика...
-Поздравляю, князь!!

«Нормально, я ещё и аристократ, оказывается!»

-Благодарю  вас, Ваше….

  На этом фильм-воспоминание резко оборвался, напоследок одарив слабым отголоском головной боли.
Посортировав то, что осталось, не смог даже определить, как его…мда! теперь звать-величать, то есть собственно имя и отчество.  А когда-то звали Лёней–Леонидом…

«А значит - что? Остаётся всем и каждому поведать о моей, хм, амнезии! И валить подальше от всех, кто знал меня *прежнего*, подальше и побыстрее. Я сегодня не такой как вчера….»

От размышлений  отвлекло сильное желание посетить  «уборную», как подсказала ново-старая память. Блин!!!   Ну просто день открытий, чтоб их!! Тело заметно «тормозило», как будто оно было под водой. Шаркнув ногой под койкой, тут же выпнул наружу эмалированный тазик знакомой формы -  то есть утка обыкновенная, медицинская. Хе-хе, а жизнь-то, похоже - налаживается, а?









                                                           Глава 2


Отныне и навсегда он - князь Агренев, Александр Яковлевич. После завершения торжеств по случаю окончания  славного Первого Павловского военного  училища, расположенного в  не менее славном городе Санкт-Петербурге - был найден  рядом со своей койкой  в казарме, без сознания и на полу. Попытки привести в чувство успеха не имели, и безвольную тушку *обессилевшего от эмоций* князя на руках перенесли в лазарет училища, где тот и провалялся пять дней, пока не пришел в сознание. Товарищи по учёбе уже разъехались, наставники большей частью тоже,  на освободившиеся койки уже с немалым энтузиазмом переселились довольные этим бывшие первокурсники… перед тем как отбыть в летний лагерь.  Сейчас начало лета, и вообще, бедный он несчастный сиротинушка… Последнее утверждение есть натуральный факт. Матушка «донора» умерла через 3 года после его рождения, а отец преставился пять лет назад. Так что юнкер Агренев  всю свою сознательную жизнь жил и  учился на казенном коште -- то бишь  на полном государственном обеспечении.  Ко всему ещё  имел  вполне заслуженную репутацию рохли и зубрилы, вежливо-предупредительного с учителями, и курсовыми офицерами, но нелюдимого со сверстниками…
Всё это удалось узнать, просто слушая появившуюся сиделку-говорилку,  старшего лазаретного служителя (только так и желательно все с большой буквы), представившегося Николаем Исааковичем, и читавшего для развлечения (явно своего) нотации третий час подряд. У-у-у-у…  Когда  *больной* уже решил было, всё - умираю!!! Разговорчивого дядю позвали. Но!!  Оказалось, что радоваться было рано. Стоя в дверном проёме, СЛС просто раздавил, своим обещанием вернуться поскорее  и дальше развлекать князя интересной и поучительной беседой:

-Конечно, если вы не будете спать, Александр!!!

«Да я и рад бы – но увы...»

  Пока  этот г… говорил - в сон клонило неимоверно. А только ушёл, и  сонливость махом исчезла. Хотелось смеяться, прыгать и вообще - тело просило движения. Радость  омрачало только одно обстоятельство:  странные рефлексы тела, доставшегося в наследство. Мало того, что все движения были уж очень «задумчивыми», так ещё и  выразить своё ох… то есть, удивление матом не удавалось! Уже на втором–третьем слове губы и язык словно замораживало, а мышцы лица немели. Хорошо ещё, что хотя бы про себя можно было облегчить душу. Встал, походил по комнатушке, набил немножко синяков  поочерёдно об тумбочку, койку и подоконник, проведал утку и незаметно как-то взял да и заснул… 













Утром его разбудили в несусветную рань только для того, чтобы поинтересоваться - а не желает ли больной чего-нибудь? Ё…карный бабай!! Так  как спросонья вместо слов наружу просился только мат, то и получилось, что не хочется ничего - раз уж промолчал. Опять заснуть не удалось, поэтому с раздражением встал, походил, умылся-облегчился и от скуки решил поработать над координацией. Именно поэтому, когда в палату зашёл (и ведь даже не постучав перед этим, зараза) Николай  Исаакович, он  с удивлением и негодованием обнаружил, что больной грубо нарушает распорядок. Вместо того, чтобы смирно лежать на койке в ожидании обхода и энергично стонать, пациент  старательно махал руками и ногами, разминаясь, да ещё и песенку какую-то напевал! Неодобрительно поджав губы, Старший Лазаретный Служитель изволил сделать замечание: 

-Вам следует лечь обратно, Александр!!  Завтрак будет только после осмотра...

