Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Случайный билет в детство.


Случайный билет в детство.

Сообщений 1 страница 10 из 693

1

Случайный билет в детство.

Повесть по мотивам рассказа "Билет на один день детства"

Догонять поднимающийся лифт то ещё развлечение. Мне и Олегу Жихареу места в кабине не досталось и, проклиная её маленькие габариты и внушительных напарников, мы несёмся вверх по лестнице. На площадку последнего этажа выскочили одновременно с открывающимися створками лифта.
- Однако! - удивленно покачав головами, вывалились ребята.
- В следующий раз побежите вы, - выдыхает Олег, - для фигуры полезно.
Легких и Любшин смеются и поднимаются по лестнице, ведущей на крышу.
- Что там? – спрашиваю остановившихся ребят.
- Закрыто тут, - гудит Андрей.
Только я собрался доложить о проблеме, как что-то треснуло, и дверь распахнулась.
- Уже открыто, - хмыкает Любшин, откидывая сломанный замок. Ворвавшийся в душный подъезд, свежий ветерок принёс облегчение.
Тут, на крыше, обалденная прохлада, а в подъезде духота и смрад. Не завидую штурмовой группе, что засела на лестничной площадке.
Быстро готовим альпинистские веревки.
Наша задача - обеспечить прикрытие с тыла, а именно - контроль окна девятого этажа, выходившего на противоположную сторону жилой высотки и, если необходимо, штурм через него. Другие группы расположилась комфортнее нас – они сидели на другой стороне дома, в лоджиях квартир этажом выше. Им штурмовать по трём путям - в лоджию, в окна, смежной комнаты и кухни. Остальные, готовясь к штурму, скучились на узкой площадке у двери квартиры.
Пристегнувшись к веревке, я подошел к краю и глянул вниз. Жихарев стоит в двух метрах. Паша Легких и Андрей Любшин пойдут вслед за нами.
- Прошу сударь, - куртуазно кланяясь Жихареву, повожу рукой за край парапета, - уступаю вам право первому сделать шаг в бездну.
- Ну что вы, мсье, - так же шутовски кланяется тот, - только после Вас.
- Кончайте паясничать, мужики, а то сейчас Белкин зарявкает.
Любшин как сглазил - в гарнитуре зашипело, и рация голосом подполковника Белкина спросила:
- Там, наверху, чего телепаетесь? «Стена-пять», «Стена-шесть», ускорьтесь.
- Вас понял «Штаб», ускоряемся, – ответил я в рацию и, посмотрев вниз, пробормотал, – вот только быстрей десяти «же», ускориться никак не смогу.
- Придётся спускаться медленно и печально, – усмехнулся Олег, – ну что, вперёд?
Только мы шагнули к парапету, как зашипела рация:
- Внимание! «Стена-семь», «Стена-восемь», вернуться на исходную. «Стена-пять», «Стена-шесть», работаете одни.
Чёрт, чего это Белкин ребят отзывает? Запрашиваю по рации:
- «Штаб», вы уверены?
- Уверен, - резко ответил Белкин, - к вам направляется более худая замена.
Мы переглянулись. Легких и Любшин смотрят на друг друга, оценивая – прошел бы он через створ окна, или нет. По лицам видно, что если надо, то ребята влезли бы и в кроличью нору, но раз командир приказал, значит надо  идти вниз. Они шумно вздыхают и снимают свои бухты, оставляя их пока на крыше.
- Ладно хоть надо вниз, а не вверх, - ворчит Андрей, - Паш, давай на лифте?
- Не, командир сожрёт, пешком спустимся.
Они уходят, а мы вынимаем ОЦ-27 «Бердыш», дослаем патроны и, поставив на предохранители, убираем их в кобуры.
- Вперёд?
- Вперед.
Стукнувшись шлемами, разошлись на два метра и заскользили по "перилам" вниз. Опустились до десятого этажа и зависли рядом с окном.
- Уточнение обстановки и доклад, – прозвучало в наушниках.
- «Гнездо-раз», готов.
- Я «гнездо-два», готов.
- «Гнездо-три», готов…
Докладывали снайперы, контролирующие окна и лоджию на восточной стороне дома.
- «Гнездо-девять», готов. Западное окно даёт блик.
- «Гнездо-десять» подтверждаю, видимость ноль. Солнце бликует.
Это уже снайперы с нашей стороны, сидящие в здании напротив. Хреново, раз они не видят, что творится в комнате.
- «Стена пять и шесть», что у вас? – Это уже нам.
- «Стена-пять» готов, – доложил Жихарев.
- «Стена-шесть» готов. – Сказал я в микрофон и покосился в близкое окно десятого этажа, где на подоконнике сидела кошка и пялилась на меня.
