Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Антиляп » Для BRIZA некоторые материалы по договорам СНВ.


Для BRIZA некоторые материалы по договорам СНВ.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

7 декабря 1987 года в Вашингтоне состоялась советско-американская встреча на высшем уровне, в ходе которой Михаил Горбачёв и Рональд Рейган подписали бессрочный Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), вступивший в силу 1 июня 1988 года. Участники договора обязались не производить, не испытывать и не развёртывать баллистические и крылатые ракеты наземного базирования средней (от 1000 до 5500 км) и малой (от 500 до 1000 км) дальности.
Следует, однако, отметить, что окончательно эта классификация была введена только договором 1987 года. До его подписания в США баллистические ракеты делились на межконтинентальные (свыше 5000 км), средней (от 500 до 5000 км) и меньшей (от 150 до 500 км.) дальности. В СССР до середины 1980-х выделялись и оперативно-тактические ракеты (от 1 до 500 км). В США тактические (оперативно-тактические) ракеты имели дальность полета от 1 до 150 км. В 1987 г. была окончательно установлена новая классификация. Поэтому применительно к периоду до середины 1980-х гг. в исторических работах правомерно использование обеих классификаций.
В соответствии с договором стороны в течение трёх лет должны были уничтожить все пусковые установки и ракеты наземного базирования с радиусом действия от 500 до 5500 километров, включая ракеты как на европейской, так и на азиатской территории СССР. Это был первый в истории случай договорённости о реальном сокращении имевшихся вооружений. Договор также предусматривал процедуры проверки инспекторов, которым надлежало следить за уничтожением ракет противоположной стороны.
Согласно ст. 3 Договора, уничтожению подлежали:
• ракеты средней дальности
o СССР — РСД-10 «Пионер», «Р-12», «Р-14» (по классификации НАТО, «СС-20», «СС-4» и «СС-5» соответственно) и крылатые ракеты наземного базирования РК-55 (по классификации НАТО — SSC-X-4 «Slingshot»);
o США — «Першинг-2» и «BGM-109G» (крылатая ракета Tomahawk наземного базирования);
• ракеты малой дальности
o СССР — «ОТР-22 «Темп-С»» и ОТР-23 «Ока» («СС-12» и «СС-23»);
o США — «Першинг-1А».
К июню 1991 договор был выполнен полностью: СССР уничтожил 1846 ракетных комплексов (из них около половины — произведённые ракеты, не находившиеся на боевом дежурстве); США — 846 комплексов.
В середине 1970-х гг. сначала в США, а затем в СССР были созданы системы лазерного, инфракрасного и телевизионного наведения ракет на цели. Это позволило достичь большой точности их попадания в цели (по разным оценкам — до 30 метров). Эксперты заговорили о возможности нанесения нового типа ядерного удара — обезглавливающего или ослепляющего, который позволял бы уничтожить элиту противоположной стороны до того, как будет принято решение о приведении в действие механизма ответно-встречного удара. Это возродило представления о возможности победы в «ограниченной ядерной войне» на базе выигрыша в подлётном времени. 17 августа 1973 г. министр обороны США Джеймс Шлезингер (J. Schlesinger) объявил концепцию обезглавливающего (иначе — контрэлитного) удара новой основой ядерной политики США. С этой целью предполагалось достижение выигрыша в подлётном времени. Упор в средствах сдерживания смещался со стратегической триады на средства средней и меньшей дальности. В 1974 г. этот подход был закреплён в ключевых документах по ядерной стратегии США.
В целях реализации доктрины США начали модифицировать расположенную в Западной Европе систему передового базирования (Forwad Based System). В рамках этого проекта повысилось американо-британское взаимодействие по модификации баллистических ракет на подводных лодках и ракет средней дальности. В 1974 г. Британия и Франция подписали Оттавскую декларацию, согласно которой обязались развивать общую систему обороны, включая ядерную сферу. В СССР эти действия были восприняты как отказ Франции от концепции «независимой обороны» и частичный пересмотр политики голлизма.
