Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Сергея Артюхина » Мир князя Святослава-Пророка


Мир князя Святослава-Пророка

Сообщений 21 страница 30 из 118

21

Лорд д'Арт написал(а):

Конечно, сегодня в нашем распоряжении и бронетранспортеры, и БМП (включая штурмовые), и даже вертолеты – но нужность умения подолгу таскать на себе двадцать-тридцать килограммов снаряжения в случае необходимости их наличие не отменяло никак.

Уфф, как-то закрученно. Даже не сразу поняла, что "их наличие" относится к бронетранспортерам, БМП и вертолетам.
Может так:
Конечно, сегодня в нашем распоряжении и бронетранспортеры, и БМП (включая штурмовые), и даже вертолеты – но это не значит, что умение подолгу таскать на себе двадцать-тридцать килограммов снаряжения солдату (бойцу, пехотинцу, или как они назваются в Вашем мире?) больше не нужно.

Отредактировано IvFox (17-02-2011 12:45:08)

+1

22

Отшельник написал(а):

Вот реальный аналог: http://ru.wikipedia.org/wiki/XM25 обратите внимание на характеристики.

На него и ориентировался. С поправкой на несколько более совершенне технологии, в т.ч. и

Отшельник написал(а):

особо-мощное ВВ

0

23

Интерлюдия 2.
Властитель огромного государства, раскинувшегося на тысячи и тысячи километров во все стороны от столицы, расположился в удобном кресле, и, смотря в синее осеннее небо с балкона своей резиденции, думал о прошлом.
Святослав Первый… Он же Великий, он же Храбрый, он же Основатель, и еще два десятка прозвищ данных ему потомками и современниками. Каким он был, тот киевский властитель, столь сильно изменившийся в год похода на Хазарский каганат?
Почему именно его, закоренелого язычника, выбрал Ормазд? И свой выбор указал так ясно - ведь та молния, что ударила в молодого всадника и убила всех вокруг, не тронула его самого. И ударила именно тогда, когда князь, смеясь, потребовал от старого мобеда – персидского жреца – доказательств силы его Бога… Почему Святослав вообще заговорил с одним из своих пленников?
Невольно вспомнилась версия, выдвинутая кем-то из римских еретиков – якобы молния в князя попала только лишь потому, что тот был одет в кольчугу и сидел на лошади, возвышаясь над всеми остальными. Эдакий громоотвод. Но почему именно в тот момент? Не бывает таких совпадений.
Как бы то ни было, та молния значила для Основателя очень много. Каким бы он стал без нее? Таким же нетерпеливым воином, каким был до этого? И сложил бы голову в очередной битве где-нибудь в Македонии…
Но то знамение изменило все. Создало Пророка, соединившего мудрость волхвов Арконы и персидских магов, принесшего на Русь свет Творца… Создало державу, еще более могучую, чем была Русь до разгрома хазар, создало императора, могучего полководца и непобедимого воина, имя которого внушало страх врагам десятилетия спустя после его смерти. Сколько их было, этих побед? Хазары, половцы, печенеги, булгары, норвежцы и шведы, непокорные славянские князья, ромеи… Воистину, не было правителя более великого.
И теперь Роман, Стальной Император, в чьих жилах все еще течет кровь могучего воина и пророка, должен вновь защитить кантоны от внешнего врага.
Война неизбежна. Ибо ресурсные богатства кантонов – вода и лес, торий и нефть – слишком привлекательная награда. Награда, которая позволит протянуть до создания прыжка…

