Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Из имперских архивов


Из имперских архивов

Сообщений 31 страница 40 из 917

31

Jott написал(а):

ЕМНИП, это римская брачная формула

Увы, всего лишь "Снежная королева" Андерсена. По крайней мере, как мы с героиней помним.

Jott написал(а):

Мне понравилось. Лирично.

Благодарю, и особое спасибо за правки.

0

32

Уважаемый Александр Юрьевич, даю рецензию на Ваше произведение.
Автор Старый Империалист, произведение "ЗА ДРУГИ СВОЯ…", размещение "Внутренний дворик"
Личное отступление. На что способен русский богатырь ради дружбы? Как далеко он может пойти и кого повстречать на своем пути? Ключевые вопросы жанра былин и сказок. А что произойдет, если сказка пересечется с нашим миром?
Сюжет: былинный богатырь в нашем мире, искавший друга и нашедший любовь.
Язык: литературный, стилизованный, живой, сочный.
Стиль: художественный, качественно проработанный, профессиональный. Рассказ не является переложением известных русских сказок, это совершенно новое интересное произведение, тем не менее, проникнутое духом исконного народного творчества. Высок уровень эффекта сопричастности, персонажи живые, глубоко проработаны, полноценно раскрыты диалогами, описанием и действием. Стилизация "под старину" неожиданно переплетается с современными элементами, присутствует мягкий юмор. Несомненным достоинством рассказа является атмосфера добра и справедливости, созданное настроение тепла и веры в лучшее. Тонко раскрыты характеры персонажей, ярко - их чувства. Антураж проработан на высоком уровне, хорошо оттеняет и подчеркивает описываемые сцены. Мастерски раскрыта интрига, а счастливое окончание не оставляет недоговоренностей.
Итог: очень приятная вещь небронзовеющего автора.

