Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Ольги Дорофеевой » Размышления об одном неудачном замужестве (безальтернативная история)


Размышления об одном неудачном замужестве (безальтернативная история)

Сообщений 1 страница 10 из 14

1

Давно я ничего не писала, и не выкладывала. Но вот выродилось :)
Буду признательна всем за прочтение, отзывы и критические замечания.

Размышления об одном неудачном замужестве

Что ж, если вам и правда интересны мои истории, сестра, то я с удовольствием продолжу. Хотя ничего особенного, как видите, в моей жизни не происходило. Но все-таки и мне есть, о чем рассказать, если не о себе, так о других. Но так уж получилось. Имея такого мужа, как мой, трудно выделиться, знаете ли.
Ну, так вот про мужа. Вы ведь его никогда не видели? Ричард такой красавец был, что вы… высокий, голубоглазый! Но меня в нем привлекало вовсе не это. Возможно, вы мне не поверите, но меня покорило то, что он был поэт. Представляете – именно то, что поэт! То есть остальное-то все было как бы само собой, но вот то, что он сочинял стихи, это меня потрясло… Так что все, получается, опять из-за моей любви к чтению. Замечталась и не заметила, что мой герой совсем не такой, как о нем говорят. И считала, что мне необыкновенно повезло. Да и многие вокруг считали, что в 26 лет можно было согласиться и на что-нибудь попроще. А тут – о, как заманчиво все могло бы сложиться! Как мне завидовали, не передать! А как же – красавец, воин и поэт… Идеальный рыцарь для Прекрасной дамы, покоритель врагов и женских сердец… И то, что до 30 с лишним лет он так и не был ни разу женат, меня не насторожило. Нисколько.

Представляете, какая я была дура! Все вспоминала, как увидела его впервые еще в детстве, и он показался мне сказочным принцем… А когда дошло дело до свадьбы, то мать его все повторяла моей матери, будто старалась убедить саму себя, как ее сын в меня влюблен чуть ли не с первой встречи. Как он мной очарован, как мечтает на мне жениться…. На мне, а не на моем приданом. И я верила. И даже в то, что он сражен был не только моей красотой, но и умом. А как раз это качество моему мужу во мне совершенно не нравилось, как оказалось. Не то чтоб он считал его совсем лишним, но отводил женскому уму не так уж много места. Да и то в хозяйственных делах, которые его не интересовали вовсе. А я-то надеялась вести с ним долгие беседы на французском о тайнах мироздания! Ну, как же, ведь он певец прекрасного, тонкая натура… И, хоть я и понимала, что такое брак, в душе почему-то была убеждена, что у нас все будет по-другому. 
На деле оказалось, что как женщина я его интересую мало, а как умная женщина не то, что интересую, а пугаю. То есть в первые дни замужества я совершила все ошибки, которые только возможно. А когда с сожалением поняла, что же на самом деле ему нужно, время было упущено – мой муж уже вернулся к своим обычным занятиям, к своей привычной мужской компании. Там ему было интереснее, чем со мной, там он был царь и бог, герой и победитель… Что могла противопоставить я святому мужскому братству, связанному чувством долга и другими священными обетами?

Подозреваю, что с этим человеком ни у одной женщины не могло бы получиться ничего хорошего. Вот и у нас не сложилось. У нас вообще все вышло как-то нескладно, даже свадьба. Если мужчина подстраивает такое важное событие под свои дела, это повод подумать, за какого человека ты выходишь замуж. То есть сначала свадьбу планировали сыграть в Англии или у нас, но потом он решил, что лучше это сделать на Сицилии, заодно навестив свою младшую сестру Джоанну. Ну, на Сицилии так на Сицилии…мне эта затея даже нравилась. Я никогда раньше там не была, и уже воображала себе этот край с цветущими апельсиновыми деревьями и древними развалинами… Ну, и нас с любимым мужем вдвоем, как же без этого. В моих мечтах Сицилия становилась маленьким Эдемом, в котором мы обязательно будем счастливы. И хотя по приезду я убедилась, что Сицилия отнюдь не рай, происходящее вокруг мало меня трогало. Я была погружена в ожидание счастья… Сейчас-то я понимаю, будь характер у мужа более уживчивым, а желание жениться на мне – более сильным,  венчаться бы нам на Сицилии. Но тогда даже то, что нам пришлось уехать оттуда, так и не поженившись, но прихватив с собой Джоанну, не сильно меня огорчило. 