Эти действия вызвали тревогу в СССР. В 1976 г. министром обороны СССР стал Д. Ф. Устинов, который склонялся к жёсткому ответу на действия США. Основой модифицированной ядерной стратегии СССР стало наращивание парка тяжелых МБР с РГЧ ИН и, одновременно, прикрытие «евростратегического» направления. В 1977 году СССР под предлогом модификации устаревших комплексов РСД-4 и РСД-5 (SS-4 и SS-5) приступил к развёртыванию на западных границах ракет средней дальности РСД-10 «Пионер» (SS-20). Всего было развёрнуто около 300 ракет подобного класса, каждая из которых была оснащена тремя боевыми блоками индивидуального наведения на цели. Это позволяло СССР в считанные минуты уничтожить военную инфраструктуру НАТО в Западной Европе — центры управления, командные пункты и, особенно, порты (последнее в случае войны делало невозможным высадку американских войск в Западной Европе). На фоне тотального превосходства СССР в обычных вооружениях, это давало Варшавскому договору полное военное превосходство на Европейском ТВД.
В ответ 12 декабря 1979 года Совет НАТО приняли «двойное решение». Оно предусматривало размещение в 1983 г. в Европе 572 ракет Pershing-2. Малое подлётное время ракет Pershing-2 (6-8 минут) давало США возможность нанести первый удар по командным пунктам и пусковым установкам советских МБР (при этом размещаемые ядерные ракеты не учитывались в существовавших на то время советско-американских соглашениях об ограничении стратегических вооружений). Одновременно страны НАТО договорились начать переговоры с СССР, чтобы к 1983 г. решить проблему советских евроракет.
Администрация Джимми Картера колебалась, следует ли размещать в Европе «евроракеты». В октябре 1980 года начались переговоры об ограничении ядерных вооружений в Европе. Однако в ноябре 1980 г. на президентских выборах в США победил республиканец Рональд Рейган, который придерживался более жесткого подхода. В 1981 г. администрация Р. Рейгана предложила «нулевой вариант» — США не размещают в Европе ракеты средней и меньшей дальности и крылатые ракеты, а СССР ликвидирует свои ракеты РСД-10 «Пионер». Однако СССР от такого подхода отказался. Во-первых, американских ракет в Европе не было, и советское руководство считало «ликвидацию Пионеров» в обмен на «пустоту» неравноценным обменом. Во-вторых, американский подход не учитывал РСМД Британии и Франции, которые тоже представляли угрозу СССР. В противовес предложениям Р. Рейгана, Л. И. Брежнев в 1981 г. выдвинул программу «абсолютного нуля», подразумевавшую, что в ответ на вывод СС-20 США должны не только отказаться от размещения РСД «Першинг-2», но также вывести из Европы тактическое ядерное оружие и ликвидировать систему передового базирования и добиться ликвидации британских и французских РСД. США отказались от этого проекта, ссылаясь на превосходство СССР (всего Варшавского договора) в обычных вооруженных силах.
В 1982 г. советская позиция была модифицирована. Советский Союз объявил временный мораторий на развёртывание РСД-10 «Пионер» до подписания всеобъемлющего соглашения. Кроме того, в 1982 г. СССР предложил сократить количество РСД-10 «Пионер» до аналогичного числа французских и британских ракет средней и меньшей дальности. Но это предложение не вызвало понимания у стран НАТО. Франция и Британия объявили свои ядерные арсеналы «независимыми», и заявили, что проблема размещения американских РСМД в Западной Европе — это, прежде всего, вопрос советско-американских отношений.
