Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Нелюбовный треугольник


Нелюбовный треугольник

Сообщений 11 страница 20 из 497

11

А вот чтой-то у меня настроение хулиганское. Нарушим график выкладки, да?
Прода.

- Господин Уоллес, это не разговор. Я готов сделать вам скидку при условии, что вы возьмете всю партию оптом. Это во-первых. А во-вторых – вы возьмете ее прямо сейчас. Никакой больше вариант меня не устраивает. Я вольный торговец, дорожащий своим временем. И на пустые рассуждения я его тратить не намерен.
Галстук душил Варфоломея Кондового. Желание как можно скорее сбросить с себя проклятую сбрую боролось в его душе с твердым намерением получить максимальную прибыль. Боролось – и проигрывало. И  дело было даже не во вполне естественном стремлении не прогадать при сделке.
Прогадать он не мог ни при каких обстоятельствах: Уоллесу доставленный Варфоломеем на Фокус груз был нужен до зарезу. Причем не ему одному – уж это-то Агата выяснила предельно достоверно еще за пару недель до отправки. Но предварительный контракт не заключался. Компания «Радда, Инк» с предварительными контрактами работала, дай Бог, первые пару месяцев после регистрации. А банальные перевозки чужого груза из точки А в точку Б закончились и того раньше. Перевозчик и поставщик категории разные, особенно в плане оплаты. Так что теперь у Платины имелась свобода маневра при назначении цен в пределах обозначенного Агатой коридора. И закатец полагал делом чести добиться верхней границы прибыли, а то и выйти за нее.
Правда, практика показывала, что Агата свет Владимировна дело свое разумеет туго. И добиться более высокой цены, чем спрогнозированная ею, практически невозможно. Но Варфоломей попыток не оставлял. Почему-то ему казалось очень важным заработать больше, чем рассчитывала суперкарго «Бистяры», уже почти год безвылазно сидящая на Закате.
Впрочем, и в этот раз все закончилось так же, как обычно: переплюнуть Агату опять не удалось. Преувеличенно тяжелые вздохи оптовика и ставшие уже привычными жалобы на бедственное положение несчастных детей и больной жены завершились обреченным «По рукам!». Сделка благополучно состоялась, и теперь следовало договориться по поводу нового груза.
Сейчас ситуацию на рынке он себе представлял хорошо. Еще бы! Одно дело «загрузи-доставь-разгрузи-ни о чем не думай», а партнер уважаемой фирмы – это ж совсем другой коленкор получается. Что по деньгам, что по ответственности. Учиться, конечно, пришлось на бегу. Агата, как только на Закат прилетели после Статуса, рванула в университет. Да мало того, что рванула – она ж еще шунтирование решила сделать. И сделала. Варфоломей чуть не поседел тогда. Шунтирование? В ее-то возрасте? Все обошлось, но свой страх за боевую подругу он запомнил надолго.
Кажется, именно тогда пилот решил, что должен научиться разбираться в тех вопросах, разруливание которых привык сбрасывать на Агату. Как выяснилось, ничего особо сложного в теории и практике ведения деловых переговоров не имеется. Оценившая старания пилота суперкарго быстренько организовала ему несколько практических занятий с закатскими оптовиками, и дело пошло. Ну, или поползло – но в нужном направлении.
Варфоломею по-прежнему не хватало чутья. Свои вполне пристойные по любым меркам выкладки он основывал на анализе биржевых котировок. И довольно успешно, благо соответствующих программ хватало. Но вот увязать затяжной сезон дождей на Ариадне с увеличением спроса на меха и драгоценности в столице Зауэра и выбросом на рынок крупных партий химически чистой меди… Да, на это была способна только Агата. Причем после ее объяснений все становилось просто и понятно. Но только после. Эх, Платина, учиться тебе еще и учиться.

