Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Свободный среди звезд: перевозчик (Торгаш-2)


Свободный среди звезд: перевозчик (Торгаш-2)

Сообщений 1 страница 10 из 24

1

Вторая книга. Первая писалась тут: Торгаш (по мотивам "Шахтёра" И.А. Хорта).
На "Самиздате"  то же самое одним куском можно прочитать здесь: Свободный среди звёзд: пилот.

Вместо предисловия
Первая книга в целом готова, но её ещё нужно дорабатывать напильником. В частности, перечитав тот эпилог, который я написал, я понял, что это на самом деле не эпилог первой книги, а почти готовый пролог второй. Отлично, значит пролог у меня уже есть (чуть доработав, я его потом здесь выложу), но теперь нужно писать новый эпилог.
Кроме того, на СИ мне накидали несколько тапков, один из которых достаточно серьёзен. А именно, выяснилось, что я не смогу использовать чистый дейтерий в качестве топлива для ядерных реакторов и реактивных двигателей. Уж больно сильно "фонит" такая штука. Придётся переключаться на двух- и многокомпонентное топливо, дающее безнейтронную реакцию. А это потребует достаточно серьёзно править ранее написанный текст. Особенно ту главу, где Павел с Улваром прилетают в систему, где организована добыча и выработка топлива.

Когда-нибудь, я этим займусь. Но сейчас хочу выложить первую главу из второй книги. Не в последнюю очередь потому, что хочу услышать мнение уважаемых коллег по одному вопросу.
Вопрос такой: насколько, по вашему, мнению, адекватно ведут себя земляне, освобождённые Павлом из анабиоза? Не слишком ли легко они принимают его предложение? Не кажется ли, что они должны дополнительно его спросить о чём-то? Если да, то о чём именно?

Ну а теперь, приступим.

+3

2

Глава 1
      Судя по отделке, эта часть базы была построена давно, десятки лет тому назад. Тогда работорговцы ещё не знали, что останутся здесь надолго, и поэтому делали всё без особого изящества. Грубый, вырубленный прямо в скале коридор с неровными голыми стенами и потолком, открыто протянутые кабели и какие-то трубопроводы, обычные светильники сверху, вместо удобных и эстетичных световых панелей. Хорошо ещё, в этом переходе выровняли пол и настелили на него шершавое пластиковое покрытие. Там, где такого не сделали, из-за неровностей ходить было крайне неудобно по причине малой силы тяжести – не смотря даже на нескользящие толстые подошвы лётных ботинок, ступня постоянно норовила соскользнуть в сторону и подвернуться.
      В помещении, которое открылось за сдвинувшейся вбок внутрь стены металлической дверью, пол был не выровнен. Ну и правильно, зачем возиться с отделкой на грузовом складе? На высоких, почти до самого потолка, десятиметровой высоты стеллажах лежали на металлических полках анабиозные капсулы. К каждому тянулось по одному из кабелей, которые потом свивались наверху в толстые пучки и уходили к висящему на стене возле двери распределительному щиту. Щит успокаивающе гудел, светя зелёным цветом индикаторов на панели, сигнализируя о бесперебойно поступающем к саркофагам питании. На последних тоже светились зелёные огоньки, повествуя о надёжно хранящемся внутри живом содержимом.
      Двое вошедших в комнату, молодой парень лет двадцати с чем-то и пожилой полноватый мужчина, переглянулись.
    – Ну что ж, начнём, – заявил юноша. – Вот этот. Залями, подводи платформу.
    – Как скажешь, Павел, – отозвался тот с практически неуловимым сарказмом в голосе. – Ты босс.
      Залями подал команду через свою нейросеть, и небольшая, как раз под размер капсулы тележка на антигравитационной подушке проплыла в воздухе по направлению к полке с нужным саркофагом. Павел отключил питающий кабель и выдвинул металлический гроб прямо на подставленную платформу. Благодаря вделанным в днище контейнера маленьким колёсикам, это удалось сделать без особого труда. Из бортов тележки выдвинулись вверх стопоры, зафиксировав капсулу, и платформа, опустившись почти до самого пола, уплыла за дверь, следуя заложенному в её контроллер маршруту. Взамен из коридора уже показалась следующая, пустая. Всего за полтора часа удалось перегрузить и вывезти со склада сорок семь саркофагов из более чем пяти сотен, хранящихся в данном помещении.
      Потом оба они вышли из комнаты, закрыв за собой дверь. Остальные капсулы по-прежнему светили успокаивающими зелёными огоньками, а люди внутри продолжали спать в тяжёлом анабиозном сне, мало чем отличающемся от смерти.

      Помигав индикаторами, капсула щёлкнула замками, прошипела стравливаемым воздухом и позволила поднять тяжёлую крышку. Стоящий рядом Павел прикоснулся пистолетом инъектора к шее лежащего внутри мужчины средних лет, налепил на грудь в районе сердца небольшой плёнчатый диск кардиоводителя и начал давать кислородную смесь через маску. Спустя минуту находящийся в саркофаге мужчина закашлялся и попытался сесть. Убрав маску, юноша вместе с Залями помогли ему подняться и, придерживая под руки, довели до стены, где уже сидели без малого три десятка таких же кашляющих. Накинув страдальцу на плечи теплоизолирующее одеяло, парень выпрямился.
    – С мужиками всё, Павел, – сказал ему Залями.
    – Вижу. Позови Жанну, пусть поможет мне разбудить женщин.
    – Она со мной не разговаривает.
    – Не разговаривай с ней. Просто позови.
    – Как скажешь, – независимо пожал плечами его помощник, выходя из комнаты.
      Антигравитационная тележка с пустой капсулой покинула помещение незадолго до этого, направляясь обратно на склад. А Павел раздражённо подумал, что надо, наконец, настроить систему внутренней связи на базе. Тогда бы Жанне можно было просто позвонить на нейросеть и не пришлось использовать Залями в качестве курьера.

