Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Там где багряное солнце встает - 2


Там где багряное солнце встает - 2

Сообщений 1 страница 10 из 899

1

Глава 7

Александр шел по знакомым варшавским улочкам к жандармскому управлению, безразлично глядя сквозь спешащих по своим надобностям прохожих. В голове теснились цифры, разного рода планы и идеи, касавшиеся в основном, одного единственного предмета — его будущей сделки по Мальцовскому товариществу. Мало купить такую махину, надо чтобы приобретение не повисло мертвым грузом на кошельке владельца, вытягивая из первого весь накопленный капитал, а из второго все нервы. Тем более что инженеры от Круппа через полмесяца собирались на осмотр будущего трудового фронта… А от Тиссена так уже наверняка были в России и готовили конкретные предложения по освоению денег заказчика (Август никогда не упускал возможности, залезть в чужой карман и на максимальную глубину).Князь же до сих пор окончательно не определился, какие заводы будут модернизироваться, а какие проще «пристрелить» и не забивать себе голову их восстановлением или перепрофилированием.
«По новым заводам все понятно, на то они и новые, а вот что делать с остальными? Со стекольными производствами пока неясно, а вот металлургические точно можно закрывать — чем мучиться с привозным углем и среднего качества рудой, проще расширить мой первый металлургический. Все равно с производством рельсов промашка вышла — знать бы заранее, что в этой теме давно и прочно окопалась троица производителей, главным и основным из которых был некто граф Стенбок-Фермор, так и не начинал бы. А еще говорят, что монополию изобрели в Америке! Мда. Винокурни и пивоварни тоже под вопросом — старые, маломощные. Разве что спирт для медиков гнать? Так это и без меня есть кому. Людиновский и Радицкий паровозостроительные…  самые лакомые куски, в плане обученного персонала. Вроде Фридрих грозился задешево продать документацию на новейшие типы паровозов и локомобилей? Да и речной транспорт скоро понадобится, на Дальнем Востоке… опять же, производство всяких там сеялок-веялок на поток поставлено»
Отвлекшись на экипаж, перегородивший ему дорогу, князь перешел на другую сторону улицы и продолжил размышлять.
«Все равно, по всем расчетам как минимум три машиностроительных завода… скорее заводика, остаются не у дел. Велосипеды что ли начать клепать? На Григория в Берлине они произвели неизгладимое впечатление, да и на меня, пожалуй, тоже — рама из толстого стального профиля, шины из сплошного каучука, и общий вес как бы не под сотню килограмм. Зато, ежели как следует разогнаться, передним колесом можно стены таранить. Или производство колючей проволоки на радость скотоводам? А может… нет, надо подумать. Не в последнюю очередь над тем, на кого свалить все организационные вопросы, Мальцов такое в одиночку не потянет. Да и помимо этого, сколько всего надо делать, причем одновременно! Тянуть транспортную линию к дальневосточному «поместью», начинатьпроект с перерабатывающими центрами, строить собственную сеть торговых представительств… где бы на все это взять толковых и надежных людей…»
— Чем могу помочь ясновельможному пану?
Александр очнулся и с непониманием осмотрелся: оказывается, последние пять минут он  размышлял в неподвижности, остановившись прямо перед витриной небольшой ювелирной лавочки и положив руку на витой прут решетки. Видя такое дело, приказчик не выдержал (видно же было, что господин не из бедных, одно пальто стоило как его полугодовое жалование) и вышел наружу — вдруг удастся склонить потенциального покупателя потратить толику денег? Бросив уже осмысленный взгляд на представленный товар, князь отрицательно покачал головой и… опять замер: решетка, защищавшая витринное стекло (точнее золото за ним) напомнила ему о такой вещи как рольставни. От них мысль скакнула на жалюзи.
«Странно, что я раньше про них не вспомнил. Интересно, сколько же я блокнотов уже исписал? Думаешь, что все вспомнил — ан нет, что-то да всплывет…»
В гнезде царских сатрапов было все так же тихо, и почти без изменений — зеленая ковровая дорожка сменилась синей, да количество цветов в горшках немного поубавилось. Пара офицеров, спускавшихся навстречу князю по лестнице, не обратила на него никакого внимания,  занятая обсуждением служебных дел, а больше он никого и не увидел — коридоры управления были на диво пустынны.