И уже обращаясь к кому-то снаружи, попытался приветливо улыбнуться:

-Прошу вас, Полиэвкт Харлампиевич!

«Одуреть, что за имя…»

Вошедший мужчинка лет 50-60, в коричневом сюртуке с накинутой поверх него серовато-белой накидкой, сразу начал вежливо-приторно улыбаться.

-Ну-с, как ваше самочувствие?
-Благодарю…доктор, хорошее.
-Где-нибудь болит? Голова, живот? Нет?!?
-Нет, ничего такого…
-Что с вами приключилось, не помните?
-Вообще ничего…доктор.
-Хм… Ну что же, давайте, голубчик, я вас осмотрю...

После стандартного осмотра - язык, глаза, уши, послушать сердце, посчитать пульс, и всё это со значительным и глубокомысленным видом (А то как же, такое светило медицины…), доктор, а скорее всего, простой врач призадумался, мучительно решая. Лечить пациента или пускай живёт?

-Ну, я думаю… что всё плохое уже позади, гм-гм...   Нервический припадок, видимо. Да-с.  Покамест ещё немного полежите, мало ли?    Да-с.  Утром я вас ещё напоследок осмотрю, и... Кхм, да.  Николай  Исаакович, продолжим обход?

     
Минут через пять после них появился и служитель с долгожданным завтраком. Черт!!

«Всё-таки  у всех больниц есть что-то общее. Там  пичкали овсянкой,  и здесь  она, родимая».
К счастью, был ещё и сладкий чай, с парой кусков  белого душистого хлеба. И на обед с ужином тоже…









«Если тут больных так рано будят, во сколько же здоровые подскакивают!?!»

За окном было ещё темно, когда его растолкал бодрый старичок с лёгким ароматом перегара.

-А?
-Ваш Бродь, пожалте освежиться.
-!?!?

Жестяной тазик-купель, ведёрко с теплой водой и полотенце уже привычно сероватого оттенка. Местный заменитель душа…
Только ушел лазаретный служка – тут же появился господин доктор.

-Ну-с? Как вы себя сегодня чувствуете?
-Спасибо, гораздо лучше, чем вчера.
-Похвально, похвально. Встаньте… повернитесь...  Так, прошу вот сюда, поближе к свету. Ну что же… Могу вас порадовать, голубчик, вы полностью здоровы.. Да-с!!! Того, что с вами приключилось, вам стыдится не следует, поверьте. Все таки выпуск из Павловского  - это… э… не рядовое событие, да-с. Гха… Э… да. Таким вот образом, да-с.
Так что после завтрака,  господин подпоручик, вы можете покинуть лазарет, да.
-Благодарю вас, Полиэвкт  Харлампиевич!
-Ну что вы, голубчик, пустяки, право…

Завтрак  молча принесли, молча плюхнули деревянный поднос на прикроватную тумбочку и так же молча удалились. Сервис, однако! Едва он запихнул в себя неопознанную размазню с тарелки и прополоскал рот чаем -- тут же доставили одежду.

«Под дверью что ли, стоял да прислушивался?»

Белая рубаха-куртка и тёмно-зелёные штаны. Тесноватая бескозырка, сапоги, начищенные и натёртые так, что нужда в зеркале отпала. Ремень опоясал талию… руки делали всё сами, без участия разума. Лёгкий мандраж растворился в нахлынувшем безразличии.

-Веди.

Служка, подскочив (задремал, наверное), вытянулся, как мог:

-Слушаюсь, Ваше Благородие!

Шагая за шустро ковыляющим дедком, бывший пациент  попутно рассматривал лазарет: окрашенный жёлтой краской деревянный пол, бежевая на стенах, а всё остальное - в  грубой извёстковой побелке, даже откосы на окнах. Непонятный кислый запах повсюду…

  «Чистенько и бедненько, нда».

Пара длинных коридоров, узкая и крутая лестница без перил - и в глаза ударил яркий свет утреннего солнышка.

-Благодарю.
-Рад стараться, Ваш Бродь! Велено напомнить - вас ждут в канцелярии!

