Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Волчок

Сообщений 11 страница 20 из 150

11

Каури, хорошо написано. Душевно.
Для полноты картины еще бы немного мелочи подправить, и было бы совсем замечательно.
1. Очень часто герои упоминаются по именам (Юлька, Бурей, Настена). Может стоит разнообразить? Например: девушка, молодая лекарка, спутница (описание поездки в пещеру), она, наездница (сцена на коне), дочь (общение с Настеной) и пр. Бурей: мужик, великан, главный обозник, гость (у Настены дома), он, спутник, собеседник и пр. Настена: лекарка, мать, хозяйка, знахарка, женщина, она, наставница и пр.
2. Очень хорошо прописаны диалоги, но может еще стоит побольше описать мимику геросев, жесты, мысли, эмоции? Сам этим грешу (уходом в диалоги), поэтому и обратил внимание.
3. Немного по самому сюжету.
-

Каури написал(а):

Я тебе не отрок из младшей стражи, над которым ты можешь куражиться, как вздумается.

В книге Бурей отвечает за (командует) ратнинский обоз, а у младшей стражи начальник обоза и наставник Илья. Так что Бурей практически не контактирует с ребятами. Он в Ратном, они в Михайловске. А учитывая, его напряженные отношения с Мишкой, вряд ли он куражится над отроками, как ему вздумается.
-

Каури написал(а):

Рассказывая могучему животному, какой он сильный, какой храбрый, какой добрый, она потихоньку понукала его сапожками вперед

Не совсем понятно про "понукала сапожками вперед". Может понукала его двигаться вперед? К тому же насчет сапожек тоже момент непростой. Сапоги по тем временам были очень дороги и в теплое время старались ходить босиком или в лаптях. Так что для Юльки багать просто так в сапожках достаточно расточительно, да и необходимости большой в них нет.
-

Каури написал(а):

- Налей, Юлька, пива, что ли, своему благодетелю – отблагодарить надо.

На Руси пива тогда еще не было. Был квас, мед, медовуха (брага), а пиво было в Европе.
-

Каури написал(а):

В крепости ее действительно ждали. Холопки загомонили разом, рассказывая, что без нее делали

У Красницкого, помоему, написано, что у Юльки были ученицы-помошницы, а не холопки.

+1

12

А-1 написал(а):

Для полноты картины еще бы немного мелочи подправить, и было бы совсем замечательно.

А-1, очень благодарна. Полностью согласна со всеми вашими замечаниями и правками. Постараюсь поработать над текстом с их учетом.

0

13

А-1 написал(а):

Очень часто герои упоминаются по именам (Юлька, Бурей, Настена). Может стоит разнообразить? Например: девушка, молодая лекарка, спутница (описание поездки в пещеру), она, наездница (сцена на коне), дочь (общение с Настеной) и пр. Бурей: мужик, великан, главный обозник, гость (у Настены дома), он, спутник, собеседник и пр. Настена: лекарка, мать, хозяйка, знахарка, женщина, она, наставница и пр.

Классно!!!!!! Обязательно использую!!!!!

0

14

Максимыч написал(а):

С Эдиком Красницким?

Ну ошибочка вышла, бывает.......с Евгением Сергеевичем знаком лично))

0

15

книготорговец, да ничо! Но не подколоть не смох.  http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif

0

16

Максимыч
Подколки----это наше всё   http://read.amahrov.ru/smile/laugh.gif

0

17

А-1, еще раз спасибо, поправила второй пост.

0

18

Глава 1.