    – Вы кто такие? – прохрипел один из сидящих у стены.
      Ещё несколько укутанных в одеяло заинтересованно уставились на юношу. По-видимому, их интересовал тот же вопрос.
    – Свои, – успокаивающим тоном заверил парень сразу всех присутствующих. – Меня зовут Павел. Вас всех похитили инопланетяне. Те люди, которые обещали вам работу за границей, были с ними в сговоре. Вы сейчас на Луне. Мы вас освободили. Скоро вернём на Землю, тех, кто захочет.
    – На какой, …, ещё Луне?! – возмутился его собеседник, но его перебил ещё один из разбуженных: – Эй, что это за гадостью нас намазали? И где моя сумка? А ботинки?
    – Это мазь, предохраняющая вашу кожу от высыхания, – ответил Павел. – Ею вас намазали те люди, которые похитили. Вы все были погружены в анабиоз. Вещи, кроме того, что на вас одето, тоже забрали похитители.
      Однако его не слушали. Сразу десяток человек вскочили на ноги, сбросив с плеч покрывала и принялись что-то кричать. Что именно разобрать было невозможно, уж слишком много голосов раздавалось одновременно.
    – Эй, мне же задаток дали?! – пробился сквозь общий гвалт мужчина, заговоривший первым. – Где мои пять тыщ баксов?!
    – Забудь о них, – посоветовал ему парень. – Деньги они забрали себе обратно.
    – Я те дам «забрали»! – заорал тот, бросаясь на юношу.
      Не дожидаясь близкого соприкосновения, Павел выбросил вперёд руку с полуметровой длины дубинкой, и прикоснулся кончиком последней к груди нападавшего, одновременно вдавив большим пальцем кнопку на рукояти. Тот хрипло вскрикнул и рухнул, выгнувшись в болезненной судороге.
      На мгновение все замолчали, ошеломлённые происходящим. Все видели оружие в руках у юноши, но никто не мог даже предположить, что его применение вызовет такой эффект. Но протест на этом не закончился. Пусть и не решаясь больше на решительные действия, присутствующие по-прежнему гомонили, обступив парня, и требовали вернуть им пропавшие деньги, одежду, обувь и багаж. Те, кто всё ещё был не в силах встать и остался сидеть у стены, выражали им свою поддержку одобрительными возгласами. В какой-то момент Павлу это надоело.
    – Тихо! – заорал парень во всю глотку.

    – Я надеялся на ваше понимание, – спокойно проговорил юноша, обводя взглядом замолчавших людей и демонстративно держа дубинку поднятой кверху. – Но, похоже, зря. Поэтому давайте так. Я не виноват в том, что вы все здесь оказались, и я не забирал ваши вещи. Приберегите свою глотку для тех, кто вас похитил. Нечего на меня орать. Вы просто меня слушаете. До тех пор, пока ещё не способны разбираться в ситуации самостоятельно. Некоторое оборудование здесь может быть опасно.
    – Паша, ты звал? – спросила вошедшая в комнату стройная шатенка среднего роста с длинными волосами. – Ой, здравствуйте, – добавила она, увидев сидящих мужчин.
    – Это Жанна, – представил её юноша. – После меня, она самая главная здесь. Её вы тоже будете слушать.
    – Паша, ну зачем так сразу? Можно же нормальным голосом всё объяснить, – укоризненно сказала девушка. И обратилась к спасённым: – Вы сейчас на Луне, на бывшей базе инопланетян-работорговцев. Они вас похитили, но мы их победили и всех спасли. Не беспокойтесь, скоро мы вернём вас домой, на Землю. Нам только нужно, чтобы вы нам помогли сделать одну очень нужную вещь.
    – Но для начала мне нужно будет переписать ваши имена и из какого вы города, чтобы знать, куда возвращать, – объявил Павел.
    – Начнём с тебя, – продолжил он, указывая шокером на сидящего с левого края. – Как тебя зовут?
    – Ильин Сергей Васильевич, – представился хмурый пожилой мужчина в джинсовой куртке. – Я из Твери. Но фирма, которая предложила мне работу, была в Москве.
    – Кто-нибудь есть здесь ещё из Твери? – прервала его Жанна.
      Около трети присутствующих подняли руки.
    – Я из Тверской области, – сказал ещё один. – Посёлок Редкино. Нас из Твери на одном автобусе везли в Москву.
      Всего тверских оказалось одиннадцать человек, из двадцати девяти.
    – Давайте по порядку, – потребовал Павел. – Сергей Васильевич, какое у Вас гражданство?
    – Российское.
    – Профессия?
    – Слесарь я, – пожал тот плечами. – А вообще, чем только не занимался. В последнее время ключи делал. Знаете, такой киоск у нас, там прямо написано было: «Изготовление ключей». Вот я в нём сидел, точил.
    – Хорошо, Сергей Васильевич. Теперь следующий. Вот Вы. Как Вас зовут?
      Спустя полчаса все были переписаны, и Павел с Жанной ушли в другую комнату. Помимо тех мужчин, с которыми они только что общались, предстояло ещё вызволить из саркофагов восемнадцать женщин.