  Глава 3.
- Последний километр пошел! Поднажали! Давай, давай, давай, давай...
Крики сопровождающего нашу колонну майора Ульмана доходили до сосредоточившегося на беге мозга с трудом. Оцепеневшее сознание, отключившееся еще километров восемь назад, разобрало только словосочетание “последний километр” - и ничего больше.
Хотелось упасть и умереть. А перед этим сбросить с себя все это нереально тяжелое барахло – особенно бронежилет и шлем - по ощущениям весившее уже около тонны. Но это означало признать поражение, значило, что все мучения прошли зря. А повтора сего увлекательного марафона как-то не хотелось. Совсем.
- Стоим! - команда офицера прозвучала очень кстати. - Вот видите, сегодня уже лучше получилось. А вы боялись. А ведь еще и полугода не прошло!
Действительно лучше – полгода назад я бы просто умер где-нибудь эдак километре на восьмом. Сегодня дошел до конца.
Причина памятной нехорошей улыбки Остапенко стала понятна почти сразу – Ульман был садистом. Ну, в хорошем смысле этого слова. Он относился к тем командирам, что свято исповедовали принцип “тяжело в учении – легко в бою”. И считал, что одно находится в обратной зависимости от другого – чем тяжелее первое, тем легче второе. А значит, всех новичков ждал самый настоящий кошмар.
Сие было понятно – штурмовые роты механизированных дивизий всегда находились на острие удара. Мы были как тяжелая кавалерия времен дружин Святослава Первого, но проще от осознания данного факта не становилось. Учитывая, что пехотинец в современной войне гораздо больше напоминает вьючную лошадь, чем самый что ни на есть тяжело вооруженный катафракт ромеев тысячелетней давности, основой физической подготовки становилось развитие выносливости.
Конечно, сегодня в нашем распоряжении и бронетранспортеры, и БМП (включая штурмовые), и даже вертолеты – но нужность умения подолгу таскать на себе двадцать-тридцать килограммов снаряжения в случае необходимости их наличие не отменяло никак. Ибо мало ли...
- Что, рядовой, тяжело? - я даже не сразу понял, что майор обращается ко мне.
- Тяжело, господин майор. Но жить можно, - мама мне всегда говорила не терять оптимизма.
Реакция командира была довольно неожиданной – обычно суровый Ульман вдруг улыбнулся и, хлопнув меня по плечу, одобрительно кивнул.
- Молодец, рядовой. Так держать, - после чего поднял голову и рявкнул:
- Полчаса отдыхаем, потом стрельбы. Начали.
Эта команда буквально выключила ноги – я рухнул на траву прямо там, где стоял. С наслаждением расстегнул ремень шлема и стащил его с головы, подставив мокрые от пота волосы прохладному апрельскому ветерку. Стало так хорошо, что даже на контроль дыхания ваш покорный слуга слегка подзабил. Мне-то стрельбы особых проблем не доставляли – все же в своем звене именно я был носителем «ушкуя».
“УШК-20”. Универсальный штурмовой комплекс калибра двадцать миллиметров. В эту штуку я влюбился почти сразу, как увидел. Плавные очертания, удобные рукоятки – пистолетная и тактическая для второй руки. Восемь выстрелов в магазине. Фактически – полуавтоматический гранатомет, с лазерным дальномером и умной машинкой в прицеле, способной рвануть мощный снаряд рядом с врагом. И с дробовыми патронами для ближнего боя – “окопные метлы” времен Аскольда отдыхают.
Правда и весило это чудо почти пять с половиной кило – не считая боекомплекта, тянувшего ещё на семь. Но мощность оправдывала каждый грамм веса.
- Встали! – ну вот и все, кроткий отдых позади. А нас ждет еще два часа развлечений под чутким руководством любимого командира…