«Впрочем, как и в прошлый раз»
Дернув на себя дверь в заветный кабинет, Александр понял что его встреча с подполковником Васильевым откладывается на неопределенный срок. Еле слышно хмыкнув, он огляделся и шагнул к двери напротив — кто-то же должен быть на месте? Вежливо кашлянув (и удивившись про себя, как бесшумно открылась дверь), князь поприветствовал второго знакомого ему жандарма и скромно поинтересовался.
— Не помешаю?
Ротмистр Завозин нехотя оторвался от разложенных документов и сразу же преисполнился радушия — профессиональная память помогла ему моментально опознать незваного гостя как человека, после визита которого у его сослуживца приключился крупный успех в служебных делах.
— Рад, определенно рад увидеть вас вновь! Как я понимаю, вы к Михаилу Владимировичу?
«Как будто у меня половина управления в приятелях числится!»
Дождавшись утвердительного кивка, ротмистр обнадежил князя — подполковника вызвали «на ковер» к начальству с плановым докладом, и он уже вот-вот должен вернуться к себе — редко когда подобные мероприятия длятся больше четверти часа.  Так оно и оказалось.  Минут через двадцать Васильев зашел в кабинет ротмистра и немало удивился открывшейся ему картине — князь с комфортом устроился на небольшом диванчике для особо дорогих гостей (для других имелся стул, повышенной твердости с обилием острых углов), вовсю угощался крепким чаем с липовым медом и непринужденно обсуждал (вернее внимательно слушал и поддакивал в нужных местах) с хозяином кабинета последние новости, из жизни светского общества Варшавы.
— Ого! Я вижу, вы временя зря не теряете, Александр Яковлевич.
— Ну наконец-то, Михаил Владимирович!  Прогуляемся?
Провожая князя Агренева, ротмистр Завозин не поленился встать, обогнуть стол и вовремя протянуть руку для ответного рукопожатия (он был более чем доволен близким знакомством с таким перспективным господином как князь, и рассчитывал со временем подружиться еще больше). Короткая прогулка по улицам Варшавы завершилась в уже знакомом, небольшом и уютном кафе — как того и требовала незаметно сложившаяся традиция их нечастых, но неизменно взаимовыгодных встреч. Начав беседу с расспросов о житье-бытье на своей бывшей заставе, постепенно Александр дошел до более важного для себя вопроса.
— Ну вы и задачки задаете, Александр Яковлевич! Опытный, умный да еще и порядочный человек — это, знаете ли, исключительная редкость в наше беспокойное время. А чем же вам не угодили… пардон, забыл, как вы их поименовали?
— Неважно. Двое бывшие полицейские в отставке, невысокого ранга, а третий  опять же бывший присяжный поверенный.  Опыт у них был, но несколько специфический, скажем так — не в том направлении. Да и насчет честности были некоторые сомнения…
— Мда, я вас прекрасно понимаю. К моему глубочайшему сожалению, вот так, навскидку, я не могу никого вам рекомендо… а впрочем! Скажите, а опальный чиновник Налогового департамента вам не подойдет?
Когда закончилась вторая чашка кофе, Александр почувствовал слабую тень надежды — в первом приближении человек ему подходил. Аристарх Петрович Горенин служил до недавнего времени в Налоговом депертаменте Варшавы, в чине титулярного советника. Несмотря на свою молодость (ну что такое тридцать лет для чиновника) служил на редкость хорошо — его послужной список прямо таки блистал раскрытыми мошенничествами и разного рода махинациями. Можно даже сказать, что в нем присутствовала вся палитра экономических преступлений, доступных простым и не очень налогоплательщикам Царства Польского. Правда вот в чинах господин Горенин рос на удивление медленно — так это от неумения вовремя промолчать и остановиться, да плохо выходил прогиб перед начальством. И в опалу он попал по той же причине — ковырялся в очередном деле и нечаянно раскопал что-то, напрямую касающееся важных фигур в местном политическом бомонде. Дело конечно уморили… хотя и с некоторым трудом, а у чиновника закономерно начались неприятности — для начала организовали внутреннее расследование на предмет злоупотребления служебным положением, потом еще немного подсуетились и «нашли» человека, у которого титулярный советник вымогал взятку. Словом, ничего нового, старые и испытанные методы.
— И где он сейчас?
— У себя на дому, надо полагать. От службы временно отстранен, в перемещениях ограничен городом — все, как и полагается при расследовании такого рода дел. Точного адреса я не знаю, но ежели надо?
