Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Сергея Артюхина » Мир князя Святослава-Пророка


Мир князя Святослава-Пророка

Сообщений 1 страница 10 из 118

1

Итак, я после долгих раздумий решил все же начать выкладку еще одного проекта. Писаться это будет не быстро, по настроению, в промежутках между другими проектами - если только не решусь заняться им до "Другого пути". Обычно пишется, когда мне хреново на душе, мда. Но начало, в общем-то, есть, так что выкладываю. Тапки, табуретки, мебель, комментарии - как всегда, приветствуются.

- Почему хотите служить? – старый вербовщик, седой, со следами ожогов на лице, внимательно смотрел на молодого парня, стоявшего у его стола в одном из многочисленных кабинетов призывного пункта.
- Долг у меня, - ответ заставил ветерана напрячься. И причиной настороженности были вовсе не слова, а тон, которым они были произнесены.
- И кому же вы должны?
- Родине, - сверкнувший в глазах добровольца огонь напомнил старому вояке его первого командира…

Глава 1.
Имперский военный комиссариат. Девятиэтажное здание, теряющееся среди многочисленных башен государственных корпораций и жилых домов. Здание, облицованное настоящим гранитом – а не этим новомодным черным стеклом. Здание, которому явно было много лет – возможно, что даже и слишком много. Но здесь вам не столица – здесь провинция, и реформы сюда еще не добрались, а деньги, несмотря на объявленную борьбу с коррупцией, все так же терялись где-то в пути.
Как не странно, попасть в армию оказалось значительно сложнее, чем я изначально предполагал. Еще вчера мне представлялось, что достаточно войти в это здание – и гражданским отсюда ты уже не выйдешь. Листовки, вопящие о прелестях контрактной службы, висели на каждом шагу – поэтому я даже не подозревал, что призывная комиссия еще должна вынести решение. Минимум сутки ожидания.
Ладно, чего уж там – ждал всю жизнь, подожду еще сутки.
Горько усмехнувшись, я достал из кармана жвачку и, развернув яркую обертку и закинув в рот белый кубик, уселся на скамейку в центральном парке, что был в паре минут ходьбы от военкомата. Можно было пойти домой – но не хотелось. Тем более что дом, оставшийся от родителей, я продал, и уже завтра в него должны были въехать новые жильцы. Не хотелось делать вообще ничего – поэтому я просто сидел и смотрел на прохожих, на серое, затянутое мрачными тучами небо и думал.
- Ты просто устал, друг, - внутренний голос был, как всегда, спокоен.
- Да, - я не стал спорить. – Устал. Устал бояться. Устал ждать чего-то. Устал мечтать. Устал разочаровываться. Устал видеть, как жизнь проходит мимо – а я не могу вспомнить из нее ничего стоящего.
- Но почему армия, друг?
- Потому что там все просто. Особенно теперь. Дали приказ – выполняй. Видишь врага – стреляй. Время кушать – кушай. Время спать – спи. Никакой философии и ничего лишнего.
- Но там тоже есть проблемы…да и к тому же ты ничего не умеешь.
- Научусь. Я не дурак. Да и отец всегда говорил про их девиз: «Не умеешь – научим. Не можешь – заставим. Не сможешь через голову – загоним через ноги». Я – смогу.
- Но ведь скоро война. Тебя ведь могут убить, дурак!
- Пусть. Именно поэтому я туда и пошел. Надоело.
Мне надоел страх. Страх куда-то опоздать, страх чего-то не успеть, страх сдать экзамен не на пятерку, страх получить по морде… Собственно, с последнего пункта и начался мой путь к нынешнему решению.
В тот достопамятный день влюбившийся в девушку придурок узнал, что она уже с кем-то встречается. Десятый промах подряд – крутая серия, да? Результатом стала пьянка в баре, где я выхлестал достаточно коньяка в попытках заглушить жалость к себе, чтобы инстинкт самосохранения, недремлющим ангелом ведущий меня сквозь жизнь, заснул.
Поэтому, когда какой-то гопник меня оскорбил, я, вместо того, чтобы промолчать, сделав вид, что этого не заметил – а именно таков был мой обычный порядок действий – громогласно его послал. И, когда я в тот вечер приплелся домой, то, хотя досталось мне прилично, вряд ли вы нашли бы более счастливого человека.
Это было начало. Потом был другой раз, третий, четвертый – а потом я вдруг осознал, насколько пуста моя жизнь. В ней не было ничего, ради чего стоило бы сражаться.
Семьи у меня не было – десять промахов подряд, помните, да? – единственный близкий друг уехал на другой конец страны… Зато была ненавидимая работа, пустой и холодный дом, стервы, раз за разом попадающиеся на моем пути…
И вот тогда я и принял решение. Послать все к черту и пойти в армию. И надвигающаяся война с Альянсом меня не пугала. Мне было просто наплевать. На все – в том числе и на свою жизнь. Кризис среднего возраста? Вряд ли – не в двадцать же шесть лет…
Начал капать мелкий и противный дождь – словно природа почувствовала мое настроение и решила поплакать в качестве аккомпанемента. Капли, падающие с небес, расплывались неровными кругами в невысохшей после вчерашнего ливня луже, барабанили по выложенной камнем дорожке, привлекали внимание тихим шелестом. Наблюдая за игрой света на поверхности лужи, я, словно в чьей-то песне, увидел отражавшийся в ней мир. Осенние деревья, покрытые золотом опадающих листьев, мрачное небо, громыхающее и метающее молнии, молодого, начинающего седеть парня в тяжелой кожаной куртке, с зелеными глазами и небритым подбородком.
- Здравствуйте, гражданин, - патруль подошел практически незаметно.
- И вам не болеть, - несмотря на ходящие в народе слухи, один глупее другого, про похищения людей военными патрулями среди бела дня и отправкой их на опыты, я совсем не боялся. Устал, если помните.
- Предъявите, пожалуйста, идентификационную карту.
- Сдал я ее пару часов назад. С собой только временная бумажка, - после этих слов старший в патруле, уже немолодой мужик с погонами мастер-сержанта, явно насторожился. Его напарник немедленно сместился в сторону и положил руку на кобуру. Третий остался на месте – справа от лавочки.
- И куда Вы сдали карту, гражданин?
- В имперский военный комиссариат. Не знаю, внесли ли они мои данные в центральную базу. Но вы в любом случае можете проверить – военкомат в двух шагах, - и после секундной паузы я добавил:
- Хотя это вы наверняка знаете.
- Будьте добры, временное удостоверение, гражданин, - патрульный протянул руку.
Пожав плечами, я медленно вынул кошелек и, вытянув бумажку из внутреннего кармашка, протянул ее сержанту.
Тот, сделав пару шагов назад, буквально вколотил данные в коммуникатор. Подождал, изредка бросая на меня все те же подозрительные взгляды. Наконец, тихий писк донес об окончании анализа.
Внимательно просмотрев результаты, патрульный протянул мне удостоверение, одновременно сделав знак своим бойцам, что можно расслабиться.
- Уже внесли, гражданин Сегой. И даже приняли. Решили служить?
- Да. Пора отдавать долги.
Взгляд патрульного неожиданно потеплел.
- Молодец, парень. Ни пуха, - видимо он, как и все разумные люди видел, что война неизбежна.
- К черту, товарищ мастер-сержант. К черту.