Ладно, новый груз подождет. А вот что надо сделать прямо сейчас, так это связаться с одной из закатских верфей и слегка поинтересоваться, как продвигается дело с заказом Макса Заславского. В принципе, никакой необходимости в контроле не было, но Платина предпочитал держать руку на пульсе. Тем более что Агата, с головой ушедшая в учебу, от активного участия в процессе снабжения Макса новым кораблем отказалась наотрез.
И дело даже не в том, что в ТТХ космических кораблей Агата не разбиралась. Просто студентке Ставриной было откровенно не до того. Матушка Варфоломея даже обижалась поначалу: ни на обед подругу сына не зазвать, ни просто в гости. Потом привыкла. Или не привыкла, а просто взяла пример с Глафиры Ставриной. Мать Семьи Ставриных и сама не вмешивалась в жизнь приемной племянницы, и другим не позволяла. Взрослая уже, пусть поступает, как хочет. Университет? Прекрасно, давно пора. Жить в кампусе? Ее дело, не наше. Обидно, конечно, что сильная эмпатка выбрала не педиатрию или, скажем, геронтологию, а спецкурс бортового врача. С другой стороны, какие ее годы? Устанет мотаться по Галактике – вернется, а пока и парамедиком можно побыть. Если уж так нравится.
Впрочем, кому-кому, а Платине за Агату обидно не было. Это отсутствие обиды Кондовому не слишком нравилось, он обзывал себя эгоистом и циником, но ничего не мог с собой поделать. Полноценное медицинское образование надолго – если не навсегда, карьеру-то никто не отменял – привязало бы суперкарго к грунту, а Варфоломей откровенно скучал по девушке. И не мог дождаться того светлого момента, когда она закончит учебу и снова займет свое место слева от пилотского ложемента.
Да, так что же там с кораблем, который в итоге заказал Заславский? Ох, и заставила ж эта компания побегать закатских кораблестроителей! Особенно в этом плане отличился Леон Аскеров. То ему не так, это не сяк, здесь измените, тут добавьте, движки поставьте имперские… согласился бы на двигатели закатского производства – давно бы корабль получили. А с Империей пока еще договоришься! Особенно, если Горина не привлекать. Связываться с генералом Заславский не хотел абсолютно, по обычным же каналам оборудование пришлось добывать долго и трудно. И, к слову, совсем не дешево. Вот чем интересно, Аскерову наши не угодили? Ну да, КБ «Хруничев» - это, конечно, круто, кто бы спорил, но ведь и на Закате есть прекрасные разработки! И как прикажете понимать аргумент: «Ревель требует имперские двигатели!»? ИскИн требует! Дожили! Еще бы торпедный аппарат спросили!
Варфоломей покосился на зеркальную стену делового центра, мимо которого проходил, вспомнил Агатино «Платина, этот цвет лица тебе не идет!», и несколько раз глубоко вздохнул. Да уж, прежде чем разговаривать хоть с кем-то из своих, надо привести себя из убогого вида в божеский. И ничего лучше вкусной еды для этой цели не придумано. Во всяком случае, Варфоломей считал именно так. И практика показывала, что, по крайней мере, в отношении одного конкретного уроженца Заката этот принцип работает на «ура».
Правда, дожидаясь на редкость нерасторопного официанта, Платина опять разозлился. Однако по-настоящему хороший обед быстро привел его в превосходное расположение духа. Надо будет запомнить эту забегаловку: мало где понимают, что ложка в супе должна стоять! Да и в остальном… а что не спешат с обслуживанием – это и к лучшему. Есть возможность спокойно поразмыслить, не стоит ли заказать что-нибудь еще.
Верфь, с которой он связался между изрядным куском жареной баранины и яблочным пирогом со взбитыми сливками, подтвердила, что безымянный пока корабль Заславского вот-вот сойдет со стапелей. Приглашение владельцу уже отправили, через недельку посудину можно будет забирать. Недурно получилось, кстати. Не знает ли Кондовый способа переманить этого инженера, Аскерова?
Варфоломей способа не знал. При всех своих несомненных достоинствах Закат мало что мог предложить «перекати-полю». Вон и Агата в бортврачи подалась, не сидится ей на планете.
Как будто в ответ на его мысли коммуникатор пискнул, извещая владельца о принятии нового сообщения. Автором послания была Агата, мягко, но решительно предлагавшая Платине по-быстрому закруглить дела на Фокусе и появиться на Закате не позднее шестнадцатого. Сюрприз у нее есть, как раз шестнадцатого будет готов. Чтобы порожняком не лететь, свяжись с господином Шварценбергом (персональные данные прилагаются), предварительная договоренность уже достигнута.
Недоумевая – и когда она только все успевает? – Платина щелкнул пальцами, привлекая внимание официанта, и жестами потребовал счет. Но стоило ему полезть в карман за карточкой, как коммуникатор запищал снова, на этот раз запрашивая визуальную связь. Прикосновение к сенсору – и на экране возник Десница.
- Привет, бродяга, - скупо улыбнулся майор.
- Командир! – гаркнул Варфоломей так, что стоящая на столе солонка подпрыгнула, завалилась на бок и покатилась к краю столешницы. Дима демонстративно поковырялся пальцем в ухе, и Платина слегка сбавил обороты. – А я как раз собирался с тобой связаться…
- На ловца и зверь. Ты сейчас где?
- На Фокусе. Через пару дней стартую на Закат.
- Через пару? Я успею. Дождись меня, вместе полетим.
- Договорились, - Кондовый улыбался во весь рот. Жизнь была не просто хороша. Она была прекрасна.
И вероятно, официант, получивший совершенно несуразные чаевые, вполне согласился бы с этим утверждением.

