Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Смоленское направление 3


Смоленское направление 3

Сообщений 21 страница 30 из 119

21

***
Склонения к предательству, о котором Гюнтер думал и боялся — не случилось, репутации более ничто не угрожало, а разговоры за столом остались лишь красиво произнесёнными фразами, лишёнными всякого дальнейшего продолжения. Вот только некоторые отдельные слова: «алтарь Святовита», «Сенька Разин зарыл», «конец войне», «у песчаной косы», «где Сары-су впадает в Итиль», — глубоко запали в голову профессиональному разведчику. Бредовым поискам Шамбалы и тому подобных мест он не придавал значения, но знал серьёзных людей, весьма плотно над этим работавших. Заинтересовать этих «учёных», как они себя величали, было крайне сложно, но в случае успеха, их рекомендации могли превратиться в козырную карту при решении присвоения ему очередного звания. Гюнтер был карьеристом и этим всё сказано, вот только в первом отделе абвера звания раздавали неохотно. Вместе с тем была ещё одна вещь, которая многое объясняла, однако была опасна. В углу кабинета он заметил старую фотографию в рамке, где в дружеской позе, пожимая друг другу руку, молодой Алекс стоял рядом с покойным Фердинандом фон Бредовым на фоне добытых оленей. В личности министра обороны правительства Шлейхера, да и в прошлом одного из руководителей его ведомства, сомнений не было, гауптман видел его лично. Это был тот самый генерал, который по приказу Гейдриха был забит до смерти. Держать на виду такое фото было равнозначно, к примеру, как для советского служащего, повесить фотографию с Тухачевским. Была ли это провокация, или наоборот, подчёркивалось, что хозяин дома мог быть представителем той старой волны разведчиков Веймарской республики, которая работала больше на энтузиазме, была относительно независима и во многом, кстати, не приняла приход Гитлера к власти, а уж после того убийства, вообще прекратила всякую деятельность. Что бы ни говорили, а многие агенты замыкались именно на покойном генерале. И знание этого подсказывало Гюнтеру не упоминать нигде ни Петера, а тем более Алекса. Любая тирания боится внутренних врагов больше чем внешних, и даже получение сиюминутной выгоды будет не принято. Поэтому после ужина, за курением сигар, Шмит вспомнил историю, как известного музыкального критика, его двоюродного дядю Вилли Шмида в «Ночь длинных ножей» убили по ошибке, по случайному совпадению, перепутав с группенфюрером Вильгельмом Шмитдом. Рассказ не произвёл должного впечатления, к сторонникам Рёма собеседники были равнодушны, Алекс лишь уточнил, что большего числа мужчин нетрадиционной сексуальной ориентации собранных в одном месте как СА, он не знал, зато стоило обмолвиться, как здорово было при Веймарской республике, внутренне возликовал, когда отметил, как помрачнел хозяин дома. Всё это время он внимательно следил за его реакцией и понял, что не ошибся, догадавшись, кто Алекс на самом деле. А если догадка верна, то в дальнейшем можно попытаться прощупать на наличие оставшихся связей и если это удастся, то погоны майора не за горами, и как говорят у него дома: жить как червячок в сале. Поздним вечером, когда Гюнтера проводили в башню, а именно так называлось место, где он очнулся, Петер, подсвечивая ему фонариком, сказал, что утром им предстоит поход на лыжах, если погода позволит.
Погода позволила после полудня.

Отредактировано Алексей Борисов (12-04-2012 00:53:01)

+3

22

Алексей Борисов написал(а):

Но была ещё одна вещь, которая многое объясняла, но была опасна.

вместо первого - Однако

Алексей Борисов написал(а):

где в дружеской позе, пожимая друг другу руку, молодой Алекс стоял рядом с покойным Фердинандом фон Бредовом на фоне добытых оленей.

Бредовым

Алексей Борисов написал(а):

Любая тирания боится внутренних врагов больше чем внешних, и даже получение сиюминутной выгоды будет непринято.