Одинокий волк бежал от погони. Погоня длилась уже несколько часов. Сил почти не осталось, а бешеный лай собак и крики людей звучали теперь совсем близко. Впереди была река, справа лес, такой густой, что не только коню, но и человеку с трудом пройти можно. Слева болота. Можно было конечно рвануть к болоту, но только Одинец чужой был в этих краях, не знал тайных тропок. А вот лес - это спасение. Только бы добраться, а уж там...
Над головой пролетела стрела. Чуть не задела ухо. Волк от неожиданности сделал большой прыжок и почувствовал такое сильное желание жить, что каждая клеточка тела рванулась к спасительному лесу. Еще немного, еще чуть-чуть продержаться в этой безумной гонке. Дыхание с хрипом вырывалось из груди, кровь от раны на голове заливала глаза, отчего Одинец уже почти не видел леса, да это было и не нужно. Звериный инстинкт не подведет!
Внезапно где-то впереди завыла волчица, голос Одинец узнал безошибочно - это она, его жизнь, его любовь. Зовет его, хочет сказать - я здесь, держись, я верю в тебя!
Сзади нагонял пес, захлебываясь в собственном лае. На бегу, Одинец повернул голову и огрызнулся. Пес тут же отстал. Не соперник, трус, повезло. Это придало еще сил. И собаки обреченно завыли, чувствуя, что добыча ускользает.
Один миг, другой, третий, спасительная ветка хлестнула по морде, колючий кустарник оцарапал бока, но Одинец не почувствовал боли. Он понял, что теперь уже все, он спасен.
Волчица возникла из темноты спустя несколько мгновений. Теперь уже она выбирала путь, уводя его от врагов. Даже сейчас, побывав на пороге смерти, вконец измотанный погоней, Одинец восхищался своей верной подругой. Как она невозмутима, какие сильные ноги, какие плавные движения!
Бег остановился нескоро, когда последние отголоски людей и собак остались далеко позади. Ничто теперь не нарушало покой дремучего леса.
Одинец лег на землю, положив голову на лапы, и с благодарностью почувствовал, как прижалась к его боку подруга. Но долго лежать было нельзя. Нужно было уходить. Чужой лес, чужие владения, чужие стаи. Настал час, когда мысль о возвращении в родные места, перекрыла все остальные желания. Да, да, вернуться. Туда, где волчонком играл с братьями на поляне перед логовом, где мать обучала видеть мир, выживать. Туда, где встретил подругу, которая теперь последовала за ним. Туда, где потерял всю семью, детей, стаю и Маленького Друга - в тот роковой час, когда дикий зверь в образе человека, напал на них и всех уничтожил, а Маленького Друга забрал с собой. Одинец с подругой остались живы по прихоти судьбы, но в страхе бежали от места гибели стаи.
Да, пора возвращаться! Надо узнать, что сталось с Маленьким Другом. И если он еще жив - постараться спасти!
***
Волчок проснулся и сразу открыл глаза, сквозь щель над дверью виднелось ночное небо, усыпанное звездами. Яркий свет луны будил полузабытые ощущения, вызывал неосознанную тревогу. Вот уже месяц он спит в этой каморе, которую специально для него построили, среди людей.
Волчок немного помнил, как до этого жил рядом с Юлькой, девушкой ставшей самым близким для него существом. Кажется, он болел, и она долго его лечила. Сколько? Волчок не помнил, но долго.
Вчера Роська стал его крестным и сказал, что теперь его зовут Влад. Странно. Но наверно ему, Роське, так надо. Он будет его учить чему-то хорошему.
А Юлька обещала ему утром показать щенков. Волчку стало немного не по себе. Вспомнил, как шарахнулась от него Митькина Сестренка. Его никто не любит. Только Юлька. Ну, может еще Роська – немножко. Но к щенкам пойти придется, раз Юлька этого хочет!
Глаза Волчка стали закрываться. Надо спать, до утра еще далеко. Человек ночью должен спать. Это Юлька сказала. Она очень умная и все знает. Все…
Волчок сонно заворочался, свернулся клубочком и затих.
***
Юлька склонилась над раненым отроком и поправила повязку. Рана не серьезная, но болезненная, намучился бедняга, уснул. Она обвела взглядом остальных – все спали. Один постанывал во сне. Подошла, погладила по голове. Затих.
Скоро утро, надо поспать. Юлька зашла в свою камору и улеглась поверх волчьей шкуры. Как там Волчок? Проверять не стоит – проснется. Итак, с трудом приучается спать по ночам.
Славный малыш. Страшненький, конечно. Но он же парень. Зачем парню красота.
Так, с мыслями о Волчке, Юлька и заснула.
***

