Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Американец 2.


Американец 2.

Сообщений 1 страница 10 из 285

1

Американец 2.

Глава 1. Своевременная помощь.

Что может быть лучше, чем кружка горячего ароматного кофе, выпитая с утра в кругу близких? Только тот же кофе и с теми же людьми, но не в 1941 году в лесах Белоруссии, а в теплом и уютном 2012 году в центре Москвы...
Но, увы и ах! Благо, что пока война осталась в стороне, а кофе и душевная компания –со мной. И еще лучше, что друзей не пришлось отбивать с боем. Сначала, конечно, все встало с ног на голову. Сержант Вадер моментально напрягся, когда, по идее не знающие друг друга люди, оказались знакомы. Особист сложил все, что знал обо мне и «задержанных», то есть фактически – ничего, и, основываясь на своих домыслах и том, что Майкла назвали Артуром, а он и откликнулся, наверное, пришел к выводу, что мы тут все повязаны, завербованы и вообще мы - злоопасные диверсанты. Поэтому «молчи-молчи» не афишируя своей взволнованности, направился к выходу предупреждать милиционера, стоявшего на посту. Ему это удалось, только событие развития не получило. Появление Кинга с отделением рейнджеров спасло всех от абсолютно непредсказуемых последствий. Сэм притормозил Вадера «до выяснения обстоятельств», о которых я поторопился переговорить со своим замом. Первый сержант очень сильно удивился, узнав о неожиданном обнаружении новых попаданцев – моих товарищей из родного мира. А уж то, что один из них мой родной брат - вообще вышибло Кинга из колеи. Но стоит ему отдать должное – собирать волю в кулак он умеет. После нашего разговора он вышел из землянки вместе с особистом, и уже через пять минут вернулся обратно - и моих друзей и брата отпустили, чему я был неслыханно рад. Но у свободы были условия –  им запрещается покидать территорию лагеря, за ними будут наблюдать милиционеры, и, конечно же, им запрещено брать в руки оружие. Эти меры временные и будут действовать ровно до момента подтверждения полномочий Сэмуэля Кинга. А чтобы подтвердить эти, явно секретные, полномочия, нужно связаться со штабом корпуса и сделать запрос. Но тут еще паровозиком цепляются важные вопросы – в штаб кроме запроса надо еще сообщить о том, где мы находимся, о численном составе и качественном состоянии нашего соединения, по возможности надо запросить эвакуацию тяжелораненых. Но еще прежде надо составить полные списки находящихся здесь военнослужащих, чтобы знать, сколько всего здесь солдат, способных держать в руках оружие и сколько всего раненых. И еще надо четко определить наши боевые возможности – сколько у нас единиц боевой техники, пулеметов, минометов, гранатометов, а также, сколько у нас топлива, боеприпасов, медикаментов и продовольствия...
- Артур?.. -  Голос брата прервал мои размышления, смешавшиеся с воспоминаниями событий получасовой давности.
- Да... То есть, нет... – Подняв взгляд с кружки остывающего кофе, я посмотрел на сидящих рядом удивленных ответом друзей.
- Тогда - кто ты? Ты ведь сказал, что ты - Артур! – Напрягся Юра.
- Не ори так. – Я нервно оглянулся на сидевших неподалеку милиционеров, но они все также мирно занимались своими делами, лишь время от времени поглядывая на нас. – Я ЗДЕСЬ, если ты не заметил, американский военнослужащий. Я - Артур, но все считают, что я Майкл Пауэлл, поэтому забудьте про мое прошлое имя.

Отредактировано powell (27-02-2012 11:12:11)

+5

2

powell написал(а):

Что может быть лучше, чем кружка горячего ароматного кофе, выпитая с утра в душеной компании?

душевной

powell написал(а):

Поэтому «молчи-молчи» не афишируя своей взволнованностью, направился к выходу предупреждать милиционера стоявшего на посту.

взволнованности

powell написал(а):

пустя полминуты после нашего разговора он вышел из землянки вместе с особистом, и уже через пять минут он вернулся обратно и моих друзей и брата отпустили, чему я был неслыханно рад

второе лишнее

powell написал(а):

Но еще прежде надо составить полные списки находящихся здесь военнослужащих, что бы знать, сколько всего здесь солдат

слитно

+1

3

Cobra
Rusiok

Спасибо, товарищи!

0

4

Честно сказать - так и не понял, кому и о ком нужно докладывать о численности и прочем...
Если о попаданцах - то

powell написал(а):

сколько у нас единиц боевой техники, пулеметов, минометов, гранатометов, а также, сколько у нас топлива, боеприпасов, медикаментов и продовольствия...

это явно не в тему, если о базе - так командование это гораздо лучше, чем ГГ знает (которому многого из указанного знать и  не положено)...

+1

5

Wild Cat написал(а):

Честно сказать - так и не понял, кому и о ком нужно докладывать о численности и прочем...

ГГ надо доложить о численности подразделения в штаб экспедиционного корпуса. Он как никак вместе с фактически батальоном пехоты и ротой самоходок вышел из окружения и исчез. А еще к ним присоеденились остатки советского батальона. О таких вещах не молчат, так сказать.

Wild Cat написал(а):

это явно не в тему, если о базе - так командование это гораздо лучше, чем ГГ знает (которому многого из указанного знать и  не положено)...

Тут два элемента. Первый: это те припасы и техника что были у подразделений ДО прибытия на склад. ГГ не знает точно сколько всего есть в его сводной группе - а ведь это важно знать свои возможности, вдруг у него пол тысячи солдат без еды, медикаментов и боеприпасов, на роту пара пулеметов и ни одного миномета, а к технике не осталось ни боеприпасов ни топлива. Ему ведь придется что-то придумывать, как-то выживать то надо? А второй элемент: склад принадлежал 2-ой бронетанковой дивизии и до момента прорыва немцев и окружения дивизии на склад прибывало все требуемое для обеспечения самой дивизии и также убывало. Какой штаб кроме штаба самой дивизии должен знать о количестве оставшихся припасов на момент прорыва немцев? Сомневаюсь что кто-то во всей суматохе своевременно докладывал в центр о дебете и кредите... Так что и тут ГГ надо разбираться что доступно на складе. Даже если ему этого знать и не положено было...

0

6

- О, как... Докажи что ты... Артур. – Не отступал от своего Юра, но мое имя он произнес уже значительно тише. По взглядам остальных я понял – этот вопрос их тоже тревожит. Пришлось вспоминать некоторые моменты из нашего общего прошлого, о которых было известно лишь нам, и никому другому. Юра, удостоверившись в том, что я это я, подобрел и наперебой с Димой начал задавать вопросы:
- Что у тебя с лицом? Что с твоим голосом? Как ты здесь очутился? Что у тебя с ногой? Когда ты успел стать американцем?..
- Погодите! Не торопитесь. – Остановил я друзей. - Лицо посекло осколками в первый день войны, 22 июня. Во время боя в расположении пограничного отряда. Голос у меня тоже с первого дня такой. Почему – не знаю, так же не знаю, как и почему я, да и теперь вы, оказались здесь. Ногу вчера осколком гранаты зацепило, сейчас уже все в порядке.  Американцем я стал, забрав документы у убитого первого лейтенанта. Тоже в первый день. Но это непростая история... - Покачал я головой.
- Ого! Ты тут уже с середины лета! - Удивленно воскликнул Дима.
- Наверное, и награды есть? – С ехидным выражением лица спросил Люлин.
- И награды есть... Но обо всем позже. У меня сейчас есть дела. Вот разберусь с ними и тогда мы все вместе спокойно поговорим. – На этих словах я кивком подозвал Стэна все время сидевшего в десятке метров от нас, и мы вместе с ним отправились в центр лагеря.
Нехорошо вот так вот разговоры прерывать, да еще с единственными в этом мире родными мне людьми, но на душе было очень плохо. В первый миг после встречи я был счастлив, эмоции переполняли меня, а потом... Потом пришло время разума, и он подсказал мне одну совершенно ужасную вещь – и брат, и друзья могут быть убиты здесь, на этой войне... Как же быть? Как их защитить!? То, что они рядом – хорошо, но если бы они были далеко, в родном мире, в безопасности, то было бы еще лучше... Мозг в тот миг не стал развивать мысль, и меня заклинило. Я молчал, и близкие тоже молчали. Они многое понимают, я вижу, но и им от этого ничуть не легче. Слова есть, но желания говорить их - нет. По крайней мере сейчас. Нам всем нужно немного времени...
Выбить из головы хотя бы ненадолго все тяжкие мысли помогает труд. Эта хитрость меня который раз выручает. Раз надо готовить сообщение в штаб значит надо обсудить этот вопрос на общем собрании командиров нашего сводного отряда. В первую очередь надо обсудить этот вопрос с командиром батальона союзников – старшим лейтенантом Климентом Томиловым, тем самым старлеем принявшим на себя командование после гибели капитана Огородникова. По пути к Томилову перехватил Кинга и озадачил его срочными делами - созданием полных списков боеспособного личного состава, раненых и техники. Учитывая тот факт, что и я, и капитан Дэвидсон еще в городе делали подобные списки, то задача первого сержанта значительно облегчается, и думаю, скоро уточненная документация будет у меня. Дополнительно попросил позвать ко мне штаб-сержанта Вермонта, второго лейтенанта Оклэйда и штаб-сержанта Гэтри.
Старлей разместился со своим небольшим штабом в одной из запасных землянок охраны на другом краю склада. Томилов и Вадер что-то негромко обсуждали, когда мы со Стэном вошли в ярко освещенную электрическим светом землянку.
- Здравия желаю, товарищи командиры, – поприветствовал я командиров.
- Здравия желаю, товарищ первый лейтенант, - поднявшись со своего места, Томилов крепко пожал мне руку и предложил присаживаться к столу.
– Stan, you may go. – Райфл козырнул и вышел из землянки. – Спасибо, с удовольствием присяду...
- Мы с товарищем Вадером обсуждаем положение, в котором мы все вместе оказались, и что нам с этим положением вообще делать. – Климент говорил спокойно, без единого намека на волнение или опасение. И, похоже, что это не только в отношении нашего положения, но и лично в отношении ко мне. Вадер ничего не рассказал старлею обо мне и моих близких? Неужели слова Кинга на него так сильно подействовали? Надо будет Сэма по этому поводу поспрашивать...
- Я именно по этому поводу и пришел.

+6

7

До прихода вызванных людей с нужными мне списками нам удалось найти оптимальное решение по поводу установки связи с нашими штабами. Отправлять две группы связистов – американских и советских, в разные стороны можно, но риск привлечь внимание врагов к неожиданно проявившимся неопознанным передатчикам велик. Один источник передачи немцы со своими союзниками может быть стерпят, списав на запаниковавших американцев, влетевших в окружение и судорожно запрашивающих помощь. А вот несколько источников радиосигнала в одном районе, пусть даже с разбросом в полсотни километров – это уже попахивает неприятностями и может значить, что подразделений может быть несколько, пусть даже маленьких, по типу разведгрупп, или подразделение одно, но достаточно большое чтобы иметь пару радиостанций. Вывод – две группы связи отправлять не советуется, а одну, объединенную, с одной рацией – можно. А то, что и советскому и американскому радисту придется работать по очереди с одной рации, особой проблемой не было. Пусть враги голову ломают: «чего это радист почерк изменил и на другой волне дальше стучит?»
Вскоре от вопроса «как» организовать связь мы перешли к вопросу «что» передавать по этой связи и для этого нам, наконец, понадобились собравшиеся товарищи со сводными данными. На некоторое время и я, и Томилов углубились в чтение рукописных документов.
Пробежавшись по строчкам списка личного состава, я невольно зарычал. Оказывается на момент прорыва, в нашей с Дэвидсоном объединенной и усиленной группе было около восьми сотен солдат, включая танкистов, зенитчиков и все вспомогательные силы, а до склада добрались всего четыре с половиной сотни, включая раненых. А этих самых раненых аж целых 57 человек и среди них почти половина - тяжелые! С этим надо срочно что-то делать...
С техникой дела обстоят у нас не в пример лучше, чем с людьми. Грузовиков полтора десятка, самоходок «Росомаха» - восемь штук включая требующие ремонт, три легких танка М3 Стюарт (молодец Пул, все машины сохранил!), пять джипов Додж «три четверти»: два обычных и три с 37 мм пушками, четыре зенитных самоходных установки: три «Занавески» и трофейная немецкая ЗСУшка, еще пара бронированных подвозчиков боеприпасов, три автоцистерны, три БАшки, ПАРМ, трейлер и еще по мелочи несколько единиц разномастной техники.
Тяжелого вооружения у нас тоже оказалось немало – пара десятков гранатометов «Базука», батарея 82-мм батальонных минометов, две неполных батареи 60-мм ротных минометов, одна-единственная «сорокапятка», два 20-мм трофейных зенитных автомата.
На бумаге американская часть нашей сводной группы выходит очень даже неслабой. Но вот загвоздка - оружие без боеприпасов стрелять не станет, танки и машины без горючего никуда не тронутся, а люди без еды и отдыха ничего не смогут сделать. Отложив в сторону бумаги, я обернулся к Томилову и уловил его полный усталости и скорби взгляд.
- Ну вот, товарищ Пауэлл, от батальона мотопехоты усиленного двумя взводами легких танков и батареей дивизионных орудий осталось всего двести тридцать бойцов, включая три десятка раненых... А вчера вечером батальон насчитывал шестьсот красноармейцев и командовал им целый майор, а не старший лейтенант, – Климент постарался скрыть свое глубокое огорчение, но голос его немного дрогнул, выдав внутреннее состояние. – Э-эх!..
- Да-а-а, дела-а... – Ничего иного сказать я не смог. Беда у товарищей была больше и темнее нашей. Но стоит отметить, мне везет на союзников – Томилов довольно быстро взял себя в руки и мы продолжили нашу работу, и, в первую очередь обратились к штаб-сержанту Вермонту, ведающему о наличных на складе запасах:
- На топливном складе две полные десятитонные цистерны с бензином. На складе боеприпасов есть неприкосновенный запас патронов, рассчитанный на восполнение боекомплекта ко всему вооружению целого моторизированного батальона, то есть там есть почти все. Патроны, гранаты, - перечислял сержант, не сверяясь ни с какими бумагами, - мины есть, и патроны к крупнокалиберным Браунингам... – на пару секунд Николас замолчал что-то вспоминая. – Да, точно, там еще несколько ящиков с ракетами для «Базук» есть. В погрузочной зоне, под навесами, пятьдесят ящиков со снарядами к 45, 76 и 105 миллиметровым орудиям. Продуктов на складе еще много, - с этими словами Вермонт встал с ящиков, на которых сидел и ловким движением вскрыл верхний ящик. Сержант зашелестел чем-то бумажным и извлек на свет тускло блеснувшую металлической крышкой банку. Подойдя к нам, он со смачным стуком опустил банку на стол, - но это в основной своей массе консервированная еда – крабы, бобы, русская тушенка, свинина и прочее. Свежих продуктов почти нет. С медикаментами хуже всего, их почти все вывезли в дивизию. Ну, вот и все, сэр.
- Спасибо, сержант. Успели перевести, товарищ Вадер?.. – Особист коротко кивнул.

Отредактировано powell (28-03-2012 12:38:18)

+6

8

powell написал(а):

До прихода вызванных мною людей с нужными мне списками нам удалось найти оптимальное решение по поводу установки связи с нашими штабами.

первое лишнее

powell написал(а):

пусть даже с разбросом в полсотни километров – это уже попахивает неприятностями и может значить, что подразделений может быть несколько, пусть даже маленьких, по типу разведгрупп

вместо первого - значит

powell написал(а):

две неполных батареи 60-мм ротных минометов, одна единственная «сорокапятка», два 20-мм трофейных зенитных автомата.

через дефис, или одно лишнее

powell написал(а):

Томилов довольно быстро взял себя в руки и мы продолжили нашу работу, и зпт в первую очередь зпт мы обратились к штаб-сержанту Вермонту, ведающему о наличных на складе запасах:

второе мы лишнее

+1

9

Cobra
Спасибо! Исправил.

0

10

- Да-а, повезло со складом, - старлей немного повеселел, но как только я обратился к сержанту Гэтри, он вновь обратился в слух.
- Что у нас с техникой, сержант?
- Сказать что-либо точное о состоянии большей части техники сейчас не смогу, сэр. Нужно провести парковый день и все внимательно проверить, тогда я смогу дать точную информацию. На данный момент можно определенно говорить о двух самоходках требующих длительного ремонта и о паре грузовиков с поврежденными двигателями. Это все, сэр. Простите. Разрешите идти, я начну подготовку к парковому дню. – Слегка наклонившись вперед, я приблизился к Гэтри и поглядел на его лицо, а именно – на глаза. Красные, воспаленные, окруженные темными кругами глаза говорили о многом.
- Никаких парковых дней на сегодня, сержант Гэтри. Приказываю отдыхать минимум до... – оборачиваюсь к Томилову и гляжу на его наручные часы, - до 4 часов после полудня – никакой работы для тебя и твоих инженеров. Приказ ясен?
- Да, сэр! Приказано отдыхать, сэр! – Козырнул он.
- You can go, sergeant. – Гэтри слегка пошатываясь, покинул помещение.
Так, теперь остался только Оклэйд и хозяйственные вопросы.
- Что у нас с размещением людей и организацией лагеря, лейтенант? Кратко и по существу. – Сразу к делу, да и не стоит с трусом время на долгие беседы тратить.
- Да, сэр. Большая часть личного состава обеих групп размещена в пустых помещениях складов, на поверхности на данный момент завершается развертывание палаточного лагеря для остальной части личного состава. Для обеспечения безопасности лагеря от угроз с воздуха проводятся усиленные работы по маскировке. Из-за густоты леса развернуть батарею зенитного прикрытия нет возможности. В помощь охране выделено два дополнительных взвода, выставлены дополнительные усиленные посты. Благодаря содействию старшего лейтенанта Томилова сразу по прибытию на склад было организовано горячее питание для всех желающих, в дальнейшем, по моему мнению, надо будет скоординировать наши действия для обеспечения питания всех солдат.
- Товарищ Пауэлл, у вас в подразделениях есть хоть одна кухня? – Осведомился Томилов, выслушав перевод слов Оклэйда.
- Нет, кроме пяти кухонных двадцатилитровых термосов для супа у нас нет никакой посуды для приготовления пищи с расчетом на большое количество едоков... – Пожал я плечами.
- Ага... У нас есть две полевых кухни. – Кивнул в сторону выхода старлей. – Одна наша, из полка, вторая тоже наша, советская, но сначала захваченная поляками, а ночью отбитая нами во время боя в деревне. Так что организуем всеобщее питание, ваши продукты и наши кухни. – Это я перевел Оклэйду и он быстро что-то записал в блокноте.
- Продолжай.
- Да, сэр. После приема пищи по лагерю отдан всеобщий приказ отдыхать. Бодрствующими остались лишь инженеры, группы занимающиеся организацией лагеря и маскировки, а так же охрана. Организован лазарет для всех раненых. Но не хватает квалифицированных медиков, очень нужен хирург либо срочная эвакуация в тыл, иначе тяжелораненых мы не спасем, – заглянув в блокнот, лейтенант продолжил. – Ближе к вечеру часть медиков проведет всеобщий осмотр, так как имеют место сокрытие ранений и отказ от медицинской помощи. Сэр, еще у меня есть некоторые... кхем, заметки, разрешите? – Дождавшись моего кивка, он продолжил. – Сэр, было бы полезно проверить и расширить сеть электроснабжения от складских генераторов, особенно это важно для лазарета. Так же считаю целесообразным выставить на подъездной дороге наряд усиленный противотанковыми орудиями или бронетехникой... Еще вот что...
Да-а, в тот момент Оклэйд удивил меня, и удивил сильно. Трус то он трус, но хозяйственник вроде как из него неплохой. Он четко расписывал что, где и для чего надо сделать. Что-то мне подсказывает, не в первой линии окопов должен быть сей фрукт, а в штабе...
После доклада второго лейтенанта наше совещание подошло к своему логическому концу, мы договорились по вопросам совместного существования, подготовили сообщения в штабы, в завершении определились с составом группы связи – в ней пойдут пятеро рейнджеров и пятеро советских разведчиков. Командовать группой будет первый сержант Кинг, его заместителем назначен сержант ГБ Вадер. Удобный вышел расклад – двухсторонний контроль, ни ГБшник ни рейнджер из ОСС на себя «одеяло» власти не потянет, а значит, беды ожидать не стоит. Уставшие, но довольные продуктивной работой, мы с Томиловым пожали друг другу руки и отправились к своим подразделениям...
Как же хорошо на свежем воздухе, всего-то пару часов в «подземелье» посидел, а уже устал от этого давящего со всех сторон замкнутого пространства. Да и вообще, устал я, делом был занят - чувствовал себя как огурец, ни ранение, ни бессонные сутки, наполненные бесконечными поездками, боями и вновь поездками не выбивали меня из колеи. А вот стоило оторваться от работы и выйти на свежий воздух как все тело начало наполняться гнетущей тяжестью, словно в каждую клетку тела ввели свинец – двигаться и даже думать стало невыносимо сложно, веки против моей воли стремились сомкнуться, закрыв глаза спокойной темнотой. Опираясь на плечо Райфла, кое-как удалось проковылять через замерший, успокоившийся после тяжелой работы лагерь, и добраться до брата и друзей отдыхающих под пристальным наблюдением милиционеров.
- Фу-у-ух... – Присев на уступленный братом ящик я по мановению ока забыл обо всех своих тревогах и страхах. Оказавшись на войне, любой человек с головой погружается в опасность – что на фронте, что в тылу, различия лишь в степени сей опасности. Чего я хотел? Не для себя, для них - единственных родных мне в этом мире людей.
Безопасности.
После того как увидел их утром я и обрадовался, и огорчился. ЗДЕСЬ, в этом мире, опасно находиться. Разум расчетливо подсказал – береги их! Отправь в тыл, потребуй от кураторов из НКВД и ОСС обеспечить максимальную безопасность новым попаданцам, главное, что бы они – были живыми и здоровыми...
А хотят ли этого они? И на самом ли деле этого хочу я?..
Здесь. Сейчас. Рядом с братом и друзьями я впервые за все время пребывания в этом мире успокоился. По-настоящему успокоился!
Нет, я не могу их отпустить. Разум вновь подсказывает, что сотрудники НКВД и ОСС не зря свой хлеб едят... Им нельзя доверять до конца. Скажут одно, а сделают – другое. Не из коварных, злых побуждений, нет, а потому что так, по их мнению, может быть гораздо лучше для всех. Скажут: «мы не дадим никакой опасности навредить вашему брату и друзьям!», а сами подумают: «пары шустрых попаданцев на свободе хватит, Пауэлла и еще одного оставьте, остальных – отдайте науке». Или обще начнут меня шантажировать: «твой брат у нас, делай так, как мы хотим, иначе...»

+5


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Американец 2.