раздельно

+1

23

Погода позволила после полудня. До Хиславичей гостя вызвался проводить Петер. Во-первых, ему было о чём поговорить с шурином, например, о семейных делах; а во-вторых, и это стало определяющим в выборе проводника, Гюнтеру подошли лыжные ботинки Алекса. Как только распогодилось, гауптман натянул на брюки высокие гетры, подражая в одежде Дистергефту, застегнул на молнию суконную куртку, надетую поверх свитера, водрузил на голову вязаную шапочку, накинул лямки от санок с лежащей на них формой, встал на лыжи, прошёл два метра и упал. Причём так неудачно, что при попытке снова встать, с криком от боли, снова уселся в снег. Ещё в детстве он подвернул лодыжку и теперь, эта казалась бы незначительная травма, напомнила о себе в самый неподходящий момент. Ногу пострадавшего освободили от ботинка и тут же слепили ледяной компресс, положив снег на носок и прижав штаниной. Гюнтер попыхтел, морщась от боли и холода, но позволил помочь себе доковылять до летней кухни. Усевшись на лавку, он услышал разговор отошедших в сторонку Алекса и Петера. Говорили тихо, однако музыкальный слух гауптмана не подвёл.
— Мне придётся наведаться в деревню и попросить лошадь, — сказал Петер.
— Будь осторожен, здесь орудует банда поляков.
— Знаю, поэтому и пойду лесом. Слава богу, твой друг Савелий контролирует этот район.
— Знать, не так всё у него хорошо, раз бандиты напали на нашего офицера. Лучше я сам схожу, заодно попрошу, чтобы его люди походили окрест дома.
— Хорошо, тогда я посижу с Гюнтером.
Приняв услышанное к сведению, Шмит не удивился. Не так давно где-то в этих местах проходила операция по нейтрализации польских военнослужащих, сбежавших из русского лагеря. Для этого задействовали роту словаков, отправленных на переформирование в тыл. Видимо, их доклад об успешном завершении мероприятия был, мягко говоря, не точным. И теперь Гюнтер сложил всю мозаику, касающуюся его пленения. Только сообщать кому-либо, что он был захвачен, гауптман не стал бы ни в жизнь. Сотрудник абвера, побывавший в руках противника не имея на то приказа, превращался в постоянно подозреваемую фигуру. От такого клейма не отмыться, а если и получится, то карьера всё равно полетит под откос. Да, нападение имело место быть. Состоялся бой, он отстреливался, слышал польскую речь, что было истинной правдой, совершал манёвр отхода, но, к сожалению, получил травму и по счастливой случайности оказался у дружественно настроенных местных жителей. Так всё и было, и никак иначе.
Через пару часов с наложенной на ноге шиной, кутаясь в меховое одеяло, Гюнтер восседал на мягкой соломе рядом с Петером, а широкие сани мерно катились по льду реки. Шедший рядом с лошадью Савелий Силантьевич вскоре уселся спереди и, понукая мохнатую лошадку вожжами, повёз их в Хиславичи. Коротая дорогу за разговорами, гауптман старался как можно больше выудить у профессора информации, подстроившись благодарным слушателем, под манеру собеседника рассказывать о своей работе и изысканиях без остановки. Изредка вставляя наводящие вопросы, он вскоре уловил всю суть и поразился глубиной исследуемого предмета. Оказалось, что «учёные», занимавшиеся всяческой разнообразной мистической чушью, не такие уж и болваны, как он думал раньше, а много хуже, так как имеют единомышленников по всему свету. Прикрываясь тайными знаниями, встречами с потусторонним миром и какими-то вот-вот ещё не разгаданными, но, несомненно, дающие жизнь небывалому могуществу, тайнами, они внушали руководителям стран свою исключительную значимость. Оно и понятно, достигнув абсолютной власти, всегда присутствует сомнение в её полноте. Властителям хочется большего, хочется стать подобно богу. Одни строят башню высотой до неба, другие как Икар летят к солнцу, третьи заставляют свой народ поклоняться себе. Да мало ли примеров? Наука не может дать тирану сверх того, что отведено ей исторической необходимостью. Вот и появляется свора окультистов, чувствуя востребованность. Но в отличие от этих мракобесов, Дистергефт опирался не на мифы, а на документы и найденные артефакты. Это ставило его обособленно от когорты последователей Зиверса, но и только. Анализируя, Гюнтер пытался понять, чем Петер заинтересовал Алекса, что тот приютил его, если, конечно, не было давней договорённости между ними, а об этом тоже не стоило забывать. Неужели эта «зараза» коснулась и его? А если так, то направление в поисках алтаря может быть и перспективное, или корни того дерева, что он недавно рисовал, уходят так глубоко, что только на осмысление уйдёт гораздо больше времени, чем предполагалось. Тем не менее, всё это не являлось той ступенью, на которую Гюнтер собирался немедленно взойти. Первоначально его интересовали связи Алекса, и он решил попросить содействия у шурина.
— Петер, — сказал Гюнтер, когда Дистергефт закончил рассказывать о каком-то монастыре, — вот ты давно знаешь Алекса. Как ты думаешь, у него остались знакомые по ту линию фронта?
— Знакомые … хм, мы об этом как-то не разговаривали. Думаю, нет. Хотя, постой, один раз он обмолвился, о генерале Волосе или Волосове. Сейчас не вспомню, но речь шла о недалёкости этого генерала. Мы тогда о Китае спор затеяли, конкретно о Чан Канши.
— Китай это далеко. Я вот, газеты в кабинете видел.
— Аа, вот ты о чём. Раз в две недели я езжу на аэродром, отправляю отчёты в Берлин, летчики делятся.
— Хиславичи! Господа хорошие, — подал голос Савелий.