+9

19

Бурей резко проснулся. Что за странный сон ему приснился! Как будто он был волком и от кого-то убегал! Что бы он, Бурей, от кого-то бегал! Даже смешно! Он хрипло рассмеялся, и рядом испуганно дернулась холопка.
От нее пахнуло таким ненавистным запахом самого страшного врага - человека! Губы Бурея раздвинулись в волчьем оскале, в горле заклокотал зарождающийся рык, но человеческое тело уже само совершило привычные движения, коротким тычком сбросив холопку с лавки, а вместо рыка, выплюнув слова:
- Пошла вон, тварь.
Холопка взвизгнула, вскочила и бросилась к выходу. Какими медлительными и неуклюжими были ее движения, по сравнению с плавным и в тоже время стремительным полетом над землей серой лесной подруги! Но как бы ни была неловка человеческая самка, брошенный ей вслед сапог ударился об уже захлопывающуюся за ней дверь. Звук удара громом отозвался в мозгу. Сон отлетел окончательно.
Бурей сжал голову руками и застонал. Как же больно! Голова болела второй день, и настроение обозного старшины было отвратительным. И ведь никакие отвары не помогают! Убить что ли кого! А тут еще этот сон!
Бурей поднялся и подошел к окну. Ярко светила луна. Так ярко, что глаза резало. Или это от боли. Завыть что ли на луну, как тот волк! Бурей ударился головой о стену. Один раз, другой. Вроде полегчало. Только теперь болел лоб. Будет шишка. Ничего, красоту не испортит. Бурей злобно усмехнулся, и голова снова отозвалась болью.
В полном изнеможении он повалился на лавку.
Только спустя час по дому прокатился богатырский храп Бурея.
***
Юлька проснулась от криков и шума. Подхватилась, выбежала на улицу и чуть не споткнулась о клубок тел, катающихся по земле прямо у входа. Сунулась было разнять, узнав в одном Волчка, но, опомнившись, крикнула:
- Слана! Воды! Быстро!
Девчонка появилась почти мгновенно, как будто давно наблюдала за дракой. Подала Юльке огромный ковш с ледяной водой.
Юлька решительно окатила дерущихся мальчишек и клубок сразу распался.
Отрок, видно, из Нинеиных, вдвое старше Волчка, обалдело отфыркивался и выглядел довольно жалко. К тому же его украшали царапины и кровоточащие укусы на лице, шее, а особенно на запястье правой руки.
Волчок же, напротив, был невозмутим и невредим. Откатившись, он сразу оказался на корточках и теперь покачивался на пятках, будто готовясь к прыжку.
- И что это вы тут вытворяете? – грозно спросила Юлька.
Оба виновника молчали. Отрок сердито сопел, отвернувшись в сторону и даже не пытаясь подняться. Волчок скалился в грозной улыбке, не отрывая глаз от соперника.
Юлька подняла голову, ища глазами свидетелей.
Недалеко топтался еще один отрок, воровато оглядывающийся, будто хотел убежать, но момент был упущен, а теперь не решался.
- Подойди, - велела Юлька.
Тот нехотя подошел, косясь на товарища и не решаясь взглянуть на лекарку.
- Рассказывай!
- Ну, эта, - промямлил тот, - мы с Рябым просто гуляли, а он на него набросился и стал кусать.
Он тяжело вздохнул и замолчал.
- Забыл, с кем разговариваешь? - лекарский голос может быть разным, ой, каким разным, и сейчас Юлька хлестала им, как кнутом. - А ну-ка, в глаза мне глянь! Только сначала подумай, врать-то тогда не сможешь! Ну, не страшно в глаза мне посмотреть?
- А чего я-то? - загундосил отрок, упорно разглядывая перила крыльца. - Я и вовсе в стороне стоял!
- Просто гуляли, значит?
- Ну, а чего он тут... мы пошутили просто... пальцем не тронули, а он на Рябого, то есть на Мелентия...
Слана нетерпеливо топталась рядом. Юлька, не теряя грозный вид, повернулась к ней:
- Все видела?
- Да, Юль, они его обзывали…
- Рассказывай по порядку,- перебила Юлька.
- Ну вот, Волчок сидел на земле около той скамьи. Что он там делал, я не разглядела…
- Ну!
- А тут эти идут, - заторопилась Слана, - остановились напротив Волчка и стали его дразнить. Уродцем называли. И по-всякому. А Волчок молчал и только улыбался – вот как сейчас. Потом вот этот достал нож из сапога и сказал, что сейчас Волчок пожалеет, что родился, или что-то в этом роде. А Волчок сразу как бросится на него и вцепился зубами в руку – в которой нож был. А потом уж они стали кататься.