Интерлюдия 1.
Молодой Император подошел к окну и прислонился лбом к прохладному стеклу. На душе было погано. Кабинет, обставленный прекрасной мебелью из красного дерева, вызывал отвращение, а светлая сеточка занавесок – ненависть.
- Господин, - голос председателя правительства вернул Романа в реальность. – Пришли последние данные по экономике.
- И? – голос правителя просто звенел от усталости.
- Все даже лучше, чем мы ожидали. Показатели выросли почти на пятнадцать процентов. Плюс, в течение двух месяцев мы введем в действие еще один источник. Очередной успех, - председатель Арсгард широко улыбнулся и потряс пачкой листов. – Через полгода еще один, а еще несколько лет и…
Роман, глядя на продолжающего что-то говорить председателя, подумал, что они не видят предвестий войны – хотя разведка постоянно докладывает об увеличении количества войск Альянса на границах. Веселый вид низенького, толстого и лысого потомка присоединившихся к Святославу норвежцев раздражал.
- Альберт, - молодой правитель огромного государства, раскинувшегося на тысячи километров, смотрел на своего главного помощника с огромной грустью в голубых глазах. – Ты правда думаешь, что у нас есть несколько лет? Даже простые люди видят надвигающийся ураган. Неужели этого не видишь ты?
Арсгард на секунду замер с открытым ртом. Затем расправил плечи и, гордо подняв голову, буквально прорычал:
- Славянские кантоны пойдут в бой без страха, мой господин. И неславянские – тоже. За Стальную династию и родную землю они вырвут сердце у любого, кто рискнет на них покуситься!
И, несмотря на то, что эти слова в устах затянутого в костюм толстяка выглядели несколько… комично, что ли, прозвучали они явно искренне.
«Не сомневаюсь… но враг чертовски силен – и я не знаю, что ему противопоставить, кроме мужества простых граждан», - император закрыл глаза, показывая, что аудиенция окончена. Председатель, положив бумаги на стол, направился к выходу.
- Альберт, - голос правителя остановил его уже на пороге. - Будь добр, передай Карлу, чтобы он вызвал ко мне Тименко.
Председатель кивнул и тихо закрыл за собой дверь.
Так мало времени, и столько всего надо сделать… Но Аскольд с этим ведь справился, да? А у него всего было гораздо, гораздо хуже.
- Чертов Альянс! – взрыв ненависти и безрассудной ярости отозвался звоном разбитого стакана, брошенного в обшитую красивыми деревянными панелями стену.

