Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Ланцова » Александр 3. Переделка.


Александр 3. Переделка.

Сообщений 1 страница 10 из 383

1

После консультаций с Маэстро начал работу над переделкой текста.

Рабочее название третьего тома - Точка невозврата.

Отредактировано GruneR (21-08-2012 22:25:24)

0

2

Пролог

За окном испорченным метрономом стучала первая весенняя капель. Ее жирные капли лениво сползали с подтаявших сосулек и громко падали на каменную брусчатку. Четвертый день шла сильная оттепель, затянувшая своей промозглой слякотью всю округу. Казалось бы, весна должна радовать, но Саша от ее вида только хмурился, будучи постоянно пасмурным. Даже озорное солнышко ему не улучшало настроение. Он никогда не любил это «мокрое дело», предпочитая более стабильные времена года, такие как лето или зима. Слякоть, сырость, мерзкий холодок, который время от времени предательскими сквозняками пробегал по помещениям Николаевского дворца и заставлял ежиться, не могли способствовать хорошему настроению. В эти дни к нему приходили бессонница, порождаемая странным ощущением какого-то очень важного дела, о котором он забыл. Появлялись мысли о том, что нужно бежать, спешить,  срочно «затыкать дыры», или будет поздно. Слишком поздно.

И вот, в который раз, Александр не спал, а, укрывшись пледом, сидел в кресле и наблюдал за грязным ночным небом, сквозь которое изредка проглядывали звезды. В комнате горела новомодная керосиновая лампа. Однако ее робкий огонек не давал хорошего освещения, порождая полутьму с бегающими по стенам тенями. Подобная обстановка еще больше усугубляла и без того сильную тревогу на душе у цесаревича. А ключевым лейтмотивом этих секунд стали крутившиеся в голове слова Воланда из «Мастера и Маргариты»: «Да, человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус!»

Подобные мысли пришли к Саше сразу после произошедшего пару недель назад покушения, в ходе которого он только чудом остался жив. Внезапно выскочивший из толпы польский инсургент с револьвером в руке имел все шансы достигнуть успеха. Однако божественное провидение решило иначе – все пули прошли по касательной, испортив одежду, и лишь одна чуть-чуть зацепила кожу левого плеча. Видимо этот студент очень нервничал, из-за чего его руки дрожали, а нервы не давали прицелиться.

Отредактировано GruneR (21-08-2012 23:48:16)

+6

3

GruneR написал(а):

Точка не возврата.

Слитно.

GruneR написал(а):

такие как лето или зиму

Режет глаз этот кусочек фразы. может, "такие, как лето или зима"?

GruneR написал(а):

свет лишь рождал полутьму

Корявенько как-то, почти оксюморон.

GruneR написал(а):

лишь одна, чуть-чуть зацепила кожу левого плеча

Запятая лишняя.

+1

4

Часть 1 – Мысли и хлопоты
Глава 1

Скрипнула дверь. Александр обернулся и увидел в дверях Павла Георгиевича.