Ситуация изменилась в 1983 году. После смерти Л. И. Брежнева 10 ноября 1982 г. к власти в СССР пришёл Ю. В. Андропов — сторонник жесткого ответа на действия США. Одновременно в марте 1983 г. администрация Р. Рейгана заявила о начале реализации программы Стратегической оборонной инициативы (СОИ): создания полномасштабной ПРО космического базирования, способной перехватывать советские МБР на разгонном участке траектории полета. В этой связи Советский генеральный штаб подготовил серию аналитических записок, согласно которым связка «СОИ-евроракеты» представляет угрозу безопасности СССР: сначала противник нанесет обезглавливающий удар евроракетами, затем — контрсиловой с помощью МБР с РГЧ ИН и затем перехватит с помощью СОИ ослабленный удар советских стратегических ядерных сил. Поэтому в августе 1983 г. Ю. В. Андропов заявил, что СССР будет вести переговоры по РСМД только в пакете с переговорами по космическим вооружениям (то есть СОИ). Одновременно СССР взял на себя односторонние обязательства не испытывать противоспутниковое оружие. Эти события получили название «блокировки пакета».
Но США не соглашались вести «пакетные переговоры». В сентябре 1983г. США начали развёртывать свои ракеты на территории Великобритании, Италии, Бельгии и Нидерландов. 22 ноября 1983 г. Бундестаг ФРГ проголосовал за размещение ракет «Першинг-2» на территории ФРГ. Эти события вызвали резко негативное отношение в СССР. 24 ноября 1983 г. Ю. В. Андропов выступил со специальным заявлением, в котором говорилось о нарастающей опасности ядерной войны в Европе, выходе СССР из Женевских переговоров по евроракетам и принятии ответных мер — размещении ОТР-23 «Ока» на территории ГДР и Чехословакии. Имея радиус действия до 450 км, они теоретически могли простреливать всю территорию ФРГ, то есть нанести превентивный разоружающий удар по местам дислокации «Першингов». Одновременно СССР выдвинул свои атомные подводные лодки ближе к побережью США.
Попытка возобновить контакты между сторонами начались сразу после смерти Ю. В. Андропова 9 февраля 1984 г. На его похоронах 14 февраля 1984 г. побывали премьер-министр Британии Маргарет Тэтчер и вице-президент США Джордж Буш-старший. Они предлагали возобновить переговоры по евроракетам при условии, что СССР «разблокирует пакет». В советском руководстве не было единства. Новый генсек К. У. Черненко выступал за переговоры со странами НАТО. Но министр обороны Д. Ф. Устинов (который стал фактически вторым человеком в Политбюро ЦК КПСС) категорически отказывался разблокировать пакет. СССР соглашался возобновить переговоры только на условиях их «пакетного» характера. 29 июня 1984 г. СССР в специальной ноте предложил возобновить переговоры по «евроракетам» на пакетных условиях. Однако США (как и предполагалось) не согласились с этой позицией. Поскольку СССР продолжал начатое при Ю. В. Андропове развертывание ОТР СС-23 в Чехословакии и ГДР, США заявили летом 1984 г. что развернут оперативно-тактические ракеты «Lance» с нейтронными боеголовками.
В декабре 1984 г. Британию посетила советская делегация во главе с М. С. Горбачёвым. Но несмотря на теплый прием, М. Тэтчер категорически отказалась вести «пакетные» переговоры. Ситуация изменилась после смерти Д. Ф. Устинова 20 декабря 1984 г. После этого в советском руководстве возобладала более компромиссная линия по переговорам. 7 февраля 1985 г. на встрече в Женеве министра иностранных дел СССР А. А. Громыко и госсекретаря США Джордж Шульца СССР согласился вести переговоры по евроракетам отдельно от переговоров по космическим вооружениям. Переговоры возобновились после избрания М. С. Горбачёва генеральным секретарем ЦК КПСС 10 марта 1985 г. СССР и США начали переговоры об условиях, на которых СССР согласился бы разблокировать переговорный пакет.