А кончилось все штормом и Кипром, да и то случайно. Нет, Кипр, конечно, был вовсе не хуже. Но когда все делается с размахом и роскошью, но кое-как и в спешке, просто потому, что так надо … А то уже пошли разговоры, что это мы, дескать, до сих пор неженаты, по какой такой причине? Я когда это первый раз услышала, даже погордилась втайне, что он так печется о моей чести… Наивная! Если его что и волновало, так исключительно собственная непогрешимая героическая репутация и то, что пришлось бы объясняться с моим отцом.

А я-то все ждала от мужа чего-то такого, необычного… Хотя, правду сказать, вовсе не того, что вышло из-за тамошнего наместника, возомнившего себя бог весть кем.  Его странное гостеприимство своей навязчивостью насторожило нас с Джоанной настолько, что сходить на берег мы категорически отказались. И сам он нам не понравился – в нем боролись угодливость и раздражение, а таким людям доверять нельзя.  Конечно, до приезда мужа нам пришлось всерьез поволноваться, но если подумать, в своем стремлении к власти этот грек не очень-то отличался от других мужчин. Просто он захотел слишком многого и сразу, и поэтому вел себя крайне опрометчиво. За что и поплатился. А муж был моложе, сильнее, и очень хотел быть победителем во всем, что бы это ни было. И там, где все можно было уладить малой кровью, как говориться, он показал, кто тут главный... Он был в своей стихии, он упивался победой, он настоял на своем, и это было для него самым важным. Тогда же я в первый раз увидела, как храбрость, если в ней нет меры, может становиться жестокостью. И как опасно в опьянении успехом не уметь вовремя остановиться. Но для себя я объяснила это тем, что все свои дела он совершил ради меня. Не так уж много я о нем тогда знала, а из того, что знала, еще меньше было правдой.

Но была правда, от которой никуда не денешься. У каждого мужчины есть дело его жизни, его мечта. Вот и у мужа она тоже была. К сожалению. И он шел к ней, не пренебрегая ничем, и не перед чем не останавливаясь. Но он не был фанатиком, как можно было предположить. Он просто хотел доказать себе и окружающим, что он может все. Конечно, ему это не удалось, потому что всего не может никто, разве только Господь Бог. Но в своих доказательствах он зашел настолько далеко, что говорить с ним было бы просто бесполезно. А для меня и вовсе невозможно – потому что тогда мы давно уже не жили вместе. Так что мой главный жизненный урок был прост, но огорчителен. Любую женщину мужчина оставит ради дела, даже самую прекрасную, даже самую любимую. А так как я любимой не была, а дело его было необычайно важным, тут и удивляться не приходится, что он от меня избавился.
И знаете, что меня больше всего обижало? Его гадкая привычка изворачиваться и уходить от ответа. То есть смотреть в глаза врагам – это сколько угодно, а вот сказать мне правду… Я не раз размышляла потом – а почему он тянул так долго? И поняла, что он не бросил меня сразу только потому, что просто ждал, а вдруг я сама возьму и куда-нибудь денусь. Он был храбрый воин, но трусливый человек. И раз за разом обнаруживал, что я по-прежнему на месте, и снова уезжал. Поэтому неудивительно, что даже слова о том, что он больше не желает видеть меня рядом, он не сказал мне сам. А передал через Джоанну. Бедная моя подруга! Она так страдала из-за поступка своего брата, хотя вовсе не была наивной дурочкой и неплохо разбиралась в мужчинах, понимая, чего от них можно ждать. Но все это были чужие мужчины, а не родной любимый брат! Так что от их семьи мне по-настоящему досталась Джоанна, и жизнь показала, что это было лучшее, что они могли мне дать.