— Надо.
— Это не проблема — сейчас закончим с пирожными и дойдем до одного моего знакомого, он нас и проконсультирует.
По дороге до консультанта Александр заметил, как его спутник непроизвольно поморщился. Проследив его взгляд, он увидел как на противоположной стороне улицы некий человек вежливо улыбнулся жандарму (скорее презрительно-вежливо), после чего спокойно продолжил свой путь.
— Ваш знакомый?
— Скорее подопечный. Это Людвик Крживицкий, известный смутьян и пропагандист.
— Да? И чем же он так известен?
— Например, тем, что перевел на польский язык «Капитал» — вы ведь слышали об этом труде господина Маркса? Конечно, он старался не один, там и другие отметились… вы меня не слушаете?
Александр действительно отвернулся от подполковника и старательно запоминал такую выдающуюся личность — вдруг повезет еще когда-нибудь свидеться? Желательно поскорее — как-то совершенно неожиданно, князю захотелось выразить свое восхищение таким лингвистическим подвигом. Да и Григорию тоже будет интересно…
— Нет-нет, что вы! Самым внимательнейшим образом.
— Находится под негласным надзором полиции — и все равно умудряется проворачивать свои делишки. Слава богу, что в Варшаве он бывает достаточно редко, в основном по заграницам обретается — но уж как приедет! Чуть где всплывет запрещенная литература, так можно не сомневаться — без Крживицкого не обошлось. А вот этот магазинчик букинистический видите? Три раза обыск делали — ничего не нашли. А ведь точно знаем, что должно быть!
В общем, так получилось что прогулка вышла до крайности интересной — жандарм оказался неплохим гидом. Хотя достопримечательности он показывал несколько своеобразные: особняк, где не так давно прикрыли  нелегальную типографию, дом, в одной из квартир которого любят собираться на дружеские вечеринки польские вольнодумцы, пару человек, которым давненько уже пора на каторгу, да вот все что-то мешает.  Конечно, Михаил Владимирович не упускал из виду и исторический момент, красочно (но без особых подробностей) описав, что творилось на варшавских улицах в самом начале восстания тысяча восемьсот шестьдесят третьего года, когда поляки верные присяге, резались с поляками, возжелавшими свободы…
— Полковник, вы так  обстоятельно все рассказываете, будто бы сами были участником тех событий?..
—Да нет, что вы, Александр Яковлевич. У нас в управлении служит один весьма достойный офицер, шляхтич из рода Вечорковских. Так вот он и поучаствовал, самым краешком. На правильной стороне, конечно же.
— Разумеется.
«Справочную» жандармского подполковника Александр так и не увидел — Васильев извинился и намекнул, что такие свидания процесс насквозь интимный, да и агент у него существо нежное и весьма пугливое. Князь понял все правильно, но и мерзнуть на улице ему тоже как-то не улыбалось.
— Пожалуй, будет лучше если я подожду вас вон в той ресторации. Кстати, вы ведь тоже не успели отобедать? Прекрасно, мы сделаем это вместе, ежели вы конечно не против…
Спокойно посидеть за столиком на сей раз не удалось: после встречи со своим агентом у подполковника похоже образовались какие-то срочные дела и весь обед уложился в полчаса — и то, Михаил Владимирович раза три щелкал крышкой своих часов и озабоченно хмурился. Расстались они на крыльце ресторана — жандармский подполковник отправился и дальше охранять государственные устои, а Александр справился у извозчика где находится нужный ему дом и решил, что еще одна небольшая прогулка ему не повредит.
Визит к господину Горенину начался с того, что он по ошибке заглянул к его соседям — номеров квартир на массивных дверях с выпуклыми филенками небыло, а у дворника князь уточнить не догадался. Извинившись за приключившееся недоразумение, Александр развернулся, сделал три шага и предусмотрительно стряхнул с ботинок остатки снега — путем легкого постукивания ими об искомую дверь (по своим размерам напоминавшую скорее маленькие двустворчатые ворота). Тихие шаги, глухой лязг задвижки или полноценного засова, и из открывшегося проема на него молча и с едва заметной опаской уставилась пожилая женщина в одежде гувернантки.
— Дома ли Аристарх Петрович?
Спокойно- уверенный тон с нотками дружелюбия сделал свое дело — женщина непроизвольно кивнула, после чего отошла в сторону, пропуская хозяйского гостя.
— Как прикажете доложить?..