- Здесь недаааалееекооо, - эту песню я когда-то очень любил. – Недалекооо…
Сейчас, лежа на спине и глядя в бездонное голубое небо, я вдруг осознал, что вот он, тот момент, из-за которого я ушел из той своей, кажущейся уже настолько далекой, жизни.
Ибо где-то в глубине заворочались давно уснувшие чувства. Внезапно вспомнился день, когда ко мне пришло Решение об смене рода деятельности. Тогда я разбил свое двухколесное средство передвижения, и, сидя в парке, тихонько смеялся, ибо вдруг понял, что он мне больше не нужен. И что пора уходить, иначе сумасшествие – вполне реальная перспектива.
Да уж, мотоцикл мне больше не понадобится. Как и ничто другое с гражданки. Сколько прошло уже? Несколько месяцев? Полгода? Это неважно – важно то, что после этого совсем недолгого промежутка времени прошлая жизнь так и не стала казаться раем. Да, на меня – и на всех новиков, в общем-то - постоянно орет взводный, заставляющий отжиматься с рюкзаком, набитым кирпичами, или отрабатывать приёмы рукопашки в два часа ночи; наш дорогой майор мечтает загонять нас до смерти – в больнице постоянно кто-нибудь валяется, а любимый «ушкуй» скоро станет частью моего тела... Но я знаю, зачем все это.
Пусть это только начало. Через неделю какой-нибудь полковник или генерал, мечтающий показать себя императору или хотя бы Дробовому на больших маневрах, загонит нашу штурмовую роту в искусственные руины, набитые змеями и весьма удачно имитирующие развалины в джунглях Хань. А потом ещё и подставит под бомбежку… И попробуем мы при этом не победить «условного противника».
Мы будем задыхаться от жары, проклинать тряску в железном брюхе десантного вертолета, совершающего противоракетный маневр, ненавидеть родную БМП, будем высаживаться в горящих вполне настоящим пожаром лесах или поселках, чтобы пройти их из конца в конец.
Но у всего этого есть цель. Такие как Ульман или мастер-сержант из комиссариата – герои той еще войны с горцами южных границ – они учат нас выживать. И побеждать. Побеждать там, где шансов нет.
Когда Роман вешал коррупционеров в Асгарде, из-за которых Южное замирение едва не окончилось поражением, он сказал правильные слова. Про живую еще кровь дружинников Святослава, громивших ромеев и булгар; швейцарцев, чуть ли не всем народом ушедших на Русь от осатаневших клириков Павла Девятого, и пробившихся для этого сквозь армии крестоносных безумцев; норвежцев и свеев, бившихся в рядах внуков Ричарда Сирийского, прозванного арабами Салах-ад-Дином, против пришедших к Иерусалиму монгольских орд Субедэя. Ярослав знал, что после падения Иерусалимского королевства тумены повернут на Русь – и принимал меры, усиливая их врагов. И могучие воины Севера устояли на стенах святого для христиан города – за что на Ближнем Востоке до сих пор благодарны выходцам из скандинавских кантонов…
Вот за надо сражаться. Не за камни, не за нефть – но за людей. За память о величии предков, за будущие поколения.
И боль тела ничто – ибо где-то там, в глубине, вновь стал разгораться огонь души, впервые за долгое время почувствовавшей, что мои действия кому-то нужны.

+7

24

Лорд д'Арт написал(а):

Награда, которая позволит протянуть до создания прыжка

Если "прыжок" - не имя собственное, а просто существительное, то слово "создание" не сочетается с ним. Если же это имя собственное - то его стоит заключить в кавычки.

Лорд д'Арт написал(а):

Тогда я разбил свое двухколесное средство передвижения, и, сидя в парке, тихонько смеялся, ибо вдруг понял, что он мне больше не нужен.

Честно говоря, не помню эпизода с мотоциклом - он планируется к написанию?