Глава 2.
Расставшись с патрулем, я направился к военкомату. А чего ждать?
Самые разные мысли лезли в голову, разбегаясь, словно тараканы при включенном свете. Надо же. Решение приняли всего за несколько часов. А старик-вербовщик сказал, что на это уйдет минимум сутки.
Хм. Видать, все действительно плохо. Но ведь мобилизации пока еще нет?
- Вспомни, что об этом говорил старик Редерсон в своей «Стратегии войны», - внутренний голос, как всегда в такие моменты, не спал. Иногда я вообще подозревал у себя шизофрению и раздвоение личности. А, плевать – зато беседовать с собой мне всегда было интересно.
- «Мобилизация – это не подготовка к войне. Это и есть война».
- О чем и речь.
Стальной Роман оттягивает войну на столько, на сколько может. Он видит, что армия не готова. Экономика не готова. Что Союз не готов.
Сколько ему лет? А ведь всего ничего… он старше меня всего на год. А какой государь! За восемь лет, придя к власти еще пацаном, он дал внушительного пинка застывающему обществу Империи Кантонов. Тут, правда, стоит отметить его безукоризненный выбор членов правительственного совета. Альберт Арсгард – гений экономики. Ярослав Тименко – мастер войны. Ульрих Дробовой – лучший полицейский в истории. «Кадры решают все». Железный Аскольд был прав. Та еще, кстати, кривая ухмылка судьбы – единственный несвятославович на троне оказался единственным равным императору-основателю правителем.
До комиссариата оставалось меньше квартала, когда мой взор упал на белую громаду храма. Облицованные мрамором стены, вздымающиеся к небесам колонны и огонь, зажженный еще в честь последней Победы. Сотню лет, почитай, горит.
Призывно манящий теплом свет пламени Ахура-Мазды, казалось, прямо-таки зазывал внутрь. Неожиданно, голову посетила мысль, а не зайти ли мне туда перед отправкой?
Когда я последний раз молился? Давно. Очень. «На войне атеистов нет» - так ведь? Тогда чего ждать – перестану быть безбожником прямо сейчас.
Светлое здание встретило тишиной. Пройдя к огню, я просто на него посмотрел. Произнес краткую молитву, вбитую в меня еще в детстве. Помолчал.
- Тебе тяжело на душе? – я не заметил, как подошел священник.
- Есть такое дело.
- Могу я узнать, почему? – когда-то жрецы и волхвы были единственными «штатными психологами». Сегодня, не смотря на расцвет прогресса, они все еще оставались лучшими врачами человеческих душ.
- Я бы и сам хотел знать ответ на этот вопрос.
- Ты совершил грех?
- Разве только ложь. Да и то немного. Просто сейчас… - и тут меня прорвало. Видимо последняя неудача с девчонкой сорвала внутри какие-то тормоза.
- Я устал, батюшка. Устал от всего. Устал от постоянных неудач, от отсутствия в жизни тепла, от того, что мне не везет в любви. Зато я «отличный работник», - это передразнивание одного из моих многочисленных знакомых получилось особенно хорошо. – И знаете, что самое противное? Каждый раз, когда мне кажется, что еще чуть-чуть – и все, я схвачу птицу счастья за хвост, меня ждет огромная жительница из Императорского Парка Асгарда.
Последней метафоры священник явно не понял.
- Розовая птица Обломинго. Провал. Поражение. Неуспех. Иногда мне кажется, что демоны вокруг словно сговорились.
- Тебе страшно? – вопрос заставил меня усмехнуться.
- Уже нет.
- Все будет хорошо, Радомир. Ариман не победит.
- Хотелось бы верить.
Не знаю как, но еще полчаса спустя нашего разговора я вдруг осознал, что действительно стало легче – не было той ноющей боли где-то глубоко внутри. Точнее, она была – но болело уже не так сильно.
Что ж, тем лучше. Сделав глубокий вдох, я продолжил свой путь к комиссариату.
Мрачное монументальное здание, привет из времен Железного Аскольда, встретило молчанием и тишиной – хотя народу тут хватало.