«Чем раньше отсюда исчезну, тем для меня лучше будет. Ага, вроде туда надо…»

Угрюмо-серое двухэтажное здание напротив лазарета и впрямь оказалось канцелярией - навстречу попались двое письмоводителей и важный господин с пухлой папкой в руках, подсказавший, куда пройти.

- Князь Агренев, Александр Яковлевич?

   Мелкий (по внешнему виду) чиновник изобразил полное равнодушие и  вселенскую скуку

«Мм… как там по-уставному?»

-Так точно.
-Всё давно готово. Попрошу расписаться. С вас вычет за порчу казённого имущества… это я про те царапины на винтовке Бердана. И здесь… и в этом ордерочке...  Вот - это ваши бумаги!

На стол перед подпоручиком небрежно кинули большой толстый конверт.

-Вам следует поспешить, господин казначей  будет присутствовать ещё час, не более…

Выяснив, где он сидит, энергично двинулся за денежкой. Побольше бы таких сюрпризов - или почаще…
Казначей в чине надворного советника (работает *автопилот-то!*) при виде Александра  недовольно скривился, но без проволочек выдал, три раза перед этим пересчитав, аж двести рублей - и тут же стал демонстрировать, как он занят. То есть шуршать бумагами, переставлять чернильницу на столе, и всё такое в том же духе.

«Ну-ну, какой артист пропадает…да практически никакой. Так! Как бы ещё до своей комнаты добраться. Попробовать пойти автопилотом?»

Увы, автопилот поломался на подходе к… казармой ЭТО обозвать было нельзя - уж очень сильно мешал веселенький лиловый цвет стен и ухоженные клумбы с цветами на входе.
Помогла наглость – она же, как известно, второе счастье. Наглость - и дежуривший на входе нестроевик. Вежливо кивнув, Александр приветливо улыбнулся:

-Не заняли ещё мою обитель?
-Никак нет.. .ээ... Ваше Благородие!!
-Да ладно тебе, не тянись… Второй курс?
-Разъехался. Два дня ещё тому... 
-И где теперь мои вещи?
-Ну…  у господина фельдфебеля на сохранении.
-А где он – не знаешь?
-Ну... у себя должон быть…

Подарив оставшемуся безымянным вахтёру на прощание армейскую мудрость всех времен и народов о том что --Солдат спит, а служба идёт--, князь отправился в  фельдфебельские апартаменты. Уверенным шагом, неспешно и с некоторой ленцой… стараясь при этом не напрягаться слишком уж сильно при виде очередного встречного солдата-нестроевика с тряпкой в руках, и не забывать отмахивать приветствие. Хранитель  его вещей был немногословен. Указав номер двери, и уверив, что все вещи в целости и сохранности (тумбочку так прямо от кровати забрали, не заглядывая), фельдфебель небрежно козырнул напоследок и резво отбыл в неизвестном направлении, терроризировать подчинённых. Добравшись до заветной двери, Александр слегка удивился. Она была на надёжном запоре, в виде громадного и как бы даже ни чугунного  шпингалета.

«Да. До люкса далеко. Но всё же лучше, чем в больничке…  а, нет, не лучше…»

Комната хоть и была просторнее, но имела небольшой недостаток… или несомненное достоинство, кому как. Её стены на полметра не доходили до потолка, позволяя легко пообщаться со своими соседями, или подсмотреть. Впрочем… до последнего тут наверняка ещё не доросли. Кровать, рядом его тумбочка,  маленький стол,  кривоватый стул. У входа громоздится немаленький и сильно рассохшийся шкаф, рядом на стене - узкое зеркальце. Дом, милый дом…
Бросив конверт на стол, к лежащей там стопочке книг, он завалился на койку. Уф, устал!!!
Мыслей не было никаких. Вроде и надо бы удивляться, паниковать, строить планы , всячески суетится… Всё это заслонило собой угнездившееся в глубине души равнодушие. Лениво текли мысли:
 
« Как всё странно… может с ума сошёл? Такие реальные глюки… последнее, что помню - грозовое небо…. А потом что?».

От попыток хоть что-то прояснить жутко разболелась голова, резко, неожиданно.

--Ё…й в рот, на…, вы…..!!!!