+1

25

Наша база была совсем новой. Еще не выветрился запах краски из казарм, укрытых маскировочными сетями, еще не посветлели выложенные бетонными плитами дорожки,  асфальт радовал глаз сочным черным цветом. Но, подобно древним храмам, построенным на фундаментах еще более древних храмов, она была построена не месте старой базы, одной из тех, что были развалены еще при Караджиче. Это не сразу, но бросалось в глаза - взор цеплял то выщербленный бордюр, наполовину ушедший в землю, то одиноко стоящую стену на задворках части, то слегка покосившийся бетонный столб.
С первого взгляда было видно, что новые хозяева базы заботятся о безопасности – на это намекало и тяжело укрепленное задние штаба, окруженное бетонными блоками, и видеокамеры, часто расставленные по периметру, и прочные вышки, в глубине которых угадывались контуры автоматических пушек…
Завершали картину опоясывающий всю территорию базы легкий забор из заостренных металлических прутьев и частые шлагбаумы – привет из времен Южного замирения, когда любимым развлечением горцев являлись атаки на правительственные здания на груженных взрывчаткой грузовиках.
Уж на чем Роман последнее время не экономил – так это на армии. Но “урезание расходов” Кораджича слишком сильно стукнуло по оборонительному потенциалу (как, в общем-то, и по всей экономике), и, хотя “серого” уже много лет, как повесили, последствия крупнейшего воровства в истории все еще были заметны.
К моему удивлению, вместо постоянно ворчащего Гольцмана на складе находился молчаливый швейцарец Натан. Мужик неплохой, только слишком уж неразговорчивый и явно с какими-то собственными заморочками по поводу возвращения в родной кантон.
Без лишних вопросов выдав мне стандартные бланки заявления на замену формы и терпеливо дождавшись их заполнения, он спокойно отдал мне комплект, буркнув только что-то вроде “носи аккуратно”.
Все же у всех снабженцев есть что-то общее. 
На полпути к казарме, когда отличный девятичасовой сон казался уже блаженной реальностью, я увидел майора Ульмана, беседующего с нашим старым-добрым мастер-сержантом.
Честно говоря, его я уважал едва ли не более всех своих сослуживцев и командиров, вместе взятых, кроме, разве что, самого Ульмана. Сорокалетний взводный явно повидал в жизни достаточно, и его мнение лично для меня было более чем веским. Все-таки выжить на передовой в Замирении и трех пограничных “инцидентах”, больше похожих на небольшие войны – это показатель. И не только удачи – ибо на одной удаче далеко не выедешь. Хотя, конечно, и без нее никак.
Так вот, мастер-сержант Юрий Белов был образцовым воином – от пяток и до самых кончиков коротко стриженных русых волос. Из всех инструкторов и командиров он, пожалуй, оставлял самое лучшее впечатление. И не только потому, что практически никогда не орал на косячивших бойцов – а среди моих коллег такое встречалось совсем не редко. Дело было в другом.
Я не сразу понял, в чем именно. Для этого понадобилось три месяца ходить к нему на рукопашный бой – идея записаться на дополнительные занятия по воскресеньям пришла ко мне уже на второй неделе пребывания в армейских рядах. Слишком много мыслей, от которых хотелось избавиться, да и навыки сворачивания супостатам шей лишними не казались.
Доставалось на этих “курсах” немало, а отменять лично для меня батальонные или ротные – да пусть даже и взводные – тренировки никто, естественно, не собирался. Хотя, в общем-то, я и не просил. Состояние иступленного постижения военной науки, в которое  себя загнал ваш покорный слуга, уже начинало напоминать перманентный берсеркский раж, когда мастер-сержант неожиданно решил побеседовать по душам о моем и его прошлом. Я не сразу понял, зачем.
А потом дошло – дошло именно тогда, когда ваш покорный слуга начал привыкать к своей новой жизни.
Человек привыкает ко всему – это не секрет. А когда ему некуда возвращаться, то сие происходит еще быстрее. Мне было некуда – как и Белову. На гражданке у меня никого и ничего не осталось. Родители умерли, друзья расползлись по разным концам страны, жену я себе тоже не завел... И у сержанта обстояло все точно так же.
Неоднократно в воскресенье на тренировочной части базы мы с Беловым оставались одни. Это поневоле выделяло меня среди остальных. И как-то так вышло, что помимо премудростей рукопашного боя он стал меня учить и другим вещам – мелочам, помогающим выжить там, где выжить невозможно. Хороший мужик, один из тех, на которых всегда стояли кантоны.