+8

12

Dakar написал(а):

Нарушим график выкладки, да?

Между прочим, Анна, я выкладываю продолжение каждый день.
По две вордовских страницы.
И так каждую книгу.
Честно признаюсь - беру "на слабо" любимого автора, поскольку продолжение всегда встречаю с удовольствием.

Dakar написал(а):

Жизнь была не просто хороша. Она была прекрасна.
И вероятно, официант, получивший совершенно несуразные чаевые, вполне согласился бы с этим утверждением.

Зарисовка - класс! Высший класс.

Отредактировано niklom (18-11-2012 22:32:36)

+1

13

niklom написал(а):

беру "на слабо" любимого автора

Александр, взять меня "на слабо" не так-то просто :) Еще лет десять назад некоторым особо продвинутым персонажам это удавалось, а теперь... вряд ли :)
Проблема - основная - скорости выкладки заключается в том, что пишу я медленно. Вот вчера написала довольно вкусный кусочек, так сегодня на работе весь день в голове вертелось, что надо изменить. "Треугольника" покамест существует чуть дольше 300 тыс. знаков, причем большая часть - разрозненные фрагменты, более или менее последовательно отписаны три с половиной главы. С одной стороны, я клятвенно обещала Сидоровичу, что к концу января закончу. С другой же - очень тормозит любимый братец, чей "Беспамятный" должен вклиниться между "Целью" и "Треугольником". Некоторые аспекты "Беспамятного" напрямую связаны с интригой "Треугольника", и пока этот... эээ... опЁссум не закончит, я в изрядном замешательстве. Не вижу картинку целиком.

+1

14

Люди, медики есть?
При ударе сбоку десяти сантиметров лезвия хватит, чтобы достать до сердца?

0

15

Dakar
медиков нет, зато "в шаговой доступности" есть специалист прямо противоположного профиля :), говорит даже восьми хватит, если бьёт профи, даже показала, зараза - пальцем и то больно :).

+1

16

Ivan70
Специалисту прямо противоположного профиля - респект, уважуха и тройное "ку" :)
Значит, я была права :) Хоть и не специалист :)
У меня просто родилась на редкость циничная фраза от лица Агаты: «Лучший путь к сердцу мужчины – пятнадцать сантиметров стали между ребер; хватит и десяти, но запас карман не тянет!»