Кто-то ойкнул за дверью и с громким топотом убежал. А ярость… ярость прошла так же быстро, как и появилась, забрав с собой и равнодушный настрой.
«Поживём-увидим».
Присев за стол, стал потрошить конверт - что там у нас? Офицерская книжка… хех, предтеча военного билета. Новенькая, типографской краской пахнет. Дальше. О! Предписание!!! Любопытно, любопытно…

***Подпоручику князю Агреневу, получением сего явится к месту службы:  Царство Польское,  третий Варшавский округ, Келецкая губерния, 15 - Новобржеская бригада, не позднее первого июля сего года. ***

Неразборчивая подпись на полстраницы и скромная блямба  синей печати.

«Опа! Это я опаздываю, или можно не торопиться? А год-то  какой?!?. Что то подсказки нету… Так, посмотрим в военном, то есть в офицерской книжке. Ага…  одна тышша восемьсот восемьдесят шестой. О-как…»

Третий Варшавский округ…  непонятно откуда появилась твердая уверенность - пограничники. 
                                                                                                                             
« Опять автопилот шалит? Ладно, мелочи… Погранцы - это очень даже неплохой вариант, обычная пехота была бы куда хуже. Или, упаси Господи, кавалерия или артиллерия - я ж там не в зуб ногой. О  службе в  ВМФ даже думать страшно! Да уж... Вот интересно:  учебную программу училища… как там его… ах, да - Павловского! Помню отлично, а когда у тела день рождения - нет?!! 
В плюсик пойдет ещё и место службы - там  меня никто не знает, а следовательно и не заинтересуется, почему  поведение и манера общения подпоручика князя Агренева так сильно и резко изменилось. А через годик - два на все вопросы будет железная отговорка: всё течёт, всё меняется! Ладно, что там далее?  Хм, билет на поезд Петербург-Варшава. Мило, очень мило.  Хотелось бы надеется, что достанется купе, а не плацкарт. Или его ещё не изобрели тут? Время… шесть часов пополудни, первый перрон, открытый билет сроком на месяц. Не понял... пополудни - это как? Ах, это восемнадцать часов… время ещё есть, успею»

Что ещё? Разворачивая последнюю бумагу, внезапно  осенило - текст!! Всё написано с ятями и всяческими завитушками, он же спокойно его читает. А написать?!? Чернил или карандаша под рукой небыло, но они бы и не потребовались – пришла твёрдая уверенность, что и с этим делом у него всё в порядке.                                                         
«А ну-ка! Кто нынче на троне?!!  Опа, знаю. Его Императорское Величество Александр Третий. Её Императорское Величество Мария Фёдоровна… Цесаревичем недавно объявлен Николай…   Вот блин!!! Ладно, потом разберёмся, главное, чтобы оно было - это самое потом»

Быстрый взгляд на листок принес очередной поднадоевший сюрприз – милого Сашеньку поздравляли с окончанием… гордились… желали и надеялись… ага, конечно оправдает, а как же иначе… и не забудет, угу… О, самое интересное - подпись: любящая тебя тётя, Татьяна Львовна. А говорили что сирота… Обманули, сволочи! Подальше, подальше от нежданно образовавшейся родни, а письмецо отложить  до времени,  ради адреса обратного…
Обыск - осмотр комнаты начался со стола: а что это там такое интересное в стопочке лежит?

**Военная топология** - точно пригодится,
**Риторика** - уж  наверно обойдусь как нибудь,
**Закон Божий** - пожалуй что… к Риторике.

Две истрепанные тетрадки с конспектами видимо важных лекций легли на толстый томик *Топологии…* -  для возможного ознакомления, как нибудь полистать на досуге.
Ревизия в  тумбочке, явила на свет  сильно истрёпанную зубную щетку с неимоверно жесткой щетиной,  полупустую жестяную баночку с зубным порошком… мятным, судя по запаху. Расчёску с наполовину обломавшимися зубьями, маленький перочинный нож и тёмно коричневый обмылок. В самом дальнем уголке нашлась опасная бритва в засаленном чехольчике - но ничего так, целая, и даже марки **Золинген**.

«Вроде бриться пока не надо. Память о ком то, наверное...»

Оставленный на десерт двухстворчатый платяной шкаф, сразу оправдал все ожидания. Всё, как и полагается, нормальному дембелю из военного училища:  парадно-выходной офицерский мундир, полевой мундир, ещё какой то там мундир… от души наполированные *хромовые* сапоги, кожаная портупея, офицерская шашка, ремень… и кобура! Ухх!!! не пустая!!! *Парадка* полетела на койку вместе с шашкой в ножнах,  а в руке у Александра тускло засиял большой револьвер с длинным стволом. Он сразу проверил барабан  (увы, пуст) и всласть повертел оружие в руках, рассматривая и изучая. Первой обнаружилась  выбитая на  стволе надпись ** Смитъ-Вессоннъ Русскiй. 4 линiи **.  Потом на рукояти - 1880 год, а с другой стороны -  аккуратное клеймо завода-изготовителя.