    – Почему у меня чулки порваны?! – визгливо воскликнула одна из ранее извлечённых из саркофага девиц. – Вы за это заплатите!
      Жанна страдальчески закатила глаза, проходя мимо Павла. Иметь дело с женщинами оказалось гораздо труднее, чем с мужчинами. Те хоть сидели молча, после однажды сделанного внушения. Эти же постоянно стонали, жаловались, ругались, чего-то требовали. После окриков ненадолго замолкали, но тут же начинали гомонить снова. Шум в комнате стоял такой, что на уши давило.
    – Ты, …, я кому говорю! – взвилась обладательница порванных чулок, вскакивая и бросаясь вслед Жанне. – Чулки новые совсем, тыщу рублёв стоили, а вы их порвали!
      Павел преградил ей дорогу, с угрозой приподнимая дубинку. Против женщин шокер ему применять ещё не приходилось, и вряд ли девица осознавала исходящую от этой короткой дубинки угрозу, но, взглянув в лицо юноши, очевидно, что-то такое там увидела и решила не идти на обострение конфликта.
    – Гражданин начальник, ну хоть Вы ей скажите! – плаксиво заныла она. – Чулки-то новые совсем!
      При этом она задрала свою мини-юбку, демонстрируя юноше «порванные» чулки. На самом деле, у вышеупомянутых предметов одежды были аккуратно разрезаны резинки, с помощью которых те держались на ноге. Очевидно, когда работорговцы грузили пострадавшую в капсулу, то позаботились о том, чтобы эти резинки не мешали кровообращению, и так практически остановленному во время анабиоза. Но объяснять всё это парень не стал.
    – Ваши чулки изорвали те, кто Вас похитил, – сухо объяснил он, холодно глядя девице прямо в глаза. – Мы Вас достали уже с такими. Сядьте на место, пожалуйста.
      Скандалистка в разрезанных чулках нехотя подчинилась. Павла разбуженные женщины побаивались, в то время как Жанну – в грош не ставили.
      Юноша подумал про себя, что зря они, наверное, решили разморозить сразу всех россиян из той партии, что хранилась на складе лунной базы, ожидая очереди на погрузку в контейнеры, невзирая на половую принадлежность похищенных. Для тех целей, для которых парень намеревался использовать спасённых соотечественников, одних мужиков вполне хватило бы.

Отредактировано Sallister (27-03-2012 09:00:39)

+7

3

Продолжение первой главы

      Жанна, тем временем, запустила процедуру разморозки для очередной капсулы, и сейчас та уже сигнализировала о скором завершении. Павел подошёл, чтобы помочь поднять крышку саркофага – в одиночку его подруге сил не хватало с этим справиться.
      Кардиоводитель на грудь спасённым женщинам, по просьбе юноши, прицепляла Жанна. Не то чтобы парень испытывал какие-то комплексы по данному поводу, но, по его разумению, лучше пусть это будет делать кто-то женского пола, особенно в условиях, когда остальные пробужденные ото сна внимательно наблюдают за их действиями. В данном случае, пришлось столкнуться с небольшой проблемой. Если раньше лежащие в капсулах пленницы, все, как одна, были одеты в блузочки, футболки или топики с достаточно откровенным декольте, то у этой стройной высокорослой блондинки с длинными волосами цвета спелой пшеницы оказался вязаный свитер с глухим воротником.
      Недолго раздумывая, его помощница закатала этот свитер наверх, думая получить доступ к груди. Не тут-то было. Под свитером обнаружилась застёгнутая на все пуговички блузка. И снова до самого горла. Чертыхнувшись, Жанна начала расстёгивать её. И в этот момент девушка очнулась. Вообразите себе картину, которую она увидела. Лежит непонятно где, кто-то её раздевает, а прямо над ней стоит внимательно наблюдающий за этим парень.
    – Да что вы себе позволяете!!! – закричала девушка неожиданно звучным голосом, сбросила с себя руки Жанны и села, лихорадочно застёгивая при этом блузку обратно.
      Кто-то из ранее разбуженных захихикал.
    – Спокойно, мы хотим Вам помочь, – попыталась успокоить её Жанна. – Как Вас зовут?
    – Кто вы такие?! – испуганно спросила пациентка и оглянулась, не обращая внимания на заданный ей вопрос. – Где я?!
    – Не волнуйтесь, Вы в безопасности. Назовите, пожалуйста, Ваше имя.
    – Помогите! – внезапно закричала безымянная девушка, вырываясь из рук Жанны. – Спасите!
      Она выскочила из капсулы и помчалась к двери. Точнее поплелась, пошатываясь от слабости, но зато со всей возможной скоростью. Даже успела покинуть комнату. Но гораздо раньше Павел выхватил из кобуры на поясе игольный пистолет и, не сходя с места, всадил беглянке быстрорастворимую полимерную иголку чуть ниже спины. Спустя пару десятков секунд ноги у той заплелись, и она упала, почти достигнув конца коридора.

    – Паша, ты что делаешь?! – возмутилась Жанна.
    – Спокойно, это была всего лишь парализующая игла, – невозмутимо ответил парень, подошёл к подстреленной и, взвалив ту себе на плечо, потащил обратно.
      Павел отнёс девушку к остальным разбуженным женщинам, которые, все разом замолчав, наблюдали за этой картиной, и положил её спиной на подстилку.
    – Жить будет, – объявил он, посмотрев, как поднесённая к губам полированная металлическая поверхность игольника слегка затуманилась. Приложив два пальца к шее беглянки, добавил: – Пульс есть.
      Юноша подложил под голову парализованной девушки свёрнутое одеяло и спросил, глядя ей в лицо:
    – Вы меня слышите? Если да, закройте глаза, а потом снова откройте.
      Та чуть моргнула.
    – Не беспокойтесь, это быстродействующий состав. Через десять-пятнадцать минут Вы снова сможете двигаться. Пожалуйста, не пытайтесь больше убежать. Во-первых, это бесполезно, во-вторых, мы и так скоро вас отпустим. Вы меня понимаете?
      Снова едва заметное шевеление век.
    – Отлично. Тогда полежите здесь немного.
      Парень накрыл девушку другим одеялом и направился к нераскрытым капсулам. Оставалось ещё три штуки.