+1

33

Ламер на распутье
ФИДО — нэт? Нет! ФИДО был, есть и будет есть пить!
Афиген Васильевич Пупкин-взаде был нормальным битым юзером. В отличие от своего папаши, да будет материнка ему пухом, он не лез высоко и только морщился, регистрируясь. Фамилия всегда напоминала о чокнутом Пупкине-старшем, возомнившим себя крутым хакером и влезшим в базу данных паспортного стола. После уплаты крупного штрафа ему ещё сменили документы согласно «поданного» им же заявления о смене фамилии. Тогда же и имя его наследника сменилось с гордого «Байт» на ненавистное «Афиген». Вся личная жизнь улетела в никуда, как после форматирования диска «С». Так что в Интернете Афиген скромно троллил, мастерски избегая пристального внимания модераторов. На жизнь и на инет он зарабатывал в скромной конторе, где приняли его диплом, напечатанный на лазерном принтере.
В тот вечер Пупкин-взаде ни на что серьезное не замахивался. В плане стоял дружеский флуд на сайтах, легкий флирт «В контакте», мониторинг пары литературных форумов в поисках свеженькой жертвы для тролля. Так что даже мигание старенького монитора никого не удивило, на бесперебойник Афиген так и не потратился, поэтому, когда монитор потух, он только матюгнулся в адрес электриков. Но блок продолжал шуметь кулером, и не успел Бабкин-взаде окончательно прийти в уныние, как монитор вспыхнул вновь. Да ещё такими цветами, каких не показывал в далекой своей молодости. Пульсирующие спирали лихо закручивались и приковывали к себе воспаленные глаза. Черненькие вычурные буквы пробежались по экрану и выстроились в надпись: «Бесплатная бета-версия новой супер-игры! Регистрация не обязательна! Траффик бесплатен! Поздравляем вас, вы в группе бета-ридеров новой разработки нашей компании! Играйте и получайте удовольствие!» Правая рука неохотно шевельнулась и толстый, желтый от дешевого табака палец нажал «Enter».
Не успел Афиген понять, что случилось, как рядом с ним воткнулось копьё. Вздрогнув, он отодвинулся и попытался оглядеться. Родной квартиры не было. Вместо стен, которые были просто обязаны помогать, вокруг громоздились странные развалины. Странного в них было много, во-первых материал, в первый раз Пупкин-взаде видел вместо кирпичей цифры. Во-вторых, здания были нежилыми, даже когда они были новыми. Ну не бывает людей ростом сантиметров в двадцать. А перекрытия между этажами были как раз на такой высоте. За углом кто-то завизжал на высокой ноте и Афиген машинально подтянул к себе массивный автомат. Визг закончился подозрительным «хрям-с-с» и из-за угла выкатилась голова. Укоризненно взглянув на нашего героя, она в последний раз мигнула и растаяла облачком сизого дыма. Неожиданно для себя Пупкин-взаде нацелил ствол на угол, а палец привычно (хотя и в первый раз в жизни) лёг на спусковой крючок. По крайней мере, так поступали герои в боевиках. Вылетевший вихрь с ослепительно сверкающей полосой стали в руке никого врасплох не застал. Палец надавил на курок, но тишина была ответом. Афиген задумчиво поднял автомат и заглянул в ствол, там ничего не было. Ещё раз надавил на курок, и только потом до него дошло, куда он смотрит! «Вот и амбец» - подумал он и опустил оружие.
— Ну, ты герой! — услышал он потрясённый шепот. Шёпот был подозрительно красивым. В последний раз герой слышал такой шёпот в школе на экзамене, когда у него просили списать. Поэтому голову он поднимал с осторожностью, но всё равно не уберёгся…
«Твои глаза, как два тумана,
Как два прыжка из темноты.
Каким путём, каким обманом,
В двадцатый век прокралась ты?
»
Эти, казалось бы, навсегда забытые строчки старой песни ослепительно вспыхнули в голове. В уши ударили колокола громкого боя. Но всё было напрасно, слегка раскосые, непропорционально большие тёмные глаза уже манили в сладкую пропасть, откуда никогда и ни один мужчина по своей воле не возвращался.
«Гр-р-р-р…» — прозвучало за углом, и двое отшатнулись друг от друга. Афиген схватился за автомат, незнакомка за сверкающий меч. Под палец попался какой-то рычажок, и красный светодиод на коробке затвора сменился зеленым. «Предохранитель» — всплыло из памяти слово. Девушка, держа меч в замахе, мягко скользнула к углу, и осторожно выглянула.
— Уф-ф-ф, никого.