«Хорошая игрушка!  Увесистый, явно больше килограмма, но в руку лёг хорошо. И самовзвод… увы, отсутствует... а… спуск легкий. Так!! А патроны!??!!  Нету…»

Со вздохом сожаления он вернул револьвер в кобуру и вернулся к содержимому шкафа.

«Тоже *парадка*,  но юнкерская… бриджи, две сорочки… ха - подштанники!!   Фуражкаот парадно выходного, бескозырка к форме юнкера, полотенце… из брезента, что ль? Всякая мелочь вроде носков, платков и перчаток, вакса с щеткой энд тряпочкой-бархоткой, кусок бечёвки - повесится наверное хотел? Разочаровал  большой чемоданище весьма потрёпанного вида - своей пустотой. Все? Похоже.
Пяток минут помедитировав  на опять извлеченный из кобуры Вессон, Александр начал  не спеша переодеваться. Свежее исподнее, бриджи, белопенная сорочка, сапоги…

« Слегка сменил… хе-хе, имидж, а уже чувствую себя другим человеком…»

Мысль эта так рассмешила Александра, что успокоиться удалось только через минут десять - уж больно щёки заболели от смеха. Плотно упаковал в чемодан  мундиры и всё, что выглядело более  менее ценным (не влезли только новенькие брюки от  юнкерской*повседневки*.) Подумав, выложил потрепанный  китель, потому как штаны уж точно пригодятся, а куда ему, ныне подпоручику, удастся пойти в стареньком кительке с вензелями  Павловского военного? Решив напоследок, что не дело оставлять все валяться в беспорядке, бывший юнкер стал убирать всё лишнее на полки опустевшего шкафа. В ходе же процесса  как то нечаянно пнул, по касательной, старый исцарапанный сапог – и удивился.

«Что он – чугунный что ли? Точно, тайничок! Платок завязан узелком… Ага, деньги! Сорок пя… пятьдесят пять рублей. И не мелочь, и приятно…  Надо же, какие люди вокруг честные. Встречу фельдфебеля, рубль задарю… Дальше что?  Вот навязал-то узлов, а? Часы. Серебряные. Гвозди ими забивали,  и наверняка,  потому как мимоходом не получится - так  качественно помять да исцарапать… Хм, тикать начали, значит живы. А что у нас в правом? Зашибись, наконец-то патроны!!! Девять, пятнадцать… восемнадцать! Ну ващщэ, просто праздник какой то!»

Надел мундир, утянулся портупеей (но в меру, без фанатизма), поправил   перекосившийся слегка ножны с ножиком–переростком. Вложил в кобуру уже заряженный  Смит и Вессон,  и… со вздохом сожаления спрятал в чемодане, натянул перчатки, рука привычно вроде проверила мундир на складки… В зеркальце  отразился бравый и очень юный офицерик восемнадцати лет - зелень, одним словом. Не высокий  и не низкий, с нежной кожей лица, подходящей более девице, чем молодому мужчине, блондин… Внешность настоящего арийца портили только глаза с радужкой невнятно-светлого, неопределённого цвета: то ли зелёные, то ли серые, может синие - не понять толком, одним словом мутные. И всё равно, настроения это не испортило.
                                                                                             
« Кем бы ты ни был, мой предшественник - спасибо тебе….»









                                                   Глава 3






Присев на дорожку, тут  же услышал тихий шорох за дверью.                               

«Нестроевики? Впрочем, какая разница…Больше я сюда не вернусь…»

Проверив перед зеркалом - достаточно ли у него суровый вид, князь подхватил чемодан, неожиданно легкий. Вышел, и не обращая  больше  никакого внимания на *обслуживающий персонал*, пошел на выход, по дороге старательно накачивая себя до нужного состояния.