      Такого множества людей эта комната, наверное, не видела с момента постройки базы. Павел с Залями, Жанна, её бывший университетский учитель по английскому языку профессор Короминцев и сорок семь вызволенных из саркофагов мужчин и женщин.
    – Итак, как я уже говорил, мы сейчас на Луне, на бывшей базе работорговцев, – начал юноша. – Сами работорговцы сейчас находятся в заключении на спутнике Марса Деймосе. Там у них была ещё одна база, сейчас мы превратили её в тюрьму.
    – Извините! – подняла руку девушка в свитере.
      Та самая, которую Павлу пришлось парализовать. Парень хотел было обратиться к ней, но вдруг понял, что в суматохе забыл спросить, как её зовут.
    – Назовите своё имя, пожалуйста, – попросил он.
    – Ира, – ответила та. – Вы говорите, мы сейчас на Луне. Но тогда мы должны чувствовать меньшую силу тяжести, чем на Земле.
    – Хороший вопрос, – кивнул парень. – Отвечаю. Во всех жилых помещениях базы установлены генераторы искусственной гравитации. В настоящее время они настроены так, чтобы сила тяжести в зоне их действия не отличалась от земной. Если кто-то сомневается, что мы именно на Луне, могу отвести в нежилые помещения. Например, к складам. Там вы узнаете, что такое настоящее лунное тяготение. Я ответил на Ваш вопрос, Ирина? Кем, Вы, кстати, работаете?
    – Я учусь, – сообщила девушка, смутившись. – В МГИМО.
      Павел приподнял в удивлении брови. Если память ему не изменила, речь шла о Московском государственном институте международных отношений – одном из престижнейших учебных заведений российской столицы. Парень искоса взглянул на Жанну. Та тоже смотрела на Ирину со смесью изумления и недоверия. Значит, с памятью у него всё в порядке.

    – Если не секрет, Ирина, зачем студентка МГИМО поехала за границу, поддавшись на обещания каких-то мутных типов о якобы высокооплачиваемой работе? – поинтересовался юноша.
      Его удивление легко можно было понять. Суть профессии похищенных женщин весьма доступно объяснила одна из них: «Проститутки мы. В Турцию летели. Нам сказали, будем в Анталии работать».
    – Я не на работу, – покраснев, ответила Ирина. – Просто летела в том же самолёте, увидела, что нескольких наших женщин уводят куда-то и при этом говорят по-английски: «Сейчас это мясо погрузим и до следующего рейса всё». Так и сказали: «мясо». Я захотела узнать, в чём дело, прошла за ними. А они меня заметили и выстрелили в меня из такого же пистолета, как у Вас. Потом я потеряла сознание.
    – Она не из нашей группы, – подтвердила одна из женщин, – но в самом деле летела вместе с нами на одном самолёте, я её помню.
    – Хорошо, – заключил Павел. – Далее. Как я опять же уже говорил, вы все были похищены и проданы работорговцам. Те, кто построил эту базу, не занимались похищениями самостоятельно. Они просто нашли людей, которые добывали новых рабов, и потом покупали этот «живой товар» у них. За каждого из вас было заплачено примерно сто сорок граммов золота. Если я всё правильно посчитал, это около шести с половиной тысяч долларов по нынешним ценам.
    – Вот …! – нецензурно выразился один из мужчин.
    – А кто вы-то сами такие будете? – спросил другой.

    – Кто мы такие будем, – повторил парень вопрос, снова кивнув. – Меня зовут Павел. Это Жанна, а это Залями. Он не русский, и вообще не землянин. Это профессор Короминцев, он преподаёт в МГУ. Зачем он здесь, потом расскажу. Нас с Жанной похитили когда-то, точно так же, как и вас. Но нам повезло. Корабль, на котором нас везли на продажу, перехватил патруль Звёздной Империи Атран. Это государство не приемлет рабство и работорговлю и борется с ними везде, где только может. Поэтому, когда стало ясно, что корабль везёт рабов, патруль атаковал его и вынудил сбросить груз. Так нас освободили. Атранцы выучили нас своему языку, предоставили имперское гражданство и дали кредит, чтобы мы смогли обучиться полезной профессии. Я, например, стал пилотом и вожу космические корабли. Жанна устроилась на работу в газету, а потом и на телевидение. Теперь она знаменитая на всю Империю журналистка.
      Павел перевёл дыхание, оглядев заворожено слушающих его землян. Конечно, в Атранской империи всё обстояло далеко не так благостно, как он описал, но к чему сейчас раскрывать лишние подробности? Снова глубоко вдохнув, парень продолжил:
    – Однажды мы узнали, где скрывается банда похитивших нас работорговцев, а заодно и где искать нашу родную планету. До сих пор это было неизвестно. Опуская подробности, скажу, что я на своём корабле уничтожил в общей сложности три корабля этих преступников, и ещё один захватил. А также захватил и эту базу тоже.
    – В одиночку? – спросил его один из мужчин.
      Тот самый, которого первый бросился на своего спасителя с кулаками. Как выяснилось, звали его Константин и раньше он служил в погранвойсках.
    – Почему в одиночку? Вон, Залями мне помогал.
      О том, что Залями сам раньше был работорговцем из той же банды, и в бой против своих бывших подельников он шёл, надев, по настоянию Павла, специальный ошейник, который должен был взорваться в случае смерти юноши, последний решил умолчать.
    – И как же ты их победил? – насмешливо спросил Константин. – При помощи своей дубинки? Или этого пистолетика? Сколько их было?
    – На этой базе их было около двух десятков. Пять человек я взял в плен, остальные убиты.
      Только убиты они были не на самой базе в открытом бою, а в тот момент, когда Павел уничтожил принадлежащий работорговцам корабль, в то время как остальные пятеро сдались под угрозой уничтожения всей базы термоядерной боеголовкой, но с этой информацией парень тоже решил повременить. Ведь вместе с базой Павел уничтожил бы и всех пленных землян, а кто знает, как те отнесутся к известию о наличии у своего спасителя в прошлом подобного намерения?
    – Что же касается дубинки и пистолетика, то, кроме них, у меня есть ещё и вот это, – продолжил парень.