К этому времени позиция СССР на переговорах стала мягче. Летом 1985 г. М. С. Горбачев ввел мораторий на развертывание ОТР СС-23 в Чехословкии и ГДР. Попытку достичь соглашения М. С. Горбачёв и Р. Рейган предприняли на переговорах в Женеве в ноябре 1985 г. Она завершилась неудачей: США отказывались вывести ракеты средней дальности из Европы, а СССР был близок к повторной блокировке пакета. Но после того как генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев провозгласил в январе 1986 программу поэтапной ликвидации ядерного оружия во всём мире, СССР пошёл на ряд серьёзных уступок. На встрече М. С. Горбачева и Р. Рейгана в Рейкьявике СССР согласился «разблокировать пакет» — вести переговоры по РСД отдельно от СОИ.
Осенью 1986 г. СССР предложил вариант вывоза ракет средней дальности: СССР отводит РСД-10 «Пионер» за Урал, а США вывозят «Першинг-2» и крылатые ракеты наземного базирования в Северную Америку. Президент Р. Рейган согласился принять этот вариант. Однако 24 декабря 1986 г. против него в категорической форме выступила Япония. В Токио опасались, что СССР перенацелит РСД-10 «Пионер» на Японию. 1 января 1987 г. против этого проекта выступила и КНР, где также опасались перенацеливания РСД-10 «Пионер» на китайские объекты. В итоге, когда в феврале 1987 г. СССР предложил проект «двойного нуля», США, учитывая интересы Японии, отказались от него.
Достичь компромисса удалось на переговорах Э. А. Шеварднадзе в Вашингтоне в сентябре 1987 года. СССР согласился разработать единую классификацию по РСМД и включить в будущий договор ОТР СС-23, хотя они не попадали под определение РСМД. США в свою очередь обещали уничтожить и крылатые ракеты наземного базирования «Томагавк» и отказаться от развертывания в Центральной Европе ОТР «Ланс-2» с нейтронными боезарядами. 7 декабря 1987 г. был подписан Вашингтонский договор, по условиям которого стороны согласились уничтожить РСМД как класс ракет под контролем инспекторов.
15 февраля 2007 начальник Генштаба ВС РФ генерал армии Юрий Балуевский заявил, что Россия может начать пересмотр всей договорно-правовой системы ядерного сдерживания в ответ на размещение элементов американской системы ПРО в Восточной Европе. В частности, по его словам, Россия может в одностороннем порядке выйти из Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности: «Договор … имеет бессрочный характер, но возможность выхода из него существует, если одна из сторон предоставит убедительные доказательства о необходимости выхода. Сегодня они есть: многие страны разрабатывают и совершенствуют ракеты средней дальности, а Россия, выполнив договор о РСМД, потеряла многие системы этого оружия».[1]
Аналогичное заявление о возможном выходе России из договора о РСМД ранее (в июне 2000) уже делал президент РФ Владимир Путин в ответ на объявление США о выходе из Договора об ограничении систем ПРО.
Сергей Иванов, в бытность министром обороны РФ, охарактеризовал Договор РСМД как «реликт холодной войны». Он заявлял, что Россия должна иметь на вооружении ракеты средней и малой дальности уже хотя бы потому, что они есть у Индии, Пакистана, Кореи, КНР, Ирана и Израиля: «Эти страны расположены недалеко от наших границ, и не учитывать этого мы не можем. Только две страны не имеют права обладать этими ракетами: Россия и США. Вечно так продолжаться не может».[2]
В феврале 2007 командующий РВСН России генерал-полковник Николай Соловцов заявил на пресс-конференции, что Россия готова восстановить производство баллистических ракет средней дальности: «Как класс БРСД были уничтожены, но документация вся осталась, технология вся осталась. В кратчайшее время, если понадобится, производство этих комплексов будет восстановлено. Но уже с новыми технологиями, на новой элементной базе, с новой системой управления, с новыми возможностями».[3] Это заявление было сделано в ответ на сообщения о том, что Польша и Чехия намерены принять предложение США о размещении элементов ПРО (РЛС наблюдения и ракет-перехватчиков) на их территории.