+3

17

Умер Борис Стругацкий.
До чего же год выдался "богатый" на талантливых фантастов... :(

0

18

Dakar написал(а):

Лучший путь к сердцу мужчины – пятнадцать сантиметров стали между ребер; хватит и десяти, но запас карман не тянет!

Весьма...

Dakar написал(а):

год выдался "богатый" на талантливых фантастов

Одни уходят, другие становятся на их место. И кто знает, что будет впереди?

0

19

Куда бы на протяжении последнего года не заносила Варфоломея Кондового затейница-Судьба, спать он предпочитал на борту «Бистяры». Не хватало еще на гостиницы тратиться! К слову сказать, девицы, с которыми Платина время от времени знакомился в космопортах, могли обижаться или не обижаться, но на борт он их не приглашал. Никогда. «Женщина на корабле – к несчастью!». На ехидный вопрос Агаты – а она-то кто? – пилот хладнокровно заявил, что суперкарго суть член экипажа и гендерной принадлежности не имеет. «Где и слов-то таких набрался…» - проворчал упомянутый член экипажа, и вопрос был закрыт.
В принципе, в данный конкретный отрезок времени в пребывании Платины на борту никакой надобности не было. Прибытие ближайшего сегодняшнего пассажирского транспорта ожидалось не ранее, чем через два часа. Соответственно, до встречи с Десницей оставалось как минимум столько же – это при условии, что он на этом транспорте. Как-то не договорились они о конкретном времени встречи, хорошо, хоть с местом проблем не возникало.
Правильнее всего, конечно, было связаться с командиром еще раз и уточнить детали. Но гордость и твердая уверенность в том, что уж Агата-то выяснила бы все и сразу, не позволяли Кондовому так поступить. Ничего, подождем.
Итого в перспективе – не меньше двух часов ожидания. Да еще пограничный контроль с таможней… Пусть и очень условные, службы эти на Фокусе существовали и процветали. И, видимо, чтобы хоть как-то оправдать свое наличие, время от времени начинали свирепствовать; по пустякам, естественно. Но именно условность границы и таможни делала бравых служак абсолютно непредсказуемыми с точки зрения времени попадания вожжи под хвост. Так что Варфоломей вполне мог и прогуляться.
Мог, да. Но не хотел. Платина любил «Тварюшку». Любил нежно и трепетно. Относился к кораблю, как не каждый счастливый новобрачный относится к своей свежеобретенной половине. Здесь ему был знаком не то, что каждый миллиметр пространства – каждый звук, каждый запах, каждое движение воздуха. А еще закатец знал, что «Бистяра» отвечает ему полной взаимностью. И, кажется, начинал понимать, почему так редко женятся пилоты небольших судов. Ну, где ты найдешь такую жену?
От неспешных размышлений Кондового отвлекло достаточно занимательное зрелище: на один из ближайших к нему посадочных квадратов садилась крохотная яхта имперской постройки. Судя по всему, владелец яхты был богатым параноиком – вместо одного штатного шифта посудинка была оборудована двумя. Разумеется, при такой компоновке сия красавица могла хоть взлетать кормой вверх, хоть уходить в отрыв от планеты сразу на маршевых. Но оба эти маневра предполагали ощутимое поджаривание пяток хозяина корабля, а, стало быть, бортовое вооружение должно заметно выходить за штатные рамки. Однако ничего сверх стандарта Платина пока не видел.
Единственный уверенный вывод, который он сделал, наблюдая за совершаемыми яхтой эволюциями, заключался в том, что пилот – лентяй. По опыту Варфоломея, представители только этой категории граждан предпочитали приземляться по лучу, не утруждая ни себя, ни даже бортовой компьютер элементарными расчетами. И ладно бы этот охламон на Закат садился – а то Фокус! Тоже мне, планета! Тут и делать-то нечего!
Окончательно убедившись в том, что, кто бы ни сидел сейчас за пультами яхты, ему, Варфоломею Кондовому, он и в подметки не годится, Платина широко зевнул. И чуть не вывихнул себе челюсть, поспешно захлопывая рот – на коммуникатор пришел вызов.
- С утречком тебя, - невозмутимо приветствовал пилота Десница. – Не устал еще ждать? Если ты на «Бистяре» - вылезай, я только что приземлился.

