Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Упал, очнулся, ботинок.


Упал, очнулся, ботинок.

Сообщений 11 страница 17 из 17

11

Товарищ Иван написал(а):

Осталось навести порядок в стране.Очень уж много всего Никита Сергеевич успел наворотить.Осталось всего 4 года царствовать.

Прищемить хвост реально взявшей в свои руки власть номенклатуре, выращенной, кстати, Сталиным? НС был малограмотен, совершенно бескультурен, подловат, но умён, понимал что возможно, что нет. В реале зная о заговоре, он не решился с ним бороться, сдался.
Начало мне очень понравилось, надеюсь автор не забросит эту вещицу. Но его гг предстоит чистка авгиевых конюшен во властных коридорах, прежде всего в КГБ. Иначе схарчат раньше 64.

+1

12

Анатолий Спесивцев написал(а):

НС был малограмотен, совершенно бескультурен, подловат, но умён, понимал что возможно, что нет. В реале зная о заговоре, он не решился с ним бороться, сдался.

Я не думаю, что он заранее сдался, иначе бы сам попросился в пенсионеры, во всяком случае из воспоминаний Семичастного никак не следует, что он заранее знал о заговоре и не собирался бороться. Возможно, правда, что зря на пленум понадеялся, думал как в 1957 году получится и просчитался. Или вообще не понимал толком, что происходит и оказался врасплох застигнут. Брежнев же, между прочим был в довольно приятельственных отношениях с ним.

0

13

Небольшая прода. Пока ничего существенного не происходит, фактически идет процесс вживления.

==
Встал и тяжеловато зашагал к выходу. "Что со мной, тело как будто не моё и я стал ниже."

-- Никита Сергеевич, что с вами? - раздался голос справа.

Как я не споткнулся после этих слов я и сам не понял.  Жуткое подозрение овладело мной. Захотелось заорать "мама!!!", но если я прав и мама и папа и Аня и даже Серега с приятелями остались, остались, остались. Стоп, а где собственно остались?

Я остановился и внимательно посмотрел на спрашивающего, нахлынула тошнота от мерзкого ощущения, вызываемого складками жира у своей туши, лысой башки и ненавистных стекол очков. У меня же было зрение лишь чуть хуже единицы и я никогда не носил очков, кроме солнечных, да и тех только когда катаюсь на лыжах или на пляже.

"Но может я банально упился и не было стремительно приближающейся земли и сейчас я лишь ловлю чудные глюки, лежа на диване или даже на полу, лишь бы не в дурдоме. Расскажу потом Анке чего мне привиделось - обхохочемся."

К счастью или сожалению, но я прочитал немало книг про разных попаданцев, которые проваливались в другие миры или другое время в самом разнообразном виде и в своём теле и только сознанием, замещая чужое, в одиночку и группами, даже целыми городами и странами.

Да и осознавал окружающее сейчас очень четко, органы чувств не позволяли усомниться, что это мне снится.

Лицо человека, ожидающего ответ мне было абсолютно незнакомо. Молодой брюнет приятной наружности, вот и всё что я мог сказать. Рядом чуть впереди, ближе к дверям полуобернувшись, на меня смотрело ещё трое.

"Да-да-а, похоже это, ты дружище сейчас помахал башмаков на заседании ООН, и если не ошибаюсь сейчас должно быть двенадцатого октября одна тысяча девятьсот шестидесятого года, почти за пятьдесят с половиной лет до того, как один идиот выпал из окна жилого семнадцатиэтажного дома советской постройки. "

"Вот так, теперь ты не Максим Вакшеев, скромный раззвиздяй, просиживающий штаны в некоей мутной конторке, которому летом  должно было исполнится ровно тридцать лет, а настоящий кукурузник, хрущ поганый. Тьфу на лысину."

Я, плохо понимая что делаю, на автомате возобновил движение.

-- Да что-то голова сильно разболелась, - невесть кому ответил, не узнавая своего голоса.

Как меня вели запомнилось плохо. Сразу возникла суета, какой-то человек чуть ли не бегом понёсся в неизвестном направлении. Кто-то меня деликатно, но твёрдо взял под локоток и сразу повёл какими-то коридорами. Вышли на улицу, сообразил только, что не через парадный вход, затем мы куда-то недолго ехали на автомашине. Как я потом узнал, меня отвезли в советское консульство в Нью-Йорке, где меня и уложили в кровать в какой-то небольшой комнате с окном, забранным жалюзи.

-- Вот, что Никита Сергеевич, должен сообщить, что у вас жар, тридцать девять градусов, - сказал видимо доктор, хотя он и был без халата, разглядывая вынутый из под моей подмышки градусник.

-- Вот как. - удивился я. 

"Не думал, что можно заболеть от переноса. Вроде бы ничего такого с хрущем в ООН не случалось. Значит я уже поменял историю. Ха-ха."

Ко мне подошёл ещё один человек в штатском, уже не похожий на доктора, впрочем в его ведомственной трехбуквенной принадлежности я даже не засомневался.