И вот теперь, устало топая к казарме, я обратил внимание на хмурый вид мастер-сержанта, явно не согласного в чем-то с майором. Но непреклонный взгляд Ульмана явно не оставлял нашему взводному шансов на благоприятный исход – в чем бы он не заключался. Вдобавок ко всему, где-то глубоко внутри появилось чувство приближающихся проблем, испортившее мне удовлетворение от субботнего сна.
- Рота! - Ульман, расхаживающий по площадке полигона, явно был не в духе. Судя по всему, ему и самому что-то не очень нравилось. Вопрос состоял только лишь в том, что именно было не так? Его не устраивало то, что эта тренировка пройдет на другом полигоне – там, где наша рота еще ни разу не бегала? А норматив, естественно, от этого меньше не становится... Да, пожалуй проблема именно в этом.
- Сегодня днем – в четырнадцать ноль-ноль – у вас будет тренировка. Но не обычная, а самая, что ни на есть, приближенная к боевой.
Ульман вздохнул, внимательно осмотрел нашу ровную шеренгу и рубанул с плеча:
- Огневой пробег.
- Твою ж мать... - не удержавшись, выругался здоровяк Совенко, выходец из Киева, способный тащить на себе вдвое больше патронов, чем было предусмотрено в стандартном БК.
Огневой пробег. Или обкатка боем, да. Идея, пришедшая в голову Аскольду, и с тех пор являющаяся неизменной частью военной подготовки в армии кантонов.
Еще во время той, Великой войны, когда в кровавой мясорубке сходились многомиллионные армады, вдруг выяснилось, что первый бой для любого – самое большое испытание. Осознание близкой смерти слишком влияет на человека – многие справляются, конечно же, особенно если рядом есть кто-то опытный... а если этого самого опытного нет?
Даже при учебном броске боевой гранаты новобранец может впасть в ступор. А в первом бою? Когда по тебе лупят из пулемета, где-то за спиной рвутся артиллерийские снаряды, а над головой проносится вражеский вертолет? Как вести себя осознанно, стрелять не в белый свет, а в противника, осмысленно перемещаться, слышать приказы и оценивать обстановку? Как не струсить, не обезуметь от животного страха, сковывающего внутренности?
Сначала бой пытались имитировать. Обстреливали новиков холостыми, взрывали неподалеку от окопов взрывпакеты… Но это было не то.
В конце концов пришли к идее “контролируемого первого боя”. Среди холостых патронов имелись вполне себе боевые. И убить новобранца могло вполне реально. И сам новобранец об этом знал. Но вероятность смерти все же была гораздо ниже, чем в реальном бою, плюс рядом находился инструктор...
Учитывая, что в кантонах народу уже тогда хватало, а потери на фронтах были такими, что лишние пару сотен трупов просто никто бы не заметил в общей статистике – идея Аскольда генералам понравилась - эксперимент пошел в ход.
Как ни странно, это резко повысило выживаемость в прибывающих на фронты подразделениях – статистика продемонстрировала снижение смертности. Не слишком серьезное, правда. Генералы увеличили процент боевых патронов и “добавили реалистичности” – возросли потери в учебных боях, не скомпенсированные ростом выживаемости.
В конце концов, в ставке Императора подсчитали точный баланс холостых и боевых патронов и снарядов, требуемый для оправдания “огневого пробега” - и он прочно вошел в армейскую жизнь, неизменно принимая кровавую жертву от неосторожных или просто невезучих новобранцев.
Затем, уже после войны, это нововведение хотели отменить. Но висящая над Империей угроза повторного конфликта заставила Аскольда только лишь слегка снизить процент смертельных снарядов и добавить год обучения перед обкаткой. “Ханьский инцидент”, случившийся всего несколько лет спустя после Победы, доказал правоту Железного Аскольда – войска кантонов тогда отвесили таких люлей супостату, что еще лет пятнадцать Хань и их союзники не решались даже намекать на военное противостояние.
Год обучения – и “огневой пробег”. У нас же позади только около семи месяцев. Неужели все настолько плохо? В новостях ничего такого вроде не звучало – обычная риторика, не более того...
- Взвод! - голос Белова вернул меня в реальность. Мастер-сержант был предельно сосредоточен. – До начала отсчета у вас меньше получаса. Приготовиться получить боевую задачу!
Пальцы зашевелились сами по себе, набирая на коммуникаторе личный код. Тихий писк – задача загружена, получение подтверждено. Де-юре – приказ уже отдан. Да, в общем-то и де-факто тоже.
- У вас будет четыре часа. Условия все знают. Невыполнение нормы – и вас отправят в линейный батальон. И вряд ли нашей дивизии.