…А стихи он сочинял красивые. И я сначала имела глупость примерять их на себя. На самом деле, если он о ком и не думал, так это обо мне. Я обнаружила это достаточно быстро, еще там, на Кипре. Сначала я надеялась, что стоит нам поговорить, как следует, одним без свидетелей, и все недоразумения разрешаться. Ведь он поймет, как я люблю его, поймет и оценит, что я могу быть ему не просто женой, а другом, по-настоящему близким человеком. Но после нескольких дней недоумения, тщетных попыток разобраться, в чем дело, и моих безуспешных стараний заинтересовать его своей персоной, я просто увидела, как оно все обстоит на самом деле. Столько лет прошло, а я помню, словно это было вчера – его ускользающий тусклый взгляд, его широкую спину, застывшую в полном безразличии ко мне, его веселое насвистывание в ранний утренний час, когда он мог наконец-то покинуть меня, не опасаясь ненужных вопросов. За это ошеломляющее равнодушие я его просто возненавидела. И так плакала сначала, даже вспомнить страшно. А вокруг была весна, солнце, цветущие сады. И все поздравляли меня, прекрасную новобрачную. А мне хотелось закричать – ну посмотрите, посмотрите на него, он даже головы не поворачивает в мою сторону, о чем вы? И оттого, что кругом все было таким красивым, на душе мне было еще тяжелее, ласковый солнечный свет обжигал, а аромат роз казался ядом…
Вы бывали на Кипре, сестра? Прекрасное место, настоящий рай… именно там вышла из пены морской Афродита… Но если уж говорить о мифологии, то мне надо было бы припомнить несчастную Ариадну, потому что очень скоро я оказалась на ее месте, и даже хуже. Да, женская моя судьба была вовсе не плодородными полями Сицилии, и не благоухающими розовыми садами Кипра, а одинокой бесплодной смоковницей среди иссушенной солнцем Палестины, куда мы вскоре и отправились. Невеселое это было для меня путешествие…

А вот муж – другое дело. Главное для него было - быть первым. И он этого почти добился. Но не до конца – ведь именно тут судьба свела его с достойным противником. Они были разными во всем, от возраста до вероисповедания. От внешности до характера. И оба – лучшие. Само собой, что просто так перенести это муж не смог. Он должен был одержать верх и над Юсуфом, годившимся ему в отцы. Странное свое соперничество они называли дружбой, хотя, по сути, были врагами, как бы ни пытался муж всячески показать обратное. Потом-то я поняла, что даже во вражде он лицемерно хочет казаться героем. Хотя на самом деле испытывает совсем другие чувства, гораздо более мелкие и вовсе не благородные. Муж просто никак не мог успокоиться, что хоть кто-то может быть лучше него. И все время пытался доказать свое превосходство. И делал это часто так глупо, что просто слов нет.
А тому было вроде бы и все равно. И при этом он всегда выглядел лучше. Умнее, спокойнее, увереннее… Вообще, если муж – это была сила и отвага, то тот, второй – это ум и благородство. А вот мужу благородства не хватало. Определенно. Поэтому чужое благородство его просто бесило. А еще ему недоставало терпения. Наоборот, его все время словно что-то гнало вперед, и он несся, как закусивший удила конь, не разбирая дороги. Иногда удачно, а иногда – нет. Но пока жив был Юсуф, муж не мог считать себя единственным героем. И никак не мог понять, что одержать верх над тем, кто не стремится доказать свое превосходство, невозможно. А уж над таким человеком как Юсуф – тем более.

Я видела это своими глазами – вскоре после свадьбы. Как муж злился при одном упоминании его имени… о , это было нечто! Мы тогда уже жили в Палестине. Я бы, конечно, предпочла какое-нибудь место получше. Например, Прованс. Или Англию. Но муж об Англии отзывался пренебрежительно, пеняя на дожди и холодную погоду. Можно подумать, что здесь мы оказались исключительно из-за прекрасного климата! Да уж, Палестина – явно не то место, где я хотела бы жить. Каких дел он там наворотил, боже мой, даже вспоминать не хочу…

Вообще они были настолько разными, что я иногда думала, вот бы взять и смешать их, а потом сделать двух вполне нормальных мужчин. И с одним из них я бы тогда, возможно, спокойно пожила. А второго кому-нибудь уступила бы. Потому что вместе их держать было бы опасно. Хотя, если посмотреть со стороны, они вроде бы даже дружили, при всех своих разногласиях.

Мало этого, муж даже как-то раз надумал поженить их с Джоанной, Вот такая идея пришла ему в голову, представляете? Не представляете? Вот и я не представляю. И Джоанна не представляла, хоть и успела овдоветь к этому времени и очень хорошо знала, что это такое – замужняя жизнь. Но он так загорелся этой идеей, что мы не знали, куда и деваться. Я, конечно, понимала, зачем ему это нужно. Мужа даже не волновало, что он мусульманин, а она христианка, и это его-то! Подозреваю, что он надеялся, что и этот вопрос как-нибудь разрешится сам по себе. Ну и мы с Джоанной понадеялись, что все утрясется само собой. Оно и утряслось. Ну, так или иначе… Юсуф неожиданно умер, а отношения у них с мужем к тому времени стали такими, что ни о какой свадьбе речи уже не шло, даже будь он жив.