Мужские глаза воровато бегали по стройной фигурке. К искреннему сожалению, Валеджио был не прав. На ней была мешковатая одежда какого-то пыльно-серого цвета. Приталенная, но, увы, свободная куртка, и такие же свободные штаны. Чёрные с просинью волосы были коротко пострижены. Только глазищи на пол-лица позволяли надеяться на лучшее. В сером небе что-то мелькнуло и руки, воспользовавшись отвлеченным вниманием, автоматически задрали ствол и нажали на курок. Автомат удовлетворенно сказал «Пуф-ф-ф», мигнули светодиоды и вновь успокаивающе зазеленел правый. Ни вспышки, ни толчка в плечо. Только замершая в ожидании девичья фигурка и, через два удара сердца, зеленоватый проблеск в туче. Но… Туча исчезла, и чёрная клякса замерцала в высоте, стремительно разбрасывая ложноножки.
— Кэалдел… — восхищенно прошептала воительница, и встревожено посмотрела на Афигена. — Разве можно ТАКОЕ применять по обычному баду?!! Ведь два выстрела подряд, и древнее проклятие осуществится!
— Какое проклятие? — глуповато улыбнулся Пупкин-взаде.
Она подошла вплотную, и он вздохнул незнакомый, будоражащий запах. Непокорная прядь приласкала его щеку, но слова произнесенные шёпотом на ухо, мгновенно отрезвили его:
— Формат Цэ.
— Да чтоб мне всю жизнь на ассемблере программы писать, и икспи на «двойку» ставить! — Афиген отскочил в сторону, и с ужасом посмотрел в небо. Но там всё было спокойно, серые тучи стремительно летели по нависшему небу, от ужасной черноты не осталась и следа.
Девушка присела у стены, и стала ломать цифры, складывая «шалашик». Афиген тем временем отстегнул «магазин» и посмотрел на патроны. На продолговатых толстеньких бочонках белели зловещие буквы «Ctrl+Alt+Delete». И патронов было много. Между тем костерчик разгорелся и запах жареного мяса затмил собой все тревоги и заботы.
После легкого перекуса парень вновь совершил ошибку:
— Как зовут прекрасную незнакомку?
Сверкнул клинок, и замер в миллиметре от любопытного носа:
— Имя, это то, что можно знать только очень близким! Ибо имя - это сущность. Кто ты, такой невоспитанный?
— Не знаю, — усталость окутала новоявленного героя ватным одеялом, — Я ничего не знаю, зачем и где нахожусь. Это не мой мир.
Только легкое подрагивание меча показало растерянность девушки, но голос её был твёрд и оптимистичен:
— Значит мы квестируем в обжитые кластеры. Там найдём мудреца и всё узнаем!
— Мы?
— Каждому герою обязательно полагается спутник! — уверенные слова были подкреплены убойным взглядом, и Афиген понял, что пропал. Если бы она не согласилась, то он на коленях молил бы её о милости.
— Так сказано в Мануале, и это Истина! — бархатистое мурлыканье зазвенело сталью, и спорить было бесполезно. Да и зачем?
— Ну что же идти, так идти. Что об этом говорит Мануал? Есть какие либо правила?
— Нет, — немного опешила незнакомка, — Зачем? Только надо какие-нибудь имена придумать, чтобы общаться.
— Надо, так надо. Зови меня Байт, так когда-то меня называли…
— Ой! Ну и круто тебя апгрейдили, если даже имя сменили. А если герой захочет, то он может называть меня — Киска.
— Киска… Хм… а если — Багира?
— А кто это?
— Тоже киска, только очень красивая… и очень опасная.
— Замечательно! Ну что, Байт, пойдём?
И они пошли. Под серым небом с бесконечно летящими облаками, среди развалин, в которых прятались «баги», которых нужно было уничтожать, и разные «ништяки», которые нужно было собирать. По дороге знакомились, и Байт всё чаще задумывался о конце путешествия. Он не хотел терять Багиру, пусть это даже и игра. Хотя какая же это игра, если он чувствовал голод, усталость и… желание. Желание узнать её имя и всю жизнь твердить его.
Мир, в котором они бродили, был прост и даже скучен. Необжитые земли, куда выходили поохотиться на диких «багов», и если повезёт, на «глюков». Но постепенно они подходили к обжитым местам, и небо становилось голубое. А когда по небу вразвалочку проплыло белое облачко, то Багира чмокнула его в щеку, и радостно закричала:
— Слава окошкам! Скоро будем дома!
Но вначале пришлось пройти пограничную стражу. Завидев чёрные мундиры с повязками «SD» на рукавах, Байт схватился за оружие, но Багира нажала на ствол.
— Ты что?!!! Это же команда скандиска. Свои ребята!!!
— Привет, Киска! Кого ещё привела? — дружелюбные речи старшего нивелировались ощетинившимися стволами подчиненных.
Строго посмотрев на Афигена, Багира повела сладкие речи:
— Это Байт, герой. У него, правда, ОЗУ обнулилось, вот к мудрецу идём.
— Ну, ежели к мудрецу, тогда, добро пожаловать. Вот только оружие опечатать надо. Не положено по мирным кластерам с оружием бродить.