Да, в обычную часть идти как-то не хотелось. У нас хоть оружие все новое и форму регулярно меняют. В обычных частях такое встречается далеко не везде. Роман все-таки не Ормазд, а только император. Пусть и весьма неплохой.
- Сержантов не будет. По условиям учений, командный состав уничтожен. Вы пойдете одни.
Что??? Но ведь одним из условий “контролируемого первого боя” является неизменное присутствие опытного товарища, способного поддержать и объяснить. Какого хрена происходит?
“Ищут способных к лидерству бойцов”, - внутренний голос был, как всегда, на месте.
“А менее человекозатратный метод найти нельзя было? Психологические тесты там, еще что-нибудь?”
“Хха. Прекрасно же знаешь, что эти тесты – хрень собачья. Они не способны оценить действия человека в боевой обстановке без этой самой обстановки”.
Определенный смысл в этом, конечно, присутствовал. Но риск?
“Ставки слишком велики и, как и во времена Аскольда, на некоторое лишнее количество трупов никто не посмотрит. Народу пока хватает...”
- Вместо стандартного бронежилета вам выдадут комбинезон БК-12-Ж.
Боевой комплект, модель 12, жидкая броня. Хорошая штука. Наверное. В отличие от ставшего почти родным броника это закамуфлированное чудо высоких технологий нам выдавали на тренировки только четыре раза. “Чтоб не сломали, таки, да”. Хотя как ее можно сломать?
Подхватив “ушкуй”, я потопал надевать “жижу”. Лишний процент спасенных жизней она обеспечить вполне способна.
Наше отделение получило трассу, проходящую через самый центр полигона. Маршрут был составлен довольно хитро – с коллегами мы должны были пересекаться только в местах, требующих, по мнению командования, большей огневой мощи.
“Интересно, совместная атака ротой будет?”
“Максимум взвод. Рота – это вряд ли, дружок. Не при отсутствии командиров... хотя, вообще-то хорошая идея... Вот только не перестреляете ли вы друг друга?” - ехидничавший внутренний голос звучал сегодня особенно громко.
Приказав ему заткнуться, я подошел к отметке старта. Отделение, выстроившееся у входа на трассу, выглядело неплохо. Народ волновался – но особенного мандража заметно не было. Выглядеть слабаком никому не хотелось.
Колоритная компания – Русь в миниатюре. Киевлянин Олег Совенко с пулеметом, швейцарец Йозеф Дайс со снайперкой, Драган Раджич из села с Дунайской границы, вместе со своими закадычными приятелями Мико Лайненом (какой-то из северо-западных кантонов), Иваном Ивановым (Волынь) и Лехой Стацким (Таврида) вооруженные автоматами с подствольниками, я и Эрик Ларсен (Норвегия) с “ушкуями”, и, наконец, два брата откуда-то из Сибири – Федор и Марк, несущие в нагрузку к автоматам пусковую установку.
Десять человек. Воинский отряд, должный действовать вместе, как единое целое, служа шестеренкой в огромном механизме армии.
- И последнее. Зачет будет по крайнему. Время пошло, - Ульман многозначительно постучал по часам.
- Не бежать! - пришлось напомнить товарищам, что здесь не марафон. Здесь вполне себе реальное испытание, в течение которого надо сохранять максимальное количество сил.
- Времени в обрез, Сегой, - Раджич, пытающийся подстроиться под мой быстрый шаг, едва ли не подпрыгивал. - Не рванем – опоздаем.
- Рванем – сдохнем посередине пути. Причем, вполне возможно – что сдохнем в буквальном смысле.
На этот аргумент ответа ни у южанина, ни у кого-либо еще не нашлось. Разве что непривычно нервный Лайнен постоянно смотрел на часы.
Первое серьезное препятствие нам встретилось километра через полтора. До этого основной проблемой была раскисшая от недавнего дождя грунтовка с изредка попадающимися острыми камнями. Так что к моменту встречи с пулеметной точкой все отделение было вымазано с ног до головы в грязи и тихо проклинало момент попадания в эту задницу.
Шедший в голове группы Иванов, всегда чувствующий неприятности пятой точкой остановился за миг до того, как дневную жару разорвал грохот пулеметной очереди.
Я даже не успел ничего понять – тело само рухнуло на землю, смещаясь к хлюпающей жидкой грязью обочине. Все поступили аналогично – только Стацкий замер истуканом, глупо хлопая глазами и явно не осознавая, что происходит.
Рывком сократив между нами расстояние, я успел свалить его на землю лишь на секунду быстрее второй огненной трассы, выбившей из вала, охватывающего дорогу в этом месте, цепочку фонтанчиков.
- Моррранские шлюхи, - выругался Ларсен. - Там что, вообще нет холостых?
Сомнительно. Все же гробить нас тут в полном составе командование вряд ли собирается. Так что боевыми снаряжено от силы половина огневых точек – но кто ж это может сказать наверняка?