- Паша , что вы не спите? Уже далеко за полночь.
- Ваше императорское высочество, дел много, да и не мог вас оставить. Вы же после последнего покушения практически все ночи проводите в кабинете, не смыкая глаз. Что с вами происходит? Вы не подумайте ничего дурного, но за вас много людей переживают. Я уже не знаю, куда девать письма с пожеланиями скорейшего выздоровления.
- В самом деле? – совершенно постным тоном спросил Александр.
- После того, что произошло на Уложенной комиссии, для простых людей вы стали как в свет в окошке. По крайней мере, для тех, кто в курсе происходящего. На ваше имя в канцелярию ежедневно приходят сотни писем. Люди за вас переживают и волнуются.
- Видимо не все. Знаете, Паша, мне хочется отдохнуть. Поехать куда-нибудь в глухую Сибирь. Или на Алтай. Погулять по горам. Подышать свежим воздухом. Я устал, Паша. Очень устал. Десять лет кряду я работаю как проклятый, а воз и ныне там.
- Ну что вы такое говорите?
- Кстати, что вы в дверях стоите? Проходите. Садитесь.
Дукмасов застыл на несколько секунд молчаливой скульптурой, так как не ожидал приглашения. Однако быстро придя в себя, аккуратно закрыл за собой дверь и прошел к креслу, на которое ему указал Великий князь.
- Ваше Императорское Высочество, я не могу говорить о десяти годах, но все что я видел из сделанного вами поразительно!
- Полно вам. Это бессмысленная лесть. Я же отлично вижу реальное положение дел. Вспомните, с какой яростью и убежденностью вся верхушка отечественного дворянства встала против новых законов. Эти молодцы решительно не хотят ничего менять. А внизу, в самом низу этой гигантской государственной пирамиды, жизнь с каждым днем становится все хуже и хуже. И черт бы с ней, по большому счету. Я не святой благодетель. Но ведь это напряжение, в конце концов, разнесет страну вдребезги. Да так, что кровью будет залито все – от оврагов до монастырских крестов. Представьте Великую французскую революцию только с русским размахом.  А эти… а… - цесаревич махнул рукой и устремил свой взор в окно.
- Но все-таки, вы смогли сделать многое. Даже не смотря на это противостояние.
- И что с того? Знаете, пропасть можно либо перепрыгнуть, или нет. Полумеры в нашем случае невозможны. Мы или выйдем из того пике, в которое вошла наша страна или потеряем ее окончательно. Слегка беременными не бывают.
- А что такое пике?
- Пике? Краткая форма от «пикировать», то есть, круто и стремительно снижать летательный аппарат. Хм. Фактически падать. Вы не читали трудов по воздухоплаванию?
- Я не увлекаюсь фантастическими повестями. – Александр улыбнулся.
- Зря. В Американской кампании мы очень успешно использовали воздушные шары для разведки и корректировки артиллерийского огня. А это всего лишь первый, самый робкий шаг в небо. Я убежден – у воздухоплавания большое будущее. Впрочем, это неважно в нашем случае. – Александр взял небольшую паузу, в ходе которой ненадолго задумался. - Последние десять лет своей жизни я много работаю, обладая лучшими в Империи условиями. Но добился каких-то совершенно несерьезных результатов. Фактически десять лет пошли коту под хвост. Да, я смог добыть огромное количество денег и вошел как минимум в сотню самых богатых людей планеты. Но какой с этого толк? Паша, посмотри вокруг – что изменилось? «А воз и ныне там» . Петр Великий смог сделать большее в намного более тяжелых условиях.
- А причем тут Петр Алексеевич?
- Передо мной стоят такие же задачи, как и перед ним. Не понимаете?
- Нет, - Дукмасов сосредоточено потер лоб.
- Передо мной лежит та же сгнившая на корню, отсталая страна. Ее элита заплыла жиром и, ослабела головой настолько, что уже сейчас не способна возглавить наиболее прогрессивные дела Отечества. Ей важно, чтобы ничего не менялось, и было как в старину. А что у нас было? Да ничего толком и не было. И уже давно. Орда голодных и неграмотных крестьян – это все богатство, которым мы располагаем. Более у нас на данный момент нет ничего, понимаешь Паша, ничего! Ни промышленности, ни эффективного сельского хозяйства, ни вменяемой финансовой системы, ни упорядоченного законодательства, ни нормального образования, ни науки. У нас ничего нет! Вообще! – Александр так распалился, что лицом покраснел и, практически, кричал. – А они еще выступают, говоря о каких-то там традициях и чести. Какие традиции?! Какая честь?! К чертям собачим такое наследие предков! – Саша закончил эту тираду, смотря дикими глазами на Дукмасова, после чего отвернулся, замолчал и вновь стал рассматривать капли, медленно ползущие по стеклу.
- Ваше Императорское Высочество, мне кажется, вы сгущаете краски… - цесаревич никак не отреагировал на эту реплику, продолжая смотреть в темноту ночи. – Может, чаю?
- Пожалуй.
Павел Георгиевич тихо удалился, оставляя цесаревича наедине с собой. Обстоятельства довольно регулярного бдения ночью самого адъютанта получили некоторые организационные последствия – он наладил дежурство нескольких слуг и повара. Поэтому получилось довольно быстро организовать доставку в кабинет всего необходимого для чаепития. Особым разнообразием закуски, впрочем, не отличались, но некоторый выбор имелся.
Пили чай не спеша. Молча. Саша сосредоточенно смотрел куда-то вдаль, так, будто увидел за стенами что-то интересно. Павел же, чуть скосив глаза, наблюдал за цесаревичем и методично, но аккуратно хрустел баранками. Необычная беседа подстегнула аппетит адъютанта
В конце концов, после, наверное, пяти минут молчания Александр продолжил.
- Вот ты говоришь, что я сгущаю краски. Почему ты так считаешь?