Агата в последний раз окинула придирчивым взглядом содержимое саквояжа, удовлетворенно улыбнулась и защелкнула замки. Основательные такие, хрен вскроешь, если не знать – как. Правду сказать, «саквояжем» объемистый металлопластовый ранец можно было назвать лишь весьма условно. Но: традиция. Врач ходит с саквояжем.
Однако – она подергала лямки – получилось довольно увесисто. Интересно, изобретут когда-нибудь портативные антигравы? Впрочем, что касается веса саквояжа – никто тебе не виноват, дорогая. Сама собирала. Сама решала, что должно быть под рукой в первую очередь. Ты бы еще и цветовую маркировку на препаратах сменила, будь твоя воля… нельзя.
Неписаное правило: ассортимент, которым заполняется саквояж, может быть любым, от эталонного минимума в левой части ряда до уходящей вправо бесконечности. Но расположение средств и их цветовой код должны соответствовать стандарту. Тот, кто придет тебе на смену, ежели вдруг на твою голову свалится что-нибудь тяжелое, не должен путаться в ампулах и флаконах. Бывают такие моменты, когда вчитываться некогда, приходится действовать на полном автомате. И синий цвет обозначает обезболивающие, красный – сердечно-сосудистые, зеленый – поддерживающие организм препараты. Всегда.
- Агафья, - девичий голос за спиной вибрировал от нетерпения, - ты скоро? Не хватало еще, что бы ты – ты! – сегодня опоздала в «Гнездо»!
Агата поставила саквояж в шкаф и только после этого обернулась. Марфа Ставрина, весь этот год бывшая ее соседкой по комнате, разве что ногами не топала. Хохотушка и любительница рискованных шуток, сейчас сколько-то-юродная сестра кипела от возмущения. На вытянутых руках Марфа («Хоть раз обзовешь «Посадницей» - поругаемся!» - заявила она при знакомстве) держала белую робу, которую время от времени встряхивала. Кончик носа покраснел, рыжие кудряшки подпрыгивали в такт движениям рук, конопушки стали опасно-яркими, и Агата решила не испытывать терпение подруги и условной родственницы.
- Давай сюда. Ну вот, измяла…
- Я измяла? – вспылила Марфа и тут же рассмеялась. – Одевайся уже, чума ты тощая!
Теперь хохотали обе, и злополучная роба чуть не упала на пол. Они потешно смотрелись рядом – природная Ставрина и Ставрина приемная. Кудель и веретено. Не слишком высокая, ширококостная, полногрудая и крутобедрая, Марфа являла собой ярчайший образчик закатских представлений о женской красоте. По сравнению с ней Агата действительно выглядела тощей. Наращивать мышечную массу она совершенно не собиралась, но как-то бороться с силой тяжести было надо. Поэтому поддержанные соответствующими препаратами, но все равно отнимающие уйму времени и сил упражнения были направлены на оптимизацию уже имеющихся объемов. И сейчас самой себе уроженка Волги напоминала витой, до удара кажущийся легким, хлыст.
А поначалу-то даже спать в экзаче пришлось. И привыкать не только к силе тяжести, но и к людям, выросшим на Закате и разительно отличавшимся от большинства встреченных ею раньше. Чего стоил только разговор с приемной теткой, состоявшийся на пятый день по прибытии!

+6

20

Dakar написал(а):

суперкарго суть член экипажа и гендерной принадлежности не имеет.

Восхищаюсь этой фразой, Анна.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Нелюбовный треугольник