- Радомир Сегой, принят сегодня, - молоденькая девчонка, заполняющая документы, бросила на меня раздраженный взгляд.
- Вещи сдать, потом пройдете в семнадцатый кабинет, - мда, теплоты в этом голосе явно не доставало.
Так как никаких сумок у меня с собой не было, я отправился прямиком к означенному кабинету.
- Имя, - рявкнул молодой лейтенант, едва я переступил порог.
- Радомир Сегой.
- Место рождения?
- Итиль.
- Местный значит. Хорошо. Образование?
- Высшее. Но ведь все есть в бумагах… - в ответ на эту ремарку офицер посмотрел на меня так, словно я только что признался в предательстве.
- Здесь. Я. Решаю. Что. Спрашивать. Ясно? – выплевывая слова сквозь сжатые губы, произнес лейтенант.
- Так точно.
- Из умных, значит. Ладненько… - как-то нехорошо улыбаясь, офицер извлек с полки красную папку. Чувствую, я себя еще не раз прокляну за свое решение пойти в армию. - Умные нашим вооруженным силам всегда нужны. Поэтому пойдешь ты, гражданин, в самую замечательную часть. В пятую дивизию. Получи предписание, - и, хлопнув печатью, он протянул мне лист плотной бумаги.
- И куда мне с этим, товарищ лейтенант?
- В двадцать четвертый кабинет. Это во втором корпусе. Там все объяснят. Свободен.
Кивнув, я отправился на выход.
Второй корпус находился в глубине квартала, прячась за основным зданием военкомата. Топая к нему по раскисшей от дождя земле - ибо выложенная булыжниками дорожка была как бы не из времен самого Основателя - я вдруг подумал, что это одна из причин наших вечных проблем. Хамство высших по отношению к низшим. Везде и постоянно.
Да и черт с ним. Плевать.
- Имя! – мужик был в погонах мастер-сержанта. Везет мне на них сегодня. Ему не хватало нескольких – трех – пальцев на левой руке, волос на голове и глаза. Тоже левого. Вся левая часть лица представляла собою один большой и страшный ожог, приковывающий к себе взгляд.
На правой стороне его камуфляжной куртки («Старого образца», - автоматически отметил внутренний голос) одиноко висела Железная-Звезда-С-Топором. Ветеран очередной Южной компании, однако. Замирял горцев. Бойня тогда шла еще та – мне было лет шесть, когда все уже кончилось, но я до сих пор помню страшные передачи по государственному телевидению, которые родители старательно запрещали мне смотреть, и которые я так же старательно доставал на кристаллах у своих школьных приятелей.
- Радомир Сегой, - ответил, наконец, я и протянул бумаги.
- На стол положи. Я здесь с тобой говорить буду, а не писаниной заниматься. Куда предписание дали?
- В пятую дивизию.
- Да ну? Интересно… А я Кузьмич. Разрешаю так меня называть. Но только здесь – и только сейчас. Садись давай уже.
И вот, сутки спустя я трясся в поезде вместе с целой толпой постриженных «под ноль» новобранцев. Хотя, судя по тому, что я видел – для многих это было даже не «ноль», а «минус один» - голову сидящего рядом со мною парня покрывали многочисленные царапины. Армейские парикмахерские никогда не заботились о качестве – только о количестве…
- Встать! – а вот и сопровождающий нас второй сержант Остапенко. Надо же – я знаю сего товарища всего несколько часов, а уже ненавижу. Что же будет через пару недель? Я раскрою его башку чем-нибудь тяжелым?
Видимо, он увидел мой взгляд, потому как явление прилетевшего в ухо кулака явно ничем иным быть не могло.
- Не сметь так смотреть, ясно?! Вы все здесь – ничтожества, понятно?! Вы – никто! Вы – гражданские шавки, малые дети, не нюхавшие пороха и не видевшие танка! На данный момент старый одноногий калека-ветеран ценнее вас всех вместе взятых! Ясно?! Не слышу ответа! – послышались неуверенные голоса.
- Я не понял, здесь что, немые одни сидят? Я спрашиваю, ЯСНО?!
На сей раз ответ был достаточно громким. По крайней мере, сержант угомонился и, пнув меня напоследок, вернулся на свое место.