  «Я спокоен, я спокоен, я спокоен…» 

Сильно стараться не пришлось - моментально вернулось ледяное безразличие, отодвинувшее на задний план все его переживания. Уже подзабытый Хлад…






Ефрейтор Мережков  привычно скучал на посту. Пока не было курсового офицера, можно было поболтать с проходящими мимо товарищами, немного пройтись, чтобы размять ноги - но  на добровольное  дежурство заступил штабс-капитан Хромов и  об этом осталось только мечтать... Потихоньку, а то и это заметит.  Ничего не оставалось, как замерев неподвижно, стоять и гадать, когда закончится его время. Скорей  бы…

-Происшествия были, ефрейтор?
-Никак нет, Ваше Благородие!
-Все на месте?
-Так точно! Семь человек в увольнительной до вечера, остальные все в наличии!
-А как обстоит дело….

Свой вопрос господин штабс-капитан так и не задал полностью, он услышал невозможное, да что там - невероятное!!! По всей территории  прославленного  Первого Павловского Военного училища, все могли передвигаться только тихим шагом, не топая и не торопясь. Исключение было только одно - строевая подготовка у юнкеров. Вот тогда, наоборот, требовали (и добивались!) чеканных, отточенных движений, при которых любой шаг был слышен далеко вокруг, а стёкла в окнах мелко дрожали. А тут!!  Да ещё, похоже, и подковки набиты!!!

-Это кто это у нас такой…..

И эту фразу - вопрос, увы, не удалось закончить. По мраморной лестнице, с второго (жилого), этажа к ним спускался… Что опытный офицер Хромов, что немало послуживший и повидавший ефрейтор – как то одновременно и неосознанно начали разглаживать несуществующие складки и морщинки на своей форме, что  вообще то полагалось делать только при виде  действительно большого начальства. Начальника училища, генерал - майора Рыкачёва Степана Васильевича, например… приближающийся к ним офицер  был  в чине всего лишь подпоручика, но от него буквально разило властностью и уверенностью в себе.
Подойдя поближе, офицер слегка повернул голову (у штабс-капитана в тот момент возникли ассоциации с корабельной башней главного калибра, выискивающей себе жертву по вкусу), что-то негромко проговорил и прошествовал далее. Первым в себя пришел Мережко, офицер хапнул впечатлений гораздо больше.

-Это… ефрейтор, вы случайно не знаете, кто сейчас мимо нас прошёл?
-Так точно, Ваше Благородие! Подпоручик князь Агренев!
-Да не может того быть!!!? Неужели он? Не путаешь ничего?
-Никак нет! Он мимо меня два часа назад прошёл, сказал, собираться!
-Как же я его не узнал… Да…. А ведь главный тихоня на своём курсе…. Был.. .Вот что, ефрейтор, о произошедшем молчать!!
-ТАК ТОЧНО!!!
-Не так громко. И… свободен на сегодня…

Проходя мимо появившегося на вахте офицера - наставника,  Александр не забыл проявить вежливость:

- Всего хорошего, господа…

Подойдя к  кованым воротам с гербом ПВУ  над ними, отделявшим его от Петербурга,  встал, всматриваясь в незнакомый город.

«В Ленинграде, когда то был… проездом. Вокзал наверняка стоит на том же месте, и Зимний дворец… Адмиралтейство…  и … и… и всё, больше ничего и не помню. А, и этого за глаза хватит!! Если что - спрошу у прохожих, язык не отвалиться…»

Подскочившие караульные истолковали заминку по-своему. Двое бросились открывать во всю ширь ворота, а третий подскочил поближе, и  вытянувшись *как полагается* рявкнул:

-Поздравляю получением первого чина, Ваше Благородие!!! Разрешите принять поклажу?
-?!!?

Очередная порция откровений-воспоминаний подоспела вовремя, не позволив оплошать. Чемодан можно было смело отдавать: доставят на вокзал в камеру краткого хранения и выдадут по предъявлению билета с офицерской книжкой.

« Какой продвинутый сервис, однако…»

-Вольно, бери.

И напоследок, совсем тихо и  сразу всем троим:

-Спасибо…

Не успел отойти от  ограды, как к офицеру кинулся неопрятно (и небогато) одетый человечек, сходу вцепившийся в уши:

-Куда прикажете доставить, Ваше Благородие?

« Так это таксист, извозчик то есть. Предок столичных таксистов… и, судя по напористости  вместе с наглостью, конкретно тех, что пасутся рядом с аэропортами и вокзалами»

-Отвали на….й!!
-Э… Не расслышал, Ваше Благородие…

Покосившись на караул, Александр решил не выделятся и быть попроще:

-Пшел вон.
-Ну как же так, Ваше Благородие? Рази можно ж вам - и пёхом?
- Мне всё можно…

« А ещё сомневался…Они и через сто лет не изменятся..»