0

2

КАК ЗАКЛЮЧАЛИСЬ ДОГОВОРЫ, УЩЕРБНЫЕ ДЛЯ БЕЗОПАСНОСТИ СССР И РОССИИ

После мюнхенской речи Владимира Путина мы вправе задаться и таким вопросом: насколько вообще обоснованы были договоры и соглашения, заключенные с иностранными государствами, скажем, в "ельцинскую эпоху", прежде всего с Соединенными Штатами? В этой связи хотелось бы напомнить некоторые аспекты переговоров в Вашингтоне, прошедших в 1992 г. в ходе визита Бориса Ельцина.

Чего скрывать, нередко при заключении договоров с США проявлялись амбиции, желание получить сиюминутную выгоду. А то и просто некомпетентность, наплевательское, как ни горько это звучит, отношение к судьбе своей страны. А началось это еще, надо тоже признать, во времена Михаила Горбачева.

Вот сейчас, в связи с американскими планами разместить в Польше и Чехии объекты национальной системы ПРО, заговорили о Договоре между СССР и США по ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД). Начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Юрий Балуевский пригрозил выйти из него в ответ на появление в Восточной Европе американских баз ПРО. А Сергей Иванов, еще в ранге заместителя председателя правительства - министра обороны России, сказал об ошибочности этого соглашения. Однако еще при его заключении было ясно, что оно не отвечает интересам обороноспособности нашей страны.

Напомним, согласно Договору по РСМД, подписанному в 1987 г., стороны обязались уничтожить баллистические и крылатые ракеты наземного базирования с дальностью от 500 до 5500 км как с ядерным, так и неядерным оснащением. К ракетам средней дальности (от 1000 до 5000 км) были отнесены: у СССР - баллистические ракеты наземного базирования РСД-10 (СС-20 - по индексации, принятой на Западе) "Пионер", Р-12, Р-14, крылатые ракеты наземного базирования РК-55; у США - баллистические ракеты наземного базирования "Першинг-2" и крылатые ракеты наземного базирования BGM-109G "Томагавк". К категории ракет меньшей дальности (от 500 до 1000 км) отнесены баллистические ракеты: у СССР - ОТР-22 и ОТР-23 "Ока"; у США - "Першинг-1А" и "Першинг-1В".

Естественно, тогда утверждалось, что заключение договора состоялось благодаря взаимным компромиссам и учету баланса интересов безопасности. Но с самого начала уже было ясно, что в ходе переговоров Советский Союз пошел на ряд трудно объяснимых уступок, повлекших серьезные негативные последствия для обороноспособности страны. Не говоря уже об асимметричности соглашения - Советский Союз уничтожил в два с лишним раза больше ракет (1752 против 859) и боеголовок к ним, чем США, наша страна лишилась жизненно важных для своей обороноспособности систем вооружения. Считается, что Вашингтон, узнав о боевых возможностях новых советских ракет и поставив своей целью любой ценой уничтожить их, сознательно разместил в Европе свои "Першинги-2" и спровоцировал тем самым переговоры, на которых добился успеха.

В частности, речь идет о ракете РСД-10 "Пионер", которая имела дальность действия 5000 км и несла разделяющуюся головную часть типа МИРВ с тремя боевыми блоками мощностью по 150 кт каждый с индивидуальным наведением на собственные цели. Летные испытания этой ракеты проводились и с моноблочной головной частью мощностью 1 Мт. В НАТО эти ракеты назвали "Грозой Европы", но у Москвы был и план размещения "Пионеров" в Анадыре, что поставило бы под удар весь северо-запад США. Ракета была настолько продвинутой, что даже по прошествии 25 лет может эффективно выполнять свои задачи. Почему и встал вопрос о возобновлении производства этой ракеты в ответ на размещение в Европе американских противоракет. Но тогда она была уничтожена.

Как и ракета "Ока". Хотя - по официально указанным тактико-техническим характеристикам! - она вообще не должна была попасть в число уничтожаемых систем. Но, надо полагать, кому-то в Москве очень уж хотелось угодить американцам. Это была твердотопливная одноступенчатая ракета. Смена головных частей (с обычных на ядерные) производилась на стартовой позиции за 15 минут. На начальном участке тpаектopии ракета развивала cкopocть, превышающую в 4 pаза cкopocть звука. Инерционная система наведения с коррекцией от радиолокационной головки самонаведения обеспечивала высокую точность попадания, а система управления давала возможность поражать как неподвижные, так и подвижные цели. Комплекс же средств преодоления ПРО делал ракету неуязвимой для новейших на то время американских ЗРК "Пэтриот". Последующая модель "Ока-У" имела еще более высокую точность, обладала широким спектром боевого оснащения и возможностью использования в составе разведывательно-ударных комплексов, но и она была уничтожена.