Байт беспомощно взглянул на девушку. Что-то внутри яростно сопротивлялось такому ограничению. Геройская натура взбунтовалась в самый неподходящий момент. Но Багира промурлыкала: «Так надо». И герой свернулся в клубочек. Впрочем, ничего страшного не случилось, только на предохранитель повесили бирочку.
В обжитых кластерах было хорошо, шелестели под голубым небом дубравы, уютные харчевни обеспечивали уют и сытное питание. Конечно, под тенью деревьев в ночной тиши крались Чёрные Властелины и прочая нечисть. Но на вымощенной жёлтым кирпичом дороге было всё благолепно. Путники миновали эльфийские замки, рвущиеся к небу, пообедали в гномьей таверне возле входа в подземелье полюбовались дракошками, катающимися с радуги. Пришлось задержаться, чтобы успокоить самую маленькую, горько жалующуюся что, «ей не ра-а-азрешают!» Объяснив ей что, как только она вырастет, то рейнбоу сами будут к ней слетаться, и вытерев слёзки батистовым платочком, молодые люди пошли дальше. Байт успел заметить, как обернулась Багира, и с какой тоской она посмотрела на малышку. Дальше нельзя было откладывать, и парень аккуратно положив автомат на траву, опустил на колени:
— Леди! Я прошу вас принять в дар моё настоящее имя. В ваших устах оно будет радовать мое сердце, и ласкать слух. Меня назвали Байтом родители, потом враги переименовали в Афигена, но имя это противно сердцу, я — Байт! И ваш верный слуга!
Широко открытые глаза с восторженным ужасом смотрели на юношу, всё так же стоящего в дорожной пыли, но слова, которых так ждал, надеялся и боялся Афиген, не звучали. Вместо этого прогремел взрыв, и небо окрасилось красным. С неба, мгновенно ставшим багряным, прозвучал какой-то металлический голос:
— Общая тревога! Червь! Вормс! Общая тревога! Все в убежища!
— Бежим! — Багира рывком подняла с колен Байта. Тот едва успел схватить оружие, но мягко поправил девушку:
— Конечно, бежим. Но только не в убежище. Герой я, или просто погулять вышел?
— Но там же Червь!!! Это работа для Нодов! Их всегда две дюжины и ещё две трети. Они справятся!!! — надежда и ужас дрожали в голосе, а глаза говорили: «Ты — герой. Ты — мой герой!» И этот взгляд нельзя было обмануть, поэтому Байт, теперь только Байт, навечно забытое имя Афиген валялось в дорожной пыли смятым листком бумаги, повесил автомат на плечо, и легонько подтолкнул Багиру в обратную дорогу:
— Уходи. Укройся у гномов, я вернусь.
— Не-е-ет! Я только с тобой, всегда и везде! Я — Зара!
Они бежали навстречу красным отблескам, и страшному рёву, перекидываясь короткими словами:
— Зара?
— Да, для тебя, Зара!
— Но… негритянка?
— До последнего апгрейда! — Зара вдруг споткнулась, и глаза подозрительно заблестели, — Я тебе не нравлюсь?
— Я люблю тебя!!
Но бег внезапно прервался, когда они почти налетели на группу людей в скафандрах:
— Куда?!! Там Вормс бушует!
— Найдём и на него управу, — почти прорычал Байт, срывая с предохранителя надоевшую бирку.
Спасатель с биркой «Эсет. Нод32» снял шлем и устало провел рукой по ёжику волос:
— Ты погибнешь, парень. Уходи, прячься. У нас ещё время есть, он пока в тэмпах буянит. А паутинка обещала апгрейд прислать.
— А если опоздает? — спросила Зара, любуясь своим отражением в лезвии меча.
— Тогда всё кончится, окна закроются. — равнодушно ответил Эсет, но в серых глазах дрожала тень ужаса.
Над недалекими развалинами поднялась огромная голова, и торжествующий язык пламени смахнул белое облачко с небес.
— Все назад, — ледяным голосом произнёс Байт и зелёный огонёк на миг сменился красным. Огоньки на коробке ствола устроили соревнование по миганию, бесконечная очередь рвала черными кляксами плоть червя, но всё мимо, мимо. Раны на боках затягивались мгновенно, а в пасть попасть не удавалось. И тогда парень пошёл вперёд. Ноги подгибались, дыхание перехватывало от мерзкой вони, но сзади оставалась любимая, и мир, который нужно было спасти. Любой ценой. Он ещё успел заметить агонию вормса, когда мир окутался огнём и смрадом…
Афиген Пупкин-взаде тряхнул головой и уставился в экран. Мраморная плита нарушалось только двумя кнопками, и достаточно издевательской надписью: «Вы успешно прошли первый уровень. Желаете продолжать игру? «Да, согласен!», «Нет, не возражаю!»» Усмехнувшись, Афиген нажал клавиши «Ctrl» и «Alt», но палец, нависший над «Delete» медлил. Оторвавшись от экрана, Пупкин-взаде огляделся невидящими глазами. В этом мире всё было спокойно, уютно, обжито. Но здесь не было и не могло быть Зары. Никогда. Палец вновь лёг на большую клавишу. Он останется Байтом…