Отредактировано Алексей Борисов (14-04-2012 18:17:31)

+3

24

Алексей Борисов написал(а):

Ещё в детстве он подвернул лодышку и теперь, эта

лодыжку

Алексей Борисов написал(а):

С таким клеймом не отмыться, а если и получится, то

ммм... может
От такого клейма не отмыться, а если и получится  :question:

+1

25

Алексей Борисов написал(а):

И теперь Гюнтер сложил всю мозайку, касающуюся его пленения.

мозаику

Алексей Борисов написал(а):

Так всё и было, и ни как иначе.

слитно

+1

26

— Петер, — сказал Гюнтер, когда Дистергефт закончил рассказывать о каком-то монастыре, — вот ты давно знаешь Алекса. Как ты думаешь, у него остались знакомые по ту линию фронта?
— Знакомые … хм, мы об этом как-то не разговаривали. Думаю, нет. Хотя, постой, один раз он обмолвился, о генерале Волосе или Волосове. Сейчас не вспомню, но речь шла о недалёкости этого генерала. Мы тогда о Китае спор затеяли, конкретно о Чан Чунчене.
— Китай это далеко. Я вот, газеты в кабинете видел, к вам почтальон приходит?
— Аа, вот ты о чём. Раз в две недели я езжу на аэродром, отправляю отчёты в Берлин, летчики делятся.
— Хиславичи! Господа хорошие, — подал голос Савелий.       
— Так Алекс, он что, — не обращая внимания на Савелия, — с китайцами работал?
— Нет, он какие-то дела с Японией имел, — ответил Дистергефт, — а этот китаец там учился. Алекс говорит, у него большое будущее.
С прессой всё прояснилось, а так же стало понятно и то, что профессор не такая важная шишка, как изначально предположил Шмит. На свою беду, выяснилось, что и со связями Алекса и дальнейшей его разработкой может ничего не получиться. Дела за океаном абверовца не интересовали, не его поле деятельности. Нужно было нечто поближе, до Уральских гор. Так что, подъезжая к комендатуре, Гюнтер решил хоть что-то поиметь с родственника, сообщив ему об отправленной и не дошедшей до адресата посылке. То есть, о научных изысканиях Петера — в Берлине неизвестно, так как самолёт пропал. И какая разница, кто и под каким соусом доложит, что удалось определить местоположение артефакта? Суть его предложения заключалась в том, что неплохо бы было взять его в компанию. Ведь научное открытие это одно, а практическая польза от находки, которую ещё предстоит извлечь, и что возможно с этого получить для себя лично — совершенно другое. Он же в свою очередь, постарается заинтересовать некоторых влиятельных людей, занимающихся подобным поиском. Только в этом случае, награды, финансирование и многие блага будут несравненно выше предложенных жадинами Розенберга, так как его знакомые люди имеют огромное влияние в Рейхе и их возможности даже трудно представить. Все останутся в выигрыше. Да и не стоит забывать о семье, всё в общую копилку.
— Я тебе, Гюнтер, вот что скажу. Алекс не разделяет идей «любителя лимонов», и считает его приход к власти горем для народа. Это он просил тебе передать. А я со своей стороны, заметил, что и ты, как настоящий германский офицер не в восторге от того идиотизма, который фюрер, время от времени выдаёт за божественное откровение, толкая миллионы на бойню. Мы хотим только одного, скорейшего окончания войны. Если ты собираешься не просто сделать карьеру, а ещё и увидеть внуков, не боящихся смотреть на небо, откуда могут посыпаться бомбы, то хорошенько подумай, стоит ли нам работать вместе? Вожди приходят и уходят, а Германия остаётся. С кем мы, ты наверно, уже понял. И эти слова я передал тебе не где-то в лесу, а заметь, возле комендатуры.