Таким образом, во имя неких "общечеловеческих ценностей" наша страна осталась без ракетных комплексов с дальностью от 400 до 5500 км в тот момент, когда на смену вооружению, ориентированному на ядерную войну, шло универсальное оружие. При этом она даже не попыталась закрепить в договоре положение, согласно которому навсегда запрещалось бы размещение в Европе подобных и более современных ракет. И сегодня мы пожинаем плоды тех недальновидных, назовем это так, действий советского руководства.
Интересно, что по Договору о РСМД ликвидировались не только ракеты, но и корпуса боеголовок. Делалось это потому, что так было выгодно американцам. В следующем же по времени соглашении по ракетам они поступили уже иначе. Это произошло в 1992 г. в ходе визита Бориса Ельцина в США, когда была достигнута рамочная договоренность о дальнейших сокращениях стратегического наступательного вооружения. В один из дней визита вся делегация собралась посетить Арлингтонское кладбище. В автобусе рядом со мной, а я сопровождал Бориса Ельцина в свите журналистов, оказался наш переговорщик. На мой вопрос: "Как дела?" - он сумрачно ответил: "Плохо. Американцы предложили разрешить разгрузку МБР и БРПЛ без замены платформ головных частей. Если согласиться на это, то они получат возможность снимать боеголовки и хранить их неизвестно где, а в случае необходимости сравнительно легко вернуть на ракеты". И тут же обмолвился, что хочет подойти прямо на кладбище к министру обороны Павлу Грачеву и предупредить его: нельзя соглашаться на это предложение, так как оно дает американцам огромное преимущество.

Возвращаясь с кладбища, я, естественно, поинтересовался у переговорщика, удалось ли ему переговорить с Грачевым. "Удалось, - сокрушенно махнул он рукой. - Но Грачев сказал, что уже поздно, так как во время завтрака Ельцин согласился с американским предложением". Вот так, за чашкой кофе, не разбираясь в сущности вопроса, был одобрен замысел, согласно которому США сохраняли "возвратный потенциал" для БРПЛ "Трайдент-2" и МБР "Минитмен-3" в количестве свыше 2000 боеголовок, что в 4 раза больше, чем могла иметь Россия. То есть система возврата боеголовок позволяла США получить принципиальное превосходство над нашей страной.

Это положение целиком вошло в Договор по СНВ-2. И оно далеко не единственное, которое удалось провести в договор американцам и которое ущемляло интересы нашей безопасности. Например, согласно ему вообще запрещалось иметь МБР наземного базирования с разделяющимися головными частями. Поэтому на том количестве ракет, которое оставалось бы, невозможно было развернуть 3500 разрешаемых боеголовок. Для того чтобы обеспечить равенство с Соединенными Штатами, России потребовалось бы выпускать новые ракеты. Благо договор так и не вступил в силу, хотя все же успел нанести значительный ущерб основе боевой мощи страны - межконтинентальным баллистическим ракетам с разделяющимися головными частями.

Представить же себе, что вот так за ужином или играя в теннис, кто-то из американских руководителей мог согласиться уничтожить целый вид вооружения, чтобы "войти в историю", даже в принципе невозможно. В беседах со мной наши переговорщики подчеркивали, что американцы в ходе обсуждения проблемы действуют из четко сформулированных установок, весьма искусно отстаивают их и буквально обсасывают каждую букву, каждую запятую договоренности в плане того, как она скажется на безопасности и интересах США через пять, десять и более лет. Кстати, в одной из своих статей генерал-полковник в отставке Николай Чернов, один из наших основных переговорщиков по проблемам безопасности, писал: "С.Ф. Ахромеев (начальник Генштаба ВС СССР. - Прим. В.С.) сказал мне:

- Опять вы принесли какие-то таблицы. Посмотри на работу американского генерала Рауни. Он стоит как "бульдозер", его не сдвинешь с позиции. Приведи мне хотя бы один случай, где бы он уступил и пошел нам навстречу?".