***

— Князь Агренев, Александр Яковлевич.
У чиновника, сидевшего с важным видом за большим, массивным столом, важности заметно поубавилось, а взамен отчетливо проявился настороженный интерес. Коротко указав на одинокий стул для посетителей, глава Налогового департамента деловито-сухо осведомился, что за дело привело к нему князя.
— О, сущая мелочь. Один из чиновников вашего департамента решил завершить свою блестящую карьеру, и перейти на службу так сказать, частного капитала.  Чиновник этот — ни кто иной как титулярный советник Горенин, и я был бы очень признателен вам, ежели бы вы благожелательно отнеслись к его прошению об скорейшей отставке.
— Гм. Ну, начнем с того, что никакого прошения мне не поступало. Далее, позволю себе заметить что названный вами господин не так давно уличен в некоторых неблаговидных делах и является весьма сомнительным приобретением, если не сказать больше, да-с.
— Благодарю за предупреждение, но я все же рискну. Возвращаясь к прошению — оно будет у вас на столе сразу после окончания служебного расследования, которое, я твердо в этом уверен, подтвердит высокие моральные и деловые качества Аристарха Петровича. Ведь подтвердит?
— Я бы не стал на это наде…
Оборвав начальника налогового департамента похолодевшим взглядом, Александр продолжил говорить.
— А если не подтвердит… Да нет, я думаю что такого все же не случится. Зачем вам вся эта газетная шумиха, громкий процесс и повышенное внимание со стороны Третьего отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии? Или у вас все же другое мнение на этот счет?
Судя по неприязненному взгляду и слегка покрасневшему личику чиновника, свое мнение у него было. Но выразить его он все же стеснялся, помятуя о судьбе своего коллеги из департамента таможенников, господина Вятова. Который, между прочим, внимания жандармов так и не избежал, и в данный момент как раз начал искупать свои грехи перед обществом, в отдаленном уезде одной из многочисленных губерний Российской Империи. Очень отдаленном — но все же не на Сахалине, чего многие ожидали.
— Так мы поняли друг друга?
— Вполне.
Процедив сквозь зубы ответ и при этом достаточно успешно скрывая охватившие его чувства, собеседник князя сделал последнюю попытку отстоять свою независимость. Напомнив Александру про другие прегрешения титулярного советника, а именно — факт мздоимства, подтвержденный независимым свидетелем. Можно даже сказать — пострадавшим, морально и финансово, но нашедшим в себе силы искать справедливости. Господин коллежский советник с плохо скрываемым торжеством  закончил обличать порок в отдельно взятом департаменте и довольно поглядел на своего посетителя, высматривая признаки смятения или хотя бы легкой неуверенности.
— Насчет того что он пострадал — тут спорить не буду, очень даже возможно.
«Надо бы Гришу расспросить, как именно пострадал этот господинчик»
— Но это не помешало господину Комарницкому снять все свои обвинения с Аристарха Петровича и принести свои искреннейшие извинения. В письменном виде. Вообще, этот страдалец много чего понаписал, в том числе и про тех господ что подрядили его лжесвидетельствовать. Имена, фамилии, прочие обстоятельства его… грехопадения. Он даже был настолько любезен, что не поленился заверить свои письмена у нотариуса, на тот случай ежели не сможет повторить все это лично — ну, к примеру в суде. Если к этим бумажкам добавить другие, авторства господина Горенина, касающиеся некоторых любопытных фактов — а он их несомненно опишет, если я его об этом попрошу.  То у этого стола и кабинета как минимум появится новый хозяин.
Поглядев на чиновника и убедившись что тот проникся сказанным в достаточной степени (аж бакенбарды обвисли от описанных Александром перспектив), князь подвел итог.
— Конечно же, решать окончательно вам. Но если через три дня титулярный советник Горенин не выйдет в отставку со всеми полагающимися в таком случае почестями и пенсионом, выбора у вас уже не останется. Засим позвольте откланяться…
Возвращаясь после трудов праведных в свой отель, князь размышлял —  может и в самом деле побаловать Васильева «свежатинкой»? Такая интересная информация, да об таких господах! Конечно, в подробности он не вдавался, но и так было понятно — махинации с казенными суммами, как и наглое присвоение оных могли позволить себе далеко не рядовые верноподданные российской короны. Настолько не рядовые, что за их благополучие хлопотал сам начальник налогового департамента.
Когда Александр уже почти добрался до своего номера, ему навстречу попался взмыленный коридорный, на ходу вытирающий испарину с лица огромным ситцевым платком. Увидев постояльца, скромный служащий туристического бизнеса непроизвольно поклонился и поспешил испариться, пробормотав что-то вроде — вот же храппоидолы! Все выяснилось, когда он наконец попал внутрь своего временного жилища — Григорий, радостно сопя, открыл ему дверь и тут же вернулся к распаковыванию первого из трех вместительных (и наверняка тяжеленных) чемоданов, для надежности транспортировки перевязанных дополнительными ремнями.
— Пришла, значит, посылочка от Валентина Ивановича?
— Ага. Там еще пакет на столе, бумаги какие-то… от ведь, прямо как клеем намазали! Кто ж так затягивает! О?!! Так это ж твоя старая бронька, командир?