Отредактировано Лорд д'Арт (22-05-2011 22:43:19)

+9

26

Лорд д'Арт написал(а):

Спрыгнув с “лайбы” (УЛБШ-12-Т, “универсальное легкое бронированное шасси, модель двенадцать, в модификации транспортера”, в солдатском фольклоре - “унылая лайба” или просто “лайба”) и с сожалением посмотрев на порванный рукав почти новой куртки, я отправился к снабженцам за новой курткой и порцией поучений на тему “форма на вас просто-таки горит”.

Выделенное - лишнее.

Лорд д'Арт написал(а):

Сорокалетний взводный явно повидал в жизни достаточно, и его мнение лично для меня было достоаточно веским.

Лорд д'Арт написал(а):

Дело было в другом.
Я не сразу понял, что именно.

в чём

Лорд д'Арт написал(а):

Состояние исступленного постижения военной науки,

Лорд д'Арт написал(а):

мастер-сержант неожиданно решил побеседовать по душам.

С кем, о чём? Стоит раскрыть хотя бы в трёх-четырёх фразах.

Лорд д'Арт написал(а):

на хмурый вид мастер-сержанта,

Лорд д'Арт написал(а):

Но непреклонный вид Ульмана

Вместо второго - взгляд

Лорд д'Арт написал(а):

Вдобавок ко всему, где-то глубоко внутри появилось чувство приближающихся проблем, чувство, испортившее мне удовлетворение от субботнего сна.

лишнее

Лорд д'Арт написал(а):

Его не устраивало то, что эта тренировка пройдет на другомо полигоне – там, где наша рота еще ни разу не бегала?

Лорд д'Арт написал(а):

Совенко, выходец из Киева, способный тащить на себе вдвое от стандартного БК.

Вдвое больше, меньше? Тогда уж - два

Лорд д'Арт написал(а):

Хань и их союзники не решались даже на намеки на военное противостояние.

не решались даже намекать на...

Лорд д'Арт написал(а):

В отличие от ставшего почти родным броника это закуамуфлированное чудо высоких технологий нам выдавали на тренировки только четыре раза.

Лорд д'Арт написал(а):

Маршрут был составлен довольно хитро – с коллегами мы должны были пересекаться только в местах,

Вместо первого - оказался

Лорд д'Арт написал(а):

Драган Раджич из села с Дунайской границуы,

Лорд д'Арт написал(а):

До этого основной проблемой была раскисшая от недавнего дождя грунтовка

представлялась

+1

27

Лорд д'Арт написал(а):

В отличие от ставшего почти родным броника это закумуфлированное чудо высоких технологий нам выдавали на тренировки только четыре раза.

закамуфлированное

Лорд д'Арт написал(а):

Не без командиров... хотя, вообще-то хорошая идея...