Как правило, уступки делались с нашей стороны, но не по инициативе переговорщиков, которые тоже, словно "бульдозеры", продавливали выработанную позицию, а свыше. И продиктованы они были не ответственностью за оборону и безопасность страны, а желанием продемонстрировать "другу Рональду", "другу Джорджу" или "другу Биллу" свою расположенность, а то и чем-то другим, не имеющим ничего общего с интересами страны. В той же статье Николай Чернов вспоминает, как "10 января 1990 г. на совещании членов советских делегаций, ведущих переговоры в Женеве и Вене, Эдуард Шеварднадзе потребовал "подвижек любой ценой: надо уступать: Вы понимаете, что я говорю это с одобрения самого верха".

Именно по этому принципу или, точнее сказать, по беспринципности была уничтожена Красноярская РЛС, которая должна была контролировать космическое пространство, обнаруживать на ранней стадии старт МБР с территории США, "прикрывать" радиолокационным наблюдением весь северо-восток страны. По утверждению специалистов, РЛС обладала такой мощностью излучения, что могла попросту поражать радиолучом ею же нащупанные цели, то есть действовать как боевая система. В один прекрасный момент радиолокационная станция могла максимум за сутки сжечь всю спутниковую группировку США, решив исход глобального конфликта.

Естественно, наличие такой РЛС у нашей страны никак не устраивало Вашингтон, и он под предлогом, что сооружение этой станции противоречит Договору по ПРО, потребовал ее снести. Что было незамедлительно и сделано - в 1989 г. РЛС демонтировали. А как бы она пригодилась нам сегодня, когда США встали на путь милитаризации космоса, готовятся разворачивать в Европе направленные против России ракеты, подтягивают к нашим границам свои радиолокационные станции!

Или взять продвижение НАТО на восток. Сегодня вооруженные силы этой военной организации усиленно осваивают инфраструктуру стран Балтии и прорываются на Кавказ. В рамках альянса идет переброска американских баз с Западной в Восточную Европу, высказывается готовность принять в Североатлантический союз Украину, Грузию, ряд других бывших советских республик. Всего этого не произошло бы, прояви руководители нашей страны бдительность и политическую дальновидность. Надо было при роспуске Варшавского договора и выводе советских войск из Восточной Европы потребовать заключения соответствующего соглашения, запрещающего продвижение НАТО на восток. Некоторые политические лидеры альянса, скажем, канцлер ФРГ Гельмут Коль и другие, были к тому готовы, однако Горбачев и Шеварднадзе ограничились получением от них устных гарантий. А Ельцин в 1993 г. в Варшаве на вопрос, как он относится к натовскому расширению, и вовсе ответил, что альянс может расширяться куда хочет и что Россию это не волнует.

В результате мы не только позорно бежали из Восточной и Центральной Европы, оставляя за собой современные военные городки и богатую инфраструктуру и размещая свои войска буквально в болотах, но и получили то, что имеем сегодня, - натовские войска у западных границ России.

Что мы можем, кроме слов осуждения и возмущения, противопоставить этим действиям США и НАТО, представляющим собой определенную угрозу безопасности нашей страны? Какие у нас для этого есть козыри? Выход из Договора о РСМД, возобновление производства тех же ракет "Пионер"? Возможно, но приведет ли это к желаемому результату? Однако не приходится сомневаться, что результат был бы наверняка, если бы Россия сохранила до сих пор базу на Кубе. Но в 2001 г. мы отказались и от нее, и от пункта материально-технического обеспечения ВМФ РФ во вьетнамской Камрани. С учетом экономии финансовых средств для армии и флота, как было объявлено. И без каких-либо попыток получить от тех же США что-либо взамен, добавим от себя.