- Понял вас. Ждите.
Сдвинул очки на шлем и подставил лицо ветерку. Когда ещё наше начальство решит задачу со многими неизвестными? Покосился на Жихарева, тот тоже «прохлаждался». Кошка потеряла ко мне интерес и начала умываться.
- Хоть бы удачу намыла.
- Что? – Не расслышал Жихарев.
Показал ему на окно.
- А, понял.
Наконец рация ожила:
- Внимание, «Гнездо-пять», «Гнездо-шесть» контроль, «Стена пять и шесть» поставить «глаз».
Мы с Олегом переглянулись. Предстояло незаметно установить маленькую, но весьма многофункциональную камеру на стекло окна. Такие же камеры имели другие группы, но там мешали газеты, наклеенные на стёкла изнутри.
- Серёг, я ставлю «глаз», ты прикрываешь.
- Добро. – Ответил я и сказал в микрофон: – «Штаб», ставим «глаз».
Спускаемся к девятому этажу и переворачиваемся. Я замираю в полутора метрах выше окна, прицелившись из пистолета. С другой стороны, завис Жихарев, держа в руках камеру-таблетку. Он протянул руку и быстро прилепил камеру к стеклу, в самый верхний угол. Затем мы отодвигаемся от окна в стороны. Я докладываю «Штабу»:
- «Глаз» установлен.
- Понял вас.
Опять ждать. Сдвинул очки на шлем, всё легче и прохладней. Сейчас в штабе долго будут решать - что делать? Посмотрят в камеру, определят - сколько преступников присутствует в комнате, уточнят количество заложников, и решат - с какой стороны начинать штурм квартиры.
Есть три варианта. Первый – это входная дверь, но есть один неприятный момент – дверь железная. Спецы сказали – это не проблема, но прозвучало не совсем уверенно, что заставило напрячься и почесать лоб начальству. Вариант два – лоджия и окна на восточной стороне, то есть окно кухни и двух комнат. Но там все окна закрыты, почему-то, газетами. И вариант три – западное окно, ничем не занавешенное, выше которого висим мы. Плюс, возможные комбинации.
Наверно преступники решили, что с противоположного здания, стоящего в трёхстах метрах их не достанут. Наивные. Хотя, отчасти они правы. К этому окну доступ сложней, да и солнце на этой стороне даёт блик и снайпера пока ничего не видят. Может, удастся потянуть время, чтоб блик сошел, вот только висеть на солнцепеке в нашей черной спецуре не «комильфо». Ветерок не приносит должного облегчения. Это другим группам в теньке, на восточной стороне высотки хорошо, а нам…
Скорей бы «штаб» определился с дальнейшими действиями.
Это сотрудники из наркоотдела лопухнулись. Почему-то пошли на захват вчетвером, а наркокурьер оказался прикрыт, причем хорошо прикрыт. Результат – три оперативника ранены, и один из них попал в заложники, а курьер и ещё четверо боевиков, заперлись в подвернувшейся квартире, где возможны ещё заложники. Наркоотдел почесал репу и вызвал нас, то есть городской спецназ. Вот и висим вдвоём, как марионетки, ждём «с моря погоды».
Тут я вижу что к нам спускается боец. Сразу узнаю в нем Валеру Истомина. Он зависает в четырех метрах выше и докладывает:
- «Штаб», я «Стена-девять». На месте.
- Принято «Стена-девять», - тут же отозвалась рация, - внимание, всем приготовиться!
- Давно, блин, готовы, – проворчал я и, похоже, не только. Эхом прошла в эфире готовность от всех, произнесенная несколько раздраженно:
- Готов…
- Готов…
- Готов…
- «Стена-пять», готов. – Прошипел Жихарев.
- «Стена-шесть», готов. – Выдохнул я.
- «Стена-девять», готов.
Все давно готовы, только «фас» сказать, но «штаб» опять заткнулся.
И вдруг:
- Внимание! «Стена пять и шесть» цель зашла в комнату, впереди заложница. Подошел к окну. Прикрывается заложницей. Смотрит.
Жихарев и я «прилепились» к стене. Преступник нас не увидит, если только он не откроет окно и не высунется. Ну не дурак же он? Хотя, нам его «дурость» здорово бы помогла и тогда из «гнезда» прилетело совсем не «яичко». Наши снайпера ушлые, но в этот момент, как назло, слепые из-за бликующего солнца. «Штаб» продолжал передавать то, что видит через «глаз»:
- Заложница прикована наручниками к батарее отопления, преступник из комнаты вышел.