— Я ее корнету Дымкову подарю, на добрую и долгую память.
Разочарованно поглядев на остальные чемоданы, Гриша осведомился.
— Так значит и другие тоже можно не вскрывать? Что, Валентин Ваныч ничего нового не прислал?
—  Пока не знаю, но так, навскидку — не должен был.
Зашелестев плотной оберточной бумагой, Александр вскрыл со второй попытки пакет и погрузился в чтение.
«Так. То, что на фабрике все хорошо, это просто отлично, можно  даже сказать что откровенно радует… а, все-таки проблемы есть, но они уже решаются.  Хм, ожидается прибытие делегации с солнечной Аргентины? Созрели, значит. Кто еще? Швейцария? Этим-то что от меня надо? Мальцев ждет не дождется, Лунев готовится встречать брата… как я посмотрю, жизнь у них прямо-таки кипит. А еще говорят что февраль короткий месяц — чувствую для меня он куда как длинным окажется. Опа!»
— Третьего апреля состоится предварительное заседание Комиссии по выработке малокалиберного ружья, явка строго обязательна.
Эту новость Григорий пропустил мимо ушей, а вот следующая его заинтересовала — Греве расстарался для любимого начальства и изваял-таки нормальное оружие для скрытого ношения, правда всего в двух экземплярах — можно сказать натуральной ручной работы. Базой послужил Орел-компакт, после «напилинга» мастера ставший заметно более плоским и без выступающих деталей. Правда за повышенную незаметность пришлось заплатить. В основном, удобством пользования и уменьшением патронов в магазине — их там было не шестнадцать а всего восемь. Зато с такой штучкой можно было спокойно гулять где угодно, не боясь вопросов на тему — чего это у вас костюм так странно топорщится? Услышав такое, Гриша немедленно возобновил потрошение оставшейся тары. Без интереса повертев в руках лакированные шкатулки с пистолетами в сувенирном исполнении, он отодвинул в сторону упакованный в промасленную ткань Кнут, и наконец-то добрался до вожделенной новинки. Первым же делом уронив себе на ногу второй экземпляр слегка мутировавшего Орла и рассыпав вдогон пару дюжин патронов. Пока его друг развлекался, Александр читал уже второе письмо, от бывшего денщика Савватея — тот бодро рапортовал о выполнении всех порученных ему дел (даже перечислил их для верности) и осведомлялся, когда же Александр свет Яковлевич соизволит прибыть на новоселье. Потом пришел черед письма от тетушки — она тоже хотела видеть своего единственного и поэтому особо любимого племянника. После таких новостей князь окончательно завис, пытаясь хоть как-то распланировать свои дела на ближайшую пару месяцев — по всему выходило, чтобы успеть во все места где его желали видеть, он должен был самое меньшее раздвоиться.
«И не ехать нельзя — обещал, и ехать… как тут поедешь, когда столько дел ожидается? Нда, как же это я про Савву забыл…»
Видя что князь уже пять минут как закончил знакомиться со своей корреспонденцией и сидит в кресле, с отсутствующим видом разглядывая замысловатый узор позолоченной лепнины на потолке, Гриша уточнил диспозицию на завтра.
— Чем займемся, командир? Я уж этот город вдоль и поперек исходил, может дело какое для меня будет?
— Помнишь ротмистра Васильева?
Григорий задумчиво поиграл бровями и неуверенно ответил.
— Это который из жандармов будет?
— Он самый. Только уже не ротмистр, до подполковника подрос, да в Варшаве служит — смутьянов всяких ловит да за вольнодумцами гоняется, хе-хе. Но это я так, к слову. Главное же в том, что у нас с ним как-то само собой образовалось взаимовыгодное сотрудничество. Он мне, я ему… нда. До недавнего времени он должен был больше, а тут совет очень дельный дал и согласился узнать для меня кое-что у своих сослуживцев. Если все у него получится — уже я в долгу окажусь. Вот и думаю, чем бы знакомцу своему потрафить. Хотя… пожалуй что знаю. Давай-ка собирайся, погуляем немного.
Когда два приятеля вошли в нужную им книжную лавку, на улице было еще достаточно светло для подступающего вечера. Пока хозяин лавки уговаривал припозднившегося покупателя приобрести раритетный томик со стихами Байрона, они вежливо ждали своей очереди на общение со старым книжником, попутно рассматривая многочисленные обложки книг и монографий.
— Что ж, пан Альберт, пожалуй вы меня убедили… вот, прошу принять.
— Ну! Когда это я вам предлагал что плохое?  Всего хорошего, приходите еще.
Проводив взглядом одного покупателя, букинист перевел его на оставшихся в лавке — и тут же быстрым жестом спрятал последнюю свою выручку в жилеточный карман.
— Могу ли я помочь с выбором вельможным панам?
— Да. Признаться, я в некоторой растерянности…
Щелк!
Увидев что Григорий спокойно закрыл входную дверь на замок и направляется к нему (между делом поправляя перекосившиеся ножны на предплечье), пан Альберт испуганно вздрогнул и через силу уточнил.
— Чем же вызвана растерянность вельможного пана?
— Видите ли, я все никак не могу решить — устраивать пожар в вашем заведении или же нет.
Страдальчески сморщившись, а затем грустно (и очень шумно) вздохнув, книжник достал недавно припрятанные деньги и бросил их перед Александром. Посмотрел на него, затем на Григория и демонстративно-нехотя добавил банкнот, достав их откуда-то из под прилавка. И еще. И еще. Проследив за тем, как напарник собрал и пересчитал наличность, князь сообщил свое мнение.
— Маловато будет.
— У меня больше ничего нет, клянусь вам!