+11

2

История другая, но люди те же... Начало многообещающее, посмотрим, что вырастет :)

0

3

Слишком много лишних тире.

Лорд д'Арт написал(а):

. Здание, облицованное настоящим гранитом – а не этим новомодным черным стеклом.

Лорд д'Арт написал(а):

Можно было пойти домой – но не хотелось.

Лорд д'Арт написал(а):

то этого не заметил – а именно таков был мой обычный порядок действий – громогласно его послал

и т.д.

Гарный Кот написал(а):

Не нашел момента когда Радомир назвал свое имя священнику.

Тоже заметил, но не сильно важно.

0

4

Лорд д'Арт
Хороший текст. Но несколько сапог для начала - тапки будут потом.
1) Вероятно, придётся более серьёзно подойти к переработке словаря произведения, ибо некоторые используемые слова: "пацан", "танк", "гопник", "батюшка" и др. отражают скорее картину нашего мира, а не мира победившего зороастризма. Это очень большая работа и очень большая ответственность для автора. В частности - стоит подумать над воинскими званиями - по тексту европеизированными.
2) Бытовые подробности - не складывается из них соответствующая миру картинка, также как и из лексики персонажей.
3) Преувеличение монументализма в архитектуре провинциального города. Пусть и условно аргументированного исторически.

А теперь - тапки:

Лорд д'Арт написал(а):

Как не странно, попасть в армию оказалось значительно сложнее

ни

Лорд д'Арт написал(а):

Тем более что дом, оставшийся от родителей, я продал, и уже завтра в него должны были въехать новые жильцы.

Не подчёркивается единственность проданного жилья для ГГ, а это немаловажно в контексте сюжета.

Лорд д'Арт написал(а):

мрачное небо, громыхающее и метающее молнии,

не бьётся с описанием мелкого и нудного дождя.