По брусчатой мостовой идти было очень… необычно. Приходилось внимательно смотреть под ноги, и при ходьбе задирать их немного больше вверх, чем обычно - иначе сапоги обязательно цеплялись за какой нибудь выступ или щербинку. Приноровиться удалось не скоро, потому как на пути попадались и лужи, и конский навоз, да ещё  чёртова железяка в ножнах… Справедливости ради можно отметить, что отходов от четвероногого транспорта было немного, он крайне оперативно убирался расторопными дворниками. Как на подбор - здоровенными,  бородатыми мужиками в  форменном фартуке и с обязательной номерной бляхой на груди.

  «Не врали старые фильмы.  Вернее костюмеры и реквизиторы, одевавшие в них актеров»

Дворников опознавал легко, а вон на перекрёстке городовой стоит: усы, мундир синий… вроде они с саблей должны ходить? Прохожие… все одеты в одежду темных тонов, и никто никуда не торопиться.

«А вот кстати, сколько сейчас времени?»

Повертев головой по сторонам и не обнаружив ни одного циферблата, он слегка забеспокоился - опоздает на поезд, ночевать придётся непонятно где,  может даже и на улице…

-Чёрт!!

Попытка остановить прохожего и поинтересоваться текущим временем, не удалась - у первого часов не оказалась, второй безразлично пожал плечами, продолжая идти мимо, а уже третий  просто обошел  его по большой дуге.

-Здравия желаю, Ваш Бродь!

Только остатки безразличия не дали Александру подпрыгнуть или вздрогнуть - до того незаметно у него за спиной оказался городовой.

-И вам того же.
-Урядник третьего участка Шибеев, Ваш Бродь! Могу ли я чем  то…?
-Заплутал слегка… Подскажите, пожалуйста, как добраться до вокзала, господин урядник?

«Походу что-то не то брякнул, иначе с чего ему так удивляться? Не докопался бы…»

Вместо ответа, городовой резко свистнул, останавливая новенький фаэтон, с щёгольски одетым извозчиком за *рулём*.

-Вот, Ваш Бродь, доставит в лучшем виде.
-Благодарю. Ещё - не подскажете, какой сейчас час?

Даже не достав часы, урядник тут же ответил:

- Четверть пятого, Ваш Бродь!!
-Ещё раз благодарю, всего хорошего…

Поглядывая по сторонам на проносящиеся мимо виды, подпоручик не без интереса прикидывал - а удастся ли ещё побывать в этом городе? То и дело  взгляд цеплялся за витрины с заковыристыми названиями  на вывесках:  *Салонъ мадам Блюмбергъ*, *Галантерея Трифоновъ и сынъ*,*Ресторация Большой Карпъ*…..
Извозчик, получив в руки самую мелкую из оказавшихся под рукой ассигнацию - достоинством в  три рубля, долго мялся, жался и наконец, виновато покаялся:

-Вашество, прощения просим, только нету у меня сдачи столько… Сей момент сбегаю, разменяю. Прощения просим….
-А? Иди-иди, я подожду….

Александр во все глаза смотрел на двигающийся паровоз: закопчённая труба, клубы пара… машущий зеленым флажком путеец в форменной тужурке, суетящиеся носильщики с  посверкивающими бляхами на груди, важный городовой, стоящий на небольшом возвышении. Чисто, несуетливо, малолюдно. Ещё и тихо… относительно, разумеется: басовитое пыхтение паровоза и легкий гул встречающих-провожающих все же никуда не делись.

«Неужели всё это реально…..»

К жизни вернули две вещи. Довольный извозчик (уж наверняка не прогадал), запыхавшись, подбежал и вывалил на ладонь кучу липких медяков с двумя истёртыми серебряными рублями. И заурчавший от голода живот, оперативно отреагировавший на вид аппетитно жующего что-то,  явно очень вкусное, человека в расположенном невдалеке летнем кафе.
Быстренько уладив все формальности в кассах и камере хранения,  он едва ли не бегом отправился в кафешку - живот уже не бурчал, а ревел, требуя срочно в него хоть что-то закинуть.

-Чего изволите-с?
-Отобедать у вас можно?
-Увы-с, только легкие напитки-с и закуски к ним…

Официант был искренне расстроен – а вдруг клиент уйдёт? И чаевые с ним…

-А что за закуски?
-Осетринка, балычок, мясо разное, горячее… сыр… пирожные всякие, блины, икра паюсная…

«Я сейчас слюной захлебнусь!!! Или в обморок выпаду…ненадолго».