Отредактировано GruneR (21-08-2012 23:05:39)

+6

5

- Ваше императорское высочество, я не очень разбираюсь в политике, поэтому мне сложно судить о ситуации в целом, - Дукмасов несколько смутился, оказавшись неготовым к подобному вопросу.
- То есть, ты говоришь подобное просто из вежливости? Обычная лесть… - Последние слова Александр сказал очень тихо, рассматривая чаинку, плавающую в кружке.
- Нет! Это не лесть! Я же вижу, что вы делаете! Как все меняется вокруг вас. В глобальном масштабе я не могу судить, ибо многого не знаю. Но в Москве вы уже совершили чудо! – Дукмасов несколько разгорячился из-за того, что Александр назвал его льстецом. Это Павла зацепило. Однако сам цесаревич лишь хмыкнул, достал из ящика стола плотную папку зеленого цвета на веревочных завязочках, и передал ее адъютанту.
- Вот, можете ознакомиться.

Павел Георгиевич удивленно посмотрел на Александра. Поморгал глазами, порываясь что-то сказать, но передумал. И стал возиться с завязками.

Папка оказалась уникальной. Александр собирал в ней сухую выжимку по важнейшим вопросам, включая разведывательную информацию и аналитические заметки.

Битый час Павел Георгиевич увлеченно рассматривал листочки, написанные твердым почерком Его Императорского Высочества. Он был первым человеком, что смог заглянуть внутрь это папки. Такое доверие! И такой интерес! Конечно, цесаревич немного рисковал, показывая ему столь важные документы. Ведь кое-что Павел мог запомнить. Но Саша рискнул, рассчитывая на то, что его адъютант верен ему. Да и в таком потоке информации запомнить что-то конкретное было крайне сложно.

- Все равно я вас не понимаю. Судя по материалам этой папки, - Павел слегка потряс пачкой документов, - вы создали огромную финансовую империю, которой ничто не угрожает. За столь малый срок добиться подобного решительного успеха – впечатляющий результат!
- И что с того? Ну, допустим, заработал я огромное состояние. Какой с этого толк? Лично я могу совершенно спокойно прожить и на то содержание, что мне положено по законам Российской Империи. Даже более того, я могу вообще от всего отречься и пойти в мир без гроша в кармане. Проблема лежит совершенно в другой плоскости. Мне мало радостной и изобильной жизни.
Павел Георгиевич хотел что-то спросить. Уже даже открыл рот, но император его перебил.
- Посмотрите вот сюда. Что вы видите? Ничего? Печально. Ну да вы в бухгалтерии и не разбираетесь. Эта сводка, которую я смог собрать по благосостоянию подданных моего отца. Так вот, основная беда России, как вы видите, в том, что она бедна как церковная мышь. Да, конечно, у нас есть огромные запасы природных ресурсов, но все это вторично и, по большому счету, неважно. Богатство государства определяется не по благосостоянию крошечной элиты, и тем более не по полезным ископаемым. Все это бред и ересь. Богатство государства определяется лишь по одному критерию – тому, как живут ее жители. Причем, не по принципу «средней температуры по больнице», а ориентируясь на беднейшие и самые широкие слои: крестьян и рабочих. Поэтому, говоря о богатстве страны нет смысла описывать дворцы и охотничьи угодья. Нужно смотреть на то, что кушают бедняки и в какую одежду они одеты и так далее.
- Любопытно…
- Безусловно. Вы меня уже неплохо знаете, и понимаете, насколько я далек от гуманизма и прочих восторженных глупостей. Поэтому я смотрю на ситуацию исключительно с прагматичной точки зрения. Основа независимости любого государства заключается в самостоятельности ее экономики. Это фундамент. Ядром любой здоровой экономики является товарное производство. Не добыча сырья, не торговля, не биржевые спекуляции, а производство конкретных, материальных товаров. Тех же керосиновых ламп или винтовок. То есть, то, о чем ратовал Петр Великий, когда создавал сотни разнообразных предприятий в Империи. - Александр отпил немного чая. – Так вот. Мануфактуры, заводы и фабрики выдали в конечном итоге какой-то продукт. Что с ним делать? Правильно. Его необходимо продать. А на полученные деньги закупить еще сырья и сделать еще продукта. Это называется оборот. Он нужен любому производству как воздух.
- Но как его получить? У крестьян просто-напросто нет никаких возможностей для покупки многих промышленных товаров. Даже если они им и нужны.
- Совершенно верно. Для любого товарооборота нужен рынок сбыта. Его основу составляют покупатели, не только желающие приобрести предложенный товар, но и способные это сделать. То есть, у них есть деньги в нужном объеме, они в курсе существования товара и он находится в их досягаемости. Ведь никто не поедет за новым молотком в Новую Зеландию. Это глупо. Значит, магазин, который продает этот самый промышленный товар, должен быть расположен так, чтобы покупатели могли до него добраться, не прикладывая для этого каких-то запредельных усилий. Пока ясно, что я говорю?
- Да, - Дукмасов решительно кивнул.