- Мы просто шутили, - буркнул Рябой.
Юлька стояла бледная и злая. Если бы в этот момент не вышел Матвей, неизвестно что бы она сделала.
- На первый раз наказывать вас сама не буду - много чести. Вы пошутили, ну и лекарь Матвей у нас тоже шутник, отдаю вас ему. А впредь, сами запомните и другим расскажите: обижать Влада - обижать меня! Кто захочет попробовать - милости просим!
Матвей в ситуации разобрался сразу, видно все слышал, но не вмешивался.
- Встать! Смирно! - гаркнул Матвей, словно и сам был десятником, как остальные крестники. - Имена! Какого десятка? Не мямлить, отвечать, как положено!
Юлька не стала ждать их ответа. Схватила Волчка за руку и увела к себе в камору. Пока его осматривала, Волчок смотрел на нее сияющими глазами, явно ожидая похвалы. Убедившись, что мальчишка вполне цел, она, наконец, заметила это его выражение и, не удержалась, прикрикнула:
- Чему радуешься! Зачем с ними связался! Они же старше, могли покалечить. Умнее надо быть! - Волчок сразу насупился и уткнулся Юльке в живот, словно прося прощения.
- Ладно, уж, - растаяла сразу Юлька и крепко прижала его к себе. – Тогда побудь здесь, горе мое. Я осмотрю раненых, потом позавтракаем.
Выходя, Юлька обернулась. Как она и думала, Волчок застыл в своей излюбленной позе. С тех пор, как он поправился, она часто видела его таким. Сидит на полу маленький, нахохленный, положив голову на колени и обняв их руками. Некрасивое, даже жесткое лицо ничего не выражало, а широко открытые глаза устремлены куда-то вдаль, как будто в другой мир, доступный ему одному. И о чем он думает в такие моменты? Что может быть в голове этого ребенка? Какие картины и образы заставляют его хмурится, и даже слегка шевелить ушами? Юлька не могла ответить на эти вопросы.
Но видя его таким, она порой чувствовала, как огромная волна нежности охватывает ее. Таким странным он казался, таким ранимым, что сердце сжималось от тревожных предчувствий.
Сегодня бессердечные мальчишки издевались над ним, а не первая ли это ласточка. Ведь говорила мама, что люди боятся тех, кого не знают. А Волчка понятным не назовешь. Сколько еще испытаний придется ему перенести на пути взросления? Сможет ли он преодолеть все и не озлобится?
Привычно осматривая больных, Юлька продолжала думать о нем. О том, что он одинокий и не похожий на других. Как и она, Юлька. Но у нее есть мама. Есть больные, которым она нужна, есть Минька, наконец. И даже Бурей. А у Волчка? Кроме Юльки никого нет!
«Мы в ответе за тех, кого приручили!» - вспомнила она снова. И Юльке стало на миг страшно, что не справится.
Но не была бы она Юлькой, если б тотчас не взяла себя в руки.
«Все будет хорошо! – жестко оборвала она себя, - и Макош мне поможет!»
Когда Юлька с Волчком подошли к вольеру, щенки, уже накормленные, беззаботно резвились, образовав веселую кучу малу и повизгивая от щенячьего восторга? . Волчок смотрел на них с жадным любопытством, как и вообще на все новое.
- Хочешь подержать кого-нибудь? – спросила Юлька.- Иди, поиграй с ними.
Волчок напряженно застыл от этих слов. Щенки, заметив Юльку, бросились было к ней с радостным тявканьем, но, увидев Волчка, почуяв его запах, стали резко останавливаться и пятится назад, при этом шерстка становилась дыбом, а вместо тявканья многие из них жалобно заскулили.
Юлька быстро посмотрела на Волчка, и увидела в его глазах, устремленных на нее, явное огорчение. Он сделал к ней шаг и ласково погладил по руке. И тут она поняла, что он не из-за себя огорчается, а из-за нее. Не хочет, чтобы она переживала! И так захотелось схватить его, прижать к себе и защитить от всех, от всех!
Она уже хотела побыстрее увести его, что бы, не дай Бог, кто-нибудь не приметил странную реакцию щенков, но увидела Прошку, который быстро шел к вольеру, неся на руках Роськиного щенка, разгильдяя Ворона.
Непоседливый щенок, которого Прошка ругал последними словами за очередную проделку, чувствовал себя вполне довольным жизнью и радостно вилял хвостом, хитро оглядываясь по сторонам.