      Как раз на этот случай он подготовил небольшую демонстрацию. В дальнем углу комнаты лежал булыжник размером с кулак. Внезапно обернувшись, Павел одним разрядом разнёс его на мелкие осколки, градом пролетевшие по всей комнате. Присутствующие в испуганно вскрикнули, один из мужчин схватился за рассечённую щёку.
    – Я называю это «бластер», хотя это не совсем правильное слово, – объяснил юноша, демонстрируя надетое на предплечье правой руки оружие. – Инопланетные технологии. Если в любого из вас пальнуть из этой штуки, дырка будет такая, что голову можно просунуть. А попадёт в руку или ногу – оторвёт к чертям.
      Все затихли. Кто-то настороженно, кто-то испуганно, кто-то недоверчиво. Они и раньше замечали эту блестящую металлическую штуковину на руке парня, но не догадывались о её назначении.
      Однако испугались не все. На лице Константина отчётливо читалось: «Ага, посмотрел бы я, на что ты способен без этой игрушки». Парень взял этого человека на заметку. Не стоит поворачиваться к нему спиной. Имелся и ещё один мужчина, не поддавшийся страху. Представился он Алексеем Викторовичем, а на вопрос о профессии расплывчато ответил: «служил». Алексей Викторович смотрел на Павла спокойно и внимательно. Если демонстрация инопланетного оружия и произвела на него впечатление, то не слишком большое. Так что его тоже следовало держать в поле зрения.
      Вот с реакцией женщин всё вполне понятно. Сначала визг, потом испуганное молчание. За одним исключением. Студентка МГИМО Ирина смотрела на юношу с каким-то восторгом и, даже можно сказать, восхищением.

Отредактировано Sallister (09-02-2012 23:13:25)

+5

4

Окончание первой главы. Собственно, предложение, о котором я спрашивал.

    – Теперь немного о том, зачем я вас всех здесь собрал, – снова заговорил Павел после некоторой паузы. – Дело в том, что, кроме вас, на этой базе ещё находится несколько тысяч людей. Похищенных для продажи, как и вы. Сейчас они в анабиозе. Но их нужно вернуть на родину. Проблема заключается в том, что им придётся слишком многое объяснить и показать, если мы разбудим их всех здесь. А я хотел бы, чтобы об этой базе не знало слишком много народу.
      Павел оглядел внимательно слушающих его людей и продолжил:
    – Все здесь присутствующие – граждане Российской Федерации. Кроме Залями. В других странах почти никто не слышал о том, что на Луне окопались инопланетяне. Я бы хотел, чтобы там и дальше ничего не узнали. Ни к чему это. Поэтому план такой. Мы грузим людей на катер, прямо в саркофагах. Отвозим на Землю, в укромное местечко, вынимаем из этих гробов и кладём на травку. Если не применять при пробуждении специальные стимуляторы, они ещё полчаса пролежат, пока не оклемаются. За это время мы загружаем пустые капсулы обратно в катер и быстренько улетаем. Но для этого мне понадобятся помощники. Один я с такой работой не справлюсь. Поэтому я разбудил вас. И сейчас прошу помочь мне.
    – Подождите, но что, если им там станет плохо? – спросила Ирина. – Нужно, чтобы кто-то остался и проследил, что все нормально проснулись.
      Павел мысленно поморщился. Этот скользкий момент он надеялся обойти.
    – Вызовем «скорую». Если что, врачи позаботятся о людях. Мы в любом случае мало что можем сделать. Нет достаточного количества лекарств и медицинского оборудования. На то, чтобы разбудить вас, хватило. На несколько тысяч людей не хватит.
    – К чему такие сложности? – спросил ещё один из бывших похищенных, молодой парень по имени Игорь. – Давайте просто объявим правительствам этих стран, вот тут ваши похищенные граждане, принимайте их себе. А там пусть сами разбираются.
    – Мы же вроде не хотели, чтобы за границей узнали про инопланетян на Луне? – спросила его Ирина.
    – Это он хочет, чтобы никто не прознал об этой базе! – воскликнул Игорь, указывая на Павла пальцем. – А почему, до сих пор нам не объяснил.
    – Я тоже считаю, что за бугром совсем ни к чему всем знать про это место, – вставил Алексей Викторович. – Но, тем не менее, хотелось бы узнать кое-что. Кто здесь будет распоряжаться потом, когда мы отвезём всех на Землю? Ты, Павел?