Лорд д'Арт написал(а):

Все даже лучше, чем мы ожидали. Показатели выросли почти на пятнадцать процентов.

Лорд д'Арт написал(а):

Плюс, в течение двух месяцев мы введем в действие еще один источник.

И в том, и в другом случае - пмсм, необходимо уточнение "Чего?" - показатели и источник. Или, если слово источник имеет дополнительный/переносный смысл, то его стоит написать с большой буквы.

Лорд д'Арт написал(а):

Топая к нему по раскисшей от дождя земле - ибо выложенная булыжниками дорожка была как бы не из времен самого Основателя

не бьётся с описанием монументальности военкомата.

Лорд д'Арт написал(а):

- Имя! – мужик был в погонах мастер-сержанта.

Какой мужик, откуда? Нет связки с предыдущим текстом. Если её не должно быть, то следует сделать отбивку.

Лорд д'Арт написал(а):

И вот, сутки спустя я трясся в поезде вместе с целой толпой постриженных «под ноль» новобранцев.

стриженных

И ещё - в тексте "от первого лица" - явный избыток "я".

+1

5

MilesV написал(а):

1) Вероятно, придётся более серьёзно подойти к переработке словаря произведения, ибо некоторые используемые слова: "пацан", "танк", "гопник", "батюшка" и др. отражают скорее картину нашего мира, а не мира победившего зороастризма. Это очень большая работа и очень большая ответственность для автора. В частности - стоит подумать над воинскими званиями - по тексту европеизированными.

Не могу в полной мере согласиться. Всё-таки автор пишет произведение на языке мира, где зороастризм не победил и для читателей этого мира. Думаю, уместна будет оговорка вроде : герои произведения именуют священника "мобед", а танковый полк - полком клибнариев, но для  понятности читателю употребляется современная лексика. Вы же не требуете от авторов, пишущих  о временах Ивана Грозного, диалоги писать на тогдашнем языке? Лишь специфичные термины, которым сейчас нет адекватного аналога. В общем, не стоит  излишне увлекаться терминологией.

+1

6

Змий написал(а):

MilesV написал(а):

1) Вероятно, придётся более серьёзно подойти к переработке словаря произведения, ибо некоторые используемые слова: "пацан", "танк", "гопник", "батюшка" и др. отражают скорее картину нашего мира, а не мира победившего зороастризма. Это очень большая работа и очень большая ответственность для автора. В частности - стоит подумать над воинскими званиями - по тексту европеизированными.

Не могу в полной мере согласиться. Всё-таки автор пишет произведение на языке мира, где зороастризм не победил и для читателей этого мира. Думаю, уместна будет оговорка вроде : герои произведения именуют священника "мобед", а танковый полк - полком клибнариев, но для  понятности читателю употребляется современная лексика. Вы же не требуете от авторов, пишущих  о временах Ивана Грозного, диалоги писать на тогдашнем языке? Лишь специфичные термины, которым сейчас нет адекватного аналога. В общем, не стоит  излишне увлекаться терминологией.

Кажется, я еще менее требовательна. А почему собственно танк не может называться танком? Мир победившего зороастризма и мир победившего древнеперсидского, скажем, языка - это не одно и то же. Мы же не называем танки катафрактами :) Правда, французы, насколько я помню, называли танковые части кирасирскими, но это исключение, которое подтверждает правило - название новому роду войск дается по разным основаниям, единого правила тут нет. Согласна насчет воинских званий - у них, как правило, есть исторические корни и тут требуется большое внимание.
"Батюшка" - означает "отец". Возможно, положения зороастрийской религии исключают такое обращение к священнику, тут спорить не буду, просто не знаю. Во всяком случае это обращение имеет скорее общекультурный чем религиозный смысл.
Наконец "гопник" и "пацан" - это жаргонизмы. Они есть в любом языке, при любой культуре. Разумеется, разные. Тут можно пофантазировать, придумав для альтернативного русского языка (а язык там ведь все-таки русский?) альтернативный жаргон. Что же касается значения этих слов - ну, я бы очень удивилась, узнав, что в мире победившего зороастризма нет уличных хулиганов и грабителей и вовсе не приняты пренебрежительные формы обращения к младшим по возрасту.
Таким образом, достаточно, на мой взгляд, ввести некоторое количество "альтернативных" слов для создания колорита. Главное, чтобы они составляли определенную систему и эта система прослеживалась по всему тексту.