Отредактировано Старый Империалист (03-05-2011 16:39:57)

+14

34

Ну, Вы, уважаемый коллега и даете! Про стрельбу с дух рук я читал, да и видеть пришлось. Но как один и тот, же человек одинаково хорошо владеет разными литературными стилями это редкость. Теперь, наверное, остается ждать японское Хоку на китайском языке. Жду продолжения!!!!

0

35

череп написал(а):

остается ждать японское Хоку на китайском языке.

А когда сдавать?!(с)  http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif 

череп написал(а):

Жду продолжения!!!!

Это вряд ли...

0

36

Душевный рассказ, уважаемый Александр Юрьевич. Компьютерная тематика легла, как стилизация отличной сказки. Прочитал и отплюсовал с удовольствием.

0

37

Старый Империалист написал(а):

А когда сдавать?!(с)

Старый Империалист написал(а):

Это вряд ли...

Вы же старый солдат, уважаемый Старый Империалист!!! Когда старого солдата спросили, что ему нужно для того, чтобы перейти на китайский язык, он только спросил: «Место, время и форма одежды». А если не будет продолжения, я пожалуюсь на Вас, дружище самому Батьке.

0

38

Уважаемый Александр Юрьевич! С громадным удовольствием прочитал Ваши рассказы(жаль, что только сейчас) и в который раз убедился, что только по настоящему талантливый автор, как Вы( это мое мнение без всякой лести) может небольшими, иногда и вовсе маленькими текстами суметь выразить то, чего многие не могут выразить в многотомниках. А главное, ни один Ваш текст, прочитанный мной, не оставил меня равнодушным. Каждый из них затрагивал за ту или иную ниточку в душе, а то и за все хором. Спасибо Вам за ваши рассказы, и мне будет искренне жаль, если продолжения не последует... Но писать  продолжение или нет, это уже Ваш выбор и Ваше право.

0

39

череп написал(а):

А если не будет продолжения, я пожалуюсь на Вас, дружище самому Батьке.

Страшно, аж жуть... Но в работе другие проекты.

Большое спасибо, уважаемые коллеги за добрые слова. Ведь, как говорится: "Доброе слово и кошке автору приятно!"

+1

40

О происхождении вещей
Ваза
Великий император как-то раз возвращался с одного очень важного мероприятия. Хоть и поддерживал его верный шут, но всё-таки качнулся Великий император и задел угол цветочной вазы. Глядя на осколки, задумался он, а после изрёк:
— Да будут вазы круглыми! Чтоб не цеплялись своими углами!
Прошли годы, и как-то услышал Великий император от своего шута:
— Велик ты! Все выполняют твои указы, и вещи и люди.
— О чём ты? — хмуро спросил император.
— О вазах! — хихикнул шут, и грустно добавил: — И о людях… которые тоже стали «круглыми», гладкими и… никакими.

Отредактировано Старый Империалист (11-07-2011 16:10:08)

+13


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Из имперских архивов