-- Никита Сергеевич, извините, но спрошу прямо, вас могли отравить? Вы что-нибудь ели или может на вас что-то пролили, возможно вы ощущали какие-то странные запахи?

Я покачал головой. -- Ничего такого.  "Если не считать того, что я не осознаю себя Никитой Сергеевичем. Но этого я не скажу."

Однако безопасник видимо чего-то почувствовал.

-- Вы что-то хотели сказать?

-- Нет ничего, у меня болит голова, я хочу отдохнуть. Распорядитесь там как-нибудь без меня.

Голова у меня и в самом деле болела, не проходили мерзкие ощущения от чужого тела и вообще от всего идиотизма ситуации.

Врач вышел, но вскоре вернулся с большим медицинским шприцом.

-- Что у вас?

-- Жаропонижающее плюс антидоты от некоторых ядов. Возможно перестраховка, но в этом гнезде империализма ничего нельзя исключать.

-- Не должны бы они пойти на такое. Во всяком случае не здесь, - играю я роль Никиты.

Тут вмешался гебист. 

-- Не должны, но даже среди них могут найтись те, кому выгодно нас сейчас поссорить с официальной администрацией. Не смотря на последствия или даже ради этих самых последствий. Так что, ну чего я вам буду объяснять, даже если глупость какая - говорите.

В ответ я только изобразил пожатие плечами, лежа в постели.

-- Ему надо сейчас спать, сиделка присмотрит, - сказал доктор.

И они оба вышли.

Я откинулся головой на подушку. Знобило.

"Итак, поздравляю сам себя. Первый акт внедрения отыгран. Лысый поросенок уложен в постель и может скоро вообще копыта откинет, интересно, кто на смену придёт, Ленька или кто-то ещё?"

И тут на меня во второй раз нахлынуло понимание задницы в которой я очутился.

-- Мля! - с чувством произнес я.

Сиделка сразу встрепенулась.

-- Вы что-то сказали?

-- Ничего не нужно, - грубым тоном отшил я её.

А я впервые крепко задумался.

"Сомневаться не приходится. Я сейчас и есть тот самый кукурузник. И сейчас без сомнения 1960-й год. И жить в этом теле мне осталось одиннадцать лет без малого до 11 сентября 1971 года.  Немного. И ровно четыре года до того, как Никитку турнут с поста первого секретаря те, кому он доверял и с кем водил самую тесную дружбу.

Как там у Талькова:

А затем схватил штурвал
Кукурузный гений
И давай махать с трибуны
Грязным башмаком,
Помахал и передал
Вскоре эстафету
Пятикратному герою -
Кумиру дураков.

Тот герой, бесспорно, был
Страстным металлистом:
Облепился орденами
С головы до пят,
Грабил бедную страну
С бандою министров
И высокие награды
Вешал всем подряд.

Однако не прав покойный или тьфу ещё даже не пошедший в первый класс Игорь Владимирович, родившийся 4 ноября 1956 года. Как бы не относиться к дорогому Леониду Ильичу, но страна при нём развивалась на самом деле огромными темпами, в эти годы закладывались современные заводы и комбинаты, строились новые школы и больницы, массово возводились новые жилые дома. Да что там, даже до сих или до тех пор в том бывшем будущем 2011 году, наверное чуть ли не больше половины жилого и производственного фонда из времён того самого застоя. Никак это нельзя назвать словом "грабил".

К сожалению, только начавшая чуять вседозволенность при кукурузном гении, далее именно при страстном медалисте окончательно забурела и выродилась партноменклатура, которой в итоге захотелось уже прямо прихватизировать, считавшееся общенародным достояние. И вот это самое плохое. Но об этом Тальков, почему-то и не пел."

"Какое это все имеет отношение к тебе?" - прорезалась ехидная мысль.

"Ты что уже возомнил себя великим кормчим, всего лишь с опытом руководящей работы двух лет заместителем начальника отдела из десяти человек?"

"Ах, у тебя есть послезнание. Какая крутая штука и ты даже сумеешь им распорядиться, подталкивая страну в нужном направлении?" - продолжал мысленно издеваться над самим собой.

"Ну, безусловно, послезнание - это очень сильный козырь, вообще джокер, знать основные открытия и изобретения, удачные и неудачные экономические и политические ходы и судьбу всего этого в итоге, просто мечта любого руководителя. Обрадовался? А теперь получи ушат холодной воды. Ты тут вообще хоть кого-то кроме этой тушки узнаешь?  Вот ты сумеешь по имени-отчеству обратиться к врачу или безопаснику? Или хотя бы по фамилии? Наверняка ведь они настоящему Никите известны.  Вот приедешь в Москву, ты хотя бы знаешь как передать свою статью с очередными гениальными мыслями в газету Правда? Элементарно, кому позвонить и передать текст? И кстати, набрать этот текст, хотя думаю от руководителя партии и государства небось и пипифакс с карандашными набросками примут."