Их брак не состоялся, да и мой на деле просуществовал недолго. Вскоре я оказалась брошенной женой, и все об этом знали, все говорили, присочиняя по ходу дела такие подробности, каких и близко не было. Хорошо хоть родители были далеко, и, надеюсь, не слышали хотя бы части всего того, что приходилось выслушивать мне. А мне всегда все рассказывали, и не просто, а с большой охотой, хоть и скрывали это под маской уважительной жалости. Сообщали все подробности о муже, несмотря на то, что я их никогда не просила об этом. Но они не могли удержаться, пересказывая мне историю его очередных подвигов. Не знаю, что из этого было правдой, а что ложью, но не удивлюсь, что он и сам привирал при случае. Вообще он был на это мастер. И вполне возможно, что половину слухов, которые о нем ходили, он сам же и сочинил. Это были героические рассказы для настоящих мужчин. А он среди них был самый настоящий, мужчина с большой буквы. И все с этим соглашались и почитали его за образец. Ведь всем нужны герои. А он хотел быть именно им, и  в достижении этого не останавливался ни перед чем. И прозвище, которое ему дали, носил с гордостью. А я недоумевала, неужели такой образованный человек на самом деле так глуп, что, упиваясь сравнением с сильным диким зверем, может путать отвагу с кровожадностью? А он, похоже, не видел разницы.

А иногда он и не врал, а просто менял свое мнение, но так стремительно, что оставалось только удивляться. Я быстро поняла, что сегодня у него на уме одно, а завтра – совсем другое. Есть такие люди, которые сами не знают, чего хотят. Вот и он часто был таким. Но тут уж ничего не поделаешь, такой у него был характер. И будучи упрямым как мул в достижении своей жизненной цели, во всем остальном проявлял удивительное для мужчины непостоянство.  Поэтому второе свое прозвище, гораздо более точное - «Да и Нет» - он словно не замечал.
Так что я никогда не поверю, что его последующие покаянные признания и показное желание воссоединиться со мной, о которых я уже рассказывала, были искренними. Потому что вранье все это было от начала и до конца, хоть и роскошно украшенное. И я это знала, и Джоанна, и даже его драгоценная мамочка, царство ей небесное… Но как он каялся, боже мой! Для меня до сих пор загадка, как вообще человек, не сделавший толком ничего хорошего, мог производить такое прекрасное впечатление на окружающих! Они словно не замечали его неблаговидных поступков, а тем, что замечали, находили вполне достойное объяснение. Мне рассказывали, что во время его покаянной речи у некоторых  даже слезы гордости и умиления на глаза наворачивались. Допускаю, что так все и происходило. Меня-то при этом не было, как можете догадаться, но меня в его жизни вообще толком не было. Может, и к лучшему…
Я не была ему нужна абсолютно, что бы он ни говорил. И потому наша попытка снова начать жить вместе ни к чему не привела. За годы, что мы не виделись, он не изменился, и продолжал поступать исключительно в своих интересах, как и раньше. Испытания, выпавшие на его долю, не сделали его лучше. Сейчас ему нужно было выглядеть раскаявшимся мужем. Он им и выглядел.
Вы, возможно, не поверите, сестра, но в глубине души я надеялась на чудо. Мне ведь было не так уж много лет, я все еще была красива и все еще могла иметь детей. И уж их-то он мог мне дать, если бы захотел, ведь это было и в его интересах. Его роду нужен был наследник. Я забыла о гордости, не замечала явной корысти в его возвращении и холодности в прикосновениях. Я надеялась. Но чуда не произошло. Возможно, он хотел детей, но совсем не хотел меня. Поэтому даже те попытки, что он предпринимал, не скрывая, впрочем, своей неприязни, успехом не увенчались. И вскоре я опять осталась одна. И на этот раз почувствовала не горечь обиды, а лишь безрадостное облегчение. Я опять могла вернуться к той жизни, которую вела без него.