Отредактировано GruneR (21-08-2012 23:06:44)

+7

6

Пост4

GruneR написал(а):

Вы же после последнего покушения практически все ночи проводите в кабинете, не смыкая глаз. Что с вами случилось?

ПМСМ, лучше - происходит...

GruneR написал(а):

- Видимо не все. Знаете, Паша, мне хочется в отпуск.

Из вики

В России понятие отпуск вошло в трудовые отношения только после Октябрьской революции став одним из прогрессивных её достижений.

Лучше просто - отдохнуть...

+1

7

- Но тут есть интересный нюанс. Чем выше оборот промышленных товаров, тем ниже стоимость и выше скорость производства. При изготовлении партии в десять тысяч керосиновых ламп мы получим издержки меньше, чем при производстве ста штук. Из расчета на одну лампу, разумеется. Это не считая того, что технологическая цепочка в первом случае будет отлажена значительно лучше. Но тут есть очень опасный подводный камень, ведущий к созданию мыльного пузыря.
- Чего? – удивился Павел.
- Мыльного пузыря. То есть фальшивого эффекта в экономических процессах. Смысл вот в чем. Как я уже говорил, любому производству нужен оборот. Но желание его увеличить любой ценой может привести к тому, что производители будут искусственно снижать качество продукции. Это позволяет очень серьезно увеличить объемы оборота.
- Почему?
- Так все просто. Вот построили мы железную дорогу из каких-нибудь отвратительных материалов, да еще и тяп-ляп. Сколько она простоит, не разваливаясь? Допустим год. Поэтому на следующий год, можно будет строить новую дорогу. То есть, бюджет уже вырос вдвое, как и объем произведенной продукции. Хотя если бы ее сразу построили так, как следует, то она отлично послужила десять-пятнадцать лет. Но тогда не нажились бы ни вороватые чиновники, ни производители брака. – Александр улыбнулся. – Итог таких поступков очевиден. Из широких масс населения выкачиваются сбережения. А качество производства падает, в конечном счете, до такого уровня, что никакие серьезные проекты общество, пораженное подобным заболеванием, осуществить уже не может. Исчезает культура производства. То есть, новые, требующие более высокого уровня технологической обработки, товары изготовить не получится. Или количество брака будет очень высоко. Вспомните, чем я занимаюсь на своих заводах? Правильно. Я не жалею денег и сил на то, чтобы повысить уровень квалификации своих рабочих. Мне важно то, чтобы они могли изготавливать быстрее более сложную продукцию. Ведь итоговая стоимость технически сложного товара упирается, в том числе, и в количество человеко-часов затраченных на его производство. Человеко-часы это не только время, оплачиваемое рабочим. Это много чего интересного, например, упущенная выгода, вызванная простоем оборудования.

Дукмасов вопросительно посмотрел на цесаревича. То улыбнулся и продолжил.