      Перед тем, как ответить, Павел ненадолго замолчал. Именно то, что он собирался сейчас предложить этим людям, являлось истинной причиной, по которой парень вытащил их всех из саркофага. Но как они воспримут это известие? Согласятся ли?
    – Тут, на этой базе будете распоряжаться вы, – твёрдо заявил Павел, глядя ему в глаза. Подождав несколько секунд, чтобы увидеть реакцию, затем продолжил: – Не лично Вы, Алексей Викторович, а все, кто здесь поселится. Те, кто захочет остаться жить и работать на Луне. А также люди, которых вы будете готовы в будущем принять здесь. В том числе, ваши семьи, если вы захотите переселить их сюда.
    – Почему ты думаешь, что кто-то захочет здесь поселиться? – спросил Алексей Викторович.
      Именно этого вопроса Павел и опасался.
    – Потому что вы все... то есть, почти все, – добавил он, мелком взглянув на Ирину. – Согласились работать в далёкой стране за хорошую зарплату, в отрыве от дома и близких. Я так полагаю, вас не особо напряжёт, если вместо какой-нибудь Африки вы вдруг попадёте на Луну. А хорошую зарплату обеспечить будет нетрудно. Задумайтесь, сколько разных фантастических вещей можно будет продать вниз, на Землю. И сколько денег можно будет на этом заработать.
      Переведя дыхание, юноша продолжил:
    – У меня есть космический корабль. А скоро, возможно, появится ещё один. Я могу привезти из Атранской империи всё что угодно. Лекарства от любой известной на Земле болезни. Средства для продления молодости. Технологии. Приборы. Оборудование. У меня нет самого главного. Нет людей, с которыми возможно было иметь дело здесь. Которым мог бы доверять. Поэтому я предлагаю вам стать моими партнёрами по бизнесу. Я вожу товар. Вы его здесь принимаете и продаёте. Прибыль пополам.
    – И для этого нужно будет здесь поселится? – уточнил Алексей Викторович.
    – Да, – кивнул парень. – Тем, кто захочет, конечно. Работа найдётся всем. Одни будут обслуживать склады с грузом, другие – летать на катерах вниз, третьи – договариваться с покупателями…

      Все переглянулись.
    – И всё-таки, кто будет управлять здесь? – осведомился Константин. – Кто будет главным?
    – А вот вы сами соберётесь и решите, – ответил ему юноша.
    – А если мы, допустим, решим передать эту базу правительству Российской Федерации? – поинтересовался Алексей Викторович.
    – Если вы проголосуете за это, значит, так тому и быть.
    – А ты, Павел? Собираешься жить здесь?
    – Нет, – спокойно ответил юноша. – Я помогу вам, чем смогу, на первых порах, но жить здесь не буду. Мой дом не здесь. И даже не на Земле уже. Я пилот космического корабля, и этим намереваюсь заниматься всю свою оставшуюся жизнь.
    – Значит, ты сам по себе, а все – тоже сами по себе, так? Понятно. Ну, а ты, Жанна? – спросил Алексей Викторович.
    – Моя работа там, в Атранской империи, – чуть смущённо призналась девушка. – Я её не брошу. Но с удовольствием буду сюда приезжать в гости, – с улыбкой добавила она.
    – А если кто-то не захочет жить здесь? – спросил Игорь. – Пожелает вернуться на Землю?
    – Тех я отвезу вниз, – пообещал Павел. – Но перед этим сотру память. Тут есть такие забавные препараты в местном медблоке. Делаешь один укольчик, человек засыпает, а, проснувшись, ничего не помнит о том, что с ним случилось за последние сутки. Абсолютно надёжно и безопасно. В Империи эти лекарства назначают по показаниям психолога. Допустим, если случилась катастрофа или ещё что-то страшное, и человеку необходимо забыть об этом, чтобы не было психологической травмы. Таких уколов у меня не слишком много, но полсотни доз наберётся. Поэтому решать надо сегодня. Кто не готов остаток жизни, или хотя бы ближайшие годы провести на Луне, пусть скажут мне. Потом соскочить с этого поезда будет уже гораздо труднее. Сами понимаете, в первые несколько лет нужно будет соблюдать строжайшую секретность, пока поселение не окрепнет.

      «Соскочить» решили большинство женщин. Осталось только пятеро, включая Ирину. Кроме того, семь мужчин тоже попросили вернуть их домой. Игорь, как ни странно, в их число не вошёл. Константин и Алексей Викторович тоже не стали возвращаться. Всех «возвращенцев» Павел пообещал доставить по домам через несколько часов, когда на территории европейской части России наступит ночь, чтобы не смущать умы обывателей зрелищем инопланетного летательного аппарата. Заодно следовало отвезти на дачу профессора Короминцева и вместе с ним Жанну. Первому нужно было назавтра вернуться в университет, а вторая хотела повидаться со своими родителями. Но перед этим предстояло завершить ещё одно дело.
    – Итак, остаться решил тридцать один человек, – заключил Павел. – До того, как я улечу сегодня вечером на Землю, вам необходимо будет пройти процедуру изучения агарского языка. Это тот язык, на котором разговаривали работорговцы. Все надписи на базе сделаны на агарском, и почти всё оборудование тоже произведено в Агарской империи, так что без обучения вам не обойтись. Вы же не хотите получить увечье от того, что не сможете прочесть предупреждающую надпись? Кроме того, Залями – тоже агарянин, и вы сможете с ним общаться.
    – И сколько мы будем учить этот язык? – спросил Константин.
    – Пять минут, – ответил Павел. Переждав недоверчивые возгласы, пояснил: – Есть специальный аппарат для таких вещей. Процедура быстрая и безболезненная. Сразу на агарском вы разговаривать не начнёте, но в течение двух-трёх дней заложенные в подсознание знания проявятся. К сожалению, такой аппарат у нас только один, поэтому обучаться придётся по очереди. Так что это займёт где-то два с половиной часа, в общей сложности.
    – Извините, Павел, а можно мне тоже пройти обучение? – спросил профессор Короминцев. – Знаете, уж как-то это всё невероятно. Раз – и изучил другой язык!
    – Лучше не надо, Александр Давыдович, – ответил ему юноша. – Вы поедете с нами в Атранскую империю, там другой язык. К тому же Вы, извините, немолоды, для Вашего мозга такая процедура может оказаться слишком большой нагрузкой.
    – Но можно хотя бы посмотреть, как это делается?
    – Конечно. Сколько угодно, – разрешил Павел.
    – С кого начнём? – деловито спросил Алексей Викторович.
    – С Вас, если Вы не против, – ответил парень. – И нужно будет распределить очередь, хотя бы на ближайшие полчаса.
    – Ну, давай тогда, я буду первым, вот Константин – второй, дальше уже посмотрим, – решил Алексей.