Говорят, что в Пентагоне все были в шоке, когда услышали, что мы оставляем радиоэлектронный центр на Кубе, так как хорошо знали его возможности не только в ведении радиоразведки, но и в области радиоэлектронной борьбы.

Но это, как говорится, дела минувших лет. Потерянного не вернешь. Надо делать правильные выводы и не допускать подобных ошибок. Нельзя, чтобы в выстраивании отношений с другими государствами решения принимались исходя из корпоративных или каких-то других интересов, которые не имеют ничего общего с национальными, с задачами укрепления обороноспособности и безопасности страны. И в этом плане нужно упомянуть о Белоруссии.

Сегодня мы еще можем считать, какие доходы получат "Газпром" и другие российские компании, повышая для Белоруссии цены на энергоносители, заявлять, что нам дешевле обойдется проложить нефтепроводы в обход, чем оплачивать введенные ею транзитные пошлины. Но нельзя не замечать, что тем самым мы уже образовали серьезную трещину в наших отношениях, что конфликт привел к консолидации белорусского общества, включая оппозицию, росту в его среде антироссийских настроений. И если не изменить ситуацию, то вполне возможно, мы окажемся в разных окопах. Тем более что в этом заинтересован Запад, который в конфликте уже встал на: сторону Белоруссии. Конечно, можно предположить, что, вероятнее всего, при Александре Лукашенко Запад не возьмет Белоруссию под свое крыло, хотя, как показывает практика, ничего невозможного не бывает. Однако не приходится сомневаться: Запад все сделает, чтобы после Лукашенко Белоруссию возглавил антироссийский политик, и тогда республика тут же окажется в составе Евросоюза и НАТО.

Когда же Белоруссия вступит в НАТО, счет пойдет уже другой. Что представляет эта республика для России в плане обеспечения безопасности, сведущие люди хорошо знают. Тем не менее позволю себе напомнить, что в Белоруссии находятся два крупных военных объекта России. Один из них - радиолокационная станция Космических войск "Волга", которая расположена под Барановичами и дает возможность контролировать все ракетные пуски стран НАТО. Другой - сверхдлинноволновый радиотехнический центр "Антей" в Вилейке, который позволяет поддерживать связь с российскими атомными подводными лодками, находящимися в Мировом океане. Белорусские силы ПВО почти полностью прикрывают западное направление, так как российские средства здесь представлены в ослабленном состоянии. Наконец, Вооруженные Силы Белоруссии, насчитывающие более 70 тыс. человек и обладающие значительным и хорошо подготовленным мобилизационным резервом, являются одной из наиболее боеспособных армий на постсоветском пространстве.

Лишившись всего этого, мы вынуждены будем расходовать огромные средства для заделывания образовавшейся "дыры" в системе обеспечения безопасности страны. Но с этим еще полбеды - затянем ремень потуже, нам не привыкать. Хуже то, что, потеряв Белоруссию как союзника, Россия вернется на четыре столетия назад, когда ее границы проходили по Смоленщине. Но тогда до Москвы надо было добираться на перекладных дней пять, не менее. Сейчас это можно сделать на боевом самолете за несколько минут. А что НАТО станет интенсивно осваивать белорусскую территорию, сомнений тоже нет. Пример Балтии налицо.

И такой вариант развития событий, к сожалению, не из области фантазии и не продиктован логикой холодной войны. Это реальный взгляд на мир, в котором уже призывают готовиться к войне с нашей страной. В этих условиях надо не считать сиюминутную выгоду и не разбрасываться последними союзниками, а укреплять с ними отношения. Иначе будет как в той известной поговорке - "хотели как лучше, а получилось как всегда".

Владимир СИДОРОВ
Опубликовано в выпуске "ВПК" № 10 (176) за 14 марта 2007 года

0

3

Zybrilka написал(а):

Для Князя Милослава

Спасибо, конечно, но в кокой из моих книг они могут быть использованы?

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Антиляп » Для BRIZA некоторые материалы по договорам СНВ.