Отредактировано ВВС (12-02-2012 21:51:34)

+18

2

ВВС написал(а):

- Ну что вы, мсье, - так же шутовски кланяется тот, - только после вас.

мЕсье или, может: мусью

ВВС написал(а):

Я показал на окно.

Показал ему на окно.

ВВС написал(а):

Мы с Олегом переглянулись. Нам предстоит незаметно установить маленькую,

Предстояло незаметно установить маленькую,

ВВС написал(а):

Я заметил ёрзанье Жихарева.

лишнее

+1

3

ВВС написал(а):

Остальные, готовясь к штурму, скучились на узкой площадке у двери квартиры.

Может, все таки "скучковались"? засомневался я в этом слове.

ВВС написал(а):

Ну что вы, мсье, - так же шутовски кланяется тот, - только после вас.

С большой буквы

ВВС написал(а):

Мы переглянулись, достали ОЦ-27 «Бердыш», дослали патроны и, поставив на предохранители, сунули их в кобуры.

Во втором случае заменить на "затем"

ВВС написал(а):

Хреново, раз они не видят [без тире] [зпт] что творится в комнате.

ВВС написал(а):

Но там все окна закрыты [зпт] почему-то [зпт] газетами.

Просится выделить Авторский знак.

ВВС написал(а):

Это сотрудники из наркоотдела лопухнулись. Почему-то пошли на захват вчетвером, а наркокурьер оказался прикрыт, причем хорошо прикрыт. Результат – три сотрудника ранены, и один из них попал в заложники, а курьер и ещё четверо боевиков, заперлись в подвернувшейся квартире, где возможны ещё заложники

Во втором случае - надо подобрать синоним. Либо убрать. И не "три", а "трое".

ВВС написал(а):

Хотя, нам его «дурость» здорово бы помогла [зпт] и тогда из «гнезда» прилетело совсем не «яичко».

+1

4

Анатолий Спесивцев написал(а):

мЕсье или, может: мусью

Можно и как в тексте:
МЕСЬЕ́, МСЬЕ, нескл., м., одуш. [< фр. monsieur господин, сударь]. Во Франции и франкоязычных странах: обращение к мужчине (или форма вежливого упоминания о нем). || Ср. дон, милорд, мистер, пан1, сеньор2, синьор, сэр (в 1-м знач.).
Словарь
А на "Мьсе" поисковик даёт кучу внятных сцыл.

