Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Внутреннего дворика » Троцкий и "Аврора"


Троцкий и "Аврора"

Сообщений 11 страница 20 из 39

11

Идея - класс! И обыграна неплохо. Отплюсовал.
Ведь в реале "штурма", как такового, действительно не было. Захват был, но несколько прозаичный. Правда, три раза пальнули старыми трехдюймовками (шрапнелью) с Петропавловки - один недолет (снаряд упал в неву), один шрапнельный стакан ударил в стену, и один - в комнату, соседнюю с залом заседаний Временного правительства. После чего присланные ВРК матросики-артиллеристы вняли увещеваниям гарнизонных артиллеристов и прекратили испытывать судьбу с гаубицами времен русско-турецкой войны...
Однако баррикады у Зимнего были, и попытка пройти на площадь через арку Генерального штаба была рискованной - несколько человек за баррикадами все же сидело, и они постреливали. Это потом, когда внутри Зимний уже был занят постепенно просочившимися революционными войсками, и с баррикад все ушли, оцепление перескло площадь и тоже вошло в Зимний. Собственно, именно из этого эпизода потом и изобразили штурм - а так же из перелезания через ограду сада, и открывания запертых ворот этого сада (сейчас ограды нет, от сада - остатки, там выстраивается очередь в Эрмитаж).

0

12

Запасной
Спасибо, коллега!
Рад, что Вы оценили задумку.

0

13

Dimson
Пока по сюжету, на "Фантастическую сагу" Гаррисона похоже, но понравилось. Посмотрим что дальше будет.  8-)