Так что меня в его жизни не прибавилось, что бы он ни рассказывал. А вот чего там всегда было вдоволь, так это его матери. Гораздо больше, чем это необходимо такому взрослому мужчине. А вот других женщин… да нет, что он был не по этой части, это вряд ли правда. Мне говорили, что были все же у него там какие-то интрижки,  и даже незаконнорожденный сын, но вот такой свистопляски, как устраивал его отец, он себе не позволял, нет. А может быть, именно из-за этого и не позволял… Они с отцом друг друга не выносили. И было за что. Хотя бы за то, что с его матерью Элеонорой отец обращался просто ужасно. А сыновья ее боготворили. С другой стороны, чего ожидать, когда выходишь за мужчину много моложе себя? Роди ты ему хоть десять сыновей, рано или поздно он найдет кого-нибудь помоложе. А уж за то, что вышло у отца с Алисой, его первой невестой, другой бы убил на месте. И муж, понятно, такого непотребства от отца совсем не ожидал.
Джоанна мне сама рассказывала, хотя предполагалось, что она этого не знает. Впрочем, как и окружающие. Делать вид, что все замечательно – это испытанное средство. Даже если живот на нос полез… даже если все знают, кто в этом виноват… Знают и еще удивляться так негодующе, а чего это сынок раздумал жениться? Меня до сих пор тошнит, как представлю.

Поэтому, наверное, он от женщин ничего хорошего и не ждал, мне так кажется. Получается, я его еще и оправдываю… Да и опять же, когда ему особо было чего-то ждать, когда он всю жизнь метался из стороны в сторону, из одного края в другой? Про таких говорят – гвоздь в заднице… ох, я не в этом смысле, конечно.
Так что больше мы не встречались… Много всего случилось и дальше, но это долгая история, и сегодня я уже не успею ее рассказать. Хотя о нем я могу говорить бесконечно, ведь мои воспоминания - это все, что у меня осталось. А там, куда ни посмотри – везде он… Но одно хочу, чтобы вы поняли - он не был героем, хотя таковым себя и считал. Потому и умер глупо, подстреленный темной ночью как вор. Не потому ли, что считал себя неуязвимым?… Не знаю.

Джоанна же еще раньше покинула меня. Через несколько лет своего вдовства она во второй раз вышла замуж. Я радовалась за нее, понимая, что она достойна счастья. Но и очень грустила, ведь за эти годы мы стали близки как сестры. Она одна была моей отрадой и утешением. Очень надеюсь, что она все-таки была счастлива. Мы переписывались с ней до самой ее смерти… Третьи роды она не пережила, бедняжка.

А я живу. Пережила всех. Быть может, потому, что меня задвинули, как ненужную вещь, в темный угол. И не заглядывали туда все эти годы. Можно считать, что меня почти забыли. И я этому рада. В моей жизни осталось не так много радостей. И все они просты. К примеру, поговорить – не такой уж это великий грех, но большое удовольствие. А вы прекрасная слушательница! Но все-таки это хорошо, сестра, что вы немая. И никому не сможете рассказать о том, что слышите от меня, своей настоятельницы, уже которую ночь. И писать вы не умеете, а это тоже благо и для вас, и для меня. Потому что коварство и жестокость у семьи мужа в крови. Недаром говорят, что от их черного семени всего можно ожидать. И кто их знает, этих Плантагенетов, вдруг, не приведи Господи, дойдут до них слухи, и они вспомнят о своей невестке Беренгарии. А мне это ни к чему.
Пойдемте, сестра, пора! Слышите, звонят к заутрене?

+16

2

Хорошая зарисовка. Хотя и грустная.
Непонятно одно - а зачем этому мужчине была нужна эта женщина, если она ему была не нужна? Из зарисовки неясно, что же его толкнуло... Кроме одного невнятного, вскользь брошенного замечания о приданом. Однако из жтого упоминания невозможно судить о том, могло ли быть приданое тем, что его действительно интересовало. Хотя, возможно, так и надо - должна же во всем этом оставаться какая-то недосказанность,  пробуждающая пытливый ум читателя?

0

3

Запасной написал(а):

Непонятно одно - а зачем этому мужчине была нужна эта женщина, если она ему была не нужна?

История Беренгуэлы де Наварра и вправду невесёлая... Королева Англии, никогда не бывавшая в "своих" владениях, супруга гомосексуалиста и дебошира, ограбленная братом своего мужа...
В общем - единственное, что ей удалось, это - долгая жизнь. Больше 60 лет по меркам того времени - много.