Отредактировано IvFox (09-02-2011 21:03:24)

0

7

Змий
IvFox
Для "нетребовательных"(с) коллег хотел бы заметить. Мир, чья история, не только политическая, но и культурная, и (sic!) лингвистическая, пошла по другому пути более тысячи лет назад, может быть описан русским литературным языком лишь в той части, которая не противоречит наблюдаемым нам реалиям. Но чем дальше от точки-развилки, тем больше накапливается различий в быту, в лексике, в культуре и т.д.
Приятно ли вам, "нетребовательным"(с) коллегам, будет читать текст где бояре эпохи, допусти Йоханаана Ужасающего будут говорить как "пасаны на раёне"? А президент Академии наук в столичном Симонополисе - пользоваться языковыми конструкциями, отделёнными от него расстоянием в два-три века, к тому же свойственными, ну, скажем, инженеру из номерного "ящика"? И за каким рубежом "нетребовательность"(с) превращается в потребительское отношение к Тексту?
Впрочем - мнения высказаны. Автор разберётся для кого он пишет - для "нетребовательных"(с) потребителей полиграфической продукции или для "требовательных" ценителей хорошей литературы в избранном жанре.
Оставим право решения Автору, ибо произвол его свят. Да будет так.

0

8

MilesV написал(а):

Но чем дальше от точки-развилки, тем больше накапливается различий в быту, в лексике, в культуре и т.д.

Совершенно согласен. Для новых понятий - новые слова. О чём я сказал уже в предыдущем посте.

MilesV написал(а):

Приятно ли вам, "нетребовательным"(с) коллегам, будет читать текст где бояре эпохи, допусти Йоханаана Ужасающего будут говорить как "пасаны на раёне"? А президент Академии наук в столичном Симонополисе - пользоваться языковыми конструкциями, отделёнными от него расстоянием в два-три века, к тому же свойственными, ну, скажем, инженеру из номерного "ящика"? И за каким рубежом "нетребовательность"(с) превращается в потребительское отношение к Тексту?

Оба упомянутых случая - использование специфичных жаргонов определённых социальных групп. Жагрон "пасана на раёне" изначально задумывался как отличающий "пасана" от прочих. Соответственно в устах боярина иного времени он странен, в отличие от нейтрального литературного русского. Или вы хотите читать диалоги Йоханаана Ужасающего на древнескандинавском?

0

9

MilesV
Нет, меня не приводят в восторг "эскадроны рыцарей" в древней Греции и тому подобные упрощения.
Да, я согласна с тем, что альтернативный мир в данном случае будет во многих деталях отличаться от нашего.
Но многие примеры, которые Вы привели, относятся к тем областям, где различий может и не быть или они несущественны.
О чем я и пыталась сказать.
Ну а вообще, да, решать автору, хочет ли он подчеркнуть отличие того мира от нашего или, напротив, сходство.

0

10

Змий написал(а):

Или вы хотите читать диалоги Йоханаана Ужасающего на древнескандинавском?

Драматизация идеи - великая сила! :)
Исключительно с подстрочным переводом, впрочем, если он Йоханаан, то скорее всего будет говорить на иври или арамейском  :playful:
И, кстати, в предлагаемых Автором обстоятельствах, "русского" языка (в том виде и на той базе, к которой мы привыкли) скорее всего не будет. Количество тюркизмов, а равно и элементов заимствованных из европейских языков будет иным - пмсм, значительно меньшим.
Кроме того, идея Империи кантонов должна поразумевать языковую самостоятельность адм-тер единиц. С сохранением единого имперского языка. А уж какой будет избран имперским - это ведомо только Автору.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Сергея Артюхина » Мир князя Святослава-Пророка