0

14

Пролетка, «арендованная» Охрименко, неспешно двигалась по набережной. Следом за ней бежали мальчишки, улюлюкали. Вместо того чтобы любоваться «Авророй», которая входит в Неву (удивишь их этим, как же!), сорванцы строили рожи и пытались попасть в объектив «кинокамеры». Кулибин уже сорвал голос, отгоняя «хрюнделей». (Ну, вырвалось словечко, а матросам оно понравилось!)
Костя устал крутить ручку аппарата, но приходилось соблюдать «конспирацию». Не заметили бы моряки, что «кинопленка» никак не заканчивается. Впрочем, вряд ли они в этом вопросе специалисты.
Красавец крейсер входил не спеша, с чувством собственного достоинства, как кот в комнату хозяйки —  дескать, пришёл! Кто тут против меня мявкнет? Вот и здесь —  кто осмелится «мявкнуть» против четырнадцати шестидюймовок, не считая почти тридцати орудий меньшего калибра! («Мелочи», вроде пулеметов можно не вспоминать!)
—  Ну-ка, шустрее! —  прикрикнул Костя на извозчика, чтобы успеть к Николаевскому мосту раньше, нежели туда подойдет крейсер. Успел!
—  Пока все, —  с трудом сдерживая торжество, сказал Константин своим «ассистентам».
Охрименко и Кулибин, судя по ленточкам на бескозырках, были с «Амура». Спрашивать —  что за «Амур» такой, Костя не решился. Да и хорош был бы комиссар Петросовета, начни он расспрашивать про корабли Балтийского флота.
Хотя знакомство с матросами было не очень приятным, но теперь отношения наладились. Матросы стали для него палочкой-выручалочкой. Доставили на «Аврору» и обратно, помогали в общении с аборигенами. Костя уже решил, что перед отбытием отдаст матросам все деньги и ту самую «заветную» фляжку.
Охрименко и Кулибин дружно вздохнули. Им хотелось есть, а еще больше спать. Ночная вахта, которую они несли в Смольном, должна была закончиться в десять утра.  А как приставили к непонятному парню — так целый день с ним и валандались. Но не бросать же комиссара?
— Товарищ Иванов, ты куда сейчас? — поинтересовался Кулибин.
Костя неопределенно пожал плечами. Неплохо бы перекусить, но идти в трактир или харчевню (как там, правильно-то?) он бы не рискнул, а  «Макдональдсов» или «Шаверм» в первой четверти двадцатого века еще не было.
— Так поехали с нами! — радушно предложил Кулибин. — У нас, в казармах флотского экипажа местечко есть. Авось, чё-нить пошамать найдем…
Недолго думая, Костя согласился. Желудок уже сводило от голодухи.
— Далеко добираться?
— Да не! Рукой подать. Мы быстро…
В казармах гвардейского флотского экипажа, что на Лиговке, у его проводников был собственный — привилегированный! —  уголок в дальнем конце казармы, где койки стояли не в два этажа, а в один.
«А «дедовщину»-то, не вчера придумали,  — мысленно хмыкнул Костя, рассматривая казарму.
Ничего необычного не увидел. То же самое, на что глядел долгие два года «солдатчины».
Койки, прикроватные тумбочки, табуретки. Матросы, занимающиеся своими делами: кто спит, кто в карты играет, кто чай пьет. Спокойно, без суеты.
Непривычно выглядело лишь оружие, которое либо было приставлено к кроватям, либо из-под них выглядывало.  Чувствовалось, что оружейной комнаты или хотя бы пирамиды, тут не признавали.
Усадив гостя, Кулибин и Охрименко сбегали на «камбуз» и притащили котелки, чайник и миски-кружки. Вместо стола матросы задействовали табурет.
— У тебя, товарищ комиссар, ложки-то, нет, небось? — поинтересовался Кулибин, вручая Косте здоровенную деревянную ложку с обгрызенным краем:
— Держи! Персональный шанцевый инструмент. Прощения просим, но других не нашлось. Растащили, ироды.
— Да всё нормально. Сойдёт, — сказал новоявленный «комиссар».
У матросов ложки были собственные. У Кулибина простая,  оловянная, а у Охрименко     серебряная, с гербом на черенке. Где и у кого малоросс спёр фамильное серебро, Костя допытываться не стал.
Он, было, хотел приступить к еде, но глядя на матросов, притих.
Охрименко и Кулибин, прикрыв глаза, бормотали что-то под нос.
«Чего это они? — удивился Костя, но тут его осенило.
«Так они ж молятся! Вот те на те…» Чего он не ожидал от революционных матросов — так это набожности!
Молитва закончилась. Матросы степенно принялись трапезничать.
Наворачивая щи с мясом, на второе — гречку, Костя пришел к выводу, что кормили в старой армии неплохо. В свою бытность солдатом-срочником (не смог «откосить»), такой «хавчик» полагался лишь при приезде большого начальства. В остальное время пресловутая «дробь-шестнадцать» и резиновые макароны…
— Ну, сёдни плохонько кормят. По береговой норме харчуемся, — посетовал Кулибин, с аппетитом разгрызая кусок сахара. — Вот, ежели корабль в походе — тут те и рижские шпроты и ситный с маслом. И сахару — от пуза!
— Тоби Стипан, токмо бы цукор кушать! — засмеялся Охрименко, нарезая, невесть  откуда  вытащенный, кусок сала. Ухватив один из ломтиков, кивнул:
— Ухощайтись, товарыш комыссар.
— Кто про что, а хохол — про сало! — добродушно заржал Кулибин.
— А як же! — легко согласился Охрименко — Який жи хохол нэ любы  сало?
— Вот, товарищ комиссар, — проникновенно сообщил Кулибин. — Он даже на море всегда с салом. И где только и находит?
— Миста ната знать, — отмахнулся Охрименко. — Те скильки ховорено — визьми ти обрезь, шо на камбузе остается, усё одно — рыбе на корм, та засоли. Вот ти и сало!
«Ничего себе?! — удивился Костя. — Стало быть, свинина в матросский котел не шла без сала?! Не хило наши предки жили!»
Мысленно хмыкнув, взял ломтик сала и понюхал. М-мм…
— К этому салу, еще бы водочки, — озвучил Костя мысль, появившуюся у него в голове.
— Та хде ж яё взять? — грустно вздохнул Кулибин, переходя на «мову» (Охрименко с усмешкой вскинул голову). – Водки, товарищ комиссар, мы с Гельсингфорса не видели. Последний раз винную порцию еще при царе давали.
— А как же «сухой закон»? — удивился Константин.
— Так он для берега, — пожал плечами Степан. — А «Амур» наш – он же из боев с немцами не вылазил.
То, что «Амур» «не вылазил» из боев, стало понятно, когда матросы сняли бушлаты. На форменке у Кулибина красовалось два Георгиевских креста, а у Охрименко — крест и две медали. Кстати, «привилегированный» уголок был им положен как «кавалерам», а не как старослужащим. Вспомнилось еще, что перед «полным» кавалером, обладателем «банта» из четырех Георгиевских крестов, обязан вставать даже генерал. Ну, по флотскому ранжиру — адмирал. Так чего бы не уважить «кавалеров»?
— У меня есть, — кивнул Константин и полез во внутренний карман, где грелась заветная фляжка.                    — Стой! – ухватил его за руку Кулибин. –— Ты чё, очумел?
— А в чём проблема? — Костя в изумлении захлопал ресницами. — Я не понял…
Что-то он  сделал не так? Неужели балтийские матросы такие сознательные? Но всё оказалось проще…
— Ты что, товарищ комиссар, как дитё малое? — укоризненно сказал Кулибин, а Охрименко пояснил, кивая на койко-места, занятые соседями:
—Завидяют, оравой набехуть. А у тебя тут – усего ничево.
Как заправский шпион, передающий секретные сведения резиденту, Костя сунул руку в карман, уцепился за фляжку и «подпольно» (то есть, под полой)  сунул посудину в огромную лапу Охрименко. Тот, пряча фляжку в рукав, деловито поинтересовался:
— Шо це те ке? Денатура? Самохоновка?
— Ды ты шо! — обиделся Костя. — Спирт!
— О-о! — радостно переглянулись «братишки».
Кулибин отправился за водичкой, а Охрименко, поглядывая по сторонам, отвинтил крышку и принялся разливать прямо из рукава…
— Мне – чуть-чуть, — предупредил Костя, но потом подумал и твердо решил: — Я, ребята, вообще — пас. Мне ж еще дело делать, кино снимать.
Кулибин и Охрименко уговаривать не стали. Самим мало. Да и что такое — двести грамм спирта для двух здоровых мужиков? Вроде, в царском флоте ежедневно полагалось по чарке .
После еды захотелось спать. Да и бессонная ночь сказывалась. Но Костя, с завистью посмотрев на матросов, отправившихся «отбиваться», решил идти обратно, поближе к Зимнему дворцу. Да и время. Пока – то, сё, пятое-десятое, вот тебе и будет двадцать один тридцать…