"Да уж." - продолжил я разговор с самим собой.

"Да уж, ты же мгновенно проколешься на тысяче таких естественных для Никитки мелочей, как тебе дышать, вот даже как ты с женой, сыном и дочерьми разговаривать будешь? А? "

Я пригорюнился и принялся добивать сам себя.

"Так что ждёт тебя обитель света и доброты с ласковыми и заботливыми медбратьями. Впрочем, убедившись, что твою амнезию не вылечить тебя, наверное, выпустят персональным пенсионером куда-нибудь на дачу в Жуковку-2 под Одинцово. Будешь рыбу ловить на рассвете и вспоминать грядущие дни."

"Нет, буду гениальную фантастику писать." - спорил я сам с собой.

С этими мыслями я наконец-то заснул.  Снов не запомнил, что-то снилось бредовое, какие-то обрывки мыслей, кто-то меня учил правильно бить молотом по металлу, обрабатывая нагретую заготовку.

"Стоп!" - сон моментально слетел. Стояла ночь, комната слабо освещалась маломощной лампой за изголовьем. Женщина дремала на стуле неподалеку от меня. Сиделка.

"Стоп. Откуда у меня могут быть такие сны? Это ведь Хрущев когда-то работал до революции слесарем, а не я. Может я наконец-то начинаю получать доступ к его памяти? Было бы неплохо. Вот как зовут доктора? Гебню?"

"Скверно, абсолютно никаких ассоциаций."

Но вдруг неожиданно передо мной возникла сцена, когда я уходил с заседания ООН и меня спросили что со мной. Это безусловно был Виктор Михайлович Суходрев, переводчик.

"Занятно, если хотя бы часть памяти мне станет доступной, можно попробовать и не уходить на пенсию."

+8

14

Mike77 написал(а):

помахал башмаков

Опечатка - "башмаком". И... это, к запятым есть вопросы, я по малограмотности не рискнул расставить...
А вообще, читать интересно.

Mike77 написал(а):

И кстати, набрать этот текст,

Не совсем понял, о чём тут? Какое значение вложено в слово "набрать"? В описываемое время набрать текст, ЕМНИП, мог только типографский наборщик...

+1

15

Непрокурор написал(а):

Не совсем понял, о чём тут? Какое значение вложено в слово "набрать"?

- ИМХО - в значении "напечатать".  :glasses: Оправданно, кстати, думает-то не Н.С.Х., а "вселенец".

+1

16

Mike77 написал(а):

Я не думаю, что он заранее сдался, иначе бы сам попросился в пенсионеры, во всяком случае из воспоминаний Семичастного никак не следует, что он заранее знал о заговоре и не собирался бороться. Возможно, правда, что зря на пленум понадеялся, думал как в 1957 году получится и просчитался. Или вообще не понимал толком, что происходит и оказался врасплох застигнут. Брежнев же, между прочим был в довольно приятельственных отношениях с ним.

Приходилось читать статью где говорилось о судьбе брежневского телохранителя, настучавшего о заговоре лично Хрущёву. Знал, но ничего не сделал.
Он вообще фигура не только комичная, но и трагичная. Ведь все его метания и реформы шли от желания СПАСТИ, СОХРАНИТЬ социализм. Он понимал, видимо, что дело идёт не туда. Но ума и знаний ему катастрофически не хватало.
Кстати, телохранителя после переворота Брежнев тоько отстранил, кажется от важных дел, не посадил даже. Давно читал, плохо помню.

+1

17

Анатолий Спесивцев написал(а):

Приходилось читать статью где говорилось о судьбе брежневского телохранителя, настучавшего о заговоре лично Хрущёву. Знал, но ничего не сделал.

Интересно бы почитать.  Но вообще, тогда совсем странно все получается. Может Хрущев стал фаталистом? Или все-таки, что-то сделал, чего мы не знаем, но оно не сработало.

Анатолий Спесивцев написал(а):

Ведь все его метания и реформы шли от желания СПАСТИ, СОХРАНИТЬ социализм. Он понимал, видимо, что дело идёт не туда. Но ума и знаний ему катастрофически не хватало.

Да уж он явно дергался, но плюс и сам вольно или невольно завел дело не туда, де-факто, сделав партаппарат плохо контролируемым, чего не было при Сталине. Самое парадоксальное, что мой ГГ видимо тоже начнет метаться и реформировать, только по иному, чем Н.С.  И все по той же причине: даже послезнание может помочь избежать некоторых ошибок и поступить более оптимальным образом, но не очень ясно, что делать с системными проблемами. А личности масштаба Сталина, которая могла бы, наверное, все-таки справиться, явно нет.

Вообще я это произведение затеял с одной стороны чисто по приколу, мне представилось, а что есть "попасть" в Н.С., с другой возможно примерно 1960-й год - тоже неплохая развилка для развития альтернативы.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Упал, очнулся, ботинок.