-Блинов неси, и закуску мясную.
- Что будете пить?
-Лимонад есть? Вот его и буду.
-Сей момент, всё исполним…

Наелся так, что едва смог встал из-за столика. Попутно понял радость извозчика - он оставил себе двугривенный, а все, что съелось и понадкусалось, обошлось в сорок копеек, да пятак *чаевых* официанту .  Притом, что порции такие, что…                                                                             
« Как же тут выпивают, если столько закуси треба? Или это для меня так расстарались?»

Посадка в вагон прошла буднично и серо: подошел, показал билет кондуктору, пропустил вперёд грузчика с своим чемоданищем и занял своё купе. Когда состав тронулся, отдал на проверку билет всё тому же кондуктору, отказался от чая, свежей газеты (как она может быть свежей в шесть часов вечера?!), и дождавшись, пока за окном потянулись сельские пейзажи - завалился спать. Последней мыслью было:

« Хорошо что в купе один еду у -у -у -у -у……..»

+17

15

AVG написал(а):

. ГГ вполне резинку для носков ввести раньше может, от всех мужчин ему большой респект был бы

Так он в основном в сапогах, а там вроде портянки?

0

16

Погранец написал(а):

Кое какие несообразности можно отнести к тому, что ГГ оказался не в нашем прошлом, а в параллельном мире. В таком случае неплохо это как-то показать. А то читатели начнут искать несообразности по сравнением с нашей историей.

Всех поздравляю С наступившим Новым Годом. Первый раз за всю жизнь я его попросту проспал...  http://read.amahrov.ru/smile/Laie_95.gif 

Объяснение того, что ГГ в параллельном мире, читатель найдёт только с семнадцатой главы начиная. Связано это с тем, что мне хочеться уйти от стандарта: почти в каждой книге о попаданцах Гг махом находит отличия. В мире Моего ГГ это не так -- отличия минимальны, и что бы их найти, надо постараться...

По поводу тумбочки -- цитата:
Хранитель  его вещей был немногословен. Указав номер двери, и уверив, что все вещи в целости и сохранности (тумбочку так прямо от кровати забрали, не заглядывая), фельдфебель небрежно козырнул напоследок и резво отбыл в неизвестном направлении, терроризировать подчинённых.

Выложил третью главу...

0

17

Кулаков Алексей написал(а):

Надел мундир, утянулся портупеей (но в меру, без фанатизма), поправил   перекосившийся слегка ножны с ножиком–переростком.

перекосившиеся

Кулаков Алексей написал(а):

Что опытный офицер Хромов, что немало послуживший и повидавший ефрейтор – как то одновременно и неосознанно начали разглаживать несуществующие складки и морщинки на своей форме, что  вообще то полагалось делать только при виде  действительно большого начальства.

через дефис оба

Кулаков Алексей написал(а):

«В Ленинграде, когда то был… проездом. Вокзал наверняка стоит на том же месте,

через дефис

Кулаков Алексей написал(а):

Если что - спрошу у прохожих, язык не отвалиться…»

без ь

0

18

Дмитрий Хван написал(а):

А вот в тексте такие большие разрывы - это будет что-то вписываться? Если нет, то может текст немножечко "подбить"?

При финишной сборке...

+1

19

Кулаков Алексей написал(а):

Память о ком то, наверное...

ком-то

Кулаков Алексей написал(а):

Ну ващщэ, просто праздник какой то!»

какой-то
Ещё рекомендую обратить внимание на пробелы после тире в начале Прямой речи. У Вас они редкость, при чистке текста повставляйте.

0

20

Анатолий Спесивцев написал(а):

Ещё рекомендую обратить внимание на пробелы после тире в начале Прямой речи. У Вас они редкость, при чистке текста повставляйте.

Если знаете, прошу не  обижаться, на подсказку известного. Это можно сделать автоматом.
Щелкаем заменить, ставим "что" - тире , "на что"  - тире пробел.

Аналогично "пробел  .(точка)" на   .(точка)"пробел  "
Аналогично "пробел  ,(запятая)" на   ",(запятая) пробел  "
Когда всё закончится
Аналогично "пробел  пробел " на   " пробел  "

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » На границе тучи ходят хмуро...