Отредактировано Максимыч (10-02-2012 20:08:41)

0

5

- Внимание всем! – прошипела рация голосом Белкина. – Общий штурм через окна. Как поняли?
- «Стена-раз» принял.
- «Стена-два», принял…
- «Стена-пять», принял. – Отозвался Жихарев.
- «Стена-шесть», принял. – Доложил я.
- «Стена-девять», принял.
Всё, команду «фас» и… но «Штаб» опять чего-то ждёт.
Группам «Стена» на восточной стене хорошо, там прохлада и висеть, как нам не нужно, лоджии, практически рядом, а мы скоро тут запечёмся.
Рация прошипела докладом снайпера:
- Я «Гнездо-два», вижу движение. Вроде кто-то борется.
Вдруг в квартире что-то бумкнуло. А рация голосом «Штаба» истерически заорала:
- Штурм! Штурм! Всем группам штурм!
Истомин моментом соскальзывает до девятого этажа и, оттолкнувшись от стены, ногами бьёт в стеклопакет.
Тресь! – Вниз летят осколки стекла, и вместе с ними супер-пупер камера, а я влетаю в проём следом за Валерой.
«Бердыш» уже ищет цель. Отстёгиваюсь и перекатом в сторону. Рядом пронзительно визжат.
- Тихо, - одновременно шипим мы заложнице, - отодвинься в угол.
Девушка замолкает, кивает, сдвигается и в этот момент в окно влетает Жихарев.
Взяли дверь на прицел. Валера замирает рядом с дверью. Там идёт пальба и кто-то матерится. Чего они там телепаются? Докладываю «Штабу»:
- Западная комната чисто!
- Принято! – отзывается «Штаб».
За дверью орут:
- Глаза!
Бум! И вместе со вспышкой, дверь распахивается и влетает габаритная фигура. Мгновение сопровождаем пистолетами полёт туши, затем я мягко принимаю её в жесткие объятия. Но этот «жирдяй» вдруг очухивается, дёргается и, взревев, начинает подниматься. С трудом удерживаю его. На помощь приходит Жихарев, и вместе быстро скручиваем задержанного.
- Здоров, зараза! Наручники только-только влезли, - кряхтит Олег, прижимая толстяка к полу болевым.
- Чисто! – кричит Истомин.
- Чисто! – Кричат в глубине квартиры.
Туша под нами матерится и рычит, наносим по удару, тот затихает. В двери появляется два спецназовца. Это Любшин и Легких.
- Чисто! – орут они.
Бах!
Как во сне вижу, брызги крови и заваливающегося набок Олега.
Бах!
Три выстрела сливаются в один. Дёргает бок. «Заложница» отлетает в угол, теряя пистолет.
- У нас трёхсотый! – Орёт кто-то из наших, что стрелял вместе со мной.
Жихарева выносят, а я присаживаюсь у стены. Тут и так полно народу, чтоб со всем разобраться.
Как же так? Откуда у неё пистолет и почему она в нас стреляла? Вот так косяк!
Держа на прицеле замершую в углу девушку, приближаются Любшин и Легких.
- Готова. – Склонился над телом Андрей, потом показал на сгиб её руки. - Наркоманка. Она, похоже, из той же компании.
Паша подбирает пистолет и с удивлением говорит:
- Ого! Смотри, с чем нарики разгуливают. Это же «Глок».
Туша «жирдяя» заворочалась, повернула голову к окну и дёрнулась в сторону тела:
- Светка!
- Лежать! – Его сразу прижали к полу.
- Суки… падлы… порву… - Он рычит с подвывом. Поворачивается. Вижу его бешеные глаза. Он смотрит на меня и вдруг яростно хрипит:
- Вяз, ты труп. Ты труп, понял? Ты труп! Я найду тебя. Закопа…
Загнув болевым, преступника выводят.
Он меня знает? Откуда он меня знает? Лицо его знакомо, вот только вспомнить не могу. Такого «жирдяя» я бы всяко запомнил. И «Вязом» меня называли только в школе.
Точно! Вспомнил!
Этого толстяка зовут Макс Громин, по кличке «Громила», но, помнится, в школе его все называли «Громозека». Вот так встреча! Он постоянно с Вершининым и Тощевым тусовался. Эта троица была поперёк горла всей школе. Там Громин и его «компания» не учились, а просто посещали. Учителя, чтоб не портить показатели, ставили по всем предметам тройки, и терпели Громинские «выкрутасы» из-за его отца, который был какой-то шишкой в горуправлении.
Игорь Вершинин, по кличке «Вершина», тощая каланча, баскетбольного роста, которого втихомолку все называли - "Пик коммунизма" и Вячеслав Тощев, с тучной фигурой, полной противоположностью фамилии и прозвищем «Толща», вместе с Громозекой промышляли тем, что отбирали деньги у младших школяров. Часто доставалось и мне, но я с этим не мирился и рыпался в ответ. Потом приходилось молчать и не отвечать на вопросы мамы, скрывая синяки. Не хотелось вмешивать взрослых и прослыть «стукачом».
Объединяло их одно - хулиганство и унижение слабейших, постоянное издевательство над младшими. Если у кого были деньги, то они перекочевывали им в карманы. Школу они так и не закончили, пропав куда-то после девятого класса. Я тогда только седьмой класс закончил.