0

4

Запасной написал(а):

Непонятно одно - а зачем этому мужчине была нужна эта женщина, если она ему была не нужна? Из зарисовки неясно, что же его толкнуло... Кроме одного невнятного, вскользь брошенного замечания о приданом. Однако из жтого упоминания невозможно судить о том, могло ли быть приданое тем, что его действительно интересовало.

Территории - очень хорошее приданое. Особенно если так удобно граничат.

Запасной написал(а):

Хотя, возможно, так и надо - должна же во всем этом оставаться какая-то недосказанность,  пробуждающая пытливый ум читателя?

Надеюсь, я не очень этот пытливый ум запутала?
Честно же написала сразу - Ричард :) Ну а совсем уж все карты сразу не хотелось открывать - так же интереснее...

0

5

MilesV написал(а):

История Беренгуэлы де Наварра и вправду невесёлая... Королева Англии, никогда не бывавшая в "своих" владениях, супруга гомосексуалиста и дебошира, ограбленная братом своего мужа...
В общем - единственное, что ей удалось, это - долгая жизнь. Больше 60 лет по меркам того времени - много.


Это точно... Жизнь Беренгуэла/Беренжера/Беренгария прожила по тем меркам весьма длинную. Вот только с мужем не повезло. С женской точки зрения он, по правде сказать, редкостный козел... Даже если не брать во внимание мужеложство :)

0

6

Отличный рассказ!  http://read.amahrov.ru/smile/good.gif

0

7

Грустная история...

Заклепочка:

Rose написал(а):

Ну и мы с Джоанной понадеялись, что все утрясется само собой. Оно и утряслось. Ну, так или иначе… Юсуф неожиданно умер, а отношения у них с мужем к тому времени стали такими, что ни о какой свадьбе речи уже не шло, даже будь он жив.


Если имелись в виду отношения Джоанны и Ричарда, то может как яснее выразиться? Скажем, "Юсоу неожиданно умер, а у Джоанны отношения с моим мужем к тому времени стали такими..."

0

8

Барон фон Тар написал(а):

Отличный рассказ!

Спасибо!   http://read.amahrov.ru/smile/rose.gif 

Зануда написал(а):

Грустная история...

И не говорите... Благодарю за внимание к тексту!  http://read.amahrov.ru/smile/rose.gif

Зануда написал(а):

Заклепочка:
Rose написал(а):

    Ну и мы с Джоанной понадеялись, что все утрясется само собой. Оно и утряслось. Ну, так или иначе… Юсуф неожиданно умер, а отношения у них с мужем к тому времени стали такими, что ни о какой свадьбе речи уже не шло, даже будь он жив.

Если имелись в виду отношения Джоанны и Ричарда, то может как яснее выразиться? Скажем, "Юсоу неожиданно умер, а у Джоанны отношения с моим мужем к тому времени стали такими..."

Да нет, имелся в виду Саладин... Хотя Ричард отличился умением испортить отношения со многими людьми )))

0

9

Иметь Ричарда другом (не в смысле - "любовником", а именно другом!) - мечта любого нормального мужика. Как быон не менял своих мнений, но тех, кого он называл своими друзьями, он не бросал никогда и ни за что.  Да и по тем временам человек он был очень неглупый и крайне интересный. Но вот как муж, с женской точки зрения...

Rose написал(а):

он, по правде сказать, редкостный козел...

лучше и не скажешь. Отличнейший рассказ!!

0

10

Серб написал(а):

Отличнейший рассказ!!

Спасибо!   http://read.amahrov.ru/smile/rose.gif 

Серб написал(а):

Иметь Ричарда другом (не в смысле - "любовником", а именно другом!) - мечта любого нормального мужика. Как быон не менял своих мнений, но тех, кого он называл своими друзьями, он не бросал никогда и ни за что.  Да и по тем временам человек он был очень неглупый и крайне интересный.

Согласна. Думаю, тут все дело именно в том, что для какой-то одной роли любой человек подходит, а для другой - бывает, что ну никак ))) И, может быть, если бы Ричарду не надо было жениться, он бы и заморачиваться на эту тему никогда не стал. Ходил бы себе по Палестинам, бил бы врагов и получал удовольствие.
А тут деваться было некуда - пришлось жениться ((( Вот и результат. Девушку только жалко...

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Ольги Дорофеевой » Размышления об одном неудачном замужестве (безальтернативная история)