— Ты не боишься, Петер? Ты понимаешь, что после этих слов я обязан тебя арестовать?
— Страх? Мне было страшно, когда один ублюдок стрелял в меня в восемнадцатом, когда ожидая ареста, я почти засунул голову в петлю, когда началась война, и мир погрузился в хаос. Но когда рядом с тобой, с самолёта расстреливают детей, тебе уже на всё наплевать. Я не боюсь, а по поводу, что ты должен, поступай как велит совесть и честь. Только мне кажется, что крошка Лиина, никогда бы не связала свою судьбу с негодяем.
— Почему ты так решил? Вдруг, я как раз и есть тот негодяй?
— Глаза Гюнтер. У тебя глаза честного человека.
— Никогда об этом не думал. Но ты прав, я бы не стал тебя арестовывать, хотя бы только потому, что ты брат Магды и дядя моих детей. К дьяволу все эти хитроумные комбинации. Я тоже умею быть благодарным. Что я могу сделать для тебя?
— Сообщи отцу, что я жив. Он наверняка беспокоится.
— Уже.
— Что уже?
— Я дал телеграмму, перед тем как ехать сюда. Мне попалась твоя фотография сделанная совершенно недавно. Она была у русского. Он должен был тебя убить. Там, — показав пальцем на восток, — узнали про твои поиски.
— Вот оно что … тогда я дам тебе одну любопытную карточку.
Дистергефт выудил из внутреннего кармана крохотный снимок, на котором были запечатлены несколько людей в военной форме времён Гражданской войны, стоящих и лежащих вокруг какого-то предмета, сплошь усыпанного потемневшим камнями, как жаба бородавками.
— Что это? — спросил Гюнтер.
— Это то, что я искал. Алтарь Святовита был найден группой Леплевского. Этот снимок сделан за день до их гибели. Находку погрузили на плот, а посередине реки брёвна разошлись. Все погибли. За Царицын шли ожесточённые бои и никому до них не было дела. Негатив остался у фотографа. Насколько мне известно, это единственное фото, которое подтверждает существование алтаря. Есть рисунки от руки, да ты их видел.
— А кто фотографировал, как ты на него вышел?
— Случай, мой друг. Всё решил случай. Снимок сделал некий Натан Залкинд. Тёмная личность, бывший бандит и бундовец. Он не входил в группу поисковиков, но каким-то образом притёрся к ним, думаю, из-за пайка. О нём в письме упоминал один из членов экспедиции. Так я и отыскал этого фотографа, но, к сожалению, немного опоздал. Побеседовать с ним не получилось — сбежал. Спасибо нашему другу, везущему нас. Это он спас все бумаги, находившиеся в доме фотографа.
— Я постараюсь по своим каналам разыскать этого еврея.
— Попробуй. Он ведь тоже что-то может знать о свойствах алтаря.
— То есть то, что с его помощью можно узнать будущее это правда?
— Да. Один из мифов прямо об этом говорит. Жрец мог предсказать, что случится на следующий год. Только предсказания, почему-то были очень мрачными, я бы сказал, с летальным исходом для вопрошающего.
— И ты веришь в это?
— А что мне остаётся? Чем глубже я окунался в археологию, тем больше я натыкался на необъяснимые наукой вещи. В принципе, объяснить можно девяносто девять процентов из всего непонятного, но этот оставшийся один процент не могут понять величайшие умы мира.
— Бред Петер! Это бред шарлатанов!
— Так давай проверим.