— Как-то неубедительно. Прямо так-таки и нет? А ежели поискать в тайнике, где вы храните свою нелегальщину? Глядишь и найдется детишкам на молочишко.
Букинист на мгновение окаменел, непроизвольно выдав что-то вроде — вы ошибаетесь, господа. Придя же в себя, он и вовсе заявил что не понимает, о чем ему говорят.
— Значит, правильно мне люди добрые все обсказали и деньги действительно в тайнике. Сами отдадите или как?
Хозяин книжной лавки находился в полном замешательстве. Всякое случалось в его жизни, и полиция обыски устраивала, и жандармы разным угрожали, но вот чтобы так…
—Так и будете молчать?
Вздохнув с сожалением, князь кивнул головой своему напарнику и подвел общий итог их мирной беседе.
— Зря.
На то, как Григорий снимал небольшую люстру с потолочного крюка, пан Альберт поначалу смотрел с явным недоумением. А вот когда на освободившемся месте появилась недлинная веревка со скользящей петлей на конце, кое о чем он стал догадываться, тут же рванув в неожиданно бодрый забег по направлению к выходу. К его сожалению, он не заметил услужливо подставленной подножки, и можно сказать что сам влетел в крепкие объятия бывшего унтера.
— Шустрик какой, а?
— Верно, второй, как есть шустрик, не хочет делиться… Слышишь, жаба книжная — тайник где?
— Нет у меня никакого тайника!!!
— Да ну? Ты еще скажи, что и денег нет…
Спустя полтора часа напарники шли по ночной Варшаве и неспешно планировали свой следующий визит — букинист оказался не очень стойким борцом за народное счастье и предпочел не доводить дело до крайности. Почувствовав непреодолимую тягу выговорится, он сделал это с таким размахом и экспрессией, что у Александра едва не кончились чернила в ручке, а руку слегка сводило от быстрого стенографирования всех откровений пана Альберта. Собственно, на сегодня можно было бы и закончить, если бы не два слова, проскользнувших в недавней «исповеди» книготорговца.  Типография и Кульчицкий — это они произвели на князя такое большое впечатление, что  как-то само собой моментально образовалось желание посетить первое и увидеть второго. А после озвученного раза три подряд адреса квартиры, где Людвик частенько засиживается до утра в дружеских беседах со своими единомышленниками, желание быстро и неизбежно переросло в конкретный план действий.
—  Ну а дальше действуем как обычно.
— Сделаем, командир. Это. Я вот не понял — а зачем мы с того книжника деньги стребовали? Даже прямо и не знаю, в мелочи такой мараться. Какой с того толк?
Гриша покосился на своего спутника и все же договорил.
— Противно, как-то.
— Это хорошо что противно, значит правильный ты человек. А деньги… да выкинь ты их, и всех делов.
Григорий вначале и не понял, что он такое услышал. Потом все же понял — но не поверил собственным ушам, услышавшим такую дурость.
— Я как-то… что с деньгами надо сделать?
— Хочешь выкинь, хочешь на бедность кому подай. Мне с этого пана тайник его был нужен, а деньги это так — пыль в глаза пустить.
— Что сделать?
— Ну, чтобы он нас за грабителей принял да в бега не кинулся. Вспомни, как он радовался, когда ты его брошюрки да журнальчики переворошил да раскидал в поисках банкнот?
— Так ты же не сказал, что именно мы ищем, я и подумал…
Перед тем как ответить, Александр осторожно отклеил свою шикарную бороду и с наслаждением почесал подбородок, после чего вернул все на место.
— Вот и он так же подумал — помнишь как ты его тряхнул, когда ничего не нашел? Вот тогда все его сомнения и пропали.
— Точно! А я-то думаю, чего это он такой приветливый да покладистый стал?
Замолчав ненадолго, Григорий досадливо качнул головой.
— Эхма, не та у меня сноровка…
— Пока не та, а потом глядишь и наловчишься. Ты вот лучше послушай, чего я еще придумал.
Когда Александр закончил излагать свою идею, его спутник непроизвольно хохотнул, после чего тут же, так сказать не сходя с места, нецензурно выразил свое восхищение многогранной натурой командира.
— Ну Александр Яковлевич! Горазд, ой горазд ты на выдумку. Я про такое и не слыхивал!
— Сможешь такое сделать?
— Обижаешь, командир…
В квартиру они зашли до смешного просто — честно ответили что их прислал господин Альберт ***, так как сам он принять их груз не смог. Когда заветная дверка немного приоткрылась, блеснув в полутьме подъезда серебристой змейкой предохранительной цепочки, Григорий продемонстрировал свою ношу — большой, пухлый и даже вполне увесистый на вид пакет, крест-накрест перевязанный толстым шпагатом, лаконично пояснив.
— Из Кракова.
Секунд на пять застыв в недвижимости, дверь медленно закрылась — с тем, чтобы гостеприимно распахнутся во всю ширь. Стоящий на пороге человек еще раз внимательно и с подозрением осмотрел нежданных курьеров, сам себе кивнул и отступил в сумрак прихожей, приглашающе прошелестев напоследок.
— Проходите.
Попав внутрь, князь первым же делом огляделся, а услышав тихий шлепок за спиной, развернулся и успел подхватить и аккуратно уложить  оседающую в беспамятстве тушку привратника, попутно проверив ее на наличие вредных для здоровья предметов. Быстро скинув свои пальто прямо на затоптанный пол (хотя Григорий умудрился и тут проявить свою бережливость, уложив свою верхнюю одежду прямо на отдыхающего его стараниями человечка), напарники переглянулись и довольно кивнули друг другу.
— С почином, командир…