- Пресс может в час сделать шестьдесят штамповок. Он рассчитан на такую нагрузку. Однако по каким-то причинам на него поступают всего десять-пятнадцать заготовок. Вот недовыработка и есть упущенная выгода от простоя. Мог сделать, но не сделал.
- Любопытно получается. Ведь так можно рассматривать не только станок, но и человека, который бездельничает?
- Именно так. Вот посмотри тут, - Александр указал ему на один из листов папки. – У любого государства можно посчитать максимальное значение производительной силы, на которое способны его жители. Впрочем, не будем влезать в совершенно не нужные дебри. Как ты понимаешь, чтобы увеличить оборот, нужно производить больше товаров. Для этого необходимо привлекать свободные капиталы на модернизацию производства. Например, для установки новых станков и обучение персонала. Возросшее количество произведенного товара нужно кому-то продавать, чтобы покрыть увеличившиеся расходы и вернуть вложенные капиталы…. И вот мы подходим к пониманию рынка сбыта. Промышленность России не развивается потому, что ей некому продавать многие товары. Население-то жутко бедное. А при имеющихся объемах производства не получается поддерживать технологии на мировом уровне. Мы не в состоянии успешно конкурировать, все больше и больше отставая. То есть, наши заводы еле концы с концами сводят, и средств на модернизацию им взять неоткуда.
- Получается какой-то замкнутый круг.
- Он самый. А учитывая, что реально конкурентоспособен только достаточно крупный бизнес, то вообще беда.
- Почему? А как же быть с мелким, частным делом? Ведь это голубая мечта широких слоев разночинцев.
- Малый бизнес может что-то конкурентоспособное предложить только в сфере услуг или штучного производства каких-нибудь уникальных вещей. Решить вопросы массового товарного производства он не в состоянии в принципе по причине недостатка капитала. Попытка переложить на его хрупкие плечи непосильные задачи обернется катастрофой для государства и гибелью для него. То есть, эти мысли – очередная иллюзия или утопия, если хотите.
- И как нам им донести это понимание?
- Никак. Зачем лишать людей мечты? Просто делать свое дело, оставляя крупные зазоры для мелких частников. Нужно же кому-то постоянно открываться и разоряться? – Цесаревич улыбнулся, а Дукмасов невольно выдержал паузу, обдумывая услышанные слова.
- А почему именно промышленность так важна для здоровой экономики?
- Хм. – Цесаревич задумался. - Уже сейчас нам выгоднее заказывать промышленные товары в иных государствах, а не производить их у себя. Даже с учетом транспорта и пограничных пошлин. Тем более что пошлины мой отец, под нажимом европейских государств сильно снизил. Но это выгодно только в сиюминутном ракурсе. То есть экономия будет только здесь и сейчас. Однако если посмотреть на проблему в перспективе, то становиться ясно, что это приведет к постановке подобного государства в зависимость от более развитых соседей. И в итоге, без войны, Россия превращается в самую обычную колонию, от которой потребно только сырье, и куда сбывают промышленную продукцию от «благодетелей». А в случае какого-либо обострения отношений, всегда можно перекрыть поставки жизненно важных товаров. Ведь они у нас не производятся. Так и получается, что независимость опирается не столько на «штыки», сколько в заводы и фабрики.
- Никогда не слышал ничего подобного, я думал, независимость опирается на армию, а не на экономику и промышленное производство, - Дукмасов сосредоточенно потер лоб.

Отредактировано GruneR (22-08-2012 07:07:41)

+7

8

к п. 2

GruneR написал(а):

А ключевым лейтмотивом этих секунд стали крутившиеся в голове слова Воланда из «Мастера и Маргариты»: «люди не только смертны, но и более того, они смертны внезапно»…

Оригинал:
- Да, человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус!

GruneR написал(а):

Внезапно выскочивший из толпы польский революционер с револьвером в руке

поляки не революционеры (они не собираются менять общественный строй России), а инсургенты. повстанцы, мятежники, сепаратисты.