+5

15

На «Авроре», кроме 14–152 мм к 1917 было 4 или 6 зениток и всё. 75 мм пушки, стоявшие в 1904 уже давно поснимали. Кстати, «Аврора» была на Неве не одна. Навскидку вспоминаются эсминцы «Самсон» и «Забияка». Учебный корабль «Верный», два тральщика. Были и другие корабли. Минный заградитель «Амур» тоже на Неве. Практически рядом с «Авророй».

Отредактировано Чистяков (15-05-2012 12:41:56)

0

16

Чистяков написал(а):

Были и другие корабли.


Нужна именно "Аврора" - символ, так сказать.

0

17

Насчёт символа понятно. Только корабли стояли практически рядом. Да и Эскадра Октября как символ тоже неплохо смотрится.  http://read.amahrov.ru/smile/paffka.gif    http://test.amahrov.ru/misc/image/CCCP.gif

0

18

Dimitriy написал(а):

Пока по сюжету, на "Фантастическую сагу" Гаррисона похоже

Тоже вспомнилась, но это исключительно комплимент! Идея задорная, исполнение радует. Поддержал залп "Авроры" прицельным плюсометанием

0

19

тут, коллеги, засада такая - материала у нас на 5 авторских листов. причём история отыгрывается полностью. Хотим сделать тогда романчик из двух частей, и ГГ отправить на новое дело во второй части.
Ну и очень надеюсь, что нас поймут - мы на самом деле уважаем людей, которые стояли тогда по разным сторонам баррикад.

0

20

Dimson написал(а):

мы на самом деле уважаем людей, которые стояли тогда по разным сторонам баррикад.

Спасибо. Мало кто понимает, что всё было очень сложно и у каждого была не просто своя правда, но важные причины искренне считать, что другая сторона ошибается.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Внутреннего дворика » Троцкий и "Аврора"