+23

2

Спасибо...

0

3

Кулаков Алексей написал(а):

касавшиеся в основном, одного единственного предмета — его будущей сделки по Мальцовскому товариществу.

через дефис

Кулаков Алексей написал(а):

Тянуть транспортную линию к дальневосточному «поместью», начинатьпроект с перерабатывающими центрами

раздельно

Кулаков Алексей написал(а):

Визит к господину Горенину начался с того, что он по ошибке заглянул к его соседям — номеров квартир на массивных дверях с выпуклыми филенками небыло

раздельно

Кулаков Алексей написал(а):

Хм, ожидается прибытие делегации с солнечной Аргентины?

или лишнее, или - из

Кулаков Алексей написал(а):

Секунд на пять застыв в недвижимости, дверь медленно закрылась — с тем, чтобы гостеприимно распахнутся во всю ширь.

с ь

0

4

У меня маленький вопрос - а магнитомер для поиска металлов в 1890 годах можно было изваять? Для устройства металлодетекторов-арок и всяких кладоискательских целей.
Заранее спасибо.

0

5

Кулаков Алексей написал(а):

У меня маленький вопрос - а магнитомер для поиска металлов в 1890 годах можно было изваять? Для устройства металлодетекторов-арок и всяких кладоискательских целей.
Заранее спасибо.

Мне кажется, особых трудностей сделать электромеханический магнитометр нет. Рамка с намоткой, на которую подано напряжение, помещённая в поле постоянного магнита при изменении магнитного фона начнёт вращаться, или перестанет. Другое дело, что в те времена было с аккумуляторами и батареями?

0

6

Кулаков Алексей написал(а):

У меня маленький вопрос - а магнитомер для поиска металлов в 1890 годах можно было изваять? Для устройства металлодетекторов-арок и всяких кладоискательских целей.Заранее спасибо.

http://vivovoco.rsl.ru/VV/JOURNAL/NATURE/04_04/SHIP.HTM
Тайна исчезновения “Русалки”
Электромагнитные устройства.
1.Предложение лейтенанта Лебедева об использовании “электромагнитной кошки”, известного к тому времени прибора, нуждавшегося в модернизации. В наличии у Морского ведомства был прибор, который использовался только в воздушной среде, но лейтенант Лебедев весьма скептически высказался о возможности его применения (и был, как оказалось, прав).
2.Заявление господина С.Фрумкина об изобретении “электрического аппарата”, размещаемого на борту поискового судна: “Вследствие чувствительности прибора электромагнит опускается вниз, когда в окрестности <…> находятся подводные металлы”. Резолюция Морского ведомства: “Не верно. На такое расстояние не подействует”.

http://250.org.ua/page.php?227
Металлоискатель - история изобретения. История происхождения металлоискателя.
Дальнейшее развитие
В феврале 1887 года, Джон Гирнер из Нью-Йорка, который слышал о машине Белла пять лет назад, опубликовал результаты своих экспериментов с расположением металлических масс в теле человека. Его аппарат состоял из батареи с шестью клетками, обычного прерывателя с перерывами около 600 импульсов в секунду. Изучаемые катушки были помещены в деревянные рамы, которые он назвал "Explorer", и другие катушки называемые "Настраиваемые катушки". Пулю обнаружить в теле человека стало легче, чем в земле.
На рубеже веков, капитан Мак Эвой, который экспериментировал с аппаратом Юза, уменьшил детектор металла и разработал электрический подводный детектор. Портативный, запечатанный воском металлоискатель, содержал настройки катушки, прерыватель, телефон с наушниками, две ячейки вольтовой батареи, которые могут заменяться малыми магнитоэлектрическими машинами переменного тока. Изолированный кабель подключается к паре катушек. Резиновые шайбы, винты из слоновой кости, эбонитовые ручки были использованы для ограничения срабатывания на них как на металл. При поиске металлоискатель опускали в воду и ходили, или тащили по дну, в момент, когда попадались металлические предметы, такие как торпеды, в цепи нарушался индукционный баланс возникал звук в телефонной трубке, очень слабый, со временем нарастая, до тех пор, пока не становился громче и яснее. Единственным недостатком было то, что если металл лежал непосредственно под катушкой, его не возможно было определить.