      Жанна зашла в медблок, неся поднос с тарелками.
    – Паша, поешь, с утра ведь ни крошки во рту, – укоризненно сказала она.
    – Сухпайком перекусил, – отмахнулся парень.
    – Ну как можно питаться всухомятку? – возмутилась девушка. – Желудок испортишь!
    – Ладно, сейчас поем, – сдался юноша. – Оставь здесь.
    – Я с тобой посижу, – возразила Жанна.
    – Хорошо, хорошо. Только следующего поставлю.
      Мнемоиндуктор как раз закончил «закачивать» знание агарского в голову очередному пациенту. Тот встал с кресла и вышел из комнаты. Взамен него зашёл другой – это оказался Игорь. Усадив последнего, Павел надел на его голову большой пластмассовый колпак, крепившийся на гибком металлическом кронштейне к спинке кресла. Похожими приспособлениями раньше сушили волосы в парикмахерских. Будучи надетым, он скрыл лицо Игоря до подбородка.
    – Сидеть спокойно, эту штуку не снимать, когда всё будет окончено, я скажу, – привычно проинструктировал Павел.
    – Хорошо, – послышалось в ответ.
      Павел включил тихонько загудевший аппарат и вышел из помещения в находящуюся по соседству комнату отдыха для медперсонала, захватив поднос с едой. Принимать пищу рядом с работающим медицинским оборудованием показалось ему не слишком хорошей идеей.
    – Как ты думаешь, Паша, у нас получится? – спросила девушка, сидя рядом с ним и наблюдая, как юноша хлебает суп из тарелки.
    – Обязательно, – заверил её парень.
    – Мне страшно, – призналась Жанна. – Раньше всё казалось проще.
    – Не боись, прорвёмся! – подбодрил её Павел.
    – Ты же знаешь, я трусишка, – улыбнулась она. Потом немного невпопад продолжила: – Как я испугалась, когда этот Залями меня похитил. Сидела там в подвале, и думала: «Сейчас они войдут и убьют меня». Или пытать начнут, чтобы всё рассказала. А потом меня на корабле везли. Там тюремная камера была. Все стены металлические, и пол тоже. А на полу только подстилка тоненькая. И здесь, на Луне, тоже сначала в камере держали.

      Жанна пыталась сама выйти на след банды работорговцев и узнать от них информацию о местонахождении Земли. Ей удалось разыскать Залями, который в этой шайке работал посредником, связующим звеном с покупателями «живого» товара. Однако тот успел напасть на след любопытной журналистки гораздо раньше и послал двоих своих помощников похитить её, предварительно позвонив девушке и назначив ей встречу в укромном месте за городом. Одного из этих подручных Павел впоследствии убил, другого допросил и высадил на малозаселённой планете. Самого их босса парень взял в плен, а потом перевербовал на свою сторону.
    – А ты ещё с этим Залями якшаешься! – обвиняющим тоном воскликнула Жанна.
    – Павел со вздохом отложил ложку и обнял одной рукой девушку за плечи, притянув к себе.
    – Он нам нужен, – прошептал он, легонько целуя её в висок, – ты же знаешь, без него пока не обойтись. Когда мы улетим, кто сможет водить планетарный катер на Землю? Этим когда ещё получится нейросети поставить и базы?
    – Там у тебя мнемоиндуктор скоро закончит, – сказала Жанна вместо ответа, вырываясь и вставая из-за стола.
    – Знаю, – ответил Павел, поднимаясь следом и ловя девушку за руку.
      Он обхватил её за талию и крепко прижал к себе, целуя в губы. Жанна с энтузиазмом ответила на этот поцелуй, обнимая юношу за шею и тоже прижимаясь.
    – Когда мы сможем остаться одни? – шёпотом спросила девушка. – Чтобы никого не было вокруг?
    – Скоро, – пообещал Павел.
    – Я скучала по тебе.
    – Знаю, – прошептал он, целуя нежную кожу у неё за ухом. – Я тоже скучал по тебе.
      Дверь в комнату чуть слышно отъехала в сторону.
    – Ой, извините! – смущённо воскликнула заглянувшая в дверной проём Ирина. – Игорь сказал, вы пообедать отошли.
    – Так и есть, – невозмутимо ответил Павел, удерживая в объятиях Жанну, попытавшуюся было отпрянуть от него. – А как Вы открыли дверь?
    – Ну... – зардевшись, начала Ирина. – Мы там немножко разобрались уже, даже без языка. Если вот на эту панельку нажмёшь, дверь открывается.
    – А ты, говоришь, не справимся! – с улыбкой сказал юноша Жанне. – Вон, смотри, какие они умные. До всего сами дошли. Подожди здесь, я ещё одного поставлю и вернусь доедать. Ирина, кто там следующий в очереди?
    – Я следующая, – поведала та. – А это правда не больно?
    – Совершенно, – заверил её парень. – Спроси у Игоря, если мне не веришь.