+1

9

- Армия важна, но она вторична. В нынешних условиях, без толковой промышленности нельзя создать по-настоящему боеспособную армию. Обмундирование, снаряжение, вооружение, боеприпасы и прочее – все это из воздуха не рождается.
- А как же быть с высказываниями о том, что в армии главное – это, прежде всего, боевой дух, дисциплина и традиции?
- Даже не знаю, что вам ответить. В голове крутится одни нецензурные слова. – Александр улыбнулся. – Армия это вооружение, обучение и администрирование. Причем, взаимосвязано. Вы никогда не задумывались, сколько стоит обучить хорошего солдата? Не украшение для плаца, а солдата.
- Мне говорили, что это долгое, но недорогое занятие.
- Вас обманывали. Нагло. Это не только долгое занятие, но и невероятно дорогое. Хороший солдат – это не болванчик, бездумно выполняющий приказы, а отлично подготовленный боец с головой на плечах. Тут и прекрасное питание, и хорошее обмундирование, и физическая подготовка, и стрельба, и рукопашный бой, и многое другое. Стоимость подготовки полноценного солдата превышает аналогичную у практически любого ремесленника средней руки. Сколько их в полку? Для хорошего унтер-офицера еще больше цена времени, сил и средств установлена. А для офицера – и подавно.
- Так ведь при таком подходе никаких денег не напасешься.
- Правильно. Но если не так подходить к делу, то мы будем получать вместо армии вооруженный сброд. В лучшем случае. Мы можем, например, совершенно спокойно перейти к новомодной призывной системе. Но как нам учить солдат той же стрельбе? Где напастись боеприпасов и оружия? Ведь наша промышленность неспособна их произвести даже для полноценной учебы. И так обстоят дела не только в армии. Одни популистские лозунги, воровство и профанация. Вот вы думаете, почему, я не стремлюсь отменить крепостное право? Не задавались вопросом?
- Задавался, но ответа так и не находил. Ведь крепостное право, это клеймо.
- Глупости это, а не клеймо. Эта риторика просто попытка других государств повлиять на нашу внутреннюю политику. Вы думаете, отмена крепостного права положительно подействует на Россию? – Саша налил себе еще чаю, отхлебнул и вопросительно посмотрел на Павла.
- Думаю, что да. Это освободит рабочие руки и ускорит развитие нашей промышленности.
- Теоретически, вы правы. Но особенно подчеркну – теоретически. Что нам предлагал с ними сделать Милютин?
- Дать крестьянам свою землю, чтобы они смогли на ней жить своим умом.
- Эта формулировка для газет. Что он предлагает на практике?
- Ваше Императорское высочество, я вас не очень понимаю, - Александр улыбнулся.
- На практике Милютин хочет, чтобы в деревне начался жуткий голод.
- Я с ним лично знаком! Уверяю вас, он патриот Отечестве и никогда даже мыслей таких в голове не держал!
- Не горячитесь. Все достаточно просто. Ни вы, ни большинство дворян - не имеете никакого представления о сельском хозяйстве, включая Милютина. Да и с пониманием процессов, протекающих в экономической жизни у дворян сущая беда. Предложение отменить крепостное право в той форме, что звучало со стороны действующей комиссии, есть либо полное непонимание, либо открытое вредительство.
- Ваше Императорское Высочество, ну почему же вам везде враги и злые умыслы видятся?
- Потому как не без этого. Смотрите сами. Вот, - Александр достал из ящика стола еще одну папку. – Здесь я попробовал обобщить все материалы по подготовке земельной реформы. Вы, наверное, в курсе, что собирается замечательный сборник «Статистический временник» . Его подготовка несколько затянулась, однако, уже сейчас, опираясь на черновые цифры можно сделать очень интересные выводы. На данный момент в Европейской России наличествует около шестидесяти миллионов человек населения. Из них примерно сорок три миллиона – разного рода крестьяне, половина которых – крепостные. То есть, мы имеем по факту двадцать три миллиона крепостных крестьян.
- Огромное количество!

Отредактировано GruneR (22-08-2012 07:07:01)

+8

10

к п. 4

GruneR написал(а):

- Ваше императорское высочество, дел много, да и не мог вас оставить.

GruneR написал(а):

- Ваше Императорское Высочество, я не могу говорить о десяти годах,

надо привести в один вид

к п. 5

GruneR написал(а):

Тех же керосиновых ламп или винтовок. То есть, то, о чем ратовал Петр Великий, когда создавал сотни разнообразных предприятий в Империи.

за что ратовал
ратовать. … устар. сражаться, воевать

GruneR написал(а):

А на полученные деньги закупить еще сырья и сделать еще продукта.

А на полученные деньги закупить еще сырья и сделать еще (что?) продукт.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Ланцова » Александр 3. Переделка.