http://detector.kiev.ua/
Металлоискатели и металлодетекторы
АКА, Garrett, Minelab, Fisher, Pulse Star, White's, Detech, Teknetics, XP
Практическое применение
- Активное применение данные приборы нашли при поиске кладов и реликвий.
- Шотландский физик, Alexander Graham Bell использовал металлоискатель чтобы попытаться обнаружить место нахождения пули в груди американского президента Джеймса Гарфилда в 1881 году, хотя эта попытка и была безуспешной, поскольку тело президента находилось на металлической кровати, что вводило металлоискатель в заблуждение.
- Первый металлоискатель был изобретен в начале 20 века в США. Первоначально прибор разрабатывался для предотвращения воровства металлических деталей с заводов. Но, впоследствии, польза металлоискателей была замечена и в других отраслях, как промышленных, так и военных. Первоначально эти аппараты были чересчур велики и неудобны для массового использования, но в начале 60-х годов были разработаны более компактные модели.
- Компания «Garrett Metal Detectors» (США) на Олимпийских Играх 1984 года впервые представила досмотровые арочные и ручные металлодетекторы. С тех пор детекторами для безопасности оснащают аэропорты США и многих других стран, в том числе и России.
- Инженеры компании Nokia изобрели мобильный телефон, оснащенный возможностями металлоискателя (еженедельник NewScientist). Устройство позволит владельцу обнаружить спрятанное оружие, определить место прохождения электрических кабелей или найти потерянные автомобильные ключи. В основе устройства лежат две катушки индуктивности, одна из которых выполняет функцию приемника, другая — передатчика. При появлении вблизи мобильного телефона какого-либо металлического предмета, сигнал катушки-передатчика отражается от него и попадает в приёмную катушку, после чего раздается звуковой сигнал.
http://metalloiskatel.bigshop.kiev.ua/?p=71
ИСТОРИЯ МЕТАЛЛОИСКАТЕЛЕЙ

Отредактировано череп (15-08-2011 00:09:56)

+1

7

Уважаемый автор

Как-то не вяжутся эти два момента:

Кулаков Алексей написал(а):

Почувствовав непреодолимую тягу выговорится, он сделал это с таким размахом и экспрессией, что у Александра едва не кончились чернила в ручке, а руку слегка сводило от быстрого стенографирования всех откровений пана Альберта. Собственно, на сегодня можно было бы и закончить, если бы не два слова, проскользнувших в недавней «исповеди» книготорговца.  Типография и Кульчицкий

Кулаков Алексей написал(а):

— Вот и он так же подумал — помнишь как ты его тряхнул, когда ничего не нашел? Вот тогда все его сомнения и пропали.

За человеком записывали полтора часа, а он расслабился после того, как "гости" не заинтересовались литературой из тайника.

Если хозяин лавки не полный олигофрен, то жандармы в лучшем случае найдут пустой тайник, если не пустую лавку.

0

8

Периодически в тексте встречается МальцОв и МальцЕв. Это опечатка или два разных человека?

0

9

kormilet написал(а):

За человеком записывали полтора часа, а он расслабился после того, как "гости" не заинтересовались литературой из тайника.
Если хозяин лавки не полный олигофрен, то жандармы в лучшем случае найдут пустой тайник, если не пустую лавку.

Вы правы, перепишу

Arxar написал(а):

Периодически в тексте встречается МальцОв и МальцЕв. Это опечатка или два разных человека?

Да это я сам путаюсь...

0

10

Кулаков Алексей написал(а):

У меня маленький вопрос - а магнитомер для поиска металлов в 1890 годах можно было изваять?

ГГ должен был магнитометр изобрести и запатентовать ещё  на заставе в отряде в 88-89 годах. В числе прочих, достаточно простых новинок. Сделать это используя оснащение школьного кабинета физики - вполне доступно. Кстати, изобретение магнитометра и прочих простых электрических новинок (сухая батарея и т.д.) прекрасно обосновывают дальнейшие сложные изобретения князя, в первую очередь - радио.
(Магнитометр пригодится и для большой войны на море. В виде донных мин с приборами кратности и неизвлекаемости :).  Дёшево и сердито.)

kormilet написал(а):

    За человеком записывали полтора часа, а он расслабился после того, как "гости" не заинтересовались литературой из тайника.
    Если хозяин лавки не полный олигофрен, то жандармы в лучшем случае найдут пустой тайник, если не пустую лавку.

Кулаков Алексей написал(а):

Вы правы, перепишу

Так ли это важно? Человек наговорил полторы бочки арестантов и чем больше он будет находиться вне подозрений товарищей - тем лучше. После того как ГГ сольёт информацию Васильеву, жандармы будут обходить лавочку.

Отредактировано ehaiai (15-08-2011 19:17:51)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Там где багряное солнце встает - 2