      Восемь мужчин и дюжина женщин собрались в грузовом отделении планетарного катера – прямоугольной формы помещении двадцати метров в длину, пяти в ширину и чуть больше трёх с половиной в высоту. В дальнем от входа конце отсека на пол были постелены в несколько слоёв коврики из эластичного пластика. Здесь этим людям предстояло провести больше шести часов, пока катер преодолевает расстояние от Луны до Земли, а потом спускается с её орбиты на поверхность.
      Подумав, Павел решил не развозить всех по родным городам, а оставить всех в одном месте под Москвой, снабдив при этом каждого пятью тысячами долларов наличными, в возмещение понесённых неудобств. Именно такую сумму выдали всем похищенным мужчинам в качестве задатка организовавшие их исчезновение мошенники. Женщины изначально обошлись меньшей суммой, но парень не стал их сейчас обделять. Деньги имелись – в бывшей комнате главы работорговцев Бурита обнаружилась весьма приличная сумма в вечнозелёной валюте.
      Один из мужчин в последний момент передумал оставаться на базе. Он уже садился было в кресло мнемоиндуктора, как вдруг вскочил обратно и воскликнул, что лучше вернётся домой к семье. Зато одна женщина из тех, кто ранее хотел лететь на Землю, наоборот заявила, что хочет жить здесь. К слову, та самая, которая жаловалась Павлу на разрезанные колготки. Как она сказала: «Чего мне там делать? Всё равно никого нет, никто не ждёт». В обоих случаях юноша пошёл навстречу пожеланиям. Ни держать кого бы то ни было на Луне силой, ни выпинывать на Землю он не собирался.
    – Ближайшее время ничего интересного происходить не будет, – объяснял Павел собравшимся. – Иллюминаторов, как видите, здесь нет, телевизора тоже. Поэтому я вам сделаю укол прямо сейчас. К тому моменту, как долетим, как раз проспитесь. И не придётся всю ночь лежать на земле там, где я вас сгружу. Лучше уж тут, в тепле и на ковриках.
      Неизвестно, насколько убедительно прозвучали его слова, но руку под инъектор подставили все без малейших возражений. Пожелав всем приятных снов и раздав одеяла, Павел вышел наружу. Повинуясь его команде, бортовой компьютер втянул пандус и закрыл грузовой люк в корме катера. Сам юноша через другой люк, пассажирский, прошёл в пилотскую кабину, где его уже ждали профессор Короминцев и Жанна.

Отредактировано Sallister (09-02-2012 23:24:09)

+6

5

2

Sallister написал(а):

Хорошо ещё, в этом переходе выровняли пол и настелили на него шершавое пластиковое покрытие. Там, где этого не сделали, из-за неровностей ходить было крайне неудобно по причине малой силы тяжести – несмотря даже на нескользящие толстые подошвы лётных ботинок ступня постоянно норовила соскользнуть в сторону и подвернуться.

вместо второго - такого

Sallister написал(а):

Стоящий рядом Павел прикоснулся пистолетом инъектора к шее лежащего внутри мужчины средних лет, налепил на грудь в районе сердца небольшой плёнчатый диск кардиоводителя и начал давать кислород через маску. Спустя минуту лежавший в саркофаге мужчина закашлялся и попытался сесть.

вместо второго - находящийся в саркофаге

+1

6

3

Sallister написал(а):

незапно обернувшись, Павел одним разрядом разнёс его на мелкие осколки, градом пролетевшие по всей комнате. Присутствующие в комнате испуганно вскрикнули, один из мужчин схватился за рассечённую щёку.

второе лишнее

Sallister написал(а):

– Я называю это «бластер», хотя это не совсем правильное название,

вместо второго - термин или слово

+1

7

Sallister написал(а):

– Вы кто такие? – прохрипел один из сидящих у стены.
      Ещё несколько укутанных в одеяло заинтересованно уставились на юношу. По-видимому, их интересовал тот же вопрос.

Моя первая реакция, была "Свои"... Кажется и естественней, и "успокоительней"...

+1

8

Sallister написал(а):

Вопрос такой: насколько, по вашему, мнению, адекватно ведут себя земляне, освобождённые Павлом из анабиоза? Не слишком ли легко они принимают его предложение? Не кажется ли, что они должны дополнительно его спросить о чём-то? Если да, то о чём именно?

Истерика часто заразительна. Стоит заистерить одному, его должно поддержать несколько других. Но после применения силы, но против 3-4, не меньше, остальные испугаются и притихнут. Слишком много логики и слишком мало эмоций и криков. Многие вообще не думают в строгом понимании этого слова - обходятся соображением. И действовать против таких надо грубой силой, логикой до них не достучишься.
Понимаю, что не радую, но советую переписать. Больше эмоций и насилия, увы, это будет более жизненно.

+1

9

Князь Милослав
Спасибо, поправил.

Little
Спасибо, последовал Вашему совету.

Анатолий Спесивцев
Я для того и выкладывал, чтобы мне указали на ошибки. :)
Спасибо, подумаю.

0

10

Sallister написал(а):

– Свои, – успокоил парень сразу всем присутствующих.

"всеХ" ;)

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Свободный среди звезд: перевозчик (Торгаш-2)