Отредактировано ВВС (12-02-2012 20:45:37)

+19

6

Передо мной присаживается Истомин.
- Серёга, ты как? Тебя вроде задело.
Провожу рукой под мышкой. Пуля прошла по касательной, не задев даже бронежилет, только пропорола спецуру.
- Нет, я в порядке. Как там Олег?
- Не знаю, - хмуро пожимает плечами Валера, - его уже в больницу увезли.
Вместе смотрим на труп в углу.
- Наручниками приковали. И кто знал, что эта дура с ними заодно? Ну и косяк, мля!
- М-да, - вздохнул Истомин, - а у того типа какой-то супер-пупер броник был надет. По нему из «бердышей» в упор лупят, а ему хоть бы хны. «Зарей» ошеломили, так он к вам улетел.
В комнату врывается подполковник Белкин. Перескакивая через валяющиеся вещи, он подходит к телу девушки.
- Мать-перемать! – Произносит он свою любимую поговорку. – И какого хэ её тут наручниками к батарее пристегнули?
Затем, присев, внимательно осматривает осколки под окном и говорит в рацию:
- Шамаров, пошукай-ка внизу, с западной стороны, «глаз» упавший поищи.
Оборачивается к нам.
- Тот верзила на весь подъезд орал, что закопает какого-то там «Вяза».
- Того верзилу, – поясняю я, - зовут Громин Максим Викторович. Мы в одной школе учились.
- Ясно, - Белкин поднялся, – в рапорте все изложишь. Супермены, мать-перемать!
- Пойдём, Серёга, - подал мне руку Истомин, - вечером в «Погребке» посидим, снимем стресс. Хороший же у тебя выдался последний день перед отпуском.
- Да уж.
У автобуса собрались все бойцы, но в салон не входили. Сняв шлемы и расстегнувшись, тихо переговаривались между собой:
- Что про Олега слышно?
- Как там он?
- Жив?
Рядом туда-сюда ходил Белкин, разговаривая с кем-то по мобиле.
- И что? – Он резко остановился, а мы затихли. Подполковник мрачно выслушал он кого-то, спросил тихо:
– Какая нужна? Понятно.
Выругался, при этом обозвав «нерадивых» медиков, заменив на «п» первую букву.
- Ну почему всегда так погано в неподходящий момент? Вечно чего-то не хватает!
Он обвёл нас взглядом.
- Значит так, мужики. Жихарев в тяжелом состоянии. Срочно нужна кровь четвёртой группы.
Поднимаю руку.
- У меня четвёртая.
- У меня. – Махнул Легких.
- И у меня. – Сказал Любшин. – Сдадим сколько надо.
По странному совпадению, в нашей четвёрке у всех оказалась одинаковая группа крови.
Заверещал телефон Белкина. Он так озлобленно нажал на кнопку, что чуть не сломал мобилу пополам.
- Да. – Проорал он в трубку. - Что?
Затем внимательно выслушал, а мы так же внимательно смотрели. Может, что новое про Олега?
- Понял, едем. – Нажав отбой, сплюнул. – Так, мужики, в аэропорту захват. Легких и Любшин в больницу, сдавать кровь, Вязов...
Он взглянул мне в глаза.
- Серёга, всё будет путём. Ты нужен нам здесь.
Легких и Любшину наказали звонить и сообщать о состоянии Олега, а сами загрузились в автобус, где Белкин сразу стал давать предварительную вводную:
- Итак, мы имеем захват самолёта. Тип борта – сто пятьдесят четвёртая «тушка». Террористы требуют деньги, водку и «бла-бла-бла», как всегда, а так же свободный коридор до Ирана, мать-перемать! Придурки, мля. Грозят взорвать борт, хотя вряд ли у них есть ве-ве. Началось всё в момент прихода пилотов, но там террористам обломилось – летуны успели запрыгнуть в кабину и закрыть дверь. Пилоты передали о двух террористах, но не факт что их только двое, так же возможны «тихушники» среди пассажиров. Борт откатили с глаз долой на дальнюю стоянку. – Слова подполковника Белкина вылетали четко и громко, как выстрелы. - Это пока всё, остальное на месте.
Кто-то спросил из глубины салона:
- Но почему именно мы?
- Да потому, что мы единственная группа в городе, на данный момент, прошедшая курс по освобождению самолетов. Ещё вопросы?
Вопросов больше не задавали. Ехали молча, чего давно не было. Каждый думал о своём.
Я, из-за этой неожиданной встречи, вспоминал своё «боевое» детство. Как раз после седьмого класса я и начал активно заниматься спортом и, можно так сказать, что «Громозека» со товарищи и дали такой толчок. Собирался стать военным, как отец, и стал им.
А вчера опять звонил мой друг, Савин Олег. С ним я с первого по десятый класс сидел за одной партой. Он, не знаю в который раз, интересовался – когда я снизойду до того, что, наконец, выполню обещание и появлюсь на встрече выпускников, и так пропустил уже двадцать «сборищ». А я что могу сделать? В отпуск не отпускают. Второй год, без него родимого. Мало того, мы уже полгода находимся на казарменном положении. Но вчера мой рапорт, наконец, подписали, с завтрашнего дня я в отпуске. Только последний день больно уж динамичный выдался.

Отредактировано ВВС (12-02-2012 20:48:47)

+16

7

Влад, лучше здесь заклепаю. Удобнее.

ВВС написал(а):

быстро готовили альпинистские веревки.

ВВС написал(а):

Пристегнувшись к тросу, я подошел к краю и стравил его до десятого этажа. Любшин стоит рядом, он будет у меня на подстраховке. Паша Легких страхует Олега.

1. Мелочь. Веревка и трос - разные вещи. В данном случае - именно веревки. На подобных операциях именно их и используют. Конечно, теоретически можно и веревку назвать тросом, но это не в традициях ни альпинистов, ни спецслужб, работающих такими методами. По крайней мере, всех, кого я знаю (читай весь Тольятти, они все у меня эту хренотень и покупают).
Стоит вместо "альпинистские веревки" написать "перила" (в кавычках, как жаргонное слово"), а вместо тросса - "веревку".

2. Методологическая ошибка.
Работа организуется так: веревка жестко крепится наверху. Человек крепится к ней, и нагружая ее от верхнего конца до точки крепления спускается. Вытравливать он ничего не может.
Если надо, чтобы в окне не мелькала веревка, то нижний конец должен быть сбухтован и тащиться на спускающемся, выдавая по мере спуска. Самому это намного легче делать, чем второму сверху.

В Антиляпе была моя ветка про туризм и альпинизм. Там это описывалось. Даже фотка была. На подъеме, правда, но суть та же.

3. В "страховке" с крыши нет смысла. Всё, что только может потребоваться, человек сделает сам, причем гораздо лучше. Если же надо прикрыть огнем, то это проще сделать с веревок, вывесившись вчетвером. С крыши в окно не выстрелишь.

ВВС написал(а):

Стукнувшись шлемами, разошлись на два метра и заскользили по шнурам вниз. Опустились до десятого этажа и зависли, зажав стопора.

Первое - лишнее. Тем более, слово и стилистически неверное, из другого жаргона.

Второе. Не существует спусковых устройств, которые для остановки надо зажимать. Что касается стопоров (PETZL STOP, он же десантер), то они работают с точностью до наоборот: хочешь остановиться - отпусти руки.
Судя по переворотам вниз головой, герои работают на "пиранах" или самодельных рогатках оригинальных конструкций (второе - вряд ли, начальство запретит, не сертифицировано), остальные спусковухи этого не позволяют. Поэтому либо "закрепив веревку в пиранах", либо (и лучше) вообще убрать выделенное. И так понятно.

ВВС написал(а):

Поднял голову, показал два пальца, и знак «майна». Любшин продублировал, показав, что понял и начал медленно травить трос, а я перевернулся и, перебирая ногами по стене, спустился к девятому этажу. Подал знак «стой» и замер в полутора метрах выше окна, прицелившись из пистолета. С другой стороны, вниз головой, медленно спускался Жихарев, держа в руках камеру-таблетку. Завис, на полметра выше оконного проёма, повернулся. Я кивнул. Олег протянул руку и быстро прилепил камеру к стеклу, в самый верхний угол. Жестом показал наверх «вира» и нас вытянули на два метра выше.

Тут у тебя сплошная не научная фантастики.
Теоретически это можно проделать, если работать с лебедкой на стальных тросах. Но сколько времени ее устанавливать! Куда? А, главное, зачем?
А на веревках такое, в принципе, невозможно.
Человек сам спокойно спустится куда лучше, тише и точнее, чем его теоретически спустит наверху стоящий товарищ, который, кстати, его не видит в принципе, ибо не стоит на краю крыши.

Вниз головой не спускаются. Спускаются вниз попой, ноги на ее уровне (смотри всю ту же ветку в Антиляпе). А над окном, закрепившись переворачиваются.

Вытянуть веревкой наверх без лебедки - невозможно. Сами поднятся могут. Только непонятно зачем. Один в полутора метрах выше. Второй после обратного переворота окажется в метре. Их и так не видно.

ВВС написал(а):

Я заметил ёрзанье Жихарева. Это он тихонько начал разминать суставы, потому что долго висеть на тросе неудобно. Стал повторять вместе с ним маленькую гимнастику.

Ну. с тросом уже писал. Насчет "разминать суставы" и "гимнастику" - поможет, как мертвому припарки. У ребят проблемы - системы пережимают ноги. Явление нормальное, но бороться с ним можно только одним способом - снять нагрузку, и дать крови течь в ноги.
Если им так хреново, что они это уже чувствуют, то после отцепляния от веревок их ноги держать не будут. Они ввалятся в окно и упадут на пол.
Как-то очень странно организована операция.
Обычно люди дюльферяют с крыши, набирают на спуске скорость, метра за четыре отталкиваются от стены и на обратке влетают в окно, вынося ногами любой стеклопакет.
Нет длительного зависа, потерь времени на манипуляции с дубинкой...

Влад, а нужны эти шпионские страсти с глазом, из-за которых столько проблем? Вроде по сюжету он не особо нужен...

Отредактировано ВВГ (10-02-2012 21:04:48)

+2

8

ВВС написал(а):

А я что могу сделать? В отпуск не отпускают.

Может - Рапорт об отпуске не подписывают.

+1

9

Пост 5

ВВС написал(а):

Внимание всем! – Прошипела рация голосом Белкина. – Общий штурм через окна. Как поняли?

С маленькой. Поглядите по тексту, там подобных мелочей - полно

ВВС написал(а):

Девушка замолкает, кивает и сдвигается, а в этот момент в окно влетает Жихарев.

ИМХО лучше заменить на "и"

ВВС написал(а):

На помощь приходит Жихарев [зпт] и вместе быстро его скручиваем.

"и" - можно убрать, а "его" хорошо бы заменить, например "скручиваем толстяка"

ВВС написал(а):

Не хотелось вмешивать взрослых [без зпт] и прослыть «стукачом».

+1

10

ВВГ, вот за это спасибо. Теперь буду полностью начало переделывать.

Cobra написал(а):

Может - Рапорт об отпуске не подписывают.

Заменю на - Руководство отменило всем отпуска.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Случайный билет в детство.