Но

Лорд д'Арт написал(а):

Йозеф Дайс со снайперкой, Драган Раджич из села с Дунайской границу,

границы

+1

28

Лорд д'Арт написал(а):

другомо

другом

Лорд д'Арт написал(а):

Еще в во время той, Великой войны

без в

Лорд д'Арт написал(а):

Дунайской границу

границы

+1

29

Судя по именам-фамилиям минимум 40% населения православные. Надо бы поменять или объяснить почему так.

0

30

- Моррранские шлюхи, - выругался Ларсен. - Там что, вообще нет холостых?
Сомнительно. Все же гробить нас тут в полном составе командование вряд ли собирается. Так что боевыми снаряжено от силы половина огневых точек – но кто ж это может сказать наверняка?
- Что делать будем? – меланхолично поинтересовался Федор.
- Валить эту хрень. Давайте сюда со своей установкой.
Конечно, неизвестно, что нас ждет впереди. И ракет у нас количество ограниченное. Но это не значит, что нужно их экономить. Меньше проваландаемся сейчас – будет больше время на анализ ситуации в будущем.
Братья, сноровисто установив «Булаву», выжидательно посмотрели на меня.
- Счас подсвечу, - аккуратно высунув «ушкуй» в сторону все не унимающегося пулемета, я врубил дальномер.
В ушах пикнуло – ушли данные на установку.
Марк вскинул кулак, подтверждая прием. Я кивнул.
В боевых условиях действия термобарического боеприпаса «Булавы» мы еще не наблюдали – только на полигоне. Но здесь оно получилось не менее эффектно – и эффективно тоже. Вспухшее огненное облако и поднявшаяся в воздух земля на мгновение скрыли пулемет из виду. А когда дым слегка рассеялся, стало понятно, что путь свободен – на месте дота дымились жалкие остатки былого «великолепия».
- Пошли, - раз уж взял на себя роль лидера, то таковым мне и оставаться до конца трассы.
Как ни странно, дальше было проще – кроме отдельных отвратительных мест с колючей проволокой и глубокими ямами, огнестрельных подарков не было еще километров семь. Мы даже стали обгонять график – не намного, минут на пятнадцать-двадцать, но все же…
Я уже начал думать, что кроме инженерных препятствий нам больше ничего не встретится, когда все наше отделение выскочило на большую поляну. И на эту же поляну выходило еще три трассы.
- Забавно, - пробормотал Стацкий. – Пятая точка чувствует подвох…
- Кто-нибудь видит что-нибудь необычное?
- Обычная полянка, - Ларсен пожал плечами. – Чего тут необычного. Давайте двигать уже, чего стоять…
Неуверенно оглядываясь и всматриваясь в стоящие необычно густо деревья, мы гуськом двинули вперед. И обнаружили тот самый подвох.
Хлопок миномета не узнать было сложно – все же батальонных учений на нашу долю хватало.
- Мммаать вашшуу, - Иванов рухнул на землю практически мгновенно. Еще долей секунды спустя к нему присоединились остальные.
Минометы? Что за хрень – так ведь и убить можно…
Рвущиеся с флангов и за спиной снаряды страшными взрывами не давали думать, и отшибали всякую способность к соображению… И медленно приближались к нашей позиции.
«Один хрен, в армию пошел, чтобы сдохнуть… Так не все ли равно где и когда?» - и с этой мыслью я бросился вперед.
- Свяяяааааттт! – кроме нашего вопля дружинников Святослава ничего другого в голову мне не пришло.
- Аааааааа, - Совенко подхватился следом.
Еще никогда до этого момента я не бегал с такой скоростью. И с такой яростью и гневом. Гневом на командиров, бросивших недообученных солдат на «огневой пробег» против минометов и пулеметов даже без сержантов. С гневом на свою жизнь, на вечные неудачи на любовном фронте и серость будней. С гневом на себя.
«Лес», в который вбежали мы с Совенко, оказался искусной декорацией, скрывающей большое бетонное укрепление – эдакую крепость в миниатюре. И два обезумевших придурка едва не ломанулись ее штурмовать.
На наше счастье, братья-сибиряки оказались гораздо умнее. И уже подготовили ракетную установку.

+5


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Сергея Артюхина » Мир князя Святослава-Пророка