Увидев Волчка, Ворон вдруг заливисто затявкал, и, воспользовавшись замешательством Прохора, выскользнул из его рук и бросился к мальчишке. Юлька дернулась было, чтоб защитить Волчка от новой неприятности, но сразу удивленно замерла, глядя на странную картину.
Волчок неподвижно замер, позволяя непоседливому щенку обнюхать его со всех сторон. Ворон, казалось был озадачен, отступил на пару шагов, наклонил голову сначала в одну сторону, потом вдруг тявкнул, подпрыгнул и лизнул мальчика в руку. Волчок тотчас опустился на корточки, обнял Ворона за шею и радостно засмеялся. Юлька впервые слышала его смех.
Ворон же не менее радостно реагировал на объятия Волчка, лизал ему лицо и уши. Волчок стал игриво уворачиваться, а потом вскочил и бросился бежать. Ворон, сразу приняв игру, бросился за мальчишкой, восторженно лая.
Прошка, изумленный не менее чем Юлька, стоял рядом с ней и растерянно наблюдал за этой картиной.
Придя в себя, он закричал:
- Волчок, веди его сюда!
Волчок махнул Ворону рукой и зашагал к вольеру. А Ворон, будто поняв, степенно бежал рядом.
- Чудеса, - покачал головой Прохор, - ты, Юль, подумай только: эту коросту собачью ловишь, ловишь, а он, оглянуться не успеешь, опять у кухни! Я уж Роське сказывал, что наказывать надо, а он-то, Святоша, все разговаривает с ним, увещевает, а чего ж разговаривать, когда у него будто уголья под хвостом? И опять: ловим, ловим... А может у тебя лекарство какое есть? Я к тому говорю, что Роська-то только разговорами, а надо драть, хотя кто ж чужого-то драть будет, а от святоши не дождешься... Вон, у Фильки рукавицу изжевал, а еще Ворон! Вороны, они умные, а этот наглый, вся святость у Роськи на него уходит, а попробовал выдрать, так он мне по шее! И чего все по шее-то норовят? Не железная же, а это сбежит и...
- Ловишь его, ловишь! - продолжила Юлька вместо Прохора. - Вот пусть теперь Волчок его ловит, надо же парня каким-то делом полезным занять.
- Ага, верно, а то я бояться начал, что и Волчка, глядишь, тоже ловить придется, от безделья-то еще и не так забегаешь! А мне только и радости, что ловить, других дел у меня нет, я-то надеялся, что у тебя лекарство от беготни есть, но и Волчок - тоже хорошо, верно ты измыслила, а с Роськой ты тоже поговоришь? Я бы и поговорил с ним, да только он Святоша, Святоша, а дерется больно! Я ему говорю: "Ты бы лучше Ворона своего драл, чего меня-то?". А он говорит...
- Волчок, будешь ходить за Вороном? - остановила словесный поток Юлька.
Сияя глазами, Волчок кивнул. Как всегда, избегая говорить, если можно было отделаться кивком.
- Вот и ладно! - обрадовался Прошка. А пусть тогда вместе все время будут, а то эту егозу все равно запирать бесполезно - сбежит, и лови его! Только ты, Юль, с Роськой поговори, я бы и сам с ним...
- А на занятия как? - снова прервала его Юлька. - Щенки-то Волчка боятся.
- А это ничего, Юль, со щенками я договорюсь... с девками-то труднее, щенки-то хоть слова понимают. Вот, к примеру, был у щенков понос...
- Иди, уж, златоуст! - сердиться на Прошку не могла даже Юлька. - Сам же говорил, что дел полно.
- Угу, пошел я... хорошо-то как, а то ловишь его, ловишь...
- Может, пойдем, - спросила Юлька Волчка, вспомнив, что и ее ждет много безотлагательных дел.
Волчок нежно гладил Ворона по голове, а тот преданно взирал на мальчишку. Мальчик поднял на Юльку глаза и она увидела на его лице волнение. Медленно и немного глуховато выговаривая слова, он нерешительно спросил:
- И Ворон пойдет со мной?
- Конечно, - кивнула Юлька, - Прошка же разрешил. Только следи хорошенько, что бы он ничего не натворил. А с Роськой я поговорю.
В глазах Волчка Юлька увидела счастье.
Позже, готовя лекарство, и вполуха прислушиваясь к болтовне Сланы и Полины, она не раз слышала доносившийся с улицы радостный лай Ворона и глуховатый смех мальчишки.
А Слана как раз рассказывала Полине, как Матвей сперва обработал раны обидчика Волчка, а потом велел вынести на крыльцо корыто и стирать бинты, вместо завтрака, у всех на глазах.

+8

20

Каури, очередной очень хороший кусочек.
И как говорится:  :) "И снова здравствуйте"

Каури написал(а):

А Юлька обещала ему утром показать щенков. Волчку стало немного не по себе. Вспомнил, как шарахнулась от него Митькина Сестренка. Его никто не любит. Только Юлька. Ну, может еще Роська – немножко. Но к щенкам пойти придется, раз Юлька этого хочет!  Глаза Волчка стали закрываться. Надо спать, до утра еще далеко. Человек ночью должен спать. Это Юлька сказала

Черыте "Юльки" на одиннадцать коротеньких предложений. может все-таки ее как-то по другому обозначать?
Та же ситуация и с "Волчком". (приемыш, ребенок, дикарь, воспитанник, Роськин кресник, Буреев пленник, найденыш, "маугли", как вариант, дите леса, лекаркин хвостик)
И еще один маленький нюанс.
Если в стенах Михайловска (воинской школы)

Каури написал(а):

Потом вот этот достал нож из сапога и сказал, что сейчас Волчок пожалеет, что родился, или что-то в этом роде

Обнажить нож против кого-то из своих (любой человек в стенах воинской школы) без приказа старшего - это серьезное преступление (угроза убийством). У Красницкого был момент, когда один воспитанник убил другого в поединке, а победителя убил Мишка. Так что, насчет ножа вряд ли бы ребята рискнули. Это им в головы сразу должны были вбить, что угрожать своим - это очень серьезное преступление.
А вот, например, камнем или палкой вполе могли кинуться. Если нужна укушенная рука, то можно так. Один кинулся камнем, а второй замахнулся палкой и Волчок его укусил за руку.

+2