Отредактировано Алексей Борисов (18-04-2012 17:58:32)

+4

27

Алексей Борисов написал(а):

Мы тогда о Китае спор затеяли, конкретно о Чан Канши.

Кайши

+1

28

Игорь14 написал(а):

Алексей Борисов написал(а):

    Мы тогда о Китае спор затеяли, конкретно о Чан Канши.

Кайши


Заменил на настоящее имя. Если бы не Вы, Игорь 14, так бы и не узнал. Спасибо.

0

29

Алексей Борисов написал(а):

Гюнтер решил хоть что-то поиметь с родственника, сообщив ему об отправленной и недошедшей до адресата посылке.

раздельно

Алексей Борисов написал(а):

— Я тебе зпт Гюнтер, вот что скажу. Алекс не разделяет идей «любителя лимонов»

Алексей Борисов написал(а):

А я со своей стороны, заметил, что и ты, как настоящий германский офицер не в восторге от того идиотизма, которое фюрер, время от времени выдаёт за божественное откровение,

который

+1

30

— Попробуй. Он ведь тоже что-то может знать о свойствах алтаря.
— То есть то, что с его помощью можно узнать будущее это правда?
— Да. Один из мифов прямо об этом говорит. Жрец мог предсказать, что случится на следующий год. Только предсказания, почему-то были очень мрачными, я бы сказал, с летальным исходом для вопрошающего.
— И ты веришь в это?
— А что мне остаётся? Чем глубже я окунался в археологию, тем больше я натыкался на необъяснимые наукой вещи. В принципе, объяснить или подвести приемлемую гипотезу можно в девяноста девяти случаев из ста, но этот оставшийся один процент не могут понять даже величайшие умы мира. Остальные же стараются его и вовсе не замечать, так сказать, допустимая погрешность. Подумаешь, карта Пири Рейса с ещё не открытым материком или полёты с церквей на матерчатых крыльях в тринадцатом веке.
— Бред, Петер! Это бред шарлатанов!
— Так давай проверим. У меня есть одно очень загадочное, я бы даже сказал, любопытнейшее письмо, где весьма странным способом описывается событие, которое случится седьмого декабря. Я передам тебе его фотокопию. Если оно не произойдёт — я шарлатан. Согласен?
— Да. Только я думаю, что лучше нам даже не читать его. Все эти катрены можно толковать сколько угодно и они могут быть применены к любому событию. Ну, показывай.
Дистергефт протянул Гюнтеру фотокарточки.
— Это снимки листов дневника одного из участников экспедиции. Он пишет по-русски, так что я тебе зачитаю.
«Третью ночь подряд мне снится один и тот же сон. Я парю над авиатором, с широким азиатским лицом, закрытым большими очками. Я знаю о нём всё: его имя, возраст, привычки. Знаю, как он называет свою жену, когда они вдвоём едят какими-то щепками из миски, как смешно у них кличут детей, и даже то, как он боится; очень боится, до дрожи в ногах и пота по спине, что не вернётся домой и не увидит своих близких. Его страх передаётся мне, и я боюсь вместе с ним, так как знаю, чем закончится сон. Он летит на незнакомом мне аэроплане с номером А-1-154, повторяя про себя, словно молится: Сегодня великий день. Седьмого декабря тысяча девятьсот сорок первого года, над Жемчужной бухтой взойдёт солнце Ямато. Его цель огромный корабль, который отмечен у него на листке. Имя кораблю — Аризона. Яркая вспышка и я стремительно приближаюсь к земле. Это проклятье. Зачем я прикасался к этим камням на колоде? Моим товарищам так же снятся кошмары из грядущего, я это чувствую, но вслух об этом мы боимся признаться. Потому, что там мы уже все мертвы, как и наши проводники во снах».
— Что ты этим хочешь сказать, Петер?
— Только то, что седьмое число не за горами. Автор этих строк, наверняка пишет о какой-то катастрофе самолёта и корабля. Пилот придаёт этому дню очень большое значение и упоминание Ямато, говорит о том, что это связано с Японией. Проверь, а после этого мы снова поговорим.

Отредактировано Алексей Борисов (20-04-2012 23:39:30